Главная Обратная связь

Дисциплины:






Бонус от автора № 1 19 страница



- Раскопки будут вестись одновременно двадцатью четырьмя группами, я распределю их на часах. На каждом часе будет работать двойная команда, и, конечно, я постараюсь не делить группы без необходимости. Как и при обычных раскопках на часах, положение команд задается древним циферблатом. Первая и вторая команда «Земли-2» вместе на одном часе. «Кассандра-2» и «Асгард-6» на двух...

Перетц продолжал перечислять команды.

- Что значит «раскопки на часах»? – шепотом спросил меня Фиан.

Я пожала плечами – я тоже не знала.

Роно поморщился:

- Двадцать четыре разметчика на одной площадке... Хорошо, что не я этим руковожу. На часах обычно работает шесть команд, самое большее – двенадцать.

- Полагаю, командный центр уже снова с нами, – сказал Перетц, – передаю слово им.

- Говорит командный центр. «Солнечный-5», вы на связи?

- Говорит «Солнечный-5», на связи командующий, полковник Риак Торрек.

Фиан посмотрел на меня и поднял бровь:

- Полковник, проводивший твою церемонию?

Я кивнула.

- Говорит командный центр раскопа. Ровно ли лежит корабль, и как у вас со щитами? Нам нужно взорвать развалины двух небоскребов неподалеку, вы попадете под ударную волну и обломки.

- Говорит «Солнечный-5». Наше отклонение от горизонтали – пять градусов, щиты устойчивы, но вам не следует этого делать. Наша работа – защищать гражданских, а не подвергать их риску ради своего спасения.

- Говорит командный центр раскопа. Мы не гражданские, мы археологи! Вы уже нарушили правила раскопа, оказавшись на Нью-Йорке Главном без соответствующего допуска, в дальнейшем мы ждем от вас точного следования инструкциям.

- Просим прощения за вторжение без допуска, – рассмеялся полковник. – Мы сильно отклонились от намеченного курса, потеряв управление, и боялись угодить в поселение. Я недавно был на раскопе на церемонии чествования, а руины хорошо видны сверху. Зная, что во время солнечной бури тут никого не будет, я направился в середину.

Роно ошарашенно посмотрел на меня:

- «Солнечный-5» разбился здесь из-за церемонии чествования Джарры!

Я растерялась, а Фиан внезапно рассмеялся:

- С ней рядом никогда не соскучишься!

По общему каналу снова заговорил Перетц:

- Прошу «Землю-2» и «Землю-8» доложить о состоянии.

- Говорит «Земля-2», заряды заложены, отходим от места взрыва.

- Говорит «Земля-8», только что поставили последний заряд.

- Говорит руководитель площадки. Всем отойти на Петлю.

- Я должен это видеть, – не выдержал Роно и начал натягивать бронекостюм.

Он был не единственным – облачаться начали все в куполе. Когда мы вышли, снаружи уже стояла толпа. Я кинула взгляд на большие закрытые сани с надписью «Передвижной центр», а потом, как и все, посмотрела на север, на два полуразвалившихся небоскреба.



- Говорит руководитель площадки. «Солнечный-5», застегните костюмы, проверьте щиты и доложитесь, когда будете готовы к удару.

- Говорит «Солнечный-5». Мы готовы.

- Говорит руководитель площадки. «Земля-2», взрывайте.

Один из древних великанов упал и рассыпался в густом облаке пыли. Даже на расстоянии я почувствовала, как качнулась почва под ногами.

- Говорит руководитель площадки. «Солнечный-5», доложите о состоянии, пожалуйста.

- Говорит «Солнечный-5». Нас тряхнуло, но повреждений нет. Готовы ко второму взрыву.

- Говорит руководитель площадки. «Земля-8», взрывайте.

Вторая башня, казалось, какое-то время сомневалась, стоит ли падать, но потом и она рухнула вниз. Поднялось еще одно облако пыли, смешиваясь с уже висевшей тучей.

- Говорит руководитель площадки. «Солнечный-5», как вы?

- Говорит «Солнечный-5». Повреждений нет. Хотя на этот раз было ближе.

- Говорит руководитель площадки. Команды археологов, берите оборудование и направляйтесь вдоль Петли по порядку часов, начиная с одного. Я скажу, куда именно ехать.

Мы с Фианом вместе со всеми пошли к саням, и Роно указал нам на одни из страховочных. Мы забрались на них, Фиан занял место водителя, и мы поехали вместе с «Кассандрой-2». Вперед, откапывать космический корабль!

 

 

Глава 31

По Петле мы двигались всего несколько минут, потом повернули на север и поехали напрямик через руины между двумя линиями светильников. Впереди, там, где лежал корабль, в воздухе все еще стояла столбом пыль. Развалины вокруг до сих пор укрывал толстый слой снега, но у места падения он или растаял, или его погребло под свежими обломками. Размеченная дорога закончилась, и Роно повел нашу группу по кругу, обозначенному лишь редкими отдельными светильниками, пока мы не остановились у одного из них.

- Это наша отметка, «два часа», – сказал Роно. – Над каждой висит по записывающему видеожуку, чтобы руководитель площадки мог наблюдать за ходом работ из любой точки.

Я огляделась и насчитала еще одиннадцать световых приборов – разметку огромного циферблата вокруг места падения. Еще один светильник обозначал центр. Через несколько минут по общему каналу раздался голос Перетца:

- Говорит руководитель площадки. Пожалуйста, отграничьте свой участок красными светильниками и установите по десять колышков-указателей на зону каждого часа. Как видите, объем работ огромен. «Солнечный-5» не может открыть выходные люки, пока не снимет щиты, поэтому нам нужно убрать все, что лежит на корабле, а его довольно сильно засыпало. Чтобы предотвратить опасные оползни, планируется выкопать пологий кратер внутри нашего циферблата, достаточно глубокий, чтобы в центре мы могли полностью убрать с корабля мусор.

Роно вытащил два красных светильника и набор колышков с одних из поисковых саней. Светильники он поставил по сторонам, отграничивая нашу зону от команд одного и трех часов. Пронумерованные указатели расставили по внешнему кругу на нашей части.

- Будто торт, да? – заметил Фиан. – Нам нужно раскопать кусок торта между красными границами?

Я кивнула:

- Думаю, да. Мы выкапываем одну двенадцатую круга.

- У нас уже возникли сложности, – снова заговорил руководитель площадки. – Из-за солнечной бури подъемные лучи нестабильны. Значит, подъемники будут нередко терять камни, возможны проблемы и со спасательными тросами. Страховщики, обратите внимание: вытягивая, держите луч пониже, на случай, если он уронит разметчика. Мне пришлось немного изменить порядок работы, чтобы каждый мог сделать как можно больше при минимальном риске. Обычно двойные команды независимо работают рядом, но сегодня мы поступим чуть-чуть иначе.

После короткой паузы он заговорил снова:

- После установки указателей всем группам сообщить о готовности. – Какое-то время шла перекличка, после чего Перетц продолжил: – Страховщики первой и второй команд каждой группы, займите позиции у первого и второго колышка соответственно. Руководители групп и поисковики первых команд работают с разметкой. Все остальные считаются отрядом подъемников и ждут на местах.

- Понятия не имею, как именно это сработает, но совершенно уверен: Перетц знает, что делает, – сказал Роно по групповому каналу.

Фиан подвел наши сани ко второму указателю. Другие страховочные встали неподалеку, у первого колышка.

- Так, пока все хорошо, – сообщил Перетц. – Сеть датчиков установлена, но поисковики наверняка уже заметили, что магнитные помехи сильно затрудняют им работу. Руководители групп, пожалуйста, ведите одновременно визуальное наблюдение на случай опасности. Северное сияние хотя бы помогает нам тем, что сейчас светло, как днем. Разметчики, вы идете от камня к камню по направлению от границы к центральному светильнику. Вам придется ставить метки и на более мелкие, чем обычно, куски, потому что мы собираемся все грузить на самосвалы и увозить из зоны раскопок. Если что неясно, спрашивайте. Иначе можете начинать.

- Сложно все это выглядит, – сказал Фиан по групповому каналу.

- И наверняка еще сложнее, чем выглядит, – отозвался Роно. – Однако достаточно, чтобы полностью весь план понимал руководитель площадки. Другим остается только верить ему и следовать приказам.

Я начала разметку, прекрасно осознавая, что обломки подо мной не просто нестабильны, но кое-где до сих пор активно перемещаются под собственным весом. Видимость тоже была так себе, из-за странного зеленоватого света сияния и облака мелкой пыли, висевшей в воздухе. Я порадовалась тому, что у бронекостюма отличная система воздухоочистки и мне не приходится дышать этой гадостью.

Я успела уйти довольно далеко к центру круга, когда Перетц заговорил снова:

- Прошу разметчиков вернуться к страховочным саням. После этого командам разметки нужно переместиться к указателям пять и шесть и начать работу там.

Я направилась обратно к саням, и Фиан перевез нас к шестому колышку.

Перетц тем временем продолжал инструктировать:

- Все остальные – отряд подъемников, и должны направиться к указателям один и два, убирать размеченные обломки. Самосвалы должны уже подъехать или появятся с минуты на минуту. Начинайте перемещать камни только после того, как водитель самосвала окажется в безопасном месте – они должны сесть на ближайшие поисковые сани. Мы не хотим, чтобы на чью-то голову упал камень.

Нас с Фианом эта часть уже не касалась. Для нас это значило лишь, что промаркированные мною куски сейчас убирают, а мы работаем на безопасном расстоянии от места, где может упасть камень. Я сосредоточилась на разметке, переходя на новый участок, когда мне велели, и оставив на долю руководителя площадки заботы о том, кого, куда и зачем он перемещает.

Мы передвинулись по окружности туда-обратно несколько раз, и я внезапно осознала, что мне это напоминает. Когда мне было лет семь, еще в доме, когда я жила с Иссетт, Кеоном и остальными, воспитатели учили нас танцевать. Мы становились в круг, взявшись за руки, и кто-нибудь из воспитателей командовал: два шага налево, потом два направо.

Здесь происходило в некотором смысле то же самое. Руководитель площадки называл шаги, и круг команд разметки и подъемников танцевал по его указке. Через какое-то время мы выучили схему танца и могли угадать, куда пойдем в следующий раз. Когда все переместились поближе к центру, поставили колышки по кругу меньшего диаметра и какое-то время работали там, прежде чем снова растянуться по большей окружности, я чуть не рассмеялась. Это было так похоже на школьные танцы! Мальчики, сходимся теснее и расходимся. Девочки, сходимся вместе и расходимся.

Танец складывался. Мы начали углубляться, передвигаясь вперед и назад по нашему кратеру так, чтобы не оставлять опасно высоких куч. Конечно, не все шло гладко. Почти постоянно кому-то приходилось разбираться с огромным валуном или балкой, перекрывающими участок двух, а то и трех указателей.

Нам, естественно, такое тоже попалось.

- Придется разрезать его на куски поменьше, которые можно будет погрузить на самосвалы, – вздохнул Роно, когда я стояла перед алмазитом огромной длины. – Разметчики, вам лучше работать вместе. Керен, ты режешь бластером на части, Джарра идет следом и ставит метки.

Меня не удивило, что Роно решил отдать лазер опытному Керену, а не вручил нестабильное из-за солнечной бури оружие новичку. Я, может, и сумасшедшая обезьяна, но тоже предпочитала такой расклад.

В другой раз мы подошли к куску стены, который упорно цеплялся за жизнь и до сих пор был опасно высоким. Роно известил о проблеме. Перетц сначала поглядел на видео, передаваемое жуком, что мониторил наш участок, а потом подъехал посмотреть поближе на красных командирских санях. Танец замер, группы вывели с площадки, «Солнечный-5» предупредили, и стену подорвали зарядами.

Танец возобновился, но остальным тоже досталась своя доля приключений. Двоих разметчиков восьмичасовой зоны ненадолго засыпало, когда случился внезапный провал. Кому-то попался опасный аккумулятор энергии, с ним тоже разбирались какое-то время. Древний подвал пришлось, наоборот, заваливать камнями, потому что он уходил глубже, чем было бы безопасно в этом месте кратера. Слишком рьяного водителя самосвала сильно зацепило куском металла, даже повредило бронекостюм, и его пришлось отправить на базу для медосмотра. И за всем этим следил руководитель площадки. Я поражалась, как он со всем справляется.

Я совершенно потеряла счет времени в этом странном ни дневном, ни ночном свете, когда Перетц в очередной раз остановил танец. Я видела, что небо светится розовым, а не зеленым, и Роно уже предлагал стимуляторы, если кому нужно. Поисковики взяли таблетки, так как совершенно измучились, пытаясь разглядеть реальные угрозы на фоне безумных картин, вызываемых помехами. Всем остальным хватало адреналина в крови, стимуляторы нам не требовались.

- Говорит руководитель площадки. Мы собираемся обозначить третий круг, еще меньше, и какое-то время расчищать участок непосредственно над кораблем. «Солнечный-5», просьба сообщать о проблемах со щитами немедленно, поскольку наши разметчики будут прямо над вами. Безопасно работать там сможет только половина команд, поэтому группы зон два, четыре, шесть, восемь, десять и двенадцать, отправляйтесь на базу, у вас часовой перерыв. Спецсани оставьте на местах, туда и обратно вас отвезут. Всем остальным, к сожалению, до перерыва еще полтора часа работать.

К двухчасовому указателю подъехали перевозочные сани, и мы залезли на них.

- Добро пожаловать на борт, служба перевозок «Ахиллеса-1» приветствует вас! – бодро поздоровался водитель. – Мы доставим вас к дверям роскошного купола, где вас ждут еда, напитки, одеяла, спальные мешки и великолепные индивидуальные умывальники!

Несмотря на усталость, мы рассмеялись.

- Что за великолепные индивидуальные умывальники? – поинтересовался Роно.

- Ну, – признался водитель, – это всего лишь миски с водой, но мы очень старались!

«Ахиллес-1» действительно расстарался на славу. Нас доставили прямо к дверям купола, который сейчас назывался «Комната отдыха, два часа». Зайдя внутрь, мы обнаружили, что отопление включено на максимум, спальные мешки и одеяла уже расстелены, а на сооруженном из перевернутых коробок столе расставлено угощение и обещанные миски с водой.

- Я обожаю «Ахиллес-1», – с чувством сказал Роно.

Мы его хором поддержали.

Все скинули бронекостюмы, умылись и накинулись на еду и питье как оголодавшие – какими мы, собственно, и были. Потом растянулись на спальных мешках. После многочасового пребывания в бронекостюмах мы просто кайфовали, вовсю кайфовали.

Прошло минут десять, пока я сообразила, что мне и в голову не пришло стесняться своей полунаготы. Я слишком устала, чтобы меня это волновало. Кроме того, Фиан лежал на спальнике рядом, но вся «Кассандра-2» расположилась на другой стороне купола и старательно не смотрела в нашу сторону. Они пытались дать едва помолвившейся паре хоть какую-то возможность побыть вдвоем.

Фиан повернулся на бок и посмотрел на меня:

- Нам надо обсудить, что делать дальше.

- У меня нет сил, – прохныкала я. – Я размечала камни, а тебе только пришлось сидеть на санях.

- Точно. Мне пришлось сидеть на санях и напряженно ждать, когда тебя придется вытаскивать из беды, зная, что из-за солнечной бури датчики могут не предупредить об опасности, а мой спасательный трос – отказать в критический момент.

- Спасибо, одиннадцать раз, – устало пробормотала я.

- Что?

- Ты вытаскивал меня одиннадцать раз, в том числе спас от двух больших оползней и от падающей балки, которую я даже не заметила. Спасибо. А теперь дай мне возможность спокойно поохать.

- Я хочу обсудить все сейчас. Я не так измучен, как ты, и у меня не будет лучшего шанса уговорить тебя послушаться.

Я вздохнула. До этого я пыталась задвинуть подальше свою личную катастрофу и сосредоточиться на работе, но теперь заставила размягченные мозги думать:

- Я уйду.

- Так не годится. Мы с тобой заключили контракт помолвки. Пообещали вступить в отношения и постараться, чтобы они сложились.

- Ты не знал, что я инвалид. Я солгала тебе, поэтому ты не обязан выполнять условия контракта.

Фантастика, но сумасшедший нормал радостно ухмыльнулся:

- Я не обязан, а ты обязана. Я ни в чем тебе не солгал, у тебя нет оснований уходить от меня. Я решил, что ты должна выполнить контракт. Ты подписалась, что будешь со мной три месяца, и я тебя не отпускаю.

Я ошарашенно села:

- Ты же не хочешь помолвки с обезьяной! Сам сказал. Ты что, собираешься мне как-то отомстить?

Фиан рассмеялся:

- Я не мстителен, а что касается слов про обезьяну... Ты не можешь винить меня за то, что я рассердился, после того как наврала мне с три короба. Ты лгала, я обозвал тебя обезьяной, мы оба об этом жалеем. Давай оставим это в прошлом и подумаем, как все исправить.

- Я не могу ничего сделать, только уйти.

- Я же сказал, что не отпущу тебя, и я не шучу, – радостно выдал Фиан. – Имею законное право. Может, у меня и возникли основания отказаться от помолвки, но у тебя-то их нет. Я не заставлял тебя соглашаться на контракт мошенничеством. Я тебя не бросал. Не применял насилия. И я ни к чему тебя не принуждал сегодня, когда мы были вдвоем. Хоть я и назвал тебя однажды обезьяной в запале, но, с учетом обстоятельств, ты не можешь на меня за это заявить.

Я совершенно обалдела:

- Ты угрожаешь обратиться в суд? Да никто никогда не судится из-за помолвочных контрактов!

- Попробуй – увидишь. Если ты еще не поняла, насколько я упрям, скоро узнаешь. У меня есть права, и я ими воспользуюсь. Я могу потребовать совместного посещения курсов взаимоотношений, включая обязательные консультации психолога.

- Так нечестно! Я сама рассказала тебе, что ненавижу психологов.

- Рискуя оказаться брошенным на ту сторону купола, должен заметить, что, судя по недавним событиям, некоторая помощь психолога могла бы оказаться кстати. Однако я не буду обращаться в суд и к психологам, если ты согласишься сохранить помолвку.

- Ты серьезно? Я же девчонка-обезьяна!

Фиан рассердился:

- Не называй себя так! Ты такой же человек, как и я. Ты просто... девушка с планеты Земля. И да, я совершенно серьезно. Я разозлился, что ты лгала мне, Джарра. Сейчас я понимаю, что ты не позволяла нам сойтись, пока из-за шока после смерти родителей не начала жить в своем выдуманном мире. И это совсем другое. То, что ты нагородила до этого... Ну, я могу накрутить себя из-за твоего обмана снова, сказать тебе, чтобы убиралась к хаосу из моей жизни, и ты пойдешь и пожертвуешь собой, записавшись на какой-нибудь другой курс, но станет ли от этого хоть один из нас счастливее? – Он поморщился. – Я спрашивал себя, что бы из этого получилось. Как бы я чувствовал себя завтра, послезавтра, через неделю, через месяц? После того, как утихнут обида и негодование, я бы помнил только то, как хорошо нам было вместе, и захотел бы...

Он затряс головой:

- Джарра, я считал тебя безумно храброй наследницей славы из семьи военных, которая способна швырнуть меня через комнату и показать мне потрясающие вещи. Я думал, что ты так же, как и я, любишь историю, что тебе нравятся мои дурацкие шутки, что тебе нравлюсь я. Скажи, несмотря на вранье, ведь все это – правда?

- Да, но я...

- Ты девушка с планеты Земля, – отрезал Фиан. – Ты инвалид, и поэтому не можешь шагнуть сквозь портал в другой мир. Это ничего не меняет. Да, это вызывает некоторые проблемы, но кое-какие и решает. Я потратил уйму времени, переживая, что будет, если ты решишь пойти в действующую армию и служить в неопланетном отряде. Смешно даже, если подумать.

- Боюсь, я ничего смешного пока не вижу. Что скажет твоя семья?

Он пожал плечами:

- Сестра живет в своей собственной теоретической вселенной, не видя ничего, кроме волновых частиц, ей все равно. Родителям не понравится, что ты инвалид, но им и мое поступление на исторический не понравилось. Они слишком хорошо меня знают, чтобы пытаться переубедить. Я уже говорил, что я упрямый?

- Мне кажется, ты не упрямый, а сумасшедший! А как насчет одногруппников? Неужели ты думаешь, что я могу продолжать лгать?

- Нет, я не думаю, что ты сможешь по-прежнему скрывать свою инвалидность. Джарра, если вспомнить, ты на самом деле не очень умеешь врать. Ты постоянно проговаривалась. Я бы, наверное, и сам догадался, если бы это не казалось настолько невероятным. Даже не запутайся ты во лжи, кто-нибудь все равно узнал бы правду из-за твоей лицензии пилота, в этом ты права. Но это неважно, потому что я хочу, чтобы Плейдон и все остальные были в курсе.

- Что? Зачем?

- Затем, что не желаю рисковать. Вдруг у тебя снова будет приступ фантазии, и ты решишь пойти в межпланентый портал! Ты, может, и веришь в сигнал тревоги и что тебя остановят, а я вот не готов рисковать твоей жизнью.

Я нахмурилась:

- Я больше так не буду, Фиан. Смерть родителей оказалась для меня ударом... Ну, это как когда тебя засыпает камнями и ты впадаешь в бронекостюмный обморок, но сейчас со мной все в порядке.

- Классу все равно лучше рассказать.

- Серьезно? На секундочку, подумай, что они скажут.

Фиан упрямо тряхнул головой:

- Ничего такого ужасного. Они уже проходили подобное с Лолией и Лолмаком.

- Тогда все было по-другому, – возразила я. – Лолия и Лолмак кое-что скрывали, но они не лгали никому, а я – лгала. Я всему классу рассказывала, что я из семьи военных.

- Но, как оказалось, ты действительно из семьи военных. У тебя есть брат и сестра, а не только брат, но, думаю, только я интересовался всем этим настолько, чтобы запомнить детали. Твои родители действительно служили на неопланете и погибли. Ты не рассказала классу сразу, что случилось, но из-за этого на тебя никто орать не станет.

- Потому что будут слишком заняты ором из-за инвалидности, – указала я на очевидное.

- Поначалу из-за шока они могут кое-что сказать, но потом успокоятся. Думаю, страх быть переброшенным через комнату заставит их попридержать языки. И уверен, Плейдон тоже займет нашу сторону и пригрозит им выговором.

Фиан действительно на полном серьезе собирался остаться со мной. Несмотря на ложь, несмотря на мою инвалидность. Не будь в это так трудно поверить, и не будь я настолько измучена, я бы запрыгала от радости. Если бы мы могли действительно остаться вдвоем, я бы и больше сделала.

- Ты все еще хочешь быть со мной? – Фиан смотрел на меня пытливо. – Ведь твое отношение ко мне не было частью фантазии, правда? Я тебе все еще нравлюсь?

У меня запылали щеки:

- Ты мне действительно нравишься.

- А усилить это утверждение тебе не хотелось бы? – поинтересовался дельтанец. – Употребить другой глагол?

Мне никогда не удавались признания в добрых чувствах. Когда-то, еще когда мы с Кейтаном дружили, он пытался заставить меня сказать, как я к нему отношусь, но у него ни разу не получилось. Враждебность я умею выражать гораздо лучше, чем привязанность.

- Не сейчас... – промямлила я. – Тут... не место.

И даже обрадовалась, когда в следующую секунду Роно встал и объявил:

- Пора облачаться в костюмы!

Фиан тяжело вздохнул, встал и посмотрел на меня расстроенно:

- Я знаю, что на вид ничего особенного не представляю...

Я тоже поднялась, покряхтывая, и ошарашенно уставилась на него. Кажется, он это серьезно. Выглядит как Аррак Сан-Домекс и не считает себя привлекательным? Совсем идиот, что ли?

- На Геркулесе почти все блондинистые и худощавые, – печально продолжал Фиан, раскатывая броню. – Я знаю, что девушки находят такой тип скучным.

Хихикать, пока натягиваешь бронекостюм, большая ошибка. Я чуть не упала.

- Правда? Может, девушки с Геркулеса и считают блондинов скучными, но мне лично они нравятся.

Фиана это не убедило:

- Еще и проблема с мыщцами. У Геркулеса гравитация на минимуме требований к неопланетам. Знаю, это всего на три процента меньше, чем земной стандарт, но мне все равно кажется, что тот, кто выбирал нашей планете имя, повеселился за наш счет. Когда я приехал сюда... – Он поморщился. – В куполе я почти не замечал, что притяжение сильнее, но когда надел бронекостюм и...

Мне стало ужасно стыдно:

- Я знала, что неопланетные отряды исключают миры с более сильным притяжением, чем у Земли, но никогда об этом не задумывалась. Глупо с моей стороны. То-то все столько жаловались на бронекостюмы! Извини.

- О, к ним я уже приспособился, – отмахнулся Фиан. – Но все равно случаются моменты, как, например, сегодня. Мы были в куполе с кучей людей, и видеть, как играют мыщцы других мужчин в облипке, знаешь, деморализует. Только посмотри на Роно!

Мы оба как раз закончили с последней из непростых стадий – засунуть руки в рукава костюма, и перешли к самому легкому – застегнуться и натянуть шлемы. Я глянула на Роно:

- И что он?

Фиан повернулся в сторону Роно и ответил:

- Ну, он по-настоящему симпатичный, и у него потрясающие мускулы. Я могу понять, если ты предпочтешь мне кого-нибудь вроде Роно.

Эхо его слов в моих ушах открыло мне ужасающую правду еще до того, как Роно весело ответил по групповому каналу:

- Я очень польщен, однако хотел бы заметить, что я не только уже занят, но еще и боюсь Джарры и того, как за ней летают космические корабли. Страшно подумать – «Солнечный-5» направился на раскоп Нью-Йорка из-за проведенной здесь церемонии чествования Джарры! И, кстати, Фиан, через пару лет ты обнаружишь, что работа на раскопе творит с мускулами чудеса. Я в восемнадцать стакан газзира еле поднимал.

Фиан сдавленно охнул и спросил испуганно:

- Я сказал это по групповому каналу?

Роно рассмеялся:

- До ужаса легко натянуть костюм и забыть, что ты оставил его на передачу по какому-то из каналов.

Его поддержал Керен, тоже по групповому:

- Фиан, не волнуйся, мы все через это проходили. Роно как-то объявил о своей вечной любви по общему каналу всей площадки.

- Семь лет назад, мог бы не ворошить прошлое! – простонал Роно.

Керен и не подумал сжалиться:

- «Сердце мое отдано тебе до самого конца времен». Мало того, что его слышал весь главный раскоп Лондона, так Руфь еще и была дежурным командного центра и ответила ему...

- «Говорит командный центр раскопа. Соблазнительное предложение, Роно, но, боюсь, ради детей мне придется остаться с собственным мужем», – хором произнесла «Кассандра-2».

Роно вздохнул:

- Единственное утешение, что последний случай на Калифорнийской расселине был еще хуже. Та пара из «Тора-2»...

Керен расхохотался:

- Да, незабываемо! Как звуковая дорожка бетанского фильма.

Дверь купола раскрылась.

- Служба перевозок «Ахиллеса-1» к вашим услугам! – произнес знакомый звонкий голос.

Мы направились наружу и на аэросанях вернулись к месту падения корабля. Пока мы отдыхали, центральный участок аккуратно выровняли.

- Говорит руководитель площадки, – услышали мы по общему каналу. – Первая смена, с возвращением! Мы переходим обратно на среднее кольцо, порасчищаем какое-то время там, и после этого отправится на отдых вторая смена.

Мы потратили минут пять на то, чтобы разойтись по местам и подключить все, и снова начали работать. Размечая камни, я заметила сначала одну снежинку, потом еще несколько. Мне это не понравилось. Если пойдет сильный снег, раскапывать станет невозможно. Пока я думала, сказать ли об этом Роно, снова послышался голос Перетца:

- Говорит руководитель площадки. Да, спасибо, я знаю про снег. Текущие новости Земли, несмотря на помехи, сумели организовать для нас наблюдение за погодой. Избранные поселения материка посылают срочные сообщения каждые полчаса. Я ожидал небольшого снегопада примерно в это время. Он должен вскоре пройти, после чего мы можем рассчитывать еще на шесть часов ясной погоды.

Я успокоилась и перестала обращать на снег внимание. Перетц оказался прав. Через пятнадцать минут редкие снежинки падать перестали, и примерно в это же время по общему каналу раздался голос:

- Говорит «Земля-19». Мы знаем, что цель у нас сегодня другая, но мы нечаянно нашли стазисную ячейку.

Все рассмеялись.

- Говорит руководитель площадки. Если вы думаете, что внутри может оказаться «Солнечный-5», открывайте. А иначе вскоре подъедут сани и заберут у вас ячейку.

Потом мы переместились со среднего кольца во внутренний круг. Во всяком случае, те из нас, кто уже отдохнул – остальные поехали на часовой перерыв. Пока мы перевозили сани, я как следует рассмотрела выкопанный нами кратер. Похоже, с внешним кольцом мы уже закончили, осталось только выкопать поглубже второе кольцо и середину. Работать в центре, зная, что где-то под моими ногами лежит космический корабль, было странно.

Через час вернулись остальные команды, и мы снова перешли в среднее кольцо. А еще минут через двадцать раздалось очередное объявление по общему каналу:

- Говорит «Земля-19». К сожалению, на этот раз не стазисная ячейка. Мы обнаружили небольшую гору чего-то чрезвычайно прочного, кажется, алмазитового соединения.

- Говорит руководитель площадки. Думаю, мне лучше подъехать и посмотреть на месте.

Перетцу увиденное явно не понравилось. Он перевел группы четных часов обратно в центр, а остальные разбирались с проблемным куском алмазита.

Так что я снова работала прямо над «Солнечным-5», размечая камни, когда по руинам передо мной, искрясь, пронеслось что-то ярко-белое. Взвыли сирены сразу трех или четырех поисковых саней, спасательный трос Фиана потянул меня назад, и грянул взрыв.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...