Главная Обратная связь

Дисциплины:






Истинный мотив похудения



Новый год – прекрасный праздник в кругу дорогих людей, с непременной кучей положительных эмоций, смеха и, конечно же, горами подарков. Но страшное дело – ночь с 31-го декабря на 1-е января. Она становится настоящей катастрофой для худеющих. Я думаю, что человеческое сознание в эти сутки и последующие десять дней отключается, и человек, совершенно себя не контролируя, поглощает все, что видит на праздничном столе и в праздничном холодильнике, обильно запивая это припасенными ящиками алкоголя.

Тот Новый год стал для меня тяжелым испытанием.

31-го декабря я приехала позже всех в дом Мистера О… Небольшая компания уже полным ходом готовилась к предстоящей ночи. Нас было всего шесть, а провизии человек на пятнадцать. Немного освоившись, я заметила в одной из комнат электронные весы. Во мне проснулся неодолимый интерес узнать вес с точностью до грамма. Дома приходилось довольствоваться обычными механическими весами. 44 килограмма 100 граммов. Я была вполне удовлетворена результатом.

Новогодняя ночь прошла довольно-таки неплохо. Мы веселились, играли в какие-то нелепые игры, фотографировались, и ели, ели, ели. Я ела быстрее всех, как будто боясь, что у меня отнимут тарелочку с едой. Я впихивала в себя все без разбора: суши, салаты, курицу, картошку, фрукты, конфеты, мороженое.

Мистер О., привыкший, что я фактически ничего не ем и всячески избегаю калорийной пищи, смотрел на меня удивленными глазами и ехидно улыбался. У меня окончательно сорвало крышу, и мои желания вырвались на свободу – меня накрыло волной обжорства.

Мой живот натуральным образом вздулся, желудок умолял меня остановиться, но я продолжала глумиться, словно злодей, издевающийся над невинным существом.

Последняя ложка любимого фисташкового мороженого далась с непосильным трудом, и наконец-то, слава небесам, я остановилась.

В четыре утра какой-то бес дернул меня пойти взвеситься. 47. Но мне не было обидно, я понимала, что это всего-навсего 3 килограмма еды и разной выпивки. Надо было умудриться: «всего-навсего» сожрать 3 килограмма!

После безумного новогоднего застолья три дня мне не хотелось есть. Родители думали, что я делаю это специально, но мне действительно было дурно смотреть на все приготовленные вкусности.

– Я могу обходиться без еды, почему бы этим не воспользоваться? – подумала я.

Мою голову посетили мысли о голодовках и жестком режиме питания. Я прикинула, что два дня в неделю могу спокойно обходиться водой и зеленым чаем.

С седьмого января было твердо решено воплощать задумки в жизнь, но приехавшая в гости вторая бабушка, мамина мама, пододвинула мои планы. Ежедневные ужины в девять часов вечера, выманивавшие меня из комнаты, как сыр мышку из норки, дали о себе знать. Поедая очередную порцию картофельного пюре с грибным соусом в половину одиннадцатого вечера, я почему-то не задумывалась о последствиях, а после, закусывая основное блюдо десертом в виде кекса, я абсолютно не волновалась за будущее моих задницы и живота. Вес подскочил до 49, на животе образовались три жировые складки, а лицо округлилось. Три месяца было потрачено впустую. Всего за тридцать дней все вернулось на свои места.



Естественно, я решила выговориться К., но в ответ получила лишь:

– Перестань заморачиваться, килограммы – не главное в жизни.

– Тебе легко говорить, – со злостью ответила я, и на этом наш разговор закончился.

В моей голове созревал коварный план по возвращению своих законных кило. Только на этот раз, умудренная опытом, я знала, как поскорее избавиться от них, и меня не волновал тот факт, что это губительным образом может отразиться на моем здоровье. Главное – вернуть потерянные 44 килограмма.

Был январский вечер, когда Мистер О. снова пожелал меня видеть. На улице минус 38, а я как ненормальная лечу на встречу. Мы сидели в кафе и обсуждали планы на будущее.

– Я хочу уехать отсюда, – произнес он.

– П-п-почему? – заикаясь, спрашиваю я. Это неожиданное сообщение парализовало меня на несколько секунд. Я уже не могла представить свою жизнь без этого человека.

– Тухлый город. Нечего тут делать. У меня давно были планы, но тогда что-то держало.

– Ты прав, абсолютно прав. Я бы тоже уехала. В Москву. Там здорово. Большой город, куча возможностей, можно реализовать себя. Там мне хочется жить, – мечтательно проговорила я.

– Давай уедем вместе? Будет круто! – В этот момент он зажег во мне искру надежды, что, может, когда-нибудь у нас все получится, и мои скрытые желания воплотятся в реальность.

– Да уж, уедем.

– Ты не веришь? – расстроился он.

– Верю, верю, – я улыбнулась, скрыв истинный ответ.

– Вот и отлично. Кстати, как твое похудение? Надеюсь, ты больше не будешь этим страдать? – поинтересовался парень.

– Конечно, буду! Я снова набрала сброшенные килограммы, и придется от них избавляться. Все по новой… Дурацкие праздники, – настроение ухудшалось.

– Ты что? Все же хорошо. Я, конечно, люблю, анорексичных девушек, но ты и так очень хорошая.

Бах!!! Вот оно! Вот что привело меня к священным 38 килограммам. Эта навеки выгравированная на моей подкорке фраза стала главной и единственной несокрушимой мотивацией. Он сказал это вскользь, даже не делая акцент, никак не выделяя эти четыре ужасных слова, просто сказал, не задумываясь.

«Я люблю анорексичных девушек», – каждый день, каждый час, каждую секунду я вспоминала эти слова. Если бы тогда Мистер О. не высказался о своих предпочтениях, вряд ли мой вес когда-нибудь опустился бы ниже 44.

Этим же вечером, вернувшись домой, я нашла фото худой девушки, теперь равнение было на нее. Университетские дамочки перестали быть идеалом. Они казались мне сильно толстыми, теперь я взяла ориентир на анорексичек.

Я пообещала себе, что стану той, которой он будет восхищаться. Стану анорексично худой, его идеалом.

Все сначала

Февраль. Первый курс. Второй семестр.

В конце января бабушка уехала, калорийные ужины закончились, и я снова взялась за себя. На этот раз ко мне присоединилась мама, которая утверждала, что ее размеры сильно увеличились и мешают ей жить. Дружной компанией из двух человек мы объявили войну лишним килограммам.

Маме, чтобы заметно похудеть, требуется максимум неделя без мучного и сладкого. Ее худое лицо и острые плечи снова на месте. Почему я унаследовала папины гены?

– Настя, я тут классную вещь нашла, – радостно сообщила она, вернувшись с работы.

– Какую?

– Диету по группе крови [2] . Люди говорят, стоит попробовать. У нас половина офиса на ней после зимних праздников.

– Здорово, а какая у меня группа? – поинтересовалась я.

– Такая же, как у меня. Вторая.

– И в чем суть? Что нельзя есть, что можно?

– Нельзя мясо, молóчку, пшеницу и морепродукты.

Прекрасно! Все, что я люблю, все нельзя.

Всю свою сознательную жизнь я любила молочные продукты, особенно йогурты.

– Вот блин, – грустно ответила я и тут же вспомнила: «Я люблю анорексичных девушек» – и недовольство моментально улетучилось.

– Ничего, и овощи можно вкусно приготовить, – подбадривающее отозвалась мама.

– Ну да, ну да.

Я помню листок, который мамочка любезно прикрепила на холодильник. Там было написано: «мясо, молóчка, мучное → жир :(». Эта надпись веселила меня каждый раз, как я входила в кухню.

Мой ежедневный прием пищи проходил напротив маленького клочка бумаги. Это помогало мне не сорваться.

Кроме новой диеты, в феврале начинался Великий пост. Что-то меня заставило следовать его ограничениям. Хм… что-то… Что-то по имени Мистер О…

Никакой религиозной почвы, главное – похудеть. Правила Великого поста требовали отказаться от мяса, молочных продуктов, яиц и масла. В принципе, как и в диете по группе крови. Надо так надо, фигура дороже, чем еда. Еда никуда не денется, а вот идеальное тело не ждет!

Примерное меню первых двух недель выглядело так: завтрак – гречневая или овсяная каша на воде, обед – овощное блюдо, ужин – яблоко с гречишным медом.

Для себя я сделала открытие, что сочетание этого сорта меда и зеленого яблока способствует похудению. Мне не верили, но это было так. Я могла поесть в 8 или 9 часов вечера, а наутро получить минус двести – триста грамм.

Спустя пару месяцев я случайно наткнулась на статью, где врач-диетолог рассказывал о сочетании ферментов в этих двух продуктах. Они способствовали ускорению обмена веществ, а следовательно, и похудению.

Все шло отлично. Нормальное питание плюс два раза в неделю бассейн, йога по средам, по субботам баня.

К двадцатым числам февраля стрелка весов вновь указывала на 44 килограмма, мышцы живота подтянулись, и 34-й размер опять стал моим.

Неделю я держалась от весов подальше, косясь на них одним глазом в надежде увидеть заветные 43 килограмма.

Воскресенье. Утро. Вес 44.

– Да как же так?! – я швырнула весы в сторону.

– Что случилось? – взволновано поинтересовалась мама.

– Я не скинула ни грамма. Что за прикол? – не успокаивалась я.

– У тебя просто вес встал. Такое бывает. Не переживай, продолжай в том же духе, ты правильно питаешься, скоро все сдвинется. Хотя, если хочешь знать мое мнение, ты сейчас очень хороша, – она была так добра, а я…

– Хватит! Я ужасная жирная уродка! У меня везде жир, везде!!! – я впервые вымещала злость на близкого человека.

В моем мозгу уже все перестроилось. Главное – худеть, худеть и худеть, не замечая ничего вокруг. Немного остыв, я устыдилась своего гнева и даже попросила прощения, но легче мне не стало.

Как бы я ни старалась себя контролировать, голод, постоянно мучивший меня, заставлял ранее добрую и милую девочку быть нервозной и злой.

Я стала все чаще срываться на родителей, бабушку, друзей, которых почти не осталось… Сейчас я себя осуждаю за те моменты и считаю это самым неправильным, что я когда-либо делала в жизни. Никогда нельзя грубить своим близким – это запрещено! Непозволительно!Голод одерживал верх… Моя навязчивая страсть, порожденная случайно оброненной фразой, захватила власть над всем моим существом, не оставляя места здравому смыслу.

Следующий этап

Я думаю, что весь мир завязан на стройности. Все сферы человеческой деятельности вращаются вокруг нее, как планеты вокруг Солнца. Дизайнеры создают одежду, которая может украсить тела только худых девушек; с экранов ТВ, с мониторов ноутбуков и со страниц журналов нам улыбаются счастливые лица тощих людей; в кинематографе доминирующее место занимают актрисы с выточенными фигурами. Такое чувство, что для женщин с иными формами в этом счастливом мире совершенно не осталось места. Нынешний стандарт красоты транслируется на каждом шагу, воздействуя сразу на все органы чувств современного человека.

В наше время борьба с лишним весом перестала вестись исключительно для улучшения собственного здоровья. Женщины худеют, чтобы удачно выйти замуж или чтобы муж не ушел к более стройной, мужчины сражаются с лишним жиром, чтобы дамы пускали слюни, глядя на их мощные торсы, а молодые девушки хотят слышать комплименты парней в адрес своего прекрасного тела.

Мне тоже хотелось слышать комплименты о своей миниатюрной фигуре.

В погоне за худобой я довела свое питание до окончательного безобразия. Я перестала завтракать, на обед был ничтожный овощной салат, а ужин мой составляли зеленый чай с лимоном. Так продолжалось три дня. Ушло всего 200 граммов. У меня опустились руки, и я уже была готова соскочить с этого нещадного режима, когда сообщение, полученное от Мистера О., вернуло мои намерения обратно. Он просто поинтересовался, как у меня дела, а в голове заиграла мелодия, слова которой были так знакомы: «Я люблю анорексичных девушек».

14 февраля. Вес: 43, 8. Рост: 155 сантиметров.

Через четыре дня после антимотивируещего взвешивания, к своему удивлению, я заболела. За всю жизнь болеть мне приходилось максимум 7–8 раз, и то в далеком детстве, когда сосульки были вкуснее, чем «Чупа-чупс».

Три дня меня бросало то в жар, то в холод. Я отказывалась от питья и пищи, мне хотелось только лежать.

Нормальные люди думают, как бы скорее выздороветь, но не я, не те, кто худеет… Мои мысли в те дни были исключительно такими: «Нужно подольше поболеть, чтобы меньше есть. Не ем, значит худею. Я встану на весы и увижу, что стала легче. Еще денек болезни, и все будет как надо».

На четвертый день мне стало лучше.

Двадцать третьего февраля, проснувшись утром, я побежала вставать на весы. 41 килограмм 700 граммов! Ура! Я превзошла запланированную норму на 4 килограмма.

Мое страстное увлечение похудением заставило многих окружающих меня людей говорить, что я помешалась на диете. Людям вообще свойственно завидовать, обсуждать и осуждать других, не замечая ошибок собственного поведения.

Слова одной знакомой навсегда отпечатались в моей памяти: «Ты достала всех своим похудением. От тебя скоро ничего не останется. Постоянно говоришь об этом, поэтому от тебя все отвернулись. Сдохнешь, никто не заметит». Мне было невероятно больно слышать подобное, я стала контролировать себя, стремясь обходить в разговорах тему похудения, но этого не получалось по двум причинам:

1. Люди сами спрашивали и заводили разговор на эту тему.2. С каждым днем необходимость высказываться, делиться переживаниями с кем-то, рассказывать о похудении, сообщать, что я съела, становилась непреодолимой. После слов об этом я как будто избавлялась от продуктов, которые попадали ко мне в желудок. Становилось легче, чувство вины пропадало.

Конец февраля принес мне не только хорошую потерю веса, но и день, который я возненавидела. 24 февраля у него был билет на самолет. Он улетел, и на этом закончилось все.

Март

Вот и весна на улице. Наша обычная местная весна. Минус 30 в первых числах марта было кошмаром для всех, но не для меня. Мороз был самым последним пунктом, который меня беспокоил. Мой вес – 42 килограмма, какие еще нужны поводы для радости?

После того как Мистер О. уехал, еще неделю меня не покидало чувство, что кто-то важный ушел из жизни, ушел навсегда. Меня охватило чувство безразличия ко всему, что делалось вокруг. На душе было невыносимо противно, у меня не было сил даже на то, чтобы просто прореветься в подушку, как делают многие нормальные девушки. Я не понимала, как за столь короткий промежуток времени можно так привязаться к человеку.

Слава богу, диета оставила мне немного мозгов, и я поняла, что не нужно загонять себя в угол, и начала жить дальше, радоваться своему похудевшему телу и завистливым взглядом окружающих.

Теперь моя жизнь превратилась в маленькое счастье, которое складывалось из ежедневных восклицаний: «Ты так похудела! А как тебе удалось? Такая худая стала! Кошмар! Ты ничего не ешь, да? Знаешь, многие говорят, что ты сильно уменьшилась в объемах».

В университете я слышала это чаще всего, и счастливая улыбка прыгала у меня на лице. Люди даже не догадывались, что своими банальными фразами поднимают мне настроение.

Однажды, когда я и мои любимые одногруппники сидели в столовой и они ели жирные пирожки, а я довольствовалась минеральной водой без газа, один из них спросил:

– Ты что-нибудь вообще ешь?

– Да, овощи, фрукты, сухофрукты, каши, рыбу.

– Не боишься, что организму не хватает витаминов?

Этот вопрос меня очень рассмешил, и потом я стала слышать его чуть ли не каждый день.

– От чего не хватает? От того, что я исключила из рациона пирожки, чипсы и шоколад?

– Ну, а как насчет мяса и молока?

– Раз в неделю ем их, не чаще.

– Ой, Настя. Дурная ты.

– Зато худая! – радостно сказала я в ответ.

Пусть многие и считали мое похудение дуростью, но, тем не менее, результат их поражал.

Избавившись от 10 килограммов, я захотела кардинально поменять свою жизнь.

С обретением нового тела в моей жизни возникли новые знакомства, а самое главное, отношения с друзьями начали налаживаться. Ю. снова оказалась рядом, что не могло меня не радовать. Только лишь один маленький пунктик все же не давал спокойно спать по ночам… 8 Марта

В этот праздничный день погода порадовала приятным сюрпризом, на улице было –5 С°. Обилие еды на столе вызывало дикое желание запихать как можно больше вкусностей в свой желудок. Мне не так хотелось курицы или любимого салата, как шоколадного торта с бисквитным кремом и печенья с карамелью.

Я заранее спланировала праздник живота на 8-й день марта. Накануне я устроила себе разгрузочный день на одной воде. Чтобы было легче выдержать, в час дня мы с мамой отправились по магазинам.

Прошлявшись пять часов по ТРЦ, мы решили сходить в кино. Я навсегда запомнила этот поход на бёртоновскую «Алису в Стране чудес». С начала моего нового похудения я старалась никуда не выходить, усиленно работая над собой: занималась на беговой дорожке, качала пресс, плавала в бассейне. И еще я боялась не устоять перед соблазном съесть что-нибудь запрещенное самой себе.

Это было первое посещение кинотеатра за последние полтора месяца.

19:00. Мама купила пончики с шоколадной глазурью, мне хотелось их съесть, но я сдержалась. Мы зашли в зал, где все вокруг ели попкорн, сэндвичи, чипсы, пончики и заливали все эти калорийные продукты не менее калорийной газировкой. Мне даже стало немного дурно, когда я представила, сколько тысяч калорий они поглощают.

Рядом со мной сидела полная девушка, на вид ей было лет девятнадцать, в руке она держала огромное ведро жареной кукурузы.

– Я бы лучше умерла, чем засунула хоть одно кукурузное зернышко себе в рот, если бы у меня были такие габариты, как у нее, – шепотом сказала я маме.

– Ну, не все же зациклены на диете и своем теле. Она не думает о том, что ест, и ей все по фигу.

– Ой, мам, все думают. Как можно не думать о своей внешности? – хорошо, что начался фильм, иначе бы моя злость снова вырвалась наружу.

Периодически я смотрела на девушку периферическим зрением. У меня складывалось впечатление, что у нее было всего пять минут на уничтожение четырех литров попкорна, с такой скоростью она закидывала его себе за щеки.

Я, конечно, напомнила себе, что нельзя осуждать людей и все такое, но было абсолютно невозможно устоять.

Когда мы вышли из кинозала, я радовалась своей силе воли, и когда я оказалась дома, мне было приятно чувствовать голод и легкость в животе. Довольная собой, я пошла спать.За март я не скинула ни грамма, потому что перестала устраивать голодовки. Питалась три раза в день, а когда сильно хотелось есть, на помощь приходили яблоки или бананы. По субботам у меня был «счастливый день» – право есть все, что хочется. Я ждала этого дня, как своего дня рождения. Засыпая, каждую ночь я повторяла: «Еще пара деньков, и можно будет съесть тортик. Потерпи чуть-чуть. Ты сильная, ты выдержишь». И я держалась.

Цель достигнута

Миновал еще один месяц. Морозы пощадили наш город и отступили. Стало возможным выходить на улицу, не боясь отморозить себе что-нибудь нужное.

В начале апреля я встала на весы. Там, как и месяц назад красовалось число 42. Ничего удивительного, ведь на короткий промежуток в тридцать дней я перестала худеть, решив, что этого вполне достаточно, но, по непонятным мне причинам, в ту минуту мне захотелось достичь большего.

– Почему я не могу добиться 40? Красивая цифра. Меня спросят: «Настя, какой у тебя вес?» А я с гордостью отвечу: «40!» – Так, стоя на весах, я размышляла, как это сделать. Сбросить два килограмма не составит большего труда. Можно пару дней питаться яблоками или два-три дня обойтись кефиром с лимоном.

– Жира у меня нет, значит нужно избавиться от воды… Хотя, – я задумалась и быстро поменяла свое мнение, – вот, смотри, жирная ты корова! Есть у тебя жир, – я схватила себя за миллиметровую складку на животе. – Точно нужно худеть!

При весе 42 килограмма я решила, что размеры моего тела невероятно огромны и необходимо срочно исправить ситуацию. Однако после достигнутой планки в 45 кг каждые сто граммов давались с непосильным трудом. Чем меньше вес, тем сложнее скидывать оставшиеся лишние, по собственному мнению, килограммы.

Неделя борьбы с ненавистными граммами не увенчалась успехом. Вес снова встал, а вместе с этим пришли истерика и нервозность, швыряние весов по коридору. Тем не менее я не сдалась… Главное (и не только в диете) – не сдаваться! Никогда не сдаваться! Идти напролом, верить в себя, даже когда это кажется невозможным. Иначе ничего не получится. Только упорное стремление к цели позволяет достигнуть нужного результата.

Следующая неделя прошла на одних овощах и зеленых яблоках. Счастливое право выходного дня пришлось отменить.

14 апреля. С дрожащими руками и ногами я шла к электронным весам. Закрыв глаза рукой, я посмотрела вниз. 37,800. Четыре килограмма двести граммов ушли за неделю, с небывалой скоростью.

Я не поверила тому, что вижу. В моей голове не укладывалось, что цифры, о которых я не могла мечтать, стали реальностью. От радости у меня на глазах навернулись слезы, я вбежала в кухню, держа весы в руках.

– Что случилось? – боязливо спросила мама.

– Смотри! – смеясь и плача, я встала на весы.

37,800 еще раз высветились на маленьком экране.

– Поздравляю, милая! – улыбнулась она и обняла мое костлявое тельце. – Но ты стала слишком худая, – добавила мама.

Я не слушала ее. Все еще пребывая в восторженном состоянии, я подбежала к зеркалу. Оттуда на меня смотрело не страшное жирное создание, а милая девушка с торчащими ключицами, худенькими ручками, малюсенькими ножками и выпирающими тазовыми костями. Благодаря тому, что я не просто соблюдала выдуманную диету, а еще занималась спортом, на животе красовались четыре симпатичных кубика, а ноги и руки украшали рельефные мышцы.

«Я худая, но не безобразная, как анорексички», – думала я.

Этот апрельский день был первым, когда я была довольна той, которую видела в зеркале. Я улыбалась своему отражению. Я сдержала слово и стала идеалом Мистера О.

Радость

Похудение на 12 килограммов еще более изменило мою жизнь. Мне стало приятно выходить на улицу, встречаться с друзьями, фотографировать и фотографироваться. Теперь мне хотелось постоянно что-то делать, заниматься своим образованием, а время, которое уходило на борьбу с лишним весом, посвятить творческим проектам.

Однако взамен ушедших килограммов появился страх снова потолстеть. Он просто съедал меня изнутри, мешая спокойно жить…

Сидеть дома совсем не хотелось, и я написала своей лучшей подруге Ю. Через час она появилась на пороге моей квартиры в сопровождении нашего общего знакомого. Они прошли в комнату, а я продолжала бегать по квартире в поиске майки и джинс. Моим сборам сопутствовали комментарии по поводу чрезмерной худобы, выпирающих ребер и прочего. Они даже не представляли, что подобными словами только усиливают мое радостное состояние и подавляют желание поесть.

Как часто люди ошибались, думая, что подобные фразы могут задеть мои чувства и подтолкнуть меня к набору веса.

– Ты за последний месяц похудела, – заметил парень.

– Ну да, немного сбросила.

– Я не пойду с тобой гулять. Мне стыдно рядом идти, – уныло сказала девушка и посмотрела на меня.

И тут я ответила:

– Да ладно, не такая уж я и худая.

В этот момент она кинула в меня подушкой.

– Ты ненормальная совсем? – раздался голос парня. – Сколько ты весишь?

Я боялась назвать им цифру, но в то же время мне хотелось кричать о своем весе.

– Ну, так сколько? – повторил он.

– 38, – тихо ответила я.

– Сколько? Сколько? – Ю. подскочила со стула.

– Ты прекрасно слышала, сколько.

– Я в шоке, – парень присел на край дивана. – У меня в третьем классе вес больше был.

А ведь так всегда, чем ты стройнее, тем толще себе кажешься. Вот и я начинала думать, что еще недостаточно худая. Недостаточно худая, учитывая тот факт, что в некоторых магазинах самые маленькие размеры джинс были мне велики, недостаточно худая при весе 38 килограммов и росте 157 сантиметров, недостаточно худая, когда об этом говорили все…

– Я хочу тебя сфотографировать, – еще раз посмотрев на меня, сказала Ю.

– Пожалуйста, когда?

– Завтра давай?

– Хорошо.

Наступило завтра. Погода, естественно, подвела. Было слякотно и грязно, небо затянули серые тучи, накрапывал дождь. Город казался безжизненным. Одеваться в светлое было глупо, поэтому в тот день черные узкие джинсы обтягивали мои худые ноги, а коротенькое черное пальто еще больше уменьшало мое тельце. И только белые горошки на черном шарфе оставались светлыми пятнами в мрачном луке.

Ю. все время фотографировала мои ноги, приговаривая при этом:

– Какая ты худая!

Через час стало прохладно, и мы решили пойти в храм калорий и жира – KFS. В ресторане соблазнительно пахло картошкой, но, к счастью, подобная еда уже давно вызывала во мне отвращение, меня соблазнял только запах. Я питалась овощами, рыбой и зелеными яблоками, в общем не превышающих 300 калорий в сутки.

Поднявшись на второй этаж, мы с Ю. наткнулись на старых знакомых. К нам подошла невысокая девушка, и Ю. тут же выпалила:

– Посмотри на нее! Ты посмотри на ее руки! – девушка схватила меня за кисть. У меня проглядывали кости и выступали вены.

– Я в шоке! – ответила вторая. – Как ты так похудела?

– Жрать перестала, – засмеялась я.

После так называемой фотосессии и прогулки я вернулась домой и скорее загрузила фотографии в «ВК».

«Боже! Что ты с собой сделала?»

«Куда делось твое тело?»

«Как ты так похудела?»

Гости моей виртуальной страницы были шокированы, а меня распирало от гордости при чтении их комментариев. На протяжении всего периода похудения я старалась не выкладывать свои фото в сеть, потому что было стыдно за свою полноту.

И теперь какое удовольствие мне доставляли эти жалкие сообщения от завистливых девушек, пытающихся убедить меня снова набрать вес. Некоторые личности уверяли, что при весе 38 килограммов жить нельзя и я скрываю свое плохое самочувствие. Глупые, они даже не догадывались, что в эти минуты я ловила бесценный кайф, да и вообще – какое им дело до моего тела?! Не хотите, не можете – тогда молчите.

Неожиданностью для меня стало сообщение от Мистера О. Мы не общались больше месяца. Он даже не написал элементарное «Привет!», а тут целое предложение: «Ого! Я не думал, что ты так сильно похудеешь».

Я ответила: «Тебе не нравится, что я похудела?» – «Нравится, но это невозможно. Насть, очень худая стала».Мне хотелось написать: «Ты же таких любишь, все нормально». Но в ответ он получил только: «Спасибо».

Cтрах

Месяц счастливой худобы миновал. Каждый вечер я с нетерпением ждала утра, чтобы проснуться, надеть обтягивающие джинсы, выйти на улицу и вновь услышать: «Ты такая худая!» Я получала невероятные ощущения от своего внешнего вида, от небывалого чувства, когда на твоем теле нет ни грамма жира. Только легкость и больше ничего.

В начале мая вернулся Мистер О. Больше всего на свете мне хотелось продемонстрировать ему новую себя. Мы встретились на следующий день после его приезда. На мне были темно-серая кожаная куртка, черные обтягивающие джинсы, на ногах симпатичные ботильоны на высоком каблуке, белая майка-алкашка с каким-то рисунком, а на шее висела мощная цепь.

Не помня себя от волнения, я бежала к назначенному месту, чтобы снова увидеть его, и вот… Знакомые походка, прическа и запах, сводивший меня с ума.

– Я так рад тебя видеть, Насть, – робко произнес он и обнял меня.

– Я тоже, – мне не хотелось освобождаться от его объятий, но все-таки пришлось.

Каждая секунда, проведенная рядом с ним, рождала во мне радость, которая тут же сменялась разочарованием. Он был холоден, и в то же время не отпускал меня. Я не могла разобраться в происходящем. Нужно было тогда кончать с этой неопределенностью и ставить точку, чтобы не допустить того, что случилось.

После небольшой прогулки мы зашли в кафе, где раньше любили проводить время. Именно в этом кафе он произнес судьбоносную фразу «я люблю анорексичных девушек». Парень заказал картошку, салат и какое-то мясное блюдо, а я только зеленый чай. Сегодня мне уже довелось съесть овощной салат с тофу и банан. Больше нельзя.

Спустя какое-то время я вышла в туалет. Проходя мимо большого зеркала, я остановилась, чтобы в очередной раз убедиться в своей худобе. Теперь каждую минуту своей жизни я до жути боялась, что однажды в зеркале передо мной снова предстанет та самая Настя, с которой мне пришлось расстаться полтора месяца назад.

Когда я шла обратно, то отчетливо видела, как парень смотрит на мои ноги, не отрывая глаз.

– Что-то не так? – садясь, спросила я.

– Я никогда в жизни не видел таких худых ног! – Он недоуменно покачал головой.

– Понятно, – все, что додумалась ответить моя голова.

Почему, когда нужно сказать что-то стоящее, мы говорим полную ерунду? Почему наш мозг способен придумать достойный ответ только после того, как что-то уже случилось и комментарии излишни?

Мы просидели еще около часа, вспоминая прошлое общение и обсуждая планы на ближайшие два месяца. Он говорил, что как только наступит лето, мы будем каждый день проводить вместе, и все будет невероятно круто. Будет круто ему, но не мне… Это были пустые разговоры.

Наступило время прощаться, мне захотелось плакать. Не знаю, то ли от обиды, то ли от ненависти, то ли от счастья. Я знала, что после этой встречи, вероятнее всего, он встретится с какой-нибудь девушкой, и они будут счастливы. Позже мое предположение подтвердится. Я обняла Мистера О., и по щеке покатилась слеза. Я сказала «пока», и мои спичечные ножки быстро зашагали на остановку.

Находясь в автобусе, я ощущала на себе пристальные взгляды десятков глаз. Такое чувство, что все эти люди никогда не видели худых гомо сапиенсов. Одна бабушка имела смелость сказать:

– Деточка, ты здорова?

Я улыбнулась, а про себя прокричала: «УРА!»

Неожиданно в моей жизни настал переломный момент. Я стала чаще встречаться с парнями, мне было не стыдно выйти на улицу, отправиться по магазинам, сходить в кафе; в конце концов, стало не стыдно надеть купальник. Правда грудь немного сдала позиции, ну, признаюсь, не совсем немного, а очень даже много, но, учитывая тот факт, что у меня ее никогда особо и не было, данный пункт никак не волновал мое сознание. Самые маленькие вещи в магазинах, удивленные взгляды окружающих, постоянные «комплименты» с их стороны стали моими верными спутниками. С каждым днем развивался культ худобы, подчиняя все мое существо ритуальному служению этому бесу…





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...