Главная Обратная связь

Дисциплины:






Шаг четвертый - устранение препятствий



 

Глава 1

Выберете подходящую школу боевых искусств.
Есть школа "быстрого соблазнения" Росса Джеффриса, где для возбуждения девушки используются действующие на подсознание речевые шаблоны.
Или школа Мистери, где основным является метод Мистери, по которому для соблазнения самой желанной женщины в клубе надо манипулировать движущими общество силами.
Или школа "удваивания свиданий" Дэвида Ди’Анжело, где он предлагает держать верх над женщиной за счет умелой комбинации чувства юмора и высокомерия, которую он называет дерзко смешной.
Или школа Ганвитча и метод Ганвитча, по которому единственное, что требуется от учеников, - это подражание животной сексуальности и расширение физического контакта с женщиной до тех пор, пока она не скажет «нет». Его грубый лозунг гласил: «Сделай так, чтоб она сказала «нет».
Еще есть школы Дэйвида Икс, Дэйвида Шэйда, Рика Х., Мэйджор Марка и Джагглера – одного из последних вошедших на сцену гуру, провозгласившего в Интернете, что он может соблазнить женщину лучше, чем кто-либо из мастеров, просто зачитав ей список покупок. Также существует множество тайных школ, как, например, Стива П. и Распутина, которые делятся своим мастерством только с тем, кого они считают достойным.
Есть много людей, из кого можно выбрать наставника. Каждый со своим методом и дисциплинами. Каждый считает свой путь «тем самым» путем. И гиганты постоянно сражаются: угрожают друг другу, обзываются, разоблачают, соревнуются.
Моей целью было научиться ото всех. Я никогда не верил во что-то одно на 100%. Я предпочитал комбинировать учения и знания из разных источников, находя наиболее близкое и отбрасывая ненужное. Проблема в том, что питье из источника мудрости имеет цену. Оно стоит веры. Каждый учитель хочет знать, что он лучший, что его ученики самые верные, что конкуренции ему нет. А каждый ученик хочет получить как можно больше информации от как можно большего количества экспертов. Это противоречие типично не для сообщества, а для человечества в целом: Власть приобретается за счет преданности, а преданность гарантирует подчинение.
Хотя мне понравилось учить в Белграде, я не хотел иметь последователей. Я хотел больше учителей. Я понял это, когда пошел вместе с Экстрамаском на вечеринку в отеле «Argyle» на бульваре Сансет.
Я выглядел, как дэнди: в черном спортивном фраке с тонкой бородкой. Экстрамаск же с каждым разом выглядел все лучше. Теперь у него на голове красовался ирокез высотой в четыре дюйма.
На вечеринке я заметил двух сильно напавлиненых близняшек, сидящих на диване как две гипсовые статуи. Хотя их аккуратно зачесанные волосы и идеально сидевшие на них старомодные платья привлекали восхищенные взгляды, ни одна из девушек не сказала никому за весь вечер и слова.
«Кто это?», - спросил я Экстрамаска, который разговаривал с маленькой круглолицей женщиной, которая, казалось, была им заинтересована.
«Это Фарфоровые БлизнецЫ», - сказал он. «Они вместе делают готическое эстрадное шоу. Они еще известны как великие фанатки. Они завлекают мальчиков из разных групп и имеют его вдвоем. Я как-то мастурбировал на них и неплохо кончил».
«Представь меня».
«Но я с ними не знаком».
«Все равно, представь меня».
Экстрамаск подошел к девушками и сказал: «Это Стайл».
Я пожал им руки. Они оказались удивительно теплыми для девушек, казавшихся полумертвыми. «Мы только что спорили по поводу магии», - сказал я им. «Вы в нее верите?»
Я знал, что это был идеальный оупенер, потому что было очевидно, что они верили в магию. Большинство девушек, которые обнажаются или другим образом демонстрируют свою сексуальность, верят. Потом я произвел демонстрацию экстрасенсорных способностей на угадывании чисел.
«Поразвлекай нас еще», - говорили они воркующим голосом.
Я зашел слишком далеко. «Я не мартышка», - ответил я. «Я парень и мне нужна дозаправка батарей».
Это была линия Мистери. Они засмеялись в ответ.
«Знаете, что», - продолжил я, - «я показал вам парочку прикольных вещей. Почему бы теперь вам не научить меня чему-нибудь?»
Им было нечего мне показать. «Я пойду поговорю с друзьями», - сказал я. «Даю вам пять минут на размышление».
Я отошел и завязал разговор с ангелоподобной панкершей Сэнди. Через десять минут они подошли.
«У нас есть кое-что для тебя», - сказали они.
Вообще-то я не планировал с ними больше разговаривать. Я не думал, что они подойдут. Но вот они стояли и обучали меня языку глухонемых добрых пять минут. ПЗ.
Мы сели рядом, завели светский разговор, что пикаперы пренебрежительно называют пылением. Девушек было просто различить: у одной были оспинки, а у другой – следы от пирсинга на лице. Они приехали из Портлэнда и планировали на следующий день уехать обратно. Они рассказали мне о своем стриптиз-шоу, где они танцуют на сцене, имитируя, что занимаются сексом.
По ходу разговора я понял, что они обычные наивные девушки. Поэтому они вели себя так тихо. Большинство мужчин заблуждаются, считая, что, если красивая женщина не разговаривает с ним, значит она сука. Однако она так же застенчива и неуверенна в себе, как и менее красивые женщины, которых они игнорируют. Фарфоровых Близнецов отличало то, что они пытались скомпенсировать свою внутреннею пустоту кричащим внешним видом и поведением. Они были просто милыми девушками, ищущими друга. И теперь они его нашли. Когда мы обменялись номерами, я почувствовал, что проход открылся. Но я не знал, идти мне с одной из близняшек или с другой, или с обеим сразу. Я понятия не имел, как их разделить, или как соблазнить одновременно. Я запутался. Поэтому я извинился и пошел искать Сэнди.
Когда я разговаривал с Сэнди, она робко прижималась ко мне. Казалось, она хотела чего-то. Поэтому я перешел на следующую стадию и затолкнул ее в ванную, чтобы поразвлечься с ней. Она мне не очень нравилась. Меня просто привлекала мысль так запросто поцеловать женщину. Я злоупотреблял своей вновь приобретенной силой.
Когда мы расстались через десять минут, близнецы уже ушли. Я в очередной раз упустил шанс, выбрав легкий путь вместо того, чтобы преодолевать препятствия.
Я вернулся домой в Санта-Монику с пустыми руками. На моем диване спал Мистери. Я рассказал ему о своем провале с близнецами. К счастью на следующий день я получил от них сообщение. Их рейс отменили, и они застряли в «Holiday Inn» рядом с аэропортом. У меня все еще оставался шанс реабилитироваться.
«Что мне делать?», - спросил я у Мистери.
«Напросись в гости. Просто скажи: «Я зайду». Не оставляй им выбора».
«А что потом, когда я окажусь с ними в этом странном отеле? Как мне взяться за дело?»
«Делай, что обычно делаешь. Как только войдешь, зайди в ванную. Потом сними одежду, залезь в душ, позови девушек потереть тебе спину и действуй».
«Ух, ты! Это будет нагловато».
«Поверь мне», - сказал он.
Я позвонил близняшкам и сказал, что зайду.
«Мы просто лежим, все такие потные и смотрим телик», - предупредили они.
«Нет проблем. Я сам не мылся и не брился месяц».
«Ты серьезно?»
«Нет».
До сих пор все шло по плану.
Я приехал к отелю, репетируя в уме каждое движение. Когда я зашел в номер, они лежали на сдвинутых кроватях и смотрели «Симпсонов».
«Мне надо принять ванну», - сказал я им. «У меня дома нет горячей воды».
Это не ложь, это флирт.
Я с ними немного поболтал, пока набиралась вода. Потом я повернул за угол в ванную, оставил дверь открытой, снял одежду и лег в ванную.
Я не хотел намыливаться, потому что мыло замутнило бы воду. Так что я сидел голый в ванне, собираясь с мужеством, чтобы позвать девушек. Я сидел там, бледный, тощий и голый, и чувствовал себя очень уязвимым. Мне надо было послушаться совета Мистери и действовать.
Прошла минута, пять, десять. Я все еще слышал «Симпсонов». Девушки, наверное, думали, что я утонул.
Мне надо было решаться. Я бы возненавидел себя, если бы ничего не предпринял. Я посидел там еще минут пять пока не набрался храбрости и не промямлил: «Эй, вы мне не поможете спинку потереть?»
Одна из девушек что-то прокричала. Сначала было тихо, потом - шепот. Я сидел в ванне, паникуя, волнуясь, что они не придут. Что за бред я сказал! Еще более стыдно мне было оттого, что они вдруг зайдут и увидят меня голым, с членом, плавающим на поверхности воды как кувшинка. Я вспомнил мой любимый эпизод из «Улисса», когда сексуально фрустрированный Леопольд Блум представляет свое бессильное мужское достоинство в ванне и называет его вялым отцом тысяч. И потом я подумал, если я такой умный, что могу цитировать Джеймса Джойса в ванне, то, почему я туплю перед этими девушками?
В конце концов, одна из близняшек вошла. Я надеялся, что зайдут две, но бедняжкам не приходится выбирать. Стоя к ней спиной, я дал ей мыло. Мне было слишком неловко посмотреть ей в глаза.
Я выпрямился, чтобы не выглядеть, как скелет динозавра. Она по кругу терла мою спину мылом. Это было совсем не эротично. Скорее как трудовая обязанность. Ее это не возбуждало. Я надеялся, что это хотя бы не внушает ей отвращения. Моя спина была
чистой.
И что теперь?



Я считал, что секс должен был произойти сам собой. Но даже намека на него не было. Мистери не сказал мне, что делать после того, как я попрошу их потереть мне спину. Он просто сказал действовать, и я думал, что секс будет органическим продолжением этого. Но он не сказал, как сделать так, чтоб девушка от мытья спины перешла к другим частям тела. У меня на этот счет идей не было. Последняя женщина, мывшая мне спину, была моя мама, когда я был достаточно маленьким, чтобы помещаться в раковину.
Настал момент. Надо было что-то делать.
«Хм, спасибо», - сказал я ей.
Она вышла из комнаты.
Черт! Я все упустил.
Я закончил мыться, вылез из ванны, вытерся, и надел свою грязную одежду обратно. Я сел на край то кровати, где лежала мывшая меня девушка, и мы разговорились. Я хотел перейти на новую фазу сразу с двумя. Поэтому попросил вторую сестру сесть рядом с нами.
«Мммм, вы обе так вкусно пахнете», - начал я. Потом я одновременно откинул их волосы и укусил каждую за шею. Но ничего нового не произошло. ни обе не проявляли никакой инициативы.
Я попросил каждую помассировать мне по руке, пока мы говорили об их шоу. Я не собирался покидать их комнату без победы.
«Знаешь, что забавно», - сказала одна из них, - «Все физическое мы выплескиваем на сцене, а в реальной жизни почти что не касаемся друг друга и не обнимаемся. Пожалуй, мы держимся друг от друга дальше, чем большинство сестер».
Я ушел из их номера с поражением. По пути домой я заехал домой к Экстрамаску, где он жил вместе с родителями.
«Я в шоке», - сказал я ему. «Я думал, ты сказал, что они ложатся с парнем вдвоем».
«Я просто шутил. Я думал, ты понял это».
На следующей неделе Экстрамаск встречался с круглолицей женщиной, с которой он разговаривал на вечеринке. Кажется, женщинам с широкими лицами он особенно нравился.
Мы лежали на полу часа два и разговаривали об игре и о наших успехах.
С подросткового возраста, когда бы мне ни представилась возможность загадать желание (на выпавшую ресницу, на электронные часы, показывающие 11:11, на все увеличивающееся количество свечек в торте на день рождения), вместо обычных просьб о мире во всем мире и о личном счастье, я загадывал обладать силой привлечения всех женщин, которые мне нравятся. Я мечтал о невероятной способности соблазнять, которая как поток света входит в мое тело, неожиданно делая меня неуязвимым. Она же только мелко накрапывала, а я бегал вокруг с ведром, стараясь поймать каждую каплю.
У людей есть привычка ждать, когда хорошие вещи придут к ним сами. И в ожидании они пропускают их. Обычно то, чего ты хочешь, не падает тебе в руки, оно падает где-то рядом, и от тебя требуется понять это, встать и приложить усилие, чтобы найти и взять его. Это происходит не потому, что вселенная жестока. А потому, что вселенная умна. У нее есть своя теория шнурка для кошки, и она знает, что люди не ценят тех вещей, которые сваливаются им прямо в руки.
Мне надо было браться за ведро и работать.
Я последовал совету Мистери. Я сделал лазерную коррекцию зрения, избавившись от своих непривлекательных очков раз навсегда. Я заплатил за отбеливание зубов. Я записался в тренажерный зал и стал заниматься серфингом, что было не только полезно для сердечно-сосудистой системы, но и способствовало загару. В некотором смысле серфинг напоминал мне сарджинг. Иногда ты ловишь все волны и считаешь себя чемпионом, а в другой раз ты ничего не ловишь и считаешь, что ты в отстое. Но в любом случае ты каждый день выходишь снова, учишься и совершенствуешься. Именно это заставляет тебя возвращаться.
Однако я вступил в общество не только, чтобы измениться внешне. Мне надо было завершить перестройку сознания, что, как я знал, будет намного сложнее. До Белграда я обучился словам, умениям и языку тела харизматичного человека. Теперь мне надо было приобрести уверенность, поднять самооценку и постоянно поддерживать все это изнутри. В противном случае я буду просто фальшивкой, и женщины будут постоянно это чувствовать.
У меня оставалось два месяца до семинара с Мистери в Майами, и я хотел по-настоящему поразить учеников. Я хотел превзойти сардж Мистери в клубе «Ра» в Белграде. Поэтому я дал себе задание: познакомиться со всеми существующими великим пикап-артистами. Я хотел стать машиной соблазнения, собранной из частей, взятых от всех мастеров. А теперь, будучи напарником Мистери и имея некий статус в сообществе, мне несложно был познакомиться с ними.

 

Глава 2

Первым, у кого я хотел поучиться, был Джагглер. Его посты интриговали меня. Он советовал ТФН преодолевать свою робость, заговаривая с бездомными людьми и наугад набирая номер из телефонного справочника, интересоваться о киноновниках. Он считал, что задачи надо все время усложнять, постоянно бросать себе вызов все более трудными подходами. Он был большим оригиналом. И он объявил о своем первом семинаре. Стоимость – бесплатно.
Одна из причин, по которой Джагглер так быстро вознесся в сообществе, несмотря на огромную конкуренцию, была его манера письма. У него был особый стиль. Его посты не походили на каракули старшеклассника, находящегося в вечном конфликте с тестостероном. Поэтому, когда я позвонил Джагллеру спросить, могу ли я использовать его филд-репорт в этой книге, он захотел написать нечто новое, историю о том, как он соблазнял вместе со мной на семинаре в Сан-Франциско.

Филд-репорт. Соблазнение по Стайлу.
Я закончил разговор по мобильнику. «Стайл говорит очень быстро», - сказал я кошке моего соседа по дому, которая прекрасно понимала всякие такие штуки и оставалась моим незаменимым партнером по преступлениям, когда дело касалось завлечения девушек домой. Предложение «зайти ко мне и посмотреть, как кошка делает сальто назад» редко не работало.
Таким было мое первое впечатление о Стайле. Двумя неделями позже я сидел в ресторане «Причал рыбака» в Сан-Франциско и ждал Стайла, мысленно составляя список его возможных странностей. Я не обращал внимания на официанта, пытавшегося подлить мне пива и молился про себя. «Богиня соблазнения и святой покровитель всех пикаперов, пожалуйста, не допустите того, чтобы Стайл был странным».
Слишком быстрый темп речи характерен для неуверенных в себе людей. Люди, которым кажется, что остальных не интересует их мнение, говорят очень быстро из боязни потерять внимание аудитории. Остальные так стремятся к перфекности, что постоянно ускоряют темп, чтобы успеть сказать все, такие люди обычно становятся писателями. Так что одно из двух: либо со странностями, либо писатель. Я надеялся на второе. Мне в этом мире соблазнения нужен был друг и равный, а не еще один ученик.
Впервые о Стайле я узнал в Интернете. Мы восторженно оценили посты друг друга на тему искусства соблазнения. Он писал изящно и красноречиво. Он казался парнем с позитивным настроем. Что ему понравилось в моих постах, остается загадкой.
Стайл размашистым шагом зашел в комнату. Может, это от тех сапог на платформе, которые он носил? Он непринужденно смотрел всем прямо в глаза, светился красивой улыбкой, и нервничал как раз столько, сколько нужно было, чтобы расположить к себе людей. Думаю, именно такой эффект и был задуман. Он был относительно низкого роста с по-детски выбритой головой и мягким голосом. Никому бы в голову не пришло, что он мастер соблазнения. Я воодушевился. Из парня может выйти толк.
Стайл мне тут же понравился. Он, очевидно, легко нравился людям. Он дал мне почувствовать себя важным. Он мог запросто превратить мои неумелые высказывания в красивые предложения и оформить мои неясные мысли. Тем не менее, именно мне он приписывал красноречие. Он был превосходным материалом для будущего гуру.
Но все же я не был уверен в его слабых местах. Это становится понятным, когда мы узнаем друг друга. Как редакторы желтых изданий, мы выискиваем сильные и слабые стороны, делаем заметки в голове для будущего их обнародования. Нас не устраивают те, у кого нет видимых изъянов. Мягкость Стайла не была слабостью. Единственное, что мне приходило на ум – это его гордость за способность открывать других людей и заставлять их рассказывать свои секреты. Немного натянуто, чтобы попадать под категорию слабости, но это то, что я смог придумать.
Он был клевым парнем. Но он был не достаточно уверен в себе, как будто считал, что в нем недостает чего-то, какой-то части, которая сделал бы его полноценным. Я более чем уверен, что он ищет ее где-то вовне, хотя найдет ее потом внутри себя.
После обеда мы сделали то, что делают все крутые пикап-артисты в Сан-Франциско. Мы отправились в музей современного искусства. Мы спустились вниз по ступеням и растворились. Коммандосы соблазнения. Я повернул за угол в полутемную секцию новых средств передачи информации и заметил милую 20-летнюю девушку. Они была маленького роста. Мне нравятся изящные женщины. Есть что-то в их незащищенности и слабости, что заводит меня. Я стал вместе с ней смотреть видео на полу. Одна и та же сцена повторялась каждую минуту – с веток опадали белые лепестки.
Высота может быть устрашающей. Я Страшила из «Волшебника Изумрудного города», высокий и тощий с пучками соломы, торчащими из моих рукавов. Я сел на скамейку. Она успокоилась. Наши глаза встретились – ее миндально-зеленые и мои налитые кровью от расстройства биоритмов организма. Лучшее соблазнение происходит тогда, когда женщина тебя соблазняет. Тебе надо вести, чтобы быть хорошим соблазнителем, но надо и следовать. В тот момент я понял, что хочу, чтоб она проводила меня за руку в свой секретный домик в лесу. Я хотел, чтоб она показала мне дурацкий фокус. Я хотел, чтоб она прочла мне непристойные стихи, которые записывает на салфетках.
Топ-топ, топ-топ, топ-топ.
Стайл и его ботинки приближались со стороны перегородки, разделявшей комнату на две половины. Я не хотел, чтоб он к нам шел. И не потому, что он мне не нравился. Он сделал меня банальным «Привет, я тот, кого зовут Стайл». Просто именно в тот момент флюиды между ею, мной и бесконечными белыми лепестками были таким … гипнотизирующими.И то потому, что я был волком, а этот меленький олененок, отделившийся от своего стада был моим. Если появится Стайл, я мог бы покусать его.
Первая фраза, сказанная женщине, вряд ли имеет какое-то значение. Некоторые парни говорят мне, что не могут никак начать разговор и что им нужна хорошая линия. На это я им отвечаю, что они слишком много думают. Вы не такие важные персоны. Я не такая важная персона. Никогда не надо столько времени и заботы уделять одной единственной мысли. Оставьте свое стремление к идеальному. Для начала разговора достаточно хрюкнуть или пукнуть.
«Как дела?», - спросил я.
Так я обычно открываю разговор. Как это делают продавцы из овощных магазинов. 95% обычно отвечают неопределенно, одним словом «хорошо» или «нормально». 3% отвечают с энтузиазмом: «отлично» или «супер». Это те, которые научились стоять в стороне – они психи. И 2% отвечают честно: «Ужасно! Мой муж только что бросил меня ради секретаря инструкторов по йоге. Как это чертовски дзен». Это как раз те, кого ты любишь.
Она сказала мне, что у нее все хорошо. Для такой маленькой девушки у нее слишком грубый голос. Наверное, всю предыдущую ночь она кричала на концерте Корти Лав. Я не очень люблю всю эту шумную рок братву. Я люблю музыку для релаксации. Но я прощаю ее. Я не оцениваю женщин. Иначе, это бы существенно сократило бы поле моей деятельности. Я оцениваю только, насколько хорошо ко мне относятся.
Я в ожидании смотрю на нее. Она понимает намек. «Как у тебя дела?», - спрашивает она.
Я выдерживаю паузу. «На 8».
Дела у меня всегда на 8, иногда на 8,5.
Есть два пути продолжения разговора. Можно либо спросить «Ты откуда?», «Сколько раз ты можешь согнуть язык?», «Ты веришь в реинкарнацию?»
Или можно высказаться самому: «Я живу в Энн Эрбор, Мичиган – на родине сотни морожениц», «Моя девушка может согнуть язык в спираль», «Кошка моего соседа – перевоплощение Ричарда Никсона».
Когда мне было 20, я обрушивал на девушек тысячи вопросов – открытых вопросов, умных вопросов, странных вопросов, самых задушевных вопросов, обернутых в подарочную бумагу. Я думал, они оценят мой интерес. Все, что мне удавалось узнать – имя, должность, номер карточки социального страхования и иногда размер пальца. Допрос это не соблазнение. Соблазнение – это искусство создания таких условий для двоих, в которых они раскроются друг перед другом.
Разговор, состоящий из одних утвердительных предложений, обычно ведут друзья. Утверждение придает разговору интимность, уверенность и доверие. Утверждение побуждает другого высказаться и создает некое метафизическое чувство. Поверьте мне: не надо проводить ночи, лежа на траве, пялясь на Млечный путь и думать обо всем этом. Я уже сделал это за вас.
«Это видео успокаивает меня», - сказал я. «как будто сгребаешь листья в большую кучу и падаешь в них. Вот если бы у них здесь были настоящие листья, это было бы искусством».
Она улыбнулась. «Старшие братья меня часто бросали в листья, когда я была маленькой».
Я хихикнул. Мысль о том, что эту маленькую девочку кидали в листья, казалась мне забавной.
«Знаешь», - сказал я, - «у меня есть приятель, который говорит, что может рассказать все о характере человека по возрасту и полу его брата или сестры».
«То есть, наличие старших братьев делает меня мужиком в юбке? ». Она поправила пряжку пояса Harley Davidson. «Это такая чушь!»
Нельзя вести не будучи ведомым. «Невероятная чушь!» - согласился я. «Парень совсем с катушек съехал. Однако про меня он рассказал правду».
«Серьезно?»
«Да, он сказал, что у меня есть старшая сестра. Так оно и есть».
«Как он узнал?»
«Он сказал, что я нуждаюсь во внимании»
«Так и есть?»
«Конечно. Всем моим девушками приходилось писать мне любовные записки и чесать мне спинку. Мне нужен уход».
Она засмеялась. Это прозвучало как саундтрэк к видео с падающими листьями.
Топ-топ, топ-топ, топ-топ.
Фокус размылся. В современном мире мы хотим все время все чувствовать. Нам мало просто гулять по парку, когда можно еще слушать плеер, жевать хот-дог и понаблюдать за проходящим мимо людом. В своем выборе мы руководствуемся стимулом - кредо нового мирового порядка. Мысль и творчество встали на службе единственной цели – насыщению чувств. Но я принадлежу к другому поколению. Если вы не можете сконцентрироваться на мне, когда вы со мной, на прикосновении, на разговоре или единении душ, то тогда уходите с глаз долой и возвращайтесь к своим 500 каналам жизни со "звуком-вокруг".
«Послушай, я не могу с тобой больше говорить»
«Почему?»
«Нет, мне нравится, просто либо ты будешь говорить со мной, либо пойдешь смотреть выставку. И потом, ты так стоишь, что у меня сейчас шея треснет».
Она улыбнулась и села ко мне на скамейку. Аха!
Топ-топ, топ-топ, топ-топ.
«Меня зовут Джагглер».
«А я Анастасия».
«Привет, Анастасия».
Ее маленькая ручка казалась огрубелой. Ее ногти были коротко подстрижены. Это были руки трудовой пчелки. Мне надо было провести полное расследование. Я подтолкнул ее поближе. Она охотно подалась.
Топ-топ, топ-топ, топ-топ.
На сцену вышел Стайл. Его туалетная вода оставляла за собой след, а одежда шуршала. Он хотел покрасоваться? Создавалось такое ощущение. Что с ним не так? Неужели он не видел, что я наслаждаюсь моментом с девушкой? Неужели он так был настроен поразвлечься, что не видел, насколько мы с ней выше этого. Момент ушел. Гнев вскипал в моей груди.
«Я тебя знаю?», - спросил я.
«Разве кто-нибудь знает кого-нибудь по-настоящему?», - нашелся Стайл.
Он заставил меня рассмеяться. Черт его побери! В тот момент я ненавидел Стайла за его несвоевременное появление, но я обожал его за то, что он творил со словами. Я решил не кусать его. На этот раз.
Могу поспорить, Стайлу не терпелось показать себя в действии. Я познакомил их с девушкой. Потом случилось что-то странное. Его глаза закатились, и он стал кем-то другим. Единственное, что я мог предположить – в него вселился Гарри Гудини, тараторящий Гарри Гудини. Он показывал фокусы. Он заставил ее ударить себя в живот. Он рассказал, как спал на гвоздях. Ей все это нравилось. Номер ее телефона возник и ниоткуда. Неплохо для Гарри. Мы оставили ее там, где я ее нашел.
Быть пикап-артистом – значит все время принимать вызов. У меня ест друзья актеры, которые на сцене могут сделать все и сразить 500 человек аудитории, но они очень боятся подойти к девушке в баре. Я не виню их. Аудитория хочет, чтобы ее отымели. Глубоко и жестко. Но вот девушка, сидящая в баре, - другое дело. Она устрашает. Она горилла весом в 500 футов в черном коктейльном платье. И она может хорошенько вздрючить тебя, если ты ей позволишь. Но ей тоже хочется, чтобы ее отымели. Нам всем хочется, чтобы нас отымели.
Свой первый групповой семинар я провел в Сан-Франциско. На него записались шестеро парней. Мы встретились в ресторане рядом с Юнион стрит. Стайл помог мне быстро оценить их достижения.
За обедом мы обсуждали оупенеры, как, например, оупенер с двойником суперзвезды. Возвращаясь из туалета, я подошел к средних лет паре, сидевшей за соседним столом.
«Надеюсь, я вам не помешал», - сказал я женщине. «Мне надо сказать вам, что я с ума схожу по той роли из фильма про мальчика и маяк. Я плакал три дня. Я не спал всю ночь и смотрел фильм с соседской кошкой».
Они кивнули и дружелюбно улыбнулись. «Вы …. Спасибо …. большое», - сказала женщина на ломаном английском.
«Откуда вы?»
«Чехословакия»
Я обнял ее и пожал руку мужчине. «Добро пожаловать в Америку».
Пикап-артисты остались единственными настоящими дипломатами в мире.
Я не родился мастером соблазнения. Я начал с того, что разбирал вещи. Я везде носил с собой отвертку. Я сгорал от желания узнать из первоисточника, как работают вещи. Механические игрушки, велосипеды, кофеварки – все можно разобрать, если знать, где шуруп. Мой папа хотел подстричь траву, но газонокосилка уже была разобрана. Моя сестра хотела включить телевизор, но … ничего не получалось. Все детали пылесоса были у меня под кроватью. Мне гораздо лучше удавалось разбирать вещи, чем собирать их обратно. Моя семья была вынуждена жить в Каменном веке.
Позже мои исследования перешли на людей. Я старался понять себя и окружающих. Я стал артистом варьете, жонглером, уличным актером, комедиантом. Это, конечно, болото, но неплохой способ научиться взаимодействию с людьми. Побочным эффектом стало мое умение обращаться с женщинами. К 23 годам у меня была только одна женщина. К 28 – я мог иметь столько женщин, сколько захочу. Мой подход стал искусным и эффективным, моя игра – изящной и лаконичной.
Потом я узнал о сообществе. Хотя мои интересы были гораздо шире, чем соблазнение, их стремление понять природу человеческих отношения было для меня очень родным.
Потом я встретил Стайла и почувствовал наше с ним родство. Стайл умел слушать. Большинство людей не хотя слушать, потому что боятся того, что они могут услышать. У Стайла нет никаких предубеждений. Он со всеми был одинаково клёвым. Он не встречался со стервозными девчонками, которых надо поставить на место. Он встречался со смелыми девушками, с которыми были приятно играть. Он не смотрел на игру, как на тропу, полную препятствий. Он видел в ней возможность исследовать новую территорию. Вместе мы били Льюисом и Кларком соблазнения.
Когда в три утра семинар закончился, Стайл и я решили остановиться в номере, где жили какие-то из членов его семьи. Мы тихо вошли, чтоб не разбудить их. Я дразнил Стайла за его стремление быть модным. Он смеялся над моей северо-западной чувствительностью. Мы делились историями из личного опыта и подсчитывали трофеи: пара поцелуев у Стайла, пара телефонных номеров для меня.
Настрой был легкомысленным. Казалось, мы приближались к чему-то большому.
«Это так забавно, приятель», - сказал Стайл. «Не терпится узнать, чем все это закончится».
Он был полон оптимизма по поводу искусства соблазнения и самосовершенствования в нем, он верил, что мы, сообщество, знаем ответы на вопросы, которые мучили его всю жизнь. Я хотел сказать ему, что ответы лежат совсем в другом месте. НО я так и не собрался это сделать. Мы слишком весело проводили время.

Глава 3

Когда я вернулся домой из Сан-Франциско, где единственным человеком, с кем я провел ночь, был Джагглер, мне позвонил Росс Джеффрис.
«На этой неделе я провожу семинар», - сказал он. «Если хочешь, можешь посетить его бесплатно. Он будет в субботу и в воскресение в отеле «Marina Beach Marriott».
«Конечно», - сказал я. «С удовольствием».
«Только одна вещь: ты должен сводить меня на вечеринки. Хорошие голливудские вечеринки с горячими девочками. Ты мне обещал».
«Я помню»
«Да, и пока мы не повесили трубки, можешь поздравить меня с днем рождения»
«У тебя день рождения?»
«Да, твоему гуру сегодня стукнуло 44 года. А самой моей юной в этом году было 21».
Я и понятия не имел, что он приглашает меня на семинар не в качестве ученика, а как соперника.
Я приехал в субботу днем в обычных гостиничный зал для переговоров, так ярко освещенный и такой горчично-желтый, что казалось он был предназначен не для людей, а для ящериц. За прямоугольным столом сидели мужчины: студенты с жирными волосами, взрослые с жирными волосами, сановники с жирными волосами из 500 крупнейших компаний и даже из департамента юстиции. Их лица были обращены к нашему костлявому гуру.
Он рассказывал ученикам о технике гипноза с использованием цитат в речи. Мысль оказывается более аппетитной, говорил он, проходя по комнате, если она уже кому-то принадлежит. «Подсознательное мыслит категориями содержания и структуры. Если вы введете шаблон словами «Мой друг говорил мне …» часть ее сознания, отвечающая за критику отключится. Вы понимаете?»
Он посмотрел на присутствующих в ожидании ответа. И тогда он представил меня, сидящего между Гримблом и Тутаймером. Он прервался. Я почувствовал на себе его пронзительный взгляд. «Братья, это Стайл». Я слабо улыбнулся. «Он ознакомился с тем, что предлагает Мистери и решил стать моим последователем. Не так ли, Стайл?»
Все жирные головы в комнате повернулись в мою сторону. Отчеты от семинаре Мистери в Белграде потрясли Интернет, а мои способности единодушно превозносились. Людям было интересно увидеть нового напарника Мистери, а Россу в данном случае хотелось прибрать его к рукам. Я уставился на тонкий черный проводок от handsfree, обвивавший его голову как паутина. «Вроде того», - сказал я.
Но этого ему не было достаточно. «Кто твой гуру?» - спросил он.
Здесь он был хозяин. Но своей голове хозяином был я. Я не знал, что ответить. Поскольку лучший способ избежать прямого ответа – это шутка, я старался придумать что-нибудь смешное. Но ничего не приходило на ум.
«Мы потом поговорим об этом» , - ответил я.
Я видел, что он не был доволен таким ответом. Ведь это был не просто семинар. Это было провозглашение культа личности.
Когда собрание прервалось на обед, Росс подтолкнул меня. «Я думал ты поддержишь меня в выборе итальянской кухни», - произнес он затасканную фразу супергероя Грина Лантерна.
«Я думал ты больше не являешься почитателем Мистери», - сказал он за ланчем. «Я думал ты перешел к нам на сильную сторону».
«Я не уверен, что два ваших метода взаимоисключают друг друга. Я рассказал Мистери, что ты проделал с официанткой в «Калифорния Пицца Китчен», и его это поражает. Я думаю, он впервые убедился, что Быстрое Соблазнение может быть эффективным».
Росс покраснел. «Стоп!», - сказал он. Это было слово из гипнотической техники, шаблон прекращения разговора. «Ничего ему не рассказывай. Я не хочу, чтоб этот парень пользовался моей тактикой, зарабатывал на ней деньги. Это мерзко». Он воткнул вилку в цыпленка. «Я знал, что что-то не так. Если ты будешь так откровенен с Мистери, то у меня будут проблемы. Если ты собираешься брать у меня частные уроки, то я запрещаю тебе что-либо ему рассказывать».
«Послушай», - попытался я успокоить сердитого гуру. «Я не открывал ему никаких подробностей. Я просто дал ему понять, что твоя методика работает».
«Тогда ладно. Просто скажи ему, что видел, как возбудил цыпочку, задав ей несколько вопросов и сделав несколько жестов. Пусть этот самонадеянный придурок поймет, что к чему».
Я видел, как раздувались его ноздри и наливались кровью вены на лбу. Мне кажется, в молодости ему несладко приходилось. Не потому что его отец был жесток с ним, как в случае Мистери. Родители Росса были добропорядочной еврейской парой. Я знал это, потому что они приехали на семинар сразу после меня и все время пристального на него смотрели. Скорее, Россу доставалось от общества, что сказалось на его психике. Его браться и сестры, надо думать, так же довлели над ним. Оба его брата обратились к Богу и стали для Иисуса истинными евреями. А Росс обратился к религии собственного изобретения.
«Ты проникаешь в святая святых силы, мой юный ученик», - сказал он, потирая тыльной стороной ладони седую щетину на подбородке. «И цена предательства превосходит все предположения, рожденные в твоем смертном сознании. Веди себя тихо и храни обещания, и я оставлю для тебя дверь открытой».
Суровость и гнев Росса, хоть бессознательно, но были понятны. Суть, в том, что Росс создал общество соблазнителей практически в одиночку. Конечно, рядом всегда была кучка людей, готовых дать совет, как, например, Эрик Вебер, чья книга «Как соблазнить девушку» легла в основу движения и стала толчком для создания фильма «Мастер соблазнения» с Молли Рингвальд и Робертом Дауни Мл. Но никогда до Росса не существовало сообщества. Просто было удачно найдено время. Быстрое соблазнение развивалось вместе с Интернетом.
В 20 Росс бы, по всей видимости, злым. Он мечтал стать эстардным актером и сценаристом. Один из его сценариев, «Они все еще зовут меня Брюсом», нашел продюсеров, но провалился. Поэтому Джеффрис дрейфовал в одиночестве между полулегальными занятиями. Все изменилось, когда он стоял в секции самообслуживания в книжном магазине и невольно потянулся к книге. Ею оказалась «Из лягушки в Принца» - классическая книга по НЛП, написанная Джоном Гринером и Ричардом Бэндлером. Впоследствии Росс начал скупать все книги по этой теме.
Его героем всегда был Грин Лантерн, который с помощью волшебного кольца мог воплощать свои мечты и фантазии в реальность. После того, как Росс с помощью изученных техник НЛП соблазнил девушку, устроившуюся в адвокатскую контору, где он работал, он понял, что нашел свое волшебное кольцо. Власть и контроль, которые ускользали от него всю жизнь, наконец, пришли к нему. Его профессиональная карьера соблазнителя началась с написанной им самим книги в 70 страниц. Заглавие книги более менее отражало его эмоциональное состояние в то время – «Как заполучить женщину, которую вы желаете, в постели: низменное и пошлое руководство по встрече и соблазнению для мужчин который устали быть хорошими парнями». Он продал книгу через объявление в «Плэйбое» и «Галерее». Когда в свой репертуар он включил семинары, он начала продавать свои знания через Интернет. Один из его учеников, легендарный хакер Льюис ДеПайн, вскоре создал конференцию alt.seduction.fast. Из того форума и выросла международное сообщество пикаперов.
«Когда я впервые поведал миру о соблазнении, я был смешон», - сказал Росс. «Меня обвиняли во всех смертных грехах и обзывали, как только можно и нельзя. Я был действительно зол. Меня это очень бесило. Но вскоре этот спор от стадии «Правда ли это?» перешел в стадию «Что нам делать?».
И поэтому каждый гуру обязан своим появлением Россу Джефризу. Он заложил фундамент. И поэтому, как только появляется новый учитель, Росс хочет уничтожить его. В некоторых случаях он даже угрожал юному сопернику сообщить о его увлечениях родителям или в школу.
Хуже, чем Мистери, по его мнению, был бывший приверженец Быстрого соблазнения Дэйвид ДеАнджело. Первоначально он звался Зонпиг (перевернутое слово гипноз) и был непоследним лицом в школе. Но они рассорились с Россом, когда тот соблазнил девушку Дэйвида.
Согласно Россу, это Дэйвид привел ему девушку. Он сказал, что мало кто жертвовал своей девушкой во имя дела. Согласно ДэАнджело, Россу было строго запрещено трогать его девушку. Как бы там ни было, но в результате эти двое перестали разговаривать, а ДэАнждело создал конкурирующую школу double-your-dating. В ее основе лежало не НЛП и не какая-либо другая форма гипноза, а эволюционная психология и метод дерзко смешного, созданный самим ДэАнджело.
«Знаешь, этот дешевый плагиатор Дэйвид ДэАнджело проводит свой первый семинар в Лос-Анжделесе», - сказал Росс. «Это парень настолько чертовски привлекателен и так запросто посещает многие клубы, что меня удивляет, как люди могут думать, что такой тип как он сможет понять те трудности, с которыми они сталкиваются, имея дело с женщиной».
В уме я отметил, что стоит посетить этот семинар.
«У Дэйвида ДэАнуса, Ганбутча и Мистери особый взгляд на женщин», - говорил Росс, еще распаляясь. «Эти парни сконцентрированы на худших чертах худших женщин и строят свою игру на них».
Росс напоминал мне старого блюзового музыканта, которого отымели столько раз, что он никому больше не верит. Но сочинителей песен охраняет закон об авторских правах, тогда как тактику соблазнения женщины нигде не запатентовать. К сожалению, его паранойя была обоснованной, особенно, когда речь заходила о Мистери, единственным соблазнителем, чьи идеи и умения могли в какой-то момент получить первенство.
Официант убрал наши спагетти. «Я так трепетно к этому отношусь, я так беспокоюсь за всех них», - продолжил Росс. «Мне кажется, что с 20% моих учеников жестоко обращались. На них было оказано сильное воздействие. Не только со стороны женщин, но всех людей. Многие проблемы в обществе произрастают то того, что мы вынуждены подавлять наши стимулы и желания».
Он обернулся и увидел трех бизнес леди за десертом. Он был готов дать выход своему сексуальному позыву.
«Как этот ягодный коблер?», - прокричал Росс в их сторону.
«Очень вкусно», - сказала одна из женщин.
«Знаете», - продолжил Росс, - «у людей есть система распознавания десертов». Он сорвался и побежал. «Мозг понимает, что этот десерт не содержит сахара, а тот тает во рту. И эта система разжигает реактивность тела и подготавливает его к тому, что за этим последует. Она посылает поток энергии сквозь тело».
Теперь он привлек внимание женщин. «Серьезно?», - спросили они.
«Я преподаю курсы по потокам энергии», - сказал Росс. Женщины восхищенно вздохнули. В Южной Калифорнии слово «энергия» равно ценно для женщин запаху шоколада. «Мы как раз только что обсуждали, понимают ли мужчины женщин. И мы думаем, мы нашли ответ».
В мгновение ока он уже сидел за их столом. Пока он говорил, женщин забыли о свеем десерте и восторженно смотрели на него. Я так и не мог понять, действительно ли его шаблоны работали на подсознательном уровне, или большинство людей вели такие скучные разговоры, что любой свежей мысли уже достаточно, чтоб запустить механизм.
«О, мой Бог», - сказала одна из женщин, когда он закончил свою речь касательно тех черт, которые женщины ищут в мужчинах. «Я никогда ничего подобного не слышала. Где вы преподаете? Я хочу узнать больше».
Росс взял номер ее телефона и вернулся к столику. Он повернулся ко мне и, улыбаясь, сказал: «Теперь ты понимаешь, чей путь вернее?»
Потом он потер подбородок большим пальцем.

Глава 4

В глазах Сина я был предателем.
«Росс – соблазнитель и заговорщик», - сказал он, когда я позвонил ему в Монтгомери, Алабама, где базировалась его часть. Он жил с девушкой, которую там встретил, и которой нравилось, чтоб ее водили на коротком поводке.
К несчастью, высшие чины не ободряли такого поведения, и ему приходилось рулить аж до самой Атланты, чтобы поперчиться.
«У него есть планы насчет тебя», - предупредил он. «Ты маркетинговое средство, которое он хочет использовать против Мистери. Ты первый и лучший ученик Мистери, единственный, кто регулярно ходит с ним на сарджи. Поэтому каждый раз, когда Росс спрашивает тебя «Врешь ли ты своему гуру?», а ты отвечаешь, предположение, что он твой гуру, находит подтверждение. Все, что он делает, направлено на то, чтобы доказать, что ты неофит, отошедший от старой религии и обращенные в новую, действительно работающую. Это его намеренье. Будь осторожен».
В изучении НЛП, манипуляции и самосовершенствования была обратная сторона. Ни одно действие – твое собственное или кого-либо другого – не обходилось без намерения. У каждого слова был скрытый смысл, а у каждого скрытого смысла был свой вес, а каждый вес клался в корзину собственных интересов. С той же долей вероятности, что Росс завел со мной дружбу, чтобы разбить Мистери, его можно обвинить в приятельских отношениях со студентами, ради вечеринок, на которые они его водили.
Я пригласила Росса на первую вечеринку на следующей неделе. Моника, не слишком удачная, но с хорошими связями актриса, пригласила меня на свой день рождения в «Белли», бар на бульваре Санта Моника. Я подумал, там будет полно красивых людей, кого Росс мог бы очаровать своими умениями. Я ошибался.
Я встретился с Россом в доме его родителей, не слишком дорогом из красного кирпича здании на востоке Лос-Анджелеса. Его отец, ушедший на пенсию хиропрактик, дирекор школы и новеллист-издатель, сидел на диване рядом матерью Росса, которая, очевидно, была в доме главное. На стене висели пурпурное сердце и бронзовая звезда, которые отец Росса получил после Второй мировой войны.
«Стайл делает успехи», - сказал им Росс. «Он соблазняет много девушек, пользуясь моими методами». Даже мастер соблазнения в своей крепости ищет одобрения родителей.
Я поговорил с его матерью о специфике его работы. «Некоторые люди полагают, что в открытую говорить о сексе и женщинах ужасно», - сказала его мама. «Он негруб и невульгарен. Он очень умный мальчик». Она остановилась и неспешно пошла с стеллажу. «У меня есть книжка стихов, которые он написал в девять лет. Хотите что-нибудь прочитать? В одном из стихов говорится, что он король и сидит на троне».
«Нет, он не хочет этого читать», - перебил ее Росс. «Господи Иисусе, это была ошибка. Пора в путь».
Вечеринка была ужасной. Росс совершенно не мог найти себе места среди крутых. Большую часть времени он провел, притворяясь моим любовником и подползая сзади на четвереньках к Кармен Электра, обнюхивая ее зад, как собака. Когда я разговаривал с девушкой, он обрывал меня, чтобы похвастаться очередной удачей. В десять вечере он сказал, что устал и потребовал, чтоб я отвез его домой.
«Следующий раз не поедем так рано», - сказал я.
«Нет, следующий раз надо приехать вовремя», - ворчал он. «Я могу быть на ногах допоздна, при условии, что мне уделяют внимание 12 часов подряд, чтобы я мог расслабиться и вздремнуть днем».
В уме я отметил, что не буду больше брать Росса в крутые места. С ним только краснеть. Когда я начал так много времени проводить с пикаперами, я значительно снизил планку для людей, с которыми я общался. Все мои прежние друзья остались где-то на обочине. Я играл, чтобы в моей жизни стало больше женщин, а мне мужчин. И хотя все сообщество было посвящено женщинам, самих женщин в сообществе не было. Это было просто частью игры. Ведь сначала уборка дома приводит к еще большему беспорядку. Весь остальной путь к дому Росса в Марина дель Рей он разглагольствовал о своих соперниках. Разумеется, недоброжелатель Росса поносили его ничуть не меньше. Они недавно обозвали его Мое’99, намекая на то, что, присваивая себе чью-то тактику, Росс настаивал, что придумал ее в 1999 году на семинаре в Лос-Анджелесе.
«Этот вероломный придурок Дэйвид ДэАнус», - разгорячился Росс, когда я высадил его, - «У него семинар сегодня, и я только что выяснил, что там будут выступать некоторые из моих учеников. У них даже не хватило мужества признаться мне».
У меня тоже не хватило духа сказать ему, что я туда иду.

Глава 5

Влечение не возникает из ниоткуда.
Такие слова Дэйвид ДэАнджело показал на слайде. Народу было полно. Около 150 человек. Многих из них я видел на других семинарах, в том числе и Эстрамаска.
Все это имело знакомые черты: человек на сцене с хэдсетом обучает группу неудачников тому, как спастись от участи онаниста. Но разница была. ДэАнждело был красавчиком, как сказал Росс Джеффрис. Он походил на Роберта ДеНиро, если бы ДеНриро был этаким маменькиным сынком, который ни разу не влезал в драку.
ДэАнджело выделялся из ряда других гуру в основном потому, что он ничем не выделялся. Он не был ни харизматичным, ни интересным. Он не был одержим желанием стоять во главе культа, в его душе не было зияющей пустоты, которую он хотел наполнить женщинами. Он даже не утверждал, что был хорошим игроком. Он был обычным. Но он был опасен, потому что был подготовлен.
Было ясно, что он месяцами работал над семинаром. Он не только был детально записан и обработан для несведущих умов. Он подготовил целую инструкцию по соблазнению, которую можно было представить людям, не шокируя их грубостью, отношением к женщине и извращенными техниками, кроме, пожалуй, его совета прочитать книгу Лью Берка «Дрессировка собак», чтобы поднатореть в деле соблазнения девушек.
ДэАнджело был умным парнем и угрозой Россу. Многие из выступавших на его семинаре были, как и он сам, учениками Росса: Рик, Х., Вижен и Орион и Мегазануда, который был известен как первый пикапер, продающий записи со своими подходами на улицах. Этот сериал «Магическая коллекция» можно считать серьезным доказательством того, что зануды, владеющие гипнозом, могут поиметь секс.
«Соблазнение», - прочел ДэАнждело по блокноту, - «определено в словаре как «побуждение к чему-либо греховному, особенно склонение женщины к сексуальному контакту с использованием таких приманок, которые превосходят ее сомнения».
«Другими словами», - продолжил он, - «соблазнение подразумевает хитрость, обман и сокрытие истинных мотивов. Этому я не учу. Я учу вас привлекать. Привлекательность работает на вас и поднимает вас в глазах женщины до того момента, пока она неким магическим образом не почувствует к вам влечение и не захочет быть с вами».
ДэАнджело ни разу не упомянул имен своих соперников и конкурентов. Он был слишком умен для этого. Он хотел подорвать их репутацию, не называя их вообще. Он перестал писать на форумах, заставляя своих «служащих» писать о нем. О не был гением или новатором, как Мистери или Росс. Он просто был великим специалистом по торговле.
«Как вы заставляете кого-то захотеть что-либо?» - спросил он после практического задания, смотря на студентов исподлобья, как Джеймс Дин. «Вы придаете этому цену. Вы показываете, что это нравится другим. Вы подчеркиваете его редкость. И вы заставляете их добиваться этого. Я хочу, чтоб вы подумали над другими способами во время обеда».
Я присоединился с ДэАнджело и некоторым его студентам за гамбургером и узнал о нем кое-что еще. Не очень успешный риэлтор из Юджина, Орегон, переехал в Сан-Диего, чтоб начать все заново. Одинокий, он жаждал научиться преодолевать барьер, лежащий между двумя незнакомыми людьми в клубе. Поэтому он начал копаться в Интернете в поисках помощи и друзей, которые ладили с женщинами. Одним из его друзей стал Райкер, протеже Росса Джефриза, который научил его пользоваться AOL для знакомства с женщинами. Посылая сообщения, ДэАнджело практиковался во флирте, как научил его новый друг, не боясь публичного позора.
«Я учился новому», - говорил он ученикам, бродившим вокруг него и пытаясь что-то услышать. «Я применял новые идеи, отмечая, как реагируют на них женщины в AOL. Тогда я начал понимать, что издевательства и откровенные нападки действуют на женщину совсем не так, как могло бы показаться неискушенному сознанию».

Воодушевленный своей находкой, он написал статью в 15 страниц на Клифс Лист – один из авторитетных онлайновых журналов соблазнителей. Только зарождающееся тогда сообщество проглотило статью залпом. Появился новый гуру. Клифф, канадский бизнесмен средних лет, модерирующий журнал и охотившийся по ночам за новыми мастерами соблазнения, убедил ДэАнджело провести три недели за переработкой своего манифеста в электронную книгу «Double your dating».
Пока мы говорили, к нам присоединился Рик Х. Он был одним из друзей ДэАнджело еще с тех времен и теперь делил с ним комнату на Голливудских Холмах. Я много слышал о Рике Х. Его считали лучшим. Пикап-артист, специализирующийся на бисексуальных женщинах. Его кричащий стиль одежды вдохновил Мистери на создание павлиньей теории.
Рик Х. был невысокого роста, слегка коренастый, одетый в рубашку с большим воротом и красный блейзер. Хвостом за ним тащились шесть адептов идеи привлекательности, готовые впитать каждую каплю его мудрости. Двух из них я узнал: Экстрамаска, чьи опухшие глаза были почти закрыты, и Гримбла, который начал сомневаться в своей принадлежности к Быстрому соблазнению. Гипнотизирование женщин до полного подчинения в клубах не помогало ему найти подружку. Так что, проведя некоторое время с Риком Х., он стал дерзко смешным. Теперь в качестве подхода он выставлял локоть перед идущей женщиной, толкал ее и выпускал громкий возглас возмущения, если она задевала его. Когда она останавливалась, он обвинял ее в том, что она схватила его за задницу.
Быть в барах смешным оказалось более благодарным, чем быть идиотом.
Рик взял стул и расположился на нем. Пока вокруг него кучковались ученики, он начал говорить.
У него было два правила, сказал он.
Первое: Хорошие поступки наказуемы (Фраза, по какой-то иронии, принадлежащая женщине, Кларе Бут Льюис)
Второе: Всегда должен быть ответ
Выводом из второго правила Рика было то, что женщинам никогда не надо отвечать прямо. Если женщина спрашивает вас, кем вы работаете, оставьте ее в недоумении. Скажите, что чините зажигалки, или торгуете белыми рабами, или профессионально играете в классики. В первый раз у меня это прошло не слишком гладко. Женщина из сета в пять человек спросила меня, кем я работаю. Я произнес фразу, написанную предыдущей ночью на шпаргалке. Я сказал, что торгую белыми рабами. Как только слова вылетели с моих губ, я понял, что не получу номера. Все в сете были афроамериканцами.
Наблюдая за Риком я понял одну вещь: людям, которым нравится звучание собственного голоса имеют больший успех у женщин, не беря в расчет тихого Дастина. Клифф из Клиффс Лист называл это теорией болтуна.
«Почему нам так забавно об этом говорить», - спросил Рик Х. у ДэАнджело.
«Потому что мы парни», - сказал ДэАнджело, как будто бы это было очевидным.
«Да», - сказал Рик. «Так оно и есть».
Когда гуру ушли, я подсел к Экстрамаску. Он посасывал апельсиновый сок из маленькой банки. Сзади на шее у него был пирсинг, гантелька, и если бы не его опухшие глаза, он мог бы быть самым симпатичным парнем на семинаре.
«Что с тобой случилось?», - спросил я.
«Я пошел в клуб с той круглолицей девушкой, и у меня был секс второй раз в жизни», - сказал он. «Но хотя мы трахались три раза, я опять не смог кончить. Или все дело в дурацких презервативах, или я просто очень волнуюсь, или прав Мистери – я гомик».
«Но при чем тут твои глаза? Она тебе побила?»
«Нет, просто у нее перьевые подушки, или что-то в этом роде, а у меня на них аллергия».
Он сказал, что они встретились в кафе. Он сели рядом и он продемонстрировал ей свои экстрасенсорные возможности, показал ей психологическую игру под названием «куб» и все другие достоинства. Когда она начала смеяться над его шутками, даже несмешными, он понял, что нравился ей. Они взяли в видеопрокате «Insomnia», поехали к ней и сели, обнимаясь, на диван.
«У меня вполне логично начал вставать», - сказал он без эмоций. «Ну, ты понимаешь о чем я».
«Да, давай, продолжай».
«Было клёво, потому что ее ноги лежали как раз на моем члене. Она абсолютно точно чувствовала, какой он твердый. Я снял рубашку, и она начала целовать меня и гладить мою грудь. Было здорово». Он остановился и сделал маленький глоток сока через тонкую трубочку. «Потом я снял ее майку, так что на ней остался один лифчик. Я чувствовал ее грудь. Но вот когда мы пошли в спальню, возникла проблема».
«Проблема с эрекцией?»
«Нет. На ней все еще был лифчик».
«Ну и в чем проблема? Взял бы и снял»
«Я понятия не имею, как снимать лифчики. Поэтому я оставил его».
«Думаю, что умение расстегивать лифчики приходит с опытом»
«У меня есть план. Хочешь узнать, какой?»
«Да, разумеется»
«Я собираюсь взять мамин лифчик и надеть его на какую-нибудь палку или что-то такое. Я буду ходить вокруг нее с закрытыми глазами, как в игре, где надо ослу прилепить хвост, и пытаться расстегнуть лифчик».
Я посмотрел на него с улыбкой. Я не мог понять, шутит он или нет.
«Я чертовски серьезен», - сказал он. «Это совершенно разумно. И ты знаешь, что это сработает».
«И как секс на этот раз?»
«Как и в прошлый. Я превзошел все ее ожидания и имел ее полчаса к ряду. Я был жесток и нежен. Но я не смог кончить. Ненавижу это. Серьезно, я хочу кончить».
«По-моему, ты слишком много об этом думаешь. Или, может, ты ничего не чувствуешь к девушке».
«А может, мне больше по душе моя правая рука», сказал он, потирая глаза. «Да, мне кажется, мне сделали мой первый минет. Ну, просто ее голова в какой-то момент была рядом с пенисом, и я точно не могу сказать, сосала она его или нет. Но мне понравилось, когда мне лизали яйца».
Подошел Гримбл и хлопнул меня по плечу. «Семинар начинается», - сказал он мне. «Стив П. и Распутин сейчас будут выступать. Думаю, ты не захочешь это пропустить».
Я встал и оставил Экстрамаска за столом одного с апельсиновым соком.
«Знаешь, что я еще сделал?», - прокричал он мне вслед. «Я довел ее до оргазма пальцами».
Я обернулся и посмотрел на него. Мне стало смешно. Он казался таким смущенным и беспомощным, но на деле он, скорее всего, был сообразительнее нас.
«Внутри вагины все совсем не так, как я представлял. Там все очень организовано», - сказал он с восхищением.
А, может, и не был.

Глава 6

Хотя семинары по дерзко смешной тактике проводил Дэйвид ДэАнджело, бесспорным лидером жанра был 40-летний канадский писатель, известный как Зэн. Тогда как Мистери защищал теорию о попадании в поле внимания, Зэн безапелляционно заявлял, что он был мужчиной мечты для всех женщин. Он считал себя продолжателем традиций Казановы и Зорро. Ему нравилось надевать их костюмы на карнавалы. За четыре года в сообществе он ни разу не спросила света, он их только давал.

MSN GROUP: Mystery’s Lounge
SUBJECT: Дерзко смешная техника Зэна в применении к официантке
AUTHOR: Зэн

Мне играет на руку то, что я бесстрашен с женщинами. Мой метод очень прост. Что бы девушка ни говорила или не делала, я расцениваю это как ПЗ. Точка. Она хочет меня. И не важно, кто она. И когда вы начинаете в это верить, они тоже в это верят.
Я раб любви к женщинам. И они это чувствуют. Слабость женщины – в словах и языке. К счастью, в этом я силен. Когда они начинают отрицать мои достоинства, я делаю вид, что они с Марса, а то, что они говорят – не имеет никакого смысла.
Я никогда не пытаюсь оправдаться или извиниться за то, что я бабник. Почему? Потому что соблазняя женщин, создаешь себе доброе имя. Я не из тех парней, которые думают о женитьбе.
Учитывая все вышесказанное, я хочу рассказать вам о том, как я применил тактику дерзко смешного к официантке.
Обычно, когда к компании парней подходит новая и потрясающе привлекательная официантка, они сначала пялятся на ее задницу, а потом обсуждают ее за спиной. Но в тот момент, когда она стоит у их столика, они становятся невероятно учтивы и милы, претворяясь, что она их вовсе не интересует.
Я же, напротив, становлюсь дерзко смешным. Сейчас я в деталях все расскажу, потому что думаю, некоторые парни не понимают сути игры в дерзко смешного.
Когда я увидел, что она подходит, я тут же начал болтать с приятелем. Я сделал так, что сидел к ней боком.
Когда она подошла и спросила, что мы будем пить, я несколько секунд делал вид, что не замечаю ее. Потом я бросил взгляд в ее сторону и притворился, что вижу ее впервые. В тот же момент, я показал, что очень заинтересовался ею – как будто она была каким-то открытием. Я посмотрел на ее тело, ровно столько, чтоб она заметила мой взгляд. Потом повернулся к ней лицом. Широко улыбнуться. Подмигнуть. И игра началась.

Она: Что бы вы хотели?
Зэн (Игнорируя вопрос): Привет, я тебя здесь раньше не видел. Как тебя зовут?
Она: Стефани. А тебя?
Зэн: Я Зэн. И я буду джин с тоником. (Широкая улыбка)

Итак, я уже разбил лед и завязал разговор, просто познакомившись. Она дала мне права быть с ней на более короткой ноге. Следующий раз, когда она подойдет, я опять улыбнусь и подмигну.

Зэн: Опять ты? Класс! Кажется, тебе понравилось ходить рядом с нами, правда ведь?
Она: (Смеется) какая-то ерунда
Зэн: какая-то другая ерунда
Она: еще какая-то ерунда
Зэн: (Ей вслед) Держу пари, ты скоро вернешься. Я вижу это по твоим глазам.
Она: (смеется) Точно, не смогу удержаться.

Вот, я уже пошел по дерзко смешному пути – сказал, что ей нравиться шататься рядом с ними и что она вернется к нашему столику. Естественно, она вернется: она же официантка. И когда он возвращается, я улыбаюсь и со знанием дела смотрю на остальных ребят: «Вот видите, я же говорил». Постепенно, напряжение вокруг нас спадает, как будто мы знаем друг друга уже давно. Это поднимает нас на уровень близкого общения, которое обычно возникает после нескольких встреч.
Теперь я скажу что-то вроде:
Она: Еще что-нибудь?
Зэн: (улыбаюсь, подмигиваю) Знаешь что? А ты милая. Думаю, я тебе позвоню
Она: Ты так думаешь? У тебя нет моего номера.
Зэн: А ты права! Ну тогда скажи мне его, я запишу
Она: (улыбаясь) Не очень хорошая мысль. У меня есть парень.
Зэн: (делая вид, что записываю) Эй-эй, не так быстро! Я не расслышал цифр. Не могла бы повторить? Итак … 555 …
Она: смеется и закатывает глаза.

Абсурдность этой ситуации в том, что она ни за что не даст мне свой номер перед столькими парнями. Ни одна бы девушка не дала. Но семь цифр ее номера не самоцель для меня.
Теперь, у нас с ней появились отношения и своя манера общаться. И я оставил о себе память, так что при следующей встрече она меня узнает. Таким образом, я могу приобнять ее и продолжить своей обычной фразой: «Ты будешь мне хорошей девушкой». И поскольку всю было сказано полушутя, она не знает, действительно ли я клеюсь к ней или просто дурачусь. Когда я вернусь:

Она: (смеясь) О, нет! Опять ты!
Зэн: Стефани, моя милая! Прости, что не перезвонил тебе вчера вечером. Знаешь, я ведь был так занят.
Она (поддерживая игру): Да, я очень разозлилась.
Смеется весь столик, и даже она. И в таком духе проходит весь вечер.
Позже:
Зэн: Знаешь, что Стефани. Ты ужасная девушка. Я даже не могу вспомнить, когда у нас последний раз был секс. Вот так. По-моему между нами все кончено.
Зэн (показывая на другую официантку): Теперь она будет моей новой девушкой.
Она: смеется
Зэн: (играя с телефоном) Теперь я понижу тебя в телефонной книжке с № 1 до № 10.
Она: (смеется) Нет, пожалуйста. Не делай этого. Я все сделаю, чтоб исправиться.

И чуть позже:
Зэн: (показывая ей подойти поближе и сесть на колени): Стефани, иди и присядь. Я расскажу тебе сказку на ночь.

Эту линию я использую уже многие годы. Она великолепна.
Некоторые из вас, наверное, думают: «И что теперь? Как это дурачестве повернуть на серьезный лад? Как завести романтичный, сексуальный разговор?»
Очень просто. В некоторый момент я просто начинаю шептать ей. Не забывая придать взгляду соблазнительность.

Зэн (больше не дерзко смешной): Стефани, ты хочешь, чтоб я тебе позвонил?
Она: Ты же знаешь, у меня есть парень.
Зэн: Это не то, о чем я спрашивал. Ты хочешь, чтоб я тебе позвонил?
Она: Соблазнительно, но я не могу.
Зэн: Сбеги со мной, девочка. Со мной ты окажешься выше, чем склоны Парнаса … И т.д.

Все, что вы сейчас прочли, произошло прошлым с четверга на пятницу со мной и официанткой Стефани. Она была самой обалденной девушкой из тех, что я встречал за последнее время. Жюри признает за ней победу, но у нее нет никаких иллюзий насчет моих намерений. Мои друзья кажется ей милыми парнями, но не я. Она знает, что любой контакт со мной буде изначально страстным. И теперь за ней выбор – принять это или нет.
Правда в том, что она с легкостью может отвергнуть мои попытки. Но это не имеет значения. Она нескоро обо мне забудет. И могу поспорить, другие официантки знают, что я ей говорил. И это очень хорошо, потому что я говорил практически те же самые вещи всем официанткам здесь. И я продолжу это делать – прямо перед Стефани.
Это эффект суммарного воздействия. Когда ты появляешься, это место становится твоим. Ты машешь официанткам и, показывая на щеку, говоришь: «Эй, малышка, где мой сахар?» И ни кого это не пугает, потому что ко всем ты относишься одинаково. Из этого конкретного ресторана я приводил к себе домой четырех официанток. Еще три официантки хотят пойти ко мне домой. И есть еще несколько, над которыми стоит поработать, включая Стефани. И могу поспорить, они все знают друг о друге. Но, опять же, это очень хорошо.

Глава 7





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...