Главная Обратная связь

Дисциплины:






ВОСЕМЬ СТРАНИЦ С ЦВЕТНЫМИ КАДРАМИ ИЗ ФИЛЬМА 5 страница



— Где моя музыка? — спросил Бальтазар Дейва.

Дейв в сердцах застонал. Наконец ему удалось найти станцию, удовлетворившую Бальтазара. В динамиках зазвучала классическая музыка.

— Довольны?

— Предпочитаю оркестровки.

Дейв сердито глянул на Бальтазара. До чего же они капризны, эти чародеи, подумал он.

Вслед за Хорватом Бальтазар круто повернул вправо и вдруг оказался нос к носу с огромным мусоровозом! Хорват мгновение назад превратил свою машину в это чудовище. Сейчас мусоровоз поднимал передним погрузчиком внушительный мусорный контейнер.

— Ох, — простонал Бальтазар. — Этого я не предвидел…

Он мгновенно переключился на задний ход и помчался по улицам задом наперед. Мусоровоз преследовал их, размахивая мусорным баком, словно кувалдой. Бальтазар опережал противника, но совсем ненамного. Наконец он вырвался из узкой улочки, развернулся и погнал по Пятой авеню.

Дейв опустил окно. Бальтазар вопросительно посмотрел на него.

— У меня есть идея! — крикнул ему Дейв, высунулся из окна и протянул руку к мусоровозу.

— Что ты задумал?

— Погодите минуту! — крикнул Дейв через плечо. Машина содрогнулась сверху донизу. Через мгновение «макларен» превратился в… помятый драндулет.

У Дейва отвисла челюсть.

— Это и есть твоя идея? — крикнул Бальтазар.

— На самом деле я хотел превратить в развалюху их мусоровоз, — заявил Дейв. — Но… гм, не получилось.

Бальтазар покачал головой, но сказать ничего не успел: мусоровоз наехал на них и втоптал в землю. Гонка закончилась.

Выбираясь из раздавленной машины, Бальтазар и Дейв заметили, что дверь кабины мусоровоза открыта. Внутри никого не было. Ни Хорвата, ни Дрейка, ни Гримхольда. Бальтазар огляделся и заметил Хорвата — тот торопливо пробирался сквозь толпу.

Но у Хорвата в запасе был еще один трюк. В гуще толпы он осторожно тронул за плечо какую-то женщину.

Через мгновение Бальтазар догнал эту же самую женщину и застыл как вкопанный. Что-то в ней было такое, отчего он лишился дара речи. Он схватил ее за руку, но, когда женщина обернулась к нему, ее лицо снова стало самым обыкновенным.

— Простите, — пробормотал он. — Я вас кое с кем перепутал.

— Проверьте зрение, — посоветовала ему дама и в гневе удалилась.

Бальтазар смотрел ей вслед, будто завороженный.

— Бальтазар, — окликнул его Дейв. — Где Хорват?

Чародей обвел взглядом толпу, но ни Хорвата, ни Дрейка нигде не было видно. Они растворились в бескрайнем людском море.

— Что случилось? Кто она такая? — начал спрашивать Дейв. Потом вспомнил. Он видел ее портрет в своем Энкантусе. — Она — третья ученица, да?

Бальтазар кивнул:

— Ее зовут Вероника.



ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

В подавленном настроении Бальтазар и Дейв вернулись в лабораторию. Там Бальтазар, понимая, что должен рассказать ученику всю правду, раскрыл Энкантус и отыскал страницу с портретом прелестной чародейки Вероники. Он расскажет ее историю — в первый раз за много-много лет.

— Она происходит из благородного семейства. В ранней юности Вероника сбежала из дому, потому что внезапно поняла — она не такая, как все. Когда Мерлин нашел ее, она умирала от голода. Но у нее был дар. На протяжении долгих веков Вероника, Хорват и я были единственными, кто мешал Моргане уничтожить род людской.

Слушая его рассказ, Дейв перелистывал страницы магической книги. Они были испещрены картинами Войны чародеев.

— Мы были вынуждены отступить. Противник сильно превосходил нас численностью. Мы не могли положиться ни на кого, кроме самих себя.

Дейв поднял глаза на него:

— И вы в нее влюбились.

Бальтазар вспомнил Веронику и тихо промолвил:

— Да. Влюбился.

Вдруг изображения на странице ожили, и перед глазами Дейва развернулась вся история, словно наяву.

* * *

По многолюдному средневековому рынку пробирались две фигуры, закутанные в плащи с капюшонами. Одна из них остановилась и откинула капюшон. Это была Вероника. Вторым оказался Бальтазар. Он огляделся, проверяя, не следят ли за ними. Приходилось быть начеку: отовсюду грозила опасность.

— Вероника, — сказал он.

— Я всё понимаю, — ответила девушка. Но не могла отвести глаз от чудесного ожерелья, выставленного на продажу на лотке одного из ремесленников. Бальтазар видел, что девушке очень нравится это ожерелье.

— Красивое, — сказал он.

— Какой-нибудь мужчина купит его, отнесет к себе домой, — стала фантазировать Вероника. — А после ужина, перед тем как лечь в кровать, подарит его своей любимой. Для нее это станет приятной неожиданностью. Она очень обрадуется.

Бальтазар вгляделся в ее лицо.

— А не кажется ли тебе, что это будем мы?

— Если мы не одолеем Моргану, то кто же с ней справится? — сказала она.

Вероника снова накинула капюшон, и две фигуры растворились в толпе.

* * *

Энкантус снова превратился в обычную книгу.

— Она была самой стойкой из нас троих, — вздохнул Бальтазар. — Хотя по виду этого и не скажешь. Хорват тоже полюбил ее. Он сделал ей предложение, а она отказала.

Бальтазар перевернул страницу. Появилось изображение Гримхольда.

— Мы намеревались запереть Моргану в Гримхольде, но в последний момент Хорват нас предал. Он предупредил Моргану, и она ждала нашего нападения, — продолжил рассказ Бальтазар. Он завернул рукав и показал Дейву длинный шрам. — Я принял на себя ее первый удар. — Он провел пальцами по шраму. — Хотел принять и второй.

Он опять перевернул страницу, и Дейв увидел сцену последней битвы с Морганой. На рисунке она замахнулась в Бальтазара огненным шаром.

— Вероника отважилась на смелый шаг, — продолжил Бальтазар. — И последствия этого сказываются уже много лет. Вероника вобрала в себя душу Морганы.

Дейв начал догадываться. Чары слияния!

— Значит, она и есть та единственная, кто мог осуществить это?

Бальтазар кивнул.

— Но она была слабее Морганы. Моргана, заключенная в ее теле, мало-помалу начала брать верх над Вероникой.

Дейв заметил, как в глазах у Бальтазара блеснула слезинка.

— Мне ничего другого не оставалось, — сказал он. — Если бы Моргана окончательно завладела ею, Веронике пришел бы конец.

— Или?.. — спросил Дейв.

— Или запереть ее.

Дейв осознал всю глубину и трагичность случившегося, и его глаза широко распахнулись.

— Выходит, в Гримхольде заперта именно она! — воскликнул юноша. — И все эти годы вы носили ее с собой!

Бальтазар поморщился от боли.

— Сегодня ночью я хотел подарить ей вот это. — Бальтазар извлек из старинного кожаного кошелька ожерелье, которым она когда-то так восхищалась.

— Простите, — от всей души сказал Дейв. В голове вихрем пронеслись мысли о Бекки. О том, как ему было бы больно ее потерять, о том, как много она для него значит. И о том, какие страшные муки терзают Бальтазара.

— Знаете, — проговорил он. — Я хотел бы стать человеком, который верит в себя. Стать Главным Наследником Мерлина.

Бальтазар всмотрелся в него. Дейв был не похож на себя самого. На его лице была написана решимость — новое, неведомое раньше качество.

— Что с тобой стряслось?

Дейв попытался напустить на себя беззаботный вид.

— Ничего.

— Врать ты так и не научился, — улыбнулся Бальтазар. — Я рад, что ты ей нравишься. Удивлен, но рад.

Дейв посмотрел на ожерелье и на Бальтазара.

— Я сам хочу этого. И без вашей помощи мне не обойтись.

На лице Бальтазара появился едва заметный намек на улыбку.

— Надевай свои старомодные ботинки, пора за работу.

Дейв переобулся, Бальтазар тем временем объяснил ему, что делать.

— Каждый слой Гримхольда прочнее предыдущего, — сказал он. — Остались всего два слоя. Внутренняя матрешка — самая надежная тюрьма на свете. На то, чтобы разбить ее, у Хорвата уйдет несколько часов. Стало быть, времени у нас не так много. Но мы постараемся сделать из тебя настоящего чародея и раздобыть Гримхольд.

Они стали заниматься еще напряженнее, чем раньше. Дейв непременно должен был обучиться приемам защиты от плазменных шаров. Иначе ему не остаться в живых после встречи со злыми чародеями. Для этого Дейв тренировался отражать плазменные импульсы, сгенерированные катушками Тесла. Импульсы были мощные, смертоносные.

Многие выстрелы он пропускал, но отражал всё больше и больше. Через час Дейв освоил эту науку в совершенстве. Он отразил подряд три выстрела в упор, а потом взял их энергию и создал из нее свой собственный плазменный шар. Получилось так здорово, что Бальтазар даже зааплодировал.

— Понравилось? — улыбнулся Дейв. — А как вам вот это?

Он метнул плазменный заряд прямо в Бальтазара. Тот не удержался на ногах и с размаху плюхнулся на пол.

— Не смешно!

Оба покатились от хохота.

Дейв постепенно становился чародеем.

* * *

Дрейк Стоун поднялся к себе в пентхаус и увидел Хорвата. Тот стоял у окна и смотрел на Манхэттен.

— Они уже на месте? — спросил Хорват.

Дрейк кивнул. Он несколько часов лазал по крышам небоскребов, проверяя расположение спутниковых тарелок.

— Маникюр себе испортил, — проворчал Дрейк, критически рассматривая щербинку на черном лаковом покрытии ногтя. — Одни неприятности из-за этого парня.

Хорват покачал головой:

— Это ты верно подметил. — Потом продолжил, указав на Гримхольд: — Под этим слоем скрывается наша верная соратница. Помнишь Сейлем и суды над ведьмами? Это из-за нее, негодяйки, всё началось. — При этом воспоминании Хорват улыбнулся. — Когда разделаемся с ней, перейдем к слою, где скрывается Моргана. К несчастью, даже при моем выдающемся таланте, обаянии и рыцарском воспитании мне потребуется на это немало времени и энергии.

Дрейка, кажется, больше интересовал свой сломанный ноготь, чем Гримхольд.

— И что же мы будем делать?

— Слыхал о паразитном заклинании? — спросил его Хорват. Ясно было, что Дрейк о нем не слыхал. — Да, конечно. Тебе недостает образования.

— Я больше полагаюсь на инстинкты, — отозвался Дрейк. — Мне кажется, так правильнее.

Хорват продолжил:

— Паразитное заклинание — довольно грязное дело. С его помощью один чародей ворует энергию у другого.

Дрейк кивнул, но потом, вдруг сообразив, в чем дело, резко покачал головой:

— Ничего не понимаю.

Хорват с улыбкой поднял трость.

— Скоро поймешь, мальчик мой. — Потом вдруг ни с того ни с сего шмякнул Дрейка тростью по голове. Тот рухнул без сознания.

Чародей склонился над телом Дрейка и снял у него с пальца кольцо.

— Ты всё равно им никогда не пользовался, — сказал Хорват и надел кольцо себе на трость. Как только оно, проскользив по всей длине, коснулось хрустального набалдашника, и рукоять, и кольцо засияли феерическим светом. Из тела Дрейка в Хорвата устремились потоки электрической энергии.

Силы чародея росли. Он взял в руки Гримхольд. Наружная кукла изображала девушку в пуританском платье. Ее звали Абигайль Смит. Потоки энергии потекли через тело Хорвата к внешнему слою. Еще немного — и девушка выйдет из куклы и станет ему помогать.

* * *

А в лаборатории Бальтазар внимательно следил, как Дейв пытается управлять огромным импульсом плазмы.

— Ты готов, — сказал чародей и добавил: — А если еще нет, мы это скоро узнаем.

Дейв кивнул, схватил куртку и направился к двери.

Бальтазар посмотрел ему вслед и достал из-за пазухи ожерелье. Чародей положил его на Энкантус Дейва и торопливо написал записку: «Отдай это Веронике».

Напоследок он посмотрел на ожерелье долгим взглядом и поспешил догонять Дейва. Впереди его ждала нелегкая встреча, способная изменить будущее — возможно, в последний раз.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Через несколько минут Бальтазар остановил машину возле дома Дрейка Стоуна. Сначала, не выходя, он обернулся к Дейву:

— Дай слово: если Моргана всё-таки выберется из своей скорлупы, ты всеми силами постараешься уничтожить ее.

Дейв кивнул.

— И выслушай мои последние мудрые слова, — добавил Бальтазар. — Я уже очень, очень давно никому не давал этого совета, поэтому слушай внимательно.

 Дейв терпеливо ждал.

— Моя просьба проста, — произнес наконец Бальтазар. — Что бы ни случилось, никогда не снимай эти старомодные ботинки.

Дейв догадался, что это надо понимать как похвалу. Большего он не дождется.

— Договорились! — воскликнул он, готовый действовать.

* * *

Хорват и вышедшая на волю Абигайль Смит сидели в гостиной в пентхаусе у Дрейка и любовались Гримхольдом.

После стольких долгих лет им наконец-то удалось добраться до самой внутренней матрешки.

— Пришло время выпустить Моргану на волю, — нетерпеливо сказала Абигайль. Несмотря на юный возраст, она казалась способной на любое злодеяние.

Хорват поднял трость.

— Я передам ей привет от тебя.

— Что вы делаете? — удивленно взглянула на него Абигайль.

— Понимаю, ты пробыла на воле совсем недолго, — ответил он и ударил ее по голове. — Надеюсь, твое пребывание здесь было приятным.

Дело было не в личной неприязни. Просто Хорвату нужно было собрать как можно больше сил для предстоящей встречи. И прощаться он, скажем прямо, вовсе не умел.

* * *

Бальтазар и Дейв уверенным шагом шли по коридору к пентхаусу Дрейка. Дойдя до двери, они в последний раз переглянулись. Время настало.

Бальтазар сотворил заклинание, и массивная дверь плавно снялась с петель и повисла в воздухе. Потом без единого звука опустилась на пол.

Они проскользнули в пентхаус.

— Давай найдем Гримхольд и поскорее покончим с ним, — предложил Бальтазар, и они разошлись в разные стороны. Дейв направился в гостиную, а Бальтазар — по коридору к спальне.

Вот и первая спальня. Вся мебель в ней была сдвинута по углам, на стене висела большая карта Нью-Йорка. Увидев ее, Бальтазар прищурился. На карте был очерчен огромный Круг Мерлина.

— Вот оно и началось, — устало проговорил Бальтазар и шагнул в комнату.

Его взгляд устремился на южный край Манхэттена. Там было помечено: «Запретный сектор».

К несчастью, Бальтазар так увлекся картой, что не заметил на полу восточный ковер. Едва он ступил на него, чтобы получше разглядеть запретную зону, как начал медленно тонуть.

— Персидский ковер-трясина, — выругался он, пытаясь высвободиться. Но чем сильнее он барахтался, тем глубже погружался. Он попался в ловушку, которую расставил Хорват, и Дейв, не успев ничего понять, остался один.

* * *

Дейв неслышно проскользнул в гостиную. Там он с радостью обнаружил, что в комнате никого нет, и еще больше обрадовался, увидев на столе Гримхольд. Дейв проворно подскочил к столу и схватил матрешку. И вдруг его окликнул чей-то голос: «Дейв!»

Он обернулся и увидел Бекки. Рядом с ней стоял Хорват, приставив трость к ее голове, будто пистолет. Совсем недавно Абигайль помогла Хорвату похитить Бекки. К счастью, девушку еще не постигла судьба незадачливой колдуньи.

— Отдай матрешку, — прошипел злой чародей. — Тогда получишь девчонку.

— Дейв, что происходит? — в ужасе спросила Бекки. — Кто эти люди? Ты их знаешь?

— Первый раз вижу, — ответил Дейв, всей душой желая, чтобы это было правдой.

— Нет нужды грубить, — заявил Хорват. — Я уже несколько раз пытался прикончить тебя.

Дейв не обратил на него внимания.

— Не бойся, — попытался успокоить он Бекки. — Всё будет хорошо…

— Нет, не будет! — взревел Хорват. — Если не отдашь мне Гримхольд, я изрублю ее на куски и скормлю котам!

Глаза Дейва метнулись по комнате — он искал Бальтазара.

— Он любуется убранством моих покоев, — расхохотался Хорват. — Что будешь делать?

Дейв бросил взгляд на Бекки. По ее лицу струились слезы. Он подошел к Хорвату и протянул ему Гримхольд:

— Возьмите.

— И кольцо, — потребовал Хорват.

Дейв глубоко вздохнул, снял с пальца кольцо с драконом и отдал Хорвату. С кольцом ушла его последняя надежда на спасение. Надо хотя бы попытаться спасти Бекки. Он обнял ее и притянул к себе.

— Кольцо Мерлина. Давненько я не видел его вблизи! — произнес Хорват, залюбовавшись. Потом посмотрел на Дейва и Бекки, и в его глазах вспыхнула ненависть. Он выстрелил в них плазменным шаром.

Дейв едва успел оттолкнуть Бекки за диван.

Сквозь глухие удары собственного сердца он услышал, как по коридору бежит Бальтазар.

Хорват тоже услышал его шаги и не собирался мешкать. Он нацелился тростью в Дейва и бросился к двери.

Бальтазар однажды сказал, что Главный Наследник Мерлина может колдовать даже без кольца. Дейв решил проверить это. Он вскочил и махнул руками на Хорвата. Ничего не вышло. Попытался еще раз, но опять безрезультатно. Без кольца волшебство не получалось. Он в отчаянии рухнул на диван.

В комнату ворвался Бальтазар и с порога спросил:

— Где Гримхольд? — Увидев дрожащую Бекки, чародей сразу понял, что случилось.

— Простите, — проговорил Дейв.

Бальтазар подошел к нему и ласково потрепал по плечу.

— Из всех секторов Круга Мерлина Любовь — самый сильный. Я бы поступил точно так же.

Но плохие новости у Дейва на этом не закончились.

— Он отобрал у меня кольцо. Я попытался колдовать без кольца, но ничего не вышло. Я не Главный Наследник Мерлина.

— Однако ты хороший ученик.

Бальтазар поглядел на Бекки и улыбнулся.

— Бальтазар Блейк, — представился он. — Обычно мы выдаем меня за его дядю, но на самом деле это не так. — Он шепнул Дейву: — Кстати, она тебе не ровня.

Дейв ничего не понял. Почему Бальтазар так спокоен? Дела идут хуже некуда. Он с удивлением смотрел, как его наставник подошел к стене и достал зеркало.

— Что вы делаете? Куда вы собираетесь?

— В Боулинг-Грин, — спокойно ответил чародей. — Хорват намеревается выпустить Моргану. Они хотят проникнуть в Запретный сектор.

Дейв пришел в ужас:

— У вас не хватит сил сразиться одновременно с ним и с Морганой.

— Придется постараться, — ответил Бальтазар и снял со стены два самурайских меча.

— Я с вами. Я смогу помочь.

— Ты же не можешь колдовать, — возразил Бальтазар. — Я тебя не пущу. Пойду один. — Он направился к балкону. Дейв и Бекки шагнули за ним. За окном чародея поджидал стальной орел с небоскреба «Крайслера». Бальтазар встал на перила и обернулся к ребятам.

— Никто не знает, сколько времени ему доведется провести с людьми, самыми важными для него, — сказал он. — Радуйтесь тому, что есть. Я не прощаюсь, Дейв.

Бальтазар соскочил с перил на спину орлу. Сверкающая птица повернула голову и полетела в направлении к Боулинг-Грин.

— Это что — орел с «Крайслера»? — ошеломленно спросила Бекки.

— Да, — ответил Дейв. — Он иногда берет его полетать. — Потом он, казалось, впервые вспомнил обо всём, что сейчас произошло. — С тобой всё хорошо? — спросил он, наклонившись к Бекки.

— Нет! Со мной ничего хорошего!

— Прости. — Он с трудом подыскивал нужные слова. — Я давно хотел объяснить. Только не знал, как это сделать.

— Попробуй рассказать правду.

Он набрал в грудь побольше воздуха и выпалил: — Прежде всего ты должна знать, что я чародей. Я могу замедлять ход времени и ускорять его. Передвигать предметы силой мысли.

Ее глаза широко распахнулись:

— Бред какой-то.

— Понимаю. Ничего, привыкнешь.

И внезапно понял, что сам-то он к этому уже привык. Без сомнения. Он наследник Мерлина, а это значит, что на нем лежит ответственность за всё человечество. И самое главное — он обязан помочь Бальтазару.

Набравшись решимости, Дейв взялся за дело. Он позвонил Беннету и попросил приехать к нему в лабораторию и найти Энкантус.

— Поищи там что-нибудь о Запретном секторе. — И попросил перезвонить, как только он, Беннет, что-нибудь найдет.

Потом Дейв схватил Бекки за руку и помчался вниз по лестнице. Машина Бальтазара стояла там, где они ее оставили. Дейв намеревался отвезти Бекки домой, а потом ехать в Боулинг-Грин на выручку Бальтазару. Но едва они отъехали, из лаборатории позвонил Беннет. Он хотел сообщить что-то очень важное. Дейв включил громкую связь.

— «Когда Максим Хорват предал наследников Мерлина, он выказал свою преданность силам тьмы, передав им самое секретное заклинание своего учителя», — прочитал Беннет. Потом умолк и спросил: — Это написал твой дядя? У него богатое воображение.

— Беннет, я очень тороплюсь, — сказал Дейв, стараясь не выдать голосом тревоги. — Что за секретное заклинание?

Беннет перевернул страницу:

— Вот оно. Моргана собиралась пустить в ход заклинание Мерлина, чтобы воскрешать мертвых.

Дейв замолк, переваривая информацию. Вот, оказывается, с какой страшной угрозой они столкнулись!

Беннет продолжил читать:

— «Моргана хотела воскресить всех умерших чародеев — своих последователей, чтобы построить из них войско, с которым не смогли бы совладать ни люди, ни наследники Мерлина. Имея в своем распоряжении такую силу, Моргана смогла бы завершить свой темный замысел — вознести чародеев на высоту, принадлежащую им по закону. И тогда колдуны стали бы править человечеством».

— Приехали, — сказала Бекки, перебив Беннета. — Вот мой дом. Высади меня здесь.

Дейв остановил машину, но не сделал попытки открыть дверь или попрощаться с Бекки. Он глубоко погрузился в раздумье.

— Дейв! — окликнул его по телефону Беннет.

Вдруг Дейв вспомнил одно из наставлений Бальтазара.

— Слабое место наследников Морганы — в том, что они слишком полагаются на магию, — произнес он вслух. Бекки в замешательстве посмотрела на него.

— Кольца на трости Хорвата, — пояснил он свою мысль. — Он нанизал их, чтобы увеличить свою силу. Но от этого он стал, хорошим проводником электричества.

— Не понимаю, куда ты клонишь.

Ну и пусть! У Дейва родилась мысль. Очень хорошая.

— Беннет, — сказал он в трубку. — Побудь у меня в лаборатории. Мне понадобится помощь. — Он закончил разговор и обернулся к Бекки: — Насколько мы знаем, Моргана хочет уничтожить весь мир.

— И только? — улыбнулась Бекки.

— А я помогу Бальтазару остановить ее, — уверенно заявил он.

Бекки на миг задумалась, потом приняла решение:

— Я поеду с тобой.

Вся эта история началась в парке Боулинг-Грин. Там она и должна была закончиться. Прибыв в парк, Хорват поставил матрешку на землю и направил на нее свою трость. Кристалл на набалдашнике замерцал, впитывая энергию колец, которые Хорват снял с Дрейка, Абигайль и Дейва. Огонь разгорался всё ярче и ярче.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

— Пусть они восстанут, — скомандовал он и выпустил импульс энергии прямо в Гримхольд. Матрешка стала расти, набухать, и вскоре изнутри вырвалась фигура женщины. Хорват испуганно отпрянул. Он ожидал увидеть Моргану, но вместо нее на свет появилась Вероника, женщина, которая когда-то разбила ему сердце.

— Ты говоришь с Морганой, — грозным голосом возгласила гостья. — И нечего трястись, как жалкий кролик.

— Но… это же Вероника… — пролепетал чародей, завороженный ее красотой.

— Наследник Мерлина вложил в нее мою жизненную силу, — ответила Моргана. — Но я сумела овладеть ее телом.

Хорват кивнул, не в силах унять дрожь.

— Мне трудно снова смотреть в ее лицо.

— Скоро ты сможешь отомстить, — успокоила его колдунья. — Ее дух еще жив. И после того как я разорву Круг, я ее уничтожу. — Она злобно улыбнулась. — Покажи мне, где лежит Запретный сектор.

* * *

Дейв, не зная, что Моргана вырвалась на свободу, стоял и ждал возле своей лаборатории. Машину Бальтазара он припарковал у обочины и поднял капот. Под крышкой поблескивал огромный, мощный мотор. Из лаборатории вышли Беннет и Бекки, нагруженные всем необходимым снаряжением. Дейв поблагодарил их и стал прилаживать что-то к переднему радиатору машины. Как и говорил Бальтазар, мир науки и мир магии тесно связаны между собой.

Беннет достал из кармана ожерелье и записку.

— Это лежало в книге, — сказал он. — Я нашел их уже после того, как ты повесил трубку.

Дейв взял у него записку, прочитал и печально вздохнул:

— Бальтазар не рассчитывал вернуться.

* * *

А тем временем в Боулинг-Грин Моргана нашла подходящее для ее целей место в фонтане посреди парка и стала готовиться.

— Я не могу начать колдовство, пока круг не замкнут и Запретный сектор не окружит меня со всех сторон, — сказала она Хорвату.

— Я буду стоять на страже, сколько потребуется, — пообещал он.

Она опустила глаза и увидела на земле Гримхольд.

— Уничтожь эту штуку. Не желаю больше никогда его видеть.

Хорват поклонился, и Моргана стала декламировать что-то про себя на древнем языке. Повинуясь ее словам, с небес сорвался энергетический залп и ударил в небоскреб. Пробежав вверх по ребру здания, импульс поднялся на крышу и поразил спутниковую тарелку, которую Дрейк Стоун недавно установил на своем пентхаусе.

От тарелки импульс взвился в небо и переметнулся в другую тарелку, на другом здании. Так он и летал от дома к дому, вырисовывая над городом исполинский Круг Мерлина — точно такой же, как на карте, которую Бальтазар видел на стене в спальне Дрейка.

* * *

— Не может быть, — проговорил Дейв, глядя сквозь ветровое стекло на огненный круг в небесах.

 

— Что там такое? — спросила Бекки. Она тоже выглянула из машины, но ничего не увидела.

— Огромный Круг Мерлина, — объяснил Дейв. — Неужели ты не видишь?

— Что я должна увидеть?

— Прости… Наверное, это могут разглядеть только чародеи. Не обижайся.

— Ладно, — сказала она. — Эта штука, которую ты видишь, имеет отношение к планам Морганы?

Дейв кивнул и продолжил одним глазом следить за дорогой, а другим — за огненным кругом в небесах.

— Спутниковые тарелки — это, в сущности, просто отражающие антенны. Они используют тарелки, установленные на крышах, чтобы направлять и усиливать электромагнитную энергию Круга.

И вдруг Дейв резко нажал на тормоза. Одна из антенн на крыше ближайшего небоскреба только что включилась в Круг.

— Бекки, пожалуйста, поднимись на крышу этого небоскреба и выключи антенну. Надо прервать сигнал.

— На крышу? — растерянно переспросила девушка. Он что, забыл? Она же боится высоты. Очень боится.

— Оттуда красивый вид, — неуклюже попытался он успокоить ее. Надо непременно ее уговорить!

— Тарелки действуют, только если нацелены в нужном направлении. А эта смотрит прямо на город.

С глубоким вздохом Бекки согласилась.

— Как только закончишь, уходи отсюда, — продолжил он. — Ни в коем случае не возвращайся в парк.

Бекки открыла дверь, но помедлила и сказала Дейву еще одну вещь:

— Помнишь ту записку, которую ты написал мне, когда нам было по десять лет?

Он кивнул. Разве это забудешь?

— Дружить или встречаться.

— Я тогда отметила «Дружить». — Она на миг опустила глаза, потом посмотрела на него в упор. — А потом пожалела об этом.

С этими словами она ушла.

* * *

Пока Моргана пребывала в чародейском трансе, Хорват решил уничтожить Гримхольд. Повинуясь взмаху его руки, по земле разбежался огонь, жаркий и яростный. Со злорадной улыбкой колдун поднял с земли предмет, пленником которого он был так много долгих лет, и злобно швырнул его в пламя. Но Гримхольд на полпути завис в воздухе, потом медленно поплыл обратно к чародею.

Хорват обернулся, предчувствуя недоброе. И не ошибся. Гримхольд плыл прямо в руки к Бальтазару.

— Думаешь, я позволю тебе снова запереть в нем Моргану? — прошипел Хорват.

— Не думаю, — сухо отозвался Бальтазар. — Полагаю, тебя придется долго уговаривать.

В мгновение ока он выпустил два плазменных шара — один в Хорвата, другой в Моргану.

Он был уверен, что Хорват не сумеет остановить оба залпа. Но просчитался. Не теряя ни мгновения, Хорват своей тростью сбил один шар и направил его прямо в другой. Шары погасли.

Бальтазар растерялся.

— Все эти годы наши силы были равны, — сообщил ему Хорват. — Но теперь положение изменилось. Я приобрел несколько новых украшений.

Он показал Бальтазару свою трость и потряс ею. Загремели дополнительные кольца. Потом Хорват выстрелил в Бальтазара. Тот отлетел назад, проломил спиной ограду парка и рухнул на машины, припаркованные на улице.

Хорват улыбнулся, насвистывая какую-то мелодию. Дело, кажется, предстоит забавное. Оглядевшись, он выбрал себе следующее оружие — махнул тростью в сторону громадной статуи быка, стоявшей в конце парка. Бык ожил и взревел. Потом, злобно фыркая, огляделся, высматривая жертву, и ринулся на Бальтазара. Тот еще не пришел в себя после удара об изгородь.

— Тебе известно, что матадоры, которых бык поднял на рога, могут прожить еще три дня и только потом умирают? — ухмыльнулся Хорват. — Неприятная перспектива, верно?

Бальтазар встал и приготовился защищаться. Бык бросился в атаку. Бальтазар творил одно заклинание за другим, но справиться с громадным чудовищем никак не удавалось. Наконец он сумел превратить быка обратно в статую.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...