Главная Обратная связь

Дисциплины:






ВОСЕМЬ СТРАНИЦ С ЦВЕТНЫМИ КАДРАМИ ИЗ ФИЛЬМА 2 страница



— Ты и впрямь считаешь, что эти допотопные бандуры помогут тебе выиграть Ньютоновскую стипендию?

— Вот получу долгоживущую плазму — тогда и смейся, — откликнулся Дейв.

— Верно, в долгоживущей плазме нет ничего смешного, — сказал Беннет, стоя в дверях. — У тебя есть последний шанс изучить поведение жидкости в холодном бокале.

Дейв покачал головой.

Ожидая именно такого ответа, Беннет вышел, оставив Дейва с его устройствами.

Дейв подошел к панели управления трансформатора, надежно спрятанной в сейфе, и повернул рубильник.

От одного трансформатора к другому побежали длинные щупальца электрических разрядов. От них по лаборатории разлилось призрачное сияние, а на лице Дейва вспыхнула улыбка. Впервые за весь день он почувствовал себя хорошо. Здесь, в физической лаборатории, он обретал истинную уверенность в себе. Он включил радио и настроился на факультетскую станцию.

Из эфира до него донесся голос Бекки.

— Может быть, это лично мое восприятие, — говорила она, — но эта песня не выходит у меня из головы.

Заиграла мелодия в стиле «фанки», которую Дейв никогда не слышал. Пусть у передачи было не так уж много слушателей, зато сейчас Бекки обрела самого преданного. Дейв прибавил громкость и вернулся к работе.

* * *

Здание корпорации «Крайслер», построенное в 1930 году, было в то время самым высоким в мире. Рекорд был побит через одиннадцать месяцев, когда был возведен Эмпайр-Стейт-билдинг, а потом и много других. Но, хотя многие небоскребы и превосходили здание «Крайслер» по высоте, ни один из них не смог сравниться с ним по величественной архитектуре, соединившей множество художественных стилей.

Шестьдесят первый этаж представлял собой прекрасный образец этого художественного сплава. С его высоты на Манхэттен взирала целая вереница орлов из нержавеющей стали. Именно туда и пришел Бальтазар Блейк, чтобы окинуть взглядом город после своего десятилетнего заточения в вазе.

Его глаза скрывались в тени под широкими полями шляпы, полы длинного плаща полоскались на ветру. Чародей с высоты взирал на город, и в его душе надежда боролась с тревогой. Он боялся, что Максим Хорват вызволит своих собратьев-чародеев, заточенных в Гримхольде, и они погрузят город в пучину хаоса и разрушения. И надеялся, что Дейв Статлер поможет ему одолеть злые силы.

Бальтазар осторожно погладил блестящего стального орла, и одно из колец у него на пальце замерцало. Да, подумал чародей, этот знак укрепляет надежду.

* * *

В тот вечер, возвращаясь домой, Дейв всё еще напевал услышанную по радио мелодию. Войдя в квартиру, он первым делом направился к холодильнику, решив побаловать себя шоколадной газировкой. Но вдруг он заметил на дверце холодильника то, чего увидеть никак не ожидал. Свой отчет о прочитанных книгах, который он написал в четвертом классе.



Как он здесь очутился?

Вдруг за спиной послышался глубокий голос:

— Мне подумалось, что четверка с минусом — слишком щедрая оценка.

Дейв развернулся — и увидел Максима Хорвата. Тот сидел, закинув ноги на кухонный стол и сцепив руки за головой.

— А вот и я, — сказал Хорват.

Дейв завопил.

— Где Гримхольд? — спросил чародей, спокойно встал и шагнул к Дейву.

Тот, отшатнувшись, залепетал:

— Я н-не з-з-знаю, о чем вы…

— Ты Дейв Статлер? — спросил Хорват. — Из четвертого класса миссис Альгар?

— Да, — ответил Дейв. — То есть был…

Хорват подошел ближе.

— В этой кукле скрыты могущественные силы, — сказал он. — Очень важные для меня. Ты последним держал ее в руках. Верни ее мне.

— Загвоздка вот в чем, — сказал Дейв. — Вас ведь тут на самом деле нет, правда?

— Что-что? — озадаченно переспросил Хорват.

Дейв вспомнил всё, что врачи рассказывали ему о случае в «Аркане Каббане».

— Не обижайтесь. Но вы всего лишь моя галлюцинация. Мне нужно съесть немного сахара. Это нарушение обмена глюкозы.

Дейв достал шоколадную газировку и стал отвинчивать крышку. Потом закрыл глаза и отхлебнул большой глоток холодного сладкого напитка, надеясь, что сахар развеет видения. Надежда не оправдалась.

— Вы всё еще здесь?

— Я вышел из десятилетнего заключения, где моим единственным чтивом был твой доклад «Жизнь Наполеона Бонапарта», — сообщил Хорват, не обращая внимания на странные выходки Дейва. — Твой анализ примитивен. Твоя проза крайне слаба.

— Мне было девять лет, — парировал Дейв.

— Я был знаком с этим человеком. Ты совершенно не понял его внутренней сущности, — сказал ему Хорват. — Где Гримхольд?

— Я же сказал, у меня его нет.

Хорват ответил злобной улыбкой:

— Я вырву у тебя правду!

Дейв не стал дожидаться этого. Он оттолкнул Хорвата, метнулся к двери и помчался по коридору к лифту. Хорват тяжело вздохнул и не торопясь направился в коридор. На стене он увидел календарь с серыми волками. Хорват поманил пальцем, волки ожили, выпрыгнули из календаря и бросились в погоню за Дейвом.

Дейв оглянулся и увидел за спиной волчью стаю. В ужасе он несколько раз подряд нажал на кнопку вызова лифта. Тот так и не приехал. Дейв помчался бегом вниз по лестнице. Волки гнались за ним по пятам. В последний миг Дейв выскочил на улицу и захлопнул за собой парадную дверь. Волки остались внутри.

Дейву хотелось убежать от волков как можно дальше. Он повернул к платформе надземки. Но волки уже вырвались на свободу.

Он выскочил на платформу. Поезда не было, и Дейв помчался прямо по рельсам. Волки не отставали ни на шаг. Вдруг он споткнулся и полетел на землю. Подняв глаза, увидел волков: они стояли, готовые напасть, и ждали только последнего приказа Хорвата.

— Не надо, — взмолился Дейв.

Чародей на миг задумался, пожал плечами и подал волкам команду атаковать.

Звери ринулись на Дейва. Он закрыл лицо руками, приготовившись к невыносимой боли. Но ничего не произошло. Лишь послышался тихий визг. Дейв открыл глаза и удивленно ахнул: волки превратились в милых беспомощных щенят.

Что происходит?

Хорват пылал гневом. Он-то прекрасно понимал, что происходит. Он поднял глаза — и в тот же миг с неба на него обрушились гигантские стальные крылья. Это с небоскреба «Крайслера» спорхнул орел — живой. На нем сидел Бальтазар Блейк.

— Не может быть, — пробормотал Дейв, глядя, как прямо над ним парит невероятное существо.

— А ты подрос, — сказал Бальтазар.

Дейв завопил.

Хорват вскочил и вскинул трость с хрустальным набалдашником, готовясь произнести новое заклинание. Но Бальтазар предвидел это и ответил Хорвату другим заклинанием. Под его воздействием злой колдун начал двигаться в двадцать раз медленнее обычного.

— Где кукла? — резко спросил Бальтазар у Дейва.

Юноша попытался ответить, но с его губ слетало лишь бессвязное бормотание.

Бальтазар покачал головой. У него не было времени слушать этот лепет.

— Ну-ка, садись сюда, — велел он и указал на еле двигающегося Хорвата. — Замедление времени будет длиться не вечно.

— Я боюсь летать на самолетах! — запротестовал Дейв.

— Значит, тебе повезло, — ухмыльнулся Бальтазар. — Ты полетишь на орле.

Не дожидаясь возражений, Бальтазар усадил Дейва на железную птицу, и они взлетели над городом.

У Дейва в голове всё перемешалось. Это невозможно. Как ученый, он прекрасно знал, почему этого не может быть. Однако ведь было же! И он каким-то образом вспорхнул на шестьдесят первый этаж здания «Крайслера» на орле из нержавейки. Бальтазар спустился с орла и плавно ступил на смотровую площадку. У Дейва приземление прошло не так гладко. Точнее сказать, он чуть не свалился наземь.

— Да, Дейв, целых десять лет прошло! Рассказывай, чему тебя научила взрослая жизнь!

Они что, прилетели сюда весело поболтать? Ну уж нет!

— То, что вы сделали, — вскричал Дейв, — этого не может быть! Существуют законы! Законы физики!

— Всё, что мы делаем, прекрасно согласуется с законами физики. Просто ты еще не все законы знаешь, — ответил Бальтазар, словно объяснял малышу прописные истины. — По твоей реакции я понял, что ты потерял Гримхольд, — продолжил он. — В котором заключено величайшее зло на свете. Мы должны отыскать эту куклу раньше, чем он.

Дейв удивленно взглянул на него:

— Мы?

Бальтазар спокойным тоном продолжил рассказ:

— Дейв, ты, возможно, наследник Мерлина. Могущественный чародей.

— Какой еще наследник Мерлина?

Бальтазар попытался объяснить:

— Наследники Мерлина полагают, что магию следует использовать только для того, чтобы помогать людям. А наследники Морганы хотят с помощью магии править людьми. Наша битва тянется уже много веков. Я — последний из наследников Мерлина, — печально сказал он.

— Ерунда какая-то, — сказал Дейв, повторяя вслух мысль, которая крутилась у него в голове с той самой минуты, когда он увидел оживших волков.

— Ты только что летал на стальном орле, — лукаво улыбнулся Бальтазар. — Не пора ли пересмотреть свое скептическое отношение?

Факты невозможно отрицать. Дейв кивнул.

— Та кукла называется Гримхольд, — продолжал Бальтазар, понимая, что его слова медленно, но верно проникают в разум юноши. — В ней заключено много опасных морганианцев, и каждый из них спрятан в одном из слоев матрешки. Хорват по причине своего дурного характера хочет выпустить на свободу своих собратьев. Этого нельзя допустить.

Дейв покачал головой:

— Больше со мной эти фокусы не пройдут. Хватит. Вы и не догадываетесь, во что превратилась моя жизнь за последние десять лет.

— Я провел эти годы в заточении, — напомнил Бальтазар. — В вазе.

— Я тоже! — взорвался Дейв. Ну хорошо, пусть не совсем в вазе… — Все десять лет я служил посмешищем! Знаете ли вы, что в наших краях появилось новое выражение — «быть как Дейв Статлер»? Так говорят о людях, ни с того ни с сего выкинувших несусветную глупость… Вы это знаете?

— Нет, — ответил Бальтазар. — Но правда заключается в том, что у тебя есть необычный дар. Ты должен разглядеть его, поверить в него.

— Мне плевать! — ответил Дейв, повысив голос чуть сильнее, чем намеревался. — Я хочу забыть об «Аркане Каббане». Забыть о волшебстве. Обо всём.

Дейв ждал, что Бальтазар что-нибудь скажет. Но так и не дождался. Тот лишь всматривался куда-то вдаль. Потом наконец перевел взгляд на Дейва и спокойно произнес:

— Пригнись-ка.

Дейв оглянулся. Прямо в него летело что-то огромное. Он едва успел увернуться и с размаху рухнул наземь. Летающий снаряд шлепнулся прямо рядом с ним. Дейв разглядел — это был комод из его спальни.

— Ты, кажется, хотел забыть об «Аркане Каббане», забыть о волшебстве? — прищурился Бальтазар.

Дейв лишь кивнул, не в силах произнести ни слова.

— Тогда разреши задать тебе один вопрос. — Бальтазар открыл верхний ящик комода и достал кольцо в виде дракона. — Почему ты оставил у себя это кольцо?

Дейв и сам не знал почему.

— Ты хочешь забыть обо всём, что случилось в тот день, — сказал Бальтазар. — Но в глубине души тебе хочется верить.

Чародей протянул Дейву кольцо. В лунном свете дракон блеснул кольцами.

— Я хотел продать эту штуку на интернет-аукционе, — ответил Дейв без особой убедительности. — Только всё никак не соберусь разместить фотографию.

— Ты не умеешь врать. Но мне эта черта нравится. Это хороший признак. Магия существует. И у тебя есть дар к ней.

— Нет! — с жаром заявил Дейв. — У меня своя жизнь.

— Из чего же она состоит?

— Из девушки, которая… — Он не знал, что же сказать о Бекки. — Я хочу выиграть стипендию… и… никакой я не чародей, понятно?

— Ты последний, у кого в руках Хорват видел Гримхольд, — пояснил Бальтазар. — Он этого не забудет. Поэтому, если не хочешь оказаться в реанимации, помоги мне найти эту матрешку, пока она не попала в руки к Хорвату.

— Это безумие! — закричал Дейв. Он чувствовал себя заезженной грампластинкой, без конца повторяющей одно и то же.

Бальтазар предложил ему договор:

— Помоги мне вернуть Гримхольд, и можешь уходить.

Дейв на миг задумался. Понятно, что Хорват будет преследовать его, пока не получит желаемое. А с серыми волками ему в одиночку не справиться. Придется идти на сделку.

Ответив юноше быстрым кивком, Бальтазар снова окинул взглядом город. Потом протянул руку к горизонту и закрыл глаза.

— Что вы делаете? — спросил Дейв.

Бальтазар не ответил. Но когда он открыл глаза, небо было совершенно ясным, если не считать одной-единственной грозовой тучи, зависшей над городом.

— Кажется, дождь собирается, — сказал он, кивком указав на тучу.

— Что это? — спросил Дейв.

— Магическое следящее устройство, — пояснил Бальтазар. — Биометрическое давление вносит нарушения в атмосферу прямо над местом нахождения нужного нам предмета.

Дейв не верил своим ушам.

— Я защищаю Гримхольд от Хорвата уже больше тысячи лет, — сказал Бальтазар. — И предпринял некоторые меры предосторожности.

— Больше тысячи? Сколько же вам лет?

— Это смотря по какому календарю исчислять, — пожал плечами Бальтазар.

Они направились к лестнице. Вдруг Дейв остановился и спросил:

— Вы перенесете мой комод на место?

Бальтазар кивнул, и они плечом к плечу вышли из здания. Впереди их ждало немало приключений. Надо было разыскать Гримхольд, а для этого найти подходящее средство транспорта.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Холодный ветер пронизывал до костей. Дейв застегнул куртку. Они с Бальтазаром шли по громадному двору, служившему штрафстоянкой. Сюда нью-йоркская полиция привозила машины, припаркованные с нарушением правил. И, поскольку Бальтазар десять лет провел в китайской вазе, его машина всё это время простояла здесь.

— Надо спешить, — прошептал Бальтазар, пока они шли за сторожем через море машин. — Если я могу выследить Гримхольд, то, значит, и Хорват на это способен.

— Почему мы не полетели на орле? — спросил Дейв.

— А не высоковато ли мы залетим? — спросил Бальтазар, приподняв бровь.

Дейву стало интересно, в какой машине ездит чародей. Он не мог представить себе Бальтазара в обыкновенном седане или малолитражке. Собственно говоря, он вообще не мог представить себе его ни в каком автомобиле.

Потом они свернули за угол… Едва увидев эту машину, Дейв сразу понял: она «Роллс-ройс фантом» 1935 года. Об этой машине знал даже отпетый книжный червь вроде него. Без сомнения, одна из самых роскошных машин в истории. С одного взгляда Дейв понял, что Бальтазар всей душой любит свою машину — от серебристой фигурки «Летящей леди» на капоте до стройных обводов и мощного шестицилиндрового двигателя объемом 7,7 литра и мощностью в 30 лошадиных сил.

Бальтазар бережно провел рукой по капоту. Даже покрытая десятилетним слоем пыли, машина завораживала взор.

— Пойду за буксиром, — сказал сторож.

Бальтазар улыбнулся:

— Нет нужды.

Сторож рассмеялся. Аккумуляторы в машине давно сели и никак не могли работать. Но, едва эта мысль пришла ему в голову, машина взревела и ожила. Бальтазар даже не успел сесть за руль.

— Она по мне соскучилась, — объяснил он.

Дейв окинул взглядом бешено ревущий автомобиль.

— Это, по-вашему, не слишком высокий полет?

Они сели в машину. И Бальтазар стал извилистым путем пробираться к выезду со штрафстоянки.

— Мотор на ней такой же, как на самолетах «Спитфайр» и «Мустанг», сражавшихся с фашистами, — сказал Бальтазар. — Не случайно двигатель, с помощью которого была выиграна Вторая мировая война, назывался «Мерлин».

— Его создал чародей? — с любопытством спросил Дейв.

Бальтазар кивнул:

— Наследники Мерлина защищают людей и ведут их к просвещению. Пенициллин, суд присяжных, микроскоп, высадка на Луну.

Чародей был готов перечислять и дальше, но к этому времени они уже выехали со штрафстоянки на улицу. Бальтазар улыбнулся и с наслаждением нажал на газ. Рывок был таким сильным, что Дейва вдавило в сиденье.

— Я расскажу тебе только самые основы чародейства, — пояснил Бальтазар, бросив взгляд на грозовую тучу. — Сначала надень кольцо.

Дейв заколебался. Воспоминания о том, как он надел кольцо в прошлый раз, были не самыми приятными.

— Ничего не случится, — пообещал Бальтазар.

Дейв надел кольцо, и Бальтазар крутанул руль. Машина вильнула.

— Шучу, — сказал он и сверкнул зубами. Дейв решил, что это следовало понимать как улыбку. — Колдовство — это способность управлять материей на молекулярном уровне. В этом заключается вся сущность магии.

— Опять шутите?

Бальтазар покачал головой:

— Ты когда-нибудь слыхал, что люди используют возможности своего мозга всего на десять процентов? Точнее, на восемь с половиной процентов. Чародеи способны управлять материей, потому что они от рождения способны пускать в ход всю силу своего мозга. Вот почему тебе так легко дается молекулярная физика.

Дейв подумал немного и спросил:

— Погодите, чародейство — это наука или все-таки волшебство?

— Да, — без колебаний отозвался Бальтазар.

В этот миг они свернули на узкие улочки китайского квартала. Бальтазар посмотрел на тучу. Машина приближалась к ней.

— Для начала тебе надо овладеть самым простым боевым искусством — создавать огонь.

Дейв изумленно посмотрел на него:

— Создавать пламя прямо из воздуха?

— Да, — ответил Бальтазар. — Что такое высокая температура?

— Молекулы колеблются быстрее.

Бальтазар кивком указал, на девушку, работавшую на автостоянке. Она засовывала квитанцию под «дворник» припаркованной машины. Сейчас состоится демонстрация.

— Шаг первый: освободи свой разум. Шаг второй: разгляди молекулы. Шаг третий: заставь их колебаться.

Бальтазар внимательно посмотрел на квитанцию, и в считанные мгновения она вспыхнула и сгорела дотла.

— Понятно?

— Смеетесь надо мной? — недоверчиво спросил Дейв. — У меня так никогда не получится.

— Поверь в свое кольцо. — Бальтазар дружески похлопал его по плечу. — И держи язык за зубами. Простые люди не должны узнать, что магия существует. Это было бы для них… слишком сложно. Чародейство должно всегда держаться в тени.

Он замолчал и сосредоточился на дороге. Путь им преградило праздничное шествие, поэтому они припарковали машину и дальше пошли пешком. Улицы были запружены веселой толпой, повсюду сновали разносчики. Группа артистов с огромным бумажным драконом исполняла диковинный танец под ритм барабанов.

Чародеи свернули за угол и попали под дождь. Он шел всего над одним домом — лавкой лекаря, практиковавшего иглоукалывание.

Гримхольд был найден.

— Подожди здесь, — сказал Бальтазар, взмахнул пальцем и остановил дождь. — Следи, не появится ли Хорват.

— А что делать, если я его увижу? — спросил Дейв.

— Шаг первый: освободи свой разум. Шаг второй… — По паническому взгляду Дейва Бальтазар понял, что юноша еще не готов ни к каким заклинаниям. — Кричи во всё горло.

Бальтазар целеустремленным шагом вошел в лавку и быстро осмотрелся, но не увидел ни Гримхольда, ни Хорвата.

— Чем могу служить? — спросила его из-за прилавка старуха.

— Я ищу матрешку примерно вот такой высоты. — Он развел руки дюймов на девять. — На ней изображен рассерженный китаец.

Старуха принялась рыться на полках. Бальтазар заметил, что из теней выпорхнула бабочка. Не простая — что-то в ней было необычное.

— Ней хоу ма? — спросил он.

Старуха с улыбкой обернулась:

— О, вы говорите на мандаринском диалекте?

Бальтазар ответил ей улыбкой — и в тот же миг ударом магической энергии отбросил ее на другой конец комнаты. Ударившись о стену, старуха обернулась Хорватом.

— Это был кантонский, — сказал Бальтазар.

Хорват, сидя на полу, мрачно посмотрел на противника.

— Ты всегда был хорошим лингвистом. Знаешь, один мой старый друг безупречно говорил на кантонском.

Хорват взял свой плащ и поднял Гримхольд. Бальтазар не успел ему помешать. Один слой открылся. Вспыхнул яркий свет, и бабочка внезапно превратилась в грозного китайского чародея с внушительным драконом на халате. Волосы у него были обриты, только по затылку сбегала длинная косичка. Был он молод, зол и находился в прекрасной боевой форме. А вместо ногтей у него были длинные серебристые когти.

— Познакомьтесь, это Сун Лок. Кажется, вы уже встречались, — представил его Хорват. — Точнее сказать, именно ты посадил его в Гримхольд.

Сун Лок бросил свирепый взгляд на Бальтазара. Два чародея явно не питали друг к другу приязни. Не медля ни секунды, Сун Лок сотворил заклинание и набросил его на противника. Целый рой игл для иглоукалывания взвился со стола и устремился в Бальтазара. Тот увернулся, загородившись капюшоном своего кожаного плаща.

Иглы отскочили от плотной кожи, не принеся вреда. Бальтазар взмахнул рукой и послал в китайца энергетический импульс, который выбросил того через окно на улицу. Сун Лок приземлился прямо к ногам Дейва.

Поднявшись, Сун Лок заметил на пальце у Дейва кольцо в виде дракона. Его глаза вспыхнули гневом.

— Это… — растерянно забормотал Дейв. — Это всего лишь пластик, игрушка. Я тут случайно оказался… я обычный парень… ни в чем не виноват…

Из разбитого окна выглянул Бальтазар.

— Дейв, задержи его на секундочку.

У Дейва пересохло во рту.

— Я его не знаю, — сообщил он Сун Локу. — Первый раз вижу.

Битва разделилась надвое. В лавке Бальтазар сражался с Хорватом, а на улице — Сун Лок с Дейвом. Два чародея вели бой осторожно, прячась друг от друга по темным углам, тщательно избегая стычек. Снаружи же дела шли совсем не так утонченно.

Сун Лок придерживался морганианских взглядов: его не тревожило, увидят ли волшебство простые смертные. Чародей огляделся в поисках оружия и заметил бумажного дракона, которого несла праздничная процессия. Он быстро прочитал заклинание. И дракон превратился в настоящего.

Восьминогое чудовище окинуло Дейва оценивающим взглядом, словно прикидывало, хорош ли он на вкус. Дейв ойкнул и бросился бежать. Дракон погнался за ним.

Бальтазар краем глаза заметил суматоху за окном, выглянул и, увидев, что творится на улице, швырнул в толпу целую метель разноцветных конфетти. Завеса получилась такая плотная, что сквозь нее никто ничего не разглядел.

Хорват улучил момент, пока Бальтазар отвлекся, схватил со стены китайский флаг и стал трясти им, как полотенцем. С каждым хлопком одна из желтых звезд на флаге срывалась с места и превращалась в стальную метательную звездочку, острую как бритва.

Бальтазар разрывался надвое. Ему приходилось увертываться от летящих звездочек, и при этом он вглядывался в разноцветную пелену, высматривая Дейва. Дракон загнал его в лавку парикмахера. Увидев это, Бальтазар снова занялся Хорватом и быстро сотворил заклинание, остановившее звездочки на лету. Потом махнул рукой в сторону занавески из бусин, и она сама собой обернулась вокруг Хорвата. Пока морганианец высвобождался, Гримхольд вырвался у него из рук и покатился по полу.

Бальтазар подмигнул Хорвату, схватил матрешку и выскочил из окна, прямо в бушующую бурю конфетти. Он поднял руки — и в разноцветной метели образовался туннель. Сквозь него он увидел, что Дейв вырвался из парикмахерской и стоит на пожарной лестнице, а дракон уже почти настиг его.

— Разгляди молекулы! — крикнул юноше Бальтазар.

Дейв хотел возразить, что сейчас не лучшее время для уроков, но знал, что сочувствия от Бальтазара не дождется. Поэтому он сосредоточил все силы на Сун Локе, направлявшем дракона с земли, и махнул в его сторону рукой, точно творил заклинание.

— Ничего не вышло! — крикнул Дейв.

— Ты пропустил первый шаг.

— Первый шаг, — Дейв торопливо перебирал в уме наставления чародея, — освободить разум!

Дейв посмотрел на приближавшегося дракона и решил, что сейчас не самое подходящее время освобождать разум.

— Вы с ума сошли? — заорал он Бальтазару и полез по пожарной лестнице на крышу. Дракон гнался за ним, скользя по металлическим ступенькам.

Дейв закрыл глаза и попытался очистить разум. Как только чудовище изготовилось нанести удар, Дейв протянул руку к Сун Локу и крикнул:

— Огонь!

Дракон на халате Сун Лока вспыхнул ярким пламенем. То же самое произошло и с настоящим драконом, который только что вполз на крышу. Пылающий монстр рухнул с высоты и придавил стоявшего на мостовой Сун Лока.

А в лавке тем временем Хорват выпутался из занавески и, выйдя на улицу, увидел Дейва на крыше. Его глаза впились в зеленое кольцо, ярко светившееся на пальце у Дейва.

— Не может быть! — вскричал он. Такие кольца на дороге не валяются!

Однако Дейв от волнения ничего этого не заметил. Шутка ли — ведь он только что одолел дракона и могучего чародея ничем иным, как собственной магической силой! Радость переполняла его. Он проворно спустился по пожарной лестнице и спрыгнул на землю перед Бальтазаром.

— Видели? — вскричал он.

Бальтазар схватил его за руку и торопливо потащил к «фантому».

— Нет времени плясать от счастья.

На ходу их одежда волшебным образом превратилась в полицейские мундиры. В ту же минуту к ним подкатили две полицейские машины.

— Расскажите, что тут случилось, — потребовал капитан, выйдя из машины.

Бальтазар ответил — внезапно у него прорезался нью-йоркский акцент.

— На празднике петарда врезалась в бумажного дракона, — пояснил он, указывая на суматошную толпу. — Тот вспыхнул, как свечка на именинном торте.

Капитан покачал головой:

— Нас засыпали звонками о том, что там был настоящий дракон.

Бальтазар подошел к нему ближе.

— Между нами, капитан, сдается мне, что кое-кто на этом празднике перебрал сакэ.

Дейв перебил его:

— Но ведь сакэ — японский напиток.

Бальтазар кинул на него суровый взгляд:

— Заткнись, салага!

Капитан посмотрел на праздничное шествие, потом опять на Бальтазара и кивнул, убедившись, что людям просто померещилось. Бальтазар отдал ему честь и повел Дейва к машине.

Как только они отошли подальше, Бальтазар сердито посмотрел на Дейва.

— Говоришь, сакэ — японский напиток? — язвительно переспросил он.

— Да, конечно! — отозвался юноша.

— Я же был в образе!

Они пошли дальше. И тут до Дейва стало постепенно доходить, что всё случившееся было чистейшей реальностью.

— Вы видели, что я сделал? Как я его! Это было, как будто… — Дейв долго подыскивал нужное слово для своих ощущении, — как будто я вложил деньги — а мне их вернули. В двойном размере. Много-много.

Бальтазар сунул Гримхольд за пазуху и протянул руку:

— Отдай-ка кольцо, много-много.

И вдруг Дейву вспомнился их договор. Он согласился помочь Бальтазару всего один раз.

— Я человек слова, — сказал Бальтазар. — Ты мне помог. Мы в расчете.

Внезапно Дейву подумалось, что таких ощущений, как в той схватке, он не испытывал никогда в жизни. И ему, пожалуй, не хотелось, чтобы это чувство ушло навсегда. Он опустил глаза на кольцо.

— Знаете, мне нравится, как оно сидит у меня на пальце.

Бальтазар постарался не выдать волнения. Пусть мальчик сам примет решение. Он ожидал именно такой реакции, но настаивать не хотел.

— Что ты хочешь сказать?

Дейв надолго задумался. Потом в упор посмотрел на Бальтазара. В глазах юноши сверкала искра — такая же, как в те минуты, когда он говорил о физике.

— Я хочу узнать больше.

Бальтазар лишь кивнул:

— Нам нужно место для работы. Надежно укрытое от посторонних глаз. Такое, где Хорват нас не найдет.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Флюоресцентная лампа зашипела и осветила подземную лабораторию Дейва. Бальтазар огляделся и удовлетворенно кивнул. Место идеальное.

— Здесь когда-то был разворотный туннель, — объяснил Дейв. — В сороковые годы Нью-Йоркский университет выкупил его для исследований атомной энергии. Меня поместили сюда, потому что не все мои исследования безопасны.

Бальтазар осмотрел две большие колонны в середине зала.

— Это… — начал объяснять Дейв.

— Трансформаторы Тесла, — перебил его Бальтазар. — Я доволен. Все эти годы ты считал, что убегаешь от чародейства. То, что ты построил эти генераторы электрического поля, не простое совпадение. Дейв, это твое волшебство. Доктор Тесла был моим другом и великим наследником Мерлина.

Дейв задумался. Может быть, наука и магия в самом деле пересекаются. Может быть, это и вправду его судьба.

— До сих пор мне не выпадало случая отдать тебе вот это. — Бальтазар протянул Дейву крохотную книгу, не больше спичечного коробка. — Твой Энкантус.

Дейв мысленно вернулся на десять лет назад.

— Мне казалось, он был крупнее.

Бальтазар понимающе кивнул:

— Карманное издание. — Он стал разворачивать книгу, держа одну руку поверх другой. С каждым перелистыванием страницы книга вырастала и через несколько минут превратилась в огромный фолиант. — Энкантус — это твой учебник. В нем говорится об искусстве, науке и истории чародейства. В том числе и о нашей недавней истории.

В доказательство он открыл последнюю страницу. На ней в ярких красках изображались «Аркана Каббана» и их недавние приключения в китайском квартале.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...