Главная Обратная связь

Дисциплины:






Отношения России и Китая



Взаимоотношения России и Китая нельзя назвать однозначными. С одной стороны, страны определили свои отношения как стратегическое партнерство, что закреплено в двух основополагающих межгосударственных договоренностях - Российско-китайской совместной декларации о многополярном мире и формировании нового международного порядка (1997 г.) и Договоре о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Китайской Народной Республикой и Российской Федерацией (2001 г.). В соответствии с этими документами Россия и Китай выстраивают свою глобальную и двустороннюю политику. Важнейшее значение для обеих стран имеет то, что их позиции по ключевым международным проблемам совпадают (хотя Китай не позиционирует их так резко, как Россия). Это относится, прежде всего, к гегемонистской политике США и стран НАТО. Активно развиваются экономические и культурные взаимоотношения. Россия ведет строительство столь необходимого для Китая нефтепровода к его территории. При высоких потребностях КНР в нефти, газе и электроэнергии строительство энергомостов с Россией содержит для последней большие перспективы; при четком регулировании миграционных процессов несомненную пользу для России может принести использование китайской рабочей силы для строительства дорог, заготовки и переработки древесина, в сельском хозяйстве, в чем китайцы хорошо себя зарекомендовали. Китай является основным импортером российского вооружения. Контакты высшего руководства двух стран носят регулярный характер.

С другой стороны, если отвлечься от официальных межгосударственных отношений, то в контактах двух стран можно обнаружить достаточно подспудных камней. Прежде всего, они связаны с остротой внутренних проблем Китая, которые он не прочь решить за счет соседних стран, и с особенностями территорий России, примыкающих к КНР. Следует напомнить, что протяженность российско-китайской границы огромна – 4200 км. На всем этом пространстве российские территории отличаются крайне низкой плотностью населения, неразвитой инфраструктурой, оторванностью от Центра, слабостью государственных институтов, распыленностью экономических мощностей и при этом -огромным богатством природных ресурсов (нефть, газ, лес и проч.). Напротив, территории Китая, примыкающие к российским, чрезвычайно плотно заселены (по ту сторону Амура, только в трех провинциях, проживает около 300 млн китайцев) и кране бедны как плодородными почвами, так и природными ресурсами. Если добавить к этому отсутствие у России стратегии использования восточных территорий и наличие соответствующей стратегии у Китая в отношении решения своих проблем, то напрашивается естественный вывод - объективные условия для расширения экономических (а возможно, и территориальных) интересов КНР за счет соседней России имеются.



Начнем с наихудшего сценария. Восток России (в лучшем случае пространство к востоку от Байкала, возможно – к востоку от Енисея, в худшем – к востоку от Урала) за пару десятилетий превратится в гигантское «Косово» в том смысле, что формально будет числиться за Россией, но реально станет частью Китая в финансово-экономическом и демографическом смысле (в отдельных гетто будут жить немногочисленные граждане России). Возможно, Россия продолжит держать рядом с этими гетто гарнизоны российской армии, которые все равно не будут иметь никаких шансов в случае реального столкновения с силами НОАК (от обмена ядерными ударами, стоит надеяться, стороны воздержатся). Китайская армия окажется на российской территории, просто перейдя ставшую чисто формальной границу. Казахстан, видимо, будет просто поглощен, на бумаге оставшись независимым.

Впрочем, в настоящее время явной угрозы суверенитету России со стороны Китая нет. Не надо ждать от него классической военной агрессии, ее вероятность невелика. Пекин «привязывает» восточные регионы России к себе экономически, а также демографически за счет поощрения миграции своих граждан в Россию. При этом проводимые в России опросы китайских мигрантов в последние годы показывают, что обосноваться в России планируют более 35 процентов, а уехать через Россию в другие страны — свыше 14 процентов. Вернуться на родину собираются менее половины респондентов[107]. Россия, не имея пока никакой стратегии и тем более «контрстратегии» на Дальнем Востоке, сама его «сдает».

Китай практически не скрывает своих экспансионистских намерений. В стране полуофициально принята концепция «стратегических границ и жизненного пространства». Предполагается, что территориальные и пространственные рубежи обозначают лишь пределы, в которых государство с помощью реальной силы может «эффективно защищать свои интересы». «Стратегические границы жизненного пространства» должны перемещаться по мере роста «комплексной мощи государства». При этом НОАК в 2010 г. должна превратиться в силу, «гарантирующую расширение стратегических границ и жизненного пространства». В школьных учебниках истории Академии наук Китая история российско-китайских отношений рассматривается как агрессия России против Китая и захват его «исконных» земель. В академических кругах лишь ведется дискуссия на тему, где именно проходит западная граница этих самых исконных земель: доходит ли она до Урала, или можно ограничиться Енисеем, или достаточно восстановить границу по Нерчинскому договору 1689 г. (Читинская область)? Таким образом, под возможные территориальные претензии подведена положенная идеологическая и пропагандистская база.

Экономическое сотрудничество России и Китая отражает, скорее, вчерашний день, не обращено в будущее. Экспорт РФ в Китай в основном состоит из сырьевых товаров, энергоносителей, при сокращении доли готовых изделий. Исключение составляет военно-техническая компонента, но и здесь маячат сложности в недалеком будущем – отставание в поставках запасных частей, сервисных услуг, растущая конкуренция в этом динамичном сегменте мирового рынка. Подспудно назревает еще одна проблема: насколько стратегически оправдана преимущественная ориентация России на военно-коммерческое сотрудничество с КНР, как скоро его можно будет, по крайней мере, дополнить, если не заменить современной машиностроительной продукцией мирного назначения?

Китай же со своей стороны наводнил Россию дешевой продукцией повседневного спроса, не пренебрегая при этом широким сбытом контрафактной продукции. Последнее относится и к нарушению прав интеллектуальной собственности. Россию весьма волнует, что Китай позволил себе в точности копировать, к примеру, российские истребители СУ-27, выдавая их за китайскую разработку[108].

Интерес представляют отношения России и Китая в рамках ШОС за пределами официальной риторики. Несмотря на активное сотрудничество и стремление к его расширению и качественному росту, Москва и Пекин соперничают за право быть лидером в Организации. Уже сейчас Китай активно заявляет о своем экономическом и военно-техническом участии в делах центральноазиатских участников ШОС - Казахстана, Узбекистана, Таджикистана и Киргызстана. Его главное оружие – кредиты, поставка дешевых китайских товаров в Центральную Азию. Напрашивается вопрос: не стремится ли Китай сыграть для стран региона роль локомотива развития по модели К.Акамацу «летящие гуси»?[109] Теоретически такая возможность существовала для России в 1990-е гг., но политические и экономические ресурсы страны не позволили ее реализовать, а сейчас первенство уже принадлежит Китаю. Соперничество за лидерство отмечается не только в экономической, но даже в военной-оперативной сфере[110].

 

Дополнительная рекомендуемая литература

Алексеев М. Угрожает ли России китайская миграция? // Мировая экономика и международные отношения. 2000. № 11-12

 

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...