Главная Обратная связь

Дисциплины:






Шаг пятый - изолируйте цель 1 страница



 

Не справедливо рвать отношения, когда его здоровье или богатство зависит от вас.
Дженни Хольцер. «Скамейки»

Глава 1

Пока мы с Мистери разъезжали по миру с семинарами, сообщество перестало быть просто кучкой людей с никнеймами. Оно стало настоящей семьей из плоти и крови. Мэддэш теперь был не просто набором шести букв, а забавным предпринимателем из Чикаго, похожим на Джереми Пайвена. Стрипт был серьезным редактором из Амстердама с модельной внешностью. Найтлайт9 – милый зануда, работавший на Microsoft. Время хвастунов и клавиатурных виртуозов прошло. Настал черед отдать должное суперзвездам. А суперзвездами были мы с Мистери, потому что мы проехали Майами, Лос-Анжделес, Нью-Йорк, Торонто, Монреаль, Сан-Франциско и Чикаго. С каждым семинаром мы становились лучше, сильнее, энергичнее. Все остальные гуру были привязаны к тепличным условиям учебных классов. Они никогда не демонстрировали себя в действии прямо на поле битвы, переезжая из города в город, ночь за ночью, женщина за женщиной.
Когда мы покидали город, в нем возникала, если ее не было прежде, «берлога», где собирались ученики, желающие применить свои новые умения в деле. Слухи распространялись, «берлоги» множились в своем числе в два, три, четыре раза. И все эти парни поклонялись Мистери и Стайлу. Мы жили так, как хотели бы они. Или им так казалось.
Каждый семинар рождал новые посты, в которых восхвалялась моя игра. За каждым филд-репортом сыпалась груда писем от учеников, мечтавших стать моими напарниками. Список сарждей в моей телефонной книге начал значительно превышать число девушек, с которыми я встречался.
Большинство звонивших мне людей спрашивали Стайла. И, пренебрегая приветствием, спрашивали: «Когда звонишь девушке, надо скрывать свой номер?» или «Я был в сете из трех, и все закончилось тем, что я понравился препятствию и она дала мне свой номер телефона. Есть ли у меня еще шансы с целью?»
Игра поглощала мою прежнюю жизнь. Но это того стоило, потому что так я мог стать тем парнем в клубе, которому всегда завидовал, который в углу развлекался с едва знакомой девушкой. Это был путь к Дастину.
До моего вступления в сообщество, я единственный раз развлекся с девушкой в клубе, когда только приехал в Лос-Анджелес. Но когда мы целовались, она оттолкнула меня со словами: «Ты что, вообразил себе будто ты продюсер или кто-то там еще?!» Подтекст был таков: «Я слишком крута, чтобы мутить с такими отбросами, как ты». Этот случай охладил меня на многие месяцы. Я был слишком робок, чтобы ответить ей, как я теперь понимаю, на нег-хит.
Но теперь, когда я вхожу в клуб, я ощущаю прилив энергии и силы, гадая, какая из женщин запустить мне свой язык в рот на следующие полчаса. Сколько бы книг по самосовершенствованию я ни прочел, я все еще не был уверен в выборе. Никто из нас не был. Именно поэтому мы были в игре. Секс не предполагал, что мы свернем горы. Нужно было просто быть принятым.
С Мистери за время путешествия произошли другие метаморфозы. Он придумал радикально новый способ павлинизма. Теперь было недостаточно иметь один предмет туалета для привлечения женщин. На нем теперь все было каким-то сверхъестественным, превращая его в ходячее щоу. Он носил ботинки на шестидюймовой платформе и ковбойскую шляпу в красную полоску. Добавьте к этому черные синтетические обтягивающие брюки, футуристические очки, пластиковый рюкзак, сетчатую прозрачную футболку, черную подводку для глаз, белые тени и более чем семь наручных часов. Все глядели ему вслед, когда он проходил по улице.
Ему не нужны были оупенеры. Женщины сами его открывали. Девушки шли за ним целые кварталы. Некоторые хватали его за задницу, те, кто постарше, кусали его за член. И все, что ему оставалось сделать, – показать несколько фокусов, которые только подтверждали его инопланетное происхождение.
Его новый внешний вид был как лакмусовая бумажка для женщин. В результате теста отбрасывались те девушки, которые ему не были интересны, и проявлялись те, которые ему нравились. «Я одеваюсь для шикарных клубных девочек, горячих распутных девочек, которых мне никогда не заполучить», - объяснял он мне как-то вечером, когда я сказал ему, что он одет как клоун. «Они играют в фанаток, поэтому я должен быть рок-звездой».
Мистери всегда настаивал, чтоб я оделся так же нелепо, как он. И хотя я собрался и купил пурпурный меховой жилет в магазине белья в Монреале, это не добавило мне ни внимания, ни восхищенных взглядов. Я и без этого неплохо справлялся.
Моя репутация сильно окрепла после семинара в Майами, где я за раз выплеснул все навыки, приобретенные за последние шесть месяцев обучения гипнозу и наставлений гуру. Тот вечер войдет в анналы истории сообщества. То соблазнение было не борьбой, а балетом: идеальный пример соблазнения. Той ночью я официально перешел из разряда ТФН в разряд пикап-артистов.



Глава 2

Это был великолепный сардж.
Все заметили, когда они вошли в VIP зал «Майами Кробар». Две платиновые блондинки с загорелыми силиконовыми грудями и одинаково одетые: белые облегающие майки и белые облегающие брюки. Как можно было не заметить? Они были из разряда «на десятку», как называют таких пикап-артисты. А их внешний вид превращал мужчин в зверей. На South Beach уровень тестостерона поднимается быстро, и в сторону этих двух свистели и кричали весь вечер. Девушкам, казалось, нравится такое внимание, как и отшивание парней, которые его к ним проявляли.
Я знал, что делать. То, чего не делают все остальные. Мастер соблазнения должен быть исключением из правил. Я должен подавлять все возникающие во мне инстинкты и не проявлять к ним ни толики внимания.
Со мной был Мистери и два ученика, Аутбрейк и Матадор Любви. Остальные наши ученики занимались соблазнением на танцполе внизу.
Аутбрейк пошел первым, делая близняшкам комплименты по поводу их внешнего вида. Они отбросили его, как комара. Потом пошел Матадор Любви с оупенером про Мэри Пович. Он тоже был раздавлен.
Теперь была моя очередь. Надо было собрать всю уверенность и чувство собственного достоинства, которые Стив П. и Распутин вложили в меня. Если во мне промелькнет хоть искра слабости и сомнения, они съедят меня заживо.
«Эта высокая не тянет на десятку. Там все одиннадцать», - наклонился ко мне Мистери и прошептал. «Надо использовать жесткие нег-хиты».
Девушки прошли к бару, где завели разговор с трансвеститом, одетым в черную пачку. Я подошел не смотря на них и поздоровался с трансвеститом, как будто был с ним знаком. Я спросил, работает ли он в клубе, и он сказал, что нет. Совершенно неважно было, что я ему говорил: я просто использовал его для маневра в сете из двух, фокусировал на нем внимание.
Теперь, когда я оказался в их ряду, настало время для нег-хита. «Смотри, та девушка копирует твой стиль», - сказал я той, что на десятку, меньшей ростом. «Посмотри на нее», - показал я на другую платиновую блондинку в белом.
«У нее просто такой же цвет волос, - резко ответила та, что на десяточку.
«Нет, посмотри на ее одежду», - настаивал я. «Она одета, почти так же, как ты».
Они переглянулись. Настал решающий момент. Если я не скажу того, что бы их заинтересовало, они потеряют интерес и подумают, что я очередной придурок. Поэтому я продолжил атаковать их нег-хитами. «Знаете», - сказал я им, - «вы выглядите, как странные маленькие снежинки».
Высказывание было нелепым и непонятным, но я снова заполучил их внимание. Я чувствовал это, и мое сердце забилось быстрее. Я продолжил разговор настоящим оупенером. «Мне надо тебя кое о чем спросить. У тебя настоящие волосы?»
Та, что на десяточку, была шокирована. Оправившись, она сказала: «Да. Попробуй»
Я слега дернул. «Эй, они двинулись. Они ненастоящие».
«Дерни сильнее».
Я согласился и дернул так сильно, что ее шея дернулась назад. «Хорошо», - сказал я. «Я верю тебе. А что насчет твоей подружки?»
Та, что на одиннадцать, покраснела. Она наклонилась ко мне и посмотрела прямо в глаза. «Это очень грубо. Что если я лысая? Это может ранить чьи-то чувства. Это омерзительно. Как бы ты себя чувствовал, если тебе сказали такое?»
Соблазнение требует высоких ставок, и чтобы выиграть, приходиться играть во всю мощь. До этого я только управлял их вниманием и вызывал эмоциональные реакции. Конечно, они были отрицательными, но у нас уже завязались отношения. Если я усмирю ее гнев, то буду на пути к победе.
К счастью, в тот день я хотел убедить учеников в том, что внешность не имеет значения и надел черный стильный парик. Ведь это игра.
Я тоже наклонился и начал играть "в гляделки" с той, что на одиннадцать. «Вообще-то», - сказал я ей, - «я на самом деле ношу парик и я на самом деле лысый».
Я остановился. Она посмотрела на меня с открытым ртом. Теперь пришло время по-настоящему закрутить ее. «И я еще тебе кое-что скажу. Даже если я выйду совершенно лысым, или в этом парике, или в каком-нибудь другом безумном парике, это не изменит отношения людей ко мне. Все дело в отношении. Не правда ли?»
Все сказанное мною имело скрытый мотив. Я должен был убедить ее в том, что в отличие от всех прочих парней в баре, на меня ее внешний вид не производит впечатления. Красота для меня – тест на вшивость, который выявляет придурков, немеющих от нее.
«Я живу в Лос-Анджелесе», - продолжил я. «Туда приезжают самые красивые женщины, чтоб устроить жизнь. Там в клубах все симпатичные. По сравнению с ними, этот VIP зал выглядит как дайв-бар». Этим словам я буквально научился у Росса Джеффриса. И они работали.
Я дал ей время оглянуться и продолжил: «И знаешь, что я понял? Красота обычна. Ты с ней рождаешься или платишь за нее. Важно лишь то, что ты из себя на самом деле представляешь. Без личности, внешний вид - ничто».
Теперь я вел в счете. Теперь девушки были ошеломлены, а не я. Я вошел в их мир, как научил меня Джеффрис, и приобретал там власть. И чтобы укрепить свои позиции, я атаковал еще одним нег-хитом, смягчив его комплиментом, как будто бы они брали надо мной верх. «И знаешь что? У тебя замечательная улыбка. Могу сказать, что за всем этим, ты отличный человек».
Та, что на десятку, незаметно подошла ко мне и сказала: «Мы сестры».
Менее опытный пикапер подумал бы, что задача решена, что он выиграл. Но нет, это был еще один тест на вшивость. Я медленно и очень внимательно посмотрел на каждую из них и решил рискнуть. «Ерунда!», - сказал я, улыбаясь, - «Спорю, многие парни вам верят, но я очень проницательный человек. Когда я смотрю на вас, вижу, какие вы разные. Совершенно разные».
Та, что на десятку, виновато улыбнулась. «Мы никому этого не говорим», - сказала она, - «но ты прав. Мы просто подруги».
Теперь я вывел из строя ее программу автоответчика мужчинам, и показал, что я был не просто еще одним парнем. Я рискнул еще раз: «И могу поспорить, вы не так уж давно дружите. Обычно у закадычных друзей – схожая манера поведения. А у вас – нет».
«Мы знаем друг друга год», - призналась та, что на десятку.
Теперь надо было сбавить темп игры и просто поболтать. Однако я старался не задавать вопросов, а, как учил меня Джагглер, говорил утверждениями, что заставляло их задавать мне вопросы.
Та, что на десятку, рассказала мне, что они были из Сан-Диего, поэтому мы поболтали о Восточном побережье и Майами. Пока мы говорили, я сидел спиной к той, что на одиннадцать, как будто бы не интересовался ею. Это был классический метод Мистери: я хотел заставить ее думать обо мне, гадать, почему я не уделяю ей внимания, к которому она так привыкла. В игре ничего не бывает случайно.
Интерес женщины ко мне я рассматривал, как огонь: когда он начинает затухать, надо раздуть его вновь. Поэтому, когда она уже собралась уйти, чтоб найти кого-нибудь еще, я повернулся к ней и произнес прекрасную линию: «Знаешь, когда я в первый раз посмотрел на тебя, то в точности понял, какой ты была в средней школе. Могу поспорить, ты была не такой общительной и популярной».
Разумеется, это был трюизм. Но она в изумлении уставилась на меня, удивляясь, откуда я мог это знать. Чтоб закрепить победу, я провел операцию по нейтрализации красоток. «Спорю, многие думают, что ты стерва. Но ты не такая. Ты во многих случаях очень застенчивая».
Она смотрела на меня круглыми глазами обедающей собаки, как называют это пикап-артисты. Такой взгляд является целью любого подхода. Ее глаза потускнели, зрачки расширились, и она следила за моими губами, очарованная и завороженная. Однако я заметил, чем больший интерес проявляла та, что на одиннадцать, тем больше кино давала мне та, что десять.
«Ты интересный», - выпалила та, что на десять, прижимаясь ко мне грудью. Мистери, Аутбрейк и Матадор Любви наблюдали за мной сзади. «Надо нам с тобой потусить в Лос-Анджелесе».
Она наклонилась ко мне и крепко обняла. «Эй-эй, это стоит 30 баксов», - сказал я ей, отстраняясь. «Не думай, что это бесплатно».
Чем дальше ты отталкиваешь их от себя, тем ближе они к тебе подходят. «Мне он нравится», - сказала она своей подруге. Потом она спросила, могут ли они с подругой провести со мной время, когда следующий раз будут в Лос-Анджелесе.
«Конечно, - сказал я. Но как только слова вылетели у меня с языка, я понял, что надо было заставить их добиваться моего расположения. Так много всего надо помнить во время соблазнения, что в какой-то момент точно допустишь промах. Но неважно. Она оставила мне свой телефон, а я свой.
Должно быть, вы заметили, что я не обращался к девушкам по имени. Это потому, что я не представился им. Еще на первом семинаре Мистери я выучил, что не надо представляться до тех пор, пока девушка не представиться первой или не спросит моего имени. Так, я буду знать, что я ей интересен. После того, как мы обменялись номерами, я получил первый настоящий ПЗ. Я узнал, что ту, которая на десятку, зовут Ребекка, а ту, которая на одиннадцать – Хизер. Теперь пришло время разделить их и понять, удасться ли мне получить достаточно ПЗ, чтоб закрыть поцелуем с Хизер.
Неожиданно появился их знакомый и купил выпить Ребекке, Хизер и самому себе. Я поднял пустой стакан и притворился, что обижен. Хизер, которая, как мне начало казаться, была очень милой девушкой, несмотря на свой тщательно отработанный внешний вид, клюнула на приманку. «Не обращай на него внимания», - сказала она, показывая на приятеля, - «Он просто невоспитанный».
Когда она позвала бармена и заказала мне напиток, Ребекка бросила на нее презрительный взгляд. «Забыла наше правило?» - промямлила она.
Я знал, что их правило гласит: «Такие девушки, как мы, любят, когда парни покупают им выпить». Но Дэйвид Икс научил меня другому: «Девушки не уважают парней, которые покупают им выпить. Настоящий мастер соблазнения никогда не станет покупать еду, выпивку или подарки той, с которой он не спал. Вся эта конфетно-букетная дребедень – для дураков».
«Мы обещали не покупать напитки в этом путешествии», - промямлила Ребекка.
«Но вы не покупаете выпивку для себя, вы покупаете ее для меня», - сказал я им. «А я отличаюсь от всех прочих парней».
На самом деле я не такой высокомерный, но в игре есть свои правила. И правилам надо следовать, потому что они действуют.
Неожиданно ко мне подошел Мистери и шепнул: «Изолируй!»
«Я хочу тебе кое-что показать», - сказал я Хизер, беря ее за руку. Я отвел ее к соседнему дивану, посадил и показал ей фокус с экстрасенсорными способностями. Позади меня стоял Мистери и бил кулаком в ладонь. Это был знак. Надо было переходить на следующую стадию, притормозить и добить.
Я рассказал ей о чтении души. В гремящем «хаусе» и среди десятка гудящих людей мы уставились друг другу в глаза и разделили момент на двоих. В уме я представил ее толстенькой школьницей. Если бы я думал, какой красивой она была, то начал бы слишком нервничать, чтобы запятнать ее своими губами, что я и собирался сделать.
Я медленно приблизил свое лицо к ней.
«Без губ», - тихо сказала она.
Я поднял указательный палец, приложил его к ее губам и сказал: «Ш-ш-ш». Потом я поцеловал ее. В губы.
Это мог быть самый красивый поцелуй в моей жизни. Но я так углубился в соблазнение, что забыл про фальшивый пирсинг в губе. Беспокоясь, что кольцо упадет (или, что хуже, окажется у нее на губе), я отстранился, посмотрел на нее снова и прикусил ее нижнюю губу.
Ее язык ринулся в мой рот. «Эй, не так быстро», - сказал я ей, как будто бы это она кадрила меня. Ключ к обострению физического влечения, как сказал Дэйвид ДиАнджело на своем семинаре, можно получить, следуя алгоритму два шага вперед, один назад.
Мы еще немного пофлиртовали, и я вернул ее в бар к Ребекке. Мне надо было вести семинар, поэтому я сказал им обеим, что мне приятно было познакомиться с ними и что мне надо было вернуться к друзьям. Мы обговорили планы на выходные, и я оставил их с ликующим сердцем.
Матадор Любви был первым, кто подбежал ко мне. Он взял мою руку и поцеловал ее. «В Индии перед такими людьми, как ты, мы падаем ниц», - сказал он, восхищенно размахивая руками. «Ты дал мне новый смысл в жизни. Как будто я наблюдал как Джон Элвей ведет машину. Знаешь, что он крут, но только сейчас убеждаешься, что это так и есть. Ты заслужил приз Суперкубка».
Остаток вечера я был в ударе. Женщины, которые даже не видели меня с псевдосестрами, сами открывали меня. Они чувствовали это.
Когда я снова подошел к Хизер, я спросил ее: «Ты же ведь не воришка?»
«Нет», - сказала она.
Я снял с себя ожерелье и медленно надел его ей на шею. «Оно все еще мое», - прошептал я, слегка прикасаясь к ней губами. «Просто, чтоб ты помнила сегодняшний вечер. Но я хочу получить его обратно, когда мы увидимся в следующий раз. Оно очень дорого мне».
Когда я уходил, я знал, что осветил ей этот вечер.
И неважно, будет у меня секс или нет, потому что эта игра была сыграна искусно. Я так долго к этому стремился. Я просто не понимал, что могу сделать все так гладко и что я вызываю голод, который никогда не смогу удовлетворить.

Глава 3

Через два месяца семинаров, я вернулся в Лос-Анджелес, чтобы сделать передышку. Но я не смог спокойно сидеть дома один. Клубы и бары были полны сетов, за каждым из которых скрывалось новое приключение. Жажда соблазнения съедала мое тело, как гангрена.
К счастью, мне позвонил Гримбл. Он сидел в Виски-баре вместе в бывшей голливудской мадам Хейди Фляйс, которая только что вышла из тюрьмы, где сидела за сводничество и уклонение от уплаты налогов. Она хотела познакомиться со мной.
Я оделся в изготовленный по заказу костюм, который только что купил, перекинул свою сумку через плечо и прыснул разными духами на каждое из запястий. У меня было предчувствие, что это не просто звонок.
Когда я приехал, Гримбл стоял с ней в баре. На нем была та же самая полурасстегнутая рубашка в цветок, в которой он был, когда я его встретил. Правда серебряный цвет потускнел от многочисленных стирок и стал серым. Три верхние пуговицы были расстегнуты, а его безволосая грудь выпирала больше, чем обычно. Как и бейсболисты, он верил в то, что есть счастливые вещи. Он верил в свою счастливую рубашку.
«Это Стайл», - сказал ей Гримбл со слабой улыбкой, которая друзьям показалась бы бессильной, а определенному типу девушек – очень даже возбуждающей. «Тот парень, о котором я тебе рассказывал».
Хейди была привлекательной, но грубой, как все женщины, которым пришлось самим заботиться о себе в Лос-Анджелесе. Я гадал, хочет ли он нас свести. Довольно странный выбор. Я стараюсь избегать женщин, которые сидели в тюрьме.
Она вскочила и крепко пожала мою руку. «Итак», - сказала он, - «Покажи мне, на что ты способен».
«Что ты имеешь в виду?», - спросил я.
«Гримбл тут говорил, что ты мастер соблазнения. Он рассказывал о том, чему ты учишь. Давай посмотрим, что у тебя там есть».
Я бросил на Гримбла презрительный взгляд. Он продал меня. «А почему ты ей не покажешь?», - спросил я Гримбла.
«Я здесь с подружкой», - сказал он, злорадно улыбаясь и кивая в сторону маленькой испанской женщины на четырехдюймовых каблуках. «Кроме того, ты можешь увидеть меня в шоу «Элимдэйт».
Пару месяцев назад Гримбл рассказал мне, что хочет проверить свои способности соблазнять в шоу знакомств «Элимдэйт». Я просто не знал, что ему действительно удалось туда попасть.
«Когда эфир?»
«Завтра ночью»
«Кто победил?»
«Мне нельзя об этом говорить. Ты должен посмотреть».
Я посмотрел на его лицо в поисках подсказки. Но ничего такого оно не выдавало.
«Ну», - настойчиво сказала Хейди. «Иди, соблазни девушку. Спорю, я смогу проделать то же самое».
Я выглядел так, будто собирался принимать у участие в собственном «Элимдэйте». Я был утомлен после месяцев, проведенных в дороге и в постоянном соблазнении, но я не мог не ответить на вызов.
Хейди повернулась и подошла к трем девушкам, сидевшим на патио. Битва началась.
Я открыл сет из трех – двух парней и одной девушки, которая выглядела как телеведущая в поисках камеры – оупенером про одеколон. После я задал обычный вопрос: «Как вы познакомились?». К сожалению, она была замужем за одним из парней в сете.
Когда я собирался уйти, подошла Хейди.
«Откуда ты знаешь Стайла?», - спросила она у моей бывшей цели.
«Мы только что с ним познакомились?»
«Кажется, вы давно знакомы», - сказала Хейди с лукавой улыбкой. Потом она повернулась ко мне и прошептала: «Они скучные. Пойдем отсюда».
Когда мы ушли, я спросил про ее сет из трех.
«Всем девушкам было по 20», - сказала она. «Я могла бы раскрутить их в полчаса». Очевидно, для Хейди соблазнение означало набор девушек в группу эскорта.
Через пару минут она была уже в другом сете. Надо было отдать ей должное: она не боялась подходить. Я решил, что настало время сразить ее ужасной силой моей новой игры.
Она присела перед двумя женщинами, рассказывая о местных ресторанах. Я подошел с оупенером про друга, чья девушка не разрешала ему общаться со своей бывшей девушкой из колледжа.
«Это справедливо?», - спросил я. «Или она ведет себя как собственница?»
Надо было заставить девушек разговаривать между собой, но тут выступила Хейди: «Парню надо просто спать с обеими. В смысле, я всегда занимаюсь сексом в первый вечер».
Эта линия была у нее в обиходе. Я уже второй раз слышал ее от нее. Еще я заметил, что она всегда присаживалась на корточки после подхода, чтоб не пугать девушек. Я был рад, что Гримбл позвонил мне: Хейди Фляйс была одной из нас.
Неделю назад, я придумал собственную операцию. Она представляла собой простой алгоритм, который позволил бы мне определить, в каком направлении двигаться. Первое – открыть. Продемонстрировать наилучшие достоинства. Потом создать отношения и эмоциональную связь. И, наконец, физическая связь.
И поскольку я уже открыл сет, надо было демонстрировать достоинства и убрать с пути Хейди. Я проиграл фрагмент, который я придумал после встречи с липовыми сестрами в Майами. Провел тест на лучших друзей.
«Хочу спросить вас, как долго вы знаете друг друга?», - начал я.
«Около шести лет», - сказала одна из девушек.
«Я могу сказать точно»
«Как?»
«Лучше, чем я буду вам объяснять, я проведу с вами тест на друзей».
Девушки наклонились ко мне, заинтригованные идеей безвредного теста. У парней в сообществе есть для этого определение: ключ к цыпочке. Большинство женщин, говорят они, реагируют на рутины с тестами, психологическими играми, гаданием и объективным чтением, как наркоманы на бесплатные наркотики.
«Хорошо, - сказал я, как будто собирался говорить о чем-то серьезном. Девушки пододвинулись поближе. «Вы пользуетесь одинаковым шампунем?»
Они посмотрели друг на друга, чтобы подумать над ответом, потом повернулись ко мне и хотели что-то сказать.
«Уже неважно», - прервал я их. «Вы уже прошли тест».
«Но мы не пользуемся одинаковым шампунем», - сказала одна из девушек.
«Но вы посмотрели друг на друга, прежде чем ответить. Если бы вы плохо знали друг друга, вы бы продолжали смотреть на меня. Но когда между двумя людьми есть связь, они сначала смотрят друг на друга и, перед тем как ответить, общаются почти на телепатическом уровне. Им даже не надо говорить друг с другом».
Девушки опять посмотрели друг на друга.
«Видите!», - воскликнул я. «Вот сейчас вы опять проделали то же самое».
Они захохотали. Очко в пользу Стайла.
Пока девушки рассказывали мне, как они познакомились на борту самолета, когда переезжали в Лос-Анджелес, и как они неразлучны с тех пор, я смотрел на бессмысленно сидящую на корточках Хейди Фляйс. Девушки, казалось, совершенно о ней забыли.
Но Хейди не успокаивалась. «Ну что», - громко заявила она, - «кто-нибудь из вас будет с ним спать?»
Ой!
Одним предложением она унизила меня. Разумеется, никто из девушек не хотел спать со мной. Пока. Я еще и половины пути не прошел. Но если бы даже и прошел, но ее высказывание все равно бы все испортило.
«Эй, со мной не так все просто», - сказал я слишком поздно. «Мне нужно доверие, уют и единение».
Хейди и я ушли вместе. Она хлопнула меня по плечу и улыбнулась. «Если бы я ушла прямо сейчас», - сказала она, - «они бы последовали за мной гуськом».
Секундой позже она уже была в другом сете из двух. Я подошел чуть позже. Соревнование возобновилось. Она сидела с лысеющим мужчиной, который, как он сказал, был эстрадным комедиантом, и сильно напавлиненой женщиной с длинными волосами цвета голубой жвачки, ехидным голосом и очень странным чувством юмора.
Ее звали Хиллари, и она сказала, что следующим вечером она делала эстрадное представление в клубе «Эхо». Она была такой интересной, что с ней и играть было не надо. Мы просто болтали, я и взял ее телефон прямо на глазах ее парня. Потом Хейди пригласила их на вечеринку и оставила свой номер телефона. Она ни за что не хотела отпускать меня с победой.
«Через неделю она бы уже на меня работала», - сказала она. Ей всегда надо было вставить последнее слово.
Некоторые рождаются, чтобы быть рок звездами. Другие рождаются быть учителями. «Я рождена быть мадам», - сказала Хейди. «И я всегда ей буду».
Всякий раз покидая сет, она считала, что могла бы превратить девушку в уличную проститутку или привлечь к себе в дом, хотя эти дни были уже далеко позади. К тому времени, как мы покинули бар, мы устроили соревнование вокруг каждой девушки в баре. И я понял, что между сутенером и игроком, существует некоторая связь.
Позже ко мне подошел Гримбл с девушкой. «Это самая непристойная вещь, которою я когда-либо видел», - сказал он смеясь. «Не могу поверить, насколько ты изменился. Ты стал новым человеком». Он прикоснулся к моему лбу липкими губами, а потом применил нег-хит: «Ты неплохо держался, особенно если учесть ее преимущество: ее все узнают».
«Ну», - ответил я. «Посмотрим, как ты сам будешь смотреться в «Элимдэйт».

Глава 4

Настал красный день календаря сообщества соблазнителей. Сегодня вечером Гримбл вместе с тремя другими достойными соперниками сразиться за милость модели Элисон, демонстрирующей нижнее белье. Весь наш образ жизни был поставлен на карту. Если он победит, то это будет доказательством реального превосходства сообщества над всеми этими сосунками и недоучками, которые угрожали нашему существованию. Но если он проиграет, то мы окажемся просто виртуозами клавиатур, обманывающими самих себя. Судьб пикап-артистов была в его руках.
Я сел на диван у Гримбла и стал смотреть шоу с Тутаймером. Там, где другие парни из кожи вон лезли, чтоб обратить внимание Элисон, Грибмл отсранялся и вел себя так, как будто это он приз. Там, где другие парни хвастались, какими успешными они были, Гримбл, как научил его новый гуру, сказал, что он чинит одноразовые зажигалки. Он прошел первый тур на выбывание.
Во время второго раунда, официантка принесла Элисон бутылку шампанского. Жест обходительности Гримбла. Она была шокирована, тем более, что Гримбл старался гораздо меньше остальных парней. Он прошел второй тур.
Финальный раунд проходил на танцплощадке. Я знал, что пройдет хорошо, потому что мы с Гриблом брали уроки сальсы. Когда он наклонил ее к полу и привлек ее к себе снова, она была поражена. Я видел это по ее глазам. Он выиграл.
«Поздравляю», - сказал я ему. «Ты отстоял доброе имя пикаперов по всему миру».
«Да», - сказал он с наглой улыбкой. «Не все модели глупы».
Вечером мы пошли на представление Хилари. С момента моего провала с Джессикой Никсон в шестом классе, «единственная» (LTR) стала неотъемлемой частью моей жизни. Но за последние несколько месяцев, у меня даже намека не было на «единственную». Каждая женщина, которую я встречал, казалась мне одноразовой и заменимой. Я переживал парадокс соблазнителя: чем более опытным соблазнителем я становился, тем меньше я любил женщин. Успех теперь заключался не в том, чтоб потрахаться или завести подружку, а в том, чтобы провести игру на высоком уровне. Бары и клубы были, как учил меня Мистери на первом семинаре, просто разными уровнями компьютерный игры, которые мне надо было пройти.
Я знал, что Хилари будет сложной задачей. Не только потому, что она была язвительной и циничной, но и потому, что она видела, как я целый вечер гонялся за девушками вместе с Хейди Фляйс.
Гримбл и я сели в конце «Эхо» и наблюдали за стриптизом Хилари. Она была одета как гангстер с водным пистолетом и в обтягивающем костюме в полоску, одетым поверх пояса и трусиков в тон.
У нее были идеальные классические формы и линии тела. Когда она увидела меня в конце зала, то подошла, села мне на колени и брызнула мне в лицо из водного пистолета. Я хотел ее.
Позже я присоединился к Хилари, ее сестре и двум ее друзьям, чтобы выпить в мексиканском баре «Эль Кармен». Пока мы говорили, я взял Хилари за руку. Она пожала ее в ответ. ПЗ. Гримбл был прав: родился новый «я».
Она подошла ближе. Мое сердце начало бешено колотиться в груди, как оно обычно это делает между двумя раундами игры: подходом и поцелуем.
Но когда я уже собрался рассказывать ей о животных львах, дергающих за гривы, случилась катастрофа. В бар с друзьями пришел Анди Дик. Один из них знал Хилари, поэтому они сели к нам за столик, и, неожиданно, моя игра будто растворилась в воздухе. Связь между нами исчезла. В поле ее зрения оказался более яркий и блестящий объект. Когда все уселись, Энди Дик каким-то образом оказался между нами, разделяя нас с Хилари.
Он мгновенно завоевал ее. В Лос-Анджелесе такое случается: знаменитости уводят твоих девушек. В дни, когда я был ТФН, я стоял и беспомощно смотрел, как в «Виски баре» Роберт Блэйк дал моей девушке свой номер телефона. Но теперь я был мастером соблазнения, а мастера соблазнения не будут беспомощно стоять и наблюдать, как знаменитость пристает к его девушке.
Почему я всегда сражался за девушек со звездами всяких таблоидов?
Я встал и вышел. Мне надо было подумать. Если я дал возможность Хейди Фляйс насладиться моей игрой, то мне надо было устранить Энди Дика. Будет непросто, ведь он был таким шумным и противным. С момента его появления было понятно, почему он стал звездой: он любит внимание.
Единственным вариантом было оказаться интереснее, чем он.
Гримбл стоял на улице и разговаривал с женщиной с кудрявыми неубранными каштановыми волосами. Он полез в карман штанов, достал ручку и листок бумаги. Он собирался закрыть номером.
Неожиданно девушка метнулась от Гримбла. «Стайл?» Она уставилась на меня в изумлении.
Я посмотрел на нее. Она показалась мне знакомой. «Это я», - сказала она. «Джеки».
Моя челюсть упала. Это была комедиантка с вонючими ногами, из чьего номера я удрал. Мой первый полу-удачный опыт. Либо это было мистическим совпадением, либо заканчивались несоблазненные женщины.
Я немного поговорил с ней о ее театральном кружке, потом извинился. Я не мог терять времени. С каждой минутой рука Энди Дика двигалась все выше по бедру Хилари. И у меня был план, как это остановить.
Я вернулся к столику, сел и провел тест на лучших друзей с Хилари и ее сестрой, что вернуло мне внимание. Потом, обсудив язык тела, я предложил поиграть в «верю – не верю». В игре женщина должна придумать четыре утверждения, три правдивых и одно ложное о ее доме или машине. Однако она не произносит их в слух, а проговаривает про себя по одному. И наблюдая за ее взглядом, можно наверняка сказать, какое из них неправда, потому что люди меняют направление взгляда, когда они лгут. Всю игру я безжалостно мучил Хилари, пока язык ее тела не сказал, что она закрыта для Энди Дика и открыта для меня.
Энди спросил, чем я занимаюсь. Тогда я еще этого не понимал, но это был ПЗ. Я ответил, что я писатель. Он сказал, что думает над написанием собственной книги. Потом он совершенно забыл о Хилари и стал атаковать меня вопросами, прося помочь ему. Он был моим фанатом. И, как говорит Мистери, завоюй мужчину - и ты завоюешь женщину.
«Больше всего я боюсь, что могу показаться скучным», - сказал он мне. Это была его слабость. Я победил его, став более интересным, и приобретя в его глазах определенную ценность. Тактика сработала, даже лучше, чем прошлым вечером с Хейди Фляйс. Просто тогда я не понимал, насколько хорошо она сработала.
Энди пододвинулся поближе и шепнул: «Ты какой ориентации? Традиционной, би или гей?»
«Хм … традиционной».
«Я би», - сказал он дыша мне в ухо. «Жаль. Мы могли бы неплохо поразвлечься».
Когда Энди и его друзья ушли, я прижался к Хилари. Она постоянно смотрела на меня взглядом обедающей собаки. Я взял ее руку под столом и почувствовал тепло ее ладони, ее бедер, ее дыхания. Сегодня ночью она будет моей. Я выиграл ее.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...