Главная Обратная связь

Дисциплины:






Шаг восьмой - время покорить сердце



 

Все девочки выстроились в линию. Все мальчики – на другой стороне. Я вижу, как твои ряды пополняются. Я вижу, как мои отстают.
Ани Дифранко. «История».

Глава 1

В первый вечер мы все сели в джакузи и сидели там с полуночи и до тех пор, пока кожа не сморщилась от воды. Мы смотрели на пальмы и на огни голливудских клубов, в которые мы скоро нагрянем. Мистери исполнил ночному небу все партии из «Иисус Христос - суперзвезда».Папа делился своими планами превратить дом в место проведения вечеринок первого класса. А Гербал наливал из блендера арбузный напиток. С нами не было девушек, и для самоутверждения нам никого и не нужно было. Сегодня все было только для мальчиков. Мы сделали это. Проект «Голливуд» перестал быть просто фантазией.
«Своими похождениями мы сделаем этот дом знаменитым», - предсказывал Мистери, когда мы сидели, расплывшись в улыбках. «Люди будут проезжать мимо и говорить: «В этом доме жили голливудские знаменитости – Стайл, Мистери, Папа и Гербал. Они здесь работали и устраивали вечеринки, которым завидовал весь свет».
Гербал был нашим четвертым соседом. Он был высоким, бледным, спокойным 22-летним мастером соблазнения из Остина, который реализовывал павлинью теорию, крася ногти серебряным лаком и одеваясь только в белое. Как и все из нас он когда-то был чокнутым жителем виртуальной реальности. Только у него был собственный дом в Техасе, Мерседес Бенс S600, Ролекс, офис на бульваре Сансет, куда он никогда не заходил и робот-пылесос. Для человека его возраста это было весьма впечатляющее состояние. Он заработал его, провернув какую-то операцию в казино. Он нанял других играть за него. В свое свободное время, которое длилось почти постоянно, он исследовал пещеры, записывал очень запоминающийся рэп и искал в Интернете необычные вещи, чтобы купить их, а потом никогда не использовать.
Мистери настаял, чтобы у каждого в доме была своя отличительная особенность. Так что среди нас были иллюзионист, писатель, игрок и бизнесмен. Такая компания могла дать фору любому самому сенсационному реалити-шоу.
Через несколько дней Папа нашел пятого квартиросъемщика, Плэйбоя, которого поселили в комнату для прислуги. Плэйбой организовывал вечеринки в Нью-Йорке. Он завоевал мое восхищение, когда сказал, что работает на «Мерс Куннингхам Дэнс Компании». Он был хорош собой, высокий, стройный с густыми черными волосами, но у него была одна плохая привычка. Он носил длинные вычурные шарфы и брюки, спущенные ниже пупка. Он уволился с работы, чтобы поселиться с нами, поэтому Папа нанял его на работу в «Настоящую социальную динамику» в обмен на арендную плату.
А еще был Ксанеус. Он жил в палатке на заднем дворе.
Ксанеус был невысоким, коренастым, со свежим лицом футболистом из Колорадо, который упросил нас разрешить ему пожить с нами. Он сказал, что будет спать где у годно и делать что угодно. Так что Папа установил для него палатку с условием, что он буде оплачивать коммунальные услуги и уборку дома, и ввел его в «Настоящую социальную динамику» в качестве стажера.
Первые две недели все было чудесно. Мы сделали это, мы разрушили систему. Мы били владельцами самого желанного места в Западном Голливуде. И нам повезло с нашими соседями по дому. Гербал уже назначил наш дом местом проведения первого ежегодного саммита мастеров соблазнения.
На первой встрече мы оговорили структуру «Проекта «Голливуд», где Папа отвечал за социальные мероприятия, а Гербал за финансовую деятельность. Потом мы сформулировали наши правила: проживание несанкционированные в доме гостей не должно затягиваться больше, чем на месяц; после проведения семинара в гостиной дома, в фонд дома положено отдавать десять процентов от общей выручки; запрещается соблазнять женщину, которую привел домой другой мастер соблазнения. Все эти правила вскоре будут нарушены.
Сначала мне нравилось так жить, забросив всю свою писательскую деятельность и став частью чего-то большего, чем просто сумма всех частей. Каждое утро я просыпался и видел, как Мистери и Гербал кидают 25-центовые моменты в ведро со льдом посреди гостиной или прыгают с лестницы в подушки. Они были как дети в поисках игровой площадки.
«Мне кажется, мы с тобой будем отличными друзьями», - сказал однажды утром Мистери Гербалу.
Когда Плэйбой организовал нашу первую вечеринку, на нее пришло 300 человек. Мы подавали хороший пример, может быть, не нашим соседям, но всему остальному сообществу. В течение месяца мы стали привилегированными обладателями лицензии на проведение вечеринок в нашем районе.
Группа пикаперов въехала в старый дом Гербала и назвала его «Проект «Остин».
Некоторые из наших бывших студентов в Сан-Франциско сняли пятикомнатный дом в Чайнатаун и проводили семинары по соблазнению в гостиной, положив начало «Проекту «Сан-Франциско».
Несколько студентов колледжа в Перте, Австралия, поселились вместе в доме и основали «Проект «Перт», осуществив подход к ста женщинам в течение первых трех дней на кампусе.
А четыре мастера соблазнения, которых мы с Мистери обучали в Сиднее, взяли в аренду бунгало с лифтом, который вел прямо в клуб под ними. Это был «Проект «Сидней».
Никто не осознавал потенциала всего этого сообщества, связующую силу чуваков, болтающих о цыпочках. Мы делали маникюр, мы владели особняками и мы вели игру. Мы были готовы поразить мир как вирус.



Глава 2

За первый месяц в «Проекте «Голливуд» мой сексуальный потенциал самым случайным образом раскрылся. Как первый семинар Мистери открыл мне глаза на то, что возможно вытворять в баре, последнее стечение обстоятельств открыло мне глаза на то, что можно вытворять в постели.
И случилось это потому, что Гербал не давал мне спать целую неделю подряд.
«Ты когда-нибудь слышал о сонной диете?», спросил меня Гербал, когда мы как-то утром зашли в «Мелс Дайнер». «Я нашел ее в Интернете».
В свободное время Гермал находил в Интрнете много удивительных вещей: лимузин на E-bay, который он хотел приобрести для дома; тканные в 1000 ниток простони по непристойно низкой цене для наших кроватей; новый и лучший способ складывать рубашки; сайт по продаже пингвинов в качестве домашних животных (хотя когда он заказал пингвина для дома, он узнал, что это была шутка).
«По существу», - продолжил он, - «это способ приучить свое тело к двухчасовому сну».
«Как так?»
«Было проведено научное исследование, в ходе которого вместо обычных восьми часов сна ты спишь по двадцать минут каждые четыре часа».
Звучало соблазнительно. Дополнительные шесть часов в день дадут мне возможность больше писать, больше играть, больше читать, больше заниматься в зале, больше развлекаться, больше обучаться остальным навыками мастера соблазнения, на которые у меня никогда не было времени.
«И в чем уловка?»
«Ну», - сказал Гербал, - «На привыкание потребуется десять дней. Это не так-то просто. Но как только ты справишься с, 20-минутный сон станет вполне привычным. Люди говорят, у них прибавилось энергии, хотя по необъяснимым причинам они все время хотят пить сок».
Сейчас я ни минуты не колебался с ответом «да», как и когда Марко предложил ехать в Молдову. Мне было нечего терять, разве только десять дней сна.
Мы подсели на компьютерные игры и фильмы, и попросили домочадцев следить, чтоб мы не нарушали дисциплину. Просыпание или пропуск одной из порций сна было чревато провалом всего эксперимента, и нам бы пришлось начать заново. В качестве дополнительного стимула не спать, я каждый день приглашал в дом девочек.
Теперь я встречался с десятью разными девушками. В терминологии мастеров соблазнения это называется множеством длительных отношений. В отличие от ТФН, я никогда не лгал этим девушкам. Они знали, что я встречаюсь с другими. И, к моему удивлении.ю, даже если я не делал их счастливыми, они не бросали меня. Одно из самых важных осознаний, которое пришло ко мне в игре, имело своим источником книгу Хуна, которую порекомендовал мне Росс Джефриз, «Управлением своим скрытым «я». Она научила меня тому, что «мир такой, каким вы себе его представляете». Другими словами, если вы считаете, что вам нужен гарем и что содержать гарем абсолютно нормально, женщины согласятся с этим. Это просто ваша реальность. Однако, если вы хотите гарем, но в душе считаете, что это обманом и попиранием этики, у вас никогда его не будет.
Единственная женщина, которая не была согласна с таким положением дел, была невысокой, пышной, искрометной испанкой по имени Исабель, которая имела привычку подергивать носом, как крыса в поисках сыра. «Я сплю только с одним человеком», - постоянно твердила она мне. «И я бы хотела, чтоб ты делал то же самое».
На четвертый день экспериментов со сном я пригласил Хию, поклонницу инди-рока, которую я встретил в «Хайлэндс», чтобы она не давала мне уснуть. Она была маленькой, как чи-хуа-хуа, и носила большие очки. Однако она была как-то необычайна сексуальна, как будто она была в одном шаге от того, чтобы стать принцессой. Потенциальная красота привлекает мужчин так же, как и красота реальная. Женщина с прической, макияжем, маникюром и превосходно подобранным нарядом, мало чем отличается от других женщин. Разумеется, мужчинам нравится все это, но они не требуют, чтоб на незнакомой женщине были все предметы, упомянутые в глянцевом журнале. У нас богатое воображение. Мы постоянно раздеваем каждую женщину, как впрочем и одеваем тоже, чтобы убедиться, что она соответствует нашему идеалу. Хиа была из тех, кого не замечали другие женщины, и которую хотели все мужчины. Мы видели ее потенциал.
Когда Хиа приехала, Гербал и я встретили ее с налитыми кровью глазами, небритыми лицами и дрожащими ногами. Сонная диета давала о себе знать. Первыми пострадали наши манеры и зрелость. Мы отвели ее в комнату Гербала, усадили ее на пол и стали играть в игру на Xbox, чтобы не заснуть.
Когда в дверь позвонили снова, я с трудом открыл и увидел на пороге Исабель. «Я танцевала с друзьями в «Барфлай», - сказала она, морща нос. «Поэтому я решила заглянуть».
«Ты знаешь, я ненавижу непредвиденных гостей». Я всегда говорил своим девушкам предупреждать меня о своем намерении заглянуть, чтобы не произошло нечто вроде такого. Я вздохнул и впустил ее. Казало грубо захлопнуть перед ней дверь. «Приятно тебя видеть, думается».
Я привел ее в комнату Гербала и представил всех всем. Исабель селя на пол рядом с Хией. Интуиция ее не подвела. «Откуда ты знаешь Стайла?»
Мне казалось, что это был не просто визит, а уловка. Поэтому я оставил их в комнате и пошел искать Мистери. Я был слишком измотан для драм. «Приятель», - сказал я. «Я попал. Исабель и Хия сейчас раздерутся. Как мне избавиться от одной из них?»
«У меня есть мысль получше», - сказал он. «Надо организовать тройку».
«Ты шутишь!»
«Нети. Один из моих учеников рассказывал мне о технике, которую он применил, чтоб закрутить втроем. Тебе надо попробовать. Просто предложи невинный массаж на троих. Посмотри, что будет».
«Звучит как махинация». Я не хотел еще одного провала, как в случае с ванной с Фарфоровыми БлизнеЦами.
«Нет, это не махинация. Это риск. Махинация случайна, а риск продуман. Если в твоем доме находят две девушки, которые слушают тебя и проявляют ПЗ, то все складывается в твою пользу».
Мистери умел убеждать. На протяжении всей этой пикаперской жизни я примерял одежду и поведение, которые не были по сути моими. Что-то работало, поэтому я оставлял это себе, что-то нет, поэтому я избавлялся от этого. Я решил рискнуть. Я хотел рискнуть и поставить на карту обеих.
Я потащился обратно в комнату Гербала. «Знаете, что», сказал я девушкам, зевая, - «мне надо вам показать то любительское видео, которой мы снял с Мистери. Очень весело». Вдохновленный нашим видео с Карли и Каролиной в Монреале, Мистери начал снимать все поездки и приключения, превращая их в последствии в десятиминутные веселые клипы.
Я привел их в свою комнату. У меня, естественно, не было стульев. Только кровать. Поэтому мы все улеглись на одеяло, а я стал показывать им видео, отснятое в Австралии.
По окончанию, я успокоил нервы и рискнул. «Недавно я испытал самую удивительную вещь» , - сказал я. «Я поехал в Сан-Диего и позависал там со своим другом Стивом П., гуру и шаманом. И двое его учеников сделали мне так называемый дуальный массаж. Их руки двигались по моей спине идеально синхронно. И поскольку ваше сознание не может уследить за всеми этими движениями, оно отключается и тебе кажется, как будто тысячи рек массажируют тебя. Восхитительно».
Если рассказывать о чем-то с энтузиазмом и уверенностью, люди захотят попробовать это, особенно если вы не даете им возможности сказать «нет».
«Ложись на живот», - сказал я Исабель. Поскольку ревность ей была более свойственна, я знал, что ее надо помассажировать первой. Я опустился на колени справа от нее и сказал Хие сесть слева и повторять за мной все движения.
Когда мы закончили растирать ее спину, я снял с себя рубашку и лег на живот. Девушки уселись по бокам и начали массировать меня, сначала осторожно, потом более уверенно. Когда они нагнулись надо мной, их руки делали круговые движения по моим лопаткам. Я чувствовал, как комната наполняется энергией. Им открывалась сексуальность ситуации, если еще не открылась.
Вполне вероятно, что это сработает.
Когда настала очередь Хии, он сняла рубашку и легла на живот. В этот раз я массировал более эротично, растирая внутреннюю сторону ее бедер и грудь по бокам.
После массажа Хиа продолжала лежать на животе, а мы с Исабель нагнулись над ней. Настал решающий момент. Надо было действовать.
Я так нервничал, что у меня тряслись руки, как при моем унижении в старшей школе с Элизой. Я притянул лицо Исабель к своему и начал заигрывать с ней. Когда мы целовались, я сделал так, что наши тела почти лежали на Хие. Потом я повернул лицо Хии к себе и начал целовать ее. Она ответила. Все работало.
Я мягко подтолкнул Исабель к поцелую. Как только гбы Хии и исабель встретились, заряд сексуальной энергии, накалявшейся в комнате во время массажа, взорвался. Все наслаждались собой, как будто бы долго этого ждали. Но не все так просто. Они стали еще более жесткими соперницами, чем час назад. Я не понимал этого, но тогда мне это и ненужно было.
Хиа сняла рубашку Исабель, и мы оба начали ласкать ее грудь. Мы сняли с нее брюки и облизывали ее бедра, пока ее спина не выгнулась. Я стащил с исабель нижнее белье, пока Хия проползла назад и стала снимать с меня брюки.
Когда я помаг ей справиться с откоском брюк, я взглянул на часы. Было два часа ночи. Мое сердце застыло. Прошло четыре часа со времени моего последнего сна. Я не мог просто так заснуть посреди первого в моей жизни секса втроем. Но если я этого не сделал бы, то весь эксперимент с депривацией сна оказался бы напрасным.
«Знаете», - сказал я им, - «мне очень неприятно вам говорить, но мне надо вздремнуть на двадцать минут. Можете присоединиться ко мне, если хотите».
С Исабель на одной стороне и Хией на другой, я мгновенно заснул. Мне снилось, что улицы были полны воды и я плавал по ним. Когда прозвенел будильник, я притянул обеих девушек к себе, и мы опять начали дурачиться.
Но в этот раз Исабель отдернулась. «Это странно», - сказала она.
«Абсолютно странно», - ответил я. «Я тоже об этом думал. Но это новый опыт, поэтому мне интересно».
Она кивнула, улыбнулась и стащила с меня боксеры. Обе женщины обвили меня руками, а я отклонился назад и наблюдал. Я хотел сохранить этот образ в голове для будещего использования.
Однако, когда Хиа начала делать минет, Исабель напряглась. Я вспомнил, как Рик Х. говорил на семинаре у Дэйвида ДэАнджело про секс втроем: он должен доставлять удовольствие вашей девушке, а не вам. Она должна быть, как он выразился, ведущей собакой в упряжке. И ваша задача – все время быть уверенным в том, что ей хорошо.
«Тебе от этого неуютно», - спросил я ведущую собаку в упряжке.
«Немного», - сказала она.
Я отстранил голову Хии, и мы лежали рядом, болтали и дурачились до момента, когда мне снова надо было задремать. Той ночью я не занимался сексом с Хией. Я знал, что Исабель не сможет вынести, если я окажусь внутри другой женщины. Для нее это и так был большой шаг.
Следующей ночью я был еще более вымотан. Гербал и я сидели в гостиной и смотрели «Опасные связи», чтобы не заснуть, но на секунды мы погружались в сон. Это называется микросном. Нашим организмам так нужен был отдых, что они выискивали любую возможность заснуть, когда мы отключали внимание.
«Эта идея с сонной диетой была ужасна», - сказал я Гераблу.
«Просто привыкни к ней», - сказал он. «Она не сразу дает положительный результат».
Я купил несколько упаковок витаминов, чтоб поддержать свою иммунную систему, но забывал какие и когда я принял. К счастью, скоро должна была придти Надья. Она была одной из множества девушек, сексуальная библиотекарша, с которой я познакомился во время своих экспериментов с обслуживающим персоналом. Она пришла вместе с девушкой по имени Барбара, чья черная челка напомнила мне Бетти Пэйдж.
Я налил им выпить, и мы сели на диван. Хотя у Барбары был парень, я заметил, что она питала очень нежные чувства к Надье. Казалось, она запала на нее. Поэтому я подумал, что дам ей возможность вылить свои чувства.
Я извинился и погрузился в очередной короткий сон. Мне снилось, что я, обнаженный, растянулся на заснеженном поле. Потом я позвал их в комнату смотреть домашнее видео. После я опять рассказал про дуальный массаж. И, к моему удивлению, все опять сработало. Когда они начали целоваться, то делали это жадно, как Исабель и Хия. Так что прошлая ночь не была просто счастливой случайностью.
В отличие от Исабель, Надья была ведущей собакой без каких-либо намеков на ревность.
Когда я трахал Надью, Барбара села на колени позади и лизала меня. Я хотел подождать и заняться сексом с Барбарой, но ждать было нечего. ТО, что происходило, настолько превосходило мои даже самые смелые ожидания, что я просто сломался. Я больше не мог. И я так и не потрахался с Барбарой.
Мастера соблазнения называют это проблемой качества.
Последние полтора года я много времени уделил работе над своей внешности, энергией, отношениям и состоянием. Даже теперь, когда все эти качества были на самом низком уровне – когда я выглядел и чувствовал себя как кусок дерьма – эти два дня оказались самыми сексуально декадентскими в моей жизни. Тут была мораль: чем меньше стараешься, тем больше получаешь.
На следующий день мы с Гербалом сидели в гостиной с миской льда, которые мы растирали по телу каждые пять минут, чтобы на дать себе заснуть. Процесс привыкания к такому режиму сна оказался более сложным, чем мы ожидали. Я начал думать, что мы просто теряем время. Кроме того, вся эта штука с сонной диетой не была еще научно подтверждена.
«Лучше бы в конце тоннеля был свет», - пробормотал я Гербалу. «Мы пытаемся найти золотой горшок там, где кончается радуга. Но мы даже не знаем, там ли он, и кончается ли радуга вообще».
Гербал казался ошарашенным. Я оборвал его микросон. «Мне снились жевательные червяки», - невнятно произнес он. «Кто-то отрезал у жевательных медведей все лишнее и делал из них жевательных червяков».
После двух циклов сна, у меня заболела голова, а глаза отказались открываться. Мы купались в холодной ванне, мы хлопали себя по лицу, мы гонялись друг за другом по гостиной со швабрами. Но все было тщетно.
Когда я потрогал зубы, чтобы проверить, на месте ли скобки, то понял – я перешел границу реальности. Я не носил скобки со средней школы.
«Я пойду спать», - наконец сказал Гербал.
«Мы не можем», - сказал я. «Если ты пойдешь спать, один я не справлюсь».
«Остерегайся зубочисток», - сказал он.
Мы оба начали ломаться. Он только что погрузился в микросон. Граница между сном и реальностью размылась.
«Давай попробуй еще один цикл», - сказал я ему.
Но после следующих двадцати минут сна, я не смог вытащит Гербала из кровати. Он отказался даже открыть глаза. Я не мог продолжать в одиночку, поэтому я потащился наверх и погрузился в сладчайший сон в моей жизни. И хотя я провалил эксперимент со сном, я достиг новой стадии в игре.
Я знал, что мне надо прекратить использовать прием с дуальным массажем, и принять его за еще один шаг по пути морального разложения. Но открытие секрета секса втроем было сравни открытию камня Розетты пикапа. Как только прием дуального массажа стал известен, пикаперы по всему миру стали промышлять сексом втроем. Это было как нарушение трехмильной полосы. Дуальный массаж, безусловно, закрепить за мной статус первого мастера соблазнения на листе Сандеркэта в следующем году.
«Проект «Голливуд» уже был успешным.

Глава 3

И вот приехал Тайлер Дёрден.
Казалось, он воспользовался автозагаром. «Я знаю, что не произвел хорошего впечатления в Лос-Анджелесе», - сказал он. Он пожал мою руку. Он даже на посмотрел мне в глаза сотую долю секунды.
На нем была модна черно-белая рубашка с веревками, свисающими с области грудной клетки так, что казалось походим на корсет. Это совсем не было павлинизмом. Такую рубашку и я бы себе купил. «Социальная вежливость не дается мне легко», - продолжил он. Думаю, он извинялся. «Я все еще над этим работаю. Когда я не слежу за этим, то могу показаться очень эгоистичным. Мне это не нравится. Мне кажется я должен научится, как всегда говорил мне Мистери, соблазнять и парней тоже».
Я сомневался на его счет. Он провел дюжины семинаров с нашей последней встречи. Я мог судить о его прогрессе в Интернете. Его ученики говорили, что теперь он соревнуется с Мистери в пикаперской удали. Я хотел дать ему второй шанс, может, он и правда серьезно над собой поработал. В этом суть. На этом основывалось все сообщество. И поскольку мы оба собирались с Мистери на семинар в Лас-Вегас на этой неделе, я хотел узнать, правдивы ли истории о его способностях на поле или нет.
Тайлер скинул с плеча рюкзак и прошел в комнату Папы. Папа со своей вновь обретенной страстью к бизнесу и Тайлер Дёрден со своей задачей стать лучшим пикапером в сообществе были отличной командой.
Теперь в нашем доме жил мастер соблазнения, приводящий всех в восторг. Разумеется, даже в самых лучших своих воспоминаниях, я не помню, чтоб когда-либо считал Тайлера Дёрдена жителем нашего дома. Для него просто не было комнаты. Однако Папа взял это на себя и пригласил его, организовав в одной из ванных комнат дополнительное спальное место, положив там на пол матрас.
У нас еще не было мебели. Просто коллекция 50 подушек, которые мы купили, чтоб закрывать танцпол. Вчером, когда Плэйбой наладил свой проектор для показа фильмов на потолке, мы все лежали на подушках и смотрели «Половые сношения».
Позже Тайлер Дерден повернулся ко мне. «Твой архив, действительно, повлиял на мою игру», - сказал он. Избранные мои посты на форуме были скомпилированны в большой текстовый файл и опубликованы наравне с архивами Мистери и Росса Джефриза. «Все лучше я взял оттуда».
Сложно было отвязаться от разговора с Тайлером Дёрденом. Если он не играл, то говорил об игре.
«Я пробовал говорить людям, что я это ты», - сказал Тайлер.
«Что ты имеешь в виду?»
«Я говорил им, что я Нил Стросс и что пишу для «Ролинг Стоун».
«Это дало результаты?»
Мысль о том, что этот маленький бледный придурок бегал вокруг и говорил, что он был мной, вызывала у меня тошноту, но я старался не выдать эмоций.
«Когда как. Иногда они думали что я врал. Иногда девушки говорили «О, мой Бог, на надо где-нибудь позависать». А другие девушки взрывались, когда я им это говорил, потому что считали это хвастовством».
«Позволь мне кое-что сказать. Я пишу почти десять лет, и мне не раз прилшлось подставить зад. Писатели это не крутые сексуальные чуваки. Не вижу никакой выгоды в том, чтобы носиться и кричать, что ты писатель. Во всяком случае, я сужу по собственному опыту. Почему, ты думаешь, я вступил в сообщество? Но мне лестно, что ты так делал».
В те выходные Тайлер Дёрден, Мистери и я поехали в Лас-Вегас. Папа привлек на семинар десять учеников для Мистери, что было очень здорово для семинара, рассчитанного обычно на шесть человек. Мы повели их в казино «Хард Рок». Обычно в первый вечер ученики наблюдают за работой преподавателей.
Как мастер соблазнения Тайлер Дёрден решительно улучшился с момента моей последней встречи с ним в Лос-Анджелесе, где он не заговорил ни с одной женщиной. Наблюдая как он подбивал клинья к группе незамужних женщин, устроивших там вечеринку, я подошел ближе, чтоб послушать. Он говорил о Мистери.
«Видите того высокого парня в шляпе?», - говорил он им. «Он нуждается во внимании, поэтому говорит людям обидные вещи, чтобы понравится им. Так что подыгрывайте ему, потому что ему нужна помошь».
Он выдвавал игру Мистреи, он нейтрализовал его нег-хиты.
«Он любит показывать фокусы, чтобы люди принял его», - продолжал он. «Так что будьте милыми и притворитесь, что вам нравиться. Он много выступает на десятских праздниках».
Теперь он нейтрализовал демонстрацию ценностей.
Когда Тайлер Дёрден покинул сет, я спросил его, что он делал. «Папа и я придумали много техник, чтоб скинуть вас с Мистери», - сказал он.
«И что же ты говоришь обо мне?», - спросил я, притворяясь, что ничуть не взбешен.
Тайлер Дёрден рассмеялся. «Мы говорим «Это Стайл. На самом деле ему 45 лет, но мне он кажется моложе. Он такой милый. Он как маленький Эльмер Фадд».
Я посмотрел на него, не веря своим ушам. Он вел себя как ДОГ со своим товарищем. Это было зло.
«Можешь разозлиться на меня», - сказал Тайлер. «Можешь сказать, что я похож на пекаренка Пиллсбери».
Я сглотнул ком негодования и подумал «Как бы поступил Том Круз?»
«Но я не хочу сердиться на тебя», - ответил я, сохраняя спокойствие и широко улыбаясь, как будто мне это казалось очень забавным. «Вот в чем разница между тобой и мной: я предпочитаю окружать себя людьми, которые лучше меня, потому что мне нравится, когда меня отталкивают и бросают вызов; А ты, напротив, хочешь стать лучшим, устранив всех, кто лучше тебя».
«Да, может, ты и прав», - сказал он.
Позже я понял, что я был прав только наполовину. Тайлеру Дёрдену и правда нравилось устранять конкурентов. Но не прежде, чем он выжмет из них каждую толику полезной информации.
Все выходные, когда бы я ни заговаривал с человеком, мужчиной или женщиной. Тайлер Дёрден неотступно следовал за мной, слушая каждое слово. Я видел, как он размышлял, пытаясь сформулировать правила и шаблоны относительно всего, что я говорил, которые предавали мне доминирующее положение в группе. Он изучил мой архив. Он изучал мою личность. Вскоре он, без сомнения, будет знать обо мне больше, чем я сам. И позже, как в случае с ДОГ на Лестер-Сквер, он обернет мои слова и манеры против меня.
В конце вечера я заметил сет из двух человек, сидящий в баре в «Пикок Лаундж»: высокую, придурковатую брюнетку в очках и с невероятно большой силиконовой грудью и маленькую соблазнительную блондинку мальчишеского вида в белом берете.
«Эта блондинка - порнозвезда», - сказал Мистери. Он был экспертом. «Ее зовут Фейс. Это твой сет».
Несмотря на полтора года, проведенных в сообществе, несмотря на то, что я был чуть ли не лучшим, я все еще испытывал страх перед красивыми женщинами. Прежний ТФН, сидящий во мне боялся идти в наступление и шептал, что все мои новые навыки – ложь, что я обратился к фальшивым богам, что вся эта игра лишь ментальная мастурбация.
Но я подтолкнул себя к сету, чтобы доказать себя, что голос ТФН в моей голове ошибается. Как только я открыл рот, во мне включился автопилот.
Я открыл ревнивой подружкой.
Я ограничил временные рамки.
Я использовал нег-хит про грубый голос цели.
Я провел тест на лучших друзей.
Рассказал про С-образные и U-образные улыбки.
Эксперимент с экстрасенсорными способностями.
«Я так многому могу от тебя научиться», - сказала Фейс.
«Ты нам нравишься», - выпалила ее придурковатая подруга.
Они ели с моих рук. Я занудный Эльмер Фадд, выливающий придуманные им самим дурацкие тесты, а эти двух девушка, общий вес чьих грудей больше, чем мой собственный, не отрывали от меня взгляд. Мне было нечего бояться. Ни у одного парня из вне не было наших инструментов.
Я должен убить своего внутреннего ТФН. Когда он умрет?
Я просигналил Мистери, чтоб он помог мне с препятствием. Когда он сел рядом я придурковатой девушкой, я опять включил автопилот.
Переход на новую стадию.
Понюхал.
Дернул волосы.
Укусил за руку.
Укусил за шею.
«Как ты целуешься по шкале от одно до десяти?»
Внезапно Фейс соскочила с кресла. «Я слишком возбуждаюсь», - сказала она. «Мне надо уйти».
Я не мог понять, был ли это просто предлог, чтоб уйти, потому что я что-то сделал неправильно, или все на самом деле было так хорошо».
Я подошел к соседнему сету из двух девочек-хиппи и тут же получил их доверие. Однако через десять минут вернулась Фейс, схватила мою руку и сказала «Пойдем в туалет».
Мы прошли в туалет, она опустила сиденье на унитазе и посадила меня на него. Расстегивая мои брюки, она сказала: «Ты так возбудил меня, сексуально и умтсвенно».
«Я знаю», - сказал я.
«Как?»
«Я чувствовал нашу близость весь вечер. Даже когда я разговаривал с двумя другими девушками, я видел, как ты смотрела на меня».
Она опустилась на колени, обвила руки вокруг моего хромого отца тысяч и наклонилась над ним. Но он не твердел. Я был сокрушен.
Я встал, резко толкнул ее к стене. Я обвил руки вокруг ее глотки и поцеловал ее, как я видел делал Син с женщинами у себя дома, когда я еще был ТФН.Потом я тащил с нее брюки, усадил ее на унитаз, вошел в нее пальцами и занялся с ней оральным сексом. Он выгнулась назад, закатила глаза и стонала, как будто она собиралась кончить. Но неожиданно она сменила позу и опять собралась делать минет.
«Хочу, чтоб ты кончил мне в рот», - сказала она.
Он все еще не мог затвердеть. Со мной такого никогда не случалось раньше. У меня сейчас все встает, когда я вспоминаю об этом.
«Я хочу в тебя», - сказал я ей, последней жалкой попытке направить кровопоток в нужное место.
Она встала и повернулась. Я достал из кармана презерватив и начал думать о каждой красивой женщине, к которой я подошел тем вечером. Он начал понемногу твердеть. Она села на меня, спиной к моему животу, что было самой ужасной позой для полуэрегированного члена. Когда я был уже на полпути, он опять стал мягким. Я не мог понять, то ли это из-за двух виски с колой, или из-за недолгой прелюдии, или из-за того, что я уже мастурбировал в тот день.
Когда мы вышли из ванны, полвина учеников стояла там в ожидании рассказов. Одна из хиппи, к которой я подходил, пошла в туалет и выбежала оттуда с оберткой от моего презерватива «Kleenex». Видимо, я оставил ее на полу, а она почувствовала своим долгом показать его всем. Все праздновали событие, которого на самом деле не произошло.
После я не мог смотреть Фейс в глаза. Я создал образ такого загадочного, восхитительного, сексуального парня. А потом, в момент истины, ложь обрушилась со всей силы, обнажая тощего лысого парня с хромым членом.

Глава 4

В последний вечер нашего семинара в Лас-Вегасе Тайлер Дёрден соблазнил официантку Стейси из «Хард Рок Кафе». Она была блондинкой, похожей на вампира, и слушала нью-метал. Когда ее смена закончилась, Стейси вместе со своей соседкой по комнате Тамми, вполне симпатичной, пухленькой, с запахом виноградной жвачки "Баблишес", встретилась с нами в казино.
На мне был нелепый, стилизованный под змеиную кожу, костюм, Мисери надел шляпу, огромные очки, ботинки на шестидюймовой платформе, черные латексные брюки и черную футболку с красной надписью, которая гласила «МИСТЕРИ». Даже для Вегаса он выглядел как придурок.
Минуту спустя Тайлер Дёрден уже ДОГ-герстовл перед Стейси. «Он носит эти странные вещи, и люди смеются над ним», - говорил он ей. «Я всегда говорил ему, что ему не обязательно делать это, чтоб получить признание людей».
Ученики разбрелись по комнате в поисках женщин, а я наклонился над баром и наблюдал за ними. Через некоторое время Стейси бочком подошла ко мне. Она видела, как я вел семинар, и чисто по социальному закону (будь лидером мужчин и ты будешь лидером женщин) она заинтересовалась во мне. Пока мы говорили, она смотрела мне в глаза. Она играла с волосами. Она искала предлоги, чтоб взять меня за руку. Все ПЗ были на лицо. Я чувствовал, как воздух вокруг нас сгущался, как это всегда бывает перед будущим поцелем.
Я знал, что это было неправильно. Она была девушкой Тайлера Дёрдена. Существует код этики пикапера: первый, кто подошел к сету, получает цель, пока он не сдасться. Но пикаперы не ведут себя как ДОГ по отношению к своим напарникам. Если Тайлер Дёрден говорит, что я Эльмер Фадд, то Эльмер Фадд будет охотиться за своим кроликом.
Я дернул ее за волосы. Она улыбнулась.
Захочет ли она поцеловать меня?
Захочет.
Мы поцеловались.
А потом передо мной возникла копна соломенных волос. Это был мистер Гневный Скряга. И он был взбешен.
«Пойдем со мной», сказал Тайлер Дёрден, хватая ее за руку.
Я извинился. Разумом я понимал, что поступил неправильно. Но когда вас с девушкой начинает окутывать пузырь взаимной привязанности, разум вылетает в окно, и инстинкты берут верх. Разумеется, он вел себя как ДОГ. Но его ошибки не давали мне права ошибаться тоже. Я чувствовал себя дерьмом.
Однако утешение оказалось всего в нескольких шагах. Тайлер отвел Стейси в наш номер, оставив Тамми. Мы болтали минуть пять. Я удивлялся, как просто это было. Она была пятой девушкой, с которой я замутил на выходных.
Мистери, тем временем, соблазнил полуголую стриптизершу Анджелу, которое по его меркам тянула на десять с половиной. Поэтому мы решили закругляться с семинаром -было уже два часа, и мы сполна отработали деньги учеников – и отвести наших девушек в клуб «Дрес».
Пока мы шли к стоянке такси, Мистери остановился и посмотрел на себя в зеркало. «Победа украшает», - сказал он, ухмыляясь своему отражению, которое ухмыльнулось ему в ответ.
В такси Анджела села на колени Мистери лицом к нему и распростертой юбкой. Они уже готовы были заняться сексом, когда мы еще не ушли с парковки. Она кусала себе губы перед поцелуем. Она тихо постанывала каждый раз, когда их поцелуй заканчивался. Она посасывала его указательный палец. Она играла для него, для нас, для всех менее заинтересованных людей на улице, для самого Господа Бога наверху. Все, мимо кого мы проезжали, кричали и свистели застывшей в поцелуе парочке. В ответ она выгнулась и сняла трусики, обнажив идеально выбритые в форме капли волосы. Мистери проник в нее пальцем. Он утвердился. Она утвердилась. Они утвердили друг друга. Они были прекрасной парой, абсолютно не знающие друг друга.
В пять утра, когда Анджела поехала обратно в Лос-Анджелес, Мистери, Тамми и я взяли такси в отель, где мы занимали одну комнату с Тайлером Дёрденом. Я рухнул на постель с Тамми и мы начали заниматься сексом. Мистери был на другой кровати, Тыйлер сидел в кресле со Стейси на коленях.
Тамми сняла топик и лифчик, спустила мои брюки. Она обвила руки вокруг меня и стала делать минет, помогая руками. На этот раз с моим инструментом все было в порядке. Мне кажется, что сочетание виски, порнозвезды и общественного туалета было банальным даже для меня.
Тамми сняла брюки, а я полез в карман Джинс за презервативом. Но после первой минуты я остановился. Парни были там. Они смотрели, или, возможно, пытались не смотреть. Я не знал. Мне страшно было взглянуть на них. Я никогда не занимался сексом в присутствии других парней, пусть даже мастеров соблазнения.
У Тамми, кажется, не было по этому поводу никаких сомнений. Меня это восхищало. Несмотря на это я все же отвел ее в ванну и включил воду. Я прижал ее к дверке душевой кабины и взял ее сзади. Через пять минут дверь в ванну распахнулась, и в проеме возникли вспышки. Мистери, Тайлер Дёрден и Стейси стояли там и фотографировали.
Все, о чем я помог подумать: «У них есть компромат на меня».
Долгое время я не понимал, что они просто хотели сделать мне сувенир на память о хороших днях в Лас-Вегасе. Как и в случае со статьей в «Нью-Йорк Таимс», я был единственным человеком, который волновался о том, что будет разоблачен. Все остальные просто радовались за успехи друга. Мне надо было пропустить через себя мысль о том, что этим парням было наплевать на писателя Нила Стросса. Они были так погружены в жизнь сообщества, что ничто кроме него не было для них реальным. Газеты появлялись в их поле зрения только тогда, когда там публиковались научные статьи о животных инстинктах совокупления. Если где-то в мире случалась катастрофа, она становилась предметом для создания нового шаблона о риске, на который надо идти ради приключений, потому что никогда не знаешь, что может произойти завтра.
Потом девушки пригласили нас к себе на завтрак. Мы собрались, поехали к ним домой и съели самую вкусную яичницу с беконом в нашей жизни. Тайлер Дёрден и Мистери сели на диван и в открытую начала говорить о пикаперском бизнесе. Я заметил, что каждый из них был готов к нападению. Мистери продолжал называть Таёлера Дёрдена бывшими учеником, а Тайлеру Дёрдену казалось, что он превзошел своего учителя и предлагает радикально новый метод соблазнения.
Сонце было высоко, мне не хотелось говорить о соблазнении, когда у меня была настоящая девушка рядом, с котрой я мог спать. Поэтому Тамми отвела меня к себе в комнату, сделал минет, и я заснул на два часа перед полетом домой.
В ее постели было что-то такое, в том, как она стояла, в ее безукоризненной белизне, в мягкости простыней, в толщине одеяла, что завораживало. Мне всегда нравились женские спальни: в них уютно и хорошо пахнет, как, должно быть, в раю.


Глава 5

Мистери и Тайлер Дёрден собирались уехать из Вегаса вечером, поэтому они остались с девушками, а я взял такси в аэропорт. В самолете мне приснился сон:

Я соблазнил женщину и пошел к ней. Она отвела меня в свою комнату и боролась со своим сопротивлением последнего момента в течение часов. Это продолжалось всю ночь, тяни-толкай, покорность-сопротивление. В конце концов, мне это надоело и я заснул.
Утром я сижу на диване в гостиной. Ее соседка, латиноамериканка с яркой красной помадой на губах, медленно подходит ко мне и говорит: «Жаль, что моя соседка не занимается сексом, но ты можешь заняться им со мной, если хочешь».
Она садится на диван и поднимает ноги. На не ничего нет. Она повторяет предложение. Я его принимаю.
Ее помада размазывается по мне. Но когда дело доходит до секса, мой член, хоть и твердый, остается податливым. Это все равно, что пытаться запихнуть в нее печенье "Туинкиз".
Потом заходит моя первоначальная цель. Так я зову ее во сне – цель. Я пытаюсь скрыть следы помады. Я слышу, как ее соседка смеется у меня за спиной. Я знаю, что только что провалился, пытаясь обмануть девушку, которая привела меня домой. Я ей не смогу больше понравиться, потому что она знает, какой я на самом деле.
Тем вечером у девушек была вечеринка. Мистери приставал к моей цели. Он подарил ей ключ для открывания гаражной двери. Когда никто не видел, я взял его и вышел на улицу. Я нажимал на кнопку, думая, что за дверью скрывается как-то удивительный подарок.
Пока я выяснял этот вопрос, Мистери вышел на улицу в поисках девушки. Оказалось, что этот ключ – часть приема, способ вытащить девушку из дома. Нажимая кнопку, я выдал себя. Я побежал по улице на максимально возможно скорости, но через несколько секунд Мистери догнал меня. Его ноги такие длинные, так что ему просто было это сделать.
«Меня взбесило, что ты пристаешь к моей цели», - сказал я.
«У тебя был шанс, но ничего не произошло», - ответил он. «Проход закрылся. Теперь моя очередь».
Когда я проснулся, я тут же понял свой сон. Я провалился, когда стал кадрить цель Тайлера Дёрдена. А после неудачи с порнозвездой импотенция была самоочевидной. Но я не мог понять части, где Мистери соблазнял мою цель, пока я не вернулся домой и мне не позвонил Мистери.
«Надеюсь, ты не возражаешь», - сказал он, - «Тамми только что сделала мне минет. Она проглотила».
Где-то в ее желудке моя сперма смешивалась со спермой Мистери.
«Я не возражаю», - сказал я. А я и правда не возражал. Это было частью дружбы – несерьезное соревнование между двумя мастерами соблазнения. «Просто помни, я был первым».
Тайлер Дёрден, однако, видел все в другом свете. Для него это не было соревнованием понарошку. Для него это было жизнью.
Он никогда не простит меня за то, что я кадрил его цель.

Глава 6

Женщина была целью. Результатом - мужчина.
Вместо моделей в бикини, прохлаждающихся в бассейне «Проекта «Голливуд», нас посещали прыщавые подростки, очкарики бизнесмены, пузатые студенты, одинокие миллионеры, страдающие актеры, разочарованные водители такси, программисты, очень много программистов. Они входили в наш дом ТФН-ами, а выходили игроками.
Каждую пятницу, когда они приходили, Мистери или Тайлер Дёрден стояли на возвышении из подушек и обучали их практически одинаковым оупенарам, языку тела, приемам демонстрации ценностей. В субботу днем они все шли за покупками на Мелроуз. Они все покупали одинаковые ботинки фирмы «Нью Рок» на четырехдюймовой платформе и рубашки в черно-белую полоску. Они покупали одинаковые кольца, ожерелья, шляпы и солнечные очки Они шли в солярий.
Мы выращивали армию.
Вечером они обрушивались на «Сансет Стрип», рой игровых пчел. Даже по окончанию семинаров ученики все еще зависали в клубах на Сансет месяцами и оттачивали свою игру. Их можно было узнать по одинаковым ботинками и рубашкам. Они собирались в группы, решая, кто будет открывать сет и засылая эмиссаров с фразой «Привет, мне нужна женская точка зрения на один вопрос».
Даже по вечерам, когда не был семинаров, отвратительно напавлиненные парни со всей округи собирались в нашей гостиной перед походм в клуб. В 2.30 ночи они возвращались в дом либо в сопровождении пьяных хихикающих девушек из «Орандж Каунти», которых они отводили в джакузи, на террасу, в туалеты или кидали в подушки, либо с пустыми руками, анализируя свои подходы до рассвета. Они не могли не говорить об этом.
«Знаешь, почему мне удается справляться с сетами лучше, чем всем моим друзьям?» - спросил меня Тайлер Дёрден как-то днем, когда он плюхнулся на диван в «Мелс» рядом со мной. «Только по одной чертовой причине».
«Ты более чувствительный?» - спросил я.
«Нет, потому что я пашу», - сказал он с видом триумфатора. Под «пахотой» он понимал нападение на девушку с линиями и приемами один за другим, не давая ей возможность ответить. «Недавно девушка убегала от меня, а я прокричал ей вслед одну из своих фраз. Я не следую социальным условностям. Надо пахать. Нет такой ситуации, которую нельзя бы было вспахать».
«Я не пашу», - сказал я ему. Были парни, которые преследовали девушек, пока они не сдадутся и не согласятся встретиться с ними. Но я не был охотником. Я не был пахарем. Все что я делал – предоставлял ей возможность полюбить меня, а ее дело было согласиться или нет. Обычно она соглашалась.
«Ты просто толкаешь, толкаешь и толкаешь. И оно не может не работать.», - продолжал Тайлер. «Если девушка сердится на меня, я меняю тон, извиняюсь и говорю, что не очень хорошо разбираюсьв социальных ситуациях».
Я смотрел на Тайлера Дёрдена, пока он говорил. Несмотря на всего его разговоры о женщинах, я никогда не видел его с ними.
«Может, дело в том, что я не очень люблю вступать в отношения», - сказал он, когда мы вышли из закусочной, - «как не люблю я и оральный секс».
«Делать или получать?»
«Все».
Тогда я понял, что Тайлер Дёрден вступил в сообщества не для того, чтобы потрахаться. Секс не был для него основной мотивацией. Его мотивацией была власть.
Мотивации Папы определить было сложнее. Когда мы въехали в «Проект «Голливуд» он представлял свою комнату апартаментами султана, оформленными в стиле хай-те, и целым гаремом, готовым появиться по первому телефонному звонку. Он хотел превратить кровать в трон, центр развлечений высокого класса, хотел организовать бар рядом с камином и украсить все драпировкой, свисающей с потолка.
Но такой его комната не стала. Когда я вернулся из «Мелс» с Тайлером, Мистери спорил с Папой в его комнате.
«Тайлеру Дёрдену ты даешь больше учеников, чем мне», говорил Мистери.
«Я стараюсь, что вы все остались в выигрыше», - возражал Папа.
Когда я осмотрелся, то пришел в ужас. В комнате почти не было мебели, только спальные мешки и подушки, разбросанные по всей комнате. У женщин было только одно определение для такой спальни: не-то-место.
«Кто здесь живет?» - спросил я.
«Несколько парней из «Настоящей социальной динамики»
«Сколько?»
«Ну, в данный момент, Тайлер Дёрден и Сикбой живут в ванной, и еще трое учеников разбили лагерь у меня в комнате».
«Если кто-либо остается в доме больше, чем на месяц, их присутствие должно быть одобрено, как мы договорились на нашем собрании. В доме и так уже достаточно парней».
«Великолепно».
«Если они пользуются услугами, они должны платить», - сказал Мистери.
Папа посмотрел на него пустыми глазами.
«Я не могу с ним разговаривать», - пожаловался мне Мистери. «Он сидит там, смотрит на тебя и говорит «Великолепно». Он такой пассивный».
«Это неправда», - сказал Папа. «Ты думаешь, ты можешь помыкать мной, потому что я твой бывший ученик ». Я никогда прежде не видел Папу расстроенным. Он никогда не повышал голос, наоборот он всегда говорил очень сдержанно. Где-то глубоко в нем сидел живой, дышащий, эмоциональный человек, который хотел вырваться на свободу.
После того дня Папа перестал заходить в дом через парадную дверь. Чтобы не видеть Мистери он шел на задний двор и забирался по лестнице, которая вела к двери в его ванную. Все остальные гости поступали так же.

Глава 7

Мой отец умер, когда мне было сорок,
Но я не смог заплакать.
Не потому, что я не любил его,
Не потому, что я не старался.
Я всегда оплакивал каждую мелочь:
Виски, боль, красотку,
Но он заслуживает лучшей слезы,
А такой у меня пока нет.

Песня доносилась из гостиной. Мистери лежал на подушках с компьютером на груди. Он снова и снова проигрывал песню Гая Кларка.
Казалось, ему нужно внимание. Поэтому я пошел к нему и проявил внимание.
«Мой отец умер», - сказал он. Его голос был ровным и спокойным. Сложно сказать, был он грустным или нет. «Время пришло. Это случилось очень быстро. У него был еще один удар, а потом он умер сегодня в десять утра».
Я сел рядом с ним и слушал. Он был пассивным наблюдателем, анализирующим все свои эмоции до детали.
«Хотя я и был готов к этому, это странно. Как будто бы умер Джонни Кэш. Ты знаешь, что это должно произойти, но все равно ты в шоке».
Мистери ненавидел отца всю свою жизнь и желал ему смерти бесчисленно количество раз. Но теперь, когда это произошло, он не знал, что чувствует. Казалось, он был смущен тем, что ему грустно.
«У нас было взаимопонимание только тогда, когда на экране телевизора появлялась красотка», - сказал он. «Тогда он смотрел на меня, а я смотрел на него, и мы оценивали ее вместе».
Через несколько дней у нас дома прошел саммит мастеров соблазнения. Мастера соблазнения со всего мира слетелись сюда, чтобы выступить, а несколько сот преобразованных ТФН собрались в гостиной, чтобы послушать их. Наши домочадцы, Плэйбой и Ксанеус, которых Папа и Тайлер Дёрден выучили на преподавателей, открыли собрание.
Когда Плэйбой рассказывал про язык тела, я вспомнил Белград и свой первый семинар с Мистери. Я вспомнил слишком крутого Экзотикопшена, Сашу, прыгающего по улице после первого закрытия адресом электронной почты, и чувство юмора Джерри. Мне нравились эти парни. Я беспокоился за них. Я хотел, чтоб у них был секс. Я переписывался с ними потом, чтоб справиться об их успехах.
Теперь я осмотрелся и увидел нуждающихся, голодных и разочарованных. Лысые парни с бородками – миниатюрные и огромные версии меня – просиле сфотографироваться с ними. Симпатичные парни, которые могли бы быть моделями, спрашивали совета по поводу прически и одежды, а потом тоже просили сфотографироваться с ними.
Два долговязых брата, оба девственника, по договоренности пришли со своей сестрой. Она была девятнадцатилетним бесенком с большими глазами, отпадной грудью, одетая в стиле хип-хоп. Благодаря своим братьям она знала об игре все. Когда парни подходили к ней с дерзко смешными репликами, она отвечала: «Не надо испробовать на мне эти штучки Дэйвида ДэАнджело. Я все их читала». Она представилась как Мин и попросила сфотографироваться с ней.
«Мне безумно нравятся твои посты», - сказала она.
«Ты их читала?», - спросил я удивленно.
«Да». Она укусила себя за губу.
Для своей презентации я привел пять девушек, с которыми я встречался. Я продемонстрировал приемы, а потом попросил их оценить внешний вид и язык тела некоторых из присутствующих в зале. Мне аплодировали стоя.
Потом я сел на наш недавно приобретенный кроваво-красный диван, окруженный Папой, Таёлером Дёрденом и несколькими их учениками. Они обсуждали видео, где мы с Мистери соблазнили Карли и Каролину. Каким-то образом получил доступ к нему и разместил его в Интернете, разбивая вдребезги остатки моей анонимности.
«Это гениально», - говорил Папа. «Тайлер Дёрден подвел все, что делает Стайл под научное объяснение. Он назвал это «Измельчение Стайла».
«Что это?» - спросил один из учеников.
«Это вид фреймового контроля», - ответил Тайлер Дёрден. Фрейм – это термин из НЛП, означающие перспективу, сквозь которую человек видит мир. Тот, чей фрейм, или субъективная реальность, окажется сильнее, занимает доминирующее положение во взаимоотношениях. «Стайла как раз владеет этими тонкими способами контроля фрейма. Люди начинают оценивать его с его же позиций. Он делает так, что внимание всегда сосредотачивается на нем. Я как раз пишу об этом».
«Грандиозно», - сказал я.
Внезапно Папа, Тайлер Дёрден и все ученики рассмеялись. «Это как раз то, о чем пишет Тайлер».
«Что? Я только сказал «грандиозно». Потому что мне это показалось забавным. Серьезно, побыстрее хочу прочитать это».
Они снова засмеялись.
«Видишь», - сказал Тайлер Дёрден. «Ты используешь любопытство как фрейм, чтобы построить отношения и уничтожить социальную значимость других людей. Когда ты демонстрируешь приятие таким образом, ты строишь себе авторитет и заставляешь других людей хотеть получить твое приятие. Мы этому учим».
«Бред», - сказал я. «Теперь, какждый раз, когда я буду что-то говорит, люди будут думать, что я использую прием из настоящей социальной динамики».
Они снова рассмеялись. И тогда я понял, что попал: то, о чем писал Тайлер Дёрден не было тем, чему я научился в сообществе. Он писал о той части меня, которая была реальной. И хотя он не правильно воспринял мои намерения, воспринял их через свой фрейм, он расшифровал все мои манеры. Он доставал кирпичики из здания моей личности, присваивал им имена, а потом превращал их в приемы. Он собирался вытащить мою душу и растянуть ее над всем «Сансет Стрип».

Глава 8

В последний день саммита, Мистери устроил мозговой штурм. Он собирался повысить плату за семинары с шестисот долларов до полутора тысяч. Он хотел, чтоб Папа отметил это изменение на сайте.
«Это бессмысленно», - возражал Папа. «Рынок этого не потянет». Теперь Папа редко выходил из себя. Он работал над сайтом «Настоящей социальной динамики». С тех пор как мы въехали в дом, я видел его женщиной всего один раз.
«Это мой метод», - сказал Мистери. «Люди заплатят. Я отработаю все деньги».
«Непрактично». Папа смотрел точно сквозь грудь Мистери. Ему не нравились конфликты.
«Это неприемлемо!»
Мистери прошагал через гостиную, где в это время выступал Экстрамаск. Экстрамаск приехал в город за неделю на встречи и спал где-то доме, где точно я не знал, поскольку у Папы уже закончилось место в ванной, куда можно было бы помещать людей. Я почти не говорил с Экстрамаском. Он либо сидел у Папы в комнате, трудясь над «Настоящей социальной динамикой», либо помогал Тайлеру Дёрдену в проведении семинаров, либо проводил время в тренажерном зале.
Я наблюдал за ним пару минут. Теперь он был в хорошей физической форме. На нем была рваная футболка и одиноко висящий галстук. Он рассказывал ученикам, что был девственником и даже не касался руки девушки до двадцати шести с половиной лет. Это был трюк, прием, направленные на парней. Он тоже стал гуру. И, кстати говоря, он потерял невинность в момент, когда мы впервые встретились.
«Я проделываю много штук со своим сотовым телефоном, хотя он даже не работает», - сказал он, демонстрируя телефон. «Мне просто нравится говорить по нему и претворяться, что я мужчина, особенно когда мне неуютно в клубе. Ваш сотовый телефон – лучший напарник».
У Экстрамаска было прекрасное чувство сцены и своеобразное чувство юмора. Хорошо бы он проводил больше времени, репетируя свои эстрадные номера, чем лекции по соблазнению. В отличие от Мистери и Тайлера Дёрдена, он не был создан для преподавательской деятельности.
Я пошел за Мистери на кухню. Он облокотился на стойку в ожидании меня. «Папа проводил семинары за моей спиной», - выпустил он дым. «Один человек сказал мне, что видел его в «Хайланде» с шестью парнями на прошлых выходных».
Я вскочил на стойку и сел с ним на одном уровне.
«Давай посвящу тебя в то, что вообще происходило в последнее время », - сказал он. Я думал, он начнет жаловаться на Папу, но вместо этого он хотел поговорить о Патрисии. Она начала встречаться с афроамериканским хреном, которого она встретила в своем стрипклубе, и теперь ждала от него ребенка. Хотя она и не собиралась выходить за него замуж, она хотела сохранить ребенка. Ее биологический будильник все еще звонил.
«Я стараюсь смотреть на это объективно», - сказал Мистери, подтаскивая стул к столику для завтрака, за которым никто никогда не сидел. «Я не злюсь. Но мне больно. Мне хочется убить ребенка и его».
Среди прочей рекомендуемой литературы пикаперам следовало прочесть книги по теории эволюции: «Красную королеву» Мэта Ридли, «Ген-эгосит» Ричарда Доукинса, «Спермовые войны» Робина Бакера. Когда читаешь их, понимаешь, почему женщин тянет к придуркам, почему мужчинам нужно так много сексуальных партнеров, почему так много людей изменяет своим супругам. И в то же время понимаешь, что все агрессивные инстинкты, которые весьма успешно в нас подавляются, на самом деле вполне естественны и нормальны. Мистери, дарвиниста по натуре, эти книги дали оправдание его асоциальным эмоциям и его желанию причинить вред существу, которое совокуплялось с его женщиной. Это было как-то нездорово.
Тайлер Дёрден зашел в кухню и увидел Мистери, протирающего стол.
«Знаешь, что тебе надо сделать?», - сказал он Мистери. «Тебе надо пособлазнять».
Соблазнение, по мнению Тайлера Дёрдена, было решением всех бед: депрессии, инертности, злости, колита, вшивости. Я въехал в дом, чтоб создать себе образ жизни, для Таёлера Дёрдена же соблазнение было самой жизнью. Он никогда не ходил на свидания. Напротив, он приводил женщин в клубы на Сансет, а потом обычно бросал их, чтобы соблазнить еще больше девушек.
«Тебе надо выбраться из дома», - продолжил Тайлер. «Сходи сегодня куда-нибудь со Стайлом. Вы, ребята, превосходно играете вместе. Ты сможешь найти девушку вдвое лучше Патрисии».
Потом на кухню вместо с сестрой Мин пришли братья-девственники и еще какой-то бритоголовый пикапер. Кажется, где бы я ни находился, вокруг меня собирались люди, и мне надо было держать речь.
«У тебя было лучшее выступление», - сказал лысый пикапер. «Ты был таким нежным и элегантным с девушками. Было похоже на балет».
«Спасибо. Как тебя зовут?»
«Стайлчаилд»
Впервые за многие месяцы я не знал, что сказать.
«Я назвался в честь тебя».
Пока он рассказывал мне о своей несчастливой жизни, о том, как он открыл сообщество и о моих постах, я заметил, что Мин шаловливо смотрит на меня. Я твердо решил не играть с ней, потому что именно этим занимались все остальные присутствующие здесь парни. Кроме девушек, которых привел я, она была единственной женщиной в доме на протяжении всех выходных.
Вечером в «Сэнди Рэнч» ее глаза все еще прожигали дырку в моей голове. Мне надо было что-то сказать, но не то, что она могла прочесть в Интернете или услышать от своих братьев.
«Послушай», - сказал я, - «я хочу прокатиться на механическом быке. Присоединишься ко мне?»
Это не было заготовленной фразой. У меня все еще были планы по поводу этого механического быка. Во многом это напомнило мне игру. На нем – одиннадцать уровней. От нелепо простого до дьявольски сложного. И с того момента, когда я впервые положил глаз на этого быка, моей целью стало добраться до самого высокого уровня, мистического одиннадцатого. До сих пор я добирался до десятого.
Это было абсолютно бессмысленным стремлением, без какой-либо возможности практического применения. Такова же природа компьютерных игр, боевых искусств, «Подземелья и драконов» и сообщества соблазнителей.
Я попросил ковбоя поставить быка на одиннадцатый уровень, дал ему пять долларов на чай, чтобы он обошелся со мной полегче, пробрался через ворота и залез на быка. На мне были кожаные штаны, не для павлинизма, а чтобы поплотнее сидеть на быке. Когда я прокатился на нем в первый раз, мои бедра покрылись синяками, и я с трудом мог ходить. Я понял, что, должно быть, чувствует женщина, занимавшаяся сексом с парнем весом в триста фунтов.
Я прижал свой член поплотнее к седлу, а ноги к бокам быка, и поднял руку в знак моей готовности. В мгновение ока машина ожила, раскачивая меня так сильно, что я потерял фокус. Помню ощущение того, что мой мозг готов выпасть из черепа. Ноги ослабли, а член, как бурильный молоток, врезался в седло. Но когда я уже был готов выпасть из седла, бык остановился. Я продержался семь секунд.
Сначала я воодушевился. Мне казалось, что я завершил что-то, хоть оно и не было реальным. Это не изменить моей жизни, или жизни людей вокруг. Я удивился, почему это так много для меня значило. Через минуту меня терзали угрызения совести покупателя.
Позже Мин сказала, что устала, и попросила отвести ее обратно в «Проект «Голливуд».
Я понял подтекст.
Пока мы ли обратно к особняку рука в руке, она рассказывала о своих старших братьях и их сложностях в изучении правил игры. «Они излишне заботливы и с ума сходят, когда я хожу на свидания», - сказала она. «Правда, я думаю, они просто завидуют, потому что сами не ходят на свидания».
Когда мы вернулись в «Проект «Голливуд», я отвел ее в джакузи.
«Мой последний парень был милым, он все для меня делал», - продолжала она. «Но он мне не нравился. Он меня бесил. Когда я прочла всю эту ерунду по соблазнению, я поняла, почему он меня не привлекал, как и все остальные парни в школе. Они все были очень скучными. Они не понимали, что значит быть дерзко смешными».
Я разделся до трусов и прыгнул в воду, охлаждая мои раны от езды на быке. Она присоединилась ко мне, тоже в нижнем белье. Она была стройной и хрупкой, как марионетка. Я взял ее за руки и подтолкнул ко мне. Она закинула на меня свои ноги. Я снял с нее лифчик и положил в рот ее отпадность. Потом я отнес ее, мокрую и голую, в свою комнату, одел презерватив и нежно вошел в нее. Она не выказала никакого сопротивления в последний момент. Так открыто восхищаясь мной, ее братья сами отдали мне ее в руки.
Она была моей первой фанаткой. Но далеко не последней. Соблазнения разрослось. С таким количеством конкурирующих компаний по соблазнению, яростно рекламирующих свои услуги в Интернете, сообщество разрасталось неимоверно, особенно в Южной Калифорнии, где «Сансет Стрип» изменялся на наших глаза.
Ни одной женщине не удастся уйти. Группы учеников из 15 человек бродили по улицам словно банда. Банды бывших учеников патрулировали все клубы: «Стандарт», «Даблинс», «Сэддл Рэнч», «Миягис». Когда в два часа ночи бары закрывались, они наводняли «Мелс», ходили по рядам, подсаживаясь за столики к женщинам. Они загружали женщин в дом пачками.
И все они пользовались моим материалом. Они летали вокруг, вели себя как Стайл и распространяли тест на лучших друзей, как испанские мушки. В каждом клубе я видел их выбритые головы, их дьявольски бородки, их ботинки, коорые походили на те, что я купил в «Беверли Центр» неделю назад. Миникопии меня были повсюду. И я ничего не мог с этим поделать.

Глава 9

MSN GROUP: Mystery’s Lounge
SUBJECT: Расписание моих подходов
AUTHOR: Adonis


После того как меня уволили с работы (я слишком много проводил времени на форуме), я переехал в Лос-Анджелес, что полностью посвятить себя игре. Я всегда чувствовал себя здесь не таким, как все, потому что я до сих пор девственник и виртуоз клавиатуры, поэтому на субботу я запланировал совершить сто подходов. Я начну днем с Мелроуз между Ла Брей и Фейерфакс. Я посчитал, я смогу совершить десять подходов в час. Итого за пять чесов – пятьдесят подходов. (Никто не знает название магазина где продают обувь «Нью Рок»?) Потом я приму душ, отправлюсь на Сансет и зайду в четыре бара («Даблинс», «Миягис», «Сэддл Рэнч», «Стандарт» ), и в каждом сделаю по двенадцать – пятнадцать подходов. Сто подходов не будут проблемой. Даже если я потерплю крах в каждом из них, во всяком случае, я преодолею боязнь быть отвергнутым.

- Адонис

MSN GROUP: Mystery’s Lounge
SUBJECT: 125 подходов
AUTHOR: Adonis

Парни, субботняя ночь удалась. Я совершил 125 подходов. Феноменально. Перед тем как выйти из дома, я послушал записи Росса Джефриза. Они помогли. Я представил себя ростом в сорок футов и сделанным из бриллианта, так что никто не мог причинить мне вреда.
В качестве оупенера-мнения я использовал классический оупенер «Настоящей социальной динамики»: «Кто врет больше – мужчины или женщины?» Сначала красотки как-то странно на меня поглядывали, как будто я проводил опрос. Мне по-настоящему начало везти в «Сэддл Рэнч». Мне кажется я открыл там всех женщин. Одна красотка предложила мне свой e-mail, но я хотел закрыть номером и, в результате, не получил ничего. Черт! Урок усвоен. Потом я пошел в «Стандарт», где уже проходили два семинара.
Практически к каждому сету они подходили с оупенером «кто врет больше», поэтому я начал подходить к людям на улице.
Я бы порекомендовал всем проделать это. (Но убедитесь, что на вас «Нью Роки», LOL!) Теперь я решил совершить тысячу подходов до конца месяца. Я больше не буду обижаться на женщин и боятся, что они заставят меня почувствовать себя ненужным.

- Адонис

MSN GROUP: Mystery’s Lounge
SUBJECT: Мой тысячный подход
AUTHOR: Adonis

Я продолжал вести подсчет своим подходам, как и обещал. Я только что совершил свой тысячный подход, а до конца месяца осталось еще четыре дня.
И после тысячи подходов могу сказать, что существует огромное множество способов быть отвергнутым. Меня это больше не ранит. И с какой стати абсолютно незнакомый человек должен вдруг оказать влияние на мое чувство собственного достоинства?
Еще я понял, что красоток надо интриговать сразу же, а не стараться быть разумным. Теперь я могу задерживаться в сетах десять – пятнадцать минут. Я использовал приемы Стайла, что по началу было сложно. Но теперь мне проще контролировать сет, несмотря на мой рост (5 футов 4 дюйма). Я иногда даже изолирую цель и провожу с ней куб, и получаю странные телефонные номера. Я чувствую, что стал новым, более уверенным в себе человеком без каких-либо социальных страхов. До этого я был таким робким и застенчивым, что люди избегали меня. А теперь, когда я иду по улицу, я свечусь. Красотки чувсвуют это. Я настоятельно рекомендую всем проделать то же самое. Это того стоит.
В следующем месяце я собираюсь отточить свою игру по телефону, на тысяче телефонных звонков. LOL. Если я и дальше буду так продолжать, у меня к концу года будет секс.

Глава 10

MSN GROUP: Mystery’s Lounge
SUBJECT: А ты социальный робот?
AUTHOR: Style

Вы никогда не замечали, что многие парни в сообществе какие-то странные?
Посмотрев на них можно сказать, что им чего-то не достает. Они не выглядят как люди в общем смысле.
Некоторые из этих парней даже неплохо справляются на поле. Они получают прекрасные результаты, иногда даже номера телефонов и секс, но, кажется, у них никогда не бывает девушки.
А ты один из этих парней?


Чтобы это выяснить задайте себе следующие вопросы:





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...