Главная Обратная связь

Дисциплины:






Когнитивная линия развития



В таблицах 3а и 3б перечислены некоторые наиболее известные и влиятельные исследователи когнитивного развития. Разумеется, центральное значение имеют работы Пиаже. Даже с учетом всех изъянов, открытия Пиаже остаются поразительным достижением — несомненно одним из наиболее значимых психологических исследований XX в. Он положил начало невероятному числу исследовательских направлений: вслед за новаторскими работами Джеймса Марка Болдуина (см. ниже), Пиаже продемонстрировал, что для каждого уровня развития характерны свое мировоззрение, со своими восприятиями, модусами пространства и времени и моральными мотивациями (этим открытиям предстояло лечь в основу работы целого ряда исследователей — от Маслоу до Кольберга, Лёвинджер и Джиллиген); он показал, что реальность представляет собой не просто нечто данное, но во многих важных отношениях конструируется (структурализм, который сделал возможным постструктурализм); используя свой клинический метод, он подвергал развертывание сознания тщательному исследованию, которое привело буквально к сотням новых открытий; его психологические исследования оказали непосредственное влияние на все от образования до философии (Хабермас, как и многие другие философы, очень многим обязан именно ему). Немногие теоретики могут похвастаться даже вдесятеро меньшими достижениями.

Как теперь считают большинство ученых, основной недостаток системы Пиаже состоит в том, что он был склонен считать когнитивное развитие — которое он понимал как логико-математическую компетентность — единственной главной линией развития, тогда как сейчас имеются убедительные доказательства возможности относительно независимого развития многих других линий (эго, моральной, аффективной, межличностной, художественной и т. д.). Например, в модели, которую я представляю, когнитивная линия — это всего лишь одна из примерно двух десятков линий развития, ни одна из которых не может претендовать на исключительное положение. (Мы будем рассматривать эти другие линии в следующей главе.)

Но в том, что касается самой когнитивной линии, работа Пиаже по-прежнему очень актуальна; более того, после почти трех десятилетий интенсивных межкультурных исследований практически единодушно признано: выявленные Пиаже стадии когнитивного развития, вплоть до формально-операционной, являются универсальными и не зависят от культуры. В качестве одного из примеров можно назвать книгу: «Жизнь в разных культурах: культурные инварианты человеческого развития»* — весьма уважаемый учебник, написанный с откровенно либеральной позиции (которая нередко относится с подозрением к «универсальным» стадиям). Авторы подробно анализируют свидетельства в пользу описанных Пиаже стадий сенсомоторного, до-операционного, конкретно-операционного и формально-операционного мышления. Они полагают, что культурная среда иногда меняет темп развития или акцент на определенных аспектах стадий — но не сами стадии или их межкультурную инвариантность.



Так, в отношении сенсомоторной стадии они пишут: «Фактически, качественные характеристики сенсомоторного развития остаются почти идентичными у всех до сих пор изученных младенцев, несмотря на огромные различия их культурной среды». Для до-операционной и конкретно-операционной стадий на основе огромного числа исследований, в том числе в Нигерии, Замбии, Алжире, Непале, Сенегале, в Азии, среди индейцев Амазонки и австралийских аборигенов, делается следующий вывод: «Что же мы можем заключить, исходя из этого огромного количества межкультурных данных? Во-первых, доказательства универсальности структур или операций, лежащих в основе до-операционного периода чрезвычайно убедительны. Во-вторых, качественные характеристики конкретно-операционного развития (например, последовательности стадий и стили рассуждения) выглядят универсальными, [хотя] темп когнитивного развития ... не везде одинаков, а зависит от эко-культурных факторов». Хотя авторы используют несколько иную терминологию, они делают вывод, что глубинные характеристики стадий универсальны, но поверхностные характеристики сильно зависят от культурных, социальных и экологических факторов (как мы позднее будем говорить, в индивидуальном развитии участвуют все четыре сектора). «Наконец, представляется, что хотя темп и эффективность, с которыми ребенок проходит конкретно-операционный период Пиаже, различаются, дети в самых разных обществах все равно проходят его в предсказанной им последовательности».15

Формально-операционного мышления достигает меньшее число индивидов в любых культурах (азиатских, африканских, американских или каких-то еще), и это объяснят разными причинами. Возможно, формально-операционный уровень является подлинной более высокой стадией, и потому его достигают меньше людей — как считаю я сам. Возможно, формально-операционный уровень — это подлинная способность, но не подлинная стадия, как считают авторы учебника (т. е., лишь некоторые культуры уделяют особое внимание формально-операционному мышлению и поэтому учат ему). Следовательно, свидетельства в пользу существования формальной стадии Пиаже можно считать сильными, но не решающими. Однако один этот пункт зачастую используется для опровержения всех стадий Пиаже, тогда как правильный вывод, подкрепленный огромным количеством данных, состоит в том, что к настоящему времени адекватно продемонстрирована универсальность и культурная инвариантность всех стадий вплоть до формально-операционной.

Я считаю, что стадии когнитивного развития в формально-операционный период и после него, включая зрительно-логическую и общую надрациональную стадию, также универсальны, и по ходу дальнейшего изложения буду приводить убедительные свидетельства в поддержку этого вывода. В то же время, когда мы дойдем до обсуждения детской духовности (в главе II), мы увидим, что ее ранние стадии идентичны описанным в исследованиях Пиаже стадиям когнитивного развития, которые убедительно подтверждены межкультурными исследованиями. Думаю, что это поможет нам видеть эти ранние стадии в более правильном свете.

Что же касается самой линии когнитивного развития, то ее общие исследования представлены в работах Майкла Коммонса и Фрэнсиса Ричардса, Курта Фишера, Хуана Паскуаля-Леоне, Роберта Штернберга, Гизелы Лабуви-Вьеф, Херба Копловица, Мишеля Бассеше, Филипа Пауэлла, Сьюзан Бенак, Патрисии Арлин, Жана Синно и Черил Армон, и это лишь самые выдающиеся исследователи (все они представлены в таблицах).16

Хотя между этими исследователями существуют важные различия, существуют также и многие глубокие сходства. Большинство из них обнаружили, что когнитивное развитие проходит через три или четыре основных стадии (с многочисленными подстадиями): сенсомоторную, конкретную, формальную и пост-формальную. Сенсомоторная стадия обычно приходится на первые два года жизни и приводит к способности воспринимать физические объекты. Затем ребенок постепенно учится репрезентировать эти объекты с помощью слов, символов и понятий. Эти ранние символы и понятия, как правило, бывают в тех или иных отношениях неадекватными (объекты с похожими предикатами приравниваются; ребенку кажется, что в высоком стакане больше воды, чем в невысоком, хотя их объем одинаков; понятия порой принимаются за объекты, к которым они относятся; и т. п.). Эти несоответствия ведут к различного рода «магическим» замещениям и «мифическим» верованиям. Вот почему во всех таблицах вы увидите, что многие исследователи применяют к этим ранним этапам развития такие названия, как «магический, анимистический, мифический» и т. п.

Это вовсе не означает, что все магические представления и мифы — это всего лишь ранние когнитивные несоответствия, однако некоторые из них несомненно являются таковыми — как, например, если съесть кошачий глаз, будешь видеть в темноте; кроличья лапка приносит удачу и т. п. Существует огромная разница между мифическими символами, воспринимаемыми в качестве конкретно и буквально истинных — Иисус действительно был рожден девственницей, Земля действительно покоится на трех китах, Лао-Цзы действительно родился девятисотлетним стариком — и мифическими символами, наполненными метафорическим смыслом, который появляется только вместе с формальным и постформальным сознанием. Кроме специально оговоренных случаев, я использую слово «мифический», имея в виду до-формальные, конкретно-буквальные мифические образы и символы, некоторые аспекты которых действительно полны когнитивных несоответствий, поскольку эти мифы объявляют эмпирическим фактом многие вещи, которые можно эмпирически опровергнуть — например, вулкан извергается потому, что он зол на тебя лично; облака движутся по небу потому, что они следят за тобой, и т. д. Как отмечали многие исследователи от Пиаже до Джозефа Кемпбелла, эти до-формальные мифические верования всегда эгоцентрически сфокусированы и принимаются в буквальном/конкретном смысле.

По той же причине, эти ранние стадии часто называют доконвенциональными, до-операционными, эгоцентрическими и нарциссическими. Поскольку на сенсомоторной и до-операционной стадиях дети еще не могут легко или полностью принимать на себя роль другого, они заперты в своих собственных представлениях. Как мы увидим, такой «нарциссизм» представляет собой нормальную и здоровую характеристику этих ранних стадий и вызывает проблемы только если его не удается в значительной мере перерасти.

Эти исследователи в целом согласны, что по мере роста когнитивных способностей сознание начинает более правильно соотносить себя с сенсомоторным миром и оперировать им, будь то обучение игре на скрипке или классификации объектов по размеру (хотя многие «мифические пристрастия» все еще остаются в сознании). Эти конкретные операции осуществляются с помощью схем и правил, которые также позволяют самости на этом этапе усваивать различные роли в обществе и, таким образом, переходить от эгоцентрической/доконвенциональной области к социоцентрической/конвенциональной.*

По мере дальнейшего развития и углубления сознания эти конкретные категории и операции начинают становиться более обобщенными и абстрактными (в применимости ко все большему числу возможных ситуаций), и, следовательно, более универсальными. Поэтому формально-операционное сознание может начать поддерживать постконвенциональную ориентацию по отношению к миру, во многих отношениях избегая этноцентрического/социоцентрического мира конкретного мышления (мифического-членства)**.

Хотя, в основном под натиском анти-западных культурных исследований (с сильным релятивистским предубеждением), «рациональность» стала уничижительным термином, на самом деле именно рациональность является источником множества положительных достижений и способностей (включая способности, которые используют «антирациональные» критики). Рациональность (или разум в широком смысле) включает в себя, в первую очередь, способность принимать разные точки зрения (поэтому Джин Гебсер называет ее «перспективным разумом»). Согласно исследованию Сюзанны Кук-Гройтер, до-операционному мышлению свойственна только точка зрения «первого лица» (эгоцентрическая); конкретно-операционное мышление добавляет к ней точки зрения «второго лица» (социоцентрические); а формально-операционное мышление идет еще дальше и привносит точки зрения «третьего лица» (благодаря которым становится возможной не только научная точность, но и непредвзятые, постконвенциональные, мироцентрические суждения о справедливости и заботе). Таким образом, разум может «нормировать нормы» культуры, подвергая их критике, основывающейся на универсальных (не-этноцентрических) принципах справедливости. Кроме того, перспективный разум, будучи высоко рефлексивным, делает возможной постоянную интроспекцию. И это первая структура, которая может представлять себе миры «как будто» и «что если»: она становится подлинным мечтателем и визионером.

Как ни важна формальная рациональность, все эти исследователи признают существование еще более высоких, постформальных стадий познания — или более высокого разума — который учитывает еще больше точек зрения (точки зрения «четвертого лица» и «пятого лица», согласно Кук-Гройтер). Соединение множества точек зрения, ни одной из которых не отдается предпочтения — это то, что Гебсер называет интегралъно-аперспективной стадией, которая подразумевает дальнейшее углубление мироцентрического и постконвенционального сознания. Большинство исследователей согласны в том, что это постформальное (или зрительно-логическое) развитие включает в себя по меньшей мере две или три основные стадии. Выходя за пределы абстрактного универсального формализма (формально-операционного уровня), сознание сначала переходит к постижению динамической относительности и плюрализма (раннее зрительно-логическое), а затем дальше к постижению единства, холизма, динамического диалектизма или универсального интегрализма (от среднего до позднего зрительно-логического); все эти стадии совершенно ясно видны в таблицах 3а и 3б (а другие мы будем обсуждать позднее).17

При всей «холистичности» этих зрительно-логических стадий развития, они все еще остаются стадиями ментальной области. Безусловно, это самые высочайшие пределы ментальных сфер, но за ними лежит сверхментальное и собственно надрациональное развитие. Поэтому я включил в таблицы описание систем Шри Ауробиндо и Чарльза Александера как примеры того, как могут выглядеть полноспектральные модели когнитивного развития. (В главе 9 мы будем рассматривать движение этой суммарной когнитивной линии от грубого к тонкому и каузальному.) Отметьте, что Ауробиндо использует явно когнитивные термины для обозначения большинства своих стадий: высший ум, просветленный ум, над-ум, сверхум и т. д. Иными словами, спектр сознания — это, отчасти, спектр подлинного познания, если использовать слово «познание» в его широчайшем смысле. Но он не исчерпывается этим, и именно потому Ауробиндо, кроме того, описывает аффекты, мораль, потребности и самоотождествления этих более высоких уровней. Но он приходит к вполне аналогичному общему выводу: когнитивное развитие первично и необходимо (но не достаточно) для этих других видов развития.

Резюме

Таково краткое введение к базовым уровням Великого Гнезда Бытия. Великое Гнездо — это просто огромное морфогенетическое поле, которое предоставляет пространство развития, в котором могут развертываться потенциальные возможности человеческого существа. Базовые уровни Великого Гнезда — это базовые волны этого развертывания: от материи к телу, к разуму к душе и к духу. Мы видели, что эти базовые уровни (или структуры или волны) можно делить и подразделять множеством допустимых способов. В таблицах приводятся описания примерно шестнадцати волн в общем спектре сознания, но их количество — как мы постоянно будем видеть по ходу дальнейшего изложения — можно сокращать или расширять самыми разными способами.

Через эти общие волны в великой Реке текут около двух десятков различных потоков развития, и по всем этим потокам самость плывет в своем необыкновенном путешествии от грязи к Божественности.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...