Главная Обратная связь

Дисциплины:






Избегайте человеческой религии



Христос являет Собой полноту и достаточность (2:6—15); аскетические дополнения к Евангелию могут служить только уменьшению веры в это.

2:16.Аскетизм возник на почве язычества, и многие рассматривали его как средство достижения духовной силы или опытов откровения. Но в данном тексте ясно говорится об иудейских обычаях. Хотя большинствопалестинских иудеев противостояли аскетизму, иудаизм и христианство за пределами Палестины, в других частях Римской империи, часто подпадали под влияние местной культуры, а язычники иногда считалиаскетизм неотъемлемой чертой иудаизма (даже связывали субботу с постом, хотя, насколько нам известно, в разных течениях иудаизма верующие не постились по субботам). Язычники высмеивали евреев за ихстремление к отделению, особенно по трем пунктам: обрезание (2:11), особые законы питания и пития и святые дни, которые они отмечали. «Новомесячье» — празднование начала каждого нового месяца; суббота — празднование еженедельной субботы.

2:17.Платон отличал «реальный» мир идей от мира теней чувственного опыта. Филон развил концепцию Платона, утверждая, что невидимый Бог был известен через «тени», или копии, через проявление Своего характера, а не через сенсорное восприятие. Писатели этого периода различали понятия материи, или плоти, тела (т. е. изначальной реалии, оригинала) и тени, или просто копии; адаптируя их язык, Павел считает, что предписания Ветхого Завета утверждают истинные принципы, но что эти принципывоплотились в Христе.

2:18.В еврейской литературе часто соседствовали такие понятия, как «смиренномудрие» («самоуничижение» — в NASB, NRSV) и «пост». Но в экстремальном варианте «смирение» относилось к аскетической практике, предназначенной для открытия себя «видениям» и экстатическим опытам. Такая практика стала популярной в христианском аскетизме во II в. (Недостаточное количество белка в организме и нарушение сна и ныне считаются в определенной мере причинами галлюцинаций.) «Чего не видел» — речь идет о видениях. Это позволяет полагать, что некоторые христиане в Колоссах могли быть как иудейские мистики, которые постоянно стремились достичь небесного видения Бога через восторженные, экстатические видения свыше, откровения престола Божьего. Хотя это были попытки подражания опыту библейских видений, как у Иезекииля, библейские провидцы стремились всегда приблизиться к Богу, а не просто получить видения как таковые. О пустых видениях см., напр., в Иер. 23:32, а также, возможно, в Еккл. 5:7.

Еврейские мистики и авторы апокалиптических произведений иногда претендовали на то, что получают сообщения от ангелов (ср.: Гал. 1:8; в положительном смысле — Деян. 27:23; Отк. 1:1). В Колоссах ангелов, вероятно, высоко чтили; хотя это почитание не вписывалось в учение •фарисеев, некоторые свидетельства указывают на то, что многие простые евреи "диаспоры обращались в молитвах и просьбах к ангелам, а эта практика близка к магическим воззваниям к духам. (Некоторые еврейские тексты, особенно Свитки Мертвогоморя, говорят о земном сообществе, которое входит в общение с небесным, и некоторые богословы думают, что Павел здесь выступает против этой идеи; но не ясно, какие могли быть у Павла основания для критики такой практики, ведь Книга Откровение вовсе не отрицает такую возможность.)



2:19.В древней медицинской литературе голова иногда описывается как источник жизни всего тела.

2:20,21.Союз с Христом в смерти был достаточным (ср.: 2:11,12), и бессмысленно было добавлять аскетические правила (2:18) (или опираться на понятие «стихии мира», см. коммент. ко 2:8). «Постановления» — речь может идти об иудейских предписаниях (ср.: 2:14). (Хотя то, как Павел описывает эти предписания в ст. 21, напоминает пифагорейский аскетизм, это может также отражать ветхозаветные правила сохранения чистоты, очищение.) Большинство евреев за пределами Палестины все еще придерживались законов о чистой пище, а некоторые иудеи даже запрещали прикасаться к определеннойпище («Письмо Аристея»); по другим ветхозаветным законам такой человек считался нечистым. (Это разъяснение особенно уместно, если Павел имел в виду людей, которые могли сами добавить что-то к этимправилам. Так, напр., иудейские учителя отмечали, что Ева или Адам, очевидно, добавили фразу «не прикасайся» к Божественному запрету «не ешь» — Быт. 2:17; 3:3.)

2:22.Люди, находившиеся под влиянием разнообразных философских концепций, признавали, что преходящие, тленные вещи не представляют ценности в виду вечного и нетленного. Выражение «учение человеческое» напоминает Ис. 29:13 — «изучение заповедей человеческих», что читателям Павла могло быть известно и из высказываний Иисуса (Мк. 7:7).

2:23.Языческие философы (особенно стоики) часто говорили об освобождении от плотских радостей, дабы сосредоточить свое внимание на размышлениях духовного порядка, о душе. Некоторые элементы язычества постепенно привели к аскетизму, который постепенно завоевывал господствующие позиции во II в. (Обращенные в христианство язычники рассматривали христианство с его призывами избегать внебрачных сексуальных связей и пьянства как стремление к аскетизму; иудаизм иногда тоже неверно трактовался как аскетическое движение. Непонимание нравственных принципов иудаизма и христианства могло вызвать у некоторых из обращенных стремление к аскетизму.) Но для Павла «небрежение о насыщении плоти» бесполезно, если речь идет о плотских страстях.

Жизнь с Христом

Павел полагает, что колоссяне умерли с Христом (2:20), поэтому, доверяя Христу завершить Свою работу и живя так, как будто они находятся в Нем, не следуя человеческим предписаниям (2:21—23), они будут жить святой жизнью.

3:1—4.В известной притче Платона о пещере, которая появилась за столетия до Павла, тени на стене просто отражали реальный мир, существовавший на небе. Многие люди во времена Павла верили, что небесные реалии были чистыми и вечными, в отличие от преходящего и тленного мира на земле. Еврейские писатели, авторы апокалиптических произведений, также различали небесные и земные реалии, подчеркивая чистоту горнего, небесного, мира Божьего.

Иудейские мистики, с которыми были связаны проблемы в Колоссах, вероятно, искали эти высшие реалии через мистические опыты (2:18), но Павел отмечает, что Христос — единственный, Кто достоин поисков в горнем мире. В данном контексте он фокусирует внимание на Христе, на том, что умершие и воскресшие с Христом были также и возвеличены с Ним (ср.: Еф. 2:6). Фраза «о горнем помышляйте» иногда использовалась именно в этом смысле.

3:5—7.Другие греко-римские писатели (в том числе евреи, напр., автор "4 Мак.) также приводили перечни пороков и предостерегали об опасности потворства пагубным страстям. Павел говорит об их «земном» теле, поскольку заблуждавшиеся люди, которые оказывали влияние на членов церкви, приняли греческую концепцию о душе как небесной и вечной категории, тогда как земное тело, по их мнению, преходяще и тленно. Павел использует их же собственный язык в ироническом ключе, подчеркивая, что не имеет значения, как человек обращается со своим телом.

Павел не верит в важность «изнурения тела» (2:23), но он говорит об «умерщвлении» земных членов вметафорическом смысле. Возможно, заимствовав этот образ у Иисуса (Мк. 9:43,45,47), Павел здесь описывает страсти как «земные члены». (Фи-лон говорит в отдельных случаях о душе, которая нуждается в уничтожении тела. Но большинство мыслителей признавали неэффективной «нравственную» хирургию —это как кастрация во взрослом возрасте, которая не освобождала от сексуального влечения. Развитые в орфических культах [•£ это система религиозных верований и обрядов в честь греческого бога Диониса имифологического героя Загрея], представления о теле как о могиле — soma-sema — были широко распространены в то время.) Но предавать смерти свою грешную жизнь можно лишь в надежде на Христа (3:3,4), а не ради простого «изнурения плоти», физического тела (2:18,20—23). Грехи, которые Павел здесь перечисляет, были типичными для обращенных в иудейскую веру язычников, которые они совершали еще до своего обращения.

3:8. Греко-римские (стоик Зенон) и иудейские учителя (см.: 4 Мак. и раввинистический комментарий Сифра) иногда приводят дополнительный список грехов, объявляя, что от них тоже необходимо избавиться. В отличие от наиболее очевидных пороков, указанных в 3:5, которые были свойственны преимущественно язычникам, даже иудеи боролись с перечисленными здесь грехами.

3:9,10.Термины «совлечь» и «облечься» могут отражать образ духовных доспехов, этот образ можно встретить у греко-римских моралистов или в иудейских преданиях как «облечение» "Духом. Но Павел может просто сопоставлять это со своим собственным образом духовного облачения (который он часто использует; см. коммент к Рим. 13:12); нет никакого особо глубокого смысла в том, что в древности люди должны были надевать и снимать с себя одежду. (Некоторые богословы утверждали, что это образ крещения. Поскольку обряд крещения у "фарисеев в ритуальных бассейнах совершался в обнаженном виде, раздевание и одевание могли иметь здесь смысл. Однако с трудом можно вообразить, что во время публичных крещений, которые совершал Иоанн в реке Иордан [Мк. 1:5] — где, по всей видимости, крестились вместе мужчины и женщины, — люди раздевались догола. Кроме того, у нас нет данных о том, как осуществлялся обряд крещения в тот период в церквах за пределами Палестины.)

Выражения «ветхий человек» и «новый человек», вероятно, указывают на Адама, в котором жило древнее человечество (в свете иудейских концепций об общественной личности и использования слова 'adam веврейском языке в качестве синонима слову «человек»), и на Христа, соответственно. Ссылка на Адама неизбежно ведет нас к понятиям «образ» и «сотворение», отраженным в 3:10 (см.: Быт. 1:26). Язык «обновления» гармонирует с иудейским учением о новом создании, которое будет иметь место в конце времен и которое, по представлениям Павла, даст начало новому Адаму во Христе (см. коммент. ко 2 Кор. 5:17); время конца пришло, но верующие, ведущие образ жизни нового века в старом веке, должны постепенно осознать свое участие в этом качественно новом состоянии через соответствующий образ жизни. Это обновление может также отражать язык Ветхого Завета (Пс. 50:11; ср.: Иез. 18:31), особенно описывающий свершения Бога среди Своего народа в конце времен (ср.: Иез. 11:19,20; 36:26,27).

3:11.Греки наиболее ревностно относились к своему культурному наследию и были самым непримиримым образом настроены по отношению к иудеям. Обрезание служило отличительным признаком евреев, отделяя их от неевреев. В греческом языке, который во времена Павла был широко распространен, «варвары» как термин обозначал всех негреков, хотя некоторые из них по-разному реагировали на эти штампы (так, напр., некоторые евреи из Александрии объявляли себя греками, хотя эти их притязания приводили в ярость этнических греков в Александрии). Скифы считались самыми варварскими из всех племен, жестокими и враждебно настроенными по отношению к грекам (хотя некоторые древние авторы рисуют их как «благородных варваров»). «Рабы и свободные» — это основное деление человечества на социальной основе, хотя некоторые рабы занимали более высокое положение на социальной лестнице, чем свободные люди. Выражение «все и во всем Христос» может означать, что именно Он, а не какие-то человеческиеустановления управляют всей жизнью.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...