Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 8. Археология духа



1. Как указано в тексте, состояния очень важны, но чтобы вносить вклад в развитие, они должны становиться структурами/характеристиками. Сферы тоже очень важны, но их нельзя не критически понимать как онтологически независимые реалии; скорее, они представляют собой совместные порождения воспринимающих самостей (см. прим. 8.2). Таким образом, простейшее обобщение состоит в том, что в процессе индивидуального развития задействованы волны, потоки и самость; это отнюдь не означает отрицания важности всех прочих факторов, от состояний до планов бытия и многочисленных иерархических процессов и структур.

2. По моему мнению, базовые структуры Великого Гнезда — это одновременно уровни бытия и познания, онтология и эпистемология. По причинам, обсуждаемым в тексте (а именно, из-за того что современность отвергала большую часть онтологии и допускала только эпистемологию), я обычно обозначаю базовые структуры как «базовые структуры сознания» (или базовые уровни сознания); но мы не должны забывать об их онтологическом статусе. Вечная философия, как правило, называет первые уровнями сознания (или уровнями самости), а последние — как сферы или планы бытия (или уровни реальности), но при этом ей присуще понимание того, что они неразрывно связаны друг с другом (см. прим. 1.3). Таким образом, как указал Хьюстон Смит (см. Forgotten Truth), телесный уровень сознания соответствует земной сфере или плану бытия; ментальный уровень соответствует промежуточной сфере или плану бытия, душевный уровень соответствует небесной сфере или плану бытия, а духовный уровень соответствует бесконечному плану бытия (см. таблицу 2а). Поскольку это коррелирующие друг с другом структуры (уровни сознания и планы бытия), я объединяю их в понятии базовых структур или базовых уровней Великого Гнезда.

Однако иногда между ними полезно проводить различие, поскольку данный уровень самости может переживать другой уровень или план бытия. Я часто проводил это различие при анализе модусов познания (см. Eye to Eye, гл. 2 и 6; A Sociable God, гл. 8) и я буду делать это в тексте при обсуждении модусов искусства. Кроме того, в онтогенезе структуры развиваются, а планы бытия — нет (самость развиваются через уже данные планы или уровни реальности); тем не менее, в Космической инволюции и эволюции/филогенезе, планы/сферы также развиваются, или разворачиваются из Источника и сворачиваются в Источник (поэтому мы не можем сказать, что планы не развиваются: они инво-люционируют и эволюционируют из Духа; см. прим. 1.5 относительно со-эволюции планов реальности). Однако данный уровень самости, как правило, может в той или иной степени взаимодействовать с различными уровнями реальности, и потому нам нужно сохранить их (структуры и сферы) в качестве независимых переменных.



Так, например — как я указывал в Eye to Eye — сознание может обратить свое внимание на материальный план (используя эпистемологическое око плоти), на промежуточный план (используя эпистемологическое око ума), или на небесный план (используя эпистемологическое око созерцания). Материальный, промежуточный и небесный планы суть онтологические уровни; в Eye to Eye я обозначаю их терминами сенсибилиа, интеллигибилиа и трансценделиа соответственно (т. е. объекты, существующие на этих планах реальности). Око плоти, ума и созерцания суть эпистемологические уровни, соотнесенные с онтологическими планами сенсибилиа, интеллигибилиа и трансценделиа. (Конечно, это всего лишь упрощенная трехуровневая версия Великого Гнезда; если бы мы использовали пять уровней, то с ними соотносились бы пять планов бытия и пять уровней сознания, и так далее. Поскольку в моей модели я часто использую от семи до девяти общих уровней сознания, им так же соответствуют от семи до девяти сфер или планов бытия.)

Но обратите внимание: то же самое можно выразить, используя только уровни сознания (поскольку бытие и познание — это две стороны одних и тех же уровней). Можно говорить, что ум способен исследовать промежуточную сферу, или просто говорить, что ум способен исследовать другие умы. Можно сказать, что ум способен исследовать небесную сферу, либо просто сказать, что ум способен исследовать тонкий уровень. Это, по существу, одно и то же, коль скоро вы понимаете, что любой данный уровень самости (или сознания) может обращать свое внимание на любой уровень бытия (или план реальности). Другими словами, эти две независимые шкалы можно сформулировать как «уровень сознания, исследующего планы бытия», либо как «уровень сознания, исследующего другие уровни сознания», коль скоро мы понимаем соответствующие корреляции.

Я чаще использую последнюю формулировку — просто потому, что, как я говорил, она избегает онтологических спекуляций, которые современность воспринимает столь скептически. Философия до-современности была безоговорочно метафизической (т. е., она предполагала несомненное онтологическое существование различных планов, уровней и сфер трансцендентальной реальности); тогда как философия современности была по преимуществу критической (т. е., она исследовала структуры субъекта мышления и ставила под сомнение онтологический статус объектов мышления), и таким образом, привнесла в этот вопрос столь нужное критическое отношение (даже хотя порой она была излишне усердна в своем критическом рвении и вычеркивала все объекты познания, кроме сенсомоторных).

Главный недостаток вечных традиций (и исключительно метафизических подходов) заключается в том, что они, как правило, обсуждают онтологические уровни (планы или оси) как нечто заранее данное и независимое от того, кто воспринимает эти сферы, и, таким образом, упускают из виду значительное количество современных и постсовременных исследований, показывающих, что на восприятие во всех сферах оказывают глубокое формирующее влияние культурный фон и социальные структуры (например, вечная философия недостаточно разграничивала четыре сектора). По этим причинам крайне проблематично просто говорить о «планах бытия» как совершенно независимых онтологических реальностях — и потому я стараюсь в большей степени акцентировать эпистемологические аспекты, чем просто онтологические.

Из-за этого некоторые критики заявляют, что я полностью игнорирую планы бытия, но это совершенно неверно. Как мы только что видели, я часто явным образом упоминаю планы как «области» или «сферы», и я обозначил феномены, существующие на трех основных планах бытия (земной, промежуточный, небесный) как сенсибилии, интеллигибилии и трансценделии (я также называю их психо/биосферой, ноосферой и теосферой, хотя, опять-таки, эти сферы можно подразделить по меньшей мере на двенадцать уровней). Верно, что я обычно сосредоточиваюсь на структурах/уровнях сознания, но я сохраняю эти две независимые шкалы, говоря, что один уровень может взаимодействовать с другими уровнями. Так, например, на диаграммах в гл. 6 книги Eye to Eye и в гл. 8 книги A Sociable God (где описываются пять основных модусов познания: сенсорный, эмпирико-аналитический, историко-герменевтический, мандалический и духовный), слева перечислены структуры/уровни сознания, а справа — структуры/уровни бытия (или планы/сферы реальности), так что эти две шкалы четко различаются. Я делаю то же самое в тексте этой книги при обсуждении модусов искусства.

В сочетании с пониманием состояний сознания, понятия уровней сознания и планов реальности дает нам трехмерную модель (т. е. три независимых шкалы). Я использую эту модель со времени написания книги A Sociable God (1983). Недавно Алан Комбс (Combs) предложил сходную модель, которая весьма привлекательна, но, на мой взгляд, не лишена и некоторых фундаментальных проблем. См. прим. 12.12.

Чаще всего, когда нет необходимости дифференцировать уровни сознания и планы бытия, я стараюсь использовать термины, которые охватывают и то, и другое (напр., тело, ум, душа, дух), и подразумеваю, что базовые структуры или базовые уровни также относятся и к сознанию, и к бытию, чтобы, таким образом, избежать сложных дискуссий, подобных этой. Когда же важно проводить между ними различие, я обычно называю планы бытия «областями» или «сферами», хотя в каждом случае это зависит от контекста. См. прим. 1.3, 1.5, 1.9, 1.10, 8.1, 8.39, 12.12.

3. Alexander et al., Higher States of Human Development, p. 160.

4. Вопрос, с которым сталкивается любая модель развития, состоит в следующем: В какой мере необходимо освоить тот или иной уровень на любой линии развития (моральной, когнитивной, аффективной, потребностей), прежде чем станет возможно перейти на следующий, более высокий уровень, данной линии развития? Результаты исследований позволяют предположить, что необходимо достижение общей компетенции на каждой основной волне в потоке, чтобы возникла следующая волна. Я показал это в рисунке 14. Девять базовых волн изображены как поперечное сечение девяти концентрических кругов. Это не «ступеньки лестницы» — рис. 14 представляет собой просто поперечный срез концентрических кругов Великого Гнезда (рис. 1), изображающих холархические волны, через которые относительно независимо друг от друга проходят различные потоки развития (эти холархические волны или уровни являются вертикальными осями психограммы (рис. 2)). Другими словами, на рисунке 14 представлены базовые уровни различных линий развития (моральной, когнитивной, аффективной, потребностей); эти уровни охватывают весь спектр от тела до ума, души и духа. Поскольку различные линии могут развиваться относительно независимо, общее развитие не имеет никакой линейной последовательности. Но вопрос здесь в том, какую часть этапа/уровня на любой отдельно взятой линии развития необходимо пройти, чтобы мог устойчиво возникнуть следующий этап/уровень этой линии?

Используя в качестве примера зрительно-логический уровень, я нарисовал четыре субфазы — а, b, с, d. Субфазы а и b здесь соответствуют достижению базовой компетенции в зрительно-логическом мышлении: способности воспринимать множественные точки зрения и демонстрировать какую-то разновидность постконвенционального, универсального, панорамного осознания. Эта базовая компетенция необходима для более высокого устойчивого развития. Субфазы с и d представляют собой специализированные крайние достижения зрительно-логического мышления, как, например, способность думать о системах систем и о системах систем систем (то, что Коммонс и Ричарде (Commons and Richards) называют «парадигматическим» и «межпарадигматическим» мышлением; см. таблицу 3а и прим. 9.19, 9.27). Они не являются необходимыми для более высокого развития. Вполне вероятно, что Будда и Христос прошли бы тесты на субфазы a и b (и обет бодхи-саттвы и золотое правило требуют множественности точек зрения), но они, возможно, не прошли бы тесты на способности с и d; безусловно, многие люди перешли на более высокие этапы развития без освоения этих сложных способностей думать о системах систем систем. Иными словами, субфазы a и b представляют собой постконвенциональное осознание и множественность перспектив, которые являются необходимыми компонентами (субхолонами) более высокого (надличностного и духовного) развития, чтобы надличностная сфера могла стать устойчивой реализацией, а не преходящим пиковым переживанием, тогда как субфазы c и d представляют собой специализированные и необязательные способности.

 
 

Этот вывод справедлив для каждой из базовых волн в любом потоке развития. Субфазы а и b являются необходимыми предпосылками и/или составляющими более высокого развития. Необходима определенная компетенция (а и b) в сенсомоторном развитии, но вовсе не обязательно становиться чемпионом Олимпийских игр (с и d), и так далее. (Точно так же, святые и мудрецы прошлого могли не овладевать всеми продвинутыми возможностями зрительно-логического уровня, однако люди, давшие миру золотое правило и обет бодхисаттвы, явно овладели зрительно-логическим мышлением в достаточной степени для того, чтобы его трансцендировать.)

Эта диаграмма также показывает, что когда рис. 14 представляет сами базовые структуры, которые, по большей части, являются устойчивыми структурами, каждая волна продолжает существовать и может самостоятельно использоваться и развиваться без каких-либо ограничений. Индивид может расширять и оттачивать физические способности, эмоциональный ум, остроту интеллекта, зрительно-логические способности и так далее (т. е., индивид даже может развить субфазы с и d и еще более высокие субфазы в каждой из базовых волн).

С другой стороны, большинство линий развития представляют собой не устойчивые, а временные (переходные) структуры (см. прим. 1.7). Они по-прежнему следую правилу «трансцендировать и включить», поскольку каждый этап дает базовые способности, которые включаются в последующие этапы; но коль скоро этап сослужил свою службу, он не продолжает существовать в качестве самой по себе отдельной функции (т. е., индивид на моральном этапе 5 не может одновременно использовать моральном этап 1, тогда как человек, находящийся на зрительно-логическом уровне, в то же время, может использовать и использует все более низкие структуры, например сенсомоторную и эмоционально-сексуальную). Но здесь по-прежнему применимо то же общее правило развития: необходимо достижение общей компетенции на каждом этапе для того, чтобы мог устойчиво возникнуть следующий.

Во многих случаях эта компетенция необходима, но не достаточна для возникновения следующего этапа; то, почему именно возникают более высокие этапы, или наоборот, почему происходит остановка развития на какой-либо линии, до сих пор не вполне понятно, хотя на этот счет существует изобилие теорий. (Наиболее вероятной причиной является сочетание многих параметров: факторов индивидуальной конституции, индивидуального воспитания, индивидуальной внутренней предрасположенности, социальных институтов, обстоятельств жизни, возможной истории прошлой жизни, культурной среды, культурных ценностей, культурных поощрений или запретов, и т. д., то есть, факторов из всех четырех секторов). Что же касается того, какие аспекты базовой волны считать субфазами a, b, c, d и т. д., то в большинстве случаев это можно выяснить только путем эмпирического тестирования.

5. См. Transformations of Consciousness, гл. 1 (Jack Engler).

6. См. М. Epstein, Thoughts without a Thinker.

7. В своей книге The Atman Project я привожу следующие обозначения и датировки развития эго: раннее эго (4-7 л.), среднее эго (7-12 л.) и позднее эго (12-21 г.). Эти названия и датировки по-прежнему приемлемы, однако проблема состоит в том, что слово «эго» разные теоретики используют тысячей разных способов, вследствие чего ему очень трудно дать определение. Психологическая литература изобилует такими терминами, как «раннее ядро эго», «тело-эго», «импульсивное эго», «ментальное эго», «зрелое эго», «синтезирующее эго», «аналитическое эго» и так далее. Я обычно использую термин «эго» тремя разными способами, отражающими его общепринятое употребление в литературе: (1) эго в смысле самости, «яйности» на любом из этапов личностного (или фронтального) развития, от материального эго до тела-эго и рационального эго; (2) эго в более узком смысле личной самости, основывающейся на формально-рациональных-рефлексивных способностях, которую я также называю «зрелым эго»; (3) эго как ощущение отдельной самости или самозамкнутости вообще, от тела до ума и души. То, что в книге The Atman Project называлось ранним эго, я теперь также называю понятием себя (или концептуальной самостью; поворотный пункт В-3); среднее эго (поворотный пункт В-4) я также называю «персоной» или «самостью членства» (в книге The Atman Project термин «самость членства» обозначал самое начало социализации, но так как социализация не приобретает первостепенного значения вплоть до стадии ума правила/роли, то теперь я использую термин «самость членства» или «мифическое-членство» для обозначения ума правила/роли вообще, его мировоззрения и его самости поворотного пункта В-4: конформистской ролевой самости или «персоны»); а позднее эго (поворотный пункт В-5) я, как правило, называю зрелым эго. Все эти термины в тех смыслах, которыми я их теперь чаще всего наделяю, приведены в таблице 1а. Однако любой из этих терминов является приемлемым, коль скоро мы четко указываем, какой именно период развития мы имеем в виду, так что в каждом случае это должно зависеть от контекста.

8. Несколько теоретиков подвергли тому, что они называют «сокрушительной критикой», понятия кентавра и зрительной логики, а именно: «Мы сомневаемся в интегративной способности ра-ционально-эгоического этапа (поворотный пункт В-5), по крайней мере, в том виде, как это представляется Уилберу. Либо она не полностью интегрирует ментальное с физическим, и в этом случае нарушается эволюционная логика трансценденции и включения, либо она полностью интегрирует ментальное с физическим, и в этом случае этап кентавра (поворотный пункт В-6) оказывается излишним».

Эта критика основывается на философских абстракциях, а не на конкретных психологических исследованиях. Не существует просто «физического тела» и «ума», так что у вас есть только две возможности интегрировать их или не интегрировать. То, что эти критики называют «физическим телом», в действительности состоит примерно из полудюжины уровней (напр., ощущение, восприятие, экзоцепт, побуждение, эмоция), а то, что они называют «умом» — это тоже около полудюжины уровней (образ, символ, понятие, правило, формальный, зрительно-логический). Помимо них есть надрациональные, надличностные уровни (психический, тонкий, каузальный).

Если мы рассматриваем это более полное Великое Гнездо, а не упрощенные «тело» и «ум», такая проблема не возникает. Каждый из этих уровней, сам по себе, осуществляет значительную интеграцию — поскольку следует правилу «трансценденции и включения». Формально-рациональный уровень (интегративные способности которого были поставлены под сомнение вышеупомянутыми критиками) трансцендирует и включает в себя (интегрирует) множество конкретных операций, различных точек зрения, ролей, обратимых операций и взаимных воззрений и оценок— это чрезвычайно интегративная структура! Но сколь бы интегративной не была формальная структура, исследования показывают, что постформальное познание (т. е. зрительно-логическое мышлении, существование которого эти критики объявляют избыточным) обладает еще большим объединительным потенциалом. Постформальное мышление превосходит, но включает в себя (интегрирует) многочисленные формальные операции, системы мышления и метасистемные восприятия (см., напр., работы: Com-moms and Richards, Arlin, Fischer, Pascual-Leone, Sinnott). Существование формального и постформального уровней подтверждается множеством исследований. Но если ваши исследования развития ограничиваются только телом, умом и их интеграцией, то вы все это упустите.

Так же дело обстоит и самостью на каждом из этих этапов. Самость, отождествляющаяся с ролевым умом — это персона; самость, отождествляющаяся с формальным умом — это зрелое эго; самость, отождествляющаяся со зрительно-логическим — это кентавр. Как видно из таблиц 3а-в и 4а-в, существует огромное количество данных в пользу всех этих этапов когнитивного развития и 1 развития самости, но, опять же, если вы ограничиваете последовательность развития всего лишь телом, умом и их интеграцией, вы всего этого не заметите.

Затруднение, которое, судя по всему, испытывают эти критики, состоит в том, что как раз потому, что все эти этапы — за исключением случаев патологии — превосходят и включают в себя предыдущие этапы, каждый из этих этапов демонстрирует относительно большую способность к интеграции. Эта «интеграция», фактически представляет собой скользящую шкалу, потенциал которой увеличивается на каждом уровне. Но многие исследователи (Гебсер, Нейман, Джиллиген, Лёвинджер) также называют определенные этапы буквально «интегрированными» — как правило, они называют «интегрированным» высший уровень своей модели, не потому что более низкие уровни вовсе не интегрированы, а потому что высший уровень обладает наибольшей степенью интеграции (а более высокие уровни должны обладать еще большей, поскольку каждый представляет собой трансценденцию и включение, помимо случаев патологии).

Так, я часто использую предложенное Лёвинджер резюме высшего этапа развития в схеме Бротона (который коррелирует с кентавром): «И ум, и тело представляют собой переживания интегрированной самости». Критики посчитали, будто это означает, что на предыдущем этапе (рационально-эгоического) вообще отсутствует какая бы то ни было интеграция ума и тела — весьма странное предположение, если учесть, что на самом деле речь идет о том, что, согласно исследованиям Бротона, эго обладает сравнительно меньшей интегративной способностью, чем кентавр.

Разумеется, существуют ограничения интегративной способности каждого уровня, которые являются ограничениями самого этого уровня. В случае формально-рационального уровня, ограничения связаны с абстрактной природой формальных систем, которые тяготеют к самоизоляции от других сфер (даже хотя сами эти системы уже интегрировали огромное количество операций, по сравнению с предыдущим этапом). Как сообщают многие исследователи, эти ограничения сами трансцендируются с развитием зрительной логики; поскольку последняя начинает занимать плюралистическую, контекстуальную и релятивистскую позицию, может начать включать в себя области, которые еще не могла охватить формальная рациональность. И опять, на каждом этапе мы наблюдаем трансценденцию и включение. (Разумеется, за исключением патологии, которая и является патологией именно потому, что она не трансцендирует и включает, а отрицает и подавляет, фиксирует и останавливает.)

Наконец, некоторые критики заявляли, что в традиционном понимании Великой Цепи нет ничего, что бы соответствовало зрительной логике и кентавру. Напротив, как показано в таблицах, почти у всех искушенных теоретиков Великой Цепи было нечто, соответствующее зрительной логике или высшему разуму (творческий разум Плотина, высший или интегративный ум Ауробиндо, интегрально-аперспективное видение Гебсера и так далее). Поскольку самость может отождествляться с любым уровнем Великой Цепи, я просто называю самость этого уровня кентавром. Опять же, если использовать Великую Цепь во всей полноте, а не просто ее сокращенное пяти- или семиуровневое представление, это критическое замечание не возникает.

9. Обсуждение 1-2-3 процесса на каждом поворотном пункте (слияние/встраивание, дифференциация/разотождествление/дистанцирование/превосхождение, и интеграция/включение), см. Transformations of Consciousness, A Brief History of Everything, The Eye of Spirit.

10. См. Mahler, Kernberg, Blanck and Blanck, Kohut, Gedo, Masterson, Stone, Neumann. См. также прим. 8.11 и 8.13.

11. Как таковые, эти три общих уровня раннего саморазвития и патологии самости образуют только одну часть многофакторной этиологии. Это важная часть, но только часть сложной этиологии, которая включает в себя предрасположенности, конституциональные факторы, типы характера, преобладающие модусы функционирования, независимые защитные механизмы, межличностные отношения, влияние окружающей среды и другие факторы (см., напр., модель из пяти факторов в Stone, Abnormalities of Personality; Masterson and Klein, Disorders of the Self, Norcross and Goldfried, Handbook of Psychotherapy Integration). Кроме того, важны не только многофакторные подходы к Верхнему-Левому сектору; их необходимо интегрировать с факторами Верхнего Правого сектора (нейронные механизмы, нейромедиаторы, состояния биоэлектрической активности мозга, психофармакология и т. д.; см., напр., Michael and Moore, Developmental Neurobiology; Harris, Developmental Neuropsychiatry; см. прим. 14.17), а также с социальными и культурными факторами Нижнего Правого и Нижнего Левого секторов (напр., Broughton, Critical Theories of Psychological Development; Michael Cole, Cultural Psychology).

Как пишут Ленценвегер и Хаугаард (Lenzenweger and Haugaard) в своей книге Frontiers of Developmental Psychopathology (1996): «Хотя очень многие статьи в области психопатологии развития сосредоточиваются на взаимодействиях ребенок-родитель, подходах к воспитанию, неправильном воспитании и предположительных отрицательных последствиях всего этого (например, неполноценности в результате дурного обращения), предпринималось мало серьезных попыток интеграции генетических факторов, нейромедиаторных моделей и нейрофизиологических процессов, что пока остается сравнительной редкостью в работах по модальной психопатологии развития. Чтобы не быть неправильно понятыми, мы хотели бы подчеркнуть, что наблюдаем в психологии развития относительный перевес психосоциальных моделей патологического развития над более биологически ориентированными моделями — однако, мы совершенно откровенно полагаем, что наилучшими были бы модели, интегрирующие все эти уровни [курсив мой]. Никто не оспаривает важность генетических факторов как в нормальном, так и в патологическом развитии (Rowe, 1994; Rutter, 1991), а существенное влияние нейробиологических факторов на темперамент (напр., Kegan, 1994), эмоции (Ekman & Davidson, 1994), личностное развитие (напр., Depue and Collins) и возникновение психопатологий (напр., Breslin and Weinberger, 1990; Cocarro & Murphy, 1990; Grace, 1991) является аксиомой — некоторые бы даже сказали доказанной. Содержательная интеграция мозга, эмоций, поведения и влияний окружающей среды представляет собой исключительно активную область исследований в различных областях психологии, особенно в когнитивной психологии и психологии личности. Короче говоря, психопатология развития не может позволить себе не обратить свое внимание на эти достижения и возникающие новые стратегии исследования» (стр. vi-vii). Ленценвегер и Хаугаард подчеркивают важность, по крайней мере, некоторых аспектов Верхнего Левого, Верхнего Правого и Нижнего Правого секторов, но они почти не касаются Нижнего Левого сектора и игнорируют все более высокие уровни во всех четырех секторах. И все же эта и другие подобные книги говорят об устойчивом росте интереса к интегральным исследованиям в психологии и терапии.

См. также великолепную книгу Handbook of Psychotherapy (ed. J. Norcoss and M. Goldried). Кроме того, в области подходов к различным видам интеграции психологии и терапии, разработанных за последние четыре десятилетия, я настойчиво рекомендую работы следующих авторов: R. Woody, Jerome Frank, A. Ryle, Carl Rogers, S. Appelbaum, Aron Beck, L. Birk, A. Freeman, M. R. Goldfried, A. Lazarus, Deane Shapiro, J. Marmor, Stanley Messer (см. его книгу Essential Psychotherapies, изданную совместно с A. Gurman), James Masterson, A. E. Bergin, J. Norcross, H. Arkowitz, John Gedo, V. Raimy, James Prochaska, J. Safran, H. H. Strupp, P. London, Paul Watchel, Abraham Maslow, а также любую из превосходных работ Michael Mahoney (например, Human Change Process).

12. Дэниэл Штерн, в частности, в книге The Interpersonal World of the Infant, утверждает, что термин «недифференцированный» не подходит для ранних этапов развития, поскольку даже на самых ранних этапах в осознании младенца все же наблюдаются определенные разграничения и различения. Тем не менее, на последующих этапах их становится еще больше, и по этой причине ранние этапы вполне правомерно называть относительно недифференцированными.

13. См. превосходное обсуждение защитных систем на первых четырех поворотных пунктах в George Vaillant, The Wisdom of the Ego (1993).

В таблице la ранние защитные системы (от В-1 до В-3) основаны, главным образом, на психоаналитической эго-психологии, психологии объектных отношений и психологии самости (напр., Anna Freud, Margaret Mahler, Otto Kernberg, D. Winnicott, W. Fairbairn, S. Arieti, Heinz Kohut, Blanck and Blanck, George Vaillant, M. H. Stone, J, Gedo, James Masterson). Промежуточные защитные системы (от В-4 до В-6) основаны на транзактном анализе, когнитивной терапии, теории атрибуции, ролевой терапии и символическом взаимодействии (напр., Е. Berne, A. Beck, George Kelly, Selman, Mead). Описания высших защитных систем (от В-7 до В-9) взяты из экзистенциальных и созерцательных традиций (напр., Jaspers, Boss, Biswanger, May, Bugental, Yalom; кундалини йога, кашмирский шиваизм, суфизм, Св. Иоанн Креста, викторианские мистики, рейнские мистики, Дзогчен, Аннутара Йога Тантра и т. д.). См. Transformations of Consciousness. См. также прим. 8.20.

14. «Ощущаемый смысл» Гендлина (Gendlin) — зона между телесными чувствами и умственными понятиями — это то, что Ариети (Arieti, The Intrapsychic Self) обозначает термином «эндоцепт» (одна из базовых волн, перечисленных в таблицах). Эндоцепты, как связующее звено между чувством-телом и мыслью-умом, открывают доступ к эмоциональной «тени». «Ощущаемый смысл» Гендлина часто путают с кентаврическим осознанием, тогда как он, по своей основе, является тифоническим (то есть, это дифференциация до-тело/ум, а не над-тело/ум).* На мой взгляд, это заблуждение основывается на недооценке когнитивной составляющей панорамного осознания зрительно-логического уровня. Осознание эндоцепта по определению является частью кентаврического осознания (которое трансцендирует и включает в себя все предшествующие структуры). Относительно места, которое эндоцептуальное чувствование занимает в психотерапии и медитации, см. One Taste (записи от 12 августа и 10 сентября). См. также прим. 8.34,8.35.

15. См. более полное обсуждение этой темы и критику ретро-романтической интерпретации Уошберном (Washburn) этой целительной спирали в: The Eye of Spirit (chapter 6). См. также One Taste (записи от 12 августа и 10 сентября). См. также прим. 8.34, 8.35.

16. См. прим. 8.13, 8.17, 8.20.

17. См. Transformations of Consciousness, A Brief History of Everything, The Eye of Spirit. Книга Джона Роуэна (John Rowan, The Transpersonal) представляет собой хорошее обсуждение патологий и терапий девяти поворотных пунктов развития, которое портит лишь иногда допускаемое смешение мифического и тонкого. Эта путаница основывается на до/над заблуждении (которое смешивает дорациональное и надрациональное, поскольку они оба являются нерациональными, или точно так же смешивает доформальное с постформальным, доконвенциональное с постконвенциональным, доличностное с надличностным и т. д.; см. Eye to Eye). Роуэн сам заметил эту путаницу и исправил ее в своих последующих публикациях, а также в новом послесловии к The Transpersonal, которое он прислал мне и которое я цитирую:

«Когда в 1991 году я кончил писать эту книгу, это была во многом новаторская попытка составить связный рассказ на основе чрезвычайно разнородных материалов. При этом я действительно слишком упростил один важный момент.

Это относится моему определению надличностного. В этой книге я последовательно отождествлял надличностное с Тонким уровнем, уровнем души. Я хотел совершенно ясно показать, что именно этап, следующий за Кентавром, является наиболее значимым для терапии и чаще всего используется психотерапевтами...

Ладно, это в принципе верно и вполне обоснованно. Что совершенно не обоснованно, так это предположение, что Каузальный и Недвойственный этапы в каком-то смысле не относятся к надличностному. Конечно же, они надличностные. Они — в такой же степени часть надличностного, как и Тонкое, и гораздо больше изучены и упоминаются в литературе по трансперсональной психологии...

С другой стороны, я полагаю, что был прав, акцентируя важность Тонкого. Оно в значительной мере недооценено и недостаточно представлено в трансперсональной литературе...

Однако здесь следует сделать одну важную оговорку. Люди, работающие с Тонким уровнем, как правило, весьма беспечно относятся к до/над заблуждению. Поскольку и доличностное, и надличностное насыщены образностью, можно слишком легко соскользнуть от одного к другому, не осознав этой перемены.

Джозеф Кэмпбелл, один из самых больших поборников Тонкого уровня и его важности, также является и одним из самых больших путаников в этой области, поскольку он постоянно смешивает этот [постформальный] уровень с [до-формальным] Мифическим уровнем, так что может показаться, будто он считает их одним и тем же...

Все это показывает, что если даже такой знающий и способный ученый, как Джозеф Кэмпбелл, может совершать подобную [до/над] ошибку, это еще легче сделать менее опытным людям. Я сделал это в своей книге, свалив в одну кучу практиков, работающих на мифическом уровне, и тех, кто действительно, по большей части, имеет дело с тонким уровнем. Это то, что я намерен исправить в будущем, и о чем я попытался здесь предупредить».

Дальнейшее обсуждение см. в прим. 8.25, 8.27, 9.16.

18. См., в частности, работы следующих авторов: George Kelly, Aron Beck, Albert Ellis. Транзактный анализ по-прежнему остается довольно эффективным методом коррекции некоторых сценарных патологий (см. Е. Berne, T. Harris).

19. См., в особенности, новаторские работы следующих авторов: Ludwig Biswanger, Megald Boss, Rollo May, Fritz Perls, Irvin Yalom, Charles Rogers.

20. В качестве хороших введений в трансперсональную психологию и терапию я могу порекомендовать следующие работы: Donald Moss (ed.), Humanistic and Transpersonal Psychology; Scottton et al., Textbook of Transpersonal Psychiatry and Psychology; Frances Vaughan, The Inward Arc and Shadows of the Sacred; Seymour Boorstein, Clinical Studies in Transpersonal Psychotherapy and Transpersonal Psychotherapy; Assagioli, Psychosynthesis; Grof, Adventures in Self Discovery; Tart, Transpersonal Psychologies and States of Consciousness; Washbum, The Ego and the Dynamic Ground and Transpersonal Psychology in Psychoanalytic Perspective, Zimmerman, Eclipse of the Self; Walsh and Shapiro, Beyond Health and Normality; Neumann, The Origins and History of Consciousness (см. Таблицу 4б); Chaudhuri, Integral Yoga; Epstein, Thoughts without a Thinker; Deikman, Awakening Earth; Ferucci, What We May Be; John Welwood; Adi Da, The Dawn Horse Testament; Wade, Changes of Mind; Grof and Grof, The Stormy Search for the Self, Jean Huston, The Possible Ниman; N. Schwartz-Salant and M. Stein (eds.), Archetypal Processes in Psychotherapy; Aurobindo, The Life Divine; Maslow, The Farther Reaches of Human Nature; John Rowan, The Transpersonal (см. прим. 8.17); Tony Schwartz, What Really Matters; Walsh and Vaughan, Paths beyond Ego; Wilber et al., Transformations of Consciousness; Almaas, Pearl beyond Price; J. Firman and A. Gila, The Primal Wound; Murphy, The Future of the Body; Murphy and Leonard, The Life We Are Given; Cornett, The Soul of Psychotherapy; Doherty, Soul Searching; Browning, Religious Thought and the Modern Psychologies; Shapiro and Astin, Control Therapy; Frager and Fadiman, Personality and Personal Growth.

21. Даже поведенческая терапия подкрепляет реакции, которые помогают людям переживать то, чего они избегали. Кстати, как показывает Ариети в своей работе The Intrapsychic Self классический бихевиоризм имеет дело, в основном, с эндоцептуальным уровнем понятийного мышления. Современный когнитивный бихевиоризм работает преимущественно с вербальным поведением поворотных пунктов В-4 и В-5. Другими словами, в интегральной теории хватает места для непреходящих догадок бихевиоризма, но не для его редукционизма. Наконец, когда я говорю, что осознание обладает целительным потенциалом, это включает в себя проработку; осознание должно быть устойчивым и всепроникающим; оно должно пронизывать проблему.

22. См. превосходную книгу: John Rowan, Subpersonalities; см. также Watkins and Watkins, Ego States. По моему мнению, каждая субличность существует как подсознательное или бессознательное «я», аспект непосредственной самости, который был отторгнут защитными системами сознания, но остается включенным в сознание, продолжающее с ним отождествляться (как со скрытым «я», обладающим своими желаниями, стремлениями, побуждениями и т. д.). Природа субличности в значительной степени определяется тем уровнем, на котором она была диссоциирована (архаическим, образным, мифическим и т. д.). Эти «маленькие субъекты» представляют собой все те скрытые аспекты самости, которые не были превращены в объекты — которые она не отбросила, с которыми не разотождествилась, от которых не дистанцировалась и не трансцендировала их, и потому они удерживают сознание на своей орбите.

Каждый раз, когда непосредственная самость отождествляется с какой-то базовой волной, самость существует внедренной в каче стве этой волны: сначала это материальная самость, затем либидозная/эмоциональная самость, затем концептуальная самость, затем ролевая самость, затем рефлексивная «я», затем интегрированная/подлинная самость, затем душевная самость, затем духовная самость, каждая из которых холархически трансцендирует и включает в себя предыдущие. Когда каждая «Я»-самость трансцендируется, она становится частью объективной «я»-самости (напр., чувствующее тело, которое было непосредственной самостью в поворотном пункте В-2, становится просто «моим телом» — частью периферической самости или «объективного я» — когда непосредственная самость переходит на следующий этап.

Диссоциированная субличность образуется, когда какие-либо аспекты «Я»-самости отторгаются, в то время как сознание все еще отождествлено с ними. Поэтому они становятся не бессознательными объектами, а бессознательными субъектами, со своими собственными моральными установками, мировоззрениями, потребностями и т. д. (которые определяются тем уровнем, на котором произошло отторжение субличности). На мой взгляд, это дает ключ к проведению различия между вытеснением и трансцендированием. Диссоциация (или вытеснение) происходит, когда непосредственное «Я» превращается в периферическое «Я»; тогда как трансцендирование (превосхождение) происходит, когда непосредственное «Я» превращается в периферическое «объективное я». При диссоциации субъективное отождествление/привязанность (или «яйность») сохраняется, но вытеснено (в качестве бессознательного субъекта); при трансценденции субъективное отождествление распадается, и бессознательный субъект становится осознаваемым объектом, который затем интегрируется (трансценденция и включение, а не диссоциация и вытеснение). Терапия направлена на превращение скрытых субъектов в осознаваемые объекты.

23. Субличности низших уровней, по большей части, бывают довербальными (архаическими, уроборическми, магическими [В-Л]; ствол мозга, лимбическая система [В-П]); субличности средних уровней — вербальными (мифическими, ролевыми, формальными, постформальными [В-Л]; новая кора [В-П]); субличности более высоких уровней имеют надвербальный характер (тонкие [В-Л]; тета-состояния [В-П]). Каждая субличность вторгается в сознание по-разному: довербальные — в виде побуждений и неопределенных стремлений; вербальные — в виде озвученных или мысленных повествований; надвербальные — в виде озарений, высшего знания и трансцендентальных аффектов (от космического блаженства до космической агонии).

Диссоциированный компонент любого уровня сознания проходит путь от аспекта до комплекса и до полностью оформившейся субличности (по мере возрастания степени сложности). Это сходно с введенным С. Грофом понятием СКО (Систем Конденсированного Опыта). Любая субличность включает в себя один или более комплексов, которые сами могут наслаиваться друг на друга, идя от теперешнего уровня (скажем, В-5 или рационального) к более ранним (магическому, мифическому, архаическому), и даже к перинатальным матрицам (В-0) — некоторые сказали бы, еще дальше, к опыту прошлых жизней (как бы вы его ни понимали, в буквальном смысле или как филогенетическое наследие; см. более подробное описание этого наслоения комплексов в книге A Sociable God). Точно так же, некоторые субличности могут содержать в себе вновь возникающие качества, пытающиеся «сойти вниз» (из психической, тонкой, каузальной или недвойственной сферы).

24. О крайне спорной возможной роли В-0 в последующих патологиях, см. Grof, The Adventure of Self-Discovery.

25. Слово «архетип» имеет в литературе несколько разных значений, что вызывает большую путаницу. Я использую его как для обозначения мифических форм, так и, порой, для обозначения форм тонкой сферы. В своем исходном значении (как у Платона и Плотина), оно относилось к формам тонкой сферы (самым ранним формам в инволюции); однако юнгианцы начали использовать его для обозначения мифических форм (одних и самых ранних форм в эволюции), и эту путаницу невозможно искоренить. См. более полное обсуждение этой терминологической проблемы в Eye to Eye и The Eye of Spirit.

Как бы то ни было, большинство мифических архетипов — см., например, Jean Bolen, Goddesses in Everywoman и Gods in Everyman — представляют собой просто конкретно-операционные ролевые персоны; они относятся к доформальному, а не к постформальному. В них от природы нет ничего надличностного, и именно поэтому, вопреки многим утверждениям обратного, с этими мифическими ролями обычно работает терапия поворотного пункта В-4. Я считаю работу с архетипами весьма мощной формой терапии В-4 и часто ее рекомендую, но из нее сколько либо непосредственно или в обязательном порядке не следуют надличностные состояния или структуры сознания, хотя, удаляя патологии на этом уровне, она (как и любая хорошая терапия) может делать более высокое, надличностное развитие более вероятным. См. прим. 8.27,9.16.

Юнгианская терапия такого типа иногда может приводить к надличностному осознанию, просто потому, что в процессе объективации этих мифических ролей часто задействуется Свидетель, а постформальный Свидетель — в отличие от доформальных мифических ролей — разумеется, принадлежит к надличностной сфере. Лично я считаю, что Психосинтез Асаджиоли и Алмазный Подход Хамида Али (Hameed Ali) являются (как и практики медитации осознавания вроде Дзен и Випассаны) в этом отношении более эффективными, как и любая медитация осознания (випассана, дзен, и т. д.).

26. Подробное обсуждение смысла архетипов, от Платона до Юнга, см. в: Eye to Eye; Sex, Ecology, Spirituality, 2nd ed.; и The Eye of Spirit, особенно главу II, раздел "Точки Света", примечание 4.

27. Джозеф Кэмпбелл (The Portable Jung, p. xxii) дал прекрасное резюме общего юнгианского подхода: «Говоря вкратце, существенным достижением этой центральной работы в жизни Юнга было понимание, во-первых, того, что поскольку архетипы или нормы мифа являются общими для всего человеческого вида, они, по своей природе, выражают не местные социальные обстоятельства и не любой единичный опыт индивидов, а общие человеческие нужды, инстинкты и потенции (опять же, «общие» или «коллективные» не обязательно означает надличностные, как факт наличия у всех человеческих существ десяти пальцев на ногах вовсе не означает, что, ощущая свои пальцы ног, я переживаю надличностный опыт; мифические архетипы — это просто некоторые из глубинных характеристик позднего дооперационного и раннего конкретно-операционного ума, и потому они представляют собой базовые формы этих уровней, которые лишены содержания, но наделяются им конкретными культурами и индивидуумами); во-вторых, того, что в традиции любого конкретного народа местные обстоятельства служат источником образов, через которые архетипические темы выражаются в мифах данной культуры; в-третьих, того, что ее-ли образ жизни и мышления индивидуума настолько отклоняется от норм вида, что возникает патологическое состояние дисбаланса — невроз или психоз — то будут появляться сны и фантазии, аналогичные фрагментированным мифам; и в-четвертых, того, что подобные сновидения лучше всего интерпретировать не путем обращения назад, к вытесненным детским воспоминаниям (сведение к автобиографии) а путем внешнего сравнения с аналогичными мифическими формами (усиление мифологией), так что человек может видеть себя обезличенным в зеркале коллективного человеческого состояния». Иными словами, цель состоит в дифференциации (и интеграции) этих мифических форм и ролей. Многие юнгианцы прямо приравнивают эти доформальные мифические роли к постформальным тонким структурам, что, на мой взгляд, является печальным «до/над» заблуждением (обсуждение значения «архетипа» и связанной с ним путаницы до/над см. в Eye to Eye и The Eye of Spirit). Однако результат мифической дифференциации-и-интеграции остается одним и тем же, независимо от ее интерпретации: сознание постигает суть привязанности к мифическим архетипам и трансцендирует ее, что позволяет ему продолжать свое путешествие, будучи свободным от их бессознательных чар; этот процесс дифференциации-и-интеграции Юнг называл индивидуацией.

28. Представители психоанализа, терапии объектных отношений и эго-психологии все в большей степени признают спектр терапевтических модальностей вплоть до В-5 включительно. В качестве одного примера, я привел в таблицах взгляды Дж. Гедо (см., напр., J. Gedo, Beyond Interpretation, Advances in Clinical Psychoanalysis, Spleen and Nostalgia), который работает со всеми пятью поворотными пунктами, их разными патологиями и соответствующими терапиями.

Различные горизонтальные типологии — наподобие эннеаграммы — также можно использовать для объяснения различных типов защитных систем, используемых индивидами. Эти горизонтальные типологии можно с успехом сочетать с вертикальными поворотными пунктами, как предложено в главе 4.

29. См. The Atman Project и Transformations of Consciousness.

30. См. Grof and Grof, Spiritual Emergency.

31 Cm. Maslow, The Farther Reaches of Human Nature.

32. См. Transformations of Consciousness; см. также прим. 8.13, 8.20.

33. О подходах к «терапии души» см. прим. 8.20.

34. Опять же, существует много перекрываний и исключений, но в самом общем смысле путь шаманов/йогов имеет дело с энергетическими потоками в грубой сфере и грубом теле-уме (природный мистицизм), ведущими вверх к сахасраре (то есть, с энергетическими потоками, или шакти, от первой к седьмой чакре). Путь святых проникает во внутренние глубины психической и тонкой сферы, нередко начинаясь от четвертой или пятой чакры, входя в сахасрару и далее в многочисленные более «внутренние и запредельные» сферы слышимых озарений и гало света и звука (божественный мистицизм), иногда достигая чистого бесформенного поглощения. Путь мудрецов постигает чистую пустоту каузальной сферы (бесформенный мистицизм) и часто достигает полного уничтожения субъектно-объектного дуализма в любой форме (включая дуализм между самостью и Богом), восходя к недвойственной сфере. Путь сиддхов имеет дело с недвойственным мистицизмом, который всегда уже осуществлен в каждом и всяком жесте этого вездесущего момента. См. Up from Eden; Sex, Ecology, Spirituality, 2nd ed.; One Taste.

35. Несколько слов о телесно-ориентированной терапии. В шестидесятых и в начале семидесятых годов казалось, что телесно-ориентированные терапии, наподобие Рольфинга, нацелены на достижение уровня кентавра, то есть, личностной и постформальной интеграцию тела-ума; однако впоследствии стало очевидно, что большинство из них, сами по себе, имеют дело с доформальным физическим и эмоциональным телом. Это вовсе не значит, что телесная терапия бесполезна (см. Sex, Ecology, Spirituality, 2nd ed.). Различные типы физической терапии — от поднятия тяжестей до рационального питания, рольфинга, соматической терапии и работы с телом, коль скоро они непосредственно обращены к физическому и чувствующему телу (В-1 и В-2) — имеют огромное значение в качестве фундамента или первого этажа интегральной терапии. Но для достижения постформальной интеграции, соответствующей уровню кентавра (напр, автономного и интегрированного этапов по Лёвинджер), необходимо задействовать и укрепить зрительную логику, а это способны делать лишь очень немногие виды телесно-ориентированной терапии.

Точно так же, большинство видов терапии, именующие себя терапиями «тела-ума» — например, биоэнергетика и фокусирование — имеют дело, в основном, с еще не дифференцированными аспектами взаимодействия тела-ума, а не с аспектами на стадии начальной или подлинной интеграции, следующей за дифференциацией. То есть, эти терапии «тела-ума» имеют дело с праниче-ским измерением витальной эмоциональной энергии, эндоцептуального ощущаемого смысла и висцеральной психологии при их переходе от телесных к ментальным измерениям (от прана-майя-коши к мано-майя-коше) в диапазоне от В-2 до В-3. Акцент делается на том, что я чувствую и как я могу артикулировать эти неясные соматические гештальты. Эти терапии обычно не обращаются к конкретным проблемам мироцентрического морального сознания и/или к надличностным откровениям (кентаврического или более высоких уровней), хотя, разумеется, если эти проблемы возникают сами по себе, большинство специалистов по терапии «тела-ума» могут работать с ними. Но главным фокусом соматической терапии остается эндоцепт, а не зрительно-логический уровень (см. таблицу 1а). Тем не менее, на мой взгляд, различные виды работы с телом, в качестве фундамента, остаются чрезвычайно важными для всех последующих фаз интегральной терапии. См. прим. 8.14.

36. В потоке эволюции мы можно прослеживать космогенетическое, филогенетическое, онтогенетическое и микрогенетическое развитие. Космогенез относится к развитию в физиосфере, идущему через системы, далекие от равновесия, к первым формам жизни, с которых начинается филогенетическая эволюция, и внутри нее развертывается онтогенетическая эволюция. Не то, чтобы любые из этих видов эволюции строго повторяли другие — просто базовые холоны, из которых строится каждая из них, после их творческого возникновения, могут быть организованы определенным числом способов, и потому последующее развитие следует колее предыдущего отбора — и вследствие этого онтогенез примерно повторяет филогенез, повторяющий космогенез — каждый холон в каждой из линий развития трансцендирует и включает в себя своих предшественников.

Микрогенез — это развертывание линии развития от момента к моменту. Микрогенез в общих чертах повторяет онтогенез. Так, например, если человек, находящийся на формально-операционном уровне развития, видит дерево и говорит мне об этом, у него имеет место такая общая микрогенетическая последовательность: есть ощущение дерева, которое ведет к восприятию, и формируется образ дерева; аффективные факторы окрашивают этот образ (приятное/неприятное), и человек подбирает определенный набор слов (символов и понятий), которыми он обозначает это дерево; эти понятия и символы возникают в когнитивном пространстве конкретно-операционного и формально-операционного мышления, и происходит скоростное предсознательное сканирование памяти в поисках подходящих слов в рамках определенного культурного фона (скажем, используется английский, а не какой-либо другой язык), движимое, отчасти, желанием межличностного общения и взаимопонимания. И все это суммируется в обращенном ко мне высказывании «я вижу дерево».

Эта микрогенетическая последовательность повторяет онтогенетическую последовательность развития данного человека (от ощущения к восприятию, побуждению, образу, символу...) Если я развился только до конкретно-операционного уровня, мои микрогенетические процессы будут останавливаться на конкретно-операционном уровне; если я дошел до тонкого уровня развития, мои микрогенетические процессы будут продолжаться на тонком уровне: дерево будет видеться, непосредственно восприниматься не как внешний объект в перспективном пространстве, а как сияющее проявление духа. В целом: микрогенез повторяет онтогенез, который повторяет филогенез, повторяющий космогенез: от материи к ощущению, восприятию, побуждению, образу, символу, понятию, правилу, формально-операциональному и т. д., в зависимости от того, к какому уровню Великого Гнезда я адаптирован в настоящее время. Когда человек поворачивается ко мне и говорит «я вижу дерево», в этом простом высказывании свернута вся история Космоса вплоть до настоящего момента.

Не все процессы в сознании бывают «восходящими»; многие являются нисходящими, то есть, начинаются на моем теперешнем (или более высоком) уровне и спускаются вниз по великой холар-хии. Если у меня есть творческое видение (например, психический уровень), я мог бы транслировать это видение вниз, в зрительную логику, либо в художественное выражение или даже в простые образы и символы; я мог бы использовать свое видение, начав превращать его во внешнее поведение и, таким образом, материализовать видение: быть может, в новом изобретении, новом стиле архитектуры, новом способе взаимодействия с другими людьми, в на-писании романа и т. д. (например, воля — это микрогенетическое инволюционное навязывание более высокого более низкому). В микрогенетической эволюции процессы идут вверх к высочайшему, чем вы являетесь; в микрогенетической инволюции высочайшее, чем вы являетесь, спускается вниз, в более низкие процессы. И то, и другое чрезвычайно важно; и они представляют собой скользящую шкалу: чем больше вы развиваетесь, тем более полный спектр они могут проходить, пока, наконец, при недвойственном пробуждении они не становятся способными буквально проходить чрез весь Космос.

37. К сожалению, то, что многие мыслители парадигмы «Нового Века» называют «глубиной», в действительности представляет собой нечто находящееся ниже, а не глубже на эволюционной линии.

38. См. прим. 7.2.

39. Таким образом, к стандартной, состоящей из трех измерений (или трех переменных) модели индивидуальных субъективных структур, состояний и сфер нам нужно добавить разные состояния мозга (В-П), типы и уровни культурных (Н-Л) и формы социальных институтов (Н-П). Это дает нам схему из шести независимых переменных, любая из которых может подвергнуться патологическому искажению, с соответствующими последствиями во всех остальных. Модель из трех переменных соответствует фазе-2 и фазе-3: модель из шести переменных соответствует фазе-4 (четыре сектора). См. прим. 1.3, 1.5, 1.9, 1.10, 8.1, 8.2, 12.12. Относительно фаз 2, 3 и 4 см. прим. 9.15.

40. См. также прим. 8.11.

41. К самым распространенным и доступным формами терапии взаимоотношений относятся семейная терапия и групповая терапия; классические подходы в них разработаны, соответственно Вирджинией Сейтер (Satir) и Ирвином Яломом (Yalom). См. также S. Gladding, Family Therapy и Miksell et al. (eds.), Integrating Family Therapy. «Терапия отношений» в широком смысле также включает в себя более высокие, или духовные взаимоотношения, в связи с чем можно упомянуть работу Роберта Формана и Института Форге. См. R. Forman in Crittenden et al., Kindred Visions.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...