Главная Обратная связь

Дисциплины:






Бонус от автора № 1 15 страница



После перерыва мы вернулись на рабочую площадку и обнаружили, что вторая группа расчистила место еще на несколько слоев камней вниз. Мы снова принялись за дело, и теперь уже команда два охотно отправилась передохнуть.

Мы понемногу продвигались и к возвращению второй группы убрали почти все обломки и добрались до грунта. Вскоре Плейдон уже работал с датчиками, решая, где лучше заложить взрывчатку. На этот раз мы могли разместить заряды вручную, без винтовки, что значительно упрощало задачу. Плейдон запросил разрешение, взорвал заряды, и в земле образовался огромный круглый кратер.

- Думаю, мы пробили дыру прямо к метро, – заметил преподаватель. – Страховщику и грузчикам нужно подъехать ближе и использовать удлинители, чтобы лучи могли работать по вертикали. Группа два, здесь нам потребуется и ваши страховочные сани.

Произошла заминка, пока Плейдон обходил подъемники и страховщиков, проверяя, правильно ли закреплены удлинители. Пользуясь моментом, я старалась везде подсмотреть и подслушать, поскольку никогда не работала с такими приспособлениями.

- Страховщик второй группы, ты будешь опускать в проем сенсорный зонд, – объяснял преподаватель. – Он оборудован светильниками, видеокамерой и датчиками, благодаря которым мы увидим, что находится внизу. Зонды – приборы недешевые, и, к сожалению, их легко сломать, поэтому обращайся с ним так же бережно, как если бы это был твой разметчик. Если что не так, быстро вытаскивай.

Зонд опустился вниз, и, чтобы нам всем было видно, Плейдон спроецировал изображение с него над кратером. Даже со светильниками внизу мало что удалось рассмотреть. На дне, естественно, лежала груда камней, тоннель по обе стороны скрывался в темноте. Плейдон поочередно осветил оба направления.

- С одной стороны путь преграждает обвал – возможно, старый, а возможно, вызванный нашими взрывами. В другую сторону путь, кажется, свободен, но мы не станем отходить далеко от проема. Если в тоннеле кого-нибудь засыплет еще одним обвалом, мы ни за что не откопаем пострадавших вовремя. Сейчас я запущу сканирование, чтобы определить, есть ли там что-нибудь интересное.

Я подошла к поисковым саням, чтобы понаблюдать. Изображения с зонда появлялись на экранах вспомогательного модуля. Я не смогла в них разобраться.

- Эти экраны отличаются от установленных в обычной сенсорной сети, – заметила Далмора.

Казалось, она слегка ошеломлена. Я могла ей только посочувствовать. Даже в стандартных датчиках достаточно сложно разобраться, что уж говорить о подсоединенном к ним абсолютно незнакомом вспомогательном модуле!

- Они похожи, – сказал Плейдон, – но имеют несколько существенных отличий. Зонды – сенсоры военного образца, и спроектированы они для несколько иных работ, не специально для археологов. Хммм, интересно…



На мгновение он замолчал.

- Я не вполне уверен, но там, внизу, может оказаться кое-что интересное. Раскопки метро – в некотором роде лотерея. Большая часть представляет собой пустые тоннели транспортной системы. Однако к середине Века Исхода она была заброшена. Жители быстро покидали Нью-Йорк, метро не пользовались, и сюда хлынули мародеры. Там, внизу, банды размещали свои штаб-квартиры и иногда оставляли вещи, уезжая, или потому что погибли в стычках с полицией или конкурирующими бандами.

Я всматривалась в экраны зонда. Там должно что-то быть.

- Если это стазисная ячейка, то она большая и довольно странной формы.

- Да, – согласился Плейдон. – Если это она, то в ней явно не обычные семейные реликвии. Что ж, есть только один способ все выяснить. Ячейка находится под грудой камней, поэтому нам еще предстоит откопать ее. Фиан, осторожно опусти Джарру вниз, чтобы она осмотрелась и пометила камни. Мы вытащим разметчика и сенсорный зонд, прежде чем оттуда будет вынут хоть один камень. Затем Джарра и зонд снова опустятся вниз, и вся процедура будет повторяться снова и снова. Медленно и осторожно.

При помощи страховочного луча Фиан поднял меня в воздух, и я повисла над проемом.

- Джарра, я буду следить за картинкой с сенсорного зонда, – сообщил мой страховщик, – но это не то же самое, что видеть тебя самому. Если возникнет проблема, просто крикни «тяни!».

- Так и сделаю, – пообещала я.

Когда меня опускали в проем, Фиан нервничал, и я тоже слегка волновалась. Раньше на раскопках я никогда намеренно не спускалась под землю. Оказавшись в яме, я принялась ставить метки на булыжники, прекрасно зная о том, что единственный путь отступления – круглая дыра у меня над головой. Даже при помощи левитационного ремня мне было не достать до нее, но я доверяла Фиану. Спасательные лучи проектировались таким образом, чтобы быть абсолютно надежными. Да и мой страховщик не сделал бы ничего безрассудного, например, он точно не стал бы отключать страховочный луч от точки крепления на моем костюме. Я сосредоточилась на том, чтобы разметить как можно больше, в пределах разумного, конечно.

- Эта порция помечена. Поднимите меня, – произнесла я.

И тут же вылетела из дыры в безопасное место. За мной последовал сенсорный зонд, и Амалия с Кратом переместили первую партию камней. После этого зонд снова опустили вниз и разведали обстановку, прежде чем отправлять меня в проем, чтобы я пометила следующую груду камней.

Мы повторили весь цикл раза четыре. Самым сложным было сдвинуть в сторону маленькие камешки. Не имея возможности протянуть сеть обычным способом, Амалия и Крат поднимали кучки камней, но это подходило только для небольших обломков. Я поняла, что мне придется метить по одному камни меньшего размера, чем обычно.

- Если бы внизу оказалось много интересного, – вздохнул Плейдон, – мы бы применили другой подход: взорвали бы верхнее покрытие по всей длине метро, чтобы работать над огромной открытой траншеей. В такой крупномасштабной операции обычно участвуют несколько рабочих команд.

Наконец я добралась до последнего слоя камней. Постепенно привыкнув к странному режиму работы, сейчас я немного расслабилась. Внимательно изучая булыжники, обнаружила, что некоторые из них оказались совсем не камнями.

- Здесь несколько старых металлических контейнеров. Большинство уже развалилось, и содержимое обратилось в прах или сгнило.

- Я получаю с сенсорного зонда сигнал о химической угрозе, – произнес Плейдон. – Активность низкая, химикаты разложились со временем и благодаря бронекостюму не причинят тебе никакого вреда. Хотя нам придется обеззаразить тебя, прежде чем ты снимешь свой костюм.

- Ну, здорово! – проворчала я. – Я теперь вонючка.

Класс смущенно захихикал.

- Это археологический жаргон, – объяснил преподаватель. – Означает, что костюм Джарры заражен, поэтому никто не должен к ней прикасаться – или вам тоже потребуется чистка.

- Вижу два неповрежденных металлических контейнера. Думаю… – Я внимательно присмотрелась. – Тут лишь узенький пролом в груде камней, но, полагаю, там и правда стазисная ячейка.

Класс разразился радостными выкриками.

- Мы откопаем и достанем оба неповрежденных контейнера и стазисную ячейку, – произнес Плейдон, – но, если честно, они вызывают у меня подозрения. Положим их на трассе, и я проведу стазисную проверку прямо на месте, прежде чем мы рискнем погрузить их на сани.

Мы подняли еще одну груду булыжников, и я снова спустилась в проем. Теперь контейнеры и стазисная ячейка были очищены от камней.

- Коробки выглядят целыми, а ячейка… Ну, такой, как эта, я раньше никогда не видела. Это большой длинный цилиндр.

- Стазисное поле выглядит стабильным? – спросил Плейдон.

- Плотная черная вуаль, не мерцает, выглядит нормально. – Я поставила метки на металлические контейнеры и обвязала стазисную ячейку. – Пришлось изловчиться, чтобы подцепить ячейку такой формы, но, думаю, я справилась. Вытаскивайте меня.

Меня снова подняли на свет божий и переместили на расчищенную дорогу. Следом вытащили зонд, а затем – стазисную ячейку в обвязке и два металлических контейнера. Плейдон распорядился, чтобы их опустили на трассу подальше от саней.

После этого преподаватель опрыскал меня очистителем и проверил сканерами.

- Джарра больше не воняет, – сообщил он.

- Ура! – отозвалась я.

Плейдон начал вынимать оборудование стазиста.

- Могу я помочь с установкой? – с надеждой спросила я. – Я несколько раз помогала упаковывать и…

- Полагаю, можешь, – вздохнул преподаватель, – но не думай, что я не догадался, чего ты добиваешься. Я не смогу присвоить тебе квалификацию. Это не то же самое, что получить лицензию пилота. Курс стазиста подразумевает очное обучение и экзамены.

- Знаю. На раскопках я могу получить кое-какой практический опыт, изучить теорию и даже сдать по ней экзамены. И это мне зачтется, но для получения лицензии мне все равно придется пройти минимальное очное обучение и сдать экзамен по практике.

Плейдон рассмеялся:

- Что ж, ты явно изучила вопрос и понимаешь, во что ввязалась. Пройдет еще как минимум год, пока тебе понадобится пройти очное обучение, так что какое-то время нам не стоит об этом беспокоиться. Если ты настроена серьезно, я помогу тебе всем, чем смогу, но если посчитаю, что из этого ничего не выйдет, ты должна будешь принять это. Нельзя просто выучиться на стазиста, это не зависит только от ума и усердной работы, здесь нужна еще и кое-какая интуиция.

- Необходим нюх, – выдала я.

- Да, – снова засмеялся он, – необходим нюх стазиста.

Итак, я помогла Плейдону установить сенсорный обод. Сначала мы занялись одним из металлических ящиков.

- Конечно, его проще открыть, чем настоящую стазисную ячейку, – объяснил преподаватель. – Мы только проводим усиленное сенсорное сканирование. Здесь нет стазисного поля, скрывающего от нас содержимое контейнера. Так что мы имеем, Джарра?

- Вонючку, – ответила я. – Внутри химикаты.

- Я так и думал, но проверить стоило, – произнес Плейдон. – Вероятно, запрещенные лекарства, разложившиеся от долгого хранения.

Он убрал обод, и Амалия, зацепив контейнер лучом тяжелоподъемника, бросила находку обратно в яму. Мы занялись второй коробкой. Перед тем как включить сенсор, Плейдон помедлил.

- Джарра, есть какие-нибудь предположения? – спросил он.

- Если рассуждать логически, там должно быть то же, что и в первом ящике, но…

- Но?

- Я надеюсь на лучшее.

- Я тоже, – усмехнулся Плейдон. – Давай посмотрим, не разочаруемся ли мы. – И включил обод. – Джарра, что у нас там?

Я уставилась на экраны:

- Это не вонючка. Плотный металл, камни… Это ювелирные изделия.

- Думаю, этот контейнер мы можем вскрыть. – Тонким лазерным лучом Плейдон срезал крышку, вывалил содержимое в ящик для хранения и выбросил контейнер. Потом понес показать ящик классу.

- Древние ювелирные изделия! – Далмора с восхищением любовалась украшениями.

- Золото и бриллианты, должно быть, стоили целое состояние, пока мы не научились создавать их самостоятельно, – заметил преподаватель. – Они все еще имеют ценность как исторические артефакты, так что за них можно получить небольшое вознаграждение.

- Сколько? – спросил Крат.

- Не очень много, – рассмеялся Плейдон. – Процент от их рыночной стоимости. Федерация археологов и университет Асгарда получат долю, а остальное разделят между нами. Есть даже формула для расчета, сколько получит каждый член группы.

- Я был на тяжелоподъемнике, – заявил Крат, – так что получу больше, чем обычный наблюдатель.

- Да, это так, – подтвердил преподаватель. – В данном случае бетанцев с нами на площадке нет, но я бы предпочел, чтобы весь класс получил свою базовую долю. Пожалуй, будет нечестно, если кто-то лишится ее из-за болезни или ушиба. А бетанцы получили разрешение пропустить эту поездку по уважительной причине. Есть возражения?

- Что ж, им захотелось слинять и увидеть Лолезьяну, но почему бы и нет?

- Крат! – Голос преподавателя стал холодным как лед.

- Простите, – торопливо извинился Крат. – Впредь буду называть ее только Лолеттой.

Плейдон кивнул:

- Смотри, чтоб так и было. – И продолжил: – А теперь настала очередь стазисной ячейки. Какое у тебя предчувствие, Джарра?

- Мне кажется, там что-то важное, – ответила я. – Только не уверена, хорошее или плохое.

- Да, – согласился преподаватель. – По всем правилам с такими стазисными ячейками надо обращаться крайне осторожно, так что, боюсь, тебе придется наблюдать за мной с одних из саней вместе с классом. Я позволю тебе помочь мне со следующей обычной стазисной ячейкой с семейными реликвиями, которую мы найдем, но эта – слишком незнакомая.

Я знала, когда стоит спорить, а когда все равно ничего не добьешься.

- Спасибо. Буду с нетерпением ждать этого, – произнесла я и с достоинством вернулась к саням.

- Я должен сообщить о находке в командный центр, – сказал Плейдон. – Если во время работы с ячейкой со мной что-нибудь случится, отправляйтесь к аварийному порталу и эвакуируйтесь как можно быстрее. Не задавайте вопросов – просто уходите. Джарра, доложишь в штаб, что произошло.

- Есть, сэр, – отозвалась я.

- Говорит «Асгард-6», – начал он по общему каналу. – У нас необычная, подозрительная стазисная ячейка. Я хочу исследовать ее на месте, чтобы не рисковать при транспортировке. Прошу разрешения провести на площадке стазисную проверку.

- Говори командный центр. Активируем ближайший аварийный портал… Разрешаем провести проверку.

Плейдон установил сенсорный обод вокруг странной стазисной ячейки и принялся за работу. Мы все взволнованно ждали, переговариваясь шепотом, заранее настроив коммуникаторы на режим прослушивания.

- Насколько опасным может оказаться содержимое ячейки? – спросил Фиан.

- До бесконечности, – ответила я. – Яд. Взрывчатка. Нестабильные радиоактивные вещества. Да что угодно!

Из-за размера и формы корпуса я сделала одно весьма тревожное предположение – что это ракеты, – но не хотела искушать судьбу, озвучивая свою догадку.

- Надеюсь, Плейдон знает, что делает, – пробормотал Крат.

- Он лицензированный стазист, – поведала я одноклассникам, – таких немного.

- Ты действительно собираешься получить лицензию? – поинтересовался Фиан. – Это кажется опасным.

- Попытаюсь, но нужно быть действительно способным.

После этого мы молча ждали, а Плейдон время от времени сообщал, что тест на тот или иной вид угрозы отрицателен. Преподаватель явно действовал очень медленно и осторожно. Наконец он кивнул:

- Я не вижу вообще никаких угроз, так что уменьшаю силу поля до десяти процентов и провожу быстрое сенсорное сканирование.

Мы затаили дыхание.

- Внутри, похоже, все чисто, – сообщил стазист странным голосом. – Вижу пять отдельных цилиндров. Я собираюсь отключить стазисное поле и открыть ячейку, чтобы быстро взглянуть внутрь.

Мы вновь застыли на месте.

- Это картины, – заключил Плейдон. – Пять картин. Поразительно! Думаю, это контейнер для хранения украденных произведений искусства. Я не рискну развернуть полотна, чтобы взглянуть на них. Пусть этим займутся эксперты.

- Контейнер с холстами! – потрясенно выдохнула Далмора. – Мы потеряли так много древних картин во времена Исхода…

- Если мы нашли «Мону Лизу», – заявил Крат, – то все разбогатеем!

- Говорит «Асгард-6», раздался голос Плейдона по общему каналу. – У нас тут нечто похожее на контейнер для хранения украденных холстов с пятью картинами внутри. Жду ваших указаний.

- Говорит командный центр. Езжайте к аварийному порталу и отправьте находку через него. Посылаем экспертную группу, чтобы принять контейнер.

Цепочка саней направилась к порталу, и преподаватель позволил нам одним глазком посмотреть на рулоны бесценных полотен, лежащие в контейнере для хранения, прежде чем отправить находку через небольшой портал в руки специалистов. И только тогда я осознала, сколько времени провела, работая в бронекостюме, и насколько, оказывается, устала.

 

Глава 25

К вечеру я совершенно вымоталась и поплелась прямо в купол. Там с огромным облегчением переоделась в пижаму, залезла в спальный мешок, а потом лежала и тихо поскуливала.

Вскоре появился Фиан, в бронекостюме с открытым шлемом:

- Снаружи начинают готовить ужин.

- Мне все равно, – буркнула я.

- Далмора поет.

- Плевать. У меня все мышцы ноют.

Он забеспокоился:

- Тебе, должно быть, нелегко пришлось. Мы-то в основном просто сидели и наблюдали, а разметка, как я знаю, физически очень тяжела.

- Ты даже не представляешь, насколько, – простонала я. – Дай мне спокойно умереть.

Фиан не на шутку встревожился:

- Пойду позову Плейдона. Рядом есть эвакуационный портал, и мы сможем доставить тебя в больницу…

- Нет! – поспешно возразила я. С жалобами я, очевидно, переборщила. – Я просто очень устала, вот и все.

- Непривычно видеть Сталею из джунглей вымотанной.

Я захихикала.

- Оставайся здесь. Как только ужин будет готов, я принесу что-нибудь перекусить, – сказал Фиан.

- Спасибо, было бы здорово!

Чуть позже он вернулся с печеной картошкой и сырными хлебцами.

- Пища! – воскликнула я и жадно начала есть.

Дельтанец тоже разделся. Жуя лепешку, я украдкой любовалась его видом в облипке. Впрочем, он и в пижаме был хорош.

- Я тут подумал… – начал он.

Такое вступление обычно ничего хорошего не предвещает.

– И? – осторожно спросила я.

Фиан взял свою тарелку и продолжил:

- После Нью-Йорка, при смене раскопа, у нас будет перерыв на несколько дней. Я собирался домой, на Геркулес. И подумал, может, ты не откажешься составить мне компанию. Познакомишься с моими родителями.

Серьезные у него оказались идеи.

- А заодно мы могли бы заключить помолвку.

Невероятно серьезные.

- Не торопим ли мы события?

- Нет, если оба уверены в том, что хотим этого. – Фиан смотрел на меня убежденно и искренне, как это он умеет. – Я знаю, что хочу. А ты?

Я колебалась:

- Ну, я не думала, что мы так быстро дойдем до контрактов.

Фиан покачал головой и преувеличенно тяжело вздохнул:

- Я шокирован твоим поведением, Джарра. Мы только что провели вместе ночь, а я приличный мальчик. Я оказался в таком же положении, как и твоя бедная подруга Иссетт. Тебе следует поступить по чести, как сделал твой брат, и предоставить мне помолвочный контракт.

Я рассмеялась:

- Совсем не в таком же! Мы с тобой не... – Тут я заподозрила неладное, осеклась и нахмурилась: – Фиан Андрей Эклунд, ты думаешь, если у нас будет контракт, я буду спать с тобой?

Он умудрился одновременно улыбнуться и покраснеть:

- Ну, я предполагаю, что... границы дозволенного несколько изменятся.

Фиан осторожно взглянул на меня, оценивая мое настроение, прежде чем напустить на себя вид мученика:

- На Геркулесе все довольно строго, но я готов исполнить все, что ты сочтешь нужным для помолвленной пары. Конечно, это будет жертвой с моей стороны, но ради тебя я готов страдать.

Я захихикала:

- Я не могу требовать такой жертвы от добропорядочного дельтанца.

Фиан отбросил выражение мученика и бесстыдно ухмыльнулся:

- Ты должна была заметить, что я совсем не добропорядочный дельтанец. Мне скучна наука, я люблю историю и сериалы с нескромными намеками. Кстати, думаю, когда мы заключим контракт, тебе придется объяснить, как мне себя теперь вести. Пожалуй, лучший способ – перебросить меня через поляну, прижать к земле и... продемонстрировать.

Я уже смеялась вовсю, но наше уединение внезапно прервали. Всем остальным тоже осточертели бронекостюмы, и они по нашему примеру пришли поужинать внутрь купола. Стало шумно и суетно, поэтому Фиан временно отложил тему помолвки и поездки к родителям.

Крат, похоже, оставил надежды подкатить ко мне, здраво рассудил, что на сектор Далморы он совсем не тянет, и теперь пытался обаять Амалию. Она не поддавалась.

- Может, я и старая дева, но не до такой степени отчаявшаяся.

- Что значит «старая дева»? – поинтересовался Крат.

- Женщина, оставшаяся незамужней в том возрасте, когда большинство уже обзавелись семьями, – объяснила Далмора.

Крат подозрительно посмотрел на Амалию:

- И сколько же тебе лет? Ты не выглядишь такой уж старой.

- Мне восемнадцать, – ответила та. – Но Эпсилон только-только обживается. Большинство бросает школу в пятнадцать, помолвку можно заключать уже в шестнадцать, а брак – в семнадцать. Почти все девочки из моей параллели уже замужем. – Амалия пожала плечами. – И не думай, что меня не сватали. Моей руки просили больше двадцати раз, и лишь один сделал предложение пьяным.

- Чего? – Крат выглядел совершенно сбитым с толку.

Я откровенно веселилась:

- В сектор Эпсилон переезжают в основном мужчины, поэтому соотношение полов там порядка десяти холостяков на одну незамужнюю женщину. Амалия может в любой момент выбрать мужа или даже двух, если ей того захочется.

- Двух? – нахмурился Крат.

- Тройственные браки в Эпсилоне законны, – кивнула Амалия. – Но только между одной женщиной и двумя мужчинами, из-за неравенства полов. Я все еще не замужем, потому что учусь и хочу получить диплом историка. По плану, через четыре года на нашей планете откроется университет. Как только я получу степень, меня ждет место преподавателя истории.

- В секторе Альфа все иначе, – вступила в разговор Далмора. – У нас обычно выходят замуж около тридцати. Хотя обычаи отдельных планет могут сильно разниться, потому что переняты из разных регионов Земли.

- Это общее правило, – заметила я, – чем старше сектор, тем дольше люди остаются холостыми. Есть историческая теорема на этот счет.

- Теорема Куина, – неожиданно присоединился к беседе Плейдон. – Она применима и к доистории. В недавно заселенных районах и там, где образование менее доступно, люди женятся более молодыми.

- Ну а что в Бете? – спросил Джот, откровенно пытаясь увести разговор в сторону от любых имеющих отношение к математике лекций.

Все засмеялись.

- Лолии и Лолмаку по двадцать четыре года, – заметила Далмора, – и они уже два года женаты. До того, как пообщалась с Лолией, я думала, что в секторе Бета просто свободные нравы в отношении секса. На самом деле все гораздо сложнее. Там есть своя жесткая классовая и клановая структура. У бетанцев нет запрета на наготу, что вводит людей из других секторов в заблуждение. Оказывается, в видеоиндустрию вовлечены только кланы плебеев. Это выгодный бизнес, потому родственники Лолии и Лолмака очень богаты, но им приходится бороться за социальный статус. Лишь немногие семьи готовы с ними породниться.

- Дельтанцы часто женятся еще в университете, – сказал Фиан. – Полагаю, это соответствует идее Куина. – Он взглянул на меня: – Каковы обычаи военных?

Громовой смех взорвал купол. Даже Плейдон, казалось, развеселился.

Надеясь, что не краснею, я ответила:

- Девяносто процентов военных рождаются в военных семьях, но мы набираем и людей из других секторов, даже из Беты. У нас нет собственного брачного кодекса, потому что в каждом случае действует закон сектора, где заключается брак. Но, как правило, военные женятся относительно рано, и часто в секторе Эпсилон.

- Потому что до него ближе от Каппы и неопланетных отрядов? – спросила Далмора.

- Нет, – ответила я. – Многие служат на солнечных батареях, а совсем не в Каппе. Просто в Эпсилоне для брака не требуется предварительных контрактов. Военные обычно заключают браки быстро, потому что хотят успеть, или пока родня из неопланетных отрядов в отпуске, или до следующего назначения, чтобы попасть на одну базу.

- Почти как в анекдотах про побег в Эпсилон для обручения, – сказал Крат.

- Если тебе предстоит разлука с семьей на целый год или грозит назначение в другое подразделение, из-за чего ты пару лет не увидишь своего избранника, тогда, вероятно, это разумно, – произнесла Далмора.

- Конечно, так может поступить каждый, – заметила я. – Как только заключаешь брак, он признается во всех секторах. Просто военные привычны к перемещениям, поэтому для них естественно выбирать сектор с тем законом, который им больше подходит. Никто не мешает и вам отправиться, скажем, в Бету и пожениться по принятым там правилам.

Плейдон снова надел бронекостюм и объявил:

- Я только прокачусь, навещу «Землю-3». Вернусь через час. Очень прошу вас не натворить тут дел в мое отсутствие. Джарра, смотри, чтобы Крат не переходил границы!

Мы поежились от ледяного ветра, ворвавшегося в дверь, пока преподаватель выходил наружу.

- Плейдон придирается ко мне из-за того, чем занимается мой отец, – обиженно протянул Крат.

Мы все какое-то время обдумывали его слова.

- Плейдон не любит сборщиков мусора? – предположил Фиан.

Я захихикала.

- Мой отец не только собирает мусор и перерабатывает отходы, – парировал Крат. – Он еще помогает выпускать один из новостных каналов.

- Он работает на новостном канале? – заинтересовалась Далмора. – Каком именно?

- «Правда против угнетения», – ответил Крат. – Отец – один из учредителей, у него есть своя еженедельная программа.

- Прошу прощения, – вставил Фиан, – но я ни разу о таком не слышал.

- Ну, это небольшой канал, – объяснил Крат. – И, конечно, правительство пытается ограничить доступ к нему. Они хотят, чтобы все слушали только официальную пропаганду.

Снова все замолчали. Наконец Джот произнес:

- Так это один из этих дурацких телеканалов?

- Он не дурацкий! – воскликнул Крат, явно оскорбившись. – Конечно, правительство ругает его, потому что мы говорим людям правду, которую пытаются скрыть официальные власти.

- Например? – поинтересовался Фиан, на чьем лице уже расцветала широкая улыбка.

- Например, история с Артемидой, – ответил Крат. – Этого никогда не было, знаете ли. Придумано для прикрытия. Никакие энергетические лучи не касались поверхности Артемиды. В действительности же Зевс захватили военные. Они заставили сектор Бета сдаться и присоединиться к остальным.

- Как ты можешь верить этому? – удивилась я. – Рубцы на поверхности Артемиды видны из космоса!

- Нет там никаких рубцов, – настаивал Крат. – Только военные выходят в космос, и все снимки – фальшивки.

- Прошу прощения, – возразила Далмора, – но военные любезно позволили моему отцу побывать на солнечной батарее Артемиды, где он и записал видео, которое я вам показывала. Он сам сделал фото Артемиды из космоса.

- Что ж, я могу понять, почему твой отец поддерживает эту ложь, – упорствовал Крат. – И не виню его. Ему пришлось бы многое потерять, если бы он восстал и сказал правду.

- Никакой лжи мой отец не поддерживает! – отрезала Далмора.

- Ну, ты, конечно, веришь ему, – продолжал гнуть свою линию Крат, – но…

- Я верю ему, потому что сама там была! – заявила Далмора. Ее обычно спокойный голос приобрел довольно агрессивные нотки. – И лично видела рубцы!

- Ну… может, это поддельные рубцы, на самом деле там вырыли траншеи, или еще что, – не сдавался Крат.

Мы все не смогли удержаться от хохота.

- Зря смеетесь! Они многое скрывают. Например, эта планета в секторе Эпсилон, Миранда. Где военные напортачили на этапе неопланеты. На Миранде нет детей, потому что там рождаются одни инвалиды, и их всех отправляют на Землю.

Амалия поднялась и воскликнула:

- Миранда – моя родная планета! Я там родилась и выросла, дурак ты безмозглый! Твой отец может верить во всю эту чушь, но ты мог хотя бы попытаться думать самостоятельно!

- Ты назвала меня дураком? – Крат уставился на Амалию с открытым ртом. – Это невежливо.

Амалия, не сводя с него презрительного взгляда, холодно отрезала:

- Вежливость включена в план развития Миранды только со следующего года!

Я тоже встала, заметив:

- Плейдон велел мне держать Крата в рамках, и, полагаю, время настало.

Я схватила спальный мешок Крата и натянула ему на голову, что вызвало горячее одобрение всего класса.

Фиан решил подыскать новую, гораздо более безопасную тему для разговора, и начал:

- Когда мы услышим о картинах, которые нашли?

- Отчет о памятных ячейках обычно приходит через несколько недель, – заметила я, – но в таком исключительном случае, думаю, первичные сведения мы получим быстрее. А на выяснение деталей может потребоваться вечность.

- Будет здорово увидеть фото этих картин, – заговорила Далмора.

Крат что-то попытался сказать из спальника. Разобрать слов я не смогла, но догадалась, о чем он.

- Да, Крат, вознаграждение может быть значительным, но на то, чтобы определить его величину, уйдет куча времени. Сначала нужно изучить исторические материалы и провести множество экспертиз, чтобы определить автора картины. Без этого узнать ценность полотен невозможно.

- Должна признаться, – сказала Амалия, – что любое вознаграждение будет очень кстати. Моя семья не может позволить себе оплачивать мою учебу, поэтому позже меня ждет большой налог на образование. Я выбрала историю, а не литературу, еще и потому, что слышала, будто подобные вознаграждения могут стать значительным подспорьем для оплаты обучения.

Оттуда, где находилась голова Крата, снова послышалось бормотание, на сей раз более явственное. Я наклонилась к нему, чтобы разобрать слова.

– Крат говорит, что именно поэтому он и выбрал специализацию по доистории, – сообщила я.

Все рассмеялись.

Когда Плейдон вернулся, он увидел Крата в спальном мешке, и нас с Фианом, восседающих на нем сверху.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...