Главная Обратная связь

Дисциплины:






ВОСЕМЬ СТРАНИЦ С ЦВЕТНЫМИ КАДРАМИ ИЗ ФИЛЬМА 3 страница



— Изучи это, скоро тебе придется сдавать экзамен, — сказал Бальтазар голосом строгого профессора.

Дейв окинул взглядом внушительный том. Судя по виду, изучать в нем было что.

— Прежде чем мы посадим Хорвата обратно в Гримхольд, мы должны сделать из тебя чародея, — продолжал Бальтазар. — Начнем прямо сейчас. Сделай шаг назад.

— Вот так сразу? А что-нибудь вроде разминки будет? — пошутил Дейв.

Бальтазар ответил ему строгим взглядом.

— Сделай шаг назад. Открой глаза.

Дейв хотел что-то сказать, но Бальтазар его перебил:

— Закрой рот.

Дейв решил послушаться.

Бальтазар вышел на середину лаборатории, вытянул руки — они задрожали. Вдруг бетонный пол заходил ходуном, и на нем сложился большой круг. Один за другим стали вспыхивать алхимические символы. Они разделили круг на семь частей.

— Это Круг Мерлина, — объяснил Бальтазар. — Он сосредоточивает твою энергию. Помогает освоить новые заклинания. Здесь ты научишься чародейству.

Бальтазар вошел в круг, и его охватило туманное сияние. На миг Дейв почувствовал, как колоссальна сила этого человека.

— От тебя требуется полное самоотречение, не больше не меньше, — сказал Бальтазар. — Войдя в круг, ты оставишь снаружи всё остальное. Когда войдешь — обратной дороги уже не будет.

— Можно, я сначала сбегаю в туалет?

Бальтазар бросил на него суровый взгляд.

Нашел чем шутить!

— Могу и потерпеть. — С этими словами Дейв наступил на краешек круга. Из его кольца вырвался поток энергии, и он кивком сообщил учителю, что готов. Бальтазар приступил к церемонии.

— Я Бальтазар Блейк, чародей семисот семидесяти семи степеней. А ты — мой ученик.

Дейв не сумел удержаться от улыбки:

— Круто! — Он шагнул в круг, а Бальтазар принялся размашисто расхаживать снаружи.

— Твое кольцо — не просто украшение, — сообщил он. — Оно связывает тебя с чародеями, которые пришли раньше тебя. Оно излучает в физический мир электрическую энергию твоей нервной системы. Без этого кольца чародей бессилен.

— Нельзя его терять, — напомнил себе Дейв.

Бальтазар кивнул:

— На самом деле всё, что нужно чародею, это пара хороших ботинок.

Дейв посмотрел на свои кроссовки и поднял на чародея недоумевающий взгляд, словно спрашивая, что с ними не так.

— Резиновые подошвы блокируют поток твоей энергии, — пояснил Бальтазар и бросил Дейву пару черно-белых ботинок, которые в понимании Дейва мог надеть только гангстер из фильма. — К тому же они классно выглядят.

— Они же для стариков! — Дейв наморщил нос.

— Простите. — Бальтазар прочистил горло.

Дейв увидел на нем точно такие же ботинки и быстро переменил тон.

— Очень красивые, — поправился он.



* * *

Канделарио работал поваром в дешевой столовой недалеко от 163-й улицы. Возясь, как обычно, на кухне, он вдруг заметил, что кастрюля с водой закипела. Казалось бы — велика важность, однако дело в том, что эта кастрюля стояла не на плите, а на разделочном столе.

Он огляделся. В самом темном углу кто-то стоял.

— Твой отец вел дневник.

Канделарио с подозрением оглядел гостя.

— Не понимаю, о чем вы.

— Он был посредником, помогавшим чародеям-морганианцам освоиться в мире людей, — сказал гость и вышел на свет. — Я Максим Хорват.

Глаза Канделарио устремились на его трость. Он махнул боссу, сообщая, что хочет взять перерыв, и через заднюю дверь вышел в переулок.

— Я эту трость с детства не видел, — сказал повар, плотно притворив за собой дверь. — Вы много времени провели взаперти.

Хорват кивнул:

— Я уже стар. И мне нужны солдаты.

Канделарио покачал головой. За то время, что Хорват провел в заточении, многое изменилось.

— Когда вы исчезли, тут интересная штука обнаружилась. Паренек один объявился, наследник Морганы. У него есть кольцо. Но он не из старой школы.

Этого Хорват совсем не ожидал услышать.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Учеба Дейва шла полным ходом. Ему казалось, что он занимается ею уже много лет. Под градом вопросов, которые задавал Бальтазар, он, напрягая все свои телекинетические силы, пытался задвинуть два стула в нарисованные на полу небольшие круги. Работа была нелегкая.

— Если чародей слабо воздействует на молекулы…

— Его магия слаба, — ответил Дейв.

— Первое правило чародейства!

— Магию нельзя использовать для личной выгоды, — ответил Дейв.

Выбившись из сил, он решил отдохнуть и плюхнулся на один из стульев. Потом его взгляд упал на часы.

— Знаете что? — сказал Дейв и встал. — У меня есть кое-какие дела.

Бальтазар не поверил своим ушам. У них только-только стало что-то получаться. Но не успел он возразить, как Дейв был уже в дверях.

— Я скоро вернусь, — бросил он через плечо. — Если проголодаетесь, в холодильнике есть еда… достаточно старая для вас.

* * *

Близился вечер. Бекки Барнс только что закончила свою дневную радиопередачу и вышла из студии. Дейв уже ждал ее.

— Привет, — сказал он ей и зашагал рядом. — Я слушал твою передачу.

Бекки улыбнулась:

— Ну и как, понравилось?

— Потрясающе. Я этих групп никогда не слышал, а это явный признак того, что они очень крутые.

Бекки нравилось, что Дейв говорит искренне. Другие ребята никогда бы так не сказали. Он проводил ее до метро. Рядом с ним было хорошо. Вдруг дорогу им преградил какой-то человек.

— Гони деньги, драгоценности. — Он посмотрел на запястье Бекки. — Например, этот браслетик.

Бекки, дрожа, сняла браслет и протянула грабителю. Дейв вытряхнул бумажник — там оказалось всего одиннадцать долларов. Грабитель выхватил деньги и убежал. Бекки не на шутку перепугалась и разозлилась.

— Это был браслет моей бабушки.

Дейв, не медля ни секунды, сорвался с места и бросился за грабителем. На бегу он достал из кармана кольцо и натянул на палец.

Наконец в глухом тупике он нагнал бандита и сказал:

— Отдай браслет. Пожалуйста.

— Пожалуйста? — расхохотался тот. — Беги к своей подружке, пока цел.

— Отдай браслет! — повторил Дейв.

Бандит толкнул его к стене, и Дейв замер, хватая воздух ртом. Он оглянулся по сторонам в поисках помощи — и вдруг увидел большую железную урну. Дейв сосредоточил все силы, и урна поплыла по воздуху, плавно покачиваясь.

— Ты что делаешь? — оторопел грабитель.

Дейв не ответил. Грабитель обернулся — и его глаза распахнулись от ужаса. Урна зависла прямо у него над головой.

Дейв еще не до конца освоил сложное искусство перемещения предметов, поэтому урна вдруг вспыхнула ярким пламенем.

— Ты тоже это видел или мне померещилось? — ошалело спросил грабитель.

— Видел, — ответил Дейв. — Я стал слишком сильно раскачивать молекулы вместо того, чтобы перемещать их. Поэтому так и получилось.

— Чего-чего?

Вместо ответа Дейв стукнул грабителя пылающей урной по голове.

Тут из-за угла выбежала Бекки, готовая увидеть страшную картину. Но каково же было ее удивление, когда она обнаружила Дейва с браслетом, а грабителя — лежащим без чувств.

— Как ты это сделал? — спросила она, надевая украшение.

Дейв постарался придумать подходящее объяснение.

— Я занимался одной разновидностью кардиобокса.

Бекки покачала головой, но поверила.

— Здорово. — Как тут поспоришь?

Она позвонила в полицию, те приехали и забрали бесчувственного бандита. Бекки, не обращая на них внимания, всматривалась в Дейва.

— В чем-то ты не похож на других, — сказала она наконец.

— У меня ботинки новые, — улыбнулся он.

Они стали спускаться по лестнице в метро.

— Мне сюда. — Бекки указала на турникеты.

— Я вот что подумал, — сказал он, не желая отпускать ее. — Я мог бы помочь тебе подготовиться к экзаменам.

— Это было бы здорово, — улыбнулась Бекки.

— Учти, я назначил тебе свидание, — сказал он и поправился: — Точнее, не свидание. Мы просто договорились встретиться.

Она кивнула и, махнув ему на прощание, побежала к поездам.

Из счастливого забытья Дейва вывел голос, раздавшийся за спиной:

— Любовь сильно отвлекает от дел. — Тон Бальтазара был ледяным. — А чародею необходима сосредоточенность.

Дейв хотел что-то сказать, но Бальтазар жестом велел ему замолчать.

— Пойдем, — сказал он. — У нас много дел. Тебе надо учиться.

Очевидно, геройский подвиг Дейва не остался незамеченным, однако и особых восторгов не вызвал.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Учеба Дейва шла по двум направлениям: физическому и умственному. От него требовалось развить навыки, необходимые чародею, и к тому же узнать как можно больше об истории и законах магии. И за короткое время, имевшееся у них, надо было освоить и то, и другое. После героических подвигов в темном переулке Бальтазар и Дейв вернулись в лабораторию и приступили к работе.

Следующим уроком было изучение разных частей Круга Мерлина, который отныне занял свое постоянное место на лабораторном полу. Круг подразделялся на семь секторов, и Бальтазар, расхаживая вокруг, перечислил их все.

— Владения Пространства-Времени, Движения, Материи, Стихий, Превращения, Разума…

У последнего сектора он запнулся.

— А этот? — спросил Дейв.

— Из-за него между чародеями началась война, — печально сказал Бальтазар. — Это Запретный сектор. В нем заключена великая сила жизни и смерти. Этой силой мог овладеть только Мерлин. Моргана хотела узнать все его тайны. Мерлин отказался, и тогда она убила его.

Бальтазар замолчал, вспоминая давнее предательство.

— Мерлин знал, что она не готова овладеть столь могучей силой, — добавил он, и на его суровом лице прорезались глубокие морщины.

— Значит, как я понимаю, это не входит в программу сегодняшнего урока? — спросил его Дейв, стараясь разрядить атмосферу.

Бальтазар кивнул. Ему не хотелось мысленно возвращаться в прошлое. Он искал наследника Мерлина больше тысячи лет и теперь, хотелось надеяться, нашел. Надо продолжать тренировки.

Дейв уже многое узнал о колебаниях молекул, но теперь Бальтазар хотел обучить его владению стихиями. Он велел Дейву создать огненный шар, а потом бросить его — прямо в него, Бальтазара.

— Вы уверены? — спросил Дейв.

— Да бросай же, — нетерпеливо поторопил Бальтазар.

Дейв запустил в него огненный шар.

— Каков лучший способ защиты от огня? — спокойно спросил Бальтазар, глядя на приближающийся шар. — Вакуумная сфера. — Он сотворил заклинание. Вакуумная сфера окружила огненный шар и погасила его.

— Твоя очередь, — сказал чародей и сотворил огненный шар гораздо крупнее первого.

— Погодите, — взмолился Дейв.

Бальтазар бросил огненный шар в Дейва, и тот, не успев подумать, инстинктивно создал вакуумную сферу.

— У меня получается, — гордо сказал он.

— Ты еще многого о себе не знаешь, Дейв, — ответил Бальтазар. — Мерлин полагал, что твоя чародейская сила зависит от того, насколько ты силен как человек.

Дейв покосился на свои весьма скромные мускулы.

Бальтазар ткнул его кулаком в грудь:

— Твоя сила здесь.

— Глубоковато, — отозвался Дейв.

— Да.

Ночь предстояла долгая.

* * *

Проснулся Дейв на диване в лаборатории, понятия не имея, который час. Урок длился всю ночь и выдался весьма болезненным. Он огляделся, но Бальтазара нигде не было, лишь на столе лежала записка: «Продолжай тренироваться». Дейв поглядел на часы и понял, что едва-едва успевает добраться домой, принять душ и отправиться к Бекки на первое занятие по физике.

Тренировки подождут, подумал он. Но ошибся. Выйдя из душа, он увидел у себя в гостиной Бальтазара.

— Что вы здесь делаете? — спросил Дейв.

— Ты что-то перепутал, — ответил Бальтазар. — Это я должен был задать тебе такой вопрос. У нас много работы.

Из кухни вышел Беннет и подал Бальтазару чашечку кофе.

— Спасибо, Беннет, ты настоящий друг, — ответил чародей.

— Занятный у тебя дядя, — сказал Беннет Дейву.

— Он мне не дядя, — ответил Дейв, стрельнув глазами в чародея.

— Не важно. Хотел бы я иметь дядю, который знает столько карточных фокусов. Он бы меня научил, и я бы никогда не проигрывал.

Бальтазар шепнул Дейву:

— Тебе бы не помешало позаимствовать у него хоть каплю веселой самоуверенности.

Дейв не хотел ничего слушать. Он собрался на свидание к Бекки и не хотел опаздывать. Он помахал всем и направился к дверям, оставив в гостиной и соседа, и «дядю».

Они с Бекки договорились встретиться в кофейне возле выхода из Вашингтон-Сквер-Парка. Вдруг прямо перед ним на тротуаре вырос Бальтазар.

— Разреши задать тебе один вопрос, — сказал он Дейву. — Эти твои планы — они для тебя очень важны? Или ты всё же предпочтешь стать настоящим чародеем и вступить в битву добра со злом?

— Разрешите мне тоже задать вам один вопрос, — в сердцах произнес Дейв. — Разве у вас нет друзей? И семьи?

— Нет и нет.

— Печально, — бросил Дейв и зашагал дальше.

— Трагично, — подытожил Бальтазар. — Пойдем учиться дальше.

— Знаете, может быть, вас устраивает, что у вас нет никакой личной жизни, — проговорил Дейв. — Но я-то хочу, чтобы у меня она была. И я никогда не подписывался… — Вдруг он умолк на полуслове, заметив, что на руках у Бальтазара сидит собака Беннета. — Почему Танк у вас?

— Я его позаимствовал, — загадочно ответил Бальтазар. Дейв пожал плечами. Еще один пункт из списка всяческих бессмыслиц, подумал он и посмотрел на другую сторону улицы. Может быть, Бекки уже сидит в кофейне и ждет его?

— Послушайте, — обернулся он к Бальтазару. — У меня сейчас важные дела. Поэтому, если не возражаете…

Он шагнул прочь, но Бальтазар положил руку ему на плечо.

— Эта девушка… Тебе не приходило в голову, что у нее могут быть другие интересы?

Дейв потерял терпение.

— Вы, кажется, хотели поднять мою уверенность в себе? Дать мне в руки ключи к успеху?

— Зачем бегать за девчонками, если ты можешь левитировать? — ухмыльнулся Бальтазар.

— Дайте мне хотя бы полчаса, — взмолился Дейв, уступая. — Встретимся в лаборатории.

Бальтазар задумался над его словами, как будто взвешивал, правду ли говорит Дейв. Решив, что ученик искренне намерен вернуться, он достал из кармана амулет на веревочке.

— Возьми, — велел он, вручая амулет Дейву. — Он позволит мне всегда знать, где ты.

Дейв взял амулет и поспешил в кофейню, радуясь, что отделался от Бальтазара хотя бы на несколько минут. Это место пользовалось популярностью у нью-йоркских студентов, потому что цены там были низкие, а столы — большие, на которых удобно раскладывать учебники. Дейв нашел свободный столик и сел. Через несколько минут появилась Бекки, и они приступили к занятиям.

Хотя Дейву не хватало «веселой самоуверенности» Беннета, всё же он, надо признать, в этот раз чувствовал себя гораздо раскованнее. Может быть, потому, что ощущал себя немножко чародеем. Но скорее всего, помогала физика. Разговаривая с Бекки о своей любимой науке, Дейв был самим собой.

Не желая с первого же раза перегружать девушку избытком сведений, он начал с самого простого: попросил перечислить три свойства электромагнитов.

Бекки выпятила губы и стала теребить прядь волос. Казалось, она мысленно перелистывает страницы учебника.

— Проводник с током создает магнитное поле. Поле меняет направление вместе с изменением направления тока, — наконец ответила она.

Он кивнул и стал ждать третьего ответа.

— И… не помню, — пожала плечами она и очаровательно улыбнулась. — Два из трех — не так уж плохо, да?

— Два из трех — это шестьдесят шесть процентов правильных ответов. Не больше чем на троечку, — небрежно бросил Дейв и сам осекся. Прозвучало нехорошо и грубо.

Бекки стрельнула в него глазами.

— Ладно, — сказала она, стараясь не обижаться. — Проверь меня еще.

Он повернулся вместе с вращающимся креслом. Бекки в недоумении уставилась на парня: что он делает? И Дейв завертелся еще быстрее.

— Ты чего? — спросила она.

— Даю тебе подсказку.

Она наморщила нос, потом, догадавшись, улыбнулась:

— С увеличением числа витков проводящей катушки электромагнитное поле становится сильнее!

— Я называю эту игру физическими шарадами, — сказал он, поздравив ее с правильным ответом. — Я великолепно изображаю ионизированный атом!

— Хотелось бы увидеть, — рассмеялась девушка.

Дейв встал и пошел по залу, натыкаясь на соседние столы.

— Я же не буквально! — поддразнила она и отпила глоток из чашки. — Мне нравится это кафе. А особенно — здешний чай с мятой.

— Надеюсь, он поможет сгладить острые углы сложных общественных взаимодействий, — сказал Дейв, надеясь, что ведет себя не слишком настырно.

— Вряд ли, — улыбнулась Бекки.

Наступила тишина. Дейв задумался, что делать дальше. Всякий раз, когда ему выпадал случай объясниться с Бекки, он трусил. На этот раз он решительно вознамерился сказать ей всё, что хотел, даже если после этого она его отвергнет.

— Бекки, хочешь, я тебе кое-что покажу?

Она с любопытством взглянула на него.

— Это не страшно. Ну, не очень страшно.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

У Дрейка Стоуна было всё. Суперзвезда в мире иллюзионистов, он жил в пентхаусе, откуда открывался потрясающий вид на Центральный парк. Домик на крыше небоскреба, купленный на деньги, вырученные от бесчисленных рекламных шоу, был отделан в готическом стиле — в виде старинного замка. И, соответственно стилю, сам Дрейк жил в нем как король.

Дрейк воспринимал жизнь как сплошную вечеринку. Сквозь нее проходили вереницы гостей, имевших единственную цель: сказать Дрейку, как он великолепен. И всегда находились люди, готовые усердно служить ему не за страх, а за совесть. В эту минуту таким человеком была маникюрша, тщательно покрывавшая ногти Дрейка черным блестящим лаком.

— Ты чего тут дурака валяешь? — послышался вдруг голос из-за спины. Голос был недобрый.

Все глаза устремились на наглеца, осмелившегося дерзить самому Дрейку Стоуну. В дверях появился Максим Хорват.

— Кто вы такой? — недовольно спросил Дрейк.

Хорват пропустил вопрос мимо ушей и вошел в пентхаус, как к себе домой. Вышел на балкон и обвел глазами чудесную панораму.

— Давненько я тут не бывал. Если говорить точно — с 1929 года. Город изменился. Стало спокойнее, преступность снизилась. Убивать стали меньше. — Он покачал головой, словно это его совсем не радовало. Потом поглядел в упор на Дрейка и фыркнул: — И вот во что превратился наследник Морганы.

 

Дрейк ударился в панику. Его глаза заметались, потом окинули гостя с головы до пят — от элегантного цилиндра до тросточки. Дрейк охнул и пробормотал:

— Максим Хорват… Я о вас слышал. Вы были злым…

Хорват жестом велел ему замолчать и обратился к присутствующим:

— Прошу меня извинить…

Гости были искренне рады убраться подальше. Через минуту Дрейк и Хорват остались одни.

— Вот как, значит, фокусником стал. На потеху публике.

— Я иллюзионист высочайшего класса, — похвастался Дрейк. — У меня пять шоу в «Гардене», на которых всегда аншлаг, и плюс к тому дополнительная оплата в конце сезона.

Хорвата эти достижения не впечатлили. Этот придурковатый фокусник — прирожденный наследник Морганы! Только поэтому он и добился успеха. Однако в последнее время он стал уделять карьере слишком много внимания.

— Как ты думаешь, Моргана когда-нибудь вытаскивала кроликов из шляпы?

— Послушайте, мой хозяин исчез, когда мне было пятнадцать лет. Как сквозь землю провалился, — пожаловался Дрейк. — Не оставил мне ничего, только Энкантус да смутные указания на всякий случай. Вот я и стал импровизировать.

— Время импровизаций закончилось, — сообщил ему Хорват. — Бальтазар Блейк нашел Главного Наследника Мерлина.

Дрейк обеспокоенно поглядел на Хорвата. Хоть он и долго пробыл в одиночестве, но всё же помнил, что Блейка надо бояться. И Главного Наследника тоже.

— Он носит кольцо?

Хорват кивнул.

— Подождем, пока он останется один, — сказал он Дрейку.

* * *

Лаборатория Дейва Статлера была полной противоположностью пентхаусу Дрейка Стоуна — и по роскоши, и по атмосфере. Однако именно сюда Дейв привел Бекки.

— Что это за штуковины? — спросила она, войдя в главный зал.

— Трансформаторы Тесла, — гордо ответил Дейв. — Я использую их, чтобы генерировать нечто под названием «плазма». Я так увлекся этим явлением, что долго не замечал, как оно красиво.

— Красиво? — с сомнением переспросила Бекки.

Дейв кивнул и подвел девушку к защитной клетке.

— Тебе придется войти в мою клетку.

— Хорошо, — рассмеялась Бекки. — Знаешь, мне это говорят впервые. — Сердце Дейва учащенно забилось. Ему подумалось, что, может быть… может быть… Бекки это понравится.

Они вошли в тесную клетку. Дейв щелкнул выключателем, и лаборатория погрузилась в темноту. Единственный блик света исходил от экрана ноутбука.

— Когда ты сказал «ничего страшного»…

— Погоди, — пообещал он. — Увидишь, как будет красиво.

Дейв нажал на кнопку ноутбука, и между витками катушки стали проскакивать яркие электрические разряды. В такт вспышкам зазвучала музыка — причудливая смесь классики и фанка.

— Как ты это делаешь?

— Катушки испускают поле такой высокой частоты, что искры при движении по воздуху создают звуковые волны, — объяснил Дейв.

Мелодия перешла в песню, которую Бекки играла по радио накануне вечером.

— Отличная музыка, — сказала она, качая головой в такт.

Они немного послушали, наслаждаясь музыкой. Потом Дейв нажал на кнопку, и электрический треск постепенно стих. Юноша включил свет.

— Я уже давно работаю здесь, и всё это время трансформатор издавал звуки, — сказал он. — Два года он играл свою собственную музыку. А я ее не замечал. Пока не встретил тебя. Послушал передачу, поговорил с тобой о музыке.

Никогда в жизни никто еще не говорил Бекки таких слов.

— Глупо, да?

Бекки покачала головой:

— А знаешь, Дейв Статлер, ты не такой, как я думала.

Вглядевшись в ее лицо, он решил, что это надо понимать как комплимент.

* * *

Потом Дейв проводил Бекки на занятия по йоге. Он был на седьмом небе.

— Как ты думаешь, может быть, встретимся завтра еще раз? — спросил он, шагая по коридору. — Это не свидание. Понимаю, ты и тот парень вроде как… — Он неуверенно смолк, вспомнив ее коллегу на радиостанции.

— Андре? — спросила Бекки. — Нет. Между нами ничего нет.

Дейв улыбнулся.

— Кроме того, — добавила она, — он ничего не понимает в физических шарадах.

Бекки собралась уйти. Но в последний миг остановилась и оглянулась на него.

— Считай это свиданием, — сказала она и торопливо вошла в класс.

Дейв потерял дар речи. Неужели всё это происходит с ним и наяву? Он вошел в туалет, направился к раковине и ополоснул лицо. Просто чтобы убедиться, что не спит.

Но тут раздался голос, мгновенно вырвавший его из царства грез: «Значит, это ты и есть».

Дейв поднял глаза и увидел у соседней раковины какого-то человека. Тот стоял, склонившись к воде, и Дейв не мог разглядеть его лица.

— Простите?

— Ты и есть Главный Наследник Мерлина? По виду и не скажешь, — поморщился незнакомец.

— Не понимаю, о чем вы говорите, — отозвался Дейв.

Человек повернулся к нему. Это был Дрейк Стоун.

— Вот и хорошо, — сказал Дрейк. — Это облегчает дело.

Слегка шевельнув рукой, Дрейк включил все сушилки для рук. Комнату наполнил равномерный гул моторов.

— Чтобы никто не услышал, как ты пищишь, будто девчонка, — сказал Дрейк, повысив голос, чтобы перекрыть шум.

— Я не знаю, кто вы такой, — в смятении произнес Дейв.

Это признание застало Дрейка врасплох. Он же звезда!

— В самом деле? Ты меня не узнаёшь?

— Нет, — ответил Дейв.

Дрейк напустил на себя многозначительный вид, какой у него был на бесчисленных рекламных плакатах. Дейв пожал плечами. Ему это ничего не говорило.

От этого Дрейк разозлился еще сильнее. Он схватил Дейва за горло и толкнул к стене. Подержав так с минуту, выпустил его и отошел прочь. Дейв так и остался висеть, будто пришпиленный.

— Вес у тебя — как у мухи, — презрительно бросил Дрейк и сделал вид, будто творит заклинание — нарочно, чтобы увидеть, как Дейв поморщится от страха. И увидел. — Красота, — насмешливо бросил Дрейк и отпустил Дейва. Тот рухнул на пол.

— Ну же, порази меня своим лучшим заклинанием, — подначил его наследник Морганы. — Самым сильным. Покажи, на что ты способен.

Дейв в панике замахал руками на Дрейка, но безрезультатно. Наследник Морганы только посмеялся.

— Хватит, болван, — послышался чей-то голос. — Посмотри на дверь.

У Дейва по спине побежали мурашки. Он уже слышал этот голос. В дверях стоял Хорват.

— Привет, Дейв. Похоже, Бальтазар постарался вложить тебе в голову как можно больше всякой чепухи. Великий Бальтазар Блейк. Он очень уважает всяческие правила, верно? Эта его черта мне никогда не нравилась.

Дейв хотел спастись бегством, но Хорват заклинанием пригвоздил его к месту. Чародей шевельнул рукой — и невидимая сила снова медленно прижала Дейва к стене.

— Я тебя убью, — сказал он Дейву. — Прямо сейчас, в этом вонючем сортире. Но прежде чем я перейду к этому неприятному занятию, ты мне расскажешь, где спрятан Гримхольд.

Дейв не произнес ни слова, и Хорват подошел ближе.

— Где она?

— Кто — она? — недоумевающее переспросил Дейв.

Губы Хорвата растянулись в улыбке.

— Он тебе не рассказал, да? Ты не знаешь, кто спрятан внутри этой куклы?

Молчание Дейва подтвердило подозрения Хорвата.

— Ты поверил не в того человека, — сказал он. — Бальтазар только и знает, что пускать сопли о борьбе добра против зла. В мире существуют только две ценности: сила и власть. Ты ими обладаешь. И Блейк, что бы он тебе ни говорил, в глубине души это знает. Вот почему он тебе солгал. — Хорват внимательно вгляделся в юношу. — Ты когда-нибудь любил?

Дейв попытался отвести глаза, но Хорват крепко держал его в магических тисках.

— Ага, — произнес он, наслаждаясь зрелищем. — Да ты и сейчас влюблен. Я это по твоим глазам вижу. Интересно, что бы ты сделал, если бы потерял ее. Повел бы себя, наверное, не лучше, чем любой из нас.

Хорват сжал Дейва сильнее.

— Я могу проделать это медленно, чтобы ты хорошенько вспомнил всё тепло и улыбки, которых скоро лишишься. А могу — быстро и безболезненно.

Он дал Дейву поразмыслить над этим богатым выбором.

— Где Гримхольд?

Дейв в ужасе смотрел на него, но всё же, несмотря на угрозы темного чародея, держался стойко и помогать не желал.

— Не знаю.

Хорват покачал головой:

— Дейв, ты не умеешь врать.

— Я тоже всегда ему это говорил.

Хорват резко обернулся. У Дейва гора с плеч свалилась. В дверях стоял Бальтазар и держал Дрейка Стоуна в трех футах над землей.

— Чего ты от него хочешь? Он же всего лишь ученик, — продолжил Бальтазар и кивком указал на Дрейка. — Этот тип тебе очень нужен?

Бальтазар швырнул Дрейка через весь туалет, как тряпичную куклу. Тот с размаху ударился о дальнюю стену.

Хорват попытался поразить Бальтазара заклинанием, но тот с легкостью отразил атаку, а потом прижал ладонь к зеркалу на стене и направил в него поток энергии. По зеркальной поверхности пробежала рябь.

— Давненько я не видал Венгерскую зеркальную ловушку, — усмехнулся Хорват.

— Признаюсь, я немного старомоден, — ответил Бальтазар.

Возле зеркала вспыхнула борьба. Зеркальная гладь заколыхалась и пошла волнами, словно вода в озере. Каждый из чародеев старался подтянуть своего противника поближе к зеркалу.

Дейв перевел дыхание и осмотрелся. Это было очень кстати: Дрейк как раз пришел в себя, встал на ноги, собрался с силами и выстрелил в Бальтазара энергетическим залпом.

— Бальтазар! Сзади! — крикнул Дейв.

Услышав его крик, Бальтазар развернулся так, что на пути у летящего залпа оказался Хорват. Огненный шар ударил его прямо в грудь. На миг Хорват лишился сил, и это позволило Бальтазару взять верх. С кажущейся легкостью он швырнул Хорвата в колышущуюся поверхность зеркала.

Наступила сверхъестественная тишина. Дейв огляделся — и его глаза чуть не вылезли на лоб. Хорват очутился взаперти внутри зеркала! Потом небрежным взмахом руки Бальтазар еще раз впечатал Дрейка в стену. На этом битва закончилась. Бальтазар схватил Дейва и поспешно удалился.

— Как хорошо, что я дал тебе этот амулет, — сказал чародей, шагая с учеником по коридору.

— Хорват хотел меня убить, — сообщил Дейв, еще не до конца придя в себя.

— Его моральный компас не всегда указывает на север.

— А ваш? — с подозрением спросил Дейв. Бальтазар остановился и посмотрел на него, пытаясь понять, что у парня на уме.

— Тот, третий, назвал меня наследником Мерлина. Первым и главным.

Бальтазар ничего не ответил.

— Вы мне лгали. И я никуда не пойду, пока не узнаю правду. Говорите, кто заключен в Гримхольде? — потребовал ученик.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...