Главная Обратная связь

Дисциплины:






ЖИТИЕ КИРИЛЛА БЕЛОЗЕРСКОГО 13 страница



В ту же ночь князь Михаил увидел во сне некоего светоносного старца, украшенного сединами, державшего в своей руке три сосуда и сказавшего ему: «Прими то, что ты просил у меня». В ту же ночь старец того же вида явился также княгине Марии и тоже дал ей некие три сосуда. Пробудился князь Михаил от своего сна и размышлял о том, что ему приснилось, особенно же о явившемся ему старце. И начал он рассказывать о своем видении княгине Марии, а та, перехватив из его уст рассказ, сказала: «И мне такой же старец явился и тоже дал три неких сосуда и сказал: “Получи то, что ты просила у меня”». Поняв, что видения обоих совпадают, они запомнили день, в который оба это видели.

 

И сему убо тако бывающу, и триемъ днемъ уже минувшимъ, блаженый же Кирилъ отпущает посланныхъ боляръ от князя Михаила. Повелѣ же келарю дати тѣм полъдругаго хлѣба на путь. Бяше бо мужей 8 пришедшихъ от князя Михаила. Рече же нмъ святый: «Идѣте с миром к пославшему вас князю и от нас благословение и благодарение въздадите. Рцѣте же ему се: еже просили есте, дасть вам Богъ. Прочее же не скорбите». Рекоша же они: «Отче, повели, да дадут нам хлѣбы и рыбу на путь, яко далече имамы путь шествовати, и мѣста суть пуста, и не будеть намъ гдѣ купити хлѣбы». Святый же рече, яко: «Послах вам хлѣбъ дати на путь». Они же рѣша, яко: «Даша нам полъдругаго хлѣба и мало рыбиць». Святый же рече: «Идѣте с миром, яко сиа доволна будеть вам, даже и до дому вашего изъобилуеть». И тако отидоша прочее, размышляюще о хлѣбѣ, гдѣ купят, путь бо ихъ бяше яко 20-мъ днем шествие или множае. Хлѣба же, иже бѣ с ними, помышляху единаго дни имѣти пищу.

А после этого по прошествии трех дней блаженный Кирилл отпустил посланных князем Михаилом бояр. И повелел он келарю дать им в дорогу полтора хлеба. Всего же было пришедших от князя Михаила восемь человек. И сказал им святой: «Идите с миром к пославшему вас князю и передайте благословение и благодарность от нас. И скажите ему вот что: то, о чем вы просили, даст вам Бог. Впредь не печальтесь». Они же попросили: «Отец, повели, чтобы нам дали хлеба и рыбы в дорогу, потому что мы должны пройти большой путь, а места эти пустынны, и нам будет негде купить хлеба». Святой ответил им: «Я послал человека дать вам хлеба на дорогу». Те сказали: «Нам дали полтора хлеба и несколько рыбок». А святой сказал: «Идите с миром, и этого вам будет достаточно, до самого дома вашего будет в изобилии». С тем они и отправились в путь, размышляя о хлебе, где бы его купить, ибо путь их был около двадцати дней ходу или больше. Хлеба же, бывшего у них, думали они, хватит им поесть лишь на один день.



 

Прешедшимъ же им до прьваго обиталища, начаша варити нѣчто мало от рыбъ, иже святый дасть имъ. То егда бысть варено, тогда много бысть видѣти рыбъ. Сѣдшим же им ясти, взяша полъхлѣба оного и начаша ясти, ядоша и насытишася, и полъхлѣба единаче бяше видѣти цѣла сущи. Такоже от рыбъ мало бяше варено, но святаго молитвами много паче изобиловаше. И тогда познаша истинну, реченную святымъ, и ктому бес печали бяху о пищи. И преидоша же многым днем путь шествиа дому своего, токмо едином полухлѣбъ изъядше, другый же цѣлъ с собою имяху.

Дойдя до первого пристанища, стали они варить небольшое количество рыбы, данной им святым. А когда сварили, тогда увидели, что рыбы много. А сев есть, взяли половину того хлеба и начали есть, ели и насытились и увидели, что полхлеба по-прежнему остались целыми. Также и рыбы варено было мало, а молитвами святого оказывалось ее намного больше. И тогда поняли они смысл того, что сказал им святой, и о пище больше не заботились. И через много дней, пройдя весь путь до своего дома, только одну половину хлеба они съели, а другой хлеб принесли с собой целым.

 

Яко приидоша къ князю и сказаша ему святаго словеса, пророчьскы реченная к ним, о немже пришли суть, яко: «Нам — рече, — не поспѣшившим вдати от вас посланиа, и рече к намъ святый: “Понеже, чада, великъ путь преидосте, трудившеся, но вѣрую Богови и Пречистѣй Его Матери, яко дасть князю вашему плод дѣтородия”». Сказаша же чюдо о хлѣбѣ, яко: «Полъдругаго хлѣба повелѣ нам дати на путь и рече, яко: “Доволна вам сиа будуть, даже и до дому вашего изобилуеть”. И се убо единаго полъхлѣба доволна быша в весь путь нами, другый же цѣлъ имамы с собою. Рече же нам: “Идѣте къ князю вашему съ миром и рцѣте ему: еже просили есте у Бога, даруеть вам Богь. Прочее не скорбите”».

Придя к князю, они передали ему слова святого, пророчески сказанные им о том, чего ради они пришли: «Мы, — сказали они, — не успели еще передать ему ваше послание, как говорит нам святой: “Поскольку, чада, вы потрудились пройти большой путь, верую Богу и Пречистой Его Матери, что даст Бог вашему князю плод детородия”». Рассказали они и о чуде с хлебом: «Полтора хлеба повелел он нам дать в дорогу и сказал: “Хватит вам этого и до самого дома вашего будет в изобилии”. И вот, одной половины хлеба хватило нам на весь наш путь, а второй хлеб мы принесли с собой целым. Сказал он нам: “Идите к князю вашему с миром и скажите ему: то, что вы просили у Бога, дарует вам Бог. Впредь не печальтесь”».

 

Възрадова же ся радостию великою князь тако и съ княгинею своею и дарми почте пришедшихъ от святаго. И повелѣ же им хлѣбъ принести, иже от святаго принесше. И тако убо хлѣбу принесену бывшу, князь Михаилъ въставъ и принесеный хлѣбъ от святаго с вѣрою великою, яко священие нѣкое, приемлет. И причастися от него и съ княгинею своею, и всѣмъ иже в дому его даша вкусити от хлѣба того. И елици бяху тогда студеною болѣзнию одръжими, сирѣчь трясавицею, или инѣми нѣкыми недугы, и вси исцѣлѣша благодатию Христовою и помощию Владычица нашея Богородица, споспѣшествующе молитвы святаго Кирила и от него принесеннаго хлѣба вкушениемъ.

Возрадовались великой радостью князь с княгиней и почтили дарами пришедших от святого. И повелел им князь принести хлеб, который они принесли от святого. И когда он был принесен, князь Михаил, встав, принял принесенный от святого хлеб с великой верой, как некую святыню. И вкусил он его вместе со своей княгиней и всем в своем доме дал отведать того хлеба. И кто был болен простудой, то есть лихорадкой, или страдал какими-нибудь иными недугами, все исцелились благодатью Христовой и с помощью Владычицы нашей Богородицы, при содействии молитв святого Кирилла и вкушением принесенного от него хлеба.

 

Въпроси же ихъ князь: «Который день бяше, в онже къ святому приидоша?» Они же сказающе ему, и разумѣша, яко тъй день бяше, в онже видѣниа видѣша, тѣмже величааху и славляаху Бога, творящаго дивная чюдеса святым своимъ угодникомъ Кирилом. От тогоже дни родишася у князя Михаила два сына и дщерь едина, — яко видѣша въ снѣ три съсуды приемша, и рекше трех чадъ прижитие. Оттолѣ же предреченный князь Михаилъ велику вѣру стяжа къ святому. Многу милостыню посылаху в монастырь святаго тако и съ княгинею своею Марьею, молящеся о них молити.

Спросил князь посланцев: «Какой был день, когда вы пришли к святому?» Они ответили ему, и он понял, что это был тот день, в который они видели сны, и потому все величали и славили Бога, творящего дивные чудеса через своего святого угодника Кирилла. И после того дня родились у князя Михаила два сына и одна дочь, — соответственно тому, как во сне они видели, что получили три сосуда, означавшие рождение трех детей. С тех пор князь Михаил обрел великую веру в святого. И многую милостыню посылали они с его княгиней Марией в монастырь святого, прося молить о них Бога.

 

Сиа убо сама та княгини Марья исповѣда единому от инокъ обители тоя достовѣрну Игнатию именем. Сей же мнѣ сказавъ, азъ же слышах от него достовѣрну быти, писанию предах, яко да не забвена будуть святаго чюдеса.

Это рассказывала сама та княгиня Мария одному из иноков той обители, заслуживающему доверия, Игнатию именем. А он рассказал это мне, я же, услышав это от него как заслуживающее доверия, записал — да не будут забыты чудеса святого.

 

ЧЮДО О ВЛАСТЕЛИНѢ АФАНАСИИ

ЧУДО С ПРАВИТЕЛЕМ АФАНАСИЕМ

 

Некый же человѣкъ, Афанасий именем, властелинъ сый власти Сямы[38] нарицаемыа, — сему Афанасию случися болѣзнию великою одръжиму ему быти: вси бо уди тѣла его разслабншася, и не можаше отинуд двигнутися. Бѣ же ту нѣкый человѣкъ, Мартинъ именем, начат Афанасию сказывати о святемъ Кирилѣ — колика исцѣлениа даруеть Богъ всѣм приходящим его ради. «Но послушай мене, — рече, — благъ съвѣт тебѣ съвѣтующа: аще възможеши ити къ блаженому Кирилу, и всяко надежю не погрѣшиши; аще ли ни, поне посли к нему и моли его, яко да поне помолится о тебѣ. Никто же бо не бысть тощь надежди, о немъже онъ помолися». Вѣровавъ же Афанасий Мартину тому, бяше бо от иних многа чюдеса слышалъ, яже творяше Богъ святымъ Кириилом.

Некий человек по имени Афанасий был правителем волости, называемой Сяма, и случилось, что этот Афанасий заболел тяжелой болезнью: все члены тела его расслабились, и он совсем не мог шевельнуться. Был же там некий человек, Мартин именем, и он стал рассказывать Афанасию о святом Кирилле — какие исцеления дарует ради него Бог всем приходящим. «Послушай меня, — сказал он, — хороший совет тебе дающего: если сможешь пойти к блаженному Кириллу, ни в коем случае не обманешься в надежде; если же нет, то хотя бы пошли к нему и попроси его, чтобы он помолился о тебе. Никто из тех, о ком он помолился, не обманулся в надежде». Поверил Афанасий тому Мартину, ибо и от других людей слышал о многих чудесах, которые Бог творит через святого Кирилла.

 

Тѣмъже надеждею и вѣрою посылает къ святому и молит его, яко да помолится о немъ. Святый же помолився о нем и священную воду посылает к нему. И абие помощию Божиею и Пречистыя Его Матере чисто воды священныа, от святаго принесеной, вкусивъ и от нея покропився по всему тѣлу, исцѣление получи и бысть здравъ молитвами преподобнаго Кирила.

Потому с надеждой и верой посылает он к святому и просит его, чтобы тот помолился о нем. Святой же помолился о нем и послал ему освященную воду. И с помощью Бога и Пречистой Его Матери, как только вкусил он чистой освященной воды, принесенной от святого, и окропил ею все тело, тотчас получил исцеление и стал здоровым молитвами преподобного Кирилла.

 

ЧЮДО СВЯТАГО КИРИЛА

ЧУДО СВЯТОГО КИРИЛЛА

 

Ниже се да умолчано будеть, бывшее блаженым отцемъ Кириломъ. Нѣкогда пославшу святому на езеро рыбы ловити, и тѣмъ ловцемъ отплувшем, посреди езера бывшим, бысть буря велиа въ езерѣ, и волны паче превъсхождаху и възвышахуся, и смертию прѣтяще. Тѣмьже, злостражуще от волнъ, не можаху къ брегу приити, и уже живота отчаявшимся, смерть предочима имуще. Нѣкый же человѣкъ, Флоръ именемъ, стоя тогда на брегу езера, зря бѣду и погыбелъ ловцемъ, скоро притече къ святому и сказуеть ему бѣду, яко: «Ловци, — рече, — въ езерѣ утопают!» Святый же слыша, скоро въста и, крестъ в руцѣ вземъ, течаше и на брезѣ езера бывъ. И знамение крестное сътвори крестом, егоже ношааше, и абие в той час преста езеро от волнениа своего и в тишину велию преложися. И ловци от истоплениа избывше и на сухо приставше, глаголаху къ святому, яко: «В велицѣ бедѣ быхом, аще не бы ты предварилъ молитвою своею къ Богу». И того дни ловци тии яшя множество рыбъ паче прьвых дний.

Да не будет умолчано и о этом, сотворенном этим блаженным отцом. Однажды послал святой на озеро ловить рыбу, и когда рыболовы отплыли и были уже посреди озера, началась на озере большая буря, и волны поднимались и росли, угрожая им смертью. Будучи не в силах бороться с волнами, рыбаки не могли подплыть к берегу и, уже отчаявшись остаться в живых, видели перед собою смерть. Некий же человек, Флор по имени, стоявший тогда на берегу озера и видевший бедствие и погибель рыболовов, быстро прибежал к святому и сообщил ему о беде: «Рыбаки, — сказал он, — в озере тонут!» Святой же, услышав это, быстро встал и, взяв в руки крест, побежал и прибежал на берег озера. И сотворил он крестное знамение принесенным крестом, и тотчас же прекратило озеро волноваться и стало совершенно тихим. И рыбаки избежали потопления и, пристав к суше, говорили святому: «Великая беда постигла бы нас, если бы ты не упредил ее своей молитвой к Богу». В тот день рыболовы поймали множество рыбы, больше, чем в прежние дни.

 

По сих же временехъ принесенъ бысть нѣкый человѣкъ в манастырь святаго, зѣло болѣзнию одержим, и молит святаго еже пострищи его въ иночьская. И понеже прошениа его святый не презрѣ, одѣвает его въ святый иночьскый образ и нарече имя ему Долмат. И болѣвшу ему дни нѣкыя, и уже къ концю приближашеся, и священных таинъ Христовыхъ требоваше. Священнику же помедлѣвшу священиа ради службы. Пришедшу же священнику, святых таинъ хотяща причастити, и обрѣте брата умерша. Прочее шед священикъ тъй възвѣстити преподобному о вещи тъй, яко брат преставися и не поспѣ причаститися святых таинъ. Святый же, яко услыша, зѣло оскорбися и скоро оконце келии затвори, и прочее с плачем обратися къ Богу на молбу.

После этого принесен был некий человек в монастырь святого, очень тяжело больной, и просил святого постричь его в иноки. И святой просьбы его не отверг, облек его в святой иноческий образ и нарек имя ему Далмат. И, проболев несколько дней, приближаясь уже к концу, попросил тот святых Христовых тайн. А священник помедлил из-за священной службы. И когда священник пришел, чтобы причастить его святых тайн, нашел он брата умершим. Тогда пошел священник и сообщил преподобному, что брат преставился, не успев причаститься святых тайн. Святой же, услышав об этом, очень опечалился и, спешно закрыв оконце келии, с плачем обратился к Богу с молитвой.

 

Помалѣ же прииде братъ, служай предреченному Долмату, и толкнувъ оконце у келии преподобнаго, и възвѣсти блаженому Кирилу, яко Долматъ живъ есть и еще святых таинъ требуеть причаститися. Святый же призвавъ священника и посылаеть его святых таинъ причастити брата. Священникъ же тъй не хотѣ пререковати святому, видѣвше, яко брат умерлъ бяше, но иде тамо, святые тайны имѣя с собою. И обрѣте Долмата жива сѣдяща. И тако священникъ тъй въ удивлении велицѣ бывъ и славу въсылаа Богу. И святыхъ таинъ братъ причастився и съ всѣми братиами простився, мирно и тихо къ Господу отходить.

Вскоре пришел брат, служивший вышеупомянутому Далмату, и, постучав в оконце келии, сообщил блаженному Кириллу, что Далмат жив и опять просит причастить его святых тайн. И святой, позвав священника, послал его причастить брата святых тайн. Священник тот не захотел пререкаться со святым и хоть и видел, что брат умер, но пошел к нему, неся с собой святые тайны. И нашел он Далмата живым, сидящим. Был тот священник от этого в великом удивлении и воздал славу Богу. А Далмат, причастившись святых тайн и попрощавшись со всеми братьями, мирно и тихо отошел к Господу.

 

ИНО ЧЮДО

ИНОЕ ЧУДО

 

Прииде же княгини Иванова Карголомьская[39] слѣпа и не видящи на много время и молить святаго еже помолитися о ней. Святый же елико мощно помолися о ней и священною водою покропи тоя очи. И абие прозрѣ и бысть здрава, якоже и прьвѣе, славу въздая Богови и того угоднику блаженому Кирилу.

Пришла княгиня Ивана Карголомского, слепая, не видевшая долгое время, и попросила святого помолиться о ней. Святой помолился о ней как мог и окропил ее глаза освященной водой. И тотчас прозрела она и, став здоровой, как и прежде, воздавала славу Богу и Его угоднику, блаженному Кириллу.

 

ИНО ЧЮДО

ИНОЕ ЧУДО

 

Боляринъ же нѣкто Ромонъ именем, Александрович, далече от обители святаго жилище имѣя, а святаго не видалъ бяше своима очима, но токмо слышалъ бяше великая о нем. Сему убо Роману в болѣзнь велию впадшу и зѣло изнемогающу, начат молити Пречистую Богоматерь, да облегчит ему болѣзнь. И тако молящуся, в сонъ тонок сведенъ бысть. Видит въ снѣ свѣтоносную нѣкую жену, явльшуся, и старца нѣкоего свѣтолѣпна за руку держаща и глаголюща Роману: «К сему, — рече, — посли, и воду священную да прислет к тебѣ, и тако исцѣлѣеши. Кирилъ имя мужеви», — рече.

Некий боярин по имени Роман Александрович, живший вдалеке от обители святого, своими глазами святого не видел, но только слышал о его великих делах. Заболев тяжелой болезнью и совсем ослабев, начал он молить Пречистую Богоматерь, чтобы она облегчила ему болезнь. И, так молясь, погрузился он в легкий сон. И видит во сне, как явилась ему некая светоносная жена, держа за руку некоего святолепного старца, и сказала ему: «К нему пошли, чтобы он прислал тебе освященную воду, и тогда ты выздоровеешь. Кирилл — имя этого человека», — добавила она.

 

Въспрянув же человѣкъ от сна и повѣда всѣм явление бывшее. Тѣмъже скоро посылает къ святому в манастырь и молит его, яко да помолится о нем. Святый же помолився о нем и священную воду посылает к нему. И водѣ же святой принесеной бывше, и абие иже болѣзнию одръжимый приемлет воду, съ всякою вѣрою и усердиемъ вкушает от нея, и абие от болѣзни пременися и бысть здравъ помощию истиннаго Бога и Пречистѣй Его Матери и молитвами святаго Кирила. И егда устрабися от болѣзни, въставъ и иде къ святому и съ женою своею и дѣтми. И якоже прииде въ обитель святаго, токмо от видѣниа, явльшися ему въ снѣ, святаго позна и пад пред ногама его и поклонися, избавителя его своему недугу нарицаше. Нача же ему подробна сказовати, како Пречистѣй моляшеся, и явление, ему бывшее, вся по ряду сказаше пред всѣми братиами. Тѣмже съгласно славляху вси и благодаряху Бога и Того Пречистую Матерь, яко вездѣ призываема помогает.

Пробудился тот ото сна и поведал всем о бывшем ему явлении. Скоро затем посылает он к святому в монастырь и просит его помолиться о нем. И святой помолился о нем и послал ему освященную воду. И когда была принесена освященная вода и тот больной человек принял ее и с глубокой верой благоговейно ее попил, тут же болезнь оставила его, и он стал здоровым с помощью истинного Бога и Пречистой Его Матери молитвами святого Кирилла. А поправившись от болезни, он встал и пошел к святому со своей женой и детьми. И, придя в обитель святого, он узнал святого по тому видению как явившегося ему во сне и, пав ему в ноги, он поклонился ему, называя его своим избавителем от недуга. И начал он подробно рассказывать ему, как молился он Пречистой, и о бывшем ему явлении все по порядку рассказал перед всеми братьями. И все согласно славили и благодарили Бога и Его Пречистую Мать, везде помогающую призывающим ее.

 

Таже Романъ тъй молит святаго еже освятити воду, да погрузится в ней. Святый же молениа его не презрѣ, но идеть на реку и воду освятивъ. Мразъ же зѣлный тогда бяше, и сего ради предреченный боляринъ не смѣяше внити в воду. Святый же рече: «Не бойся, но дръзай!» И абие вшедшу ему в воду, и вода на теплоту преложися молитвами святаго. И изшедшу же ему от воды, и всѣм бывшее чюдо сказоваше, яко: «Токмо, — рече, — снидох в воду, мнѣхся, яко въ укропѣ стояти!» Оттуду же тъй Романъ стяжа велию вѣру къ святому и, милостыню многу давъ манастырю, прочее отиде в дом свой, благодать въздая Богу н Пречистѣй Его Матери, творящему преславная святым Своим угодником.

Затем этот Роман попросил святого освятить воду, чтобы ему в нее окунуться. Святой просьбы его не отверг, пошел на реку и освятил воду. А тогда был сильный мороз, и потому вышеупомянутый боярин не смел войти в воду. Святой же сказал: «Не бойся, дерзай!» И только вошел тот в воду, как вода молитвами святого сделалась теплой. И, выйдя из воды, боярин рассказывал всем о происшедшем чуде: «Как только, — сказал он, — вошел я в воду, показалось мне, что стою в теплой воде!» С той поры Роман обрел великую веру в святого и, дав монастырю большую милостыню, отправился затем к себе домой, воздавая благодарность Богу и Пречистой Его Матери, творящим через святого своего угодника необыкновенное.

 

ИНО ЧЮДО

ИНОЕ ЧУДО

 

Инъ же боляринъ именем Романъ Ивановичъ, съй велию вѣру имый къ Пречистѣй Богоматери и ея угоднику блаженому Кирилу, даяше на всяко лѣто по 50 мѣръ жита, иногда же множае. Изволи же ся тому предреченному болярину предати оно село съ всѣм дому Пречистѣй, Кириловѣ оградѣ. И посылаеть грамоту къ святому на та села. Святый же, яко приатъ посланую грамоту, и начят размышляти в себѣ: «Аще села въсхощемъ видѣти и дръжати, болми будеть в нас попечение, могуще братиамъ безмлъвие пресѣцати, и от нас будут поселскиа и рядникы. Но паче лучши есть жити намъ без селъ, луче убо есть единого от братии душа паче всякого имѣниа» . И тако убо любомудрая душа попечение духовно имѣяше братии! И тѣмже пакы отсылаеть ту грамоту к тому къ предреченному болярину и другую грамоту написа, глаголя: «Аще изволися тебѣ, человѣче Божий, дати село к манастырю, дому Пречистыя, в препитѣние братии, се убо даеши по 50 мѣръ жита, даи же убо, аще хощеши, по 100 мѣръ братиамъ, и сими убо доволни будем. Села же своя самъ имѣй, не бо суть намъ потребна и полезна братии». И тако села святый не въсхотѣ приимати. Боляринъ же тъй сътвори по глаголу старца и даяше манастырю по 100 мѣръ жита, иногда же и множае. По преставлении же блаженаго Кирила пакы тая весь приложена бысть манастырю Пречистыя, иже есть и донынѣ в память его.

Другой боярин, по имени Роман Иванович, имея великую веру в Пречистую Богоматерь и ее угодника, блаженного Кирилла, давал монастырю каждый год по пятьдесят мер зерна, а иногда и больше. И захотелось этому вышеупомянутому боярину передать дому Пречистой, Кирилловой обители, некое село со всем, что в нем. И послал он святому грамоту на то село. Святой же, получив посланную грамоту, начал размышлять про себя: «Если начнем мы наблюдать за селами и управлять ими, то будет у нас больше попечений, нарушающих братьям безмолвие, а некоторые из нас должны будут стать управителями поселков и подрядчиками. Так что гораздо лучше нам жить без сел, ибо душа одного из братии гораздо лучше всякого имущества». Такое духовное попечение о братии имела эта любомудрая душа! И отослал он эту грамоту назад, к тому упомянутому выше боярину, и написал ему другую грамоту, где сказал: «Если хочется тебе, человек Божий, передать монастырю, дому Пречистой, село для пропитания братии, то лучше давай братьям по пятьдесят мер зерна, а если хочешь, то давай и по сто мер, и этого нам будет достаточно. Селами же своими владей сам, ибо они нам не нужны и братии не полезны». И таким образом села святой принимать не захотел. И тот боярин сделал так, как сказал старец, и давал монастырю по сто мер зерна, а иногда и больше. По преставлении же блаженного Кирилла та земля вновь была дана монастырю Пречистой, как оно продолжает быть и доныне, в память о нем.

 

ЧЮДО О КНЯЗИ ПЕТРѢ ДМИТРИЕВИЧИ И ЕГО КНЯГИНѢ[40]

ЧУДО С КНЯЗЕМ ПЕТРОМ ДМИТРИЕВИЧЕМ И ЕГО КНЯГИНЕЙ

 

Ни же се да умолчано будеть бывшее чюдо блаженаго Кирила, яже от неложных устъ повѣдаемое бывшее.

Да не будет сокрыто молчанием и это чудо блаженного Кирилла, о котором рассказывали нелживые уста.

 

Бяше убо благочестивый князь Петръ, сынъ великаго князя Димитрея Ивановичя, бяше же у него княгини Евфросиниа именем. Бяху живуще въ всякомъ благочестии и любве, но чад не имѣяху лет 11 и месяць 6 и сего ради обои в печяли бяху, ради тѣх неплодствий. Имяху же велику вѣру къ святому и достословущему тогда блаженому Кирилу игумену. Помысли благочестивый князь Петръ Дмитриевичь послати къ святому Кирилу, яко да помолить Бога и Пречистую Его Матерь, яко да разрѣшить тѣх неплодство и дарует тѣм плод дѣтородиа. И понеже сим тако бывающим, тогда случися по нѣкоем лѣтѣ смертоносие велие в людех бывшее, бяше же в самом томъ отечьствѣ градѣ Дмитровѣ благочестиваго князя Петра. И сего ради забывше печали, яже о неплодствии бывающе, болми сами о себѣ множае в печали бяху, зряще по вся дни смертоносным серпом отечьство свое, паче же град, пожинаем, тѣмже и самѣмъ такоже, яко и прочим, смерти надѣющимъся.

Жил благочестивый князь Петр, сын великого князя Дмитрия Ивановича, и была у него княгиня, Евфросинья по имени. Жили они во всяческом благочестии и любви, но не было у них детей одиннадцать лет и шесть месяцев, и потому оба они пребывали в печали, из-за своего бесплодия. Имели же они великую веру в святого и широко уже тогда известного блаженного игумена Кирилла. Подумывал благочестивый князь Петр Дмитриевич послать к святому Кириллу, чтобы тот помолился Богу и Пречистой Его Матери о разрешении их бесплодия и даровании им плода детородия. Но пока то да се, случился тогда в некий год великий мор на людей, и был он в самом том отечестве благочестивого князя Петра, городе Дмитрове. И потому, забыв о своей печали по причине бесплодия, больше печалились они о самих себе, видя каждый день свое отечество, особенно город, пожинаемым смертоносным серпом, и оттого и сами так же, как и прочие, ждали смерти.

 

И сего ради, таковаго нашедшаго Божиа прещениа ради, скоро на Бѣлоезеро посылаютъ предпомянутому блаженому Кирилу болярина нѣкоего, Козму именемъ, яко да помолить Бога и раздрѣшить тогда нашедшее прещение в людехъ, паче же и о нѣхъ молитися. Идущу же тому Козмѣ и обитель святаго достигше и преподобнаго отца Кирила видѣвши, и хотящу тому послание дати от князя, тъй самъ блаженый Кирилъ, яко прозорливъ даръ имѣя, самъ позна о немъже. Съ братиею елико мощно молитвовавше о них и воду священную и просфиру посылаеть к ним, и повелѣвает, нѣколико дний постившеся, тако и съ княгинею священной водѣ и просьфирѣ причаститися, причастившеся — окропитися. Назнамена же блаженный Кирилъ писаниемъ милостивное о людех быти от Бога и неплодству тѣх разрѣшитися, еже послѣди обои бывше молитвами святаго Кирила.

И из-за этого, из-за нашедшего на них наказания Божия, срочно посылают они на Белоозеро к блаженному Кириллу некоего боярина по имени Козьма, чтобы святой помолился Богу о избавлении людей от ниспосланного наказания, особенно же молился о них. Отправился тот Козьма и, достигнув обители святого и увидев преподобного отца Кирилла, хотел вручить тому послание от князя, но тот блаженный Кирилл, имея дар прозорливости, сам узнал о нем. С братией как мог помолившись о них, он посылает им освященную воду и просфору и повелевает, попостившись несколько дней, затем вместе с княгиней испить освященной воды и вкусить просфоры, а вкусив — окропиться. Предсказал блаженный Кирилл в послании, что будет к людям милость от Бога и что бесплодие их разрешится, как то и другое сбылось впоследствии молитвами святого Кирилла.

 

Пришедши же предпомянутому Козмѣ и просфиру и священную воду принесшу и писание вдавшу, и богочестивый князь Петръ радости исполнися и приатъ с великою вѣрою и сътвори вся, яже повелѣ ему святый. И постившеся нѣколико дний тако съ княгинею своею и с людми, в то же время животворящему кресту принесену бывшу от града Владимера к нему ради тогда належащаго смертоносиа, тѣмже благочестивый князь Петръ отходит въ град Дмитровъ и молебная съвершают, около града ходяще, град же и люди принесеною водою от святаго кропяще. И тако сим бывающим и нощи приходяще, благочестивый князь Петръ яко в сонъ тонокъ сведенъ бысть. Видѣ нѣкоего свѣтоносна старца явльшися и двѣ свѣщи в руку дръжаща и глаголюща тому: «Се еже просилъ еси, и даруеть ти Богъ сына». Възбнувъ благочестивый князь Петръ Дмитриевичь от сна и от видѣния позна святаго Кирила явление быти, тѣмъже и радости велиа исполнися. В то же время благочестивая княгини Евфросиниа зачатъ сына. Помалѣ же благодатию Христовою недугъ преста в людех.

Когда же вернулся вышеупомянутый Козьма и принес просфору и освященную воду и передал послание, благочестивый князь Петр исполнился радости и принял это с великой верой, и сделал все, что повелел ему святой. И, попостившись несколько дней со своей княгиней и людьми, — а в то время из города Владимира был принесен к нему животворящий крест для помощи против опустошающего мора, — потом благочестивый князь Петр отправился в город Дмитров и совершил молебен, ходя вокруг города и окропляя город и людей принесенной от святого водой. И после этого с наступлением ночи благочестивый князь Петр погрузился как бы в легкий сон. И увидел он, как явился к нему некий светоносный старец, держа в руках две свечи, и услышал, как тот сказал ему: «Вот то, что ты просил: дарует тебе Бог сына». Очнулся благочестивый князь Петр Дмитриевич от сна и понял, что в видении было ему явление святого Кирилла, и от этого исполнился большой радости. В то же время благочестивая княгиня Евфросинья зачала сына. Вскоре благодатью Христовой прекратился среди людей недуг.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...