Главная Обратная связь

Дисциплины:






Шаг второй - подход и оупенер



 

“Приходится не учиться, а отучиваться – вот основная проблема, с которой сталкиваются как мужчины, так и женщины”. Глория Штайнем (из вступительной речи)

Глава 1

Я снял с банковского счета 500 долларов, запихнул их в белый конверт и написал на нем «Мистери». И гордиться здесь было нечем.

Последние четыре дня я морально готовил себя к неизбежности покупки одежды на 200 долларов во «Фред Сигал» и последующего приобретения дорогой туалетной воды, а также к тому, что придется вот так просто взять и выбросить 75 баксов на голливудскую стрижку. Я хотел выглядеть лучшим образом: ведь это была моя первая вылазка с настоящим гуру соблазнения.
Его имя, по крайней мере то, каким он пользовался в Интернете, было Мистери. Он был самым почитаемым пикап-артистом в сообществе, этаким генератором новых идей, чьи длинные, полные мелких деталей посты представляли собой некие алгоритмы поведения в обществе для знакомства с красивой женщиной и ее дальнейшего покорения.

В онлайновом дневнике он во всех красках описывал, как соблазнял моделей и стриптизерш в своем родном городе, Торонто, пользуясь при этом жаргонными словами собственного изобретения: снайпер-нег, шотган-нег, теория группы, индикаторы интереса, понинг (pawing – перекладывание внимания ), каждое из которых вошло в повседневный лексикон пикап-артиста. Четыре года он бесплатно давал советы по соблазнению на форумах. А потом, в октябре, он назначил себе определнную цену и запостил следующее:

Мистери проводит семинары по обучению основам соблазнения, которые, вследствие многочисленных просьб, будут проходить в городах по всему миру. Первый семинар состоится в Лос-Анджелесе, с вечера среды, 10 октябяря, по ночь субботы. Плата за участие – 500 долларов США. Она включает плату за членство в клубе, лимузин на все четыре вечера (мило, неправда ли?), ежевечернюю часовую лекцию в лимузине с последующим обсуждением и, наконец, три с половиной часа вместе с Мистери ночью на поле битвы (посещение двух клубов за ночь). К концу начального курса вы сблизитесь с 50 женщинами.

Записаться на семинар по соблазнению женщин не так-то просто. Сделать это – значит признать поражение, собственную неполноценность и дилетантизм в этой сфере. И, наконец, это значит понять, что будучи столько лет сексуально активным (ну, или хотя бы сексуально осведомленным), ты так ничего не узнал и не понял. Те, кто просят помощи, обычно не смогли справиться с этим самостоятельно. Так что, если наркозависимые проходят курсы реабилитации, а насильники – тренинг по управлению гневом, то социальноотсталым - прямая дорога в школу соблазнения.

Кликнуть на «отправить письмо» Мистери оказалось самым сложным в жизни. Если бы кто-нибудь – мои друзья, семья, коллеги и, в особенности, моя единственная подружка в Лос-Анжделесе – узнали, что я плачу наличкой за наглядные уроки по соблазнению женщин, жестокие насмешки и обвинения преследовали бы меня всю оставшуюся жизнь. Поэтому я оставил свое намерение в тайне, на всякий случай придав отговорку, что собираюсь на выходных показывать город приятелю.
Мне надо будет не смешать эти два мира.
В письме Мистери я не указал ни моей фамилии, ни профессии. Если придется, решил я, то скажу, что я просто писатель и все тут. В этот мир, по причине своих скромных завоеваний на сексуальном фронте, я хотел бы проникнуть анонимно, без поблажек и лишнего давления.
Однако у меня оставалась совесть, с которой мне надо было еще договориться. То, что я собирался сделать, было, несомненно, самым моим жалким поступком. И, в отличие от мастурбирования в душе, я не смог справиться с этим один. Мистери и другие ученики станут свидетелями моего позора, моего секрета, моей несостоятельности.
В начале периода полового созревания человеком движут две вещи: первая – это жажда власти, успеха и самореализации, а вторая - жажда любви, дружбы и секса. При таком раскладе в моей жизни не доставало половины. Пойти вместе с ними означало признать, что я живу только на половину.



Глава 2

Прошла неделя, как я отослал письмо. И вот я вхожу в фойе Голливуд Рузвельт отеля. На мне был голубой шерстяной свитер, такой мягки и тонкий, что он выглядел как хлопковый, черный брюки с лампасами по бокам и ботинки, который прибавляли мне пару дюймов роста. При себе, по указанию Мистери, надо было иметь ручку, блокнот, пачку жвачки и презервативы, и под тяжестью всего этого мои карманы оттопырились.
Мистери я узнал тут же. Он царственно расположился в викторианском кресле с самодовольным выражением лица, на котором было написано, что весь мир прогибается под ним. Под нижней губой у него был пирсинг, а ногти покрыты иссиня-черным лаком. Он не был привлекательным, но невероятно харизматичным: высокий и стройный, с длинными каштановыми волосами, высоким скулами и мертвенно бледный. Он был похож на помешенного компьютерщика, которого укусил вампир и который был уже на полпути к трансформации.
Рядом с ним сидел тип пониже, с напряженным взглядом, который представился как Син, правая рука Мистери. На нем была черная с узким воротником футболка в обтяжку, а его волосы, черные как смоль, были аккуратно зачесаны назад. Однако весь его внешний облик говорил, что природный цвет его волос был рыжий.
Я был первым из прибывших учеников.

«Ну и какой у тебя результат?» - наклонился ко мне с вопросом Син, когда я сел. Они уже оценивали меня, пытаясь понять, принадлежу ли я к их игре.
«Мой результат?»
«Ага, сколько девушек у тебя было?»
«Что-то около семи», - сказал я им.
«Что-то около семи?» - наставивал Син.
«Шесть», - признался я.

Син уже перевалил за отметку 60, у Мистери их было несколько сотен. Я с удивлением посмотрел на них: это были те самые гуру соблазнения, за чьими похождениями я так пристально следил в течение нескольких месяцев. Они были людьми другого сорта: у них была волшебная таблетка, средство от бездеятельности и разочарования, мучавшие литературных персонажей, на которых я всегда считал себя похожим: будь то Леопольд Блум, Алекс Портной или Пяточок из «Вини-Пуха».
Пока мы ждали остальных учеников, Мистери кинул мне на колени большой желтый конверт полный фотографий.
«Это некоторый из тех женщин, с которыми я встречался», - сказал он.
В конверте меня ожидал внушительный набор фотографий красивых женщин: портрет страстной японской актрисы; рекламный фотоснимок брюнетки, поразительно похожей на Лив Тайлер, с автографом; глянцевая фотография девушки года Пентхауса; снимок загорелой соблазнительной стриптизерши в неглиже, которую Мистери назвал своей девушкой, Патрисией; и фотография брюнетки с большими силиконовыми грудями, которые Мистери ласкал прямо в центре ночного клуба . Это были его победы.
«Мне удалось это сделать, потому что я не обращал внимания на ее грудь», - объяснил он мне, когда спросил про последний снимок. «Пикапер должен быть исключением из правил. Никогда не делай того, что делают все остальные. Никогда».
Я слушал внимательно. Я хотел убедиться, что каждое слово отпечатается у меня в мозгу. Я присутствовал при уникальном событии; кроме Мистери существовал только один гуру соблазнения, который также вел курсы пикапа, - Росс Джеффрис, собственно основатель этого сообщества в конце 80-х. Но сегодня, впервые, обучающиеся искусству соблазнения будут лишены тепличных условий и под критическими взглядами учителей пойдут отрываться в клубы и вступят в игру с ничего не подозревающими женщинами.
Вскоре пришел второй ученик. Он представился как Экстрамаск. Он был высоким, неуклюжим, ехидным молодым человеком 26 лет со стрижкой «под горшок», в мешковатой одежде и с привлекательными, хотя и резкими, чертами лица. С хорошой стрижкой и в хорошей одежде он вполне мог бы быть красавчиком.
Когда Син спросил его о победах, Экстрамаск неловко почесал голову. «У меня фактически нулевой опыт общения с девушками», - пояснил он. «Я даже ни разу не целовался».
«Шутишь», - сказал Син.
«Я даже никогда не держал девушку за руку. Меня очень опекали в детсве. Мои родители –строгие католики, и поэтому у меня всегда было чувство вины за общение с девушкам. Но у меня было три подружки».
Он посмотрел на пол, нервно потер колени, когда рассказывал о своих девушках, хотя никто его и не просил этого делать. Одну звали Мицелле, и он ушла от него через семь дней. Была Клэр, которая через два дня заявила, что сделала ошибку, согласившись пойти с ним на свидание.
«А еще Каролина, моя дорогая Каролина», - говорил он с мечтательной улыбкой. «Мы были вместе всего один день. Я помню, как на следующий день она пришла ко мне домой вместе с другом. Я увидел ее на улице и пришел в восторг. А когда подошел ближе, она прокричала: «Я бросаю тебя!»
Все эти отношения, как оказалось, имели место в шестом классе. Экстрамаск грустно покачал головой. Сложно было сказать, шутил ли он или говорил всерьез.
Следующим был загорелый лысеющий мужчина лет сорока, который только что прилетел из Австралии, специально чтобы посетить этот семинар. У него был приятный акцент, часы Ролекс стоимостью десять тысяч долларов и самый отвратительный свитер, какой я когда-либо видел. Это был скорее не свитер, а монстр, связанный из толстых ниток, с ужасными разноцветными зигзагами, которые походили на следы, оставленные пальцем, измазанным в краске. Не открыв еще рта, чтобы ответить на вопрос Сина о результатах (девушек на его счету было пять), он уже выдал себя. Голос его дрожал, он никому не мог смотреть в глаза, а в нем самом было что-то жалкое и детское. Его внешний вид, как и его свитер, были какой-то ошибкой и ничего не говорили о его характере.
Он был новичком в сообществе и с неохотой сказал свое настоящее имя, поэтому Мистери окрестил его Свитером.
Мы трое были единственными, кто пришел на семинар.
«Ну, ребята, нам много о чем надо поговорить», - сказал Мистери, хлопая в ладоши. Он наклонился поближе, чтобы никто из посетителей отеля не мог его слышать.
«Моя задача – ввести вас в игру», - продолжал он, пристально глядя в глаза каждому из нас. «Я должен передать вам все, что есть в моей голове. Представьте, что сегодняшняя ночь – компьютерная игра. Все понарошку. Каждый раз, когда вы начинаете клеить женщину, начинается игра».
Мое сердце бешено забилось. Мысль о том, что придется заговорить с женщиной, которую я не знаю, устрашала меня, особенно если другие парни будут меня при этом оценивать. Прыгнуть с моста или с парашютом было, по сравнению с этим, пустяковым делом.
«Ваши эмоции будут портить все дело», - продолжал Мистери. «Они намеренно будут сбивать вас с толка, поэтому знайте, что доверять им нельзя. Иногда вам будет неловко и совестно, ноотноситесь к этому, как к камешку, попавшему в ботинок. Да, вам неудобно, но вы стараетесь не замечать этого. Вы не становитесь единым целым».
Я посмотрел вокруг: Экстрамаск и Свитер, кажется, нервничали так же, как и я. «За четыре дня я должен обучить вас всем приемам, которые приблизят вас к победе», - говорил Мистери. «И вам снова и снова придется начинать игру заново, чтобы выиграть. Будьте готовы к поражениям».
Мистери остановился, чтобы заказать Спрайт с пятью кусочками лимона, и рассказал нам свою историю. Он говорил громко и четко, подражая манере Энтони Роббинса. Все что он говорил, казалось, было хорошо продумано и не раз проговорено.
С 11 лет, когда он выпытал у одноклассника секрет карточного фокуса, Мистери хотел стать знаменитым фокусником, как Дэйвид Копперфильд.
Годами он учился и тренировался. Свои таланты он демонстрировал на днях рождениях, корпоративных вечеринках и даже пару раз на ток-шоу. Но в личной жизни у него не ладилось. В 21 год, оставаясь девственником, он решил что-то предпринять на этот счет.
«Одна из величайший загадок вселенной – женское мышление», - сообщил он нам торжественно. «И я решился разгадать ее».
Каждый день он полтора часа тратил на дорогу в Торонто, ходил там по барам, магазинам одежды, ресторанам и кафе. Он еще не знал о существовании ни Интренет-сообщества, ни других мастерах соблазнения. Поэтому ему приходилось познавать все в одиночку, полагаясь только на умения в области магии. Он десятки раз ездил в Торонто, прежде чем осмелился заговорить с незнакомыми людьми. С тех пор он познал множество поражений, неудач и неловких ситуаций, пока не начал, кусочек за кусочком, собирать мозаику отношений в обществе и не открыл те шаблоны, которые лежат в основе взаимоотношений мужчины женщины.
«Десят лет ушло у меня на то, чтобы понять это», - сказал он. «В основе всего этого лежит НППС – найти, познакомиться, привлечь, сблизиться. Поверите вы или нет, но игра – это цепочка последовательных действий. Многие этого не знают ».
Следующие полчаса Мистери рассказывал нам о теории группы. «Я проделывал этот набор последовательных действий миллиарды раз», - говорил он «Вам не следует обращать внимание на девушку без компании. Это не лучшая цель для соблазнения. Красивые женщины редко бывают в одиночестве».
Завязав разговор с ее компанией, вам не стоит обращать внимание на предмет вашего желания, завоевывая тем временем симпатию ее друзей, особенно друзей мужского пола. Если объект привлекателен и привык к вниманию мужчин, то пикапер привлечет ее своим равнодушием. При этом необходимо использовать то, что он назвал нег-хитом.
Нег-хит – что-то среднее между комплиментом и оскорблением - непреднамеренное оскорбление или двусмысленный комплимент. Цель нег-хита – снизить самооценку женщины, намеренно проявляя к ней маленький интерес. Например, скажите ей, что у нее помада на зубах или предложите ей жвачку, когда он будет говорить.
«Я не буду пользоваться этим приемом с некрасивыми девушками. Не буду пользоваться им с парнями. Только с девушками, которых я хочу», - продолжал лекцию Мистери, сверкая глазами, убежденный в своей правоте. «Если вы не верите мне, то сможете убедиться сегодня ночью. Сегодня ночь экспериментов. Сначала я покажу себя в действии. Вы понаблюдаете за мной и сами пойдете в бой. А завтра, если будуте следовать моим указаниям, вы сможете закадрить девушку через 15 минут».
Он посмотрел на Экстрамаск.
«Перечисли пять черт идеального мужчины».
«Уверенность?»
«Правильно. Что еще?»
«Сила?»
«Нет».
«Запах?»
Он повернулся к нам со Свитером. У нас тоже не было никаких идей.
«Первая черта идеального мужчины - улыбка», сказал он сияя. «Улыбайтесь, когда входите в комнату. Как только вы вошли в клуб, игра началась. А улыбаясь, ты говоришь всем, что ты клевый, ты весел, и не лыком шит».
Он повернулся к Свитеру. «Ты не улыбнулся, когда вошел в комнату, когда говорил с нами».
«Мне это совсем не идет», - сказал Свитер. «Я глупо выгляжу, когда улыбаюсь».
«Если ты будешь вести себя так, как вел до сих пор, то будешь иметь в точности то же самое, что и раньше. Это называется методом Мистери, потому что я Мистери и это мой метод. Поэтому я попрошу следовать моим советам и выполнять все, что я скажу, в течение этих четырех дней. Вы увидите разницу».
Кроме уверенности и улыбки, он рассказал нам о других чертах идеального мужчины: следит за собой, обладает чувством юмора, легко сходиться с людьми и находиться в центре внимания. Никто не осмелился сказать Мистери, что, в сущности, это были шесть
характеристик, а не пять.
Когда Мистери детально разобрал все черты идеального мужчины, я понял причину по которой я, Экстрамаск и Свитер были здесь: наши родители и друзья не дали нам развиться. Они не дали нам инструменты, необходимые для того, чтобы стать полноценным членом общества. А теперь, десятилетия спустя, настало время исправить это.
Мистери обошел вокруг стола, посмотрел на каждого из нас и спросил: «Каких девочек вы хотите?»
Свитер достал из кармана аккуратно сложенный лист бумаги. «Прошлым вечером я составил список своих жизненных целей», - сказал он, разворачивая лист, исписанный в четыре колонки. «И одна из них – жена. Она должна быть в меру умной, чтобы поддержать любую беседу, стильной и красивой, чтобы все поворачивали головы, когда она входит в комнату».
«Посмотри на себя. Ты выглядишь, как большинство мужчин. Люди думают, что если они выглядят не слишком ярко, то могут соблазнить большое количество женщин. Это не так. Приходится определиться. Если ты выглядишь средне, то ты получишь средних девочек. Твои брюки цвета хаки – для офиса, а не для клубов. А твой свитер – сожги его. Тебе надо брать от жизни по максимуму. Нужно получать лучшее. Если ты хочешь заполучить красоток, то тебе придется освоить павлинью теорию».
Мистери любил теории. Павлинья теория говорила о том, что надо быть ярким и цветастым, и тогда получишь самых желанных самок. Для людей, говорил он, аналогом павлиньего хвоста будет яркая рубашка, кричащая шляпа и украшения, которые светятся в темноте, то есть практически все то, чего я всю жизнь избегал.
Когда дело дошло до меня, Мистери дал мне длинный список того, от чего надо было избавиться и что изменить: избавиться от очков, придать форму козлиной бородке, сбрить так дорого обошедшуюся мне растительность на голове, одеваться более отвязно, иметь при себе предмет для разговора, купить украшения, жить нормально.
Я записал каждое его слово. Этот парень думал о соблазнении не переставая, как сумасшедший ученый, изобретающий формулу превращения арахиса в бензин. Количество его сообщений на форумах перевалило за 3000, насчитывало 2500 страниц, и все они были посвящены разгадке секрета женщины.
«Я придумал для тебя оупенер», - сказал он мне. Оупенер – это готовая фраза для начала разговора с компанией незнакомых людей. Это первая и необходимая вещь для всех, кто хочет познакомиться с женщиной.
«Когда увидишь компанию с понравившейся тебе девушкой, скажи: «Эй, похоже, веселье здесь затихло!» Потом повернись к девушки и добавь: «Если бы я не был геем, ты бы была моей».
Я покраснел. «Серьезно?» - спросил я. «И чем это поможет?»
«Однажды заинтересовав ее, уже неважно, сказал ли ты, что гей или нет».
«Но это же будет ложью».
«Это не ложь, это флирт».
Он предложил еще несколько оупенеров, невинных, но привлекающих внимание. Вроде вопросов, «Вы верите в магию?», «О, боже, вы видели этих двух дерущихся на улице девушек?» Они не были особенно выдающимися, но все они делали свое дело – завязывали разговор между двумя незнакомыми людьми.

Суть метода Мистери, как он объяснил, заключалась в том, чтобы попасть в нужную зону. Не надо с первых минут призывать женщину к сексу. Сначала узнайте ее и дайте ей заработать право быть соблазненной.
«Дилетант сразу начинает ударять за женщиной», - говорил он, вставая с кресла, чтобы покинуть отель. «А профи выжидает восемь – десять минут».
Вооружившись всеми этими нег-хитами, теориями группы и используя в качестве камуфляжа оупенеры, мы были готовы зажечь в клубах.

Глава 3

Мы загрузились в лимузин и поехали к «Стэндарт Лаундж», престижное клубное место при отеле. Именно здесь Мистери пошатнул мое представление о реальности. Крайности, которых я не позволял себя в общении с людьми, предстали передо мной в необъятном размере. Человек был машиной.
Когда мы пришли, «Стэндарт» был пуст. Мы пришли слишком рано. В комнате было всего несколько человек: пара рядом со входом и две пары в углу.
Я был готов ретироваться. Но потом я увидел, как Мистери идет знакомиться к людям в углу. Они сидели напротив друг друга на диванах за стеклянным столом. Мужчины – по одну сторону. Один из них был Скот Байо, актер, известный по роли Чачи в «Счастливых днях». Напротив него сидели две женщины: брюнетка и яркая блондинка, как будто сошедшая со страниц «Максима». Ее короткая белая футболка, казалось, повисла в воздухе, держась на больших силиконовых грудях, обнажая упругий, подтянутый в тренажерном зале живот. Она была девушкой Байо. И, как я понял, целью Мистери.
Его намеренья были ясны, потому что с ней он не разговаривал. Он повернулся к ней спиной и показывал что-то Байо и его другу, хорошо одетому, загорелому, лет тридцати парню, пахнущему так, как будто он был только что выбрит. Я подошел ближе.
«Будь с этим поосторожнее», - сказал Байо. «Это стоит 40 тысяч долларов».
У Мистери в руках были часы Байо. Он осторожно положил их на стол. «Теперь смотрите», - скомандовал он. «Силами мышц живота я увеличиваю приток воздуха в мозг и …»
Пока Мистери размахивал руками над часами, секундная стрелка остановилась. Он подождал 15 минут, снова помахал руками, и часы медленно начали свой ход вновь, как и сердце Байо. Аудитория Мистери из четырех человек разразилась аплодисментами.
«Покажи что-нибудь еще», - умоляла блондинка.
Мситери охладил ее пыл нег-хитом.
«Ух ты, она такая требовательная», - сказал он, повернувшись к Байо. «Она во всем такая?»
Мы были свидетелями теории группы в действии. Чем больше Мистери заводил компанию, тем больше внимания требовала к себе блондинка. И каждый раз он отшивал ее и продолжал разговаривать с ее друзьями.
«Я редко выбираюсь потусить», - рассказывал Байо Мистери. «Мне это уже приелось, и я слишком стар для этого».
Через пару минут, Мистери все-таки заметил блондинку. Он протянул свои руки. Она положила на них свои, и он начал сеанс чтения мыслей. Он использовал технику объективного чтения. Это искусство говорить незнакомым людям избитые истины об их характере. Для дела пригодятся любые, особенно эзотерические, знания.
С каждым предложением, в котором Мистери угадывал что-то о жизни блондинки, ее рот открывался все больше, пока она не начала расспрашивать его о работе и сверхъестественных способностях. Каждым своим ответом Мистери старался подчеркнуть свой юношеский задор и оптимизм, в отсутствии которых признался Байо.
«Я чувствую себя таким старым», - сказал Мистери, подтравливая ее.
«Сколько тебе лет?», - спросила она.
«Двадцать семь»
«Это не старость. Это замечательный возраст».
Его трюк удался.
Мистери позвал меня и прошептал в ухо, чтоб я разговорами отвлек Байо и друзей, пока он приударяет за девушкой. Это был мой дебют в роли правой руки. Это термин, как и термины «цель» и «препятствие» он позаимствовал из «Top Gun».
Мне сложно было болтать с ними. Тем более, что Байо, нервно смотря в сторону девушки и Мистери, прервал меня. «Скажи мне, что это неправда и он на само деле не уводит девушку у меня из-под носа», - сказал он.
Прошли долгие десять минут. Мистери встал, положил мне руку на плечи, и мы вышли из клуба. На улице он достал из кармана салфетку. На ней был телефонный номер. «Вы внимательно на нее смотрели?», - спросил Мистери. «Это то, ради чего я играю. Я использовал все то, чему я вас научил. Все это привело к результату, который вы видели. Все сработало». Он сиял от самодовольства. «Ну, и как вам демонстрация?»
Произошло то, что произошло. Он увел девушку знаменитости прямо у него на глазах. Это даже Дастину было не под силу. Мистери был по-настоящему крутым.
По пути в «Кей Клуб» Мистери поведал нам первую заповедь пикапера: правило трех секунд. У мужчины есть три секунды, чтобы заговорить с женщиной, после того, как он поймал ее взгляд. В противном случае, женщина посчитает его придурком, который пялится на нее слишком долго, а сам пикапер начнет обдумывать новый подход, занервничает и проиграет.
Как только мы вошли в клуб, Мистери продемонстрировал правило трех секунд. Он зашагал по направлению к компании женщин, вытянул свои руки и спросил: «Как вам это? Маленькие руки, черные ногти».
Когда девушки столпились вокруг него, Син подтолкнул меня и посоветовал прогуляться по клубу и попробовать свой первый подход. Несколько женщин прошли мимо, и я попытался что-нибудь сказать, но еле выдавил из себя «привет» , да еще так тихо, что они этого не услышали. Когда они уже было совсем прошли, я пошел за ними и схватил одну из девушек за плечи. Она испуганно повернулась и одарила меня испепеляющим, полным негодования взглядом, которого я всегда боялся и поэтому никогда не заговаривал с женщинами первым.
«Никогда», - предостерег меня Син хриплым голосом, - «не совершая подхода сзади. Всегда спереди, но чуть-чуть под углом, чтоб не выглядело слишком целенапрваленно. Говори с ней из-за плеча, как будто собираешься пройти мимо. Видил когда-нибудь Роберта Редфорда в «The Horse Whisperer»? Вот именно так».
Через несколько минут я заметил молодую, подвыпившую женщину с длинными спутанными кудрями. Я решил, что подход к ней меня вполне реабилитирует. Я кружил вокруг, пока не занял относительно нее положения стрелки, показывающей 10 часов, подошел к ней, думая о том, что подхожу к лошади, которую не хочу напугать.
«О, мой Бог», - сказал я ей. «Вы видели двух дерущихся на улице девушек?»
«Нет», - сказала она. «Что случилось?»
Она заинтересовалась. Она говорила со мной. Все сработало.
«Хм, две девушки буквально избивали парня, вдвое меньше их ростом. Это было довольно-таки жестоко. Он просто стоял там и смеялся, когда приехала полиция и арестовала девушек».
Она усмехнулась. Мы начали говорить о клубе и о группе, играющей там. Она была очень дружелюбной и, казалось, благодарной за то, что я заговорил с ней. Я и понятия не имел, что подход к женщине может быть настолько простым.
Син украдкой подошел ко мне и прошептал на ухо: «Используй кино».
«Что за кино?», - спросил я.
«Кино?», - повторила девушка.
Син подошел сзади, взял мою руку и положил девушке на плечи. «Кино – это, когда ты прикасаешься к девушке», - прошептал он. Я почувствовал тепло ее тела, и это напомнило мне, как я люблю непосредственный контакт. Любимцы любят, когда их балуют. Когда собака или кошка хотят, чтоб их погладили, это совсем не выглядит сексуально. Так же и с людьми. Нам нужно прикосновение. Но, как только другой человек прикасается к нам, мы чувствуем себя некомфортно и начинаем нервничать. И я, к сожалению, не был исключением. Я говорил с ней и чувствовал, что моя рука совершенно лишняя у нее на плече. Она просто лежала там, как будто не была частью моего тела, и я представлял, как думает девушка о том, что эта рука там делает и как от нее можно избавиться. Поэтому я сделал ей одолжение и сам убрал руку.
«Изолируй ее», - сказал Син.
Я предложил посидеть внизу, и мы пошли к скамейке. Син последовала за нами и сел позади. Как мне было сказано, я попросил ее перечислить качества, которые она находит привлекательными в мужчинах. Она ответила, что чувство юмора и задницу.
К счастью, одно из этих качеств у меня было.
Неожиданно я почувствовал дыхание Сина у себя за ухом. «Понюхай ее волосы», - проинструктировал он меня.
Я понюхал волосы, хотя и не был вполне уверен, зачем это было нужно. Поэтому я сказал: «Они пахнут дымом».
«Нееет!», - прошипел Син мне на ухо. Я понял, что не должен быль использовать нег-хит.
Казалось, она обиделась, поэтому, чтобы реабилитироваться, я принюхался еще раз. «Но за ним чувствуется какой-то чарующий запах».
Она наклонила голову на сторону, медленно приподняла бровь, осмотрела меня с ног до головы и сказала: «Ты странный». Я проигрывал.
К счастью, скоро появился Мистери.
«Здесь глухо», - сказал он. «Мы едем туда, где целей побольше». Для Мистери и Сина клубы не казались частью реального мира. Им не составляло труда шептать ученикам на ухо, пока те разговаривали с женщинами, пользоваться пикаперской терминологией перед незнакомцами, и даже прерывать ученика во время выполнения упражнения и перед всей группой указывать на то, что он делал неправильно. Они выглядели так уверенно, говорили на таком непонятном жаргоне, что редко какая женщина поднимала в удивлении бровь, не подозревая, что ее используют для обучения будущего соблазнителя.
Я предложил моей новой подружке распрощаться, как учил меня Син, приложил руку к щеке и сказал: «Как насчет поцелуя на прощанье?» И она на самом деле чмокнула меня. Я почувствовал себя как настоящий альфа.
На выходе, когда я остановился, чтобы воспользоваться туалетом, я увидел Экстрамаск, который стоял там, накручивая на палец немытую прядь волос. «Ты стоишь в очереди в туалет?», - спросил я.
«Типа того», ответил он, явно нервничая. «Иди ты».
Я вопросительно посмотрел на него. «Могу я тебе сказать кое-что?», - спросил он.
«Конечно».
«У меня большие проблемы с тем, чтобы пописать в присутствии других парней. Когда рядом кто-то стоит, я ни к черту не могу пописать. Даже если я уже писаю, и кто-то заходит, я прекращаю. И потом я просто стоя там, нервничаю и обтекаю».
«Никто тебя не осуждает».
«Да», - сказал он. «Помню, как год назад, я и один парень стояли рядом и пытались пописать, но ничего не выходило и мы просто оставались стоять. Мы стояли так минуты две, понимаю, что каждому из нас неловко писать в присутствии другого. А потом я просто застегнул ширинку и вышел искать другой туалет».
Он остановился. «Тот парень так и не поблагодарил меня за то, что я ушел в другой туалет».
Я кивнул, пошел в уборную и сделал свои дела без всяких угрызений совести. По сравнению с Экстрамаск, я буду легко обучаемым.
Когда я вышел из туалета, он все еще стоял там. «Я всегда любил кабинки», - сказал он. «Но они бывают только в дорогих местах».

Глава 4

Мы ехали в следующий бар. Я был в приподнятом настроении. «Как ты думаешь, я мог ее поцеловать?», - спросил я Мистери.
«Если ты думаешь, что мог бы, значит мог», - сказал он. «Как только ты начинаешь спрашивать себя, должен ты был это сделать или нет, это означает, что должен. И твоим следующим шагом будет переход на новую стадию. Представь, что в твоем мозгу – огромный переключатель. Клик – и ты пошел. Соблазняй ее. Скажи, что заметил, какая у нее красивая кожа и помассажируй ей шею».

«Но откуда ты знаешь, что все будет в порядке?»
«Я обращаю внимание на ПЗ. ПЗ – это признаки заинтересованности. Если она спрашивает твое имя, то это ПЗ. Если она спрашивает, есть ли у тебя подружка, это ПЗ. Если ты берешь ее за руку и сжимаешь ее, а он сжимает в ответ, то это ПЗ. Как только у меня будет три ПЗ, я перехожу на следующую стадию. Я даже не задумываюсь об этом. Это действует, как компьютерная программа».
«Но как ты целуешь ее?», - спросил Свитер.
«Я просто спрашиваю: «Не хочешь меня поцеловать?»
«И что потом?»
«Одно из трех: если она говорит «да», что очень редко, ты целуешь ее. Если она говорит «Может быть» или сомневается, тогда ты говоришь: «Давай проверим» и целуешь ее. А если она говорит «нет», ты говоришь: «А я и не говорил, что тебе можно. Просто мне показалось, что ты о чем-то таком думала».
«Видите», он победно усмехнулся. «Вам нечего терять. Все ходы уже просчитаны. Это на все 100 надежно. Это сведение к поцелую по Мистери».
Я жадно записал каждое его слово о сведении к поцелую в блокнот. Никто никогда не говорил мне, как надо целовать девушку. Это была одна из тех вещей, которые мужчины должны уметь делать по умолчанию, как бритье и ремонт машин.
Сидя в лимузине с блокнотом на коленях, слушая Мистери, я удивлялся, зачем я здесь. Обучение по курсу соблазнения женщин не было признаком нормального человека. Еще более раздражаясь, я поражался, почему мне все это так важно и как я мог за такой короткий срок оказаться привязанным к виртуальному сообществу и его лидерам.
Возможно, потому что в сфере привлечения женщин я чувствовал себя абсолютным профаном. И на улице, и в баре мой провал меня преследует – с красной помадой и черной тушью. Желание в сочетании с параличом – убийственно.
После семинара, я открыл ящик стола и начал копаться в бумагах. Было нечто, что я хотел найти, нечто, чего я давно не видел. Через полчаса я нашел это: папку под названием «Творчество в средней школе». Я вытащил блокнотный лист, весь исписанный моими каракулями. Это была единственная поэма, которую мне удалось написать. Она была написана в 11 классе, и я никому ее не показывал. Однако, в ней содержался ответ на мой вопрос.


SEXUAL FRUSTRATION
BY NEIL STRAUSS

The only reason you go out,
The only objective in mind,
A glimpse of a familiar pair
Of legs on a busy street or
A squeeze from a female who
You can only call your friend.
A scoreless night fosters hostility.
A scoreless weekend breeds animosity.
Through red eyes all the world is seen,
Angry at friends and family for no
Reason that they can perceive.
Only you know why you are so mad.
There is the ’justfriends’ one who you’ve
Known for so long, who respects you
So much that you can’t do what you want.
And she no longer bothers to put on her
False personality and flirt because she thinks
You like her for who she is when what you
Liked about her was her flirtatiousness.
When your own hand becomes your best lover,
When your life-giving fertilizer is wasted
In a Kleenex and flushed down the toilet
You wonder when you are going to stop
Thinking about what could have happened
That night when you almost got somewhere.
There is the coy one who smiles
And looks like she wants to meet you,
But you can’t work up the nerve to talk.
So instead she will become one of your nighttime
Fantasies, where you could have but didn’t.
Your hand will be substituted for hers.
When you neglect work and meaningful activities,
When you neglect the ones who really love you,
For a shot at a target that you rarely hit.
Does everyone get lucky with women but you,
Or do females just not want it as bad as you do?

Спустя десять лет, как я написал ее, ничего не изменилось. Я до сих пор не умею писать стихи. И, что более важно, я чувствую себя по-прежнему. Возможно, запись на семинары Мистери было правильным решением. По крайней мере, я хоть как-то начал бороться со своей неполноценностью.
Даже мудрецы могут поддаться призрачному счастью.

 

Глава 5

В последний вечер семинара, Мистери и Син отвели нас в бар «Сэддл Ранч» на Сансет Стрип, оформленный в стиле сельской мясной лавки. Я раньше тут уже был, но не для соблазнения женщин, а чтобы прокатиться на механическом бычке. Одной из моих целей в Лос-Анджелесе, было совершенствование способностей езды на механическом родео на всех возможных скоростях. Но не сегодня. После трех ночей подряд, проведенных в клубах до 2 ночи вместе с Мистери и другими учениками, и последующим анализом подходов, длящимся далеко не полчаса, как было заявлено, я окончательно выдохся.
Мину спустя наш неутомимый профессор уже подкатывал в баре к шумной подвыпившей девушке, которая пыталась стащить его шарф. Наблюдая Мистери за работой, я отметил, что каждый раз он использует те же самые оупенеры, шаблоны и тактики, и каждый раз, даже если девушка сидит с парнем, он все равно получает телефон или поцелуй. Я никогда ничего подобного не видел. Иногда у женщин, с которыми он разговаривал, на глаза наворачивались слезы.
Когда я шел по направлению к механическому родео, преисполненный дурацким чувством от этой красной ковбойской шляпы, которую меня заставил надеть Мистери, я увидел девушку с длинными черными волосами, в обтягивающем свитере и с загорелыми ногами, торчащими из-под гофрированной юбки. Она оживленно болтала с двумя парнями, прыгая вокруг них, как мультяшный герой.
Одна секунда. Две секунды. Три.
«Эй, кажется, веселье здесь стухло», - сказал я обращаясь к двум парням. Потом повернулся к девушке. Я застыл на мгновение. Я прекрасно знал свою следующую фразу: Мистери впихивал ее в меня все выходные, но мне страшно было произносить это.
«Если бы … если бы я не был геем, ты бы была моей».
Она широко улыбнулась. «Мне нравиться твоя шляпа», - взвизгнула она, хватаясь за поля.
Кажется, павлинизм сработал. «Эй-эй!», - сказал я ей, повторяя ранее услышанную от Мистери фразу, - «товар руками не трогать».
В ответ она приобняла меня и сказала, что я забавный. После такого приятия во мне не осталось ни грамма страха. Секрет знакомства с женщиной, как я теперь понял, заключался в знании, что, когда и как надо сказать.
«Как вы познакомились?», - спросил я.
«Я только что их встретила», ответила она. «Меня зовут Элонова». Она неуклюже сделала реверанс.
Я принял это за ПЗ.
Я показал Элонове фокус, которому меня обучил Мистери, в котором я угадывал задуманное ей число от одного до десяти (подсказка: почти всегда этим число было семь). Она радостно захлопала в ладоши. Парни, при виде моей победной игры, самоудалились.
Когда бар закрылся, Элонова и я вышли на улицу. Каждый проходящий мимо ТФН (AFC) считал своим долгом поднять вверх большой палец и сказать: «Горячая девочка» или «Везучий засранец». Вот идиоты. Они срывали мне игру. И еще я думал, как бы так сказать Элонове, что с ориентацией у меня все в порядке. Оставалось надеяться, что она сам это поймет.
Я вспомнил, как Син говорил мне про кино, и обнял ее. В этот раз она отдернулась. ПЗ это абсолютно точно не назовешь. Когда я хотел подойти к ней ближе и попробовать снова, появился один из тех парней, с которыми она была в баре. Они флиртовала с ним, а я, как дурак, стоял рядом. Когда через пару минут она повернулась ко мне, я предложил как-нибудь встретиться. Она согласилась, и мы обменялись телефонами.
Мистери, Син и парни были уже в лимузине, наблюдая, как игра провалилась. Я забрался внутрь, думая, что по-настоящему круто было получить номер девушки у них на глазах. Но Мистери это не впечатлило.
«Ты получил ее номер, потому что сам настоял на этом», - сказал он. «Ты дал ей играть с собой».
«Что ты имеешь в виду?», - спросил я.
«Говорил я вам о теории шнурка для кошки?»
«Нет».
«Слушайте. Вы когда-нибудь видели, как кошка играет со шнурком? Когда он висит у нее прямо над головой, а она не может его достать, кошка вся исходится, чтобы заполучить его. Она подпрыгивает, вертится вокруг и прислудуе его по всей комнате. Но как только вы выпустили шнурок и отдали его кошке, как только он оказыался у нее между лапами, она смотрит на него пару секунд и уходит. Это скучно. Она его больше не хочет».
«И …»
«Та девушка отодвинулась от тебя, когда ты обнял ее. А ты, как послушный щенок, побежал за ней. Надо было наказать ее – отвернуться и заговорить с кем-нибудь другим. Пусть поработает над привлечением твоего внимания вновь. А вместо этого она заставила тебя ждать, пока закончит говорить с этим придурком».
«Что мне надо было сделать?»
«Ты должен был сказать «Ну, оставляю вас вдвоем» и начать уходить прочь, как будто ты передаешь ее ему, зная при этом, что ты ей нравишься больше. Веди себя, как будто ты приз, который надо завоевать».
Я улыбнулся. Я, кажется, все понял.
«Да», сказал он, - «будь недоступным шнурком».
Я замолчал и подумал об этом, пиная ногами барную стойку в лимузине и глубже зарываясь в сидение. Мистери повернулся к Сину, и они несколько секунд разговаривали между собой. Выглядело так, как будто они обсуждали меня.
Я старался не смотреть на них. Я думал, скажут ли они мне, что я провалил семинар, что я еще недостаточно готов и что мне надо будет заниматься еще месяцев шесть перед тем, как вновь все повторить.
Неожиданно Мистери и Син закончили совещание. Мистери широко улыбнулся и посмотрел прямо на меня.
«Ты один из нас», - сказал он. «Ты будешь суперзвездой».

Глава 6

MSN Group: Комната отдыха с Мистери
Subject: Магия секса
Author: Мистери

Семинар по методу Мистери в Лос-Анджелесе удался. На следующем семинаре я решил обучить желающих нескольким эффективным приемам демонстрации силы мысли на примере магии. Тем более что некоторым из вас надо обзавестись чем-то помимо приятной внешности. Если вы вступите в игру неподготовленными и начнете разговор, к примеру, фразой «Привет, я бухгалтер», вы не привлечете внимания цели и не завоюете ее любопытство.
На семинаре я усовершенствовал модель НППС (FMAC) и детально расписал подход по 13 стадиями. Вот базовая модель всех подходов:
1. Улыбайтесь, когда входите в комнату. найдите группу с целью и следуйте правилу трех секунд. Начинайте подход без колебаний.
2. Примените пришедший на ум оупенер, а то два или три подряд.
3. Оупенер должен завязывать разговор со всей группой, а не только с целью. Большу часть времени игнорируйте цель. Если в группе есть мужчины, сосредоточьте ваше внимание на них.
4. Примените по отношению к цели нег-хит, один из тех, которые мы разбирали. Скажете ей: «Как мило! Твой нос морщится, когда ты смеешься». Обратите внимание друзей на это, и вместе посмейтесь.
5. Станьте центром внимания. Рассказывайте истории, анекдоты, показывайте фокусы, шутите. Особенно обращайте внимание на мужчин и менее красивых женщин. К этому времени цель заметит, что вы – душа компании. Вы можете применить различные шаблоны, как, например «операцию с фотографиями», но только для «препятствий».
6. Если возможно, еще раз используйте нег-хит. Если она хочет взглянуть на фотографии, скажите: «Боже мой, она такая жадная. Как вы только с ней справляетесь?»
7. Спросите группу: «Как давно вы друг друга знаете?». Если у девушки есть парень, спросите, как давно они вместе. Если это серьезные отношения, вежливо удалитесь со словами «Было приятно познакомиться».
8. Если вы с ней не разговариваете, обратитесь к группе с вопросом: «Мне кажется, я не обращал внимания на вашу подругу. Ничего, если я поговорю с ней пару минут?» Они всегда говорят: «Да, конечно. Нет проблем».
9. Изолируйте ее от группы, говоря, что хотите показать ей нечто клевое. Посадите ее рядом с собой. Когда вы ведете ее сквозь толпу, используйте кино и возьмите ее за руку. Сожмите ее. Если она сжимает ее в ответ, вы на пути к победе. Ищите другие ПЗ,
10. Сядьте рядом и продемонстрируйте ей чтение рун или экстрасенсорное восприятие, или что-нибудь еще, что восхитит и заинтригует ее.
11. Скажите ей «Красота встречается часто, но какими редкими качествами обладаешь ты, чтоб я выделил тебя из толпы и захотел узнать ближе?» если она начнет перечислять, это ПЗ,
12. Замолчите. Возвращает ли он вас к разговору вопросом «Ну и?» Есла да, то у вас на руках третий ПЗ, и вы можете …
13. ...завершить поцелуем. Скажите ни с того ни с сего: « А ты не хочешь меня поцеловать?» если обстоятельства не располагают к интимной близости, то дав себе пару мнут на размышления, скажите: «Мне пора идти. Но надо будет это продолжить». Возьмите номер ее телефона и уходите.

- Мистери

 

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...