Главная Обратная связь

Дисциплины:






Шаг девятый - физическая связь



 

И неужели ты думаешь, что любовь может долго процветать в таком ужасном доме, как этот?
Эдна Св. Винсент Миллей.
«И неужели ты думаешь, что любовь…»

Глава 1

Разрушать «Проект «Голливуд» удавалось всего одной женщине.
По всем показателям, Катя была стандартной клубной девушкой. Она любила выпивать, танцевать, заниматься сексом, принимать наркотики, необязательно, в этом порядке.
Но Катя, может, непреднамеренно, может из-за мести, может по причине настоящей любви, обыграла нас всех. Все годы обучения, все заученные приемы и шаблоны поведения, все эти ботинки «Нью Рок» на платформе ничего не значили для этой женщины.
Когда я вернулся из Нью-Йорка, Мистери проводил в Лос-Анжделесе семинар. Плата составляла теперь полторы тысячи долларов, и люди платили. У него было пятеро учеников, которым был гарантирован чистый доход на выходных из разговоров и соблазнения. Катя была просто одной из девушек, чей номер он взял, демонстрируя свою игру на семинаре. Он встретил ее в Голливуде в баре «Стар Шуз». Тогда она была очень пьяна и, возможно, под кайфом.
Понедельник в «Проекте «Голливуд» был днем телефонных звонков. Все звонили по телефонам, которые они собрали на прошедших выходных, чтобы понять, кто из девушек по-настоящему горячие, а кто уже стали неинтересны. Когда звонил Мистери, единственной ответившей была Катя. Если бы Кати не было дома, или вместо нее трубку бы подняла друга девушка из списка Мистери, наши жизни сложились совершенно по-другому.
Несмотря на все наши предполагаемые таланты, общение с женщинами – в основном дело случая. Когда мы встречаем женщин они могут находится в разных состояниях. Возможно, они ищут парня, отношения на одну ночь, мужа или того, с кем могли бы переспать из мести. Они могут вообще ничего не искать, потому что счастливы в отношениях или восстанавливаются после пережитого эмоционального потрясения.
Катя, вероятнее всего, искала, где пожить.
Когда Мистери позвонил, Катя не могла вспомнить его. Однако после получасовой беседы (создания уютной атмосферы, как выразился Мистери) она согласилась приехать.
«Оденься попроще », - сказал ей Мистери. «Я смогу провести с тобой только час или два». Использование слов «попроще», «провести» и временного ограничения было частью стратегии, направленной на то, чтобы сделать визит менее напряжным. Гораздо лучше задавать фиксированное время, чем назначать свидание в ресторане в стиле ТФН, что может оказаться очень неприятным, долгим мероприятием, когда двое не имеющих ничего общего людей вынуждены застрять друг с другом на всю ночь и вести нелепые разговоры.
Ката приехала вечером в розовой спортивной куртке, таща за собой маленького терьера Лили. Обе, Катя и Лили, сразу почувствовали себя как дома. Первая рухнула на подушки, а последняя наделала на ковер.
Мистери выскочил из комнаты в джинсах, в футболке с длинными рукавами и волосами, убранными в хвост. «Я хочу присоединить компьютер к проектору и показать тебе фильмы, которые я снял», - сказал он.
«Не беспокойся, не беспокойся», - сказала Катя с сильным русским акцентом. У нее был нос картошкой, который морщился, пухлые щеки с румянцем и светлые волосы, призванные подчеркивать ее обаятельность.
Мистери приглушил свет и показал ей домашнее видео. Это стало популярным приемом среди домочадцев, потому что они позволяли выявить положительные черты нас и наших друзей даже без разговоров. После фильмов Мистери и Катя сделали друг другу массаж и почти перешли к сексу. На втором свидании, через три дня, после длительного сопротивления в последний момент, они закрыли дело.
«Я съезжаю», - сказала она потом Мистери. «Ничего, если Лили поживет у вас, пока я буду в Лас-Вегасе на выходные».
Оставив Лили в нашем доме, Катя поступила очень хитро, потому что за время ее отсутствия мы все очень привязались к этой веселой жизнерадостной собаке, как впрочем, и к ее хозяйке. У них были одинаковые характеры: они обе были очень подвижны и энергичны, и обе любили лизать лицо Мистери.
Когда Катя вернулась из Лас-Вегаса, Мистери помог Кате с переездом. «Думаю, это будет совсем нелепо, если ты будешь снимать себе жилье, зная, что большую часть времени ты будешь проводит со мной», - сказал он ей. «Так что, почему бы тебе не переехать ко мне?»
Все, что она привезла с сбой кроме себя, - две большие спортивные сумки, косметичка, лили и Mazda SUV, вся забитая обовью и одеждой. Насколько все знали, у нее не было работы или иного источника доходов, хотя она и снималась в купальниках для нескольких дешевых календарей. По вечерам она посещала школу, чтобы научиться гриму и спецэффектам. После занятий она носила по дому с фальшивой веревкой, горящей у нее на шее, или искусственным мозгом, капающим из свежей раны у нее на лбу, или с морщинами и пятнами 90-летней женщины.
Катя быстро освоилась с атмосферой дома. Она согласилась быть опорой на семинарах Папы, она наносила подводку на глаза Гербала перед его походами в клуб, она мыла кухню, чего мы из-за лени никогда не делали, она ходила за покупками вместе с Ксанеусом, она играла роль официантки на вечеринках Плэйбоя. У нее была удивительная способность со всеми находить общий язык, хотя ее мотивации нам были непонятны. Возможно, она искренне любила людей, может, ей нравилось не платить аренду. В любом случае, она привносила в дом лучики тепла и братства, первые с тех пор, как мы въехали в дом и сели в джакузи, рассуждая о нашем будущем. Мне она нравилась. Она нам всем нравилась. Мы даже позволили ее лохматому 16-летнему брату с синдромом Тауретта спать несколько недель на подушках.
Мистери было особенно доволен собой. Он ни с кем серьезно не встречался со времен Патрисии.
«Я запал на свою девушку», - сказал он с гордостью однажды вечером, показывая календарные снимки Кати нескольким пикаперам. «Я все время о ней думаю, как когда у вас ребенок. Я должен заботиться об этой девушке и быть уверенным, что она в безопасности».
Позже вечером Гербал готовил стейк, а Катя и я сидели в джакузи с бутылкой вина.
«Я напугана», - сказала она.
«Почему?», - спросил я, искренне желая узнать это.
«Я начинаю влюбляться в Мистери»
«Ну, он талантливый и удивительный парень».
«Да», - сказала она. «Я никогда не позволяла себя влюбиться вот так. Я недостаточно знаю о нем. Я беспокоюсь».
Она замолчала. Она хотела, чтоб я сказал что-то, чтобы предупредил ее в случае, если она допускает ошибку.
Я ничего не сказал.
Через несколько дней Мистери, катя и я полетели в Лас-Вегас. Когда мы переодевались, чтобы пойти куда-нибудь вечером, он без умолку болтал на свою любимую тему: «Я без ума от этой девушки». Она накрасил глаза подводкой и провел белым маскирующим карандашом под глазами. «Она даже би. У нее в Новом Орлеане есть пара, с которой она спит». Он поместил на голову черную ковбойскую шляпу, которую он купил в Австралии и полюбовался своим отражением в зеркале. «Мне кажется, я становлюсь моногамным».
Мы пообедали в «Мистере Лаки» в «Хард Рок Казино», где Катя уговорила два бокала шампанского. Потом мы перешли улицу к стрип клубу «Парадис», где она уговорила еще два бокала.
Когда официантка подошла к столу, Ката прокомментировала: «А она красотка». Мистери тщательно осмотрел официантку. Она была веселой латиноамериканкой с длинными черными волосами, в которых отражались огни сцены, и плотным телом, которое, казалось, вырвется из-под одежды.
«Видела фильм «Полтергейст»?» - спросил ее Мистери. Он заинтересовал ее. Он сказал ей, что они не сойдутся. Он спросил ее, чем он знаменита, ведь «все чем-то знамениты». Вскоре официантка подходила к нашему столику каждые несколько минут, чтобы пофлиртовать с Мистери.
«Хотел бы увидеть, как эта девушка занимается с тобой оральным сексом», - сказал Мистер Кате.
«Ты просто хочешь трахнуть ее», - небрежно сказала Катя. Думаю, любой женщине, особенно выпившей, нелегко видеть, как приемы, поймавшие ее, применяются в отношении другой женщины. И действенно.
Катя вскочила на ноги и ринулась к бару. Мистери пошел усмирить ее. Но когда она отказалась слушать его, он выскочил из бара, как обиженный ребенок. Хотя Катя и была бисексуальной, Мистери все еще не удавалось заняться сексом втроем. Все время он допускал одну и ту же ошибку: он слишком настаивал. Ему надо было следовать совету Рика Х. и воплощать не свои фантазии, а ее.
Когда я проснулся, я сел на самолет и полетел обратно домой, оставив их двоих в номере отеля до вечернего рейса.
Через несколько часов мне позвонили. «Привет, это Катя».
«Привет. Что-то не так?»
«Нет. Мистери хочет, чтоб я вышла за него замуж. Он встал на колени в биллиардной «Хард Рок» и сделал мне предложение. Все аплодировали. Было так мило. Что мне делать?»
Единственная причина, которая могла заставить Мистери поступить так , - желание получить гражданство США. Но Катя не была гражданкой США. У нее все еще был русский паспорт.
«Не торопись», - посоветовал я. «Просто обручитесь. Может, ты хочешь всех этих церемоний в часовне. Потом проведите побольше времени вместе, чтобы понять, чего вы оба хотите».
Мистери схватил трубку. «Парень, ты, наверное, придешь в бешенство. Мы собираемся пожениться. Я люблю эту девушку. Она сумасшедшая. Мы собираемся идти в часовню. Ладно, давай».
Парень был идиотом.
Тем вечером Мистери принес Катю на порог «Проекта «Голливуд» с криками «Встречайте невесту».
Они знали друг друга три недели.
«Посмотри на мое кольцо», - ворковала Катя. «Красиво, правда?»
«Наши кольца стоят восемь тысяч долларов», - сказал Мистери с гордостью. Это вся наличность, которая у него была. Хотя он загребал деньги лопатой от своих семинаров, он любил мужские игрушки: компьютеры, цифровые камеры, органайзеры, в общем, все, где есть чип.
«Вся эта женитьба», - сказал мне Мистери, пока Катя была в ванной, - «лучший прием на свете. Теперь она меня любит. Она начинает называть меня мужем. Это как искажение времени». .
«Приятель, это наихудший прием», - ответил я, - «потому что ты можешь использовать его только один раз».
Мистери подошел ближе, снимая кольцо. «Скажу тебе по секрету», - прошептал она, кладя кольцо мне в руку. «Мы женаты не по-настоящему».
Если бы какой-то другой мастер соблазнения сказал мне, что женился в Вегасе на едва знакомой девушке, я бы понял, что это шутка. Но Мистери был таким своевольным и непредсказуемым, то я бы усомнился.
«Когда ты ушел, мы пошли в ювелирный магазин в «Хард Рок» и решили сфабриковать нашу женитьбу. Поэтому я купил два кольца за сто долларов. Она так хорошо врет. Она совершенно обдурила тебя».
«Вы оба великие иллюзионисты».
«Не говори Кате, что я сказал тебе. Мне кажется, ей нравится играть эту роль. На эмоциональном уровне для нее это все равно, что и правду быть замужем».
Мистери был прав: ощущения есть реальность. В последующие дни их отношения полностью изменились. Они стали вести себя, как давно живущая в браке пара.
Теперь, когда Мистери жил с женщиной, он больше не выходил. Для негу клубы существовали для соблазнения. Для Кати, однако, для танцев. Поэтому она начала ходить по клубам без него. Через некоторое время, Мистери вообще редко покидал комнату и, как следствие, постель. Сложно было сказать, он просто ленился или приближалась депрессия.
У пикаперов существует шаблон, который они называют камни против золота. Это речь, которую мужчина произносит женщине, с которой он встречается, когда она перестает заниматься с ним сексом. Он говорит ей, что женщина от отношений хочет камней (или бриллиантов), тогда как мужчина ищет золото. Камни для женщины – это веселый ночные гулянки, романтика, эмоциональная связь. Золото для мужчины – секс. Если давать женщине только золото, а мужчине только камни, никто не будет удовлетворен. Должен быть взаимообмен. Катя давала Мистери золото, а он не давал ей камней. Он совсем не водил ее по клубам.
Недолго после этого они начали обижаться друг на друга.
Он говорил: «Она напивается каждую ночь. Это сводит меня с ума».
Она говорила: «Когда я встретила его, он был полон планов и стремлений. Теперь он не вылезает из кровати. В чем смысл?»
Он говорил: «Она никогда не затыкается. Она все время треплится о чем-то бессмысленном».
Она говорила: «Я принимаю наркотики каждый вечер, потому что не хочу находиться в этой реальности, где так печально».
Мистери нужна была более пассивная девушка. Кате нужен был более активный мужчина. И это печалило всех нас. За долго время проживание в доме среди одни мужчин, мы привыкли к ее позитивной энергии и хорошему настроению.
Мистери научился всему, что касается соблазнения, но он ничего не знал о том, как поддерживать отношения. У него было это красиво создание, полное энергии ижизни, а теперь он просто бросал его.
Вскоре в «Проекте «Голливуд» появиться женщина с совершенно другим настроем.
В 23:39 я получил SMS: «Могу я пожить в твоем доме? У меня угнали тачку и даже еще хуже. Тебе лучше не знать. Не могу быть одна».
Это была Кортни Лав.



Глава 2

Я постучался в дверь корпоративной квартиры Кортни в Западном Лос-Анджелесе.
«Входи. Открыто»
Кортни сидела на полу посередине голубого моря из счетов American Express и банковских выписок с желтым маркером в руках. На ней было черное платье Marc Jacobs с рядом пуговиц сбоку. Одной не хватало.
«Не могу на это больше смотреть» , - простонала она. «Здесь так много займов, о которых я ничего не знала и даже не брала».
Она встала и бросила кипу счетов American Express на стол. Половина из них были выделены маркером с заметками на полях, нацарапанными черной ручкой. «Если я останусь здесь, я опять сяду на наркотики», - заплакала она.
У нее не было менеджера, а сама со своими проблемами она была справиться не в состоянии.
«Я не хочу быть одна» , - умоляла она. «Мне надо где-то пожить несколько дней. Потом я перестану к тебе приставать. Я обещаю».
«Хорошо». Думаю, у нее не было вопросов по поводу мой статьи в «Ролинг Стоун». «Гербал сказал, ты можешь пожить в его комнате. Я только хочу тебя предупредить, что ты идешь в не очень обычный дом».
«Я знаю. Я хочу познакомиться с мастерами соблазнения. Может, они помогут мне».
Я проводил ее вниз по лестнице и стянул ремнем ее шестифунтовый чемодан в багажнике моего Corvette.
«Ты также должна знать, что с нами живет брат Кати», - сказал я. «И если он покажется тебе немного странным, это из-за Торнетта».
«Это когда ты самопроизвольно выкрикиваешь слова типа «Черт!» и «Хрен!»?»
«Да. Что-то вроде этого».
Я заехал в гараж и затащил ее чемодан наверх в дом. Первым, кого мы увидели, был Гербал, который выходил из кухни.
«Привет, черт хрен», - сказала ему Кортни.
«Нет», - сказал я ей, - «это не брат Кати».
Ее брат появился чуть позже, посасывая Cola.
«Привет, черт хрен», - сказала ему Кортни.
Она сделал шаг назад и наступила на Лили, которая громко завизжала. Кортни повернулась. Я думал, она извиниться.
«Отвали», - сказала она собаке.
Эти несколько дней обещают быть интересными.
Я показал ей дом, а потом пожелал спокойной ночи. Через две минуты она прошагала в мою комнату.
«Мне нужна зубная щетка», - сказала она, проскальзывая в мою ванную.
«В медицинском шкафчике есть одна новая», - прокричал я ей вслед.
«Подойдет и эта», - живо откликнулась она, вытаскивая из раковины мою грубую использованную зубную щетку.
Что-то в ней заставляло полюбить ее. У нее было качество, о котором мечтал каждый пикапер: ей было на все наплевать.
На следующее утро я спустился и нашел ее в гостиной. Она курила сигарету, и на ней не было ничего кроме дорогих шелковых японских трусиков. Ее тело было покрыто черными отметинами, как будто она каталась по углу.
В таком же дезабилье она встретила всех остальных жителей дома.
«Я ездил на лошадях с твоим отцом», - сказал Папа, когда я представил их.
Кортни бросила на него сердитый взгляд. «Если ты еще раз назовешь этого человека моим отцом, я ударю тебя в лицо!»
Она не хотела казаться злобной, она просто отреагировала на ситуацию, но Папа плохо переносил агрессию. Все, что хотел Папа от жизни в «Проекте «Голливуд», это тусоваться со знаменитостями. Но теперь, когда он жил с одной из них, по сути, женщиной с самой дурной репутацией в стране, он боялся ее. Он избегал ее с того дня, как и всех остальных, кто не был частью его пикаперского бизнеса.
Потто Кортни познакомилась с Катей. «Я только что сделала тест на беременность»,- сказала ей Катя, складывая губки в детской манере жалости к себе. «Он дал положительный результат».
«Тебе надо сохранить ребенка», - сказала Кортни. «Это самая замечательная вещь на свете».
Я жил сюрреалистичной жизнью.


Глава 3

Мистери опустился на колени перед Катей и поцеловал ее живот. «Если та хочешь оставить ребенка, то я, даже если бы не будем вместе, поддержу тебя в этом решении. Это будет замечательный ребенок».
Солнце лилось в кухню с патио, освещая тонкую, упорядоченную цепочку муравьев, бегущих по кирпичной кладке к переполненному мусорному баку. Перед тем как встать, Мистери облизал палец и провел им прямо по середине линии, оставляя след слюной. Муравьи разбежались по разным направлениям о точки слома.
«Я не могу поверить, что ты решил оставить ребенка», - сказала Катя веселым, но немного насмешливым голосом. «Ты странный. Те ведешь себя так, как будто мы женаты».
Муравьи начали опять выстраиваться в линию. Вскоре порядок был восстановлен. Трудно было представит, что здесь когда-то случилась катастрофа.
«Я люблю тебя», - сказал Мистери без эмоций. «Ты знаешь, моя задача в жизни – выживать и размножаться. Поэтому я не вижу ничего плохого в том, чтоб завести ребенка. Я готов исполнять мою часть обязательств».
Наш дом не был таким организованным как линия муравьев. У нас не было никакой цепочки команд. Невидимый химический путь, по которому мы все шли, пах мужскими гормонами. И естественным его состоянием был беспорядок.
Весь день Мистери и Катя спорили о том, нужно ли ей делать аборт и кто будет платить за него. Однако эти вещи не обсуждаются в группе. Через три дня Катя и Мистери пошли в поликлинику на аборт.
«Угадай, что?» - взвизгнула Катя, когда вернулась. «Я небеременна».
Она подпрыгнула и хлопнула от счастья в ладоши. Мистери стоял позади нее, показывая ей средний палец. На его лице открыто читалась ненависть. Я никогда не видел, чтобы он был так недоброжелателен по отношению к женщине.
Через несколько часов Катя за баром наливала себе «Шардоне». Потом еще. И еще.
«Мистери не выходит из комнаты и не занимается сексом», - пожаловалась она. «Поэтому я хорошо проведу время без него».
«Ты заслуживаешь этого»
«Иди выпей со мной», - проворковала она.
«Да, нет. Спасибо»
«Ладно». Она сделал глоток вина и села рядом со мной на дивыан.
«Ух, ты», -сказала она. «Ты, действительно, много тренируешься. Твои руки клево смотрятся».
«Спасибо». Одна из вещей, которым я научился за прошедшие полтора года, - принимать комплименты. Просто сказав, «Спасибо». Только так может ответить уверенный человек.
Она придвинулась ко мне и сжала мой бицепс. «Ты единственный в доме, с кем я могу разговаривать». Ее лицо было в дюйме от моего.
Я почувствовал ту звенящую энергию, которую я ощущал перед тем, как поцеловать официантку, соблазненную Тайлером Дёрденом в «Хард Рок».
«Посмотри», - сказала она, задирая майку. «У меня царапина».
«Мило».
«Вот, потрогай».
Она взяла мою руку и потянула ее к груди. Мне и правда надо было идти.
«С тобой весело, то мне надо обратно в комнату почистить кошку».
«Но у тебя нет кошки», - жалобно сказала она.
Я обошел дом вокруг и зашел в комнату Мистери через задний двор. Он лежал на кровати с ноутбуком на голом животе. Он смотрел «Назад в будущее-2».
«Когда я был в десятом классе, я хотел убить себя, потому что у меня не было, ради чего стоило жить», - сказал он. «Потом я услышал, что через 23 дня состоится премьера «Назад в будущее-2». Я завел календарь и вычеркивал каждый день до премьеры фильма. Это было единственное, что остановило меня».
Он нажал на паузу и поднял ноутбук с живота. «Когда я посмотрел его и услышал музыку в начале, я плакал, приятель. Я знаю все реквизиты, использованные в этом фильме». Он взял коробку из-под DVD и показал мне обложку. «Я трогал эту машину». Мистери нравились фильмы вроде «Настоящего гения», «Молодого Эйнштейна» и «Парня-каратиста». А я любил Вернера Херцога, Ларса фон Триера и Пиксара. Это не значит, что я был лучше, просто мы были придурками разного рода.
«Парень», - сказал я ему, - «твоя жена пристает ко мне».
«Я не удивлен. Она раньше приставала к Плэйбою».
«Ты ничего не предпримешь?»
«Мне все равно. Она может делать все, что хочет».
«Ну, по крайней мере, она небеременна».
«Представь», - сказал он. «Она идиотка. Она сделала вовсе не тест на беременность. Это был тест на овуляцию. Она перепутала упаковки в «Райт Эйд». Она делала тест три раза, и каждый раз он давал положительный результат. Так что она узнала только то, что в 23 года у нее все еще есть овуляция».
«Послушай, приятель». Я заметил, что на его руке были царапины. «Ты ее с ума сводишь. Если они и пристает ко всем в доме, только чтобы отомстить тебе. Камни против золота, приятель. Ты не давал ей камней».
«Ага. Она безмозглая алкоголичка». Он остановился, закрыл на мгновение глаза и тоскливо кивнул. «Но вот ее тело… Ее задница – чистая десятка».
Когда я вышел из комнаты Мистери, Кати больше не было в гостиной. Дверь в комнату Папы была открыта, и она лежала с ним в обнимку на кровати без майки.
Я вернулся в свою комнату и стал ждать. Через час налетел ураган. Кричали, хлопали дверьми, били стекло.
В мою комнату постучали.
Это была Кортни. «Твои соседи всегда такие шумные?»
Как раз с ней и надо было поговорить.
Я пошел за Кортни в комнату Гербала. Пока Кортни командовала в его комнате, Гербал спал на подушках. Одежда, книги и пепел были разбросаны по полу. У подножия кровати горела свеча. Языки пламени были всего в дюйме от одеяла. Горящую лампу накрывало одно из ее платьев, чтобы сделать свет более приглушенным. И все четыре имеющиеся в доме телефонных справочника были разбросаны по кровати. Из каждого были вырваны страницы. Я внимательно посмотрел на выдранные клочки бумаги. Это были страницы с телефонами адвокатов.
Шум из комнаты Мистери стал громче.
«Давай посмотрим, что происходит», - сказала она.
Я не хотел принимать в этом участие. Не хотел выносить сор из ничьей избы. Это не было в моей чертовой ответственности.
Мы вошли в ванную Мистери. Катя сидела на коленях полу, обхватив обеими руками шею, как будто бы она задыхалась. Ее брат наклонился над ней и держал у нее во рту ингалятор от астмы. Мистери стоял в нескольких футах, злостно смотря на Катю.
«Мне позвонить в скорую?» - спросил я.
«Они арестуют ее, потому что у нее наркотики в крови», - с презрением сказал Мистери.
Катя подняла голову и пристально посмотрела на него.
Если она была в сознании посмотреть на Мистери, то очевидно, что она не умирала.
Когда Катя, наконец, ушла из комнаты Мистери с красным и влажным лицом, Кортни взяла ее под руку и проводила на диван в гостиной. Она села рядом с ней, все еще держа ее за руку, и рассказала ей о своих абортах и о чуде деторождения. Я посмотрел на эту нереальную парочку. Кортни была и ребенком, и матерью «Проекта «Голливуд».
Вероятно, она была самым здравомыслящим человеком в доме. И эта мысль пугала.

Глава 4

На следующее утро Кортни вылетела из своей двери в необычно ранний час. На ней была ночнушка Agent Provocateur.
«Что? Что происходит?», спросила она, потирая сонные глаза. «Мне приснился плохой сон. Я не знала, где нахожусь». Она посмотрела вокруг – на меня, на спящую на диване Катю, на храпящих в дюйме друг от друга Катиного брата и Гербала. «Все хорошо», - с облегчением поняла она. «Ничего неприятно. Хорошо».
Она вернулась в комнату и захлопнула дверью Через несколько минут к дому подъехал водитель.
«Где Кортни?» - спросил он.
«Спит», - ответил я.
«У нее встреча в суде через час».
Он постучал ей в дверь и зашел внутрь. Через некоторое время из комнаты Кортни вылетело множество одежды вместе с самой хозяйкой.
«Мне надо найти, что надеть в суд», - говорила она, меняя наряды и бегая в ванную к зеркалу. В итоге она ушла из дома в Катином черном коктейльном платье без бретелек, в восьмидолларовых солнечных очках Гербала и книгой Роберта Гриина «48 законов силы» под мышкой.
«Это дурацкое платье, потому что это дурацкое дело», - сказала она судебным репортерам.
Пока ее не было мы оценили ущерб. Матрас Гербала был прожжен сигаретами, а стена у двери была разрушена от постоянного хлопанья. На полу были следы от непонятной жидкости, горящие свечи, а каждый осветительный прибор был накрыт одеждой.
Дверцы холодильника и всех шкафчиков на кухне были открыты. Две банки арахисового масла и банка джема были на стойке, а крышки были раскиданы по полу. Капли арахисового масла свисали со стойки, со шкафчиков и полок холодильника. Вместо того чтобы открыть пакеты с хлебом с помощью зажима-закрутки, она раздирала пакеты, как дикое животное. Её ничего не волновало. Она была голодна. Она ела. Это было еще одни качеством, которым восхищался каждый пикапер: она могла становиться пещерным человеком.
Кортни вернулась из суда, собрала группу заговорщиков и начала обсуждать свое появление на «Вечернем шоу с Джейем Лено». Мистери и Гербал рассказали ей про такие понятия, как социальное одобрение и фрейминг в НЛП. Ей надо было изменить фрейм. Сейчас все видели ее через фрейм сумасшедшей женщины. Но прожив с ней две недели, мы знали, что она просто переживает плохие дни. На самом деле она была невероятно сообразительно. Она понимала и усваивала все понятия, которым ее учили.
«Моим новым фреймом будет девица в дистрессе», - сказала она.
Тем вечером она появилась на «Вечернем шоу». В отличие от своего поведения, которое служило поводом для создания кричащих заголовков в желтой прессе, сейчас на камере она была собранна и тактична, а ее выступление с женской группой «Челси» напомнило, что она не просто знаменитость, а рок звезда.
Я поехал на шоу в Катиной машине с Гербалом, Мистери, Катей и Карой – девушкой, с которой я познакомился в баре за несколько дней до этого. После шоу мы поднялись наверх в гримерку Кортни, где она сидела на стуле в окружении девушек из «Челси». Я был поражен ее гитаристкой. Она была высокой, великолепной блондинкой, источающая свою принадлежность к рок-н-роллу. Почему я никогда не встречал таких девушек в клубах?
«Могу я пожить у тебя в комнате еще две недели? » - спросила Кортни Гербала.
«Конечно», - ответил он. У Гербала никогда ни с чем и ни с кем не было проблем. Пока Мистери мыл мол у себя в комнате, Гербал помогал Кате развлекать брата.
«Возможно месяц», - сказала Кортни нам вслед.
На парковке Мистери сел на место водителя в машину Кати. Он не сказал ей за день ни слова. Она сидела на переднем сидении включила танцевальный микс Карла Кокса. Ее музыкальные пристрастия ограничивались хаусом и техно. Мистри в основном слушал «Tool», «Pearl Jam» и «Live». Это должно было быть тревожным знаком.
Как только мы выехал с парковки, у Мистери зазвонил телефон. Он выключил музыку, чтобы ответить.
Катя потянулась и прибавила громкость.
Мистери злобно выключил ее снова.
А потом опять: включили, выключили, включили, выключили. Причем каждый попорот ручки был более злым, чем предыдущий. Наконец, Мистери нажал на тормоза, прокричал «да, пошла ты» и выскочил из машины.
Он стоял посередине бульвара Вентура, блокируя движение, показывая средний палец в направлении Катиного лица.
Катя переползла на водительское сидение и доехала до перекрестка, потом развернулась, чтобы забрать Мистери, который уже пошел по тротуару. Когда она остановилась рядом с ним, он тоже остановился, бросил на нее презрительный взгляд, сложил руки в жест «да пошла ты» и продолжил идти.
Он поехала без него. Она не злилась, просто ее расстроило его ребячество.
Той ночью Мистери не вернулся домой. Я звонил ему несколько раз, но он не отвечал. Когда я проснулся утром, его все еще не было. Каждый раз, когда я звонил ему, звонок автоматически переключался на голосовую почту. Я начал волноваться.
Несколькими часами позже в дверь постучали. Я открыл, ожидая увидеть Мистери, но вместо него увидел водителя Кортни. Одним из удивительных талантов Кортни была способность превращать любого человека в радиусе ста ярдов в личного помощника. Ученики, впервые посетившие дом, бежали в Токио-поп за комиксами «манга», которые ей нравились, забирали постельное белье из ее квартиры, посылали e-mail финансовому эксперту Сюзи Орман.
«Чертхрен!» - позвала она Катиного брата. «Можешь поехать ко мне домой с водителем и забрать мои DVD».
Когда он ушел, Кортни сказала Кате: «Он милый паренек, и даже симпатичный ».
«Знаешь, он девственник», - сказала Катя.
«Конечно», - ответила Кортни. Она замолчала, несколmrj мгновений осознавая полученную информацию, потом кивнула и сказала Кате: «Я займусь с ним сексом из сострадания».
Вечером вернулся Мистери. По обе стороны у него были стриптизерши. Казалось, они работали в одном и том же темном ночном клубе лет двадцать. Наши стоваттовые лампочки не достаточно их освещали.
«Привет, приятель», - сказал он, как будто бы вернулся из бакалейной лавки.
«Где ты был?»
«Я пошел в стрип-бар и провел ночь с Джиной».
«Привет», - сказала брюнетка с лошадиным лицом по его левую руку. Она робко помахала рукой.
«Ну, приятель, тебе надо было позвонить. Ничего, что вы немного разошлись с Катей, но мы с Гербалом волновались. Это совсем не здорово».
Он проводил девушек по дому, удостоверившись, что представил их Кате, и сел с ними на заднем дворе.
Катя занялась своими делами. Она приняла душ, почистила дневной выброс арахисового масла на кухне, выполнила домашнюю работу по спецэффектам на Гербале, сделав ему лоботомию.
И хотя трюк Мистери со стриптизершами не заставил Катю ревновать, он внушил всем уважение к дальнейшему разложению Мистери.

Глава 5

Это должно было случиться. Катя, наконец, добилась одного из жителей дома. Она приставала к нему с того момента , как была напугана беременностью.
Именно Гербал мгновенно сломался. Он был неторопливым. Он никогда не терял спокойствия. Он любил слушать. Он был скромным и понимающим. Другими словами, он был полной противоположностью Мистери. Пока Мистери дулся, или пока бездеятельно лежал в кровати, или спал со стриптизершами на зло Кате, Герабл проводил время с ней. У него появились чувства у Кате. Наблюдая, как страдала Катя от манипулирования и пренебрежения Мистери, он даже начал верить, что более достоин ее.
«Становиться все сложнее сказать нет», - говорил он мне.
«Просто спроси Мистери. Может, они уже расстались».
«Да. И кроме всего, он же ничего не имел тогда против Симы» (Сима была бывшей девушкой Мистери, одной из множества длительных отношений, из Торонто, с которой повеселился Гербал).
Итак, Гербал спросил Мистери. Ответом было «нет». Но вечером после драки с Катей Мистери нашел Гербала в гостиной и сказал ему: «Мы порвали. Она вся твоя».
Потом он пожалеет об этих словах.
Несколько часов спустя, Гербал уже был в ней. Поскольку Кортни спала в его кровати, он трахал Катю в комнате Плэйбоя за кухней.
Когда Мистери вернулся домой из «Стандарта» он пошел на кухню за «Спрайтом». Тогда он их и услышал. Стоны, которые были исключительно его ночной серенадой, теперь пелись другому мужчине. Шокированный, он встал перед дверью в комнату Плэйбоя, слушая, как они занимаются сексом. Кате, казалось, нравилось. Она громко заявляла об этом.
Мистери пошел в гостиную и рухнул на пол. Кровь отлила от его лица. Как и смерть отца, это поразило его больше, чем он мог ожидать.
Никогда недооценивайте степень вашего беспокойства.
«Я люблю ее», - сказал он, когда первая слеза покатилась вниз по его щеке. «Я люблю эту девушку».
«Нет, не любишь», - поправил я его. «Недавно ты сказал, что ненавидишь ее». Я вылил все, что копилось во мне предыдущие недели. «Тебе нравится только ее тело. Ты расстроен только потому, что чувствуешь себя отвергнутым».
«Нет. Меня бесит, что она не отвечает мне любовью на любовь».
«Она любила тебя больше, чем какая-либо другая твоя девушка. Как-то мы сидели с ней в ванной, и она говорила, как боится по-настоящему полюбить тебя. А как только она это сделала, ты стал холодным, замкнутыми, ничтожным ублюдком».
«Но я люблю ее».
«Ты говоришь так о каждой девушке, с которой спишь. Это ненастоящая любовь. Это иллюзия».
«Нет», - закричал он во всю глотку, - «ты неправ».
Он встал, зашагал в свою комнату, хлопнул дверью так, что на ковер посыпалась краска.
В детстве он был таким заброшенным, что отвержение в любви спускало все курки его эмоций, обнажая его нарцистическую натуру, выложенную на основе его детского эскапизма.
Когда я шел в свою комнату, мне в голову пришла сцена из «Волшебника из Страны Оз», где Волшебник говорит Дровосеку: «Сердце не оценивается по тому, как ты любишь, а по тому, как любят тебя».
Я надеялся, что сон унесет все мои мысли, тревоги и волнения, так что я смогу встретить новый день свежим и отдохнувшим. Но меня поджидала Кортни. Она стояла в дверях с пачкой бумаг в руках.
«Ты должен найти мне телефон Франка Абагнайла», - потребовала она. «Он сможет это уладить. И позвони Лизе, скажи, что я хочу ее увидеть».
«Хорошо».
Я понятия не имел, о чем она говорила. Я не знал, как связаться с Франком Абагнайлом (искусный жулик, на чьих воспоминаниях основан фильм «Поймай меня, если сможешь») и Лизой, ее гитаристкой. Но теперь я знал, как поступать с постоянными желаниями Кортни: надо просто соглашаться и ничего не делать. Она все равно забудет, что просила, через несколько часов.
Утром я справился о Мистери. Он сидел на кровати в домашней одежде в конвульсиях и судорогах. Его лицо было красным, а его глаза были полны слез. Я никогда его таким прежде не видел. Когда его поразила депрессия в Торонто, он просто замкнулся и вошел в кататонический ступор. На этот раз ему на самом деле было больно.
Очевидно, утром к нему зашла Катя забрать свою зубную щетку.
«Не хочешь рассказать мне, что произошло прошлой ночью», - спросил Мистери.
«С чего вдруг? Ты же отдал меня Гербалу как подарок»
«Ты трахалась с ним?»
«Ну, давай скажем по-другому», - сказала она. «У меня только что был самый замечательный секс в жизни».
Это его убило.
«Я хочу убить ее». Он перевернулся на спину и завыл, как раненая собака. «Умом я понимаю, что нахожусь во власти эмоций. Но ум у меня сейчас работает на два процента. Я весь как будто из голых эмоций». Он сжал простынь в кулаке. «Я чувствую себя странно и опустошенно, как будто только что посрал».
Он опять перевернулся и снова начал хныкать: «Я чувствую себя дерьмово и опустошенно».
Пока мы грустили, мне на ум пришла строчка из песни Кортни: «Я постелила себе кровать, я буду в ней спать». Мистери тоже постелил себе кровать. А теперь в ней спал Гербал.
Он поднял руки к потолку и вскричал своим голосом Энтони Роббинса.. Неожиданно в дверях показалась голова Кортни. «Вы обо мне? Я могу спать в передней комнате, если ты хочешь».
Она могла быть такой милой.
Я прошел в гостиную и рассказал Кортни, что происходит. Катя сидела на заднем дворе и курила.
«Мне так плохо», - сказала Катя. «Бедный Мистери». Она произвела сочувственные звуки – ой! и ммм! – как будто речь шла о ее собаке.
Гербал расплатсался о столу с упавшей головой. Он молчал, пытаясь придумать, что сказать. Никто из них, кажется, не сожалел, о том, что переспал друг с другом. Они просто не ожидали, что Мистери так серьезно это воспримет. Никто из нас не ожидал.
Кортни прикурила сигарету и рассказала Гербалу о своем опыте секса втроем, и о том, что делиться значит заботиться, и о своем побеге в Сан-Франциско, чтобы присоединиться к «Faith No More», и что проект «Suicide Girls» был ее идеей, и как она пыталась превратить поклонника в художника в Европе. Где-то в ее бессвязной речи была метафора для настоящей дилеммы Гербала между лучшим другом и девушкой, в которую он влюблялся, но мы не могли найти ее.
Тогда зазвонил телефон Гербала. Он ответил и удивленные передал трубку Кортни. «Это Франк Абагнайл», - сказал он. «Наверное, он получил мой SMS».
Я оставил их на заднем дворе и позвонил сестре Мистери, Мартине.
«Он опять близок к расстройству», - сказал я.
«Насколько ему плохо?»
«Все началось как обычная любовная неудача, но сегодня утром он переступил черту. Кажется, эта ситуация запустила какие-то химические реакции. Прямо сейчас он безудержно плакал».
«Если станет еще хуже, я куплю ему билет обратно в Торонто. Если ты сможешь посадить его в самолет, мы позаботимся о нем, когда он приедет».
«Ты понимаешь, что если он приедет в Торонто, то все будет потеряно. Он просрочил визу, поэтому ему не разрешат больше приезжать в США. У него не будет больше шанса стать иллюзионистом. И его пикаперский бизнес пойдет прахом».
«Я понимаю. Но какой у нас выбор?»
«Я постараюсь сам с этим справиться».
«Просто пошли его домой. Здравоохранение в Канаде бесплатное. Мы не пожжем позволить себе его лечение в Штатах, особенно, если его госпитализируют».
«Дай мне попробовать. Если станет хуже, я отправлю его к тебе».
Наблюдая за развитием отношений между Мистери и Катей, я много понял. Он предложил ей переехать к нему. Он женился на ней. Он сделал ее не-беременной. Он не обращал на нее внимания и презирал ее. Он разрешил Гербалу переспать с ней. Жервтой его сделал он сам.
Тем временем, после статьи в «Нью Йорк Таимс» полдюжины исполнительных продюсеров телевизионных реалити шоу, в том числе и «Американского Идола», приглашали Мистери. Канал VH1 даже прислал ему контракт на шоу, где бы он превращал неудачников в ловеласов. Звездность, о которой так мечтал Мистери, падала к нему в руки. Но он никому не отвечать.
«Это уже случилась ранее», - вздохнула Мартина, когда я рассказал ей о предложении реалити шоу. «Каждый раз, когда успех близок, он срывается и все бросает».
«То есть ты хочешь сказать, что…»
«Да», - ответила она. «Он боится успеха, которого он так жаждет».

Глава 6

На следующий день Катя пришла домой в два часа ночи. Оны была с Гербалом и с парой из Нового Орлеана, с которой она иногда спала. Мистери распахнул дверь, сел на полу на подушку и смотрел, как они пили в зале. Он пытался сохранять спокойствие.
Женщина в паре была ростом шесть футов с накаченным прессом, с коричневыми волосами свисающими до идеально отточенной попы, с совершенной новой силиконовой грудью и большим носом, который был следующим в очереди к пластическому хирургу. Когда Катя наклонилась и начала заигрывать с ней, на лице Мистери появилась ужасная гримаса, он покраснел. Если бы он остался с Катей чуть подольше, он мог бы участвовать в этом недоступном ему сексе втроем. Вместо этого он был прикован к своей подушке, наблюдая, как Катя смеялась с парой, наблюдая за Гербалом, который сидел там с самодовольной ухмылкой, наблюдая, как девушки переодевались в бикини и прыгали в горячую ванну, наблюдая, как Гербал присоединился к ним.
Катя давала Мистери свою любовь, а теперь он расплачивался за то, что выкинул ее. Намеренно или нет, она бросала ему в лицо свою бисексуальность, свою молодость, свое счастье.
На утро Мистери продолжил терять рассудок. Если он не плакал, то ходил по дому, чтобы убедиться, что Катя и Гербал не были вместе. Если он не находил их, то звонил ей. Отвечала она или нет, результат был одинаковым: Мистери срывался с катушек и уничтожал все, что было в зоне доступа руки или ноги. Он опрокинул несколько книжных шкафов на пол, разорвал свои подушки, разбросав перья по комнате, бросил сотовый телефон об стену, разломав аппарат надвое и оставив глубокую черную вмятину в стене.
«Где Катя?» - спрашивал он Плэйбоя.
«Она покупает одежду на Мэлроуз»
«Где Гербал?»
«Хм, э-э-э, наверное, где-то рядом с ней».
И тогда сердце Мистери сжималось, он сникал, его глаза наполнялись влагой, ноги уходили из-под него, а он делал какой-то странные вывод: «Это гены эгоизма», - говорил он. «Несуществующий потенциальный ребенок наказывает меня за отступничество».
Когда Гербал вернулся из магазина с Катей, я предупредил его: «Тебя используют. За счет тебя она хочет вернуть Мистери».
«Нет», - сказал он. «Это неправда. У нас настоящие чувства друг к другу»
«Можешь сделать мне одолжение и не встречаться с ней, пока Мистери не станет лучше. Я попрошу ее уйти из дома на некоторое время».
«Хорошо», - сказал он с некоторой неохотой. «Но это будет непросто».
Вечером я отвел Катю и ее брата в кино. План А был увести ее от дома и от Гербала, чтобы Мистери не становилось хуже. План Б был переспать с ней, чтобы доказать Гербалу, что их связь не была чем-то особенным.
К счастью План А сработал.
«Ты разбиваешь Мистери», - сказал я ей, когда мы ехали из кинотеатра. «Тебе надо покинуть дом. И не возвращайся, пока я не скажу, что все в порядке. И это больше не из-за тебя. У Мистери серьезные психологические проблемы, и ты запустила их».
«Хорошо», - сказала она. Она посмотрела на меня на ребенок, которого воспитывали.
«И пообещай мне не спать с Гербалом. Ты ранишь чувства одного из моих соседей и почти разбила сердце другого. Я не могу просто стоять и смотреть на это».
«Я обещаю», - сказала она.
«Веселье закончилось. Ты сделал свое дело».
«Ладно», - сказала она. «Я ухожу».
«Пообещаешь на мизинцах?»
Мы скрестили наши мизинцы.
Я должен был заставить ее пообещать на чем-то более серьезном.
Соблазнение можно сравнить с этим. Даже если люди были просто программами, созданными эволюцией, как считал Мистери, они были слишком сложны для нашего полного понимания. Мы знали только несколько простых причин и могли влиять на отношения. Если понизить самооценку женщины, она будет искать твоего одобрения. Если заставить женщину ревновать, она почувствует к тебе больше влечения. Но кроме влечения и желания существовали более глубокие чувства, которые переживали некоторые из нас и которые никому не были подвластны.
И эти чувства, для которых слова «любовь» и «топор любви» были просто метафорами, раздирали «Проект «Голливуд», и без того уже разделенные, еще больше.
И все привело к тому, что Мистери напугал всех в доме и начала говорить о самоубийстве, и я достал ему «Ксанакса» у Кати, и посадил его в машину, и отвез его в Голливудский центр психического здоровья, а он дважды пытался убежать и хотел по поприставать к терапевту, но не смог.
Шесть часов спустя он покинул клинику с упаковкой таблеток «Серокель» в руках и еще одним «Ксанаксом» в организме. Я никогда раньше не слышал о «Серокели», поэтому когда мы вернулись домой я посмотрел на листок-вкладыш.
«Для лечения шизофрении», - прочел я.
Мистери взял листок и посмотрел на него. «Это просто снотворное», - сказал он. «Они помогают мне заснуть».

«Правильно», - сказал я. «Снотворное».





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...