Главная Обратная связь

Дисциплины:






ЖИТИЕ КИРИЛЛА БЕЛОЗЕРСКОГО 16 страница



Пришла некая боярыня, одна из славных бояр, Ксения именем, чтобы поклониться гробу блаженного Кирилла. С нею пришло много людей. И у одной женщины из служивших ей, кормилицы ее сына, один глаз был слеп, и она шесть лет ничего этим глазом не видела, ибо, говорит, было у нее бельмо во весь глаз. Придя в монастырь, женщина, имевшая слепой глаз, от всех тайком по заутрени пошла в гробницу, где находится гроб святого Кирилла, и начала со слезами молиться. И спустя какое-то время в молитве вдруг слышит будто сильный гром, раздавшийся от гроба блаженного Кирилла, и ей показалось, что он прошел сквозь ее уши и коснулся ее слепого глаза. И она от страха и грома упала на землю, как мертвая, и долго лежала, потрясенная происшедшим. И своей рукой она трогала слепой глаз, и, закрыв рукой здоровый глаз, проверяла, видит ли что-нибудь слепым глазом. И увидев сама, что помиловал ее Бог молитвами святого Кирилла, обрадовалась. И поскольку не утаилось, но стало широко явлено преславное чудо святого, то все воздали хвалу Богу и Пречистой Его Матери. Боярыня же Ксения, накормив братию и дав большую милостыню, возвратилась к себе домой, славя и хваля Бога и блаженного Кирилла.

 

ИНО ЧЮДО СВЯТАГО

ИНОЕ ЧУДО СВЯТОГО

 

Принесоша же в манастырь святаго человѣка нѣкоего, Констянтина именемъ, зѣло болѣзнию одръжима. И тако ему от болѣзни изнемогающи и к концю живота приближающася ему, своя съгрѣшениа исповѣдуеть игумену, и тако игуменъ святых таинъ причащаеть и. Пришедши же нощи, видит нѣкый от старець тоя обители человѣка свѣтоносна, идуща к келии, идѣже Констянтинъ тъй лежаше. Мало иже посреди видить нѣкиа человѣкы, зѣло странно видѣние имущихъ и грядущихъ въслѣд предпрошедшаго мужа. Яко приидоша тамо, идѣже Констянтинъ лежаше, болѣзнию одръжимъ, и начаша съваритися съ преже пришедшимъ мужемъ, что яко: «Прииде, ничтоже не имѣя здѣ в немъ. Нашь бо есть и намъ повинулся есть». Другый же глагола, яко: «Нашь есть и к намъ прибѣже». Сим же тако спирающимся, видит тъй братъ игумена тоя обители съ братиею пришедшихъ и сварящимся о Констянтинѣ. И симъ тако бывающимъ, видить блаженаго Кирила пришедша и глаголюща къ братии, что яко: «Молвите, аще здѣ умреть и погребенъ будетъ, то и Пречистые есть и нашь. Аще ли проче отидет, то не нашь есть».

Принесли в монастырь святого некоего человека, Константина именем, очень тяжело больного. И там, от болезни слабея и приближаясь к смерти, он исповедал игумену свои согрешения, и игумен причастил его тогда святых тайн. С наступлением же ночи увидел один из старцев той обители светоносного человека, шедшего к келье, где лежал тот Константин. А немного позади него увидел он некиих людей очень странного вида, идущих следом за прошедшим впереди человеком. Когда они вошли туда, где лежал больной Константин, начали они спорить с прежде пришедшим человеком, говоря: «Пришел ты, ничего здесь в нем не имея. Наш ведь он и нам он подчинился». И другой сказал: «Наш он к к нам прибежал». И пока те так препирались, увидел тот брат, что игумен этой обители с братией пришли и спорят о Константине. И тут видит он, что пришел блаженный Кирилл и говорит братии: «Скажите ему, что если он здесь умрет и будет погребен, то будет он — Пречистой и наш. Если же уйдет прочь, то он не наш».



 

Пришедшу же дню, видѣвый видѣние брат сказаше игумену и братии видѣние, еже видѣ. Вѣдяху бо вси, яко тъй Констянтинъ лукавое житие прохождаше. Того дни и преставися тъй Константинъ и погребенъ бысть в монастыри том. Тѣмже вси слышавше и прославиша Бога и Пречистую Его Матерь и преподобнаго Кирила.

Когда наступил день, видевший видение брат рассказал игумену и братии о видении, которое он видел. Все ведь знали, что тот Константин вел лукавую жизнь. В тот же день и преставился Константин и погребен был в том монастыре. Тогда все, слышавшие этот рассказ, прославили Бога, Пречистую Его Мать и преподобного Кирилла.

 

ИНО ЧЮДО

ИНОЕ ЧУДО

 

Петра же нѣкоего болярина сынъ, Василие именемъ, бѣсомъ обладанъ бывъ, и сего ради ума своего иступилъ бяше. И бѣсы многыми явленми странными и страшными являхуся ему и смертию прѣтяще. Пришедшу же ему в манастырь блаженаго Кирила и у гроба святаго Кирила бывшу, нощи же пришедши, прииде и тъй въ трапезу, нѣчто от золъ отраду надѣяся тамо приати. Такоже и тамо многа зла пострадавъ от бѣсов: многыми различными страшными видѣнии являхуся ему. Иже тому посреди таковых злѣ стражющю, яко в тонокъ сонъ сведенъ бысть, и видит блаженаго Кирила въ свѣтлых ризах, яко жива, пришедша. И токмо от видѣниа святаго и абие бѣси без вѣсти быша. Въставшу же Василию от видѣниа, и позна себе здрава, яко ничтоже пострадавъ бяше, радуяся. И оттолѣ здравъ и смысленъ бысть, якоже и прежде. И отиде прочее в домъ свой, и благодарность Богу исповѣдуя и того угоднику, блаженному Кирилу.

Сын некоего боярина Петра, по имени Василий, оказался во власти беса и потому сошел с ума. И во многих чудовищных и страшных видениях являлись ему бесы и стращали его смертью. Пришел он в монастырь блаженного Кирилла и побыл у гроба святого, а когда настала ночь, пошел и он в трапезную, надеясь там получить некоторое облегчение в страданиях. Но и там тоже много бед претерпел он от бесов: во многих различных страшных видениях они являлись ему. И тяжело от них страдая, погрузился он словно в легкий сон и как живого увидел блаженного Кирилла, пришедшего в светлых ризах. И от одного только вида святого бесы тут же пропали. Василий встал после видения и понял, что он здоров, как будто вовсе не болел, и обрадовался. И с тех пор стал он здоров и осмыслен, как и прежде. И ушел он оттуда к себе домой, выражая благодарность Богу и Его угоднику, блаженному Кириллу.

 

ИНО ЧЮДО СВЯТАГО КИРИЛА

ИНОЕ ЧУДО СВЯТОГО КИРИЛЛА

 

Нѣкый же князь, Давыдъ именемъ, Семеновичь, в болѣзнь велию впаде и не могаше нимало двигнутися, вси бо уди тѣла его разслабишася. И тако ему стражющу, и прочее живота отчаятися мняши, и велить себе нести в манастырь Пречистые, яко да тамо помолитися. И тако ему принесену бывшу близ манастыря, — и тако 4 мужи ношаху его на постели, и пред враты манастыря бывшимъ, повелѣ себе поставити ту. И начат съ слезами молитися, и по молитвѣ ощути мало болѣзни своеа пременѣние. Въстав же на своихъ ногахъ, двѣма человѣкома подкрѣпляемъ, и, в церкви бывъ, моляшеся. Такоже и богоноснаго отца Кирила гробу пришед, и много съ слезами помолився, яко да облегчить ему святый болѣзненое его. И бысть день ту в манастыри, моляся. И пришедши нощи, и яко въ иступлени бывшу, видит блаженаго Кирила в церкви, съ инѣми священникы в ризах стояща и крестъ в руцѣ дръжаща. «Яко видѣвшу ми, — рече, — святаго, и начах съ слезами молитися ему: “Избави мя от належащая ми болѣзни!”» Святый же знаменавъ его честным крестомъ, егоже имяше в руцѣ своей, и рече: «Не скорби прочее, аз бо помолю Бога и Пречистую Его Матерь, яко да исцѣлѣеши. Но не забуди обита своего, еже обѣщался еси». Възбнувъ же от видѣниа князъ Давыдъ и разумѣ болѣзнь облегчившуся ему, и, отраду приемъ, радовашеся. Наутриа же въста на ногах своихъ и иде въ церковь здравъ молитвами и явлениемъ блаженаго Кирила.

Некий князь по имени Давыд Семенович впал в тяжелую болезнь и совсем не мог пошевелиться, ибо все члены тела его ослабели. И, так страдая и отчаявшись остаться в живых, велел он нести себя в монастырь Пречистой, чтобы там помолиться. И когда его принесли близко к монастырю, — четыре человека несли его на постели, и были они перед воротами монастыря, — повелел он поставить себя там. И начал он со слезами молиться и после молитвы почувствовал некоторое облегчение в своей болезни. Встав на свои ноги, двумя людьми поддерживаемый, он, будучи в церкви, молился. Также и ко гробу богоносного отца Кирилла придя, он долго со слезами молился, чтобы облегчил ему святой его болезнь. И пробыл он там в монастыре день, молясь. А с приходом ночи, словно в исступление придя, увидел он блаженного Кирилла в церкви с иными священниками в ризах стоящим и крест в руках держащим. «И когда увидел я святого, — рассказывал он, — начал я в слезах молить его: „Избавь меня от одолевающей меня болезни!"» Святой же знаменовал его честным крестом, который держал в своей руке, и сказал: «Не горюй больше, ибо я помолюсь Богу и Пречистой Его Матери, чтобы ты выздоровел. Но не забудь обета своего, который ты дал». Очнувшись от видения, князь Давыд почувствовал, что болезнь отпустила его, и, получив облегчение, обрадовался. Наутро он встал на свои ноги и пошел в церковь здоровым благодаря молитвам и явлению блаженного Кирилла.

 

Начят же повѣдати всѣмъ явление святаго, и како явлениемъ того исцѣление получи, к симъ достовѣрна свѣдѣтеля имѣя всѣмъ пребывшее ему здравие явлениемъ святаго. Слышавше же игуменъ и братиа бывшее на немъ посѣщение блаженаго Кирила, паче же и видяще его вси здрава ходяща, и прославиша Бога и Того Пречистую Матерь и чюдотворца Кирила. Князь же Давыдъ, братию учредивъ и милостыню давъ, отиде здравъ в домъ свой. По исцѣлении том стяжа велию вѣру к манастырю Пречистые и чюдотворцю Кирилу.

И начал он всем рассказывать о явлении святого и о том, как он с явлением его получил исцеление, представляя в качестве очевидного для всех доказательства вернувшееся к нему благодаря явлению святого здоровье. Игумен же и братия, услышав о происшедшем посещении его блаженным Кириллом, а тем более видя его ходящего здоровым, все прославили Бога, Его Пречистую Мать и чудотворца Кирилла. Князь же Давыд, накормив братию и милостыню подав, ушел здоровым к себе домой. После этого исцеления он обрел великую веру в монастырь Пречистой и в чудотворца Кирилла.

 

ЧЮДО СВЯТАГО КИРИЛА

ЧУДО СВЯТОГО КИРИЛЛА

 

По сих же благочестиваго князя Михаила Андрѣевича,[55] сродника великаго князя, княгини, Елена именем, и та благочестива сущи, прилучися ей ногама болѣти. И недугу тому немало время прилежащю, и тая тако в болѣзни стражющи, и помысли благочестивый князь Михаилъ ити въ свое отечьство, на Бѣлоезеро, и тамо Пречистѣй Матери Божий поклонитися и чюдотворному Кирилову гробу. Елма же таковым конець приимаше, и князю Михаилу тако съ княгинею на Бѣлоезеро идущу, еще же ему далече сущу, и много растоаниа мѣстомъ имущу, старець нѣкый в манастыри святаго Кирила видить видѣние нощию. Не съвершено спящу, ниже пакы бдящу, и видит себе у гроба блаженаго Кирила, иже гробъ абие о себѣ отверъзеся, изъшед же оттуду святый, яко живъ. И на своемъ гробѣ сѣдя, рече блаженый къ старцю, сподобившемуся видѣние видѣти: «Понеже, чадо, гости немалы хотят приити, в скорби суть велицѣ, но подобает намъ помолитися о нихъ, яко да избавить их Господь таковыя скорби, понеже они наши кормителие суть». И тако глаголавый святый, мало посѣдѣвъ, и пакы въ своемъ гробѣ възлеже, самому гробу о себѣ затворившуся о нем.

После этого случилось, что у княгини, жены благочестивого князя Михаила Андреевича, родственника великого князя, Елены по имени, тоже благочестивой, заболели ноги. Немалое время длился этот недуг, и она от болезни страдала, и решил благочестивый князь Михаил пойти в свое отечество, на Белоозеро, и там поклониться Пречистой Матери Божией и чудотворному гробу Кирилла. Когда же это стало осуществляться, и князь Михаил с княгиней шел на Белоозеро, и был еще далеко, на большом расстоянии от монастыря, некий старец в монастыре святого Кирилла увидел ночью видение. Не совсем во сне, но и не бодрствуя, увидел он себя у гроба блаженного Кирилла, каковой гроб вдруг сам собою открылся, и вышел оттуда святой, как живой. И, сидя на своем гробе, сказал блаженный старцу, сподобившемуся видеть видение: «Поскольку, чадо, непростые гости должны прийти в скорби великой, надо нам помолиться о них, чтобы избавил их Господь от этой беды: они ведь наши кормильцы». И сказав это, старец посидел немного и снова лег в свой гроб, и гроб сам собою закрылся над ним.

 

Възбнувъ же старець от видѣниа и, в себѣ бывъ, дивляшеся. Утру же бывшу, възвѣщаеть видѣние нѣкоему духовному брату, не тако бо просто, ни якоже случается въ снѣ видѣти, но яко жива и наявѣ видѣ святаго. Бысть же по семъ пятим днемъ изшедшимъ, и благочестивая княгини Елена прииде, послѣди же и самъ благочестивый князь Михаилъ приходить в манастырь Пречистыя и, у чюднаго гроба бывше, доволно молящеся.

Очнулся старец от видения и, придя в себя, удивлялся. С наступлением же утра он сообщил о видении одному духовному брату, ибо видел он святого не так просто, как случается во сне видеть, но как живого и будто наяву. По прошествии же пяти дней после этого пришла благочестивая княгиня Елена, а после и сам благочестивый князь Михаил пришел в монастырь Пречистой и побыл у чудного гроба, долго молясь.

 

ИНО ЧЮДО СВЯТАГО КИРИЛА

ИНОЕ ЧУДО СВЯТОГО КИРИЛЛА

 

И симъ убо в таковыхъ упражняющимся, приведоша нѣкоего человѣка, близ манастыря жилище имѣя. Человѣкъ же тъ бяше бѣсомъ мучимъ лютѣ. Связанъ ужема по руку и по ногу и едва от многыхъ удержимъ бываше, гласы бо нѣкыя странныа и страшныя испущаше, яко скот, лааше, устремляет же ся на человѣкы, яко звѣрь, и тако всѣмъ страненъ позоръ бяше. И понеже биаху его, яко злодѣя, да молчить, и елико они биюще его еже молчати, толико онъ, множае неистовяся, въпиаше, злыя гласы испущаа, тѣмже и всѣхъ страхование обдержаше. Таже помощию Божиею помалѣ начатъ тишети и кротѣти и вмалѣ преста от бѣсованиа своего и бысть здравъ и смысленъ, якоже и преже.

Когда это происходило, привели некоего человека, дом которого был поблизости от монастыря. Человек же тот был жестоко мучим бесом. Связанный узами по рукам и ногам и едва удерживаемый многими людьми, он издавал странные и страшные звуки, словно скот, лаял, бросался на людей, как зверь, и являл собой для всех неприглядное зрелище. И поскольку его били, как злодея, чтобы он замолчал, то, чем больше его били, чтобы он замолчал, тем больше он, впадая в неистовство, кричал, злым голосом вопия, так что всех охватывал ужас. Затем с Божией помощью он начал затихать, делаться кротким и вскоре прекратил бесноваться и стал здоров и осмыслен, как и прежде.

 

Потом же въпрашаху его, что яко тогда тако въпиаше, он же глаголаше: «Понеже вы биасте мя еже молчати, они же множае биаху мя, въпити глаголяще. Мнѣ же не вѣдущу, кого от обоих вас послушати, обои бо немилостивно биасте мя, сего ради въпиах». Сие же чудо вси видѣвше, и прославиша Бога и Пречистую Его Матерь и блаженаго Кирила, глаголяще: «Въистину, дивенъ Богъ въ святых Своихъ!»[56]

Потом спрашивали его, почему он тогда так вопил, и он сказал: «Поскольку вы били меня, чтобы я замолчал, они еще больше били меня, говоря, чтобы я кричал. А я не знал, кого из вас слушать, ибо и те и другие немилосердно били меня, и потому я кричал». Видя это чудо, все прославили Бога, Пречистую Его Мать и блаженного Кирилла, говоря: «Воистину дивен Бог во святых Своих!»

 

По сих же временехъ благочестивая княгини Михаилова Елена, исцѣление получивши своему недугу, и бысть здрава. Видѣв же благочестивый князь Михаилъ прславное сие бывшее чюдо, прослави Бога и Того Пречистую Матерь и преподобнаго отца Кирила. И тако братию доволно учредивъ, и многу милостыню дасть манастырю, прочее отиде въсвояси.

После этого в скором времени благочестивая княгиня Михайлова Елена получила избавление от своего недуга и стала здоровой. Увидев это преславное чудо, благочестивый князь Михаил прославил Бога, Его Пречистую Мать и преподобного отца Кирилла. И щедро угостив братию и большую милостыню дав монастырю, ушел оттуда к себе.

 

По сихъ же нѣкоему времени минувшу, князь Михаилъ начатъ болѣти. И тако ему в болѣзни сущу, и — якоже преже рѣхомъ, велию вѣру имѣя к манастырю Пречистыя обители Кириловы — посылаеть с молением къ игумену того манастыря, Касиану именем, яко да помолится съ братиею о немъ. Священную воду тому посылают. Прием же благочестивый князь Михаилъ с великою вѣрою принесеную воду от манастыря блаженаго Кирила, и, благодатию Христовою и Того Пречистыа Матере, токмо воды тоя вкушениемъ исцѣление получи и бысть здравъ, благодаряше Бога и Того угодника Кирила.

Но по прошествии некоторого времени князь Михаил начал болеть. И, болея, — а, как мы уже сказали, он имел большую веру в монастырь Пречистой, Кириллову обитель, — послал он просьбу к игумену того монастыря, Кассиану именем, чтобы тот помолился о нем. Ему послали освященную воду. Принял благочестивый князь Михаил с великой верой воду, принесенную из монастыря блаженного Кирилла, и благодатью Христовой и Его Пречистой Матери от одного только вкушения той воды получил он исцеление и, став здоров, благодарил Бога и Его угодника Кирилла.

 

Нѣкогда бо, времени нѣкоему минувшу, княгини благочестиваго князя Михаила, непраздна суща и въ утробѣ имуща отроча, и прежде уставленаго Богомъ дне, рекше прежде шестихъ недѣль рождениа, отроча въ чревѣ матерни умерша познавашеся. И понеже времени наставшу рождениа, и мертвое отроча не можаше от чрева матерня произыти, тѣмже и княгини в болѣзни велицѣй бывше, недоумѣяшеся, что сътворити, обаче уже и живота отчаявшеся и ничтоже ино, токмо смерть пред очима имущи. Благочестивый же князь Михаилъ, зря супружницю свою тако стражющу, печалию съкрушашеся, но не имѣаше что сътворити, токмо Бога моляше. Богъ же иже всѣмъ человѣком хотя спастися и в разумъ истинный приити. Прииде же въ умъ князю Михаилу, и въспомяну принесеную священную воду от манастыря блаженаго Кирила, еяже ради Богъ того помилова, и повелѣ принести оставшее от воды тоа. И велить болѣзненое чрево княгини священною водою помазати. И сему тако бывающу, и абие отроча мняшеся живо быти въ чревѣ матерни. И тѣмже мертво прочее родися, и княгини нечаемо от болѣзни премѣнися, и въ еже умрети бяше жити сподобися и бысть здрава, хвалящи и благословящи Бога. Такоже и благочестивый князь Михаилъ възрадовася о здравии супружници своей, видѣвъ, яко помилова ю Богъ. Иже прежде мало сего мняше ю въ гробъ вселяему, нынѣ же живу и здраву видѣ, веселяшеся, тако и съ всѣми людми своими хвалу же и величие въздающе Богови и Пречистѣй Богоматери и блаженому отцю Кирилу.

А однажды, когда миновало некоторое время, княгиня благочестивого князя Михаила, будучи непраздна и имея в утробе ребенка, поняла, что прежде установленного Богом дня, за шесть недель до рождения, умер ребенок в ее чреве. И когда настало время рождения, мертвый ребенок не мог из чрева матери выйти, и потому княгиня была в тяжелой болезни, не зная, что предпринять, и уже отчаялась остаться в живых и ничего другого, кроме смерти, не ожидала. Благочестивый же князь Михаил, видя, что супруга его так страдает, сокрушался от печали, но не мог ничего поделать и только Бога молил. Бог ведь желает, чтобы все люди спаслись и в разум истинный пришли. Осенило ум князя Михаила, и вспомнил он освященную воду, принесенную из монастыря блаженного Кирилла, благодаря которой Бог его помиловал, и повелел он принести остаток этой воды. И велит он помазать болезненный живот княгини освященной водой. И когда это сделали, вдруг показалось, что дитя живо во чреве матери. И затем родилось мертвое дитя, и княгиня нежданно избавилась от болезни и вместо того, чтобы умереть, сподобилась жить и стала здоровой, хваля и благословляя Бога. Также и благочестивый князь Михаил возрадовался о здоровье своей супруги, увидев, что помиловал ее Бог. Видя ныне ту, о которой незадолго до этого думал, что она вселится в гроб, живой и здоровой, он веселился, воздавая со всеми своими людьми хвалу и величания Богу, Пречистой Богоматери и блаженному отцу Кириллу.

 

Тѣмже благочестивый князь Михаилъ велию вѣру стяжа къ Пречистѣй Богоматери Кирилова манастыря и многая предасть тоя обители села же и езера. Не токмо тогда, но и всегда многа имѣниа непрестанно даяше, подобяся въ всемъ отцу своему, благородному князю Андрѣю Димитриевичю, и тъй бо благочестивый князь Андръй многа дасть и даяше манастырю Пречистыа, Кириловы обители. И аще о сем взыщеши, всюду обрящещи памятемъ достойна ему даяниа, иже суть и донынѣ всѣмъ знаемы и въ вѣчьную и некончаему всѣмъ бывшим родомъ память его.

Потому благочестивый князь Михаил великую веру приобрел в Кириллов монастырь Пречистой Богородицы и передал той обители многие села и озера. Не только тогда, но всегда, непрестанно много имений давал он, уподобляясь во всем своему отцу, благородному князю Андрею Дмитриевичу, ибо и тот благочестивый князь Андрей много дал и давал монастырю Пречистой, Кирилловой обители. И если возьмешься это разыскивать, то повсюду найдешь его достопамятные даяния, каковые и поныне всем известны и пребывают в вечную нескончаемую память о нем всем родам.

 

ЧЮДО СВЯТАГО КИРИЛА

ЧУДО СВЯТОГО КИРИЛЛА

 

И ниже да умолчано будеть чюдо, бывшее блаженымъ Кириломъ, иже прежде сего мало бывшее. Купца нѣкоего Иоанна сынъ, Иванъ именемъ, съй бѣсом позавидѣнъ бывъ, и ума иступльшу, и нѣкыя страшныя и странныя гласы испущаще. И что много глаголати: и прочее всѣхъ человѣкъ мудрований оставленъ бывъ. Отець же его Иванъ, яко видѣ сына своего Ивана от благыхъ паче на горшая попущением Божиимъ и навѣтомъ того самого бѣса предуспѣвающа, посылает того на Бѣлоезеро в манастырь, идѣже блаженый Кирилъ лежаше. И тамо ему бывшу, и такоже начат бѣситися и нѣкая словеса странна и гнусная глаголати не токмо на человѣка, но и на самого Бога и святых Его.

Да не будет умолчано и о чуде блаженного Кирилла, которое произошло незадолго до того. Сыну некоего купца Иоанна по имени Иван позавидовал бес, и тот сошел с ума, и страшные и нелепые звуки издавал. И что тут много говорить: вообще всякого человеческого смысла был он лишен. Отец же его Иоанн, когда увидел, что сын его попущением Божиим и наветом этого преуспевающего беса сменил благое на худшее, послал того на Белоозеро в монастырь, где лежит блаженный Кирилл. И когда он там оказался, начал он так же беситься и говорить некие нелепые и гнусные слова не только о людях, но и о Самом Боге и о Его святых.

 

И тако сему бывающю, и часто къ чюдотворному гробу овогда приводиму, овогда же самому приходящу, игумен же съ братиею молитвовавше о немъ. И едва по многыхъ днехъ възможе въ чювство приити, исцѣление получи и бысть здравъ и смысленъ, якоже и прежде, благодатию того истиннаго Господа нашего Исуса Христа и помощию Владычица нашеа Богороднца и молитвами святаго отца Кирила. Отиде же здравъ в дом свой, благодарность Богови въздая и святому. Тѣмже отецъ его и мати и ини мнози, егоже преже зряху тако стражюша и ума иступившу, послѣди же здрава и цѣломудрена видяще того, вси единодушно прославляху величиа Божиа и блаженаго отца Кирила.

И пока это происходило, его часто подводили ко гробу Чудотворца, и он сам подходил, а игумен с братией молились о нем. И с трудом после многих дней смог он прийти в чувство, получил исцеление и стал здоров и осмыслен, как и прежде, благодатью самого истинного Господа нашего Иисуса Христа и помощью Владычицы нашей Богородицы и молитвами святого отца Кирилла. И ушел он здоровым к себе домой, воздавая благодарность Богу и святому. Потому и отец его, и мать, и иные многие люди, видя того, кого прежде видели так страдающим и ума лишившимся, а затем здоровым и правильно мыслящим, все единодушно прославляли величие Божие и блаженного отца Кирилла.

 

Многа же иная изрядная чюдеса блаженаго Кирила быша и бывают даже и до сего дне — не точию егда бяше въ временнѣй сей жизни, но и по преставлении, — ова явлена, ова же неявлена. Богу же обоя вѣдома, ихже писанию не предашеся множества ради. Сие же нѣчто мало отчасти житиа блаженаго написашеся, — да увѣдят вси и увѣрятся, яко Господь нашь Исус Христос славящих его прославляеть и здѣ утаити хотяща благая своя дѣланиа всюду добродѣтели ради явлены и славны творить. Блаженый же Кирилъ в пустыни токмо живяше, слава же того и добродѣтель повсюду, яко нѣкиимъ легким крилом, происхождаше, «не бо мощно бяше граду укрытися, верху горы стоащу».[57]

Много и других необыкновенных чудес блаженного Кирилла происходило и происходит по сей день, — не только когда он пребывал в этой временной жизни, но и по его преставлении, — одни явно, другие же неявно. Богу же и те и другие известны, но записаны они не были по причине их множества. Только эта некая малая часть жития блаженного оказалась записанной, — чтобы увидели все и поверили, что Господь наш Иисус Христос славящих Его прославляет и желающих утаить здесь свои добрые дела делает за их добродетель повсюду известными и прославленными. Блаженный Кирилл жил ведь только в пустыни, а слава его добродетели повсюду, как на легких крыльях, пролетала, ибо «невозможно укрыться городу, стоящему на вершине горы».

 

Такова бяху Кирилова исправлением произволениа, такова блаженаго отца мира и яже в мирѣ отвръжение. Сицево житие взыскающихъ лице Бога Иаковля, таковый подвигъ спастися хотящимъ. Что бо честнѣйше, иже онъ стяжа в жизни сей? Глаголю же всѣхъ прьвѣе любы къ Богу, к симь же — чистоту телесную, и с нею же всякъ узрить Господа, худость ризную, безмѣрную простоту, любовь къ всѣм нелицемѣрную, постъ, молитву, въздержание, бдѣние, вѣру несумѣнну, слезы непрестанныи, съкрушение сердца и смирение, егоже ради, речеся: «Сердце съкрушено и смирено Богъ не уничижит».[58]

Таково было стремление Кирилла к исправлению, таким было блаженного отца отвержение мира и того, что в мире. Таково житие взыскующих Бога Иаковлева, таков подвиг желающих спастись. Ибо что почетней того, что он стяжал в этой жизни? Назову прежде всего любовь к Богу, затем — чистоту телесную, с которой всякий увидит Господа, бедность одежды, безмерную простоту, любовь ко всем нелицемерную, пост, молитву, воздержание, бдение, веру без сомнений, слезы непрестанные, сокрушение сердца и смирение, ради которого сказано: «Сердце сокрушенное и смиренное Бог не уничижит».

 

К симъ же и иная многа изрядная чюдеса бываху: лукавых бѣсовъ отогнаниа, недугом различнымъ исцѣление, слѣпымъ очесы прозрѣниа; лишенымъ разума цѣломудрию съ Богомъ податель, противящихся тихый увѣщатель, безъимѣнию учитель, общему житию съвръшитель. И всѣм всяко, по апостолу, бывъ, да всѣхъ приобрящет, да всѣхъ спасеть, да всѣх Богови приведеть, да съ дръзновениемъ речет Владыцѣ своему: «Се азъ и дѣти, еже ми далъ еси».[59] Всѣхъ бо, яко отець, любляше, о всѣхъ печяшеся, о всѣхъ полезная промышляше и всѣхъ, яко свои уды, миловаше, всѣхъ душевьныа струпы обязааше, всѣхъ телесныхъ недугъ нсцѣляше, всѣх от злобъ съгнитие очищая, всѣмъ любовный пластырь тѣхъ вредомъ прилагааше, всѣхъ масломъ милованиа помазаваше. Не бяше тогда скръбяща или оскорбляема. Аще бо нѣкто и малодушенъ бяше или лѣнивъ, но тъй собою исправляше, собою образъ даяше. Иже на нь всуе гнѣвающемуся благоувѣтливъ бяше, и аще кто тому прерѣковаше, длъготръпѣниемъ и млъчаниемъ того к любви привлачаше, и от сего познати бяше, Чий есть ученикъ и Кому подражатель бяше, — явѣ, яко рекшему: «Будете милостиви, яко Отець вашь небесный щедръ есть»,[60] — и да навыкнуть, на кого очи Господни призирают: «Точию кроткаго и смиренаго, и трепещущаго Моихъ словесъ».[61] Господне есть глаголющее, а не мое.

Помимо этих происходили и многие другие, из ряда вон выходящие чудеса: лукавых бесов изгнания, от различных недугов избавление, слепых очей прозрения; для лишенных разума святой здравого смысла с Богом податель, противящихся тихий увещеватель, нестяжания учитель, общему житию совершитель. И всем всячески, по апостолу, был, да всех приобретет, да всех спасет, да всех к Богу приведет, да с дерзновением скажет Владыке своему: «Вот я и дети, которых Ты мне дал». Ибо всех он, как отец, любил, обо всех пекся, обо всем полезном заботился и всех, как свои члены, жалел, душевные струпы всем перевязывал, телесные недуги у всех исцелял, всех от гноя злобы очищая, всем пластырь любви к их ранам прикладывая, всех маслом помилования помазывая. Не было тогда скорбящего или оскорбляемого. Если же кто-нибудь оказывался малодушен или ленив, то он его собой исправлял, собою пример подавал. К тому, кто гневался на него понапрасну, он бывал приветлив, и если кто-то с ним пререкался, он долготерпением и молчанием привлекал того к любви, и по этому можно было узнать, Чей он ученик и Кому подражал, — ясно, что — Сказавшему: «Будьте милостивы, как Отец ваш небесный щедр», — чтобы поняли, на кого очи Господни призирают: «Только на кроткого и смиренного и трепещущего от Моих слов». Господни эти слова, а не мои.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...