Главная Обратная связь

Дисциплины:






Политически-правовые воззрения Федора Карпова



Объединенному суверенному государству более не соответствовала такая форма власти, как раннефеодальная монархия. Возникла необходимость в изменениях организации власти и государственного устройства. Интерес к этим проблемам заметен в произведениях Федора Карпова – публициста и дипломата конца XV – начала XVI в., близкого к Максиму Греку и его окружению. Его политические воззрения изложены в Послании митрополиту Даниилу. Оно написано приблизительно в 30-е гг. XVI в., когда уже наметилась тенденция формирования сословно-представительных институтов и учреждений в стране. Во всех высказываниях мыслителя сквозит одобрение формирующимся представительным формам организации власти. Он систематически употребляет такую терминологию, как «цари и начальники», «правители и князи». Утверждая положение о необходимости верховной власти в человеческом обществе, Карпов, ссылаясь на Аристотеля, доказывает, что «всякий город и всякое царство... управляться должно жальниками, поэтому странам и народам нужны цари и начальники». Соединение царей и начальников он дает в поэтическом образе согласного единства гусляра и гуслей. Обращает внимание и неоднократное употребление публицистом такого выражения, как «дело народное» (сам термин напоминает калькированный перевод с латинского respublica, что у Цицерона означало достояние, дело членов римской общины). Карпов воспроизводит и близкую Цицерону классификацию форм государства: «дело народное» (республика) и царство (монархия), что говорит о его знакомстве с трудами Цицерона, и в частности с представлениями последнего об идеальном варианте политической организации общества, в котором предполагается достижение согласия всех его членов в вопросах управления общими делами. Ссылки на произведения Аристотеля и Цицерона, в которых содержится предпочтение республиканскому образу правления с выборной магистратурой, а также прямое заимствование их терминологии являются косвенными, но существенными доказательствами симпатий Карпова коллегиальному, а не единоличному принципу в организации форм власти. Занимали Карпова и способы обеспечения законных форм реализации властных полномочий. Он утверждал, что все отношения между людьми в обществе должны регулироваться только правовыми нормами. Религиозная мораль не может заменить закон, поэтому Карпов отрицает возможность воздействия на поведение граждан при помощи такой религиозно-этической категории, как «терпение», которое может иметь место только за монастырскими стенами. Все виды деятельности государства как в судебной, так и внесудебной сферах должны осуществляться на основании действующих законов. Категории справедливости и права у Карпова совмещены. Следуя Аристотелю, он утверждает, что все законное должно быть обязательно справедливым. Несправедливое и незаконное распределение благ может вызвать серьезное недовольство у подданных, в результате которого люди перестанут быть послушными своему государю. Исходя из этих положений он выдвигает требование о справедливой оплате труда всех работников, особо выделяя воинские услуги. Соблюдение законов – не только основа благополучия государства, но и нравственная база общественной жизни. Беззаконие Карпов связывает с падением нравственности. Он не допускает даже мысли о возможности надзаконного положения верховной власти. «Всякое царство по Аристотелю, – пишет он, – управляться должно по правде и определенными законами справедливыми». «Правда» и «определенные законы» здесь употреблены в значении права и основывающегося на нем законодательства. «Правду» реализует суд – это положение вполне согласуется с мыслью М. Грека: «Правда – сиречь прав суд».



Иван Тимофеев

Рубеж XVI—XVII вв., получивший название Смутного времени, был тяжелым и тревожным временем для России. Нужды социальной и политической действительности выдвинули ряд серьезных политических проблем, требующих неотложного разрешения. Особенностью политической мысли этой эпохи является ее рубежное состояние. С одной стороны, она аккумулировала все достояние и политическую квалификацию Средних веков, а с другой — уже прогнозировала наступление новой эпохи и иных политических порядков.

Значительные по своему содержанию и политической окрас - ке события вызвали большое публицистическое оживление, выразившееся в появлении многочисленных сказаний, хроно- графий и повестей, которые отразили подъем национального самосознания и патриотических чувств, возникших в связи с опасностью лишения страны независимости.

Наиболее яркое и полное выражение политические идеи конца XVI — первой четверти XVII в. получили во «Временнике»Ивана Тимофеева (Семенова, ок. 1555—1631), охарактеризованном В. О. Ключевским как политический трактат, обнаруживающий в своем содержании исторические идеи и политические принципы целой эпохи. Действительно, Тимофеев высказался практически по всем острым политическим проблемам современности, сформулировав оригинальные суждения по наиболее значимым политическим сюжетам, сопровождая их к тому же анализом исторической ситуации, при помощи которого он старался раскрыть политическое содержание современных ему событий.

Тимофеев, по-видимому, происходил из мелкопоместной дворянской или даже чиновной среды и всю свою жизнь был связан с государственной службой. Его карьера началась предположительно в середине XVI в., а в 1598 г. он был уже настолько значительным лицом, что его подпись значилась под Избирательной грамотой Бориса Годунова. До 1607 г. он находился в Москве, а затем был отправлен правительством царя

Василия Шуйского в Новгород, где прослужил безвыездно десять лет. В оккупированном шведами Новгороде Тимофеев и написал свое единственное произведение — «Временник», цель которого заключалась в извлечении политических уроков из трагических событий Смутного времени. В центре внимания Тимофеева — группа политических проблем, связанных с выяснением происхождения власти, ее сущности и в особенности форм ее организации и способов реализации. С разрешением этих тем связано у него и моделирование нравственно-политического облика царствующей персоны. Логическим завершением всех его рассуждений является теория, определяющая правовое положение властвующих и подвластных, и связанные с ней вопросы о социальных и политических правах подвластных, и в частности их праве на ту или иную форму сопротивления «злонамеренной власти».

Наиболее законным вариантомпроисхождения власти Тимофееву традиционно представляется наследственное восприем- ство престола. Однако замещение престола не в наследственном порядке стало реальным фактом. В такой ситуации законным происхождением высшей верховной власти Тимофеев считает волеизъявление всего народа, выраженное в форме общего, «из всех городов собранного народного совета», представляющего «соизволение людей всей земли», которое единственно правомочно поставить «царя всей великой России». Все остальные лица, приобретающие трон, минуя указанный порядок, должны считаться «захватчиками», а не царями.

Это теоретическое положение позволяет мыслителю в дальнейшем произвести классификацию властителей на законных и незаконных. К законным он относит прежде всего наследственных царей, а также царей, избранных установленным порядком; к незаконным — «захватчиков» и «самовенечников», которые сами «наскочили на трон». При этом он везде подчеркивает, что «захватчики» нарушили не только человеческую, но и Божественную волю, поэтому насильственный захват царского венца никогда не остается безнаказанным. Так, первого «захватчика» — Бориса Годунова Лжедмитрий «яко козел ногами збод и с престола долу сверг», затем был убит и поруган сам Лжедмитрий, а когда внезапно «и по своему собственному побуждению и без согласия всей земли... поставил себя царем» Василий Шуйский, он уже одним этим действием предрек себе трагический конец, но при этом еще и сильно смутил людей, поскольку самовластие царей рождает, в свою очередь, и самовластие подданных, ввергнувших страну в жесточайшую смуту, едва не принесшую ей гибель.

По мнению Тимофеева, именно вследствие нарушения правил замещения престола страной незаконно и злокозненно правили лица, совершенно не подходящие для царского венца и державного скипетра.

Следует при этом отметить, что Тимофеев высоко оценивал государственный ум Бориса, отмечая, что «он был силен в управлении царством», хотя «от рождения и до смерти не проходил буквенного учения», тем не менее «в земных делах был полон справедливости и благоразумия». Сравнивая его с другими царями, бывшими на Руси, Тимофеев приходит к выводу, что «их разум лишь тень по сравнению с его (Бориса. — Н. 3.) разумом». Автор «Временника» утверждает, что в его словах «не слава властолюбцу», а только справедливая оценка способностей Бориса. Главный упрек Тимофеева заключался в обвинении Бориса в самовольном, как он считал, и дерзком захвате высочайшей власти. Он называет Годунова «рабоцарем», полагая, что при родословии последнего «глупо и недостойно» даже мечтать «подняться на такую высоту». Именно в этом смысле он характеризует Бориса Годунова как властолюбца и «наскака- теля на царский трон». Шуйского Тимофеев также рассматривает как «самовенечника», поставленного на царство «не по общему от всех городов Руси собранному народному совету, но по своей воле». «Случайно и спешно» он был «поставлен царем великой Руси». «Самовенечник» Василий Шуйский управлял страной «по-мучительски, а не по-царски» и был так непопулярен у народа из-за своих личных качеств («был в плену у скотских страстей»), что вся Россия «волновалась ненавистью к нему», и в результате этого венценосца постигло «бесчестное низвержение».

Лжедмитрия Тимофеев не воспринимает как самостоятельного претендента на русский престол, а только как выразителя Божественной воли, наказывающей страну, допустившую к власти Годунова. Для свержения этого «мнимого и временного царствия» и был провиденциально послан Лжедмитрий — «не столько на нас, сколько для того, чтобы поразить страхом властолюбца». «Гришкино» (Лжедмитрия I) венчание на царство Тимофеев рассматривает как незаконное, совершенное при отсутствии благодати, усматривая в действиях самозванца лишь продолжение цепи событий, направленных на незаконный захват трона.

Выборное учреждение верховной власти, по мнению Тимофеева, не просто единоразовое действие, а определенная система организационных мероприятий, предусматривающая порядок образования и реализации высших властных полномочий в стране.

Оттенский

Инок Отенского новгородского монастыря, сосланный туда около 1526 из Москвы; известен как автор полемического сочинения: «Истины показание к вопросившим о новом учении» (Казань, 1863) и двух похвальных слов в честь новгородских святителей Ионы и Никиты. Ему же приписывается «Послание многословное к вопросившим о известии благочестия на зломудрие Косого и иже с ним» (М., 1880).

Во всех своих сочинениях Зиновий является противником нового учения и защищает церковные обряды, особенно почитание икон, крестов, мощей, монашество. Будучи учеником Максима Грека, Зиновий, тем не менее, стоит за сохранение монастырского имущества, доказывает его законность, даже необходимость. К еретикам он относится сурово, называет их «врагами Христовой веры», «безбожными», «лживыми», рекомендует православным удаляться от них, убивать «яко волков», «яко соблазны камением в воду погружати» и т. д.

Вообще, по своим воззрениям, Зиновий ближе подходит к Иосифу Волоцкому, нежели к Максиму Греку. Школа последнего сказалась только во внешней стороне полемических трудов Зиновия, который обнаружил в них большую по тому времени начитанность и уменье ею пользоваться. «Истины показание», например, не представляет собой сборника цитат, набранных, без всякой критики, из разных мест, как «Просветитель» Волоцкого. Это сочинение написано по строго обдуманному плану и даёт полное опровержение учения еретиков; оно талантливо и живо изложено в форме бесед с клирошанами, обратившимися к Зиновию с мучившим их вопросом: «Како спастися?».

В своих сочинениях Зиновий нередко прибегает к отвлечённым и естественнонаучным рассуждениям. Так, троичность лиц, непонятную для еретиков, он объясняет аналогией с душой человека, состоящей из ума, слова и духа (дыхания); бытие Бога доказывается рассмотрением природы (в природе ничто не самобытно, всё имеет своё начало, и начало это — Бог), а также тем соображением, что все народы признают существование Бога. Изредка пользуется Зиновий и общими в то время полемическими приёмами: учение Косого безнравственно, неистинно, потому что сам Косой — человек безнравственный, «лукавый», «безумный», «предтеча антихриста», и, будучи косым, не может смотреть на вещи прямо, не может, значит, делать прямых, истинных выводов и т. д.

Сочинения Зиновия написаны несколько своеобразным, но простым, не вычурным языком, кроме слова в честь святого Никиты, богатого риторическими оборотами. Обличая еретиков, Зиновий не щадит и «верных». Так, в слове в честь святого Ионы, он смело выставляет социальные недуги тогдашнего общества, резко обличает «владущих и правителей земских» за их распущенность, эгоизм, непреодолимое корыстолюбие в жертву которому приносятся правда и милость. Все названные сочинения имеют большое значение как источник для истории движений XVI веков, выразившихся в ересях Косого, Башкина и других.

«Истины показание» и похвальные слова рисуют учение Косого в первой стадии его развития, до бегства Косого в Литву, а «Многословное послание», написанное в ответ на вопросы западно-русских православных, показывает, какую форму приняло учение это в Литве, под влиянием распространённых там протестантских доктрин.

21) Гроций Гуго (1583-1645) – голландский юрист и политический мыслитель, основатель раннебуржуазного учения о государстве и праве, рационалистической доктрины естественного и медународного права Нового времени. Делит право на: естественное – должное или недолжное по самой природе, а не в силу волеустановленного предписания людей или бога. Источником естественного права является не воля и интерес, а разумная природа человека, как социального существа, которому присуща общительность к себе подобными. Волеустановленное право – право в более широком смысле – является правом, поскольку не противоречит разумной человеческой природе. Международное право – права, возникающие путем взаимного соглашения между государствами возникают в интересах совокупности всех сообществ, а не каждого в отдельности. Государство – следствие из естественных начал, проистекающее из требований естественного права справедливости и пользы, совершенный союз свободных людей, заключенный ради соблюдения права и пользы. Догосударственная стадия жизни людей – естественное состояние людей, без частной собственности. По развитию ремесел, изысканного образа жизни развились пороки, справедливость и приязнь людей ослабли, появилась частная собственность. Люди объединились в государство не по божественному велению, но по собственной воле, убедившись в бессилии отдельных семейств. Т.е. государство – чисто человеческое установление, выступающее по социальному смыслу союзом большинства слабых и угнетенных против меньшинства – сильных и могущественных. Сущность верховной власти – суверенная власть, которая не подчинена другой власти. Общий носитель верховной власти – государство в целом. Носитель власти в собственном смысле – несколько лиц согласно законам и правам народа. Его классификация форм правления – царская (единодержавная), власть вельмож, свободная гражданская община, демократическая республика. По его мнению форма не имеет существенного значения – народ может выбрать любую. Отрицательно относится к тирании и отдает предпочтение единаличной и аристократической власти, не отвергает демократическую форму. Не отрицая суверенитета народа, опровергает мнение что власть везде и всюду принадлежит ему. В вопросе права подданных сопротивляться верховной власти - поротивопоставляет закон о непративлении, отступления от которого только в случае крайней необходимости (в случаях, если вооруженное сопротивление подданных не причинит величайшего потресения государству и гибели невиновных.

22) Спиноза был пантеистом – не признавал одного Бога, обожествлял всю природу. Был иудеем, а затем кальвинистом. Государству передаются права в области управления, экономики, распределения. Государство имеет абсолютное право регулировать религиозные отношения – законы государства в этом плане являются абсолютными. Государственные образования возникают у всех народов – считать разум критерием естественного права нецелесообразно. Естественное право заложено в самой природе, и она развивается по естественному праву. Бог не может существовать вне естественного права и не может его нарушить, несмотря на то, что он абсолютен. Природа у Спинозы разумна, она органично и правильно устроена, следовательно, законы природы можно применять к человеческому общежитию. Государство – это верховная власть, которая имеет право оценивать действия своих подданных и имеет право ограничивать их действия, может противоречить естественному праву. Государство образуется для общественной пользы – если гражданина - ограничением, то это для его же пользы. Государство не находится над людьми, оно упорядочивает отношения на основе одного эталона. Ограничения власти: власть определяется пользой населения; власть не распространяется на сферу личных отношений граждан; власть должна выполнять волю населения, т.е. власть связана общественным мнением. Спиноза отвергает право на восстание, но если государство нарушает свои обязательства перед гражданами, то оно нарушает нормы публичного права à общественный договор с таким государством ничтожен – население имеет право перезаключить договор. Сопротивление государству в частном порядке незаконно. Все войны допустимы и война всегда ведется за право, т.е. цель войны – мир, возникший в результате договора. Таким образом, МП – право, которое создается людьми и отражает стремление природы к единству. Спиноза придерживается Аристотеля и выделяет три формы правления: монархию; аристократию; демократию.

23) Томас Гоббс (1588-1679), виднейший представитель естественно-правового учения, был убежденным сторонником абсолютной монархии. Среди трудов Т. Гоббса следует выделить: "Защита власти и прав короля, необходимых для сохранения мира в государстве", Т. Гоббс отстаивает абсолютную власть неограниченного монарха. Государство распоряжается силами и способностями отдельных лиц в интересах общего блага. Общественным договором люди отказались от своих естественных прав в пользу государства. Власть государственного суверена является абсолютной. Т. Гоббс был убежденным противником всяческих революций. Т. Гоббс рассматривал государство как единый грандиозный механизм, Левиафан (библейское чудовище). Верховная власть – душа государства. Судьи и чиновники – его суставы. Советники – его память. Законы – его разум и воля. . Организация государственной власти может быть различной: монархия, аристократия, демократия. Эти формы отличаются друг от друга лишь количеством власть предержащих. При этом наилучшей формой правления Т. Гоббс считает, естественно, монархическую.Государственная власть никем и ничем не ограничена, она стоит над гражданским законом и подобна человеческой душе в государственном теле. Только верховная власть вправе решать, что хорошо, а что хорошо для государства. Власть государственного суверена является абсолютной. По мнению Т. Гоббса, даже мысли и религиозные чувства подданных должны быть подчинены воле суверена. Подданные – рабы государства.

24)Основным трудом Джона Локка (1632-1704) являются "Два трактата о государственном правлении" (1689-1690). Дж. Локк – непоследовательный материалист, он допускал существование Бога как некоей основы мира. Дж. Локк был последователем естественно-правовой теории. Он утверждал, что феодальный строй противоречит естественному праву. Среди основополагающих ценностей естественного состоянии Дж. Локк называл свободу и равенство. В отличие от Т. Гоббса, Дж. Локк не считал естественное состояние войной "всех против всех". По мнению Дж. Локка, собственность как естественное право возникает до государства и существует независимо от государства. Свобода включает свободу на действия, свободу на труд и его результаты. Именно из труда проистекает частная собственность. Господство, основанное на началах абсолютизма, не может быть признано государством, по мнению Дж. Локка. Над абсолютным монархом нет суда, он по отношению к своим подданным как бы остается в естественном состоянии.

Дж. Локк также разрабатывает учение о разделении властей. Нужно различать три ветви власти (по Дж. Локку): исполнительную, законодательную, союзную (федеративную), последней должны быть подведомственны вопросы внешней политики. Дж. Локк не выделял судебную власть из исполнительной, не отделяя т.о. суд от администрации. Каждая власть должна принадлежать отдельному органу: законодательная – парламенту (представительному учреждению всей нации); исполнительная – монарху или кабинету министров; союзная – специальным органам. Монарх имеет право смягчить силу закона, если он может причинить вред народу. Народ имеет право на восстание против монарха, злоупотребляющего своими прерогативами. Дж. Локк – главный теоретик и идеолог английской конституционной монархии, естественно-правовой концепции.

25)Честь одного из главных вдохновителей и признанных лидеров европейского Просвещения по справедливости принадлежит Вольтеру (1694-1778) – великому французскому мыслителю и литератору. Он не оставил после себя специальных политико-юридических трудов, подобных тем, что создали до него, например, Г. Гроцкий, Т. Гоббс, Дж. Локк или его современники Ш. Монтескье и Ж.-Ж Руссо. Взгляды на политику, государство, право и закон вкраплены в самые разные произведения писателя, соседствуют в них с рассуждениями на иные темы. Остро критический настрой, осмеяние и отрицание социальных, юридических и идеологических устоев тогдашнего феодального общества ярко отличает эти вольтеровские взгляды. Другое выразительное отличие – пронизывающий их дух свободы, гуманизма, терпимости.

Корень существующих социальных зол, которые могут и должны быть уничтожены, Вольтер видел, прежде всего, в засилье невежества, предрассудков, суеверия, в подавлении разума. Главным оплотом и виновником всего этого он считал церковь, католицизм. Понятно, почему беспощадная борьба с ними занимает весьма большое место в творчестве мыслителя. Достается от него богу, который изображается тираном, сеющим злобу и слепым в своей ярости. Священнослужители презрительно именуются бонзами и дервишами, осуждаются религиозные преследования и фанатизм.

Именно религиозный фанатизм, единомыслие, которое насаждает церковь, умерщвляют, как убежден Вольтер, жизнетворное начало всякой свободы — свободу совести и слова. Надо, однако, знать и помнить, что, относясь крайне враждебно к католической церкви, к католицизму, мужественно сражаясь с ними, Вольтер отнюдь не отвергает религию и религиозность как таковые. Крылатыми стали его слова: «Если бы Бога не существовало, его следовало бы выдумать». Антиклерикальный настрой не мешал Вольтеру полагать, что религия должна оставаться необходимой уздой для народных масс.

Вольтера очень трудно заподозрить в демократизме. Идеи Просвещения, его принципы, по Вольтеру, «это не для портных и сапожников». Мыслитель, столь высоко ценивший знания, интеллект, умение мыслить, всерьез полагает, что «если чернь начнет думать, то все погибло». Люди физического труда сами по себе не являлись у Вольтера объектом его трепетного почитания. Скорее даже наоборот.

Вольтера нисколько не заботили проблемы переустройства общества на демократических началах. Больше того, демократии, народовластия он смертельно боялся. Но чрезвычайно близки были ему иные проблемы: естественное право, свобода, равенство. Обращение к концепции естественного права, естественного закона — способ легитимировать, придать наивысший авторитет самым значимым для Вольтера политико-юридическим ценностями: свободе и равенству, воплощающим одновременно разум и интерес, данные природой.

Свобода у него в первую очередь — свобода личности, индивида, частная свобода, а не свобода общества в целом. Стержнем личной свободы служит свобода слова, а с нею и свобода печати. В особенности выделяет он свободу совести в качестве антипода удручающей католической нетерпимости. Весьма глубокой была оценка Вольтером (достигавшим подчас также вершин политэкономической мысли своей эпохи) свободы труда — знака Нового времени. Эта свобода предстает как право каждого «продавать свой труд тому, кто за него дает наибольшую плату, ибо труд есть собственность тех, кто не имеет никакой собственности».

Подлинная свобода, по убеждению Вольтера, проявляется в том, что люди перестают быть формально зависимыми друг от друга; они становятся автономными субъектами. Это, однако, совсем не равносильно воцарению хаоса в обществе, возникновению беспорядочных столкновений в нем автономных воль. Отношения зависимости, определенной связанности действий индивидов остаются. Но теперь такие отношения приобретают совсем другой смысл. «Свобода,— писал Вольтер,— состоит в том, чтобы зависеть только от законов». Так прорастала на французской почве ставшая позже весьма известной и популярной на Западе идея «господства права».

В истории политических и правовых идей свобода и равенство нередко противопоставлялись друг другу. Вольтер подобного противопоставления избегает. Напротив. Завидным считал он положение, при котором свобода дополняется и подкрепляется равенством. «Быть свободным, иметь вокруг себя только равных, такова истинная жизнь, естественная жизнь человека». Равенство людей понимается им в строго политико-юридическом смысле: обретение всеми людьми одинакового статуса гражданина, одинаковая зависимость всех граждан от закона и одинаковая защита их законом. Такое равенство в его трактовке весьма содержательно и социально эффективно. Однако сторонником имущественного равенства (эгалитаристом) и общности имуществ Вольтер не был. Обладание имуществом (либо отсутствие такового) должно, согласно Вольтеру, сказываться на положении человека в обществе. В частности, право голоса в вопросах общественного блага могут иметь, по мнению Вольтера, не любой и каждый, а лишь собственники.

Эти представления о свободе и равенстве Вольтер использовал в своих предложениях по реформированию феодального общества, неизменно вызывавшего его протест. С таких позиций он выступал за уничтожение сословных привилегий и за упразднение церковных судов. Аристократию, занявшую почти все ключевые должности в системе управления государством, следует, по Вольтеру, заменить бюрократией. Он настаивал на необходимости устранить партикуляризм действующего законодательства, добиться справедливого судопроизводства с широким участием адвокатов в процессе, отменить пытки и т. п. Надежды на проведение таких реформ он возлагал на сильную и просвещенную государственную власть.

В разных ситуациях и а разные периоды государство, отвечающее потребностям эпохи, может, по мнению Вольтера, выступать в различных организационных формах. При прочих равных условиях предпочтение он отдает сложившейся в его стране абсолютной монархии. Менее всего ему по душе революционные потрясения, ломка уже существующей государственности. Но Вольтер хочет, чтобы абсолютизм стал «просвещенным». Таковым наличный политический строй будет, если на королевском троне окажется «просвещенный» монарх. «Самое счастливое время, когда государь— философ». Но лишь образованностью и мудростью не исчерпывается набор качеств, необходимых «просвещенному» монарху. Он должен быть также государем милостивым, внемлющим нуждам людей, своих подданных. «Добрый король есть лучший подарок, какой небо может дать земле». Вольтеру хотелось верить в то, что институты абсолютистского государства себя не изжили и могут сами преодолеть собственные социально-экономические, правовые и идеологические устои, как только страной начнет управлять высокоученый нравственный самодержец.

Однако Вольтер знает и ценит достоинства и других государственных форм. Так, он замечает, что первоначально государство возникает в форме республики, образующейся из соединения семей. Ее возникновение — итог естественного хода развития. Республика, согласно Вольтеру, вообще более всего приближает людей к их естественному состоянию. Власть в ней направляется волею всех. Осуществляет же эту власть один человек либо группа лиц на основе законов, выносимых всеми.

Наряду с этим Вольтер чтит форму правления, которая установилась в Англии в результате происшедшей в стране революции, т. е. конституционную монархию. «Английская нация — единственная на Земле, добившаяся ограничения королевской власти путем сопротивления, а также учредившая с помощью последовательных усилий то мудрое правление, при котором государь всемогущий, когда речь идет о благих делах, оказывается связанным по рукам и ногам, если он намеревается совершить зло; при котором вельможи являются грандами без надменности и вассалов, а народ без смут принимает участие в управлении». В превосходной степени характеризуется Вольтером вся английская политико-правовая система. «Наилучшие законы — в Англии: правосудие, отсутствие произвола, ответственность должностных лиц за нарушение свободы граждан, право каждого высказывать свое мнение устно и письменно. Две партии следят одна за другой и оспаривают честь охраны общественной свободы».

Вольтер относится к тем мыслителям, которые первостепенное значение придают не формам управления государства, конкретным институтам и процедурам власти, а принципам, реализуемым с помощью этих институтов и процедур. Для него такими социально-политическими и правовыми принципами являлись свобода, собственность, законность, гуманность.

26)
Просвещение — влиятельное общекультурное движение эпохи перехода от феодализма к капитализму. Специфику содержания Просвещения более всего характеризуют два момента: во-первых, его социальный и нравственный идеал, во-вторых, план осуществления этого идеала. Деятели Просвещения желали утвердить на земле «царство разума», в котором люди будут совершенными во всех отношениях, восторжествует гармония интересов свободного индивида и справедливого общества, гуманизм станет высшей нормой социальной жизни.
Шарль Луи Монтескье (1689—1755 гг.) — выдающийся политический мыслитель, философ, «вождь законодательной Европы», наряду с Вольтером родоначальник французского Просвещения. Революционно-демократические идеи французских просветителей оказали серьезнейшее влияние на подготовку сил революции во Франции, их использовали вожди американской революции, они нашли отражение в статьях Декларации прав человека и гражданина 1789г., и в Конституции Америки 1787г.
Монтескье стал родоначальником современной политико-правовой теории, отразившей интересы не только утверждающейся буржуазии, идейное наследие этого мыслителя стало важной частью мировой сокровищницы юридической науки.
Идейно-теоретическое наследие Монтескье довольно противоречиво (как и вся эпоха буржуазно-демократических революций конца XVIII—начала XIX вв.), содержит немало компромиссов, но последовательно, антифеодально, антимонархично, демократично и гуманистично. Эти идеи отразили разворачивающуюся во Франции к середине XVIII века острую политическую борьбу между сторонниками монархии и поднимающимся революционно-демократическим движением, между официальной идеологией феодально-абсолютистского
строя, теологией и церковью, с одной стороны, и идеями свободы и равенства философии Просвещения, с другой. Разработанная Монтескье политико-правовая доктрина оказала огромнейшее влияние на все историческое развитие Франции, выдвинула автора в ряд наиболее выдающихся мыслителей XVIII в.
Важнейшим вкладом Монтескье в политико-правовую теорию стала его идея о разделении властей и детально разработанная теория законов.
В работе «О духе законов» (1748г.) Монтескье жестко критикует и отвергает все теологические и абсолютистские концепции государства и права, отождествляя существующую абсолютистскую монархию Франции с деспотичной властью.
В работах «Персидские письма» (1721г.), «Размышления о причинах величия и падения римлян» (1734г.) сформулирован принцип закономерности общественно-политического развития народов, четко разделены государство и общество, выдвинута идея о влиянии условий географической среды (климат, почва, рельеф, территория) на облик народа и его законодательство. Поэтому правитель, законодатель обязан учитывать и конкретные условия среды, особенности народа и сумму политических факторов («географический детерминизм»).

Политическая свобода ускоряет развитие экономики, промышленности и торговли, что, в свою очередь, укрепляет и обогащает общество. Политическая стабильность достигается за счет четкого разделения властей, что гарантирует законность, дальнейшее развитие политических свобод исключает злоупотребление властью и утверждает право основного регулятора взаимоотношений «человек — общество — государство». Монтескье решительно выступал за всеобщее равенство людей, за всеобщее избирательное право.
Монтескье связывал идеи политической свободы с принципом гражданской свободы человека («безопасность граждан»). Под свободой понимается «право делать все, что дозволено законом». Для обеспечения и осуществления свободы и предотвращения переворотов, тирании необходимо строгое соблюдение законов, утверждение в
обществе «принципа законности» (идея правления закона). По Монтескье, законы общества имеют объективные принципы, «это необходимые отношения»; законы очень тесно связаны с теми способами, которыми различные народы добывают себе средства к жизни. Мир в обществе и между государствами, народами — первый естественный закон человечества.
Важной частью учения Монтескье о законах являются его суждения о различных типах законов. Люди, отмечает он, управляются различными законами: естественным правом, божественным правом (правом религии), церковным (каноническим) правом, международным правом, вселенским гражданским правом (по которому каждый народ — гражданин вселенной), общим гражданским правом, относящимся ко всем обществам, частным государственным правом, имеющим в виду отдельное общество, правом завоевания, гражданским правом отдельных обществ, семейным правом. Специальное внимание Монтескье уделяет способам составления законов, законодательной технике.
Плодотворной для политической теории стала идея устранения имущественного неравенства в обществе, о долге государства обеспечить каждого гражданина средствами к существованию.
К теории общественного договора в целом относится и учение Монтескье о происхождении государства, его сущности. Государство — это результат сознательной деятельности людей, это исторический продукт развития общества, переход от естественного состояния («мирной жизни в большой семье, когда человек в природном состоянии»). «Государство есть общество, где есть законы». Поэтому задачи государства — насильно заставлять отдельных граждан выполнять законы, служащие общему благу, устранять социальные противоречия, войны, вражду между людьми.
В работе «О духе законов» Монтескье выделяет три формы правления: республику, монархию и деспотию. Каждой соответствует и свой принцип правления: добродетель, честь и страх, произвол. Мыслитель подчеркивал историческую закономерность двух форм —

монархии (особенно конституционной) и республики. Симпатии Монтескье на стороне республиканцев, ибо республика утверждает новые жизненные принципы — равенство, свободу, любовь, патриотизм. Она дает народу и его представителям верховную власть. Еще в начале XVIII в. Монтескье призывал к созданию органов народного представительства, ограничивающих полномочия монархии (в виде сословного парламента).
Выделяя, соответственно, причину разделения труда в государстве на три направления власти (законодательную, исполнительную и судебную), Монтескье выдвигает идею распределения власти пропорционально слоям общества. Основная цель разделения власти — избежать злоупотребления властью. Взаимное сдерживание властей — необходимое условие их правомерного и согласованного функционирования в законно очерченных границах.
Разделение и взаимное сдерживание властей является, по Монтескье, главным условием обеспечения политической свободы в ее отношении к государственному устройству. Он различает два вида законов о политической свободе:
законы, устанавливающие политическую свободу в ее отношении к государственному устройству;
законы, устанавливающие политическую свободу в ее отношении к гражданину. Монтескье замечает, что может так быть, что «при свободном государственном строе гражданин не будет свободен, или при свободе гражданина строй все-таки нельзя будет назвать свободным».
Актуальной для современного мирового развития является гипотеза Монтескье о зависимости формы государственного правления от размера территории страны: небольшие государства имеют, в основном, республиканскую форму правления, средние — монархический режим, а большие государства — деспотию. Он выступал и против унификации правления, копирования чужих форм и законов, ведь «каждое государство есть выражение духа нации».

Как последовательный гуманист и демократ, Монтескье развивает идеи демократического правления, когда «верховная власть в республике принадлежит всему народу». Демократия является «умеренной формой правления», ее основные учреждения формируются на основе волеизъявления масс (народное собрание, институт судей, сенат). Принципы демократии — политическая добродетель, баланс властей, умеренность и сдерживание власти через народное п редста в ител ьство.
Учение Монтескье о «духе законов» и разделении властей оказало существенное влияние на всю последующую политико-правовую мысль, особенно на развитие теории и практики правовой государственности.

 

27)Одним из ярких и оригинальных мыслителей во всей истории общественных и политических учений является Жан-Жак Руссо (1712-1778). Происхождение и основания неравенства между людьми описаны Ж.-Ж. Руссо в "Рассуждении о происхождении и основаниях неравенства между людьми" В естественном состоянии, по Ж.-Ж. Руссо, все равны. Неравенство здесь вначале лишь физическое, обусловленное природными различиями людей. Социальное неравенство возникает с появлением частной собственности, начинается перманентная борьба между бедными и богатыми. В итоге бедные вынуждены были согласиться на создание государства, которое, тем не менее, закрепило социальное неравенство. Неравенство частной собственности, дополненное политическим неравенством, привело, согласно Ж.-Ж. Руссо, в конечном счете к абсолютному неравенству при деспотизме, когда по отношению к деспоту все равны в своем рабстве и бесправии. Только благодаря общественному договору, предлагаемому Ж.-Ж. Руссо. В основе общественного договора (в трактовке Ж.-Ж. Руссо) и правомочий формируемого суверенитета лежит общая воля. Ж.-Ж. Руссо при этом подчеркивает отличие общей воли от воли всех: первая имеет ввиду общие интересы, вторая – интересы частные и представляет собой лишь сумму изъявленной воли частных лиц. Отстаивая господство в государстве и его законах общей воли, Ж.-Ж. Руссо резко критикует всевозможные частичные ассоциации, партии, группы и объединения, которые вступают в неизбежную конкуренцию с сувереном. Суверен (Народ) создает законы. В своей идеализированной конструкции народного суверенитета Ж.-Ж. Руссо отвергает требования каких-либо гарантий защиты прав индивидов в их взаимоотношениях с государственной властью. Однако соответствующие гарантии нужны против подданных, чтобы обеспечить выполнение ими своих обязательств перед сувереном. В целом общественное соглашение, по словам Ж.-Ж. Руссо, дает политическому организму (государству) неограниченную власть над всеми его членами. Эту власть, направляемую общей волей, он и именует суверенитетом. Народ как суверен, как носитель и выразитель общей воли, по Ж.-Ж. Руссо, "может быть представляем только самим собою". Тем самым Ж.-Ж. Руссо, по существу, отрицал как представительную форму власти (парламент или другой законодательный орган в форме народного представительства), так и принцип и идеи разделения верховной, суверенной власти в государстве на различные ветви.Законодательная власть как собственно суверенная, государственная власть может и должна, по Ж.-Ж. Руссо, осуществляться только самим народом-сувереном непосредственно. Исполнительная власть (правительство) создается не на основе общественного договора, а по решению суверена в качестве посредствующего организма для сношений между подданными и сувереном. Народ, по Ж.-Ж. Руссо, имеет право не только изменить форму правления, но и вообще расторгнуть само общественное соглашение и вновь возвратить себе естественную свободу.

28)Представители немецкого Просвещения многое сделали для дальнейшей систематизации и популяризации доктрины естественного права, для приспособления ее к потребностям буржуазного развития страны. Успешно работали они и в направлении преодоления негативного влияния теологии на юриспруденцию. Просветительское движение в Германии в области государственно-правовой теории отнюдь не было однородным. Наряду с умеренным крылом (С. Пуфендорф, X. Томазий, X. Вольф) в нем имелось и более радикальное, левое крыло (М. Кнутцен, Т.Лау, Г.Лессинг и др.).

Строить юридическую науку на светской основе в Германии первым начал Самуил Пуфендорф (1632–1694). В интерпретации Пуфендорфа, предпринявшего попытку синтезировать соответствующие взгляды Ж. Бодена, Г. Гроция и Т. Гоббса, естественное право выглядело универсальной социальной этикой, нормы которой должны были регулировать поведение всех людей независимо от их ранга и имущественного положения, государственной принадлежности и политических убеждений. Такой взгляд на природу естественного права проистекал из мнения Пуфендорфа о том, что всем без исключения индивидам свойственно нечто их объединяющее – стремление к жизни о ближними, с себе подобными, ибо существовать в одиночку человек не в состоянии: "...человеческая натура устроена таким образом, что вне общества мы не можем ни жить, ни сохранять наш род".

Исходным пунктом построений Пуфендорфа является концепция естественного, догосударственного общества. В естественном общежитии нет "войны всех против всех" (как считал Т. Гоббс). Потребности людей удовлетворяются, отсутствует стеснение естественного равенства и свободы, здесь над индивидами не довлеет принудительная сила. Увеличение численности населения, возрастающая неуверенность в обеспечении права, наконец, страх перед возможным злом привели к тому, что человечеству пришлось распрощаться с первоначальной идиллической формой общежития. Был дан импульс к созданию государства, единственно надежного учреждения для безопасности людей.

Осторожно проводит Пуфендорф секуляризацию политической теории. Он вовсе не утверждает, что происхождение государства выпало из поля зрения бога и имело место помимо него. Наоборот, именно бог, – инициатор создания государства. Но, по Пуфендорфу, этот желаемый самим богом институт не может возникнуть без предварительного свободного согласия людей, которое одно есть действительная опора государства. Отсюда понятно, почему Пуфендорф высмеивал тех, кто выводил верховную власть в государстве непосредственно от бога.

Правовые основания государства суть два договора: собственно договор (pactum) и постановление (decretum). По первому договору отдельные индивиды соединяются в устойчивое целое. Затем они выносят постановление о приемлемой для них форме правления. Это постановление обязывает избранного властителя заботиться о благе народа, а граждан – подчиняться власти. Лишь с его подписанием государство начинает функционировать как таковое. Душу государства составляет отчуждаемая народом правителю единая верховная власть, которая имеет неограниченные полномочия и в принципе не подлежит ответственности за свои действия. Усматривая недостатки в абсолютной монархии, Пуфендорф тем не менее отдавал ей предпочтение, полагая, что в ней наилучшим образом смогут осуществляться цели государства. Пуфендорф оговаривал, правда, возможность создания при монархе собрания сословных представителей для совместного решения ряда важнейших дел.

Назначение государства – быть надежной порукой порядка и спокойствия в человеческом роде. Оно должно твердо поддерживать внешнюю безопасность людей, не позволять церкви вмешиваться в практическую мирскую деятельность; прерогатива духовенства – убеждения и совесть человека. Государство неизбежно ущемляет естественную свободу граждан, но не отменяет ее совсем. Оставшаяся часть естественных свобод (свобода вероисповедания, право собственности и т. п.) неприкосновенна; это область частной жизни индивида. Нормы права, посягающие на эти естественные свободы, нельзя признать законными. Однако Пуфендорф не ополчался против такого нарушения свободы личности, как крепостничество, которое казалось ему всего-навсего добровольным договором между господами и лицами, по той или иной причине лишенными работы.

Проповедуя необходимость подчинения властям во что бы то ни стало, Пуфендорф забывал свое же положение о том, что взаимоотношения монарха и подданных строятся .на основе двусторонних обязательств. Сопротивление государю отдельными гражданами Пуфендорф исключал. Но он не отвергал возможности для всего народа оказать сопротивление князю, если тот толкает страну к общей гибели.

29) Политическая история Италии эпохи феодализма представляет собой весьма сложную картину. Многие века сохранялась политическая раздробленность страны. Усобицы правителей итальянских княжеств и городов-республик обессилили и обескровили страну, сделали ее сравнительно легкой добычей Испании, король которой фактически стал управлять значительной частью Италии. Политические неурядицы существенно затрудняли социальное развитие страны. Итальянская буржуазия, преимущественно ростовщическая и торговая, далекая от народа и экономически связанная с феодалами, была настроена весьма умеренно. Дальше пожеланий политической централизации и осуждения произвола и беззакония, характерных для феодализма, она не шла. Это и обусловило в конечном счете трактовку учения о естественном праве итальянскими просветителями XVIII в., наиболее видным представителем которых был Чезаре Беккариа (1738–1794 гг.).

В теории Беккариа заметны следы идей Греция и Гоббса. Но наибольшее влияние на него оказало французское Просвещение. Он с большим уважением отзывался о Вольтере, Монтескье, Руссо и других просветителях, точно так же как многие из них высоко оценили его книгу “О преступлениях и наказаниях”. Это сочинение, принесшее ему широкую известность, проникнуто верой в человеческий разум, свободолюбием, идеями гуманизма и законности.

Трактовка естественного состояния и причин, побудивших людей перейти от него к политическому общежитию, у Беккариа мало чем отличается от трактовок Гоббса. В естественном состоянии люди жили в одиночку. Постоянные войны между ними делали их естественную свободу необеспеченной и поэтому бесполезной. Для общего блага люди объединились и пожертвовали частью своей свободы во имя безопасности и обеспечения оставшейся у них части свободы (здесь Беккариа ближе к Грецию). Из пожертвованной людьми части свободы и образовалась по общественному договору верховная власть государства. Хранителем ее стал суверен как представитель всего общества. Он должен был обеспечить людям общее благо – безопасность и справедливость.

Беккариа различает справедливость божественную, естественную и человеческую. Первые две – основаны на божественных и естественных законах. Человеческая справедливость базируется на общественном договоре, устанавливающем пределы власти государства. Она изменчива. Ее критерием должно быть общее благо. Основанные на ней законы государства должны иметь в виду возможно большее счастье для возможно большего числа лиц. Но невежественные представления о человеческой справедливости привели к тому, что законы государства являются оружием в руках незначительного меньшинства. Они несправедливы, закрепляют сословные привилегии, право сильного и связанные с ним произвол и насилие. Беккариа резко критикует современную ему юриспруденцию, при которой законами считаются изречения римских и средневековых юристов, а уголовное право опирается на вековые предрассудки. Существующие законы, писал он, “служат только для прикрытия насилия”, помогают приносить народ “в жертву ненасытному идолу деспотизма”.

Причину этого Беккариа видит в утверждении частной собственности, дающей одним власть и благополучие, а другим – нищету и бесправие. Право собственности – “ужасное и, может быть, не необходимое право”. Однако дальше констатации этого Беккариа не идет. Он далек от социалистических идей и не помышляет о радикальном переустройстве общества. Все его надежды связаны с просвещенным монархом, заботящимся о своих подданных, об устранении нищеты и неравенства, покровительствующим наукам и искусству, образованию и нравственности народа. Такой монарх издает справедливые и мудрые законы, перед которыми все будут равны, которые будут строго соблюдаться и обеспечат права человека.

Развивая идею законности, Беккариа утверждал, что свобода гражданина – в его праве делать все, что не противоречит законам, что сами власти должны строго соблюдать законы. Без этого не может существовать “законное общество”. Посягательства на безопасность и свободу граждан являются поэтому одним из тяжких преступлений. Только законы могут устанавливать наказания, и право их издания принадлежит только суверену как представителю всего общества. Сам суверен может издавать лишь общие законы, но не может судить за их нарушения Это задача суда, выясняющего факты. Наказание же, определяемое судом, не может выходить за пределы, установленные законом, иначе оно несправедливо и не соответствует условиям общественного договора.

Исходя из этих теоретических посылок, Беккариа в своей книге “О преступлениях и наказаниях” утверждал, что причина преступности лежит в социальных условиях – нищете людей и столкновении их интересов, порождаемых человеческими страстями. А потому целью наказания должно являться предупреждение новых преступлений и исправление преступников. Для этого наказание должно быть публичным, наименьшим из возможных в каждом конкретном случае, соразмерным преступлению и установленным в законе. Беккариа протестовал против применения широко распространенных в эпоху феодализма пыток, мучительных наказаний и призывал к ограничению применения смертной казни. Он отстаивал равенство всех перед законом и возможность наказания человека только за те деяния, которые определены законом как преступные.

Аргументация Беккариа в пользу отмены смертной казни заслуживает особого внимания как практически первое в истории теоретически убедительное выступление такого рода. Правда, Беккариа допускал применение смертной казни, но только в чрезвычайных обстоятельствах, когда это необходимо для сохранения существующего правления или при борьбе нации за свободу.

Во всех остальных случаях, по его мнению, смертная казнь несправедлива и неоправданна.

Теоретически, по естественному праву, недопустимо, чтобы человек желал лишить себя жизни и, следовательно, он не мог предоставить это право другим. Смертная казнь – “война нации с гражданином”, т.е. возврат в естественное состояние. Практически же многовековой опыт показывает, что угроза смертной казни не останавливает преступника. По мнению Беккариа, более эффективно пожизненное лишение свободы. А то обстоятельство, что она веками существовала почти у всех народов, не оправдывает смертную казнь, как не могут быть оправданны существовавшие когда-то человеческие жертвоприношения. Смертная казнь неоправданна и с моральной точки зрения, так как способствует распространению в народе ожесточенности и безнравственности. Неоправданна она, доказывал Беккариа несколько позже, и с точки зрения юридической – ее применение может быть результатом ошибки судей, которая становится уже непоправимой.

Идеи Беккариа были восприняты классическим направлением в уголовно-правовой науке и уголовным законодательством, закрепившим прогрессивные принципы равенства перед уголовным законом, “нет преступления и нет наказания без указания о том в законе”, соответствия тяжести наказания тяжести совершенного преступления.

30) Юрий Крижанич с 1659 по 1678 занимался миссионерской деятельностью в России в целях достижения содружества славянских народов под эгидой Русского государства с единой церковью. В Тобольске он написал "Беседы о правительстве", известные как трактат "Политика".

В "Политике" много внимания уделяется исследованию вопросов о происхождении государства, его целях и задачах.

Крижанич отстаивал положение о божественности персоны носителя верховной власти. "Король подобен некому богу на земле..."

Цель государства Крижанич определяет как достижение общей пользы" для всех членов общества. "Долг короля обеспечить благочестие, справедливость, покой и изобилие... веру, суд, мир и дешевизну. Эти четыре вещи король должен обеспечить своему народу, и для этого бог поставил его королём". Крижанич делит все существующие формы правления на три правильные и три неправильные.

Правильные: совершенное самовладство (абсолютная монархия), боярское правление и общевлавство или посадское правление (республика). Самовлавству противостоит тирания; боярскому правлению - олигархия и обществу анархия.

Всё управление государством должно сосредоточено в руках верховного правителя. На троне Крижанич предпочитает видеть короля-философа. Он считает обязательным наличие у правителя знаний; хорошо также, когда знания есть и у всего народа. Королям знания особенно необходимы, так как они не имеют права учиться на собственных ошибках, которые чреваты последствиями не только для них самих, но и для всего народа, обычно расплачивающегося за его ошибки. Крижанич отдаёт предпочтение наследственной монархии. Наследование трона должно переходить к старшему в роде сыну, который специально готовиться к выполнению этой миссии. Следует запретить в законодательном порядке наследовать трон женщинам и чужестранцам.

Абсолютный монарх должен просвещённым правителем, а не тираном. Крижанич выдвигает сумму гарантий, с помощью которых возможно предотвратить превращение "современного самовлавства" в тиранию. Прежде всего, это наличие на троне монарха-философа, затем принятие и соблюдение хороших законов, соответствующих божественным и естественным установлениям, и наконец, нормативная регламентация всех сословий и чинов в государстве, согласно которой для каждого сословия будут определены обязанности в отношению ко всему обществу.

В обязанности просвещённого монарха вменяется забота о благополучии страны. Прежде всего, необходимо позаботиться о развитии промыслов и упорядочивании торговли. В стране мало "торжищ", а у торговцев мало привилегий, и они часто терпят убытки, состязаясь с иностранными купцами. Государству необходимо вмешаться и устранить эту несправедливость, так как не следует допускать невыгодную торговлю с другими странами. Государству также следует контролировать распределение ремёсел по городам с учётом природных условий. Необходимо проявлять всемерную заботу об использовании природных богатств. В сельском хозяйстве "землю использовать так, чтобы взять от неё плоды, какие она только может уродить".

Главной основной гарантией против тирании является наличие в государстве хороших законов и контроля за их исполнением. "Каковы законы - таков и порядок вещей в государстве". Грабительские законы всегда и везде порождают непорядки. К деятельности законодателя Крижанич предъявляет серьёзные требования. Для составления новых законов недостаточно знать все законы и обычаи своей страны, а необходимо также изучить законы "долговременных государств" и позаимствовать их опыт. Все чиновники в своей деятельности должны строго следовать закону иначе "будь король архангелом, если слуги его не будут ограничены благими законами, нельзя помешать им чинить повсеместные и несчётные грабежи и всякое мародёрство" Но в тоже время, он ставит монарха над законом: "король выше всех человеческих законов".

В определении курса внешней политики Крижанич придерживается традиционной для русской политической мысли ориентации. Он настаивал на необходимости установления добрососедских отношений с окружающими странами. Крижанич не исключает возможности ведения справедливых войн в целях защиты независимости страны, поэтому он считает, что в государстве должно быть большое и сильное войско с мощным оружием. Воины служат за плату и обеспечиваются государством всем необходимым, а в военачальники назначаются люди, сведущие в военном деле и начитанные в военной истории. При формировании армии следует оказывать предпочтение национальному, а не наёмному войску.

Полоцкий

С обоснованием правомерности абсолютной монархии выступил Самуил Петровский Ситнианович. Наиболее известными его произведениями являются "Жезл правления", написанный к церковному собору 1666/1667г. и посвящённый облечению учений раскольников, "Вертоград многоцветный" - энциклопедическое, поучительное произведение (1668) и "Рифмолигон" (1679) - собрание стихотворений. Симеон выступил в своих произведениях проводником западной культуры и образованности.

Мыслитель защищал социальное неравенство, усматривая в его наличии проекцию небесных порядков на земле, Все люди обязаны выполнять свой долг, предопределённый судьбой, в чём и состоит главное назначение человека на земле, где каждому отведено своё место. Однако он призывал богатых заботиться о своих "подначальных" и не доводить их до скудности, а также управлять ими с разумом и кротостью, а не посредством "наложения язв". монарх абсолютизм власть политический

Среди пороков русской жизни Симеон критикует лень, праздность и особенно пьянство. Тема обязательности труда постоянно присутствует во всех произведениях мыслителя.

Главной проблемой творчества Симеона было разрешения вопросов, связанных с верховной властью, формой её организации и деятельности. Он один из первых в истории отечественной политико-правовой мысли дал политическое обоснование необходимости установления просвещённой монархии. Симеон активно возвышал авторитет царской персоны, сравнивая царя с солнцем. Царь и бог у него почти равные величины. В понимании Симеона Полоцкого царь и государство отождествляются. Большое внимание уделяется описанию образа царя. Прежде всего, он должен быть образованным человеком, стремящимся к приобретению знаний из книг и бесед с "премудрыми людьми", а особенно царю читать книги по истории и усваивать исторический опыт других стран и народов. Царю необходимо не только просвещаться самому, но и просвещать свой народ.

Симеон полагает, что просвещённая монархия должна быть государством, деятельность которого основывается только на законах. Все люди в гражданстве должны бояться закона, подчинение которому укрепляет государство, и исключений из этого нет ни для кого, ни для царя, ни для его сына.

Мыслитель обращает также внимание на недопустимость жестоких санкций. Суд обязан восстанавливать правду, а не совершать месть, ибо отмщение бесчеловечно и, более того, противопоказана закону. Симеон мечтает о равном для всех суде, который будет "равно судить и мала и велика", невзирая на лица, организация судебных учреждений должна быть единообразной, способной осуществлять для всех единый суд. Судебные дела следует вершить своевременно и без волокиты.

В определении внешнеполитического курса русского государства Симеон придерживается традиционной для русской политической мысли ориентации на мирное разрешение всех внешнеполитических конфликтов. он советует царю жить в мире со всеми государствами, царствовать "мирно и мудро", никогда не искать брани и вступать в войну только в случае нападения врага, а к побеждённым всегда являть милосердие.

В истории политических и правовых учений Симеон Полоцкий выступил одним из первых серьёзных идеологов просвещённого абсолютизма в России.

31) Среди получивших официальное признание отечественных политических и правовых мыслителей второй половины XVIII в. следует прежде всего назвать имена М.М. Щербатова и С.Е. Десницкого.

Историк и публицист, почетный член Петербургской академии наук, князь Михаил Михайлович Щербатов (1733-1790) был явным идеологом корпоративных устремлений российского дворянства, обосновывал естественные права этого сословия. Среди его трудов можно упомянуть трактат «О повреждении нравов в России».

М.М. Щербатов в целом придерживался основных принципов естественно-правовой теории и концепции договорного происхождения государства. Анализ исторического опыта человечества приводит М.М. Щербатова к мысли о том, что «равенство состояний было возможно только в диком образе». Происхождение собственности, а затем и «потомственного благородства» М.М. Щербатов, подобно Дж. Локку, ставит в зависимость от таких личных качеств человека, как ум, доблесть, добродетель, сила, трудолюбие.

М.М. Щербатов выделял такие формы правления в государстве, как монархия, аристократия, демократия и деспотия. Форму правления и законы государства М.М. Щербатов ставит в зависимость от климата страны, размера территории, ее рельефа, плодородия почв и численности населения.

Наиболее привлекательной, с точки зрения М.М. Щербатова, является конституционная монархия (по образцу современной ему Англии) с разделением властей и ограничением государства правом. Ограниченная монархия должна иметь основные законы и «хранить жизнь, честь, имение и спокойствие своих граждан» исключительно по законам. М.М. Щербатов критикует деспотизм, отмечая, что самовластие «есть мучительство, в котором нет иных законов и иных правил, окромя безумных своенравий деспота». В республиканском строе М.М. Щербатову претила «химера равенства», способная разрушить любое государство.

Идеальная модель государства сформулирована М.М. Щербатовым в произведении «Путешествие в землю Офирскую шведского дворянина С». Верховным представительным органом государственной власти является Высшее правительство, в состав которого входят дворянские, купеческие и мещанские депутаты. Высшее правительство состоит из департаментов уголовных дел, государственных доходов, торговли, морских и сухопутных войск и чужестранных дел, вопросы в которых решаются коллегиально. Монарх в проекте М.М. Щербатова является лишь высшим государственным чиновником (в частности, он лишен особых торжественных одеяний и церемоний).

В духе естественно-правовой школы М.М. Щербатов классифицирует законы на Божественные, естественные и позитивные, подчеркивая, что последние должны неизменно соответствовать первым двум.





sdamzavas.net - 2022 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...