Главная Обратная связь

Дисциплины:






ПОЛИТИЧЕСКИЙ "СПАЗМ" САМОДЕРЖАВИЯ В 1905 — 1907 ГГ



 

Кровь более тысячи расстрелянных и задавленных в панике, тысяч раненых 9 января 1905 г. не только окропила брусчатку мостовых и тротуаров С.-Петербурга - - она в очередной раз проступила сквозь флер "политической невинности" самодержавия, дав бесцветному императору Николаю II прозвание "Кровавого". Лозунг "Долой самодержавие!" стал лозунгом дня, лозунгом полумиллиона забастовщиков.

И правительство заметалось в амплитуде от жестоких репрессий до намеков на перспективу общественного представительства в органах власти.

Резкая политизация масс и испуганная политика царизма дали импульс активизации политическим силам России. На правом фланге стали формироваться охранительные промонархические черносотенные "партии" и "союзы"; в центре оформились требования введения конституции; на левом фланге восторжествовала тактика единства в ожидании открытого противоборства с самодержавием (допускался блок и с буржуазными партиями, но при условии поддержки ими лозунга РСДРП о созыве Учредительного собрания).

В рамках тактики единства левых сил предполагалось созвать в апреле 1905 г. конференцию всех революционных партий и организаций России. Однако на оговоренную встречу в Женеве прибыли лишь социал-демократы — сторонники Л. Мартова. Представители другого крыла этой партии — ленинцы, оказались в Лондоне, назвав свое собрание III съездом РСДРП. Надвигающийся политический взрыв в России мартовцы расценили как буржуазную революцию, ленинцы же — как революцию буржуазно-демократическую. Различие оценок происходящего продиктовало этим двум идейно-политическим течениям внутри социал-демократии выработку двух самостоятельных тактик в назревающей революции "снизу".

Что касается "серединной" позиции Льва Давидовича Троцкого (Бронштейна), то она опиралась на теорию "перманентной революции" Парвуса (Александра Львовича Гелъ-фанда), которая, по сути, мало чем отличалась от взглядов В. Ленина на перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую. По мнению классика английской советологии Эдварда Карра, "основное различие во взглядах Ленина и Троцкого в тот период заключалось в следующем: Ленин считал, что начало перехода к социализму зависит от наличия условий, которые Троцкий считал необходимыми лишь для окончательной победы". -Речь идет о поддержке революционных сил крестьянством. Попытки консолидации "левых" весной-летом 1905 г. происходили на фоне роста стачечного рабочего движения, стихийнои повсеместно принимавшего организованный характер в форме "советов уполномоченных депутатов". (Кстати, левые социал-демократы, т.е. ленинцы, вначале отнеслись к этим советам настороженно, подозревая их в том, что они создаются полицией /см. в Приложении первом "Зубатовщина"/). К объединению левых сил "призывала" и канонада цусимского краха военной машины самодержавия. Переплетение социального и общенационального кризисов лета 1905 г. открыло перспективу для союза "левых" с "центром" политического спектра России.



Угроза такого союза социалистов со значительной частью либеральной буржуазии, реформистски настроенной интеллигенции и зажиточного крестьянства поставила правительство перед необходимостью политического маневра и уступок, чтобы привлечь "центристов" на свою сторону и тем заслониться от революции "снизу", сполохи которой уже виднелись в вооруженном восстании лодзинских рабочих и мятеже команды броненосца "Князь Потемкин-Таврический". Таким маневром и уступкой стал (одобренный 19—26 июня) проект созыва "булыгинской" Думы с совещательными функциями. (Считается, что правительство с этим запоздало и не смогло предотвратить подъема революции. Однако, думается, что летом 1905 г. роль нейтрализатора оппозиционности "центристов" проект данной Думы все же сыграл и "левые" партии не смогли выйти за рамки своего блока.)

Новый виток радикализации общества пришелся на осень, когда пролетариев поддержали служащие, значительная часть либеральной интеллигенции, крестьянство. И правительство вновь применило тактику раскола оппозиции. 17 октября будущий глава Совета Министров С.Витте буквально принудил (умолил) Николая II подписать манифест "Об усовершенствовании государственного порядка", в котором провозглашалась некоторая либерализация режима, предполагающаяпоследующее движение царизма в направлении установления конституционно-монархического строя. Царь обещал провести выборы в законодательнуюГосударственную думу, перевести работу Совета министров на постояннуюоснову и т.п.

Одним из позитивных плодов Манифеста 17 октября было фактическое признание царизмом многопартийностив России, что тут же использовали "центристы" и "правые". Либералы легализовали де-факто Конституционно-демократическую партию и на ее II съезде (январь 1906 г.) избрали постоянный ЦК во главе с князем Павлом Дмитриевичем Долгоруковым. Правоцентристская крупная буржуазия и обуржуазившиеся помещики организовались в "Союз 17 октября" — партию октябристов, ЦК которой с октября 1906 г. неизменно возглавлял Александр Иванович Гучков. Монархисты-черносотенцы сгруппировались вокруг "Союза русского народа", исповедывавшего оголтелый шовинизм по отношению ко всем иностранцам и "инородцам от поляков до калмыков". Возглавляли "Союз..." Александр Иванович Дубровин и Владимир Митрофанович Пуришкевич.

Правительственная политика раскола политических сил оказалась эффективной. Поэтому С. Витте сравнительно легко удалось подавить декабрьское восстание в Москве, других промышленных центрах, в ряде военных гарнизонов. И тогда по праву сильного царизм сделал несколько шагов назадот своих октябрьских обещаний — законы, которые предстояло принимать Государственной думе, подлежащей созданию в соответствии с Манифестом 17 октября, переставали быть нормативными актами прямого действия (так как "карманный" для режима Госсовет становился верхней палатой российского парламента и ей надлежало утверждать законопроекты Госдумы), а за императором сохранялось право издавать между думскими сессиями указы, имеющие статус законов. То есть, хотя и в несколько видоизмененном (по форме) виде, самодержавиев России себя сберегло.

I Государственная дума просуществовала менее трех месяцев (27 апреля — 9 июля 1906 г.). Под надуманным предлогом она была распущена (фактически, разогнана). Часть депутатов, несогласных с действиями властей, подверглась репрессиям. Подлинной причиной "роспуска" I Госдумы явилась реальная перспектива образовавания в ней антипомещичьего большинства из трудовиков и кадетов, что угрожало реформированием социально-экономических основ политического режима.

В условиях отсутствия контроля за исполнительной властью новый глава Совета Министров Петр Аркадиевич Столыпин 9 ноября 1906 г. провел императорский указ "О дополнении некоторых постановлений действующего закона, касающихся крестьянского землевладения и землепользования", где содержались основные положения так называемой "столыпинской аграрной реформы". (Почему "так называемой"? — Потому что заложенные в нее идеи принадлежали С. Витте, а П. Столыпин лишь "развил" их. Впрочем, главная цель такой реформы виделась и С. Витте, и П. Столыпину одинаковой — создать новую социальную опорусамодержавия в деревне, не трагая помещичьего землевладения.)

II Госдума оказалась по составу еще более радикальной, нежели ее предшественница. И вновь, несмотря на правительственные ухищрения, создалась реальная угроза принятия законопроекта о конфискации помещичьих земель. Поэтому последовавший вскоре очередной разгон П. Столыпиным парламента не удивителен. Скорее удивительно то, что II Госдума функционировала целых три с половиной месяца (20 февраля — 2 июня 1907 г.), хотя помещики потребовали ее роспуска еще в апреле.

Второй разгон российского парламента всего за один год его существования получил в литературе определение государственного переворота.Но, возможно, вернее было бы говорить, что 2—3 июня 1907 г. в России произошел контрреволюционный переворот. — Это была дата окончательного поражения первой революции "снизу" и начала нового периода в истории страны, именуемого "третьеиюньской монархией".

"ВЕЛИКАЯ РОССИЯ"

 

Свое кредо на посту главы Совета Министров П.Столыпин определил так: "Сначала успокоение, потом реформы". Но, если рассматривать задачу "успокоения" шире карательных мер правительства против "бунтовщиков", то, следует признать, что только коренные преобразования (реформы) и смогли бы принести успокоение.

Однако и целая серия реформ, задуманная П. Столыпиным, вряд ли могла бы принести стране успокоение, поскольку все они, в конечном счете, были ориентированы не на цивилизационную модернизацию России, а на осовремениваниережима самодержавия.

(Кстати, заметим, что абсурдность капиталистической модернизации страны во имя и ради осовременивания самодержавия нашла свое выражение в "модернизме" - направлении в литературе и искусстве, которое "расцвело" в России в начале XX в. Лишь критиковать, как и прежде, реальность политического абсурда стало бессмысленным. Надо было либо уйти от подобной действительности в чувственный, выдуманный мир, либо активно включиться в бескомпромиссную борьбу за идею коренного преобразования этой абсурдной, но реально существующей действительности. Интеллигенция в очередной раз оказалась перед выбором.)

Апофеозом столыпинского реформирования предстояло стать аграрной реформе, которая насильственноразрушала общину, способствовала колонизации и русификации окраин империи, созданию новой социальной опоры царизма в лице мелких земельных собственнников.

В итоге, класс "кулаков" был создан. Но прочной опорой режима он не стал, ибо сохранение помещичьего землевладения сохранило и вековые противоречия. Более того, появилось новое противоречиемежду "кулаком" (15% населения деревни) и беднотой (65%), причем, численность последней постоянно возрастала. Более эффективной оказалась переселенческая политика. Освоение новых (прежде всего, зауральских) земель дало всплеск сельскохозяйственной продуктивности России и позволило резко расширить экспорт. Правда, далеко не все переселенцы выжили и смогли стать самостоятельными хозяевами. Свыше полумиллиона из них пополнили резервную армию труда -- потенциальную армию бунта и в деревне, и в городе. Община же, хоть и значительно расшатанная, сохранилась. Таков был итог главной "столыпинской" реформы.

III Госдума, начавшая свою работу 1 ноября 1907 г., оказалась единственной в истории императорской России, просуществовавшей положенный ей пятилетний срок. Подобная стабильность моделировалась избирательным Законом от 3 июня 1907 г., согласно которому две трети состава Думы избирались одним процентом населения империи, что обеспечивало господствов парламенте промонархической фракции (для нее и П. Столыпин был слишком "левым"). Даже по определению авторов Закона, этот продукт "столыпинщины" являлся "бесстыжим". Добавим: и к тому же недальновидным. Искусственно перекрывая дорогу мирным, в том числе, парламентским методам кардинального реформирования России, царизм сам сбрасывал груз решения вопроса о всеобъемлющей модернизации страны в недра революционного подполья.

Оппозиции же, для того, чтобы осознать, "что делать" в условиях третьеиюньской монархии, необходимо было разобраться с вопросом "кто виноват" в поражении революции. Различные варианты ответа на данные вопросы привели к размежеванию оппозиционных сил, к расколу внутри левых и левоцентристских партий.

Среди социал-демократов сторонники Г. Плеханова считали, что вооруженная борьба свела на нет успех 17 октября (издание царского манифеста), сторонники же В.Ленина полагали, что спад революции — результат недостаточно активного наступления на самодержавие. Первые настаивали на повороте к широкому сотрудничеству в Думе с "ответственной оппозицией" (т.е. с кадетами), вторые отстаивали возможность совместных действий лишь с группами левее кадетов, ведя борьбу "против гегемонии кадетов в освободительном движении вообще и в Думе в частности". В итоге, по проблеме "что делать?" социал-демократия раскололась на три течения: на ленинцев, считавших необходимой тактику сочетания легальных и нелегальных способов борьбы; на меньшевиков, абсолютизировавших ее легальные методы ("ликвидаторы"); и часть большевиков, делавших ставку исключительно на нелегальные формы революционной деятельности и отзыв своих представителей из Госдумы ("отзовисты").

К позиции "отзовизма" были близки эсеры, объявившие бойкот Госдуме, чтобы не поддерживать "фикцию конституционного строя". Они продолжали исповедывать приверженность тактике индивидуального террора для достижения политических перемен.

Кадеты, разочаровавшись к 1909 г. в столыпинском реформаторстве и осознавая реальную возможность новой революционной волны, с конца 1909 г. пришли к выводу о необходимости сочетания думской и внедумской деятельности. Однако и среди либералов единства в оценке событий 1905—1907 гг. не было. Влиятельная группа философов, юристов, экономистов и литераторов правокадетского толка (Николай Александрович Бердяев, Сергей Николаевич Булгаков, Александр Соломонович Изгоев /Ланде/ и др.) в сборнике статей "Вехи" (1909) заявила, что после 17 октября царизм, дескать, эволюционировал и вопрос о политической революции в России теперь снимается. По мнению "веховцев", именно события 1905—1907 гг. стали источником политической реакции последующих лет и виновата в этом российская интеллигенция, которая "была нервами и мозгом гигантского тела революции" (С. Булгаков).

1910 г. ознаменовался началом нового революционного подъема, совпавшего с выходом страны из глубокой хозяйственной депрессии. Вновь развернулось стачечное движение. Активизировались крестьянские выступления. То есть "успокоения" так и не произошло, а реформы не принесли ожидаемых политических результатов. Убийство 1 сентября 1911 г. автора политики "Великой России" П. Столыпина эсеровским боевиком и одновременно платным агентом охранки логично подвело черту под попыткой "обновления" самодержавия. Политическая революция вновь стала неизбежной для преодоления застарелого "тромба" в целях продолжения процесса цивилизационной модернизации страны.

Ситуацию хорошо прочувствовал В. Ленин, сумевший в январе 1912 г. собрать в Праге парткоференцию, где доминировали его сторонники. Конференция, присвоив права съезда, попыталась организационно размежеваться с ликвидаторским (меньшевистским) крылом РСДРП. По сути, это был шаг к вычленению самостоятельной "ленинской" партии. И хотя создать таковую не удалось, следует признать, что такая попытка радикализации социал-демократии соответствовала настроению "улицы" - народных масс после кровавых событий на Ленских приисках в 1912 г. Вскоре стачки достигли уровня 1905 г. А 7—8 июля 1914 г. в С.-Петербурге появились баррикады.

Кризис третьеиюньского режима нашел выражение и в "полевении" IV Госдумы, в которой даже октябристы с конца 1913 г. заговорили о своей оппозиционности правительству, толкающему народ к революции, к гибели монархии в России.

Итак, к лету 1914 г. вновь созрелареволюционная ситуация. Бонапартистская политика лавирования между основными политическими силами не принесла царизму ожидаемого результата. Монархия оказалась не только в политическом, но и социальном вакууме. Потуги черносотенцев сплотить народ на практике антисемитских погромов и идеологические пропагандистские кампании по восстановлению нравственного авторитета самодержавия (100-летие Отечественной войны 1812 г., 300-летие Дома Романовых) успеха не имели. Для самосохранения царизму оставалось только одно — традиционно впутать страну, народ в международную авантюру. И Россия стала участницей первой мировой бойни.

ПОСЛЕДНИЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

РОМАНОВСКОЙ МОНАРХИИ (ЛЕТО 1914

ФЕВРАЛЬ 1917 Г.)

 

Политический кризис в России летом 1914 г. не закончился революционным взрывом во многом благодаря подмене царизмом "внутреннего" врага на "внешнего". Провозглашение войны "отечественной" позволило ослабить критику правительства со стороны либералов, сплотить ряды монархистов и с помощью шовинистической пропаганды, репрессий, мобилизации политически активной части населения в армию сбить волну революционного натиска. В результате, буржуазное большинство Госдумы поклялось поддерживать правительство, что министр внутренних дел расценил как "возврат к самодержавию".

Левые партии продемонстрировали значительно более высокий уровень сопротивляемости "ура-патриотизму" и сдержанности в отношении поддержки царского правительства. Правда, создать единый антивоенный социалистический блок в Думе не удалось. Трудовики, подумав, воздержались. Но обе фракциисоциал-демократов (и большевики, и меньшевики) единодушно выступили 26 июля (через неделю после начала войны) с осуждением этой бойни и заявили об отказе голосовать за военные кредиты правительству. Впрочем, единодушие было недолгим. Вскоре все социалисты и социал-демократы (исключая сторонников В. Ленина) перешли на позиции оборончества.

Ленинцы не страдали отсутствием патриотизма, но будучи интернационалистами,увидели в мировой войне признак глобального кризиса капитализма как системы и призвали к мировойсоциальной революции, к свержению правительств всехстран, развязавших войну. Наиболее близки к подобной позиции левых социал-демократов оказались, начиная с 1914 г., эсеры-интернационалисты, которые уже к лету 1916 г. свою антивоенную пропаганду стали напрямую связывать с призывом к новой российской революции "снизу".

Впрочем, всего за год войны отрезвление от "ура-патриотизма" наступило практически у всех политических сил и партий России. В 1915 г. военные поражения, утрата огромных территорий дополнились экономическим кризисом, ударившим по всем отраслям хозяйства, по всем слоям российского общества. И буржуазия вновь заговорила о кризисе власти. Тем более, что за первый военный год кадеты сумели установить контроль за местным самоуправлением (создание Всероссийского земского союза и Всероссийского союза городов), а октябристы — за всеми основными источниками снабжения армии (система военно-промышленных комитетов — ВПК). Это были реальные рычаги власти.Поэтому первый же съезд ВПК в июле 1915 г. поставил вопрос о "правительстве доверия", т.е. о формировании правительства, контролируемого буржуазным большинством Госдумы. В августе того же года умеренно-правые и либералы образовали в рамках думских фракций и Госсовета "Прогрессивный блок" для легального парламентского выхода из неумолимо надвигающегося общенационального кризиса.

Правительство поняло, что монополия буржуазии на обеспечение армии и промышленности - - это мощный аргумент оппозиции в борьбе за власть, и с помощью системы Особых совещаний попыталось лишить буржуазию данного аргумента. Такого не смогли снести даже октябристы и стали склоняться к мысли о дворцовом перевороте, устранении от власти Николая П. Кульминацией противостояния Госдумы с правительством явилась речь П.Милюкова в Думе 1 ноября 1916 г., каждый тезис которой заканчивался вопросом: "Что это, глупость или измена?" - Любой из вариантов ответа предполагал отказ Николая II от власти. Пафос речи П. Милюкова был подтвержден рабочей демонстрацией, организованной Центральным ВПК, под радикальным лозунгом: создать "правительство спасения страны". Демонстрантов чуть позже арестовали и у буржуазии остался единственный способ добиться власти — свергнуть царя.

Решение данной задачи облегчил сам Николай II, который, отстранив от руководства армией великого князя Николая Николаевича, возложил на себя звание (пожалуй, впервые за последние столетия российской истории) и функции Главнокомандующего армией, чем "подставился" под критику общества за все неудачи войны. Начавшаяся министерская чехарда, лишь усугубила кризис власти, тем более, что активное участие в ней принимал Григорий Ефимович Новых (Распутин), раздражавший общественное мнение. Даже черносотенцы не смогли стерпеть перенесения придворных нравов на внутреннюю и внешнюю политику Российской империи. Спасая престиж монархии, "правые" пошли на убийство Г. Распутина. Но дело уже было не в тех или иных личностях. Только коренная модернизация политической системы позволяла открыть шлюзы для социально-экономического развития России.

В начале 1917 г. в стране вновь сложились все компоненты знаменитого определения революционной ситуации - страна была "беременна" политическим переворотом. Единственным партийным лидером, остававшимся в неведении о зрелости буржуазной революции в России, как это ни удивительно, оказался В. Ленин. В январе 1917 г. он публично высказал мнение, что нынешнее поколение профессиональных революционеров вряд ли застанет то, ради чего они жили.

300-летний Дом Романовых рухнул до удивления буднично. Волнения в столице начались 23 февраля, а уже 27-го вовсю шел процесс формирования органов новой власти: Петросовета и Временного комитета Госдумы "для восстановления порядка и для сношения с лицами и учреждениями". В ночь с 1 на 2 марта Временный комитет начал формирование Временного правительства. Из 12 членов правительства половина представляла кадетскую партию, что наводит на размышления об инициативной роли последней в февральских событиях.

Интересно, что все это происходило до отречения Николая II, без санкции императора, так сказать, явочным порядком. Следовательно, осуществлялся классический государственный переворот, предусматривавший низложение царя. Впрочем, может быть, правильнее рассматривать случившееся как переворот дворцовый -- более локальный в плане исторической перспективы, а Временное правительство -- как императорское правительство переходного периода междуцарствия? - - Ведь главу данного правительства князя Георгия Евгениевича Львова утвердил сам Николай II до подписания акта об отречении (за себя и сына Алексея) от власти в пользу своего брата Михаила Александровича Романова (указом, помеченным 3 часами дня 2 марта). Не здесь ли ответ на вопрос — почему Временное правительство тянуло с объявлением России республикой до 1 сентября 1917 г.? Но тогда возникает и другой вопрос: о легитимности правительства, сформированного Временным комитетом Госдумы (деятельность которой, кстати, была приостановлена царем еще на рубеже 1916—1917 гг.). После отречения от власти того, кто утвердил премьер-министра, и отказа Михаила Романова от трона (до решения Учредительного собрания о форме государственного устройства России) правительство действительно должно было бы оказаться временным и уйти в отставку.

Итак, в феврале—марте 1917 г. в России произошел государственный переворот, напоминающий дворцовые заговоры XVIII в. Может ли он быть привычно отождествлен с политической революцией? Или иначе: стал ли бы он началом таковой, если бы не феномен двоевластия вызванный новым стихийным и повсеместным образованием советов? Вопросы.., вопросы...

 





sdamzavas.net - 2022 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...