Главная Обратная связь

Дисциплины:






Шаг третий - демонстрация достоинств



 

Глава 1

Хищники не сидят в джунглях с открытым ртом, обнажая клыки. Добыча не пойдет к ним сама. Напротив, они медленно и бесшумно подходят к жертве, втираются ей в доверие, а потом атакуют.
Во всяком случае, так сказал мне Син. Он в шутку называл это методом Сина.
Хотя после семинара Мистери улетел обратно в Торонто, я продолжал общаться с Сином. Я наблюдал, как женщины в первый раз приходили в его дом, а он хватал их за шею и отбрасывал к стенке, а потом отпускал и целовал, заставляя адреналин в их крови подниматься до невероятных высот. Их страх в равной части смешивался с возбуждением. Потом он готовил ужин и ни словом не заикался об этом, пока не приходило время десерта. Тогда он, как тигр, впивался в женщину взглядом и, сдерживая в голосе желание, говорил: «Тебе даже лучше не знать, что я хочу прямо сейчас с тобой сделать». Обычно в этой части я считал возможным пойти домой.
Пронырливый Гриблм и более хищный Син стали моими верными напарниками. Но наша с Сином дружба не затянулась надолго. Однажды днем после очередного сарджинга в торговом центре Беверли он сообщил мне, что вступил в ряды вооруженных сил в качестве офицера.
«Военная служба обеспечивает стабильный заработок», - объяснял он в кафе торгового центра. «Я слишком долго оставался безработными программистом ».
Я попытался его отговорить. Син был увлечен трансом, готическим роком, садомазохизмом и пикапом. На время службы ему пришлось бы оставить все это. Но он был тверд в своем решении. «Я говорил с Мистери о тебе», - сказал он, облокачиваясь на стол. Его голос, как всегда, был зловеще серьезным. «В декабре он хочет провести еще один семинар. Поскольку я не смогу помогать ему в этот раз, он хочет, чтобы это делал ты».
Когда я представил себе выходные с Мистери, подумал о его восхитительных шаблонах, используя которые он доводит девушек до слез, мне сложно было сдержать восторг: «Я думаю, что буду свободен».
Я не мог поверить, что из всех существующих пикап-артистов, Мистери выбрал именно меня. Наверное, не так-то много людей он знал.
Была только одна небольшая проблема: я не буду свободен в декабре. Я уже забронировал билет на самолет до Белграда, чтобы навестить Марко, одноклассника, который познакомил меня с Дастином. И было уже слишком поздно отменять это решение, но ни за что на свете я бы не упустил возможность быть помощником Мистери.
Должен был быть какой-то выход.
Вечером я позвонил Мистери в Торонто, где он жил вместе с родителями, двумя племянницами, сестрой и ее мужем.
«Привет, приятель», - сказал Мистери. «Я тут с ума схожу от скуки».
«Верится с трудом».
«Ну, здесь идет дождь, а я хочу выбраться потусить. Но мне не с кем пойти, да я и не знаю, куда». Он прервался сказать племянницам, чтобы те замолчали. «Наверное, пойду поем суши в одиночестве».
Я думал, что у великого Мистери на каждую ночь приходится по новой девушке и еще столько же стоят в листе ожидания, чтобы пойти с ним в клуб. А вместо этого, он сидел дома. Его отец был болен. А на матери лежало слишком много забот. Сестра разводилась с мужем.
«Выберись вместе с Патрисией», - предложил я. Патрисия была девушкой Мистери, та, которая в неглиже блистала на его пикаперском профайле.
«Она на меня сердится», - сказал он. Мистери встретил Патрисию четыре года назад, когда она сошла на берег с корабля, приплывшего из Румынии. Он хотел сделать из нее идеальную девушку. Он уговорил ее увеличить грудь, сделать ему минет (чего она никогда не делала раньше) и устроиться стриптизершей, но все сорвалось, когда она отказалась быть бисексуалкой. Мистери такой расклад не утраивал.
У каждого была своя цель в игре. Некоторые, как Экстрамаск, хотели получить первый сексуальный опыт и понять, что значит быть с женщиной. Другие, как Гримбл и Тутаймер, хотели каждую ночь иметь новую девушку. Некоторые, как Свитер, искали идеальную жену. Мистери преследовал собственную цель.
«Я хочу, чтобы меня любили две девушки», сказал он. «Обалденная блондинка и обалденная азиатка, которые бы любили друг друга так же, как и меня. А гетеросексуальность Патрисии сбивает мне все планы. Если я не буду представлять рядом с собой вторую девушку, у меня случиться провал». Он перешел в другую комнату, потому что сестра с мужем начали спорить, и продолжил: «Я только что расстался с Патрисией, но в Торонто не найдешь обалденных девушек. Неистовых блистательных девушек здесь не найдешь. В лучшем случае - средненьких».
«Переезжай в Лос-Анджелес», - подстегнул я его. «Здесь самые потрясные девчонки».
«Да, мне и вправду надо выбраться отсюда», - вздохнул он. «Поэтому я хочу провести ряд семинаров. Есть мысли по поводу Майами, Чикаго и Нью-Йорка».
«А как насчет Белграда?»
«Ты что? Там же война».
«Нет, война уже закончилась. Мне надо наведаться к другу. Он сказал, что там все тихо. Мы можем жить у него, а славянские женщины, говорят, самые красивые в мире».
Он колебался.
«И у меня есть бесплатный билет для тебя»
Тишина. Он обдумывал предложение.
Я продолжал настаивать. «К черту! Это же настоящее приключение. В худшем случае, ты просто пополнишь коллекцию снимков для операции с фотографиями».
Мистери все просчитывал, как машина. И если он с чем-нибудь соглашался, то его решение выражалось одним словом, которое он и произнес: «Решено».
«Здорово», - сказал я. «Я отошлю тебе информацию о рейсе». Я не мог дождаться шестичасового перелета. Я хотел получить от него каждую толику его знаний, его трюков, его тактик, его опыта. Я хотел иметь такую же мимику, как у него. Говорить такими же словами. Пользоваться такими же трюками. Просто потому, что все это работало.
«Подожди», - сказал он. «Есть еще кое-что».
«Что?»
«Если ты хочешь быть моим напарником, ты не можешь оставаться Нэйлом Штрауссом», - сказал он с той же решимостью в голосе, с какой он произнес «решено». «Пора тебе измениться, просто нажать переключатель и стать кем-то другим. Подумай об этом, Нэйл Штраусс, писатель. Это совсем не здорово. Никто не захочет переспать с писателем. Они стоят в самом низу социальной лестницы. Ты должен быть суперзвездой. И не только с женщинами. Ты художник, нуждающийся в искусстве. И я думаю, твоим искусством будут те навыки, которым ты обучаешься. Я видел тебя в деле; ты быстро соображаешь. Именно поэтому Син и я выбрали тебя. Подожди минутку».
Я слышал, как он шуршал бумагами. «Послушай», - сказал он. «Вот мои персональные цели. Я хочу накопить денег, чтобы поехать на гастроли по всему миру с магическим шоу. Я хочу жить в роскошных отелях. Я хочу, чтобы на шоу меня привозил лимузин и забирал после представления. Я хочу эфиры на ТВ со своими представлениями. Я хочу воспарить над Ниагарским водопадом. Я хочу съездить в Англию и Австралию. Я хочу драгоценности, самолеты, персонального помощника и стилиста. И я хочу сыграть в «Иисус Христос - суперзвезда».
По крайней мере, он знал, чего хотел от жизни. «Чего я действительно желаю, так это, чтобы люди завидовали мне, а женщины хотели меня».
«Тебя не слишком любили в детстве?»
«Нет», - ответил он застенчиво.
В конце нашего разговора он пообещал, что вышлет мне пароль к Интренет-сообществу, называющемуся Комната Отдыха Мистери (Mystery’s Lounge). Он создал сообщество два года назад, после того, как одна предприимчивая барменша не наткнулась в Интернете на пост, который он написал о ней на открытом форуме соблазнителей. Проведя целую неделю в исследовании остального Интернет-творчества Мистери, она написала его девушке, Патрисии, и рассказала ей о необычных увлечениях ее парня. Это чуть не разрушило их отношения и открыло ему оборотную сторону пикаперства: пикапер может быть пойман с поличным.
В отличие от остальных форумов, где сотни новичков постоянно спрашивали совета у немногочисленных экспертов, Мистери в свой закрытый форум допустил только самые сливки общества соблазнителей. Здесь они не только делились своими секретами, техниками, историями, но также публиковали свои снимки и снимки своих женщин и даже, время от времени, аудио и видеозаписи их игр.
«Но помни», - жестко сказал он. «Ты больше не Нэйл Штраусс. Следующий раз, когда я тебя увижу, я хочу, чтоб ты изменился. Тебе нужен псевдоним». Он прервался на размышления. «Стайлз?»
«Как насчет Стайла?» Этим я мог гордиться: хоть я никогда не чувствовал себя особенно уютно среди людей, но, по крайней мере, я знал, как одеваться лучше, чем все остальные.
«Стайл - то, что надо. Мистери и Стайл».
Да, теперь именно Мистери и Стайл проводили семинар. Забавно было. Стайл, пикап-артист, обучает неудачников в любви, как знакомиться с лучшими женщинами.
Но как только я повесил трубку, я кое-что понял. Во-первых, Стайл и сам нуждался в обучении. В конце концов, прошел только месяц с моего первого семинара с Мистери. У меня впереди был долгий путь.
Настало время измениться ко всем чертям.



Глава 2

В юности моим героем был Гарри Кросби. Поэт, творивший в 1920-х годах, и, честно говоря, поэзия его была отстоем. Но стиль его жизни был легендой. Племянник и крестный сын Дж. П. Моргана, он кутил с Эрнестом Хемингуэем и Д.Х. Лоуренсом, он первым решился издать главы джойсовского «Улисса» и стал декадентским символом потерянного поколения. Он прожил короткую в испарениях опиума жизнь и поклялся, что умрет к 30 годам. Когда ему было 22, он женился на Поли Пибоди, изобретальнице бюстгальтера без бретелек, и убедил ее поменять имя на Карессе. Во время медового месяца они заперлись вместе с кипами книг в спальне в Париже и просто читали. В 31, когда он понял, что его образ жизни не убил его, он застрелился сам.
У меня не было Карессе, чтобы запереться с ней в спальне, но я сам запер себя в доме в стиле Гарри Кросби, читая книги, слушая записи, смотря видео и изучая посты Мистери в Mystery’s Lounge. Я полностью погрузился в теорию соблазнения. Мне надо было избавиться от Нэйла Штраусса и возродиться Стайлом. Я хотел оправдать доверие Мистери и Сина.
Для этого мне надо было не только научиться говорить женщинам новые вещи, но вести себя с ними по-другому. Мне нужно было стать уверенным, интересным, великодушным обманщиком. Стать альфа, которого во мне никогда никто не воспитывал. У меня за плечами было много потерянного времени, и шесть недель, чтобы наверстать упущенное.
Я купил книги по языку жестов, флирту и сексуальным техникам. Я прочел антологии женских сексуальных фантазий, как, например, «Мой секретный садик» Нэнси Фрайдэй, чтобы понять, что женщины хотят секса ни чуть не меньше – если даже не больше – мужчин, они просто не хотят, чтоб на них давили, чтоб их обманывали, чтобы заставляли чувствовать шлюхами.
Я заказал книги по маркетингу, как, например, богатую на оригинальные идеи книгу Роберта Циальдини «Влияние», из которой я узнал о нескольких ключевых принципах, которыми руководствуются люди в принятии решений. Самый важный из них - общественная проверка, означающая, что нечто является хорошим, если все это делают. Поэтому, если вы сидите в баре с красивой подругой (опорой, как сказали бы в сообществе), то вам проще будет познакомиться женщиной, чем, если бы вы сидели там один.
Я просмотрел пленки, которые мне принес Гримбл и сделал заметки по каждой из них, заучивая наизусть утверждения («Если в мой мир вошла женщина, то это лучшее, что могло с ней произойти») и шаблоны. Между линией и шаблоном есть разница. Линия означает любую заранее подготовленную фразу, обращенную к женщине. А шаблон – более разработанный сценарий поведения, созданный специально для того, чтобы возбудить ее.
Мужчины и женщины думают и реагируют по-разному. Покажите мужчине обложку “Playboy” и он уже готов. Женщин, согласно представлениям быстрых соблазнителей, не так просто убедить в чем-то разговорами или картинками. Они лучше реагируют на метафоры и предположения.
В одном из самых знаменитых шаблонов Росса Джеффриса, используется шоу канала «Discovery», посвященное дизайну американских горок, как метафора влечения, доверия и возбуждения – чувств, которые являются непременными условиями для секса. Шаблон описывает «полное влечение», которое рождает чувство возбуждения, когда на аттракционе взлеты чередуются с резкими падениями; а потом возникает чувство безопасности, потому что все свои переживании вы испытали в специально созданных комфортных условиях; а когда все заканчивается, вы хотите повторить это заново. Хотя и непохоже, что подобный шаблон возбудит девушку, но, по крайней мере, это лучше, чем разговаривать о работе.
Для меня недостаточно было изучить Росса Джеффриса. Многие из его идей просто взяты из НЛП. Поэтому я добрался до первоисточников и приобрел книги Ричарда Бэндлера и Джона Гриндера, профессоров калифорнийского Университета, которые в 1970-ых создали и распространили выходящую за рамки обычной психологии школу.
После изучения НЛП настало время изучить некоторые из трюков Мистери. Я потратил 150 долларов на предметы магии, видео и книги по левитации, сгибанию метала и чтению мыслей. От Мистери я понял, что самым важным в общении с женщиной было продемонстрировать все свои достоинства. Другими словами, то, что отличало бы меня от 20 последних подходивших к ней парей. Если я смогу взглядом согнуть ее вилку или угадать ее имя еще до того, как заговорю с ней, то разницы будет немного.
Для дальнейшей демонстрации достоинств, я купил книгу по почерковедению, чтению рун и гаданию по картам таро. Как бы то ни было, но любимая темя для обсуждения у каждого – он сам.
Я делал заметки, разрабатывал рутины и истории, чтобы проверить на них свои способности. Я забросил работу, друзей, семью. Я трудился 18 часов в день.
Когда я, наконец, поместил в своей мозг столько информации, сколько он мог вынести, я начал работать над языком тела. Я записался на курсы свинга и сальсы. Я взял в видеопрокате «Rebel Without a Cause» и «Трамвай «Желанье», чтобы научиться взглядам и позам у Джеймса Дина и Марлона Брандо. Я внимательно изучил все повадки Пирса Броснана в «Афере Томаса Крауна», Брэда Питта в «Знакомьтесь, Джо Блэк», Джэка Николосона в «Иствикских Ведьмах», Микки Рурка в «Дикой Орхидее» и Тома Круза в «Top Gun».
Я внимательно наблюдал за каждым проявлением поведения моего тела. Размахивал ли я руками, когда шел? Сильно ли они подавались вперед, как будто желая схватить большую грудь? Достаточно ли уверенная у меня походка? Могу ли я выпячивать грудь? Держать ли голову выше? Выбрасывать ли ноги дальше, как будто обхватывая большие гениталии?
Поняв, что я могу сам, я записался на курсы Техники Александра, чтобы улучшить осанку и избавиться от привычки горбить плечи, которую я приобрел от отца. А поскольку никто никогда не понимал, что я говорю, так как говорю я быстро, тихо и невнятно, я брал частные уроки техники речи и ораторского искусства.
Я носил стильные куртки с яркими рубашками и аксессуарами. Я купил кольца, цепочки и имитировал пирсинг. Я экспериментировал с ковбойскими шляпами, боа, ожерельями с подсветкой и даже солнечными очками в ночное время, чтобы понять, что из этого в наибольшей степени привлечет женщин. В глубине души я понимал, что вся эта кричащая экипировка была безвкусной, но павлинья теория Мистери работала. Когда на мне была хотя одна такая вещь, с женщинами, которые хотели со мной познакомиться, было просто завязать разговор.
Я каждую ночь клубился с Гримблом, Тутаймером и Россом Джеффрисом, кроха за крохой понимая, как надо общаться. Женщины терпеть не могут стандартных парней, задающих стандартные вопросы, вроде: «Ты откуда?», «Где работаешь?» С нашими шаблонами, приемами и рутинами мы были героями баров, спасающими особей женского пола от скуки.
Конечно, не все женщины по достоинству оценивали наши усилия. Хотя меня никто не побил, на меня не наорали и не облили, истории о провалах постоянно всплывали в моем сознании. Один такой случай произошел с Джонаном, 23-летним девственником из сообщества соблазнителей, которого ударила в голову пьяная девица, неправильно поняв его нег-хиты. Был еще Литл Биг Дик, соблазниетль с Аляски, который сидел за столом с девушкой, пока не появился ее парень, не скинул его с кресла на землю и не отпинал его в течение двух минут, выбив левый глаз и оставив следы ботинок на лице.
То были исключения, надеялся я.
Но эти провалы заполняли мой мозг, когда я ехал к Вествуду, чтобы в первый раз выйти на сардж днем. Несмотря на имеющуюся у меня шпаргалку с оупенарами и рутинами, я был напуган, прохаживаясь по улице в поисках женщины для своего первого подхода.
Проходя мимо «Офис Депо», я увидел женщину в коричневых очках, с короткими светлыми волосами, которые танцевали у нее на плечах. Она была стройной с гладкими линиями тела в обтягивающих джинсах и красивым цветом кожи, цветом топленого масла. Она смотрелась как нетронутое сокровище из университетского городка.
Она зашла в магазин, и я решил действовать. Она выглядела как холодная интеллектуалка, чья бомба еще не созрела, с которой я мог поговорить о фильмах Тарковского, а потом отвести на ралли. Может, она станет моей Карессе. Я знал, что если не подойду к ней сейчас, то буду себя потом корить и расценивать это как неудачу. Поэтому я решился на свой первый дневной пикап. Кроме того, я сказал себе, что, наверняка, она не так хороша, как казалось издали.
Я зашел в магазин и нашел ее, рассматривающую почтовые конверты.
«Привет, может, ты поможешь решить мне проблему», - сказал я ей. Пока я произносил оупенер Мэри Пович, я заметил, что при ближайшем рассмотрении она была еще красивее. Я дал ей твердые десять баллов. Но мне надо было следовать протоколу и использовать нег-хит.
«Наверное, не следует говорить», - промямлил я, - «но я вырос на мультиках про кролика Багса, и у тебя такой же очаровательный прикус, как у него».
Я волновался. Кажется, я зашел слишком далеко. Я придумал этот нег-хит на месте и, вероятнее всего, мог провалиться. Но она только ухмыльнулась. «Моей маме это бы не понравилось: я столько лет провела с брекетами…» - ответила она. Она флиртовала в ответ.
Я продемонстрировал ей экстрасенсорные способности и, к счастью, она загадал цифру семь. Она была поражена. Я спросил, чем она занимается, и она ответила, что работает моделью и ведет шоу на TNN. Чем больше мы говорили, тем больше ей нравился разговор. Но, как я сам заметил, я начинал нервничать. Я не мог поверить, что такая женщина, как она, была мной заинтересована. Все в «Офис Депо» уставились на нас. Я не мог продолжать.
«Я опаздываю на встречу», - сказал я. Мои руки нервно дрожали. «Но как мы можем продолжить наш разговор?»
Это было закрытие номером по Мистери. Пикап-артист никогда не дает девушке свой номер, потому что она может и не позвонить. Ему так же не следует спрашивать ее напрямую, потому что она всегда может отказать. Надо, чтобы это решение пришло ей самой.
«Я могу дать тебе номер телефона»,- предложила она.
Она написала свое имя, телефон и e-mail. Я не мог поверить.
«Я не особенно часто выбираюсь куда-нибудь», - предупредила она, как бы напоследок. Возможно, она уже сожалела.
Когда я вернулся домой, я достал клочок бумаги из кармана и положил рядом с компьютером. Поскольку она была моделью, я хотел найти ее фотографию в Интернете. Она написала мне только свое имя, Далена, но к счастью, в ее e-mail была и фамилия, Куртис. Я забил эти слова в Google, и он мне выдал сотню тысяч вариантов.
Я только что получил номер девушки года “Playmate”.

Глава 3

Я садился рядом с телефоном и пялился на номер Далены Куртис каждый вечер. Но я не мог заставить себя позвонить. Я не был достаточно уверенным и привлекательным для лучших женских особей. Что мне с ней делать на свидании?
Я вспомнил, как пошел на ланч с девушкой Элизой, с которой вместе работал, когда мне было 17. Я так нервничал, что ничего не мог поделать с дрожащим голосом и трясущимися руками. И чем более странным становился я, тем менее уютно было ей. Когда подали еду, мне было так стыдно, что я даже жевать не смог в ее присутствии. Это была катастрофа – и это даже не было свиданием. Какие шансы я мог иметь с девушкой года “Playmate”?
Для этого существует слово: непригодность. Я чувствовал себя непригодным.
Я выждал три дня, потом отложил на завтра, а потом решил, что звонить в выходные означало бы, что у меня нет никой личной жизни, поэтому я решил позвонить в понедельник. К тому моменту прошла неделя. Она, вероятно, обо мне забыла. Мы говорили не больше десяти минут, и это было слабым закрытием. Я был просто чудаковатым парнем, которого она встретила в магазине канцелярских товаров. Не было ни одной причины, по которой эта женщина, имеющая выбор из всей мужской половины мира, захочет увидеть меня снова.
Поэтому я так и не позвонил.
Я сам себе был наихудщим врагом.
Мой первый законный успех пришел ко мне неделею позже. Экстрамаск без предупреждения приехал ко мне в Санта Монику в понедельник вечером. Он был очень возбужден, потому что только что сделал удивительное открытие.
«Я всегда считал, что онанизм всегда сопровождается болью», - заявил он, как только я открыл дверь.
Экстрамаск выглядел по-другому. Он покрасил волосы и поставил спайки, проколол уши, купил кольца, цепочку и панковскую одежду. Он, по сути, выглядел клево. В руках у него была книга Энтони Роббинса «Неограниченная сила». Мы были на одинаковых стадиях развития.
«Ты о чем?», спросил я.
«Смотри. Я дрочу, обтираюсь и напяливаю трусы обратно, так?» Он прошел внутрь и свалился в мой диван.
«Думаю, именно так и происходит».
«Но до вчерашнего дня я не понимал, что у меня в пенисе все еще остается сперма. Обычно я пошел спать, а эта сперма затвердевала. Я проснулсяся сегодня утром, чтобы пописать, но ничего не вышло». Он положил руки на промежность и потряс ими, иллюстрируя, как оно происходило. «Поэтому я надавил посильнее, и из пениса вылетело немного спермы и шмякнулось об стену».
«Ты не в себе». У меня ничего подобного не было и, я даже ни о чем таком не слышал. Экстрамаск был странным результатом репрессивного католического воспитания в сочетании с незаурядными талантами эстрадного актера. Я никогда не мог сказать, действительно ли ему было страшно или он просто хотел позабавить меня.
«Обычно было чертовски больно», - продолжил он. «Было так плохо, что я не дрочил целую неделю, потому что не хотел вновь испытать боль. Но прошлой ночью я выдавил из члена это говно сразу после того, как кончил».
«И теперь ты можешь мастурбировать в свое удовольствие?»
«Точно», сказал он. «А еще я не рассказал тебе хорошую новость».
«Я думал, это и была хорошая новость».
Он заговорил громче. «Теперь я могу писать в присутствии других людей. Все дело в уверенности. Штуки, которым научил меня Мистери, не только к девчонкам относятся».
«Это точно»
«Они подходят и для того, чтобы помочиться»
Мы поехали в Ля Сальсу за буррито. За соседним столиком сидела привлекательная, но несколько неухоженная женщина, которая запихивала чеки в большую папку. У нее были длинные, вьющиеся каштановые волосы, немного хорячьи черты лица и огромные груди, которые отказывались прятаться в футболке. Я нарушил правило трех секунд и созрел для подхода примерно секунд через 250. В компании Экстармаска я не хотел выглядеть как ТФН.
«Я изучал почерковедение», - сказал я ей. «Ты непротив, если я потренируюсь, пока мы ждем еду». Она скептически на меня посмотрела, но потом решила, что я безобиден, и согласилась. Я протянул ей свой блокнот и сказал, чтобы она что-нибудь написала.
«Любопытно», - сказал я. «Ты пишешь без наклона, сверху вниз, что означает, ты уверенный в себе человек и вполне уютно себя чувствуешь даже в одиночестве».
Я удостоверился, что она кивает, и продолжал. Технике объективного чтения и чтения язык тела я научился по книгам, хотя казалось, что это дело экстрасенсорных способностей. «Почерк у тебя неровный, что значит, ты непривязана к строгим схемам и распорядкам».
С каждой новой порцией информации, она наклонялась все ближе и кивала все энергичнее. У нее была удивительная улыбка, и с ней было просто разговаривать. Она только что окончила курсы комедийного мастерства и предложила прочитать шутки из своего блокнота.
«Свои шоу я открываю так», - сказала она после моего анализа. «Я только что вернулась из тренажерного зала, и мой парень очень устал». Это был ее оупенер. Он был записан у нее на шпаргалке, которую она хранила в заднем кармане. Соблазнение женщины, понял я, очень похоже на выступление со сцены или любой другой перформанс. Везде нужны оупенеры, рутины и запоминающийся финал, причем каждый раз требуется проиграть это несколько по-иному.
Она сказала, что остановился на ночь в отеле, поэтому я предложил проводить ее. Когда я остановился, то показал на свою щеку и сказал «Поцелуй на прощанье». Она поцеловала щеку. Экстрамаск пнул сидение машины. Я сказал ей, что занят сейчас, но обязательно приглашу ее выпить, когда освобожусь.
«Не хочешь сходить сегодня в клуб со мной и Виженом?», - спросил меня Экстрамаск, когда она вышла.
«Нет, я должен встретиться с этой девушкой».
«Ну, я в любом случае пойду», - сказал он. «Но, когда я вернусь домой, то надрочу целую ванну, думая о девушке, которая тебя поцеловала».
Перед тем как поехать за ней, я распечатал один из запрещенных шаблонов Росса Джеффриса, который Гримбл прислал мне по e-mail. Я был намерен реабилитироваться после последней ошибки.
Мы пошли в дайв-бар. Она переоделась в потертый голубой свитер и поношенные джинсы, что делало ее очень печальной. Несмотря на это, я был счастлив, что у меня настоящее свидание с женщиной, которую я соблазнил. Наконец-то, у меня была возможность поэкспериментировать с более сложным материалом.
«Есть способ», - сказал я ей, - «прояснить свои цели в жизни». Я чувствовал себя Россом Джеффрисом во «Фрайдэй».
«И что это?»
«Упражнение по визуализации. Друг научил меня ему. Я не помню его наизусть, но я могу тебе его прочитать».
Она хотела его услышать.
«Хорошо», - сказал я, развернул листок бумаги с шаблоном и начал читать. «Может, ты вспомнишь чувство счастья и удовольствия. Если ты чувствуешь это, где находятся твои эмоции?»
Она показала на грудь.
«И как бы ты их оценила по десятибалльной шкале?»
«На семь»
«Хорошо, теперь сконцентрируйся на них, и ты почувствуешь, как эмоции приобретают цвет. Какой это цвет?»
«Пурпурный»
«Хорошо, теперь пусть потоки пурпурного цвета наполнять тебя теплом. С каждым вздохом пурпур будет расти и становиться ярче».
Она расслабила тело. Его грудь поднималась и опускалась под свитером. У меня получалось – я вызывал реакцию, которую получил Росс Джеффрис в «Калифорния Пицца Китчен». Я продолжил более уверенно, заставляя цвет расти и заполнять ее тело, а ее саму погружаться в транс. Я представил Тутаймера, произносящего слово «зло» позади меня.
«А как ты себя теперь чувствуешь, от одного до десяти?»
«На десять», - сказала она. Думаю, это сработало.
Потом я заставил ее уменьшить поток цвета до маленькой пурпурной горошины, в которой содержалась бы вся сила и все напряжение того удовольствия, которое она чувствовала. Я заставил ее поместить эту горошину мне в руку. Потом я провел рукой вдоль ее тела, сначала на расстоянии, потом слегка касаясь его.
«Посмотри, как мое прикосновение, словно кисточка, переносит цвета и переживания от твоего запястья, по руке к лицу».
Честно говоря, я понятия не имел, заводит это ее или нет. Она слушала и, казалось, наслаждалась этим, но она не начинала сосать мои пальцы, как девушка в рассказе Грибла. По сути, я чувствовал себя не только идиотом, но и извращенцем, который использует какой-то там шаблон, чтобы прикоснуться к девушке. Мне совсем не нравятся эти запрещенные шаблоны. Я вступил в игру, чтобы стать уверенным, а не контролировать сознание.
Я остановился и спросил ее, как она себя чувствует. «Приятные ощущения», - сказала она и улыбнулась своей хорячьей улыбкой. Я не был уверен, шутит она или нет, но мне кажется, всем людям интересно пережить что-то новое, если это безопасно.
Я сложил листок и убрал его в карман. Мы поехали назад в отель. Но вместо того, чтобы просто высадить ее, я заехал в гараж. Мы выбрались из машины, и я пошел за ней в номер. Я боялся промолвить слово, боялся, что она вдруг повернется и скажет: «зачем ты идешь за мной?» Казалось, она уже безмолвно согласилась. Было похоже, что у нас будет секс. Я не мог поверить своему счастью. После стольких тренировок, я, наконец-то, получу результат.
Согласно Мистери, после знакомства с женщиной должно пройти примерно семь часов для того, что она была готова к сексу. Эти семь часов могу приходиться как на один день, так и на несколько дней: подход и беседа – один час, разговор по телефону – один час, свидание – два часа, еще один разговор по телефону – один час и еще одно двухчасовое свидание перед тем, как вместе лечь в постель.
Выжидание семи, или больше, часов, Мистери называл твердой игрой. Но иногда женщина уже выходит из дома с намерением привести кого-нибудь домой, а иногда уговорить ее на секс можно через более короткое время. Это Мистери называл матом со второго хода.
Она вставила карточку, и замок зажегся зеленым светом. Я расценил его как знак приближающейся ночи страсти. Она вошла, я последовал за ней. Она села на край кровати, прямо как в фильмах, и сняла ботинки. Сначала левый, потом правый. На ней были белые носки, что я нашел очень располагающим. Она пошевелила пальцами и откинулась на кровать.
Я подошел к ней, готовясь упасть в ее объятья. Но неожиданно омерзительная вонь ударила мне в нос. Он в буквальном смысле оттолкнула меня назад. Это был в точности тот же запах протухшего сыра, который источали бездомные алкоголики в Нью-Йоркском метро. Тот, который заполняет весь вагон метро. Как далеко я бы ни отступал, запах не становился меньше. Он заполнил всю комнату, каждый сантиметр пространства.
Я посмотрел на нее, лежащую на кровати, сгорающую о желания. Это были ее ноги. Они распространяли это зловонье.
Мне надо было смываться.

Глава 4

Каждую ночь после клуба или свидания, ученики и пикап-артисты постили в Интернете истории, так называемые филд-репорты. Они по разным причинам делились своим опытом: кто-то хотел исправит ошибки, кто-то хотел поделиться новой техникой, а некоторые хотели просто похвастаться.
На следующий день после моего провала с комедианткой с вонючими ногами, Экстрамаск запостил свой филд-репорт. Как выяснилось, той ночью с ним тоже произошло приключение. Время, которое он провел в сообществе соблазнителей, не пропало даром. Он мог писать в присутствии других, он мог мастурбировать не причиняя себе боли, и наконец, в возрасте 26 лет он потерял свою девственность – хотя несколько не так, как он ожидал.

MSN GROUP: Mystery’s Lounge
SUBJECT: Филд-репорт – Я трахнулся с девушкой!
AUTHOR: Extramask


Я, Экстрамаск, трахнулся с девушкой в первый раз, уничтожив свой статус девственника (хотя я и не кончил). Начну с начала.
В понедельник мы с Виженом пошли на сардж. Мы пошли в трехэтажный клуб, в котором примерно 15 комнат, каждая из которых со своим баром. Мы устроили неплохой сардж.
Все ночь я чувствовал себя не в своей тарелке и думал об этих сарджах. Я пошел на второй этаж и нашел Вижена. Какая-то девушка утащила его шарф, и он не мог найти ее. Я говорил с ним об этом, пока не пришла та девушка, ВайдФейс, и не уставилась мне прямо в глаза. «Привет!», - сказала она.
Девушки редко открывают меня, поэтому я сказал ей: «Привет, ты не видела шарф этого парня?»
Я просто городил чушь. И по ее взгляду я знал, что ей все равно, о чем я говорю.
После болтовни на тему шарфа:

ВайдФейс: Ты очень красивый (сказано было с четвертью китайского/четвертью английского/четвертью очень сильного китайского/четвертью еще какого-то тарабарского акцента).
Экстрамаск: И это так, спасибо
ВайдФейс: Ты когда сюда пришел?


Как вы видите, разговор не клеился, но я знал, что если начну использовать свои рутины, то весь сардж провалится.
Мы говорили об обычной ерунде, о работе, о планах на вечер, о себе вкратце и т.д. Потом мы перешли в местечко поспокойнее. Перейти предложила она. Когда мы стояли там, Вижен подал мне знак одобрения пройдя мимом и хлопнув меня по спине и все такое прочее, оно помогает.

ВайдФейс: Что собираешься делать сегодня ночью?
Экстрамаск: (Думаю: Срань Господня, неужели я сегодня потрахаюсь)
Экстрамаск: Не знаю. А ты?
ВайдФейс: Я хочу приключений
Экстрамаск: Да, я тоже хочу приключений (непринужденно)
ВайдФейс: Не хочешь поехать со мной и моей подругой?
Экстрамаск: Конечно, только другу скажу, что уезжаю
ВайдФейс: Буду тебя ждать

Я пошел искать Вижена.

Экстрамаск: Приятель, все на мази. Я думаю, я потрахаюсь
Итак, я нашел ВайдФейс и ее сербскую подругу. Мы держались за руки и пошли к машине, которая стояла в 15 минутах ходьбы. Я нервничал по поводу всего этого. Потом я на хрен успокоился.
О чем мы говорили по пути к машине? Ни о чем таком, просто бредовый разговор о погоде, о работе и о всякой другой ерунде. Я был так взволнован по поводу предстоящего секса на одну ночь. Мы сели в ее машину, и ее подруга сказала, что хочет пиццу. Вот, что думал Экстрамаск:

Экстармаск: В жопу пиццу, ты тупая сучка. Я девственник и я хочу потрахаться прямо сейчас. Иди садись в свою машину и сама найди себе пиццу.

ВайдФейс об этом, правда, забыла и проехала мимо магазина. Мы высадили подругу, и я пересел вперед. Я смотрел на ее не слишком выдающееся тело и думал: «Прикольно, скоро я смогу все это потрогать».

В машине о сексе мы не говорили. Вели какой-то посредственный разговор. Когда я спросил ее, что она изучала в старшей школе, она ответила, что скажет мне об этом позже. Я три раза задал ей этот вопрос, и она все больше разочаровывалась во мне. Мне в общем-то было все равно, просто меня бесило, что она мне не говорит.
Потом он сдалась и сказала, что училась по общей программе и ничего такого не изучала. Потом она сказала, что у нее есть профессия мечта, и спросил, какая, хотя мне было наплевать.

ВайдФейс: Я хочу стать офицером полиции.
Экстрамаск (про себя): Ты будешь худшим офицеров полиции на всей планете. Ты никогда не будешь офицером полиции
Экстрамаск: Почему бы тебе не осуществить мечту?
ВайдФейс: и бла-бла-бла, и тра-та-та.

Мы приехали к ней. Она живет в пентхаусе в охренительно большом кондоминиуме вместе с соседкой. Ее комната чертовски огромная. У нее большой телевизор Trinitron. Она сказала мне поставить какую-нибудь музыку, пока она пойдет в ванну, и я нашел какой-то хип-хоп канала, а она сказала, что раньше тоже это слушала.
Она вышла в пижаме. Нет, серьезно, она вышла в пижаме и сказала, что я тоже могу воспользоваться ванной. Мне и не надо было, но я подумала, что это как часть секса, поэтому я пошел. Помните, что я был девственником в тот момент, поэтому не знал еще, что к чему. Я пошел в ванную, постоял там просто так, я даже не стал мыть член, ничего такого. Единственное, о чем я думал, - позвонить Вижену и сказать ему, что я уже почти отперчил ее, но я подумал, это будет не очень.
Я думал, стоит ли мне выйти голым? Эммм, я решил выйти в таком же виде, в котором зашел, но только без рубашки. Представьте, если бы я вышел совершенно голым с дрожащим и покачивающимся в воздухе хреном.
Свет был погашен. Она лежала на кровати. Я подошел и стал с ней заигрывать. Я поцеловал ее в шею и за ухом. А потом она взяла мою руку и положила себе на правую грудь. Поэтому я стал мять эту грудь и целовать ее одновременно. Потом я каким-то образом стал потирать ее вагину (через пижаму). Она вся стонала и все такое. Я снял штаны, но остался в нижнем белье.
Я полагаю, вы, придурки, не ожидали, что я буду описывать все в таких подробностях?
В общем, я целовал ее и тер ее там. И все это было сложно. Я не мог одновременно целовать и тереть. Но я старался.
А она взяла в руку мой член. И это было клево. LOL

ВайдФейс: Трахни меня, Экстрамаск
Экстрамаск: Хорошо

Я сорвал с себя эти дурацкие трусы. И я стоял на коленях на ее кровати, с таким твердым и пульсирующим … ну вы знаете.

ВайдФейс: Надень презерватив. У меня есть один
Экстрамаск: У меня есть свой

Я не хотел брать ее. Мне как-то неспокойно было по этому поводу, как будто это была диверсия с ее стороны.

ВайдФейс: Какая марка?
Экстрамаск: Sheik

Еще раз повторяю, я был девственником и не очень-то хорошо понимал, как правильно надевать презерватив.

Экстрамаск: Надень мне презерватив, это меня заводит
ВайдФейс: Хорошо

Она не смогла надеть мне его, поэтому пошла за своим. Пока она ходила за своим, я натянул свой. А потом я трахнул ее.
Я трахал и трахал и трахал и трахал и трахал и трахал ее.
Справившись за 15 минут, я думал: «Это отстой какой-то. И это называется секс? Ненавижу. Я хочу уйти». Я на законных основаниях хотел уйти. Я думал: «Я себе шары стер до сонования».
Я перчил эту девчонку в миссионерской позиции минут 15 и ничего не чувствовал.
Она вся стонала, а я работал как насос. Поэтому я решил перевернуть ее и попробовать несколько других поз – прямо как в порнофильмах.
Она была сверху. Я всегда мечтал об этом. Она была сверху, а я думал: «Боже ты мой, это чертовски больно. У меня так член отломается».
Через две минуты я сменил позу, потому что это было невероятно больно. Я хотел отыметь ее в догги-стайле. Я думал, это будет интересною поэтому я подошел к ней сзади и пытался найти отверстие, но не мог. Я сидел там в поисках входа где-то между ее ног. Все это было ужасно, прямо как секс. Я не мог найти дырку. Она начала поскуливать из-за задержки. «Ты скулишь? Прекрати, ты китайоза – я серьезно». Меня эта задержка ничуть не возбудила.
Я засандалил ей два раза, а потом он выскользнул. Она опять начала скулить. И я зачем-то опять поменял позу. Я вернул ее наверх. Тупица, Экстрамаск. Я боялся, мой член оторвется. Минуты через четыре, мы вернулись к миссионерской позиции, и я еще ее отшлепал.
Ну да, она сказала, что хочет этого.
Я говорил что-то вроде:
«Тебе нравится?»
«Это офигительно!»
«Тебе нравится, когда по-жесткому?»
Вообще-то мои мысли меня утомили. И я был разочарован. LOL
Через 30 мнут:


ВайдФейс: Смени презерватив?
Экстрамаск: (Про себя: Наверное, так поступают после каждого получаса секса. Но меня бесило, что еще не все закончилось)

Я снял презерватив и открыл новый.

ВайдФейс: Что ты делаешь?
Экстрамаск: Надеваю новый
ВайдФейс: Зачем?
Экстрамаск: Я думал, ты сказала, что хочешь этого?
ВайдФейс: Нет

Меня это не волновало. С меня и так хватило.
Потом мы просто лежали голые и немного целовались. Она хотела, чтобы я ее обнял. Мне не особенно хотелось, но я все равно обнял ее.
В этом была моя ошибка. После секса мне надо было сорвать презерватив и дрочить до победного. Мне надо было залить спермой все вокруг, ее лицо, ее Trinitron.

ВайдФейс: Полежи отдохни пять минут. Потом я вызову такси.
Экстрамаск: Что? Пять минут? Почему ты хочешь выдворить меня?
ВайдФейс: Нет, я совсем не это имела в виду. Просто после секса приятно отдохнуть пять минут.
Экстрамаск: Чего ты привязалась к этим пяти минутам?
ВайдФейс: Ничего, просто отдыхай.
Экстрамаск: Но почему именно пять минут?

Через пять минут она вызвала такси. Ее повесили на линию ожидания в службе такси, и она нервничала, потому что ей пришлось ждать, а это ее раздражало. Я собрался уходить.
Я еще немного поболтал с ней. Она сказала, что заметила в клубе, как много у меня энергии. Ей это понравилось.


ВайдФейс: Чем будешь сейчас заниматься? (Было 3.30 утра)
Экстрамаск: Пойду в другой клуб, позависаю там с друзьями. (Во мне энергии стало еще больше. Я прямо прыгал)

Ей совсем не понравился мой ответ. А я и не собирался в клуб. Я просто наврал ей. Потому что меня бесило, что она так быстро хочет от меня избавиться. Я хотел как можно скорее уйти из ее дома – просто я хотел уйти на своих условиях.
Приехало такси и я ушел. Мы раза три поцеловались, перед тем как я вышел.
Я не взял ее номер, потому что
1. Я не хотел ее снова
2. Было очевидно, что это был секс на одну ночь

На всякий случай я записал ее адрес. Вдруг я там что-то оставил. Я бы не хотел там ничего оставлять.
Так что вот. Я вставил цыпочке. Я потерял девственность. Секс был ужасен. Я чувствовал себя грязным и использованным.
В целом, никакой разницы с тем временем, когда я был девственником, я не чувствую. Однако это поможет мне в сарджах. В смысле, у меня уже был секс. Я знаю, как это. И с этого момента болтать с девчонками я буду с таким настроем: «Да кого это волнует? Мне от тебя ничего не надо».

- Экстрамаск

Глава 5

Как вы целуете девушку?

Расстояние между вами не больше трех дюймов. Совсем небольшой промежуток. Вам даже не надо двигаться вперед, чтобы сократить расстояние. Однако, это, пожалуй, самые сложные три дюйма, которые проходит мужчина в своей жизни. В этот момент мужчина должен отказаться от всех привилегий, данных ему от рождения, отложить в сторону свои гордость, эго, самооценку и тяжелую работу, и просто очень сильно надеется, что она не подставит ему щеку или, что еще хуже, не отвергнет его фразой давай-останемся-друзьями.
Я ходил по клубам каждую ночь, готовясь к семинару Мистери. Вскоре я разработал собственную процедуру, которая действовала, хотя бы до какого-то момента. Отказ в мои планы не входил. Я знал, как открыть группу, как реагировать на непредвиденные ситуации, как получить телефон и договориться о встрече.
Приходя домой, я анализировал произошедшее, задумываясь о тех вещах, которые мог бы сделать лучше – угол сближения, отступление, изъятие, временные рамки. Если я не получал номера, то не сваливал вину на девушку, выставляя ее слишком холодной или стервозной, как делали это многие соблазнители. Я винил только себя и анализировал каждое слово, каждый жест, каждую реакцию, пока не выявлял конкретную тактическую ошибку.
В книге «Введение в НЛП» я прочел, что нет провалов, есть только обучающие уроки. Я хотел, чтобы обучение проходило в моей голове, а на деле все выходило безупречно. Мне надо было заслужить уважение учеников Мистери, как Син заслужил наше. На людях одна ошибка дискредитирует меня полностью. Ученики напишут, что Стайл оказался самозванцем, шуткой.
Но оставалась одна проблема, с которой я не мог справиться. Хотя оупенера, нег-хита и демонстрации достоинств было достаточно, чтобы получить номер телефона, я понятия не имел, что делать дальше. Никто не научил меня.
В смысле, по факту я хорошо знал слова Мистери для закрытия поцелуем: «Не хочешь поцеловать меня?» Но мне было страшно произносить их. После столького времени, проведенного с девушкой (полчаса в клубе или несколько часов на свидании), я все еще боялся разрушить те отношения и то доверие, которые мне удалось построить. Если она напрямую не намекала мне, что я ей интересен как сексуальный объект, мне казалось, что попытка поцеловать ее разочарует девушку, и она будет думать, что я такой же, как все.
Дурацкие мысли ТФН.
Во мне еще оставался тот милый парень, от которого надо было избавляться. Но, к сожалению, сделать этого до Белграда я не мог.

Глава 6

Я научился нескольким фокусам, принципу магии под названием экивок, основам рунического чтения и трюку с исчезновением горящей сигареты. Этот полет был самым продуктивным в моей жизни. Мистери и я приехали в Белград в ужасное время. Лед и слякоть покрывали улицы. Марко вез нас к дому в 1987 Мерседесе, который то и дело глох, когда Марко переключался на вторую скорость.
У Мистери были немытые, зачесанные в хвост волосы. Он сидел на переднем сидении и рылся в рюкзаке в поисках пальто. Оказалось, он обрезал его на треть и пришил туда черную материю со звездами. Выглядело как одеяние времен Ренессанса. Свое кольцо Мистери тоже сделал себе сам, нарисовав глаз на куске пластика. Его внешний вид был еще более кричащим, чем мой. Его главным фокусом было ежевечернее превращение в красавца.
«Тебе надо побриться наголо», - сказал он, посмотрев на меня.
«Нет, спасибо. А что если я унаследовал от отца странную форму черепа и какие-нибудь отметины на голове?»
«Посмотри на себя. Ты носишь очки, потому что зрение у тебя ни к черту. Ты носишь шляпу, чтобы прикрыть лысину. Ты мертвенно-бледный. Кажется, ты не посещал тренажерный зал со школы. Тебе везет, потому что ты сообразительный и быстро учишься. Но внешний вид тоже играет роль. Ты Стайл, так будь им. Просто щелкни пальцами и побрей голову, сделай лазерную операцию, запишись в тренажерный зал».
Он был очень настойчивым малым.
Он повернулся к Марко: «Здесь есть парикмахерская?»
К несчастью, была. Марко остановился перед небольшим зданием, мы зашли внутрь и нашли там престарелого серба, восседающего в пустом заведении. Мистери посадил меня в кресло, сказал Марко, чтобы тот проинструктировал парикмахера по поводу удаления моей растительности, и стал сам наблюдать за парикмахером, чтобы тот все сделал правильно.
«Ты не выбираешь облысение, ты выбираешь быть лысым», - сказал он. «Если кто-нибуль спросит тебя, почему у тебя бритая голова, скажи им: «Раньше у меня волосы были до задницы, но потом я понял, что они закрывают мои лучшие части». Он засмеялся. «Или ты можешь сказать: «Ну, большинство Греко-римских борцов бреют голову». В уме я отметил себе, что эти фразы надо будет занести в шпаргалку.
Когда парикмахер закончил, я посмотрел в зеркало. Оттуда на меня смотрел больной, прошедший курс облучения.
«Здорово выглядит», - сказал Мистери «Теперь давай найдем солярий. Всего ничего – и мы сделаем из тебя киллера».
«Хорошо. Только я не буду делать лазерную операцию в Сербии».
Первое, о чем я подумал, когда побрился и загорел: И почему я так долго к этому шел? Я выглядел гораздо лучше. С 5 балов я поднялся до 6.5 балов по шкале привлекательности. Путешествие, и правда, становилось ненапрасным.
Марко тоже было бы неплохо измениться. С широкой костью при росте 6 футов три дюйма, он был гораздо крупнее большинства сербов. Цвет кожи у него был оливковый, а голова напоминала арахисовый орех. На нем было пальто на размер больше, толстый серый с белыми снежинками свитер от Brook Brothers, и кремовая водолазка, которая делала его похожим на черепаху.
Марко не мог изменить своей мечте занять высокое положение в обществе, поэтому из Америки, где он окончил колледж, он перебрался в котел поменьше, в Сербию, где его отец был известным художником.
Он привез нас в однокомнатную квартиру, где были только койка и двуспальная кровать. Поскольку никакого спального мешка или дивана не было, мы договорились по очереди спать на большой кровати.
Пока Мистери был в душе, Марко отвел меня в сторону.
«Что ты здесь делаешь вместе с этим парнем?»
«Что ты имеешь в виду?»
«Он какой-то притворный. Он ходил в латинскую школу в Чикаго. Потом в Вассар колледж. Он не из тех, кто могут жить в таких местах. Он не такой как мы».
«Я знаю. Знаю. Ты прав. Но поверь мне, этот парень изменит твою жизнь».
«Ну», - сказал Марко, - «посмотрим. Месяц назад я встретил девушку, непохожую на всех остальных, и я хочу, чтоб у нас с ней все получилось. Так что, я хотел бы тебя попросить, чтоб Мистери не порушил мне все своими пикаперскими выходками».
Марко ни с кем не встречался, с тех пор как переехал в Белград. Но пару месяцев назад, через своих друзей, он встретил девушку по имени Гока и был уверен, что она та самая. Он приглашал ее на свидания, покупал ей цветы, угощал ее ужином и провожал после этого домой как настоящий джентльмен.
«Ты с ней спал?», спросил я.
«Нет, я даже еще не целовал ее».
«Приятель, ты ведешь себя как настоящий ТФН. Однажды какой-нибудь парень подойдет к ней в клубе и спросит «Ты веришь в магию?» и уведет домой. Ей хочется приключений. Ей хочется секса. Как и всем девушкам».
«Она», - сказал Марко, - «отличается от всех остальных. Здесь люди не такие развращенные, как в Лос-Анжделесе».
У пикаперов для этого есть определение: они называют это она-одна-есть (ONE-ITIS). Это болезнь, которой заболевают ТФН. Они становятся одержимы девушкой, с которой они никогда не ходили на свидание, с которой никогда не спали, а потом начинают так жалко и малодушно вести себя, что выводят девушку из себя. Лекарство от ONE-ITIS, как считают пикаперы, заключается в том, чтобы выбраться в свет и переспать с дюжиной девушек, а потом подумать, таким ли ценным остался этот цветок.

Глава 7

Сумка, с которой я пошел на семинар Мистери в Белграде, была черной, от Армани, размером с книгу и с единственным ремнем через плечо, который я изящно перебрасывал вдоль тела. Все эти трюки, фокусы и прочие инструменты, необходимые для дела, невозможно было спрятать в четырех карманах брюк. Поэтому почти каждый мастер соблазнения имел в обиходе такую сумку с подсказками. Содержимое ее было следующим:

1 пачка жвачки, WRIGLEY’S BIG RED
Каким бы красавцем ты ни был, никто не поцелует тебя, если из твоего рта неприятно пахнет.

1 упаковка презервативов, TROJAN, со смазкой
Необходима не только в случае если у тебя будет секс, но и для психологического ощущения готовности к нему.

1 карандаш, 1 ручка
Для записи телефонов, заметок, для фокусов и анализа почерка.

1 кусок ткани
Для тканевого оупенера: подходишь к женщине, останавливаешься, безмолвно снимаешь с ее одежды кусок ткани, спрятанные у тебя в ладони, и спрашиваешь: «И как долго оно было здесь?», а потом вручаешь ей.

1 конверт с отобранными фотографиями
Для рутины с фотографиям по Мистери.

1 цифровой фотоаппарат
Для рутины с цифровыми фотографиями по Мистери. Сначала фотографируешь себя с улыбающейся девушкой, потом фотографируешься еще раз, приняв серьезный вид, потом снимаешь поцелуй. После этого просмотрите вместе фотографии и спроси: «Мы ведь неплохо смотримся вместе, не так ли?» если она соглашается, то победа за тобой.

1 коробочка TIC TAC
Для операции с TIC TAC. Положи два TIC TAC себе в руку. Съешь один очень медленно. Потом дай ее второй. Если она возьмет его, скажи: «Забыл тебе кое-что сказать. Я Индийский даритель. Я хочу получить свои TIC TAC обратно». Целуешь ее».

Бальзам для губ, маскирующий карандаш, подводка для глаз, ватные тампоны
Необязательный набор косметики для мужчин

Шпаргалка на трех страницах
На одной странице – любимые рутины. Две страницы рутин и трюков для практики.

1 набор деревянных рун в тряпичном мешочке
Для чтения рун

1 блокнот
Для телефонных номеров, заметок, фокусов, и для оупенера с дерьмовым наброском художника по Россу Джеффрису, где ты с очень серьезным видом рисуешь портрет девушки, говоря ей, что ее красота вдохновила тебя на высшее искусство, а потом показываешь ей фигурку из палочек, подписанную как «Полусимпатичная девушка в кафе, 2005».

1 криптолитовое ожерелье
Светится в темноте. Для павлинизма

2 набора серег для фальшивого пирсинга ушей и губ
Необязательное украшение для мужчин

1 маленький цифровой диктофон
Для тайной записи сарджей, их последующего анализа.

2 запасных дешевых ожерелья, 2 запасных кольца для большого пальца руки
Чтобы дать девушке как подарок после получение телефонного номера. Спроси: «Ты же не воришка, не так ли?» Потом медленно сними с себя ожерелье или кольцо и протяни ей со словами: «Это по-прежнему моё. Даю тебе на память. Но когда я увижу тебя в следующий раз, хочу, чтобы ты мне его вернула». После того как она уйдет, достаньте украшение из сумки и наденьте обратно.

1 маленький фонарик
Чтобы посветить на кусок ткани или перхоть на одежде девушки – нег-хит.

4 пробника разной туалетной воды
Чтобы хорошо пахнуть. Я для оупенера с туалетной водой. Прыснете разной туалетной водой на оба запястья. Потом дайте девушке понюхать и выбрать понравившийся запах. Потом отметьте ее выбор ручкой. Подведите итоги за весь вечер и решите, какой аромат вам самому больше нравиться.

Различные магические трюки
Для сгибания вилок, исчезновения сигарет, поднимающихся пивных бутылок


Дя, я был хорошо вооружен. Этот вечер был очень важен для меня, мой первый семинар с Мистери в качестве напарника, и я не мог провалиться.
Я забыл сказать Мистери, что плата за семинар равнялась половине годового дохода среднего жителя Сербии, поэтому студенты прибыли из других стран. Мы встретились в «Бен Акиба», небольшом ресторане за центральной площадью в Белграде. Exoticoption
– американец, еще учившийся в школе, приехал на поезде из Флоренции; Джерри был инструктором по лыжному спорту из Мюнхена; и Саша был местным, но учился в Австрии.
Незнакомцы оценили друг друга за сотые доли секунды по мельчайшим деталям от одежды до жестов, создавая первое впечатление друг о друге. Задача Мистери - а также и моя теперь – заключалась в том, чтобы отрегулировать все эти детали и превратить этих троих в пикап-артистов.
Exoticoption был прикольным; по сути, он так старался казаться прикольным, что это работало против него. У Джерри было хорошее чувство юмора, но, на первый взгляд, казалось, что он очень скучный. А вот кто нуждался в полной переделке, так это Саша. Обычное общение стоило ему большого труда. Он казался простофилей, а еще у него были прыщи.
В этот раз я должен был ходить вокруг стола и задавать им вопросы: «Каков твой результат?», «В чем причина твоих неудач?», «Со сколькими девушками ты бы хотел переспать?»
Exoticoption в свои 20 имел опыт с двумя женщинами.
«Я в состоянии подойти. И даже переспал с несколькими цыпочками», - начал он, лениво облокачиваясь на соседнее кресло. «Но я заваливаюсь на стадии привлечения. Даже, когда я понимаю, что нравлюсь им, я не могу закрыть».
Джерри, которому было 23 года, был с тремя женщинами. «Я могу знакомиться в кафе и других не очень шумных местах, но я неуютно чувствую себя в клубах».
И Саша, которому было 22, сказал, что был с одной женщиной, хотя, мы предположили, что он сильно преувеличил. «Я – в игре, потому что это как «Dungeons and Dragons». Когда я узнаю новый нег-хит или осваиваю новую операцию, это почти то же самое, что получить новое заклятье или орудие, которое я хочу использовать как можно скорее».
Один за другим, они выложили свои страхи и свои диктофоны на стол. Моя работа была в том, чтобы ввести их в игру. Чтобы научить их тому, что было в моей голове.
С теорией было все понятно. Все, что мне надо было делать, - следить, чтобы Мистери не сбился – он очень любил звук своего голоса – и раздавать ученикам наглядный материал. Часть семинара с демонстрацией была задачей посложнее.
По ходу разговора, мы отправляли мальчиков на задания к разным столикам. Мы хотели, чтоб они открыли сеты (группы). Мы наблюдали за их жестами и за реакцией женщин, а потом делали выводы:

«Ты наклонялся к сету, показывая, что ты нуждаешься в этих людях. Стой прямо и твердо, как будто ты в любую минуту можешь уйти».

«Ты заставлял их чувствовать себя неуютно, потому что слишком долго нависал над ними. Ты должен был сесть и сразу обозначить время. Скажи «Я могу задержаться буквально на пару минут, потому что мне надо встретиться с друзьями». Таким образом ты успокоишь их, что не собираешься оставаться с ними на целый вечер».

Саша оказался хуже всех. Он мямлил что-то невнятное в оупенерах, пялился на свои ботинки, и в нем не чувствовалось ни толики уверенности. Девушки слушали его только из вежливости.
В баре я заметил черноволосую девушку и высокую блондинку с идеальным автозагаром, глубокими ямочками на щеках и косичками в стиле Bo Derek. Они излучали энергию и уверенность. Легким сетом они не будут. И я отдал его Саше.
«Иди к двойному сету», - направил я его. Посылать парней на задания не составляло мне никакого труда. «Скажи им, что ты показываешь город своим друзьям из Америки, и спроси, какие клубы они бы посоветовали».
Миссия была обречена на провал. Саша робко подошел к ним сзади и несколько раз пытался обратить их внимание на себя. Но однажды получив их внимание, он не смог удержать его. Как многие парни, он общался слишком вяло. За все годы, когда он не ощущал себя в безопасности, когда жил в социальном отрешении, он потерял радость к жизни. Когда бы он ни открыл рот, никто и не пытался разобрать его бормотание, потому что у него на лице было написано: «Рожден, чтобы меня игнорировали».
«Иди», - сказал мне Мистери, наблюдая, как Саша идет ко дну.
«Что?»
«Иди. Помоги ему выбраться. Покажи мальчикам, как это делается».
Сначала страх сжимает тебе грудь. Потом он перебирается к сердцу и сжимает его в тиски. Потом ты начинаешь ощущать его реальность. В животе все трясется. В горле встает ком. И ты пытаешься его сглотнуть, чтобы преодолеть сухость во рту, и надеешься, что, когда откроешь рот, то раздастся уверенный, ясный голос. Даже после всех моих тренировок, я все еще боялся.
Женщины, в общем и целом, более проницательные, чем мужчины. Он тут же могут разоблачить неискренность или чушь. Поэтому великие пикап-артисты должны либо соответствовать тому, что они говорят и по-настоящему в это верить, либо быть великими актерами. Любой, кто, разговаривая с женщиной, волнуется, что она о нем думает, обречен на провал. Любой, кто будет пойман за мыслями о сексе с женщиной до того, как она вообще что-либо подумает на его счет, обречен на провал. И большинство мужчин попадают в эту категорию. И Саша. И я. И этого не избежать. Такова наша природа.
Мистери называет это динамическим социальным гомеостазом. Мы постоянно пытаемся бороться с непреодолимым желанием заняться сексом с девушкой и, с другой стороны, постоянно пытаемся защититься во время подхода. Причина, по которой этот страх существует, говорит он, в том, что в процессе эволюции мы странным образом не преодолели привычки жить в племени, где узнает о том, женщина отказала мужчине. Тогда его изгоняют из общины, а его гены, как выражается Мистери, пристыжено прекращают существование.
Когда я подходил, я пытался вытолкнуть страх из груди и рационально оценить ситуацию. Саша неправильно выбрал позицию. Обе женщины сидели лицом к бару, и Саша подошел сзади. Поэтому им пришлось повернуться, чтобы ответить.
И если бы они захотели избавиться от него, они бы просто могли опять повернуться к нему спиной, и это бы его заткнуло.
Я посмотрел назад. Мистери и два ученика наблюдали за мной. Мне надо было правильно проработать все углы. Поэтому я подошел слева, со стороны черноволосой девушки – препятствия, как сказал бы Мистери.
«Привет», - прохрипел я. Я прочистил горло. «Я тот друг, о котором рассказывал вам Саша. Итак, какие клубы порекомендуете?»
Я почти услышал всеобщий вдох облегчения: наконец-то, пришел кто-то, кто избавит всех от этой странной ситуации.
«Ну, «Рекка» неплохое место, чтобы поужинать», - сказала черноволосая девушка. «А на берегу есть отличные корабли, как «Лукас», «Круз» и «Эксил». «Андеграунд»и «Ра» - тоже неплохие места, хотя в такие я не хожу».
«Слушай, раз уж мы говорим, я хочу тебя кое о чем спросить». Теперь я был на родной почве. «Ты веришь в магию?»
К этому времени, я уже хорошо заучил оупенер с заклятьем – историю о друге, который влюбился в женщину, после того, как она тайно околдовала его. Пока я артикулировал, в мозгу у меня проигрывалась стратегия. Мне надо было перейти к блондинке с косичками. Да, я собирался украсть девушку своего ученика. Все равно у него с ней не было никаких шансов.
Когда я закончил, то сказал: «Я спрашиваю, потому что никогда не верил в подобные штуки, но недавно со мной произошло нечто удивительное. Смотри», - обращался я к блондинке, - «хочу тебе кое-что показать».
Я обошел стулья и оказался рядом с целью.
Теперь я был один на один с ней, но мне надо было еще сесть, иначе выглядело бы так, словно я подкрался к ней. Однако вокруг не оказалось свободных стульев, и мне пришлось импровизировать.
«Дай мне свои руки», - сказал я ей, - «и встань на минутку».
Как только она встала, я проскользнул мимо нее прямо на стул. Теперь я оказался в сете, а она смотрела на нас со стороны. Этот подход был сыгран безупречно, как хорошая шахматная партия.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...