Главная Обратная связь

Дисциплины:






Атлантическое побережье США. Время. 05 ч. 25 мин



 

Шесть гидросамолётов из 631-го воздушного корпуса под командованием капитана Тоцуноке Ариизуми взяли курс на северо-запад. М6А1 «Сейран» были запущены с подводных лодок «I-400» и «I-401»[53]. Повозившись, техники в ущерб топливу к самолётам подвесили лишние 250-киллограмовые бомбы.

Впереди у них был сложный перелёт. На минимальной высоте, почти на бреющем лётчик выматывается в два, а то и в три раза быстрей. Точно выйти к заданной цели ночью над незнакомой территорией, ориентируясь только по приборам и пусть по подробнейшей карте та ещё задачка. Но опытным лётчикам помогало то, что Штаты освещались, как новогодняя ёлка - города, поселения, шоссе, поэтому вышли на цель не без сложностей, но весьма точно.

 

Бомбардировщики по большому кругу, тем не менее, довольно нагло облетели военную базу - пилоты сравнили объект с имеющимися фотографиям.

Конечно, внизу их заметили, но без всяких опасений - откуда тут в богом забытом месте взяться супостату? Чего брать? Старые «Хаммеры», да 650 балбесов, дрыхнущих в казармах уже ставших временными?

Рядовой на посылках, конечно, отправился будить начальство, но тут всё и началось.

 

Разбившись на тройки, японцы немедленно атаковали. Первые бомбы легли на здание, где по данным разведки находился личный состав. Вторая тройка прошлась над парком автомашин. Потом уже сбросили бомбы по подозрительному ангару, предполагая склад боеприпасов. Ухнуло хорошо, но по пламени пилоты определили - ГСМ[54].

А дальше уже поливали из пулемётов по антеннам и тарелкам связи, по стоящим в ряд автомобилям, по мечущимся фигуркам.

Но паника американских военнослужащих была не долгой, скоро снизу застрочили сразу три крупнокалиберных пулемёта.

То ли везенье японцев кончилось, то ли учили штатовцев хорошо, но через пять минут один из М6А1 был срезан длинной и неэкономной очередью.

Самолёт Тоцуоке Ариидзуми тоже получил повреждения и плохо слушался руля. Прокричав в эфир команду отбоя, он направил подраненный бомбардировщик на запад.

 

Далее по плану командования. Речка изрядно пересохла и имела неприятный изгиб. У бомбардировщика сержанта Кимуры, сажавшего машину последним, подломились стойки плавника, когда самолёт выскочил на берег. Упав на крыло, «Сейран» развернуло, ударило о камни. Уткнувшись носом в прибрежные илистые камни, гидрпосамолёт задымил.

Японцы спешили. Одну машину решили поднять в воздух, сливали горючку, перезаряжали пулемёт лентами, снятыми с других самолётов. Необходимо было преодолеть пешком почти четыре километра, неся в руках крупногабаритные мины и личное оружие. Время поджимало, и едва они выскочили на пустынную дорогу, командир приказал минировать полотно, хотя место для засады выбрали не очень удачное – удобных укрытий не наблюдалось, а земля была каменистая, неподатливая для окапывания. Только, только и успели, как наблюдатель доложил о колонне из пяти машин. Безлошадные лётчики быстро рассредоточились.



 

Матрос 1-ой статьи Ицуда, выбрал ручку газа до упора. Двигатель набрал максимальные обороты. Помощник перерубил канат удерживающий самолёт. Бомбардировщик быстро начал набирать скорость, разгоняясь по мелкой ряби реки.

 

* * *

 

Капитан ВВС в отставке Майкл Вилд был заслуженным ветераном второй мировой войны. Конечно, если бы он не переправил в своих документах дату рождения, ни в какую армию его бы не взяли. Но отличное здоровье и его личная настойчивость… (а как звучит: лётчик-истребитель! А форма! Плюс общий патриотический настрой!). В общем, к маю 45-го года он уже имел три сбитых самолёта. Два «Kate» и «Zero»[55].

После войны пришлось помыкаться, но потом один бывший сослуживец посоветовал вложить деньги в его предприятие. Оказалось - удачно и сейчас, доживая свой век на, пусть и не большом, ранчо он занимался любимым делом. За прошедшие годы Майкл не утратил страсть к небу. А уж старый боевой друг Р-40 «Warhawk»[56]! Боевой самолёт он приобрёл сравнительно недорого и в хорошем состоянии. Повозился слегка, но привёл его в идеальное состояние и даже патронами к пулемётам по случаю разжился.

Но сегодня произошло то, что заставило учащённо забиться сердце пожилого человека. Здоровье-то здоровьем, но когда тебе за восемьдесят не всегда оно и спится. Помаялся, покрутился в постели, решил - нечего подушку мять, вышел на свежий воздух. На небе луна, что блюдце, с юга звёзд насыпало, а на севере они теряются в зареве разноцветной засветки.

Звук! Чёрта с два бы он спутал этот звук. И тут, неожиданно, прекрасно освещенные луной, на бреющем, как говорится, срывая шапки, прошло звено, ну точно, штук шесть поршневых гидросамолётов. И глубин памяти, словно волной накатило: безбрежный океан под крылом, рёв моторов и силуэты самолётов противника. Эти, что сейчас прошли мимо, ему не доводилось видеть, но красные круги на фюзеляже - «фрикадельки»[57], блеснувшие в свете луны, он спутать ни с чем бы не смог.

- Как интересно, как интересно,- приговаривал он, заправляя ленты боекомплекта в нутро машины.

Идеально отрепетированный двигатель истребителя завёлся с пол-оборота.

- Так. Прогреть. Давление? Ага, в норме. Может позвонить кому? А кому? К чёрту!

Включив рацию, отрапортовал, как пропел в эфир неизвестно кому:

- Я «Дикий ястреб» (его личный позывной со времён войны) к взлёту готов!

Машина, чуть потряхивая, катила по прямой дороге, служившей прекрасной взлётной полосой. Ему и не верилось в возможность опробовать птичку в бою. Казалось, он ухватил какую-то удачу за хвост и боялся её упустить. Его колотила непонятная дрожь, буквально лихорадил восторг и затаённый страх предстоящего боя. Безумный старик!

 

Через двадцать минут показался дым раздолбаного военного объекта. За двадцать минут старик Вилд поостыл и смог рассуждать более трезво.

- Ага, вот где макаки порезвились. Куда же они ушли? Хм, ребята даже один сбили.

Набрал четыре тысячи и по большой дуге обошел пожарища - разбираться не будут, собьют. Пошарил глазами - горизонт чист, наклонив чуть машину, увидел справа от себя небольшую колону ползущих машин. Дым у речки! Прищурился - вроде ещё один самурай. Ускорился со снижением. Внизу мелькнули стоящие у берега самолёты, но он уже не обращал на них внимания. Он увидел воздушную цель и выбирал ручку на себя, поднимая истребитель в более выгодное положение для атаки.

 

* * *

Майор Эндрю Линк ехал в замыкающем «Хаммере», беспокойно елозя задницей, постоянно выглядывая из окна машины. На самом деле Линк и в детстве был весьма сдержанным, уравновешенным ребёнком. Объяснял он это индейскими корнями по отцовской линии. А индейцы, знаете ли, умели держаться невозмутимо.

Разбудил его рядовой Сендерс с докладом о неизвестных самолётах. Услышав взрыв, майор, долго не думая выскочил полураздетым и сразу приказал двум очумелым сержантам бежать к пулемётам. А мельком кинув взгляд на разбитые решётки антенн связи, уже сам схватился за оружие.

Именно на себя он может записать сбитый самолёт. Когда восстановили связь, и выяснилось, что масштабы агрессии не ограничиваются их объектом, недоумение и возникшие вопросы по поводу того, что это японцы на технике середины прошлого века, «банзай», «император» и всё такое он оставил на потом. Пусть об этом думают генералы, у него работы и без этого хватает.

Получив от командования задачу, выдвинутся и обеспечить оборону объекта 251 (что в часе езды), майор скоро отдал распоряжения.

Потери на удивление были не большими - в основном мелкие ранения, а вот техники на ходу наличествовало лишь пять единиц.

 

- «База один-один», я «Чарли один-семь» позывной «Вандал». Выдвигаюсь в заданную точку. Расчётное время прибытия семь часов, ноль минут.

Оставив большую часть гарнизона зализывать раны, мобильная группа выдвинулась выполнять поставленную задачу.

Опытный Линк не исключал возможность засады и поэтому дал чёткие указания головной машине. Но сам он больше опасаясь налёта с воздуха, внимательно следя в бинокль за воздушным пространством.

Скоро заметил и самолёт, заходящий слева и сзади. Разглядев на плоскостях белые звёзды, тем не менее (хватит на сегодня сюрпризов) распорядился:

- Внимание, предполагаемая воздушная цель на семь. Огонь без команды не открывать.

Самолёт, качнув крыльями, медленно набирая высоту, прошел дальше по курсу движения колоны.

- Майор, у нас союзник объявился, - затрещала рация голосом сержанта, - древний тоже. А? Смотрите, по ходу ещё один.

 

* * *

 

Капитан в отставке Майкл Вилд, лётчик-истребитель ВВС Соединённых Штатов, так и не пожелавший стать бывшим, попытался зайти во фронт самолёта противника. «Сейран» заложил крутой вираж, блеснув плоскостями, ушёл из-под атаки. Противники сошлись на высоте 4500 метров. Бой сразу перешел в серию виражей на вертикалях, горизонтальных петлях и полупетлях. Истребитель старался зайти в хвост японскому самолёту. Несмотря на то, что М6А1 фактически являлся бомбардировщиком и ещё поплавки заметно снижали лётные характеристики самолёта, японцу всё же удавалось выскальзывать из-под прицела Р-40. Прикрывающий заднюю полусферу стрелок-радист, сержант Накамо, короткими очередями мешал противнику точно прицелиться и почти достал американский истребитель - ему не хватило секунды и боеприпаса.

«Ястреб войны» вовремя шарахнулся в сторону, но тут же ринулся в атаку, и уже японцу пришлось сбрасывать со своего хвоста ревущий двигателем истребитель. Ицуда рванул свою машину в пике, решив выиграть в скорости, но капитан в отставке не отставал.

Японский пилот стал выходить из пикирования на двух тысячах метров. Тяжёлая машина неумолимо тянула вниз. Мозги у человека при перегрузках работают не очень хорошо, но Ицуда заранее спланировал и на выходе из пике сбросил поплавки – машина, словно, получил толчок вверх, выводящий её из опасной траектории.

Вилд, воя от нестерпимой боли, миллиметр за миллиметром выбирал на себя ручку управления. Пот заливал глаза. Казалось, у машины от перегрузки отвалятся крылья, но самолёт впереди, выходящий из пике выдержал, а «Warhawk» покрепче будет. Вилд аккуратно повёл ручкой левее и нажал на гашетку. По самолёту прошла вибрация - шесть стволов пулемётов калибром в полдюйма выплюнули за минуту остатки боекомплекта.

Пули, маленькими бледными вспышками, впивались в самолёт противника, выбивая из него куски, разрывая важные артерии в машине и в управляющем ею человеке.

Вышедший из пикирования самолёт Страны Восходящего Солнца, тяжело просел, свалившись на крыло, мягко нырнул вниз. Удар о землю смял, изломал плоскости и фюзеляж, и лишь через минуту раздался взрыв.

 

В глазах у Вилда стояла пелена. От перегрузки болело в ушах. В голове вместе с кровью в жилах пульсировала одна мысль:

- Сбил сукиного сына, сбил!

Вдруг как-то остро закололо в груди. Мутнеющим сознанием Майкл понял - это всё. Сердце старого пилота не выдержало.

Потерявший контроль самолёт скользнул к земле. В последний момент лётчик потянул ручку на себя и истребитель почти по касательной ударился о землю, скапотировал, задрав хвост, вяло задымил.

 

* * *

 

Американские военные с живым интересом наблюдали за воздушным боем, и это сыграло с ними злую шутку. В колоне раздались восторженные крики одобрения, всякие «вау» и «йо-хо», когда американский самолёт завалил японца. В первой машине и не заметили заложенную мину, хотя работу неопытных минёров на грунтовке было видно весьма хорошо.

Было заложено три противотанковых мины - штуки громоздкие, но мощные.

 

* * *

 

- Снимите хатимаки[58],- приказал капитан Ариидзуми, стаскивая с головы свою белую повязку и засовывая в карман, - нас видно в них за километр.

Когда головная машина наехала задними колёсами на последнюю кучку сухой каменистой крошки, которой японцы засыпали взрывчатку, командир кивком дал команду лежащему поодаль сержанту. Одновременно крутанули ручки ручных генераторов. Слабенького тока с лихвой хватило замкнуть электродетонаторы.

Получив пинок под зад, первая машина на передних колёсах, не касаясь задними взлохмаченного дорожного покрытия, словно взбрыкнувшая лошадь просунулась метров на восемь. От удара у сидящих в машине сместились позвонки. Высунувшегося по пояс сверху, стоящего за пулемётом рядового, как куклу сначала бросило назад, переломив надвое, затем обратно, ударив лицом о станину М134[59]. А потом полыхнул лопнувший бак с топливом. Солярка горела нехотя, но покалеченный экипаж был не в состоянии покинуть медленно занявшуюся огнём машину. Два следующих бронированных автомобиля подбросило на метр и опустило, перетряхнув все кости рейнджерам.

Одновременно, слева и справа от дороги, японцы открыли шквальный огонь. Но крупнокалиберные пули с уцелевших машин быстро заставили умолкнуть японских автоматчиков. Кого на время, а кого и навсегда.

Собственно невредимым и боеспособным остался только сержант Сигеро Камура. Прекрасно понимая, что ему нужно уйти из сектора обстрела, он, распластавшись, срываясь на панику, отползал, не обращая внимания на ободранные о камни колени и локти. Машины сдали назад, объехав с левой и с правой обочины пробку, двинули вперёд. Автоматы японцев не смогли повредить бронированную технику. Рейнджеру за пулемётом первой машины повезло – пули свистели мимо, щёлкали о щитки, разлетаясь звенящим рикошетом, а вот майора задело. В запале боя он почувствовал болезненные тычки в спину. Бронежилет! Потом обожгло руку. Линк сполз вовнутрь. Его место тут же занял другой боец. Эта небольшая пауза позволила Камуре убраться из зоны видимости американцев. В его самолёте ещё оставалось топливо, и он, задыхаясь, бежал, всё ещё надеясь взлететь.

 

- «База один-один». Это «Чарли-сто». Подверглись нападению. Имею потери. Продолжаю движение. Приём.

-«Чарли-сто» это «База один-один» Вас понял. Выслали подкрепление. Вертолёты. Время прибытия 8 часов 40 минут.





sdamzavas.net - 2021 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...