Главная Обратная связь

Дисциплины:






ЖИТИЕ КИРИЛЛА БЕЛОЗЕРСКОГО 9 страница



О всечестной отец, на земле пустынножитель, небесный гражданин, сожитель преподобных, единокровник праведников, смирением высокий, нищетою богатый, нищих кормитель, скорбящих милостивое утешение, слепых поводырь, плачущих радость, обижаемых помощник, немощных врач, грехами обуреваемых пристанище и скорый всех заступник, ты знаешь нашу немощь, знаешь и то, как лукавый на нас нападает. Мы нуждаемся в твоей помощи и заступничестве, нуждаемся в твоих молитвах, ходатайствах к Богу. Тебя, припадая, молим мы и молить не перестаем: молись о сохранении стада своего, которое многими трудами ты собрал, о людях, которых ты от души полюбил, для которых еще в этой жизни много трудился, чтобы избавить их от сети ловящих бесов, ищущих нашей погибели, и от людей лукавых. Ты ведь знаешь козни против нас лукавого, знаешь ведь нашу леность и уныние, знаешь, как природа наша легко поскальзывается и быстро устремляется ко злу. Потому мы молим тебя: как, когда ты был с нами в этой жизни, много о нас заботился, добиваясь полезного для нас, так и ныне подавай всем просимое для спасения и жизнь вечную. Благочестивым же нашим князьям способствуй бороться с врагами, да и мы в тишине их тихую и немятежную жизнь проживем. И всех, в пречистый храм сегодня приходящих и почитающих славное твое успение, сохрани и соблюди от всяких нападений вражеских невредимыми. Болезни облегчи, волны успокой, скорби прекрати и всех нас помилуй. Приди и стань среди нас невидимо и наши мольбы, через тебя Богу воссылаемые, прими и донеси их до творца и Бога нашего, чтобы мы получили прощение наших грехов в день Суда и вечных благ сподобились о Христе Иисусе, Господе нашем, Которому слава, держава, честь и поклонение с безначальным Его Отцом и Пресвятым и благим и животворящим Его Духом ныне и присно и во веки веков. Аминь.

 


[1] ...общежитие. — Существовало три основных вида монашеской жизни: особная, общежительная и отходная. Особное житие протекало без твердого устава, заключаясь в удалении от активной мирской деятельности. Жившие «особо» — по отдельности или небольшими колониями — зачастую объединялись для жития общего. Общежитием принято называть монашескую общину «с нераздельным имуществом и общим хозяйством, с одинаковой для всех пищей и одеждой, с распределением монастырских работ между всей братией» (Ключевский В. О. Курс русской истории, т. 2. М., 1988, с. 245—246). Основателем общежительной (киновитской) формы монашества считается Пахомий Великий (ум. в 348 г.). Высшей степенью иноческой жизни было отходничество: полный уход от мира, молчание и пост. Β середине XIV в. с исихастским движением Православного возрождения на Балканах началось, а оттуда распространилось на Русь возобновление в монастырях общежительных порядков, к тому времени в значительной мере утраченных, a также создание новых обителей с общежительным уставом. «Монашеская колонизация» русского Севера в XIV—XV вв. была осуществлена именно общежительными монастырями. Основными центрами, откуда выходили создатели новых общежитий, были Троицкий монастырь Сергия Радонежского, нижегородская пещерная обитель Дионисия Суздальского и Спасо-Каменный монастырь на Кубенском озере в Вологодской земле. Кирилло-Белозерский монастырь оказался одним из самых мощных общежитий, основанных на Руси в то время.



[2] Благослови отче! — Обращение, указывающее на то, что Житие предназначалось для чтения в церкви или за монашеской трапезой.

[3] «Приемляй вас Мене приемлет». — Мф. 10, 40.

[4] «Слушаяй вас Мене слушает». — Лк. 10, 16.

[5] «Готово сердце мое... мое». — Пс. 56, 3.

[6] «Прославляющаа Мя прославлю». — 1 Цар. 2, 30.

[7] ...самодръжцем великым княземъ Василием Василиевичем... — Василий II Васильевич Темный (1425—1462 гг.), великий князь Московский и всея Руси. Β 1446 г. в ходе борьбы за великое княжение был, по приказу Дмитрия Шемяки, схвачен в Троице-Сергиевом монастыре, привезен в Москву и ослеплен (отсюда его прозвище Темный). Β качестве гарантий отказа от притязаний на Московский престол Шемяка взял у него так называемые «проклятые грамоты», в которых Василий Темный призывал на себя проклятие в случае, если возобновит борьбу против него. Особое благоволение Василия Васильевича к Кирилло-Белозерскому монастырю объясняется тем, что игумен этого монастыря Трифон освободил его от этой клятвы. Это развязало Василию руки, и он в союзе с Борисом Александровичем Тверским, а также отрядами литовцев и татар, вернул себе московский великокняжеский престол.

[8] ...Феодосиа митрополита всеа Руси... — Феодосий Бывальцев, митрополит московский и всея Руси, рукоположен 3 мая 1461 г. из архиепископов Ростовских, в 1464 г. удалился в Чудов монастырь, умер в Троице-Сергиевом монастыре в 1475 г.

[9] ...настоателя тоя обители, Касиана именем... — Кассиан, настоятель Кирилло-Белозерского монастыря в 1443—1465 и 1466—1470 гг. Василий ІІ и митрополит Иона дважды посылали его по вопросам церковного управления к патриарху в Царьград. Впоследствии был переведен как игумен в Спасо-Каменный монастырь на Кубенском озере.

[10] «Сии — род ищущих... Бога Иаковля». — Пс. 23, 6.

[11] «Сии — древеса... Богъ нашь». — Чис. 24, 6.

[12] ...Мартиниана именемъ. — Преподобный Мартиниан Белозерский, в миру — Михаил Стомонахов (1397—1483 гг.), основатель Вожеозерского монастыря (1427 г.), игумен Ферапонтова (1435—1447 гг.), затем Троице-Сергиева (1447—1455 гг.) монастырей. Β 1455 г. он вернулся в Ферапонтов монастырь, где по 1480 г. оставался строителем. Пахомий Серб, собирая сведения ο Кирилле, очевидно, посетил Ферапонтов монастырь, чтобы встретиться с Мартинианом.

[13] ...Тимофею именем. — Тимофей Васильевич Вельяминов, окольничий великого князя Дмитрия Ивановича Донского. Известен своим участием в сражении с татарами на р. Воже 11 августа 1378 г.

[14] «Блажени чистые... узрят». — Мф. 5, 8.

[15] ...игумену Стефану. — Преподобный Стефан Махрищский, выходец из Киево-Печерской лавры, основатель, ок. 1358 г., Махрищского Троицкого монастыря, в 30 км от Троице-Сергиева, a затем, ок. 1370 г., Троицкой Авнежской пустыни в районе Тотьмы в Вологодской земле; был возвращен в Махрищскую обитель великим князем Дмитрием Ивановичем; умер 14 июля 1406 г., канонизирован в 1558 г.

[16] «Идеже аще приемлютъ вас... въ свѣдѣтѣльство имъ». — Мф. 10, 14; Мр. 6, 11; Лк. 9, 5.

[17] «Не пецитеся ο утренем». — Мф. 6, 34.

[18] ...на Симоново. — Московский Симонов монастырь Успения Богородицы, основанный ок. 1370 г. племянником Сергия Радонежского Феодором.

[19] ...Феодору именем... — Феодор Симоновский (Ростовский) — племянник и воспитанник Сергия Радонежского, сын его брата Стефана, основатель и игумен, а затем архимандрит (до 1383 г.) московского Симонова монастыря, с 1390 г. епископ Ростовский. Умер в Ростове в 1395 г.

[20] ...нѣкто Михаилъ... — Β то время иеросхимонах Симонова монастыря, в епископы Смоленские Михаил был рукоположен в 1383 г., a в 1386 г. смещен и 7 октября 1397 г. прибыл в Москву. Умер в Троице-Сергиевом монастыре в 1402 г.

[21] ...до времени клепанию. — Клепание — удары колотушкой в деревянную или металлическую доску, которыми созывали братию в церковь на молитву.

[22] «Егда тѣлом немощьствую... силенъ есмь». — 2 Кор. 12, 10.

[23] «Сѣюще бо съ слезами, радостию пожнуть». — Пс. 125, 5.

[24] «Емуже много дано... взыщется отъ него». — Лк. 12, 48.

[25] «Тако да просвѣтится свѣт вашь... на небесѣх». — Мф. 5, 16.

[26] …«солию растворено»... — Кол. 4, 6.

[27] «He вѣсть злоба ... познати истинну». — Источник цитирования неясен.

[28] Ο явлении Пречистыа... отити на Бѣлоезеро. — Β рукописи заголовок находится несколько ниже, между словами «...умъ на небо преложимъ...» и «...абие слышит глас, глаголющь...», разрывая фразу.

[29] ...Акафисто Пречистыя... — Акафист Богородице — хвалебное, в оригинале греческое, песнопение в честь Богородицы, исполнявшееся стоя (греческое «акафистос» буквально означает «неседален»).

[30] ...писаннаго въ икосѣ... — Икос — одна из чередующихся строф в Акафисте.

[31] ...прииде Ферапонтъ... — Преподобный Ферапонт Белозерский, основатель и первый игумен Ферапонтова и Можайского монастырей Рождества Богородицы. См. его Житие в наст. томе.

[32] ...бысть пономарь. — Пономарь — церковный служитель, в обязанности которого входило звонить в колокола и прислуживать в церкви во время богослужения. Β современной русской православной церкви эта должность упразднена.

[33] ...бысть келарь... — Келарь — лицо, ведавшее монастырским хозяйством и отвечавшее за чистоту и порядок в кельях.

[34] Аллилуйа. — Β переводе с еврейского означает «хвалите Господа». Поется отдельно и как припев к другим песнопениям.

[35] ...но вся общая, по апостолу, имѣти... — Ср. Деян. 2, 44.

[36] ...князя Андрѣя. — Князь Андрей Дмитриевич Можайский (1382—1432 гг.), третий сын великого князя Дмитрия Ивановича Донского. Β 1389 г., согласно духовному завещанию отца, получил в удел Можайск, Верею, Медынь, Калугу и Белозерск. Был верным союзником своего брата, великого князя Василия Васильевича Темного. Направлял послание Кириллу Белозерскому, где писал ο чуде Богородицы, избавившей христианский народ от нашествия иноплеменных врагов (послание до нас не дошло), и получил на него ответ. Умер в Можайске, похоронен в Москве в Кремлевском Архангельском соборе.

[37] ...Агрепина именем. — Агриппина, дочь князя Александра Патрикеевича Стародубского, в 1403 г. вышла замуж за князя Андрея Дмитриевича Можайского и имела от него троих детей: Ивана Можайского, Михаила Верейского и Белозерского и дочь Анастасию, бывшую замужем за тверским князем Борисом Александровичем.

[38] ...власти Сямы. — Сяма — село на полпути от Вологды до Кириллова монастыря.

[39] ...княгини Иванова Карголомьская... — Жена князя Ивана Васильевича Карголомского, сына Василия Романовича, князя Сугорского. Село Карголом, которым владел Иван Васильевич, находилось к востоку от Белозерска.

[40] ...о князи Петрѣ Дмитриевичи и его княгинѣ. — Петр Дмитриевич (1385—1428 гг.), шестой из восьми сыновей, по духовному завещанию отца, Дмитрия Ивановича Донского, получил Дмитров, Углич и несколько сел. Β 1406 г. во время нападения литовцев и немцев на Псков и Новгород был послан туда с войском, но ο его непосредственном участии в боевых действиях источники не говорят. Β том же году женился на Евфросинии Полиектовне, внучке последнего московского тысяцкого, Василия Васильевича Вельяминова. Насколько известно (см.: Экземплярский A. B. Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период, с 1238 по 1505 г. СПб., т. 2, 1891, с. 345), брак их был бездетным. Β 1408 г. князь Петр был оставлен великим князем для обороны Москвы от Едигея. Β 1410 г. участвовал (неудачно) в борьбе у села Лысково со старавшимися вернуть Нижний Новгород сыновьями князя Бориса Константиновича. Начиная с 1426 г. в Пскове, Новгороде, Торжке, Твери, Волоке, Дмитрове и Москве свирепствовала моровая язва; ο смерти Петра Дмитриевича сказано в Софийской I летописи после известия ο море, но без связи с ним. Описание чуда с князем находится не во всех списках этой редакции Жития.

[41] ...погрузится въ иордани... — Иордань — прорубь во льду для освящения воды в праздник Крещения Господня. Название связано с местом крещения Иисуса Христа Иоанном Крестителем, рекой Иордан в Палестине.

[42] ...ученику Христофорову... — Христофор стал игуменом Кирилло-Белозерского монастыря в 1428 г. и пробыл им до своей смерти 14 мая 1434 г.

[43] ...епитемью. — Епитимья — церковное наказание, налагаемое за прегрешения, постом, земными поклонами и т. п.

[44] «Просите и приимѣте» — Ин. 16, 24.

[45] «Без Мене не можете... ничесоже» — Ин. 15, 5.

[46] «Туне бо... и дадите» — Мф. 10, 8.

[47] «Но възвѣргу... на Господа» — Ср. Пс. 54, 23.

[48] ...священноинока Инокентиа... — Иеромонах Иннокентий был игуменом Кириллова монастыря всего 5 месяцев до своей смерти в 1427 г.

[49] ...Кирила Александръскаго... — Святой Кирилл, епископ Александрийский (ум. в 444 г.), один из отцов церкви, важной стороной деятельности которого была борьба с несторианской ересью. Им был разработан в связи с этим догматический вопрос боговоплощения.

[50] ...междусобным ратем тогда бывающим... — Имеется в виду многолетняя борьба за великое княжение, начавшаяся в 1425 г. между Василием II и Юрием Галицким, а после смерти того — его сыном, Дмитрием Шемякой, длившаяся до 1447 г., когда Василий окончательно укрепился в Москве.

[51] ...князь Егоргий Дмитриевичь... — Юрий (Георгий) Галицкий (1374—1434 гг.), сын Дмитрия Донского, крещенный Сергием Радонежским. Начиная с 1425 г., после смерти великого князя Василия Дмитриевича, оспаривал право на московский престол у своего племянника Василия Васильевича. Β 1428 г. между ними был заключен договор, согласно которому Юрий Дмитриевич признавался «младшим братом» своего племянника. He смирившись с этим и пытаясь в 1431 г. найти поддержку в Орде, получил там «обезчестие и истому велику». Но борьба между дядей и племянником продолжалась с переменным успехом до 1434 г., когда Юрий Дмитриевич скоропостижно умер.

[52] ...Трифанъ именем... — Трифон был игуменом Кирилло-Белозерского монастыря в 1435—1447 гг. Β 1446 г. он снял с Василия Темного клятву Шемяке.

[53] «Свята церкви твоа дивна вправду». — Ср. Пс. 64: 5—6.

[54] «Ветхая мимоидоша, и се быша нова».— 1 Кор. 5, 17.

[55] ...князя Михаила Андрѣевича... — Михаил Андреевич Верейский (ум. в 1486 г.), младший сын Андрея Дмитриевича Можайского-Верейского. Β 1445 г. вместе с Василием II участвовал в неудачном бою с татарами под Суздалем, попал вместе с ним в плен, был выкуплен. Пользовался большим доверием великого князя и во всех междоусобицах неизменно принимал его сторону. Хорошие отношения установились у него и с новым великим князем, Иваном III Васильевичем. Однако же по договору с Иваном III он вынужден был завещать свои вотчины, в том числе Белоозеро, московскому великому князю.

[56] «Въистину, дивенъ Богъ въ святых Своихъ!» — Ср. 2 Фес. 1, 10.

[57] «не бо мощно... верху горы стоящу» — Мф. 5, 14.

[58] «Сердце съкрушено... Богъ не уничижит» — Пс. 50, 19.

[59] «Се азъ и дѣти, еже ми далъ еси» — Ис. 8, 18; Евр. 2, 13.

[60] «Будете милостиви... щедръ есть» — Ср.: Чис 14, 18; Пс. 102, 2; Пс. 110. 4.

[61] «Точию краткаго и смиренаго... Моихъ словесъ» — Ис. 66, 2.

[62] «Вѣpa твоя спасеть тя» — Мф. 9, 22.

[63] «По вѣрѣ твоей будет ти» — Мф. 9, 29.

ПЕРЕВОД

МЕСЯЦА ИЮНЯ В 9 ДЕНЬ. ЖИТИЕ И ПОДВИГИ ПРЕПОДОБНОГО ОТЦА НАШЕГО ИГУМЕНА КИРИЛЛА, ПОСТАВИВШЕГО НА БЕЛООЗЕРЕ ПРЕСЛАВНЫЙ МОНАСТЫРЬ ПРЕЧИСТОЙ ВЛАДЫЧИЦЫ НАШЕЙ БОГОРОДИЦЫ, СЛАВНОГО ЕЕ УСПЕНИЯ, И В НЕМ ОБЩЕЖИТИЕ СОСТАВИВШЕГО, НАПИСАЛ ЖЕ ЭТО ИЕРОМОНАХ ПАХОМИЙ СО СВЯТОЙ ГОРЫ

 

Благослови, отче![2]

Благослови, отче!

 

Понеже убо онѣм великым божественымъ мужем, иже въ постѣ и подвизѣ просиавшим, иже потолику велику побѣду на враги мужескы показавше и мира сего вся красная и суетная, иже вмалѣ услажаемая, преобидѣвъша, проразумѣвъше, яко вся суть временъная, потом без вѣсти бываемая — аще велика, аще мала — подобна сѣни и сну преходяща или цвѣту утренему, иже при вечери усыхающу и отпадающу — техъ убо святых житиа же и повѣсти и древним онѣм списателемъ нужна бяху и неудобна яже о нихъ подробну написати ради тѣх высокого житиа и любви еже къ Богу, нынѣ же послѣдняго рода нашего кто житие тѣх изрещи възможеть или по достоинъству похвалити, ихже житию и сами аггели удивишася и похвалиша, ихже имена написана быша на небесехъ — иже Пресвятаго Духа силою крестъ на рамо вземше и многокозненаго и прегръдаго змиа своими ногами, посрамивше, низложиша и конечному безъвестию предашя, и сего ради Царствиа Небеснаго сподобишася, и тѣм райскиа двери отвръзени быша, и внидоша, радующеся, в радость Господа своего?

Если уж тех великих святых божественных мужей жития, в посте и подвигах просиявших, столь великую победу над врагами мужественно одержавших, всю недолго услаждающую красоту и суетность этого мира отвергнувших, осознав, что все это временное, без следа исчезающее — большое ли, малое ли, — и подобно тени и сну преходящему или утреннему цветку, к вечеру усыхающему и опадающему, — если даже древним писателям нелегко было, трудно было писать жития тех святых и повествования о них в подробностях по причине высоты их жизни и любви к Богу, то теперь, в нашем нынешнем роде, кто способен поведать житие и по достоинству восславить тех, чью жизнь сами ангелы, удивившись, похвалили, чьи имена написаны на небесах, кто силою Пресвятого Духа, взяв на плечо крест, своими ногами, посрамив, попрал и предал окончательному забвению многокозненного и прегордого змея и за это Царствия Небесного сподобился, кому райские двери открылись и кто вошел, радуясь, в радость Господа своего?

 

Но понеже не тако просто святым похваляемым, яко от нас похвалъ требующе, но яко похвала святыхъ обыче на Самого Бога въсходити и превъзноситися — и в лѣпоту, Спасъ бо Сам рече: «Приемляй вас Мене приемлет»,[3] «Слушаяй вас Мене слушаеть».[4] Не бо о единѣх апостолѣхъ сие речеся, но и о всѣх святых, иже вѣрою работавших Ему.

И не потому ведь, что они нуждаются в наших похвалах, восхваляем мы святых, а потому, что похвала святым восходит обычно и возносится, как и следует, к Самому Богу, ибо Сам Спаситель сказал: «Принимающий вас Меня принимает» и «Слушающий вас Меня слушает». Не об одних апостолах это сказано, но и обо всех святых, верою Ему послуживших.

 

Иное же похваляем святых, яко инѣх въздвигнути хотяще къ зѣлному тѣх преизящьству и любве еже къ Богу. Сихъ бо похвалъ послушающим и Богови вниманиемъ тѣх внимающих и отсюду приходящим боголюбезных и в самѣхъ тѣх повѣстей произволяющим пребытокъ обилный и много мздовъздание, паче же помышляюще: «Такови они человѣци бѣху, якоже и мы, и подобострастни прочим человѣком, но не бяше тѣх произволение, якоже прочим человѣком». Но вмѣсто телеснаго покоя изволиша зѣлныя труды и болѣзни, и вмѣсто сна всенощное стоание, и вмѣсто веселиа радостнотворный плачь, и вместо человѣчьскых молвъ выину съ Богомъ бесѣдование. И к Нему, якоже по нѣкыих степенех, дьнь от дьне приближающеся, и глас всегда тѣх бяше: «Готово сердце мое, Боже, готово сердце мое!».[5] Не бо ти уклониша сердце свое въ словеса лукавствиа, ниже елей грѣшникъ тѣхъ помаза главы, но бяху ревнующи онѣм древним Богу угодившим мужем, ходивъшим въ овчинах и козияхъ кожах, по вся дьни лишаеми, скорбяще, злостражюще, в пустынях скитающеся, въ горах и вертьпах, в пропастех земных Господеви работающе и въ своихъ удѣхъ Господа прославляюще. Тѣмже и Богъ тѣх прослави, якоже пишет: «Прославляющаа Мя прославлю».[6]

Потому еще славим мы святых, что и других хотим возвести к их великой красоте и любви к Богу. Ведь слушающие эти похвалы и внимательно, как и те, внимающие Богу, благодаря им становятся Богу приятными, так что и от самих этих повестей получают обильную пользу и большой прибыток, особенно если думают: «Такими же, как и мы, были те люди и имели общие с прочими людьми страсти, но не такой, как у прочих людей, была их воля». Вместо телесного покоя предпочли они великие труды и страдания, вместо сна — всенощное стояние, вместо веселья — доставляющий радость плач и вместо людских разговоров — всегдашнюю беседу с Богом. И к Нему, словно по неким ступеням, день от дня приближаясь, всегда говорили они: «Готово сердце мое, Боже, готово сердце мое!» Ибо не обратили они сердец своих к словам лукавства, и елей грешников не помазал их головы, но подражали они тем древним Богу угодившим мужам, ходившим в овчинах и козьих шкурах, ежедневно испытывая лишения, скорбя, тяжко страдая, скитаясь в пустынях, горах и ущельях, в пропастях земных служа Господу и в своих членах Господа прославляя. За это и Бог их прославил, согласно написанному: «Прославляющих Меня прославлю».

 

Отнуду же иже въистинну нынѣ похваляемый нами всесвѣтлую вину настоащаго слова предлежить. Днесь основанию начало приати хощетъ — иже сихъ ревнитель достохвалный Кириилъ да глаголеться.

Потому-то по праву ныне нами восхваляемый представляет собой всесветлую причину настоящего слова. И пора уже положить начало основанию — начать говорить о ревнителе этого, достохвальном Кирилле.

 

Помыслит же кто, яко иныя ми земли суща и не вѣдяще опасно яже о святѣм. И въправду, не бо своима очима видѣхъ того блаженнаго, ниже пакы что таковых бываемое, но, еще ми сущу далече, слушах о святѣм, колика чюдеса творить Богъ его ради, — зѣло удивихся. И сего ради, овогда повелѣнъ бывъ тогда самодръжцем великым княземъ Василием Василиевичем[7] и благословениемъ же Феодосиа митрополита всеа Руси[8] приити въ обитель святаго и тамо своими ушесы слышати бывшая и бывающая чюдеса от богоноснаго отца, тѣмьже и великъ труд подъемъ далечяйшаго ради растоаниа мѣстом. Но понеже усердиемъ и любовию еже къ святому, якоже нѣкыим ужемъ длъгымъ, влеком, путь преидох и обитель святаго достигъ.

Кто-нибудь может подумать, что, поскольку я из иной земли, то и не знаю хорошо о святом. И правда, своими глазами ни этого блаженного, ни того, что вокруг него происходило, я ведь не видел, но и далеко находясь, я слышал о святом — сколько чудес творит Бог ради него — и очень удивлялся. И потому, когда мне было велено самодержцем, великим князем Василием Васильевичем, и благословен я был митрополитом всея Руси Феодосием пойти в обитель святого и там своими ушами услышать о бывших и происходящих чудесах богоносного отца, предпринял я великий труд, потому что расстояние до того места очень велико. Но усердием и любовью к святому, словно неким длинным арканом влекомый, путь я прошел и обители святого достиг.

 

Видѣхом тамо настоателя тоя обители Касиана именем,[9] достойна игуменом глаголатися, мужа, от многых лѣт въ трудѣх постничьскых състарѣвшася. Сей убо множае начат ми глаголати нѣчто о святем написати, бяше бо велию вѣру имѣя къ блаженному Кирилу, иже самовидець бяше блаженаго и многым его чюдесем сказатель ми истинный бысть. Обрѣтох же тамо и иных многыхъ от ученикъ его. Яко столпи непоколѣбимии въистинну пребывающе, иже многа лѣта живше съ святым, въ всем ревнующе учителю своему, якоже научени бывше отъ него. И ничтоже предѣла отечьскаго не разорися от них, но тако пребывающе бяху благодатию Христовою в постѣх и в молитвах и бдѣниихъ, безмолствующе: якоже видяше отца творяща сиа, тщахуся собою и дѣлы исправити, якоже бы рещи: «Сии — род ищущих Господа и ищущих лице Бога Иаковля».[10] Паче подобно глаголати: «Сии — древеса доброплодна, ихже насади Господь Богъ нашь».[11] И бяше видѣти образъ тѣхъ житиа доволенъ и кромѣ писаниа къ извѣщению тѣх добродѣтелей.

Видел я там настоятеля той обители, Касьяна именем, по достоинству называющегося игуменом, мужа, состарившегося за многие годы постнических трудов. И он еще больше стал меня убеждать написать что-нибудь о святом, ибо великую веру имел он в святость Кирилла, сам блаженного видел и достоверно рассказывал мне о многих его чудесах. Нашел я там и иных многих из его учеников. Словно столпы воистину непоколебимые, пребывают они, многие годы прожившие со святым, во всем следуя своему учителю — тому, как были им научены. И ничто не нарушено ими в отеческих правилах, но так и проводили они жизнь благодатью Христовой в постах, в молитвах и в бдениях, безмолвствуя: что, видели они, делает отец, то и сами они стремились, делая, исполнять, так что можно сказать: «Они — род ищущих Господа и ищущих лица Бога Иаковлева». Надо больше сказать: «Они — деревья доброплодные, посаженные Господом Богом нашим». Достаточно было увидеть образ их жизни, чтобы и без описаний убедиться в их добродетелях.

 

Ихже азъ въпросивъ о святѣм, начаша бесѣдовати ко мнѣ о житии святаго и о чюдесѣх, бывающих от него: овъ — сиа, ини же — подобна тѣм. И на многы различны части глаголанна бѣ святаго дѣйствиа. Елма же азъ слышавъ от самовидца того житиа паче же достовѣрнѣйшая отъ самого того ученика Мартиниана именем,[12] бывшаго игумена тезоименитнаго манастыря, Сергиева зовома, иже от малаго възраста живша съ святым Кирилом, иже вѣдый извѣстно о святѣм. Съй по ряду сказаше мнѣ о нем, ихже слышавъ, зѣло удивихся.

И когда я спросил их о святом, они начали рассказывать мне о его жизни и о чудесах, происходящих от него: один — одно, другие — схожее с тем. И понемногу, отдельными историями, были рассказаны деяния святого. Самое же достоверное услышал я от свидетеля его жизни, от его ученика по имени Мартиниан, бывшего игуменом тезоименитого монастыря, называемого Сергеевым, жившего с малых лет со святым Кириллом и доподлинно знающего о святом. Он по порядку рассказывал мне о нем, а я, слушая его рассказ, очень удивлялся.

 

Тѣмьже желаниемъ и любовию еже къ святому множае огня разждигаем, аще и грубъ сый, не наученъ внѣшней мудрости, но понеже понуженъ бывъ и разсудивъ, яко неподобно святаго чюдесем по разньству глаголатися, и сиа вся, елика слышах, въедино събравъ и помощи убо Божиа прося, святаго же и приснопамятного отца боговѣщателных молитвъ надѣяся, по достижному къ иже по Бозѣ живущим истинѣ дателем опасним, руку прострох къ повѣсти, яко да не умолчано будет праведное и да не забвению глубинѣ предано будет иже пред многыми лѣты бывшее, но на общую всѣм преложится ползу хотящим слышати, якоже явить и нынѣ.

Оттого желанием и любовью к святому пуще огня разжигаемый, хоть и груб я и не обучен мирской мудрости, но, получив повеление и рассудив, что не подобает о чудесах святого рассказывать порознь, все, что слышал, я собрал воедино и, прося помощи Божией и надеясь на молитвы к Богу святого и вечнопамятного отца, по прибытии к живущим для Бога истинным подателям правды простер руку к повествованию, да не будет умолчано праведное и да не будет предано пучине забвения происшедшее много лет назад, но да обратится на общую пользу всем желающим слушать, как это и будет ныне.

 

О РОЖДЕНИИ СВЯТАГО

О РОЖДЕНИИ СВЯТОГО

 

Съй убо преподобный отець нашь Кириилъ родися от благочестиву и христиану родителю. Крестиша и во имя Отца и Сына и Святаго Духа и нарекоша имя ему въ святемь крещении Козма. Устрабившу же ся отроку и божественому Писанию извыкшу, прочее растущу ему въ всяком благовѣинъствѣ и чистотѣ и просвѣщеном разумѣ, и сего ради от всѣх любим бывает и почитаем. Таже иже посреде время преиде, и родителя его, земная оставльше, к Господу отходят, того же предиреченнаго Козму, сына своего, предавше сроднику своему Тимофѣю именем.[13] Бяше бо тъй предиреченный Тимофей околничий у великого князя Дмитреа, богатьствомъ и честию паче инѣх превосходя тогда, Сему бо яко сроднику своему вручает сына своего, еже пещися и промышляти яже о нем. Богъ же, иже сирым отець и скорбящим утѣха, свыше зряше, провѣдый же напослѣдокъ хотящаа быти от него и яже имяше въ серци добродѣтель.

Преподобный этот отец наш, Кирилл, родился от благочестивых родителей-христиан. Крестили его во имя Отца и Сына и Святого Духа и нарекли ему в святом крещении имя Козьма. Окрепнув и выучившись Божественному Писанию, отрок и далее рос во всяческом благоговении, чистоте и просвещенном разуме и за это был всеми любим и почитаем. Затем пришло время, и родители его, оставив земное, отходят к Господу, передав этого вышеназванного Козьму, своего сына, родственнику своему по имени Тимофей. Был этот Тимофей окольничим у великого князя Дмитрия и много превосходил тогда других богатством и честью. Как родственнику ему вручили они своего сына, чтобы он пекся о нем и заботился. Бог же, отец сиротам и утешение скорбящим, свыше созерцая, видел то, что с ним произойдет впоследствии, и добродетель, которую он имел в сердце.

 

Прежереченный же Козма, о немже нам слово, яко видѣ родителя своа къ Господу отшедша, въ мнозѣ размыслѣ бяше и недоумѣяшеся, что сътворити. Желаше же и въ иноческая одѣатися, но никтоже смѣаше руковъзложение сътворити о нем ради велможа оного. И тако бяше прилѣжа къ церкви Божии, постомъ же и молитвами преспѣвая. Видѣв же предиреченный Тимофѣй тако въ благых преуспѣвающа, множае паче начатъ любити его за бывающую в нем добродѣтель, тѣмже и зѣло радовашеся о немъ. Елма же доспѣвшу ему в муж съвръшенъ, сподобляет и сѣданиа на трапезѣ с собою, по малѣ же и на казначий бывает его имѣнию.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...