Главная Обратная связь

Дисциплины:






Бонус от автора № 1 7 страница



– Думаю, я справлюсь. И так будет быстрее. Я плыву за бластером.

– Хорошо, – явно нервничая, согласился Плейдон. – Будь очень осторожна. Лазерный луч может порезать все, включая твой бронекостюм.

– Да, сэр, – мрачно отозвалась я. – Я попытаюсь не перерезать себя пополам.

Я разметила еще несколько камней с другой стороны площадки, чтобы Амалия и Крат убрали их, пока я забираю бластер. Плейдон показал мне, как им управлять и как ставить на предохранитель, а потом я направилась к балке, осторожно перевела пушку в рабочий режим и попыталась выпустить луч. Он появился, обманчиво и красиво сияя. Я попробовала направить энергетический поток на провода, и луч перерезал их в мгновение ока, оставив также глубокую отметину и на металлической балке. Сглотнув, я закончила освобождать балку. Потом убедилась, что поставила бластер на предохранитель, и прикрепила зловещую вещицу себе на пояс. Она может мне еще пригодиться.

– Джарра, ты не забыла поставить бластер на предохранитель? – обеспокоенно спросил Плейдон. Он снова говорил по групповому каналу, явно не желая, чтобы остальные археологи поняли, насколько его группа неопытна.

– Я абсолютно точно поставила его на предохранитель, сэр.

– Хорошо.

Мы переместили остальные обломки, лежавшие вокруг большой балки, а затем я поставила на ней разметку с обеих сторон и отлетела в сторону. Амалия и Крат закрепили свои лучи на отметках, а когда Плейдон дал обратный отсчет, одновременно подняли балку. Огромный длинный кусок металла плавно взмыл в воздух, затем внезапно покачнулся и отлетел в сторону. Я почувствовала, как меня уносит вверх, как раз когда конец балки оказался на том месте, где только что была я.

– Что пошлo не так? – завыл Крат по групповому каналу.

– Джарра! С тобой все хорошо? – закричал Плейдон по аварийному.

Я не могла пошевелить левой рукой, которую задела балка. Я не могла пошевелить ею… не могла сдвинуть с места… Но затем бронематериал костюма размяк, я махнула рукой, и паника тут же отступила.

– Я в порядке. Просто руку слегка задело. Спасибо, Фиан. Ты вовремя среагировал. Пойду проверю, что случилось.

– Извини, не знаю, что пошлo не так, – произнес Крат.

Зато я знала. Конец балки, которую подцепил Крат, откололся. У меня возникло неприятное чувство, что в этом частично виновата я сама – по глупости случайно срезала этот кусок лучом. Я сделала для себя пометку – не быть такой бестолковой в будущем.

– Это не твоя вина, Крат. Балка сломалась. Она упала за пределами нашей площадки, так что мы можем продолжать убирать обломки. Прошу, растяните тягловую сеть.

Я стояла в стороне, пока Амалия и Крат оттаскивали мелкие обломки. Мы переместили еще один слой больших булыжников, а затем пришлось еще раз протащить тягловую сеть по площадке, чтобы убрать мелкий мусор. Все прошло как по маслу, и это хорошо, потому что мне требовалось время, чтобы прийти в себя.



На аварийном канале раздался спокойный и властный голос:

– Говорит командный центр раскопа. «Асгард-6», сообщите о ходе работ.

– Площадка выровнена, и мы убрали два слоя обломков на главном участке. Мы примерно на полпути вниз, – ответил Плейдон.

Тот же голос обратился к другой группе:

– «Земля-19», когда вы доберетесь до места?

– Говорит «Земля-19». Мы будем там минут через двадцать. Отлично справляетесь, «Асгард-6»!

Я отметила еще несколько валунов. Амалия и Крат их передвинули. Фиан поднял меня, когда произошел небольшой оползень. Мы убрали еще один слой мелкого мусора. Все шло просто прекрасно, и я как раз собиралась снова начать разметку больших обломков, когда преподаватель в панике закричал по аварийному каналу:

– Вижу янтарный свет! Костюм сдает!

– Какой? Где? – Я угадала ответ и двинулась в нужном направлении прежде, чем Плейдон выкрикнул координаты. Костюм-одиночка рядом с тем большим бетонным блоком. Я подумала, что бронекостюм, должно быть, задело, когда булыжник свалился на него и отскочил в сторону. Материал принял удар на себя, но через некоторое время вернулся в исходное состояние. А теперь и вовсе не справлялся с нагрузкой. А как только он разгерметизируется подо всеми этими обломками, то человеку крышка!

Ядреной компот! Мы уже так близко! Я не позволю этому случиться! Я отмечала камни как безумная, отбросив мысли о том, что площадка должна быть чистой и ровной, – прямо сейчас мне нужно было докопаться до пострадавшего, и как можно скорее.

– Амалия, Крат, поднимайте камни! Быстрее! Нет времени на красоту, просто бросайте их в направлении третьего сенсора.

– Джарра, тебе лучше убраться с дороги, – сказала Амалия по групповому каналу.

– Просто оттащите от меня самые дальние камни. Если придется, я пригнусь, да и Фиан сможет меня вытащить. Там внизу кто-то умирает!

Я слышала крики. Разумеется, это все мое слишком живое воображение. Командный центр поймал сигнал оказавшейся под обломками группы на отдельном коммуникационном канале, так что кто-то мог ободрять пострадавших, не отвлекая спасателей. Может, на том канале действительно кричат, если владелец костюма почувствовал вес навалившихся на него булыжников, но я не могла этого слышать.

– Ты близко! – воскликнул Плейдон.

Он был прав. Когда следующие два камня вылетели из дыры, которую мы прокопали, я увидела отблеск бронекостюма.

– Янтарный свет сменился на мигающий красный, – сообщил преподаватель.

Это значит, что у нас осталось не больше минуты.

– Фиан, я спускаюсь! – закричала я и, нарушая все правила, прыгнула прямо в дыру. Мой левитационный ремень на секунду потерял связь со страховщиком, а потом опять заработал, предотвращая мое падение и последующее затвердевание бронекостюма. Стенки дыры уже начали обваливаться, осыпая меня бетонными обломками, когда я пометила руку в бронекостюме, виднеющуюся из-под обломков.

– Фиан, вытаскивай меня! Амалия, закрепи луч на отметке и тащи, что есть духу!

Я взмыла в воздух, а за мной следом – человек в черно-желтой профессиональной броне. Мы, вероятно, только что сломали ему руку, но зато спасли жизнь. Амалия аккуратно переместила пострадавшего на трассу.

– Он жив? – спросила я.

Молчание растянулось на десять секунд – или несколько лет, – а потом из командного центра ответили:

– Жив и нуждается в срочной медицинской помощи. Третий аварийный портал активирован, и американская Больница ждет прибытия раненых.

– Говорит «Земля-19», мы только что прибыли на место. «Асгард-6», нужно ли одним из наших саней отвезти пострадавшего к порталу?

– Спасибо за предложение, «Земля-19». Да, отвезите его, – с облегчением принял помощь другой группы Плейдон, ведь теперь ему не придется посылать к порталу новичков одних на аэросанях.

– Мы подогнали к месту наши тяжелоподъемники, чтобы вам помочь, и ждем приказов разметчика, – сказала руководитель группы «Земля-19».

Это она про меня? Я замешкалась:

– «Земля-19», вы хотите прислать нового разметчика?

– Ты наш разметчик, Джарра. Ты знаешь место и хорошо справляешься. Свяжись с нашими санями, когда будешь готова.

На долю секунды я вся засветилась от похвалы, а потом продолжила разметку. Процесс пошел намного быстрее с пятью подъемниками, тремя из которых управляли профессионалы с хорошей реакцией. Я постаралась привести в порядок то место, откуда мы выкопали человека с вышедшим из строя бронекостюмом, а потом продолжила избавляться от обломков равномерно на всей площади, где люди оказались в ловушке. Процесс резко замедлился, когда мы добрались до уровня пострадавших. Плейдон направлял меня, я ставила метки, и мы осторожно откапывали одного человека в бронекостюме за другим. Первый, второй, третий… Наконец мы освободили девятого, и я смогла перевести дух.

Когда пострадавших разместили на транспорте, мы колонной направились к аварийному порталу. Я лежала на скамье в задней части страховочных саней, погрузившись в оцепенение от усталости, почти не слыша голоса, раздающиеся по общему каналу.

– Говорит руководитель группы «Беовульф-4». Слаженная работа, «Асгард-6» и «Земля-19»! Похоже, у вас все под контролем, так что мы возвращаемся на базу.

– Говорит «Асгард-6», – отозвался Плейдон. – Спасибо, что прибыли нас подстраховать.

– Говорит командный центр раскопа. Подключаем групповой канал «Кассандры-2» к общему.

– Это руководитель группы «Кассандра-2», Роно Кипкибор, – раздался новый голос. – Спасибо за вашу помощь, «Асгард-6» и Земля-19»! Прекрасная работа, разметчик, мы вам очень благодарны.

Несколько других еле слышных голосов присоединились к благодарности своего лидера.

– Надеемся, что Стефан вне опасности, – вступил в разговор Плейдон. – Мы едва успели, когда его бронекостюм отказал. Джарра, скажи что-нибудь.

Я? Я на минуту переключилась на общий канал:

– Рада была помочь, «Кассандра-2».

Мы добрались до портала. Он предназначался лишь для аварийной эвакуации, поэтому был крохотным и без пульта управления – он просто отправлял в заранее назначенный принимающий портал. Мы привязали каждого члена группы «Кассандра-2» к аэроносилкам, прежде чем отправить их на ту сторону. Потом начался еще один раунд обмена любезностями между разными группами и командным центром по общему каналу, а затем все наконец успокоились.

Плейдон приказал первой группе перейти на одни из перевозочных саней и поручил другим ученикам везти нас обратно. Я встала со скамейки на страховочных санях и улеглась на скамейку на перевозочных, вытянувшись в полный рост. Теперь, когда волнение осталось позади, я почувствовала себя настолько уставшей, что уснула по пути назад к куполу. Плохая идея: я никогда прежде не засыпала в бронекостюме, так что, проснувшись, испугалась и была сбита с толку. Запаниковав, даже случайно ударила беднягу Фиана. Он придерживал меня, не давая соскользнуть со скамейки всякий раз, когда сани подпрыгивали на неровной дороге.

– Прости, – извинилась я, плетясь к краю саней, и чуть с них не слетела.

Фиан и Плейдон подхватили меня с двух сторон и завели в купол самой первой.

– Это полный отпад! – воскликнула Далмора. – Джарра, ты была просто… – Она запнулась. – Я даже не знаю, как это описать словами.

«Да-а, – подумала я. – Из-за меня мисс Альфа растеряла свое красноречие!». Я стянула капюшон костюма и чуть заметно пошатнулась.

Фиан подхватил меня второй раз за две минуты. Мой страховщик, по-видимому, считал, что его работа еще не закончена.

– Ты в порядке, Джарра?

Хороший вопрос! Хоть я и стою на твердом гибкопласе в нашем куполе, но чувствую себя так, словно продолжаю парить в воздухе.

Далмора убежала прочь, а через минуту появилась со стаканом газзира. Она передала его мне, и я залпом выпила весь напиток.

– Джарра усердно трудилась, спасая жизни, – произнес Плейдон. – Но военные – такие же люди, как и мы все. Отведи ее в ванную, Фиан, а потом – в комнату.

Вот и ванная! Я сумела снять бронекостюм и – какая радость! – принять душ. А оказавшись в постели, уснула прямо в облипке, не в силах переодеться. Через несколько часов проснулась, оделась и чуть ли не на ощупь добралась до столовой. Похоже, уроков сегодня нет: все просто сидели за круглыми столами и болтали. Стоило мне войти, разговоры стихли: студенты смотрели, как я набрала себе еду из буфета и принялась есть.

– Мы получили новости из больницы, – сообщил Плейдон.

Я оторвалась от еды и посмотрела на него.

– Стефан – разметчик, чей бронекостюм разгерметизировался – потерял обе ноги, но его мозг в порядке. Месяц он проведет в регенерационной камере, пока растут его новые ноги, и будет в полном порядке. У всех остальных лишь небольшие травмы. Я собираюсь навестить их позже. – Он помолчал. – Группа «Кассандра-2» – мои близкие друзья.

Я, возможно, должна была попросить Плейдона передать им и от меня пожелание скорейшего выздоровления, но слишком устала и смогла лишь пробормотать: «Рада, что Стефан поправится». После чего доела свою порцию и поплелась обратно в постель. Я помогла спасти жизнь нескольким людям. Людям-нормалам, а не инвалидам. И во всей кутерьме об этом даже не задумалась. Они были просто людьми.

Но было и кое-что еще. Плейдон обратился ко мне как к военной. Он поменял свое мнение, превратившись из моего противника в союзника, и из-за этого я не просто ощутила себя в большей безопасности, я почувствовала… почувствовала себя хорошо.

И снова уснула.

 

Глава 9

Я спокойно проспала большую часть дня и вечера, но всю ночь мне снились странные, пугающие сны. В них именно я застряла под обломками в давшем слабину бронекостюме и беспомощно лежала там, пока мои ноги медленно превращались в бесформенную массу. Нехорошо. Совсем нехорошо.

Весь следующий день мы слушали обычные лекции. Не выезжали на место раскопок и даже не выходили из купола. Должно быть, Плейдон почувствовал, что нам нужно перевести дух перед новой поездкой на раскоп. Уж не знаю насчет остальных, но в моем случае он, безусловно, оказался прав. Тело окоченело и болело, а в голове царил кавардак.

Именно поэтому вместо работ на раскопе мы весь день слушали Плейдона, который рассказывал об истории двадцатого века и зарождении огромных городов. Двадцатый век, если вкратце, – это война, война и скукота.

Еще бы на школьных уроках истории не было скучно! Там не рассказывали о начале освоения космоса, так как с изобретением порталов все предыдущие достижения казались несущественными. Не говорили о холодной войне, потому что в этой теме слишком часто мелькало слово «ядерный», а, услышав его, школьники начинали хихикать, потом пересказывали родителям, что сказал учитель, и на школу обрушивался поток жалоб. По крайней мере, именно так происходило с про-родителями, но вряд ли и настоящим родителям по душе, когда их дети ходят и твердят как заведенные: «Ядерная бомба, ядерная бомба, мне можно говорить “ядерная бомба”, потому что учитель сказал “ядерная бомба”». Там, где дело касается детей, грань между настоящей ядерной бомбой и похожим ругательством так тонка, что ее, считай, и нет.

Плейдон не побоялся рассказать о бомбах группе предположительно взрослых восемнадцатилетних студентов, и поэтому мы досыта наслушались лекций о войне, войне, холодной войне и скукоте. Если кто-то и хихикнул сдавленно при слове «ядерный», то это произошло, скорее, при воспоминании о том, как преподаватель вчера на раскопках ругался на Лолию, так что не считалось обычным ребячеством.

Скучно или нет, но я была безмерно благодарна за то, что сидела в столовой, пропуская мимо ушей пару мировых войн. Нервы по-прежнему вибрировали, как туго натянутые струны, а в скуке было что-то успокаивающее.

Меня беспокоило, что я до сих пор настолько взвинчена. Все закончилось. Археологи в порядке. Так почему же я до сих пор не нахожу себе места? Был момент, когда я даже задумалась, а не поговорить ли с психологом, но, к счастью, через десять секунд опомнилась.

Успокаивала мысль, что Плейдон тоже выглядел слегка потрепанным. Наверное, вчерашний день для него стал кошмаром, так как закончился спасательной операцией, когда из помощников у него оказались только безмозглые подростки. То есть мы. Преподаватель упомянул, что пострадавшие – его друзья, и, скорее всего, поэтому он пытался сохранить профессионализм, в то же время испытывая в душе мучительные переживания, сродни адскому пламени.

Занятия закончились около пяти, и Плейдон взял с собой еды и куда-то ушел. Возможно, направился к себе в комнату, чтобы вновь мысленно прокручивать в голове сцены спасения и беззвучно кричать, совсем как я прошлой ночью.

Все остальные расселись в столовой, перекусывая тем, что нам казалось наиболее похожим на настоящую еду и напитки из всего ассортимента буфетов. Обнаружив, что удобно усесться в кресле из гибкопласа почти невозможно, студенты притащили свои подушки – даже диванные – и расположились прямо на полу. Все вокруг продолжали выражать мне восхищение за то, что я взяла на себя руководство соучениками во время спасательной операции. Даже Лолия, казалось, находилась под впечатлением. Отчего-то подобное внимание одновременно и радовало, и смущало, поэтому я в одиночестве устроилась в тихом уголке.

Спустя какое-то время ко мне присоединился Фиан и протянул полный стакан газзира:

- Плейдон сегодня рассказывал об интересных фактах. В моей школе почти не говорили о доистории. В секторе Дельта вообще не особо увлекаются изучением прошлого. Именно поэтому я и решил поступать в Асгард, а не в университет Дельты.

Я внезапно поняла: хоть попытка поступить в институт другого сектора не такое уж безумие, в сравнении с обезьяной, притворяющйся нормалом, все же это тоже довольно смелый шаг.

- И как тебе, не трудно здесь учиться?

- Справляюсь. Вчера я, безусловно, испытал потрясение. А ты как себя сегодня чувствуешь?

Я щелкнула ногтем по стакану с газзиром, вызвав мелодичный звон:

- Слышишь? Вот так до сих пор дребезжат и мои нервы.

- Вчера ты отлично справилась.

- Только потому, что знала: случись что – и ты придешь на выручку.

Фиан помолчал, а потом снова заговорил:

- Я все думал, можно ли тебя кое о чем спросить. Меня это всегда интересовало, а ты одна из военных и, наверное, знаешь по этой теме все.

В первый день учебы Плейдон назвал меня военной перед всем классом, и тогда я решила, что это предупреждение. Но я помогла спасти его друзей, так что теперь он перестанет докапываться до меня с вопросами о военных. Я несколько расслабилась, решив, что теперь мне станет немного легче. Но не тут-то было! Возможно, Плейдон и перестал намеренно проверять мои знания, но другие студенты продолжат задавать свои простодушные вопросы, а если я стану избегать разговоров, то только покажу, что мне есть что скрывать.

- Да? – осторожно подбодрила я Фиана.

- Почему после сектора Эпсилон решили заселять сектор Каппа? Разве следующей не должна была быть Дзета?

Фух, повезло: я сама интересовалась этим вопросом и узнала ответ на него много лет назад. Потянувшись к глядильнику, я щелкнула по стандартной карте-голограмме трех концентрических сфер расселения человечества.

- Сектор Альфа – самая первая сфера, с Землей в центре. Кластер Бета-Гамма-Дельта, расположенный вокруг него, образует вторую сферу. За их пределами находится третья, внешняя, сфера, в которой отмечено множество секторов, хотя пока что мы начали колонизировать только два из них. А теперь посмотри, где находится Дзета, и увидишь ответ.

- Не понимаю, – нахмурился Фиан.

- Когда в секторе Дельта почти не осталось неопланет, военные начали налаживать сеть порталов для первых приграничных секторов. А что происходило во время колонизации Дельты?

Фиан вытаращил глаза и воскликнул:

- Вторая Римская империя! А сектор Дзета находится совсем рядом с сектором Бета.

- Именно, – кивнула я. – В то время сектор Бета был независимым и враждебно настроенным. Он до сих пор… отличается… от других секторов. Клановая система, классовая система, отсутствие запрета на наготу. Неудивительно, что Лолия и Лолмак не вписываются в коллектив.

Мы с Фианом инстинктивно бросили взгляд на упомянутых бетанцев и по молчаливому согласию сменили тему. Я ответила на вопрос Фиана и теперь снова могла расслабиться, но не слишком. Этот экзамен я выдержала, но знаю, что будут все новые и новые проверки. И нельзя позволить себе провалить ни одну из них.

Тут в столовую вошла Далмора с гитарой в руках. Она объяснила, что этот инструмент придумали очень давно, еще в допортальные времена. Естественный закон Вселенной гласил, что во все времена на археологические раскопки кто-нибудь обязательно привозит гитару. И песни исполняют всегда одни и те же. В школьном историческом клубе у нас было двое гитаристов, хотя не могу не признать, что Далмора играла лучше, чем они.

Мы слушали, как она поет песню о двух парнях и одной девушке. В мой первый год в следующем шаге эту песню распевали все. В куплете говорилось, что парни предлагали девушке встречаться, а она никак не могла определиться и выбрать одного, а в припеве пела, что мама не позволит ей заключить тройной союз, поэтому девушка должна сделать выбор. В последнем куплете парни решили забыть о возлюбленной и встречаться друг с другом. Далмора слегка запуталась в строчках в конце, но все равно очень хорошо сыграла и спела.

- Я родом с Геркулеса, – сказал Фиан, когда все снова утихомирились. – Только не надо мне говорить, что я не так силен, как он, об этом сказало уже полкласса.

Я хихикнула и смерила его взглядом. Фиана, конечно, не назовешь качком, но…

- Видала и хуже.

Он выглядел до смешного польщенным моим комментарием.

- Мои родители – специалисты по прогнозированию солнечных бурь. А старшая сестра изучает многочастичные волновые расширения.

- Что такое солнечные бури, я еще понимаю. Но «многочастичные волновые расширения» мне совсем ни о чем не говорят. Что это такое?

Фиан улыбнулся:

- Без понятия. Сектор Дельта уделяет большое внимание науке, совсем как Бета – плотской любви, но меня почему-то она не привлекает.

Я рассмеялась.

- Я имел в виду, что меня не привлекает наука, а не плотская любовь. Секс – это… – Фиан покачал головой. – Что-то я совсем увяз, да?

Я кивнула.

- В общем, я не могу понять, чем так интересна наука, а мои родные не разделяют моего увлечения историей. Так здорово находиться здесь с людьми, с которыми можно действительно поговорить об истории и которые не уснут во время разговора.

- Понимаю, – кивнула я. – Я всегда до одури грузила своих друзей, и они часто запрещали мне читать им лекции, но когда я узнаю о прошлом что-то интересное, то просто хочу с кем-нибудь поделиться своей радостью.

- Полагаю, на военной базе история вовсе не самая популярная тема для обсуждения.

В голове опять зазвенели тревожные колокольчики. Я снова потеряла бдительность, ответив своими словами, а ведь должна помнить, что я ДРВ.

- Это точно, – согласилась я.

- Твои родители на задании? – спросил Фиан.

- На неопланете.

- На неопланете! – Он явно впечатлился. – А где именно?

- Засекречено.

Мысленно я сделала себе пометку, что такой ответ может пригодиться, если попадется сложный вопрос.

- Извини.

- Да нет, ничего страшного. Даже если бы информация не была засекречена, у планеты все равно пока есть только номер. Чтобы обрести название, она должна пройти этап неопланеты.

- И сколько еще времени твои родители там проведут?

Я пожала плечами:

- Может быть, год. А может, прилетят уже завтра, если там обнаружится что-то очень опасное.

- Жуть, – поморщился Фиан. – У тебя есть братья или сестры?

- Брат, – сказала я. – На год старше меня. – Я придумала для ДРВ вполне типичную биографию военной. В их семьях считалось нормальным рожать двоих или троих детей с минимальной разницей в возрасте. – Он тренируется в… – И тут я кое-что вспомнила. – Вот ведь хаос!

- Что случилось?

- Мне нужно было кое-кому позвонить, а уже слишком поздно.

Фиан посмотрел на часы:

- Сейчас всего семь вечера.

- Разница во времени, – пояснила я и вручила ему свой стакан с газзиром. – Скоро вернусь.

Я помчалась в свою комнату. Европейское время на пять часов опережало наше. Там уже перевалило за полночь. Я не осмелюсь позвонить Кэндис так поздно, но набрать номер Иссетт вполне могу. После вчерашнего у меня появилось кое-что интересное, о чем можно легко поболтать.

Неудивительно, что Иссетт не торопилась отвечать на мой звонок. Наконец экран зажегся, и я увидела подругу. Она с усталым и укоризненным видом сидела на кровати в пижаме.

- Я знала, кто это, даже еще не успев включить экран. Если кто-то звонит в полночь, это точно Джарра!

- Вини часовые пояса, – усмехнулась я. – Мне нужно с тобой поговорить.

- Как ты там? Нормалы еще ничего не поняли?

Я покачала головой:

- Пока нет. Никогда не догадаешься, что вчера случилось! Мы только начали раскопки, когда…

Иссетт заткнула уши:

- Никаких уроков истории! Только не в полночь! Плохая Джарра!

- Послушай! Там упал небоскреб, и под обломками оказались десять человек. – Я пересказала ей все, что случилось, и как я вела себя в роли разметчика.

Иссетт восхищенно глазела на меня:

- Как ты смогла? Я бы остолбенела от ужаса.

- Джарра-ребенок-военных не столбенеет от ужаса, – неожиданно произнес мужской голос. На экране появился Кеон, который сел на кровать рядом с Иссетт. Кеон был в пижаме, а его короткие черные волосы казались еще более взъерошенными, чем обычно. Он… Они с Иссетт, должно быть… Я смотрела на них в полном ступоре.

- Я рассказала Кеону, – призналась Иссетт. – Беспокоилась о тебе и… Надеюсь, ты не злишься?

Злюсь? Нет. Я слишком поражена, чтобы злиться. Иссетт и Кеон? Когда это началось? Как далеко зашло? Неужели они намеренно поселились в одном общежитии? Интересно, они уже объявили себя парой или как? Если они проводят вместе ночи, то Иссетт, наверное, захотела подписать контракт, но, с другой стороны, слова «Кеон» и «контракт» как-то не слишком увязывались в одно предложение. Или вы милые порядочные мальчик и девочка, или нет. Иссетт была милой и порядочной, а вот Кеон – нет.

Я взяла себя в руки:

- Не злюсь. Ты же никому не скажешь, правда, Кеон?

Он покачал головой и привычно лениво мне улыбнулся:

- Конечно, нет. Слишком много усилий!

- В общем, у меня все хорошо. Хотела рассказать о спасательной операции, но лучше пожелаю тебе… вам обоим… спокойной ночи.

Я поспешно завершила разговор и невидящим взглядом уставилась на стену своей комнаты. Поверить не могу! Знаю, много кто слетает с катушек после окончания следующего шага, упиваясь каждым глотком свободы, но… я всегда считала Иссетт благоразумной!

 

Глава 10

Когда я наконец вернулась в столовую, Фиан по-прежнему был там и охранял мою подушку. Он протянул мне газзир. Я глянула на стакан:

- Не помешало бы чего покрепче.

- Если ты об алкоголе, не думаю, что буфеты смогут тебе помочь, – покачал головой дельтанец. – Здесь на выбор только шесть вкусов газзира и та грязновато-коричневая муть, которую пьют гаммиты. Даже фруджита нет. А что такое?

- Я в шоке.

- Что-то случилось?

Я кивнула.

- И что же могло потрясти тебя после вчерашних-то событий?

- Это еще хуже, чем вчера.

- Что-о?! – Фиан вытаращился на меня. – Только не говори, что наконец объявились инопланетяне! Не может такого быть! При обнаружении пришельцев тут бы уже каждый глядильник орал!

И тут, как по команде, по комнате прокатился нестройный хор мелодичных переливов, писка и звона. Мой глядильник заиграл вместе со всеми.

- О, ядернуть ее в компот! – ахнул Фиан и лихорадочно вытащил свой глядильник. Посмотрел на экран и сказал: – Предупреждение о солнечной буре… Извини, у меня вырвалось, просто…

Я рухнула на подушку и уткнулась в нее, истерически хихикая.

- Когда все глядильники запиликали, твое лицо… – еле выдавила из себя я, продолжая хохотать в подушку.

Фиан посмотрел на меня сверху вниз и неохотно усмехнулся.

- Ты меня чуть до инфаркта не довела. Я-то подумал, что дело и правда в пришельцах! Думал, тебя предупредили раньше, чем объявили об этом в новостях, потому что у тебя активирована программа «Инопланетный контакт», и тебя призывают на… Может, прекратишь смеяться?

Я покачала головой, продолжая хихикать:

- Угу, меня первой призовут, стоит объявиться пришельцам!

Фиан со стоном прикрыл лицо ладонями.

Постепенно я успокоилась, лишь изредка издавая сдавленное бульканье, когда смешок все же пытался вырваться из горла.

Фиан настороженно посмотрел на меня:

- Ты как, закончила?

Я кивнула и закусила губу, чтобы не расхохотаться снова.

Дельтанец уставился в глядильник и нахмурился:

- В оповещении говорится, что по всем прогнозам порталы будут закрыты на целых три часа. Жуть какая! Однажды на Геркулесе была солнечная буря, но порталы не работали только час. И даже тогда двое человек умерло, потому что не смогли добраться до больницы.

- На Земле солнечные бури случаются несколько раз в год, – пояснила я. – Закрытие порталов на срок до шести часов считается нормальным. Если буря действительно сильная, можно просидеть в изоляции и три дня.

- Серьезно? – недоверчиво спросил Фиан. – Три дня! Ты же шутишь, правда?

Я покачала головой:

- Нет, на Земле и в самом деле такое случается. Помнишь, как в первый день мы говорили о неопланетах?

Фиан кивнул:

- Ты потрясно выступила! Плейдон ни с того ни с сего тебя вызвал, а ты просто спокойно встала и рассказала нам все, как положено.

Я почувствовала, что заливаюсь румянцем.

- Спасибо. Вообще-то, мне даже нравится выступать с докладами. Тем не менее, к чему я это все – Плейдон тогда сказал, что Земля не прошла бы стадию неопланеты из-за высокого уровня солнечной активности. Планеты, где бури настолько сильны, что регулярно мешают работе порталов, обычно забраковываются. Думаю, приемлемый уровень – одна блокировка портала в пятнадцать лет. А на Земле они происходят каждые пару месяцев.

Фиан поморщился.

- И как только люди с этим справляются? – спросил он.

Я пожала плечами:

- Нынешнее оповещение дано за пять часов до блокировки, и это обычный минимум. Пяти часов достаточно, чтобы закрыть школы, отправить детей по домам и перевезти в больницы тех, кому требуется медицинская помощь. В большинстве поселений есть медучреждения как раз на случай введения режима чрезвычайного положения. Население Земли просто пережидает блокировку порталов.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...