Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 9. Некоторые важные линии развития



1. Как мы уже видели, непосредственная самость — это одновременно и постоянная функция, и поток развития. Она представляет собой систему различных функциональных инвариантов (локус самотождественности, воли, метаболизма, навигации, защитных систем, регуляции напряженности, интеграции и т. д.), которая также претерпевает собственное развитие через базовые волны Великого Гнезда (в общем виде суммируемые как девять поворотных пунктов или вех). В качестве локуса интеграции, самость, кроме того, ответственна за уравновешивание и интеграцию всех уровней, линий и состояний индивида. В этой главе мы подробно рассматриваем некоторые важные линии развития.

2. Но число индивидов, достигающих большей глубины, становится все меньше и меньше (эволюция порождает большую глубину, меньший размах). Более высокие стадии содержат в себе все более низкие стадии, и потому более высокие холоны сами становятся все более значимыми и объемлющими (клетки включают в себя молекулы, которые включают в себя атомы); но меньше индивидов достигает более высоких стадий (размах становится меньше: существует меньше клеток, чем молекул, и меньше молекул, чем атомов). Применительно к человеческим существам и стадиям развития, это не означает, что лишь немногим люди могут достигать более высоких стадий; это означает лишь, что им сперва приходит ся проходить через более низкие стадии (так что суммарное число более низких стадий всегда будет больше числа более высоких, просто потому, что рост начинается с низших; но рост может продолжаться, и потому каждый человек, находящийся на низших стадиях, теоретически может достигать высших. Атом не может стать клеткой, но индивид, находящийся на доконвенциональном уровне может развиться до конвенционального и постконвенционального уровней.

Хотя я иногда использую термины «теоцентрический» и «теосфера» для общего обозначения надличностных уровней, я предпочитаю названия «пневмоцентрический» и «пневмосфера», чтобы избежать путаницы с мифическим теизмом, который, как мы видели, почти всегда бывает этноцентрическим. Вам говорят, что мифические Бог или Богиня универсальны, и все буду спасены — но только если вы принимаете этих конкретных Бога или Богиню.

3. Технически, я провожу различие между потребностями базовых структур и потребностями самости. Потребности базовых структур (или просто базовые потребности) — это те, что связаны с постоянным функционированием базовых структур (по мере их возникновения в процессе индивидуального развития). К базовым потребностям можно отнести физический обмен (пища, вода, тепло); биологический обмен (дыхание, секс, жизненная энергия); ментальный обмен (общение, обмен символами и единицами смысла) и так далее. Как я объяснял в книгах Up from Eden и A Sociable God, каждая базовая структура (или базовая волна Великого Гнезда) представляет собой систему соотносительных обменов с другими холонами в мире на аналогичном уровне структурного развития, и само ее существование зависит от этих обменов (любая деятельность — это деятельность в сообществе): поэтому эта зависимость внутренне ощущается как потребность.



Сходным образом дело обстоит с потребностями самости, за исключением того, что базовые потребности продолжают существовать (из-за устойчивого характера базовых структур и их функциональных взаимоотношений), тогда как потребности самости, по большей части, являются переходными, фазо-зависимыми и временными, сохраняясь только пока самость находится на том или ином конкретном уровне сознания. Иерархия потребностей Маслоу (за исключением физиологического уровня) представляет собой классический пример иерархии потребностей самости, как и мотивационные аспекты эго-развития по Лёвинджер. Таким образом, самость переходит от импульсивных потребностей к потребностям в безопасности, конформистским потребностям и автономным потребностям, и каждый раз, когда она это делает, потребности предыдущего этапа, как правило, сменяются потребностями более высокого этапа. Например, на автономном этапе человек не может одновременно иметь большой набор импульсивных потребностей — они уже были трансцендированы (за исключением случаев фиксации, диссоциированных субличностей и т. д.); и в то же время соответствующие базовые структуры этих низших уровней (образы, символы и понятия) полностью присутствуют и продолжают функционировать, поскольку они представляют собой базовые ступени лестницы бытия, а не временный побочный продукт самости, которая взбирается по этим ступеням.

И значит, в целом общий объем мотиваций индивида включает в себя все базовые потребности, возникшие к настоящему моменту (напр., пища, секс, обмен символами и т. д.), плюс основные потребности самости (напр., безопасность, принадлежность, самоуважение, само-трансценденцию), которые порождаются исключительным отождествлением непосредственной самости с конкретной базовой структурой или уровнем сознания. Я включил оба этих основных вида потребностей в таблицу «уровней пищи»; оба они представляют собой продукты требований соотносительного обмена на всех уровнях.

В современной теории мотиваций принято представлять «тенденцию поведения» (Tn) как произведение побуждения (П), ожидания (О) и ценности (Ц) (Тn = П х О х Ц). Например, моя тенденция пойти к холодильнику и взять что-нибудь поесть — это произведение того, насколько я голоден (П) (чем больше мой голод, тем больше вероятность того, что я направлюсь к холодильнику), ожидания (О) того, что я смогу что-то найти в холодильнике (быть может, я понимаю, что там не слишком много еды; чем больше я ожидаю, что в холодильнике что-то есть, тем вероятнее я к нему пойду); и ценности (Ц) того, что находится в холодильнике (что если я знаю, что там только сардины, а я ненавижу сардины; чем больше я ценю то, что там есть, тем вероятнее я пойду к холодильнику).

Таким образом, совокупное поведение, на мой взгляд, определяется суммой всех базовых потребностей и потребностей самости, ожиданиями их удовлетворения и ценности, приписываемой им в любой данный момент. Результатом является весьма сложное исчисление мотиваций, охватывающее весь спектр сознания.

Цель полного курса развития состоит в том в том, чтобы лишить базовые структуры всякого ощущения исключительной самости и, таким образом, очистить базовые потребности от загрязнения потребностями отдельного самоощущения. Когда базовые структуры освобождаются от проектов бессмертия отдельной самости, они могут вернуться к своим естественным функциональным взаимосвязям: человек ест, не делая из еды культа, общается без желания господствовать, обменивается взаимным признанием, не добиваясь выгоды для себя. Отдельная самость, взбираясь по лестнице Великой цепи и за ее пределы, исчезает как отчужденная и отчуждаемая сущность, полностью прекращает свои потребности и, таким образом, остается только простая и спонтанная игра основных потребностей и их взаимосвязей, по мере их свободного развертывания: когда мы голодны, мы едим, когда мы устали, мы спим. Самость вернулась к подлинной Самости, все потребности самости уже удовлетворены и потому отброшены, и остаются только базовые потребности, не столько как потребности, сколько как сеть общений, представляющих собой взаимоотношения Духа с миром и в качестве этого мира.

4. Иногда я использую термины «мировоззрение» и «пространство мира» как синонимы, хотя технически первый из них в большей степени относится к когнитивной составляющей пространства мира; само пространство мира включает в себя все культурные контексты, фоны и практики, некоторые из которых имеют недискурсивный и докогнитивный характер.

5. См. в Sex, Ecology, Spirituality, 2nd ed., гл. 14, примечание 17 подробное обсуждение того факта, что субъективная интенциональность возникает в интерсубъективном пространстве мира, и критику теорий, игнорирующих этот факт.

6. См. прим. 8.14 и 8.35.

7. См. прим. 4.15. Относительно нейтрального по отношению к полу статуса базовых этапов развития см., например, две широко уважаемые книги, Shaffers, Social and Personality Development и Sroufe et al., Child Development. См. также The Eye of Spirit.

8. Джойс Нильсен (Neilsen) дает прекрасный обзор феминизма с использованием всех четырех секторов в своей статье «Слияние или Распад ("Fusion or Fission?" в J. Crittenden et al., Kindred Versions.) См. также Kaisa Puhakka, "The Spiritual Liberation of Gender" и Elizabeth Debold, "Beyond Gender" в том же сборнике.

9. См. прим. 1.3, 1.5, 1.9, 1.10, 8.1, 8.2, 8.39, 12.12.

10. Я не стал дифференцировать примеры, приведенные в таблице 8, на уровень субъекта (создающего произведение искусство) и уровень объекта (изображаемого в произведении искусства); и то и другое просто включено в таблицу, хотя читатель может сам проводить соответствующие различия. Например, сенсомоторная сфера, изображаемая с точки зрения магического уровня — это искусство палеолита, а изображаемая с точки зрения перспективного разума — искусство эмпирического реализма и натурализма; тонкая сфера, изображаемая с точки зрения мифического уровня — это буквальное религиозное иконическое искусство, а изображаемая с точки зрения уровня ментального-эго — фантастический реализм, и так далее.

11. См. прим. 1.3, 1.5, 1.9, 1.10, 8.1, 8.2, 8.39, 12.12.

12. См. исчерпывающее обсуждение этой темы в The Marriage of Sense and Soul и The Brief History of Everything.

13. Я использую термин «эстетика» в самом широком смысле для обозначения непосредственного восприятия формы в любой сфере. В этом смысле она вполне сходна с эмпиризмом (в широком смысле): сенсорный эмпиризм, ментальный эмпиризм, духовный эмпиризм. С введение дифференциаций современности, западная философия, вслед за Кантом, по большей части, относила духовность к интерсубъективной морали (Н-Л), не обращая внимания на то, что подлинная духовность также относится и к непосредственному личному опыту, радикальному эмпиризму, непосредственной феноменологии и — во всех этих смыслах — к эстетическому восприятию (В-Л). Для великих созерцательных традиций духовный опыт — это прямое «внутреннее» восприятие непосредственных форм в сознании, развертывающихся от грубых форм к тонким формам, которые, в конце концов, растворяются в каузальной бесформенности, и, значит, форм, становящихся все более и более возвышенными (эстетическими). Духовность также включает в себя интерсубъективное разделение этих форм в морали, этике, сангхе и дискурсе, но она (вопреки Канту) не может сводиться только к моральным императивам.

В более узком (и более традиционном) смысле, я также использую термин «эстетика» для обозначения восприятия форм, которые мы считаем приятными, красивыми и возвышенными; субъективных суждений, связанных с признанием форм красивыми; и всей сферы искусства, художественного творчества и художественной критики. Красота — это глубина холона, или его прозрачность для лучей Духа. Искусство — это все что угодно в рамке.

См. подробное обсуждение искусства, теории искусства и эстетики в Sex, Ecology, Spirituality, 2nd ed и The Eye of Spirit (особенно гл. 4 и 5). См. весьма интересный взгляд на эстетическое восприятие как разновидность духовной дисциплины у Ауробиндо и Тагора в статье W. Genkner, "Art as Spiritual Discipline in the Lives and Thought of Rabindranath Tagore and Sri Aurobindo Ghose" в сборнике Ultimate Reality and Spiritual Discipline под редакцией J. Duerlinger.

14. См. подробное обсуждение развития в Большой Тройке в прим. 14.20.

15. То есть, от модели фазы-2 к модели фазы-3.

Для удобства восприятия я разделил свою работу на четыре фазы. Фаза-1 была Романтической (модель «обретения утраченного блага») и постулировала спектр сознания в диапазоне от подсознания до самосознания и сверхсознанию (или от «ид» до «эго» и Бога), причем более высокие этапы развития рассматривались как возврат к изначально присущим нам, но утраченным потенциалам, или их повторное обретение. Фаза-2 была больше ориентирована на эволюцию или развитие (модель «роста к благу») и предполагала развертывание спектра сознания в определенной последовательности этапов или уровней развития. Фаза-3 добавляла к этим уровням развития линии развития — то есть, множество различных линий развития (как то: когнитивного, аффективного, морального, психологического, духовного и т. д.), которые относительно независимо друг от друга проходят через базовые уровни общего спектра сознания. Фаза-4 добавила ко всему этому представление о четырех секторах — субъективном (интенцио-нальном), объективном (поведенческом), интерсубъективном (культурном) и интеробъективном (социальном) измерениях каждого уровня и каждой линии развития, результатом чего стало создание — или, по крайней мере, попытка создания — всеобъемлющей, или интегральной философии. Данная книга, разумеется, относится к фазе-4. Обсуждение этих фаз см. в: The Eye to Eye и One Taste (запись от 16 ноября).

16. Фактически, по мере своего развития даже грубая когнитивная линия становится все более и более тонкой: если сенсомоторное познание — это восприятие материальной окружающей среды, а конкретно-операционное познание — «мысленное оперирование окружающей средой», то формально-операционное познание — это «мысленное оперирование мыслью» и, таким образом, формально-операционный уровень уже в значительной степени связан с тонким восприятием. Однако это восприятие все еще организовано так, что его первичными референтами являются объекты и операции в грубой сфере, и потому я включаю формально-операционное познание в грубую когнитивную линию. Зрительно-логическое мышление может познавать как грубую, так и тонкую сферу, и может быть включено в качестве важного компонента в обе эти линии. На грубой линии зрительно-логическое познание обычно представляет собой самую высшую и завершающую стадию; на тонкой — это промежуточная стадия, предваряемая эфирной, астральной, фантазией и воображением и сменяемая психическим видением, тонким архетипом и медитативными состояниями — от промежуточных до продвинутых.

Многие психологи, исследующие тонкую линию развития — например, юнгианцы, Жан Болен (Bolen), Джеймс Хилман (Hillman) — часто путают низшие, до-личностные уровни тонкой линии развития с более высокими, надличностными уровнями этой линии, что приводит к весьма плачевным результатам. Например, Джеймс Хилман очень тщательно исследовал до-формальные образные уровни тонкой линии развития, но постоянно путает их с постформальными уровнями. То, что эти психологи работают со сновидениями/образами/видениями, не обязательно означает, что они работают с более высокими уровнями этой линии (такими как савикальпа самадхи или трансцендентальное озарение); зачастую, они работают с низшими, доличностными и личностными уровнями тонкой линии (которые они ошибочно называют «душой», хотя на самом деле это, чаще всего, тифон, эфирная/астральная оболочка, прана-майя-коша, образы/символы, доформальные мифические фантазии и т. д.). Все уровни тонкой линии развития важны, но из этого не следует, что их можно смешивать или уравнивать друг с другом. Это была бы еще одна разновидность «заблуждения коллапса» (см. прим. 9.18), при котором разные волны данного потока сознания свертываются и сливаются друг с другом просто потому, что все они находятся в одном и том же потоке.

17. И веданта, и ваджраяна рассматривают каузальную оболочку как первоисточник и, следовательно, «причину» всех других уровней сознания и реальности. В то же время, сама по себе она представляет один уровень (хотя и самый высший) среди других уровней и, потому не считается предельной. Предельное или недвойственное состояние — это не один уровень среди других, а основа, таковость или пустотность всех уровней и всех состояний. А осознанию (реализации) недвойственной сферы препятствует как раз субъектно-объектный дуализм, и этот дуализм впервые возникает в каузальной сфере как стягивание или самоограничение в сознании (а именно, как дуализм между субъектом и объектом, в данном случае, непроявленным миром пустого сознания и проявленным миром объектов). Этим дуалистическим самоограничением является способность к сосредоточенному вниманию, которое обращается на одно, игнорируя другое, и это игнорирование (неведение, или внимание, забывшее о своей недвойственной основе) считается первопричиной всех страданий. Корень этого внимания — каузальная сфера, которая представляет собой замыкание вокруг Сердца и проявляется в форме Свидетеля, или чистого Субъекта, отстраненного от мира объектов. Этот чистый Свидетель или чистый Субъект затем теряется в мире объектов, что еще более фраг-ментирует и расщепляет сознание по мере того как он отождествляется с душой, затем с эго, затем с телом — которые, в действительности, суть объекты, а не реальный Субъект или Свидетель. Для того чтобы обернуть вспять это «падение», индивид, во-первых, должен восстановить в себе способность к Свидетельствованию (укрепляя способность к вниманию, невозмутимости и отстраненности — то есть разотождествлению с объектами осознания, включая тело, эго и душу); и во-вторых, затем растворить каузального Свидетеля — и корень внимания — в чистом недвойственном Одном Вкусе. В любом случае, каузальное, как корень внимания, можно прослеживать как отдельную линию развития в любой из ее форм сосредоточенного внимания-осознавания, от тела до ума, души и источника.

18. К грубой, тонкой и каузальной линиям я также прибавил «недвойственную линию», для того чтобы прослеживать развитие состояний единства субъекта и объекта, от дородового до околородового периода (напр., чувство космического слияния), детства (напр., состояние эмоциональной привязанности) взрослого возраста (напр., состояния течения с потоком) и до состояний/характеристик постформального самадхи и чистого недвойственного Одного Вкуса. Включение этой недвойственной линии когнитивного развития оправдано, поскольку, как и в случае других линий когнитивного развития, которые основаны на существовании естественных состояний бодрствования, сна со сновидениями и глубокого сна без сновидений (и потому доступны всем), эта недвойственная линия также основана на естественной данности, а именно, на естественном, или изначальном, разуме, недвойственном разуме, присущем всем чувствующим существам.

К сожалению, большинство Романтиков путают низшие и высшие уровни недвойственной линии, а затем допускают, что установление контакта с более высокими уровнями на этой линии, — это, в действительности, восстановление контакта с более низкими уровнями или их повторное обретение. Эта путаница обусловлена не столько до/пост заблуждением (которое Романтики все равно отрицают; данная критика не основывается на нем), сколько разновидностью «заблуждения коллапса». То есть, просто потому, что состояния субъектно-объектного слияния могут давать ощущение целостности, абсолютно все состояния единства уравниваются, и, таким образом, высшие и низшие состояния слияния свертываются в одну «Основу». И всякий раз, когда имеет место состояние единства, допускается, что это должно быть обусловлено установлением или восстановлением контакта с этой единственной Основой, тогда как фактически сама недвойственная линия развертывается через многочисленные совершенно разные волны. Но если все они свертываются, тогда всякий раз, когда любой субъект и любой объект сливаются, это считается действием этой «единственной» Основы, так что эта абстракция, именуемая «Основой», уточняется и делается источником всех недвойственных состояний. (Это заблуждение коллапса типично для Уошберна, как и для большинства теоретиков-романтиков. Я полагаю, что им также присущи разные варианты до/над заблуждения, но это совершенно отдельный вопрос, не связанный с данной критикой. См. прим. 9.16.)

Как и в случае других когнитивных линий и состояний, само недвойственное становится устойчивой структурой при продолжающемся постформальном, пост-постконвенциональном развитии. Тем не менее, все четыре сферы (психическую, тонкую, казуальную и недвойственную) можно прослеживать как относительно независимые линии когнитивного развития вплоть до самых ранних этапов.

19. Еще одно преимущество такого понимания отношения между когнитивными линиями состоит в том, что оно позволяет тонкому когнитивному развитию начинаться параллельно с грубым познанием, а не просто после него. Как я предположил (см. прим. 9.16), самые высшие стадии развития на грубой-рефлексивной когнитивной линии, включают в себя различные типы зрительной логики. Если использовать версию Коммонса и Ричардса, высшие уровни грубой когнитивной линии включают в себя мета-системное, парадигматическое, и межпарадигматическое мышление (которое работает системами, системами систем и системами систем систем). Я полагаю, что это верно, но это не значит, что способность к межпарадигматическому мышлению является необходимым предварительным условием для развития в психической, тонкой и каузальной сферах (что было бы так, если бы все они были последовательными этапами на одной линии). Базовое владение зрительной логикой, безусловно, необходимо для необратимого общего развития сознания в высших сферах (см. прим. 8.4, 9.27), но межпарадигматическое мышление — это просто высшее достижение на грубой когнитивной линии, которым разные индивиды могут овладевать, а могут и не овладевать в своем общем развитии в направлении надличностных сфер. Рассмотрение грубой, тонкой и каузальной когнитивных линий, как в некоторых отношениях параллельных друг другу, позволяет нам лучше объяснить этот факт.

Однако это не значит, что можно пропустить грубую, тонкую или каузальную когнитивную линии в общем развитии или что последовательное развитие теряет свою значимость. Прежде всего, нет никаких данных, что можно в сколько-либо значимой степени обойти грубую, тонкую или каузальную сферы — известно лишь, что некоторые предельные варианты их стадий не обязательны для дальнейшего развития (см. прим. 8.4, 9.27, 9.28). Во-вторых, дисбалансы в любых линиях или между ними способствуют возникновению патологии. Шизофрения, в некотором смысле, представляет собой классический пример того, что случается, когда люди теряются в тонком познании, не имея фундамента в грубом познании. В-третьих, самым сильным влечением самости является интеграция всех различных уровней и линий развития в своей собственной структуре, и неуравновешенный рост — слишком много тонкого, недостаточно грубого — ощущается как серьезный диссонанс самости. В-четвертых, самое высшее достижение развития — это недвойственное, или интеграция всех трех основных сфер в одном охвате, что подразумевает достаточную компетентность грубого, тонкого и каузального сознания — и серьезный недостаток в одном из них, очевидно, исключает саму возможность уравновешенной интеграции.

Таким образом, даже хотя различные потоки могут проходить через волны Великого Гнезда относительно независимо друг от друга, полное интегральное развитие все равно связано с холархическим развертывание всех основных уровней сознательным образом, с полной адаптацией самости к каждому из них. См. прим. 8.4, 9.27,9.28.

20. One Taste, записи от 16 и 17 ноября. Самость и, следовательно, все линии самосознания можно представлять таким образом, предполагающим относительно независимое развитие грубого, тонкого, каузального и недвойственного потоков (морали, точек зрения, влечений и т. д.). Однако следует настойчиво подчеркивать, что число этих потоков, действительно развивающихся относительно независимо друг от друга — если таковые вообще есть — можно определить только тщательными исследованиями, базирующимися на моделях такого типа. Полной независимости линий (когнитивной, самоосознания и т. д.) препятствует как доминирующее влечение самости к интеграции, так и нужды холархического развития в целом. Многие из этих линий необходимы, но не достаточны для других, и все их в определенной степени связывает система самости (см. The Eye of Spirit). Недавно несколько трансперсональных психологов предложили модели такого типа (т. е. модели фазы-3), но сделали это без достаточных оснований. Я полагаю, что они до некоторой степени верны — но до какой, могут показать только исследования.

21. Относительно некоторых подробных исследований этапов развития см. прим. 2.2.

22. В этой общей схеме трех основных линий самости (эго, души и Самости) то, что я называю «фронтальным» или «эго», включает в себя все этапы развития самости в грубой и грубой-рефлексивной сфере (т. е. телесную самость, персону, эго и кентавра); «душа» включает в себя психическое и тонкое, а (высшая) Самость включает в себя каузальное и недвойственное. Поскольку я постулирую, что эти отдельные независимые линии развития основываются на естественных состояниях грубого, тонкого, каузального и не двойственного сознания, они представляют собой четыре независимых линии когнитивного развития и этапа развития самости (в тексте я рассматриваю каузальное и недвойственное как одно целое).

В грубой сфере различные этапы развития самости хотя и перекрываются после своего возникновения, все равно возникают в общей холархической последовательности (телесная самость — персона — эго — кентавр), что продолжают неоднократно подтверждать многочисленные исследования. Параллельно этому развитию часто могут относительно независимо развертываться душа и Самость, как я буду объяснять в тексте, и в той мере, в какой демонстрируют развитие (а не просто состояния), они также следуют холархическим контурам собственных потоков развертывания, которые все включены в Великую Холархию Бытия.

23. Все это не исследуется большинством представителей психологии развития, и именно поэтому они склонны видеть только фронтальное развитие самости.

24. Сама чистая трансцендентальная Самость или Свидетель не развивается, поскольку представляет собой абсолютную бесформенность. Однако доступ к этой Самости все же развивается, и именно это я подразумеваю под развитием на этой линии. Обо всех трех линиях самости см. One Taste, запись от 17 ноября.

25. См. Vaughan, The Inward Arc и Shadows of the Sacred. См. также прим. 8.20.

26. См. прим. 8.14 и 8.35.

27. Поскольку зрительно-логический уровень входит в число основных волн Великого Гнезда, означает ли это, что в совокупной эволюции сознания для устойчивого развития к более высоким уровням требуется общая (не высшая) компетентность в зрительно-логическом мышлении? Да, я совершенно уверен в этом. Почему? Потому что все — от золотого правила до обета бодцхисаттвы — невозможно понять без зрительно-логического мышления. Вы не можете искренне брать на себя обязательство способствовать освобождению всех существ, если не способны, для начала, встать на точку зрения всех существ, а это, по единодушному мнению исследователей, способность зрительно-логического уровня. Мы говорим не о высшем развитии зрительной логики (наподобие межпарадигматического мышления; см. прим. 8.4, 9.19), а просто об общей способности к постконвенциональному, мироцентрическому принятию множественных точек зрения. Без фундамента общей зрительной логики, более высокие уровни (психический, тонкий, каузальный и недвойственный) переживаются только как преходящие измененные состояния сознания, не становясь устойчивыми реализациями, по той простой причине, что эти более высокие состояния по самой своей природе универсальны и глобальны, а без фронтального развития, способного обретать эту глобальную перспективу (а именно, зрительной логики), эти состояния не могут быть необратимо и без искажения интегрированы в структуру самости.

Заметьте: в традициях говорится, что хотя все чувствующие существа содержат в себе Дух, только люди могут полностью пробуждаться к осознанию этого Духа. Например, в буддизме считается, что даже боги и богини (дэвы) — или любые существа в тонкой сфере — не могут достигать полного просветления. Не могут его достичь и те, кто полностью погружены в каузальную сферу непроявленного (поскольку они ищут только собственного спасения в нирване и не заботятся о других, а потому не являются бодд-хисаттвами). Другими словами, даже если мы достигаем высшего развития в тонкой линии (подобно богам и богиням), и даже если нам удается достичь высшего развития в каузальной линии (как пратьека-буддам, йли реализовавшим каузальное осознание только для себя), мы все равно не можем достичь полного Просветления. Почему? Потому, что наше развитие не интегрально — оно не включает в себя грубое, тонкое и каузальное в одном равном охвате. Только когда сознание пробуждается во всех трех сферах — грубой, тонкой и каузальной — мы можем надеяться быть полезными всем чувствующим существам и, таким образом, выполнить изначальный обет боддхисаттвы («сколь бы ни было велико число существ, я обязуюсь освободить их всех»). И только зрительно-логическое познание в грубой сфере может постигать всех чувствующих существ в этой сфере. Поэтому без зрительно-логического не может быть окончательного просветления. Разумеется, отдельный человек может достичь чрезвычайного развития в тонкой и каузальной линиях (подобно богам и пратьека-буддам), но без интегрального охвата, включающего в себя зрительную логику, он не сможет стать самъяк самбуддой, то есть Полностью Реализованным.

Несколько слов о самой зрительной логике.* В качестве базовой структуры она включает в себя, как субхолоны своего собственного бытия, все предыдущие базовые структуры (от сенсомо-торной до эмоциональной, фантазийной, формальной, и до своего постформального бытия) и, в идеальном случае, объединяет все эти компоненты. Зрительная логика отнюдь не лишена фантазии, эмоций или правил, но просто содержит их в собственном более широком пространстве, так что все они могут развиться в еще большей степени. Коммонс и Ричарде, Фишер и Сино склонны акцентировать когнитивный компонент зрительной логики (и, зачастую, ее высшие стадии), тогда как Бассеше (Basseches), Паскуаль-Леоне (Pascual-Leone), Лабуви-Вьеф (Labouvie-Vief) и Дейдра Кремер (Kramer) подчеркивают ее диалектические, визионерские, интегра-тивные способности. Ариети подчеркивает, что зрительно-логическое мышление представляет собой объединение первичного и вторичного процессов — воображения и логики, и потому может быть чрезвычайно творческим («магический синтез»), а Гебсер особо выделяет прозрачность, интегративную способность и множественные перспективы «интегрально-аперспективной» структуры. На мой взгляд, все это важные срезы зрительно-логического уровня, сделанные под разными углами.

Подобно любой когнитивной способности, зрительно-логическое познание может брать в качестве своего объекта любой из уровней в любом из секторов, что приводит к резко различающимся восприятиям. Сосредоточимся сперва на секторах. Когда зрительно-логическое познание рассматривает Нижний-Левый сектор, результатом становится динамическая теория в любой из ее форм — от кибернетики до теорий хаоса, сложности и социального аутопоэза (самопорождения). Все они сосредоточиваются на сетях интеробъективных процессов и динамических паттернах бытия и развития. Когда зрительно-логическое познание рассматривает Нижний-Правый сектор, результатом становятся социология и теория социальных систем (напр., Парсонс, Мертон), которые подчеркивают важность и значимость материальных способов социального взаимодействия, производительных сил и производственных отношений (напр., Комте, Маркс, Ленски [Lenski], Jlyx-ман [Luhmann]).

При рассмотрении Верхнего-Правого сектора, результатом является системное представление об индивидуальном организме, которое изображает сознание как эмерджентное (системное) качество иерархически интегрированных органических и нейронных сетей. Это эмерджентно-коннекционистское* воззрение, судя по всему, является доминирующей моделью когнитивной науки в настоящее время; оно хорошо обобщено в книге Олвина Скотта «Лестница к Разуму»,** где лестница — это иерархия эмерджентных свойств, которая, как утверждается, приводит к сознанию. Все эти эмерджентные свойства и сети — включая все самые влиятельные модели самопорождения — связаны с объективными системами, описываемыми от третьего лица на языке «оно»; сходное объективное представление о сознании содержится в системном подходе Тарта к состояниям сознания. Я не говорю, что эти объяснения неверны; я говорю лишь, что они покрывают, в лучшем случае, четвертую часть всей истории. Я сам использую эти подходы, равно как и структурализм — а все это Правосторонние подходы к феномену сознания, но я подчеркиваю, что само сознание необходимо изучать и с помощью Левосторонних, феноменологических подходов — непосредственных эмпирических исследований сознания посредством интроспекции и медитации (см. главу 14). Удобства ради, я иногда обозначаю некоторые из уровней в секторах Левой Стороны терминами, заимствованными из структурализма (напр., конкретно-операционный, формально-операционный), но это всего лишь ярлыки для феноменальных явлений, которые можно адекватно ощутить и описать только с точки зрения первого и второго лица. См. Sex, Ecology, Spirituality, 2nd ed., CW6 (главы 4 и 14) и "Integral Theory of Consciousness", Journal of Consciousness Studies 4, no. 1 (1997), pp. 71-93 (CW7).

Когда зрительно-логическое познание рассматривает Нижний Левый сектор, результатом становятся понимание огромной важности культурных фонов и контекстов, верная оценка роли взаимопонимания, сосредоточение на дискурсе, и общее понимание герменевтики. Этот подход представлен, в частности, такими именами, как Хайдеггер, Ганс Георг Гадамер, Чарльз Тейлор, Дильтей и Кун.

Кстати, когда эти культурные или интерсубъективные означаемые, в своих интерсубъективных семантических полях (Н-Л), рассматриваются с точки зрения внешней структуры их материальных означающих — письменного слова, устного слова, грамматики и синтаксиса (Н-П) — и, в особенности, если эти означающие используются в отрыве от любых референтов — в результате появляются различные формы постмодернистского постструктурализма: от археологии Фуко (грамматика дискурса/архивов) до генеалогии Фуко (интеробъективные структуры власти/знания) и до грамматологии Дерриды (изучение цепей письменных означающих) — подходы Нижнего Правого сектора феноменам Нижнего Левого сектора, то есть подходы, которые, при их исключительном использовании, разрушают любые подлинно интерсубъективные сферы и, через посредство самообязывающего противоречия, отрицают существование любых референтов.*** И опять, я не говорю, что эти подходы неверны — просто они отдают предпочтение только одному сектору (в данном случае, используют Н-П техники для объяснения Н-Л феноменов, и в той мере, в какой они заходят слишком далеко и отрицают независимое существование Нижнего Левого сектора, они заканчивают тонким редукционизмом), и когда они таким образом претендуют на истину в последней инстанции, то сами себя заводят в тупик. (См. обсуждение интегральной семиотики означающего, означаемого, семантики и синтаксиса в The Eye of Spirit, глава 12, примечание 12.)

Когда зрительно-логическое познание применяется к Верхнему Левому сектору — когда оно обращается внутрь к своей собственной сфере — есть несколько вариантов развития событий. Прежде всего, как и в случае любой базовой структуры, тот факт, что индивид имеет доступ к зрительно-логическому уровню, не означает, что он живет на этом уровне. Подобно тому, как индивид может иметь когнитивный доступ к формально-операционному уровню, и в то же время самость может все еще находиться на моральном этапе 1, точно так же, человек может иметь доступ к зрительно-логическому познанию и все еще оставаться на любом из более низких уровней развития самости и линий самосознания — на моральном этапе 1, стадии импульсивной самости, потребностей в безопасности и т. д. (как мы видели, базовые структуры необходимы, но не достаточны для других видов развития). Так, человек может быть на очень низком уровне развития самости, морального и духовного развития, и все равно быть великим системным теоретиком (они применяют зрительно-логическое познание к внешнему миру, но не к самим себе). Вот почему простое обучение «новой парадигме» не обязательно преобразований (См. One Taste и Boomeritis).

Только когда самость индивида — центр тяжести непосредственной самости — перемещается с конкретно-операционного уровня (где это конформистская самость, или персона) на формально-операционный уровень (где это постконвенциональная самость или зрелое эго) и на постформальный зрительно-логический уровень (где это кентавр, или относительно интегрированная, постконвенциональная, глобальная, автономная, экзистенциальная самость) — только с этой вертикальной трансформацией зрительно-логическое познание начинает непосредственно применяться к самому человеку. Таким образом, его моральное чувство является постконвенциональным и мироцентрическим, его потребности связаны с самоактуализацией; его мировоззрение носит универсальный интегральный характер; и он стоит на пороге более необратимой трансформации в надличностные области.

Точно так же, зрительно-логическое познание (как и большинство видов познания) может применяться к любому из основных уровней (или к любой из сфер) в любом из четырех секторов. Как показано в тексте, я обычно упрощаю дело и свожу эти сферы к телу, уму и духу (или доличностному, личностному и надличностному). В своем собственном секторе (В-Л) зрительно-логическое познание может смотреть вниз, на материю, вбок — на ум, или вверх — на дух. Обращение вниз, на материю — это то же самое, что обращение на любой из секторов Правой Стороны, поскольку все они материальны, и результатом, как мы видели, становится теория систем. Смотреть вбок, на другие умы — это то же самое, что смотреть на свой собственный уровень в Нижнем Левом секторе, и результатом, как мы видели, является герменевтика. Обращение вверх, на дух — или же пиковое переживание духовного уровня — приводит к интеграции более высоких сфер в соответствии со структурами самого зрительно-логического уровня, и результатом этого становится то, что я назвал мандалическим разумом (см. Eye to Eye).

28. Может ли совокупное развитие сознания полностью миновать саму тонкую сферу? На мой взгляд, нет. Некоторые теоретики предполагают, что различные традиции — например, дзен — не исследуют тонкую сферу в своих медитативных практиках и все же достигают каузального/недвойственного Просветления, а потому тонкое как стадия оказывается ненужным (или может быть полностью пропущено). В действительности, это лишь означает, что может быть в известной степени пропущено детальное исследование тонкой сферы, но отнюдь не сама тонкая сфера.

Общая тонкая сфера включает в себя, например, состояние сна со сновидениями, и даже полностью просветленные существа продолжают видеть сны, но делают это, оставаясь полностью сознательными (напр., прозрачные сновидения, осознанные сновидения; см. One Taste). Иными словами, у них тонкая сфера стала устойчивой сознательной адаптацией. Преднамеренное и подробное исследование этой области в качестве средства пробуждения можно до известной степени игнорировать — но не саму сферу, и не тот факт, что в сознании пробужденного она становится постоянной базовой структурой.

То, что, в частности, происходит в школах, которые уделяют основное внимание каузальным и недвойственным техникам можно объяснить следующим образом. От подробного исследования тонкой сферы, по большей части, отказываются и акцентируют познание в каузальной и недвойственной линиях развития. Разумеется, тонкая сфера никуда не девается, поскольку эти индивиды продолжают видеть сны. Однако по мере, того как каузальное свидетельствование становится все сильнее и сильнее, оно, как правило, начинает распространяться через состояние бодрствования на состояние сновидения (прозрачное сновидение — см. One Taste); и потому хотя человек намеренно не исследует тонкую сферу сновидений, он, фактически, ее объективирует (таким образом трансцендируя ее и включая ее в сознание). Это включение тонкой сферы также составляет часть внутренне присущего самости стремления к интеграции. Таким образом, в общем развитии сознания тонкая сфера представляет собой необратимый этап и устойчивую структуру в полном развитии индивида. Обсуждение этой темы см. также в Sex, Ecology, Spirituality, 2nd ed. (особенно гл. 7). Говорить, что кто-то «пропустил» тонкий уровень, даже если это было бы возможно (что не так), означало бы только, что этот человек не завершил интегрального развития. См. прим. 9.27.

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...