Главная Обратная связь

Дисциплины:






Шаг десятый - сопротивление в последний момент



 

«Сексуально то, что вызывает у мужчины эрекцию … Если нет неравенства, принуждения, силы, то нет и сексуального возбуждения».
Катарина Макиннон


Глава 1

В «Проекте «Голливуд» был день лимонада. Во всяком случае, так решила Кортни Лав. Мистери шел на поправку, Катя на шесть недель уехала в Новый Орлеан, и по дому распространялись хорошие флюиды.
С сигаретой, торчащей во рту, роняя пепел на футболку Betsey Johnson, Кортни достала из шкафчика миску для смешивания. Она открыла холодильник, изучила его содержимое в поисках жидкостей, схватив два пакета сока в полгаллона каждый и кварту апельсинового сока. Она вылила их в миску и, когда та наполнилась, в несколько кувшинов. Потом она достала из морозилки пригоршню кубиков льда и кинула их в свой напиток. Потом она опустила свои черные пальцы в каждый из сосудов и помешала. Сок вылился на стойку, а пепел с сигареты упал в миску.
Туша сигарету о желтый кафель стойки, она безумным взглядом посмотрела вокруг, пока не увидела над головой еще один шкафчик. Она распахнула дверцы, протянула туда руки, пальцами хватая четыре стакана. Один за другим она окунула стаканы в миску, наполняя их. Потом она достала остальные стаканы, все чистые кофейные кружки, которые ей удалось найти, и мерку из пирекса и вылила в них лимонад.
Мистери сидел в на диване гостиной скрестив ноги, проводя свой первый семинар после возвращения из центра психического здоровья три недели назад. На нем была футболка и хлопчатобумажная спецовка. Ноги были босые. Местами на подбородке выступала щетина. Его веки лениво опускались над несосредоточенными глазами. Он регулярно принимал «Серокель» и проводил во сне свое депрессивное состояние. Он постепенно прорывался на другую сторону.
«Существует три фазы отношений», - с безразличием говорил он ученикам. «Начало, середина и конец. И сейчас я переживаю как раз конец. Я не буду вас обманывать. На прошлой неделе я плакал три раза».
Все шесть учеников смущенно посмотрели друг на друга. Он пришли научиться, как получать секс. Но для Мистери это не было семинаром, это было терапией. Он уже два часа рассказывал им о Кате.
«Вы возводите это, и это может оказаться сложным», - продолжил он. «Что касается следующей девушки, я опять хочу заключить фальшивый брак. Ошибкой было дать понять Кате и ее матери, что мы женаты не всерьез. В следующий раз я проведу церемонию на заднем дворе. Я найму актера на роль священника, и все, кроме девушки и ее родителей, будут знать, что мы на самом деле не женимся».
Один из учеников, симпатичный тридцатилетний мужчина с короткой стрижкой и челюстью, которая выглядела, как бетонный блок, поднял руку. «Но разве вы только что не говорили нам, что прошлый раз этот фальшивый брак стал катастрофой?»
«Я просто проверял его в деле», - сказал Мистери. «Замечательный прием».
Каждый раз, когда Мистери возвращался из очередной депрессии, его психическое поведение немного менялось. На этот раз под внешней оболочкой таился гнев вместе с новой горечью по отношению к женщинам.
Внезапно из кухни выбежала Кортни. «Кто хочет лимонад?»
Ученики в изумлении посмотрели на нее. «Вот», сказала она, впихивая один стакан Мистери и другой Бетонночелюстному. «Что ты здесь делаешь?» - спросила она. «Ты милый».
«Я инструктор по самообороне », - сказал он. «Мистери разрешил мне посидеть на семинар в обмен на занятие по крав мага».
Кортни понеслась обратно на кухню и вернулась с двумя другими стаканами лимонада, потом еще двумя, и еще двумя, пока в комнате стаканов не стало больше, чем людей.
«Я думаю, нам хватит», - сказал Мистери, когда она вернулась с двумя кружками.
«Где Гербал?» - спросила она.
«Думаю, он в душе».
Кортни ворвалась в ванную и стукнула в дверь. «Гербал? Ты там?» Она стукнула дверь еще раз, сильнее.
«Я в душе?» – крикнул он в ответ.
«Это важно. Я вхожу».
Она пролезла в дверь, забежала внутрь и отдернула занавеску.
«Что происходит?» - спросил Гербал в панике. Он стоял там голый с волосами в шампуне. «Дом горит?»
«Я сделала это для тебя», - сказала Кортни. Она всунула в обе руки Гербала по кружке лимонада и унеслась прочь. Гербал молча стоял. С того времени, когда он пообещал не разговаривать с Катей, он бродил по дому в безнадежном облаке молчания. Хотя он был слишком горд, чтобы признать это, сердце его болело. Он любил ее.
Когда ученики Мистери прервались на обед, Кортни пронеслась мимо них наверх в комнату Папы, оставляя позади себя следы от капель лимонада на ковре. Он ворвалась в дверь. В комнате Папа, Сикбой, Тайлер Дёрден, Плэйбой, Ксанеус и мини Папы работали за персональными компьютерами. Экстрамаск лежал на Папиной незастеленной кровати и читал «Бхагавад Гиту». Находясь в доме, Экстрамаск заскучал и начал читать книги Плэйбоя по восточной религии, что неожиданно открыло ему путь к собственному духовному открытию.
«Кортни», - сказал Тайлер Дёрден, пока она разносила напитки, - «ты можешь вписать нас в список гостей в «Джозефс» в понедельник».
Кортни взяла телефон, прошла в ванную вместе с Тайлером и набрала номер Брента Болтхауза, организатора вечеринок в «Джозефсе» по понедельникам, которые были известны узким кругом приглашенных и толпой желающих туда попасть. «Брент», - сказала она. «Мой друг Тайлер Дёрден профессиональный пикапер». Тайлер отчаянно помахал Кортни руками, пытаясь показать ей, чтоб она об этом не говорила. «Он зарабатывает деньги соблазнением женщин. Это здорово». Тайлер уронил голову на руки. «Можешь занести его в список приглашенных, чтобы он мог прийти со своими друзьями-пикаперами и соблазнить несколько цыпочек?»
Кортни взяла из раковины упаковку из шести презервативов, обернула ее вокруг запястья как браслет и начала исследовать ванную. Она просунула руки в шкафы по обеим сторонам туалета – печально известные гостевые комнаты.
«Можно тебя кое о чем спросить», - сказала она, выбираясь из шкафа Тайлера Дёрдена, где находился чемодан, кипа грязной одежды и матрас на полу. «Тебе нравятся женщины?»
Через окно ванные было видно, как Бетонночелюстной тащил мешок с песком по кирпичной кладке заднего двора.
«Не могу сказать, что я был женоненавистником, когда пришел в сообщество», - ответил Тайлер. «Но когда у тебя начинает получаться и ты спишь со всеми этими девушками, у которых есть парни, то перестаешь доверять женщинам».
Побочным эффектом соблазнения может стать снижение отношения к противоположному полу. Ты наблюдаешь слишком много предательств, лжи и неверности. В конце концов понимаешь, что переспать с женщиной, которая жената три и более года, проще, чем с одинокой женщиной. Если у девушки есть парень, то понимаешь, что у тебя больше шансов заняться с ней сексом в ночь знакомства, чем дождаться от нее звонка. Женщины, как ты в последствии понимаешь, так же плохи, как и мужчины, просто им лучше удается это скрывать.
«Мне причиняли много боли, когда я только начал соблазнять», - продолжил он. «Я встретил по-настоящему замечательную девушку, которая мне понравилась, и мы проговорили всю ночь. Она сказала, что я ей тоже понравился и была очень счастлива, что встретила меня. Но потом я провалил тест на вшивость, и она ушла, и больше со мной не разговаривала. Все, что нам удалось построить за эти восемь часов, уплыло в никуда. От этого я стал более жестким».
Есть мужчины, которые ненавидят женщин, которые не уважают их, которые называют их шлюхами и суками. Они не мастера соблазнения. Мастера соблазнения не ненавидят женщин, они боятся их. Просто определяя себя как мастер соблазнения, а такое звание присевается только по результатам реакции женщин, мужчина обрекает себя на то, что его самооценка и самоидентификация будет полностью зависеть от внимания противоположного пола, прямо как отношения актера с аудиторией. Если публика не смеется, то ты несмешной. Так и механизмы защиты самооценки предают мастера соблазнения в процессе обучения черты женоненавистника.
Соблазнения опасно для души.
За окном Бетонночелюстной держал мешок с песком, пока Мистери молотил по нему со всей силы.
«Сильнее», - кричал он на Мистери. «Я хочу увидеть больше агрессии».



Глава 2

За пределами «Проекта «Голливуд» все остальные члены сообщества, казалось, подошли к опасному краю. Репортажи с места теперь касались не только девушек, но драк и того, как их авторов вышибли из клуба. Члены сообщества стали жить созданными ими самими драмы, подобные тем, что происходили в «Проекте «Голливуд», и творчеством Джлаикса, маленького коренастого певца караоке, похожего на Элвиса, которого Тайлер Дёрден и Папа нашли в Сан-Франциско.

MSN GROUP: Mystery’s Lounge
SUBJECT: Первая стриптизерша Джлаикса (Наркотики отдельно)
AUTHOR: Jlaix

Я только что прилетел из Вегаса, где чертовски устал. Меня выкинули из караоке-бара прошлым вечером за катание по полу и выкрики.
Но этот пост не о караоке. Он о чертовой стиптизерше. Так что давайте перейдем прямо к делу.
Я приехал в город в среду и сразу начал пить. Мы с несколькими парнями с работы остановились в «Хард Рок». Нас вышибли из «Хард Рок» за то, что мы делали мясные коктейли и предлагали их впить другим. Стандартный мясной коктейль состоит из говядины, бекона, пива, пюре, еще пива, ребрышек, льда, лука, горчицы, соуса A-I, соли, перца, заменителя сахара и, возможно, немного водки. После того, как одного из моих коллег стошнило на стол, мы пошли в стрип-клуб «Олимпик Гарденс».
Я бесился, потому что хотел соблазнять, а не смотреть на нудный стриптиз. Я всегда говорил парням с работы, какой великий я пикапер, и мне надо было продемонстрировать им, что я не просто болтаю. Я упорно тренировался и, по правде говоря, немного нервничал, что не справлюсь. Более того, я не очень любою стрип-клубы, потому что я отказываюсь платить за секс в любом виде. Но я решился и сел за столик с пивом, пока парни развлекались.
Эта девушка села напротив меня. Оказалось, она работала та, но решила взять выходной, потому что клиентов было мало, а девушек много. Я начал применять приемы и унижать ее. Мои друзья смотрели на меня как на безумного, потому что я все время называл ее мужичкой.
Он говорила: «Ты такой наглый!» и по-настоящему западала на меня. Мои друзья наблюдали за этим, и их челюсти отвисли. Я сказал ей, что нам надо было возвращаться в отель, а она должно позвонить своим «ого-го подружкам». Она обиделась, что я назвал ее «ого-го», поэтому я мгновенно сменил тему. «Мой Бог, моя подруга такая странная. Она ест лимоны целиком, прямо как апельсины ла-ла-ла-ла». Она отвлеклась. Еще несколько приемов. Бац-бац-бац. Так продолжалось еще немного. Мы ушли все вместе.
На улице менеджер пытался удержать ее и заставить работать. Но я оттолкнул ее, и мы сели в такси. Она сказала: «Я стриптизерша с мозгами!». Я применил прием Мистери «мы все одинаковые», а потом рассказал про С-образные и U-образные улыбки по Стайлу.
Когда мы приехали в отель, я сказал, что надо отбросить все условности. В своем номере я показал ей прем с кубом. Потом я сказал ей: «Когда я проделал то же самое с Пэрис Хилтон в тако-баре, она сказала, что ее куб был большим, как отель. Какая эгоцентричность!» Теперь она думала, что я все время общаюсь со знаменитостями и моделями, хотя на самом деле это произошло с Папой.
Потом я проделал новую фишку Тайлера Дёрдена про стандарты и сказал: «Я так устал встречаться с этими цыпочками, которые употребляют наркотики и делают пластические операции. Не пойми меня неправильно. Мне нравится снухивать дороги с бочка унитаза в дешевом клубе, как и всем парням, но только однажды. Ты не такая, правда?» Она оценила себя. Потом я спросил, насколько хорошо она целуется, и некоторое время мы целовались. Я прервался и предложи спуститься вниз выпить.
В казино. Я направлял все приемы на создание уютной атмосферы, расписывая красками холст моей жизни. Я использовал «Суперстрижки», «Лето победы над прессом», «Воздушные шары в парке», «Няньку-стриптизершу» и «У моей кошки был секс». Все эти истории из моей жизни, поверьте мне, но их содержание не так интересно, как название.
Мы прогулялись по казино в поисках друзей. Потом я сказал ей, что устал, и что мне нужно идти спать, и что ей надо подняться ко мне и рассказать мне сказку на ночь, и подоткнуть одеяло. Она спросила: «Чем мы будем заниматься? Плохими вещами? Я знаю тебя только полчаса».
Я сказал: «Тихо. Надеюсь, что не. Мне надо рано встать и тебе лучше не мешать мне спать. Кроме того, мы с членом хорошо выпили виски». Классическая болтовня, вам надо использовать ее.
Мы зашли в комнату, где сидели эти три типа с работы, накаченные. Я быстро выставил их из комнаты, предлагая им поиграть. Цыпочка посмотрела на стол и сказала: «Здесь кто-то нюхал кокаин. Я точно говорю Я же стриптизерша».
Я спел стриптизерше серенаду. «На крыльях любви» Джефри Осборна. Я сказал ей, что хочу обняться, что мы и сделали, а потом немного поговорили. Потом я сказал ей, что хочу показать фокус. Я забрался на нее и сделал вид, что занимаюсь оральным сексом. Я приподнял ее и сказал: «Я хочу лизнуть», и снял с нее брюки. Трусиков не было. Я проверил, нет ли у нее язвинок и начал лизать. У нее был пирсинг в клиторе, что мне раньше никогда не доводилось встречать. Он странно бился о мои зубы. Потом я сказал: «»Жаль, что мы с членом напились».
Она сказала: «Меня это устраивает» и я трахнул ее.
Я никогда не видел таких больших настоящих грудей на такой худой девушке. Черт! Она была самой горячей девушкой, с которой у меня был секс: моя первая стриптизерша и моя первая девятка. Потом мы обнимались и прижимались друг к другу. Я очень удивилась, увидев мои много численные шрамы и порезы. Я нежно целовал эту обалденную попку и говорил: «Я не просто психически невменяемый. Я сложный случай психически невменяемого. Я просто мирюсь с абсурдностью существования, ведя лезвием абсурдно вниз по существованию шеи».
Она дала мне номер и заверялась, чтобы я ей позвонил.
Следующим вечером я использовал оупенер «Моя маленькая пони». К концу вечера, когда меня выкинули из караоке-бара,, я просто подваливал к цыпочкам, крича пьяним голосом «Маааааааааиаааа маиииинькая пониии». Закончилось тем, что меня выставили и из стрип-клуба.
Последнее, что я помню, это как я сидел на кровати и смотрел телевизор, сконфуженный, и кричал в никуда. «Что, на хрен, я смотрю? Что это?». Потом я понял, что это эпизод из «Punk’d». Потом я отключился.

- Джлаикс.

Глава 3

Впервые я увидел ее, когда она какала.
Я открыл дверь в ванную, а она сидела в туалете.
«Ты кто?» - спросил я.
«Я Габби».
Габби была подругой Маверика, одного из многочисленных пикаперов младшего поколения, который кружил вокруг нашего дома и каждые выходные оказывался в нашей гостиной без приглашения. У нее были замашки королевы красоты, а тело пакета, набитого помидорами. Я сделал шаг назад и уже почти закрыл за собой дверь.
«Эй», - сказала она, сливая туалет, - «Милый дом. Где ты работаешь?»
Эти слова мгновенно насторожили меня. Соблазнение в Лос-Анжделесе вырабатывает в мужчине своеобразный радар на женщин-потребителей. Менее тактичные из них через несколько минут после начала разговора спрашивают, какая у тебя машина, где ты работаешь, с кем из знаменитостей ты дружишь, чтобы определить твой социальный статус и степень твоей полезности для нее. Более тактичным из них не надо задавать вопросов: они смотрят на твои часы, наблюдают, как люди реагируют на тебя, когда ты говоришь, они выискивают показатели неуверенности в твоей речи. Эти сигналы мастера соблазнения называют субкоммуникацией.
Габби принадлежала к менее тактичным особям.
Пока она мыла руки, она открыла медицинский шкафчик и исследовала его содержимое. Потом она зашла в мою комнату и продолжила свое исследование там. «Ты писатель?» - спросила она. «Тебе надо написать обо мне. У меня есть по-настоящему интересные истории». Я хочу быть актрисой. И ты знаешь, что некоторые люди рождены быть знаменитыми». Она стащила солнечные очки Ray-Ban с моего комода и надела их. «Я из таких людей. Не то, чтобы я особенная. Просто ты знаешь это с самого раннего возраста, потому что люди по-другому к тебе относятся».
Богатому не нужно говорить, что он богат.
Продолжая болтать, она взяла с моей тарелки оладью. Сегодня был день оладий. Кортни бегала по дому, раздавая всем тарелки с таким количеством оладий, которое никому не было под силу съесть.
Габби откусила и кинула оладью обратно на тарелку. Я не мог понять, кто пригласил ее в дом. Маверика не было, а она ни с кем больше не общалась.
«Мне надо работать», - сказал я ей. «Но все равно – приятно познакомиться».
Я подумал, она сама могла найти выход из дома. Но она, должно быть, повернула не там. Позже Мистери обнаружил ее у себя в туалете.
Оба были такими самодовольными, что я думал, они оттолкнуться друг от друга, как два положительных заряда. Напротив, все закончилось сексом.
Следующую неделю она провела в доме, спя с Мистери и огрызаясь с Кортни, после того как без спроса взяла ее одежду. Как и Мистери, Габби больше всего боялась оказаться без кого-то, кто бы слушал ее, поэтому она постоянно бегала по дому, сплетничая, жалуясь и раздражая Кортни.
Как-то днем, когда Кортни стояла на кухне и двумя ложками копалась в банке с арахисовым маслом, она спросила Габби: «Ты не собираешься домой?».
«Домой?» - Габи странно посмотрела на него. «Я живу здесь».
Для Кортни, меня и Мистери это было новостью. Дом притягивал таких людей. В конце концов, он отторгнет их всех.
Твила была следующей жертвой «Проекта «Голливуд».Впервые она появилась в доме, когда стриптизерша, с которой Мистери мутил пару лет назад переживала глубокую депрессию. Имея некоторый опыт в этих делах, Мистери предложил ей помочь советом вечером, когда Габби была в клубе. Однако, стриптизерша пришла пьяной на буксире у Твилы.
Твила не была подарком. Она была 34-летней татуированной рок-н-рольщицей с обветренной кожей, телом таким же жестким, как лицо, черными волосами, заплетенными в дреды, и золотым сердцем. Она напоминала мне «Pontiac Fiero», старый спортивный автомобиль, который с большой вероятность может заглохнуть в любую минуту.
Когда Мистери и Твила начали флиртовать, их пьяная расстроенная подруга разразилась слезами. Она рыдала в подушки полчаса, пока Твила и Мистери, наконец, не сбежали в его комнату. Габби вернулась домой и без всякого возражения забралась в кровать к ним двоим и тут же заснула. Габби и Мистери не любили друг друга, они просто хотели найти защиту.
На следующее утро и на утро после него твила приготовила блины на всех в доме. Поскольку было очевидно, что она не собирается уходить из дома, Мистери нанял ее как личного помощника за 400 долларов в неделю.
Чем больше Мистери игнорировал Твилу, тем больше она верила, что любит его. Он все сильнее и сильнее ранил ее, гоняясь за разными женщинами, а ее чувства разгорались все больше. Казалось, Мистери наслаждается ее слезами, они давали ему почувствовать, что он что-то значит для кого-то. Если не плакала Твила, то плакала Габби. Если не плакала Габби, то плакал кто-то еще. Из куколки последней депрессии Мистери развивался настоящий монстр.
С помощью «Проекта «Голливуд» мы предполагали окружить себя здоровым, полезным влиянием, чтобы улучшить самих себя, свои карьеры, свои сексуальные жизни. Напротив, дом становился вакуумной оболочкой для нуждающихся мужчин и невротичных женщин. Он поглощал всех с психическими проблемами и отпугивал всех достойных. Помимо постоянных гостей, как Кортни, женщины Мистери и бесконечные ученики Папы, работники и стажеры, невозможно было точно сказать, столько людей жило в доме.
Однако, как я это понимал, я продолжал свой рост. Большую часть жизни я работал и жил один. У меня никогда не было сильных социальных привязок и близких друзей. Я никогда не вступал в клубы, не играл в командные виды спорта, не был членом какого либо сообщества до вступления в это. «Проект «Голливуд» вытаскивал меня из моей солипсической скорлупы. Он давал мне средства, с помощью которых я мог стать лидером, он учил меня, как ходить по канату в обществе, он помогал мне освобождаться от таких второстепенных вещей, как частная собственность, одиночество, чистоплотность, благоразумность и сон. Он превращал меня, в первый раз в жизни, в ответственного взрослого.
Я должен был им быть – я был окружен детьми. Каждый день кто-то подбегал ко мне с новым кризисом, с которым мне надо было справиться:

Габби: Мистери ведет себя как хрен. Он говорит, что это не мой день, что меня здесь не хотят видеть.

Мистери: Кортни взяла из моей комнаты 800 долларов. Она вроде заплатила мою часть аренды, но ее чек не приняли.

Кортни: Это парень со слишком высоко поднятыми штанами раздражает меня. Ты можешь сказать ему, чтоб оставил меня в покое?

Плэйбой: Кортни хранит свою мочу в нашем холодильнике. А Твила плачет в ванне и не собирается выходить.

Твила: Мистери соблазняет девушек у себя в комнате, а мне он говорит, чтоб я убиралась. А Папа не разрешает мне спать в его комнате.
Папа: Клиф из Монреаля остановился в моей комнате, а Кортни пришла и взяла четыре его книги и три пары его трусов.

У каждой проблемы было решение, у каждого разногласия был компромисс, был способ сломить каждое эго. У меня едва хватало времени на соблазнение. Единственные женщины, с которыми я знакомился, были те, что приходили к нам домой. На оберегание «Проекта «Голливуд» от взрыва у меня уходил полные рабочий день.

Глава 4

Я вышел из дома на час в бакалейную лавку. Только на час. Но когда я вернулся перед домом выпускал газ красный «Porsche», в гостиной сидела 13-летняя девочка, а на заднем дворе – две взбешенные крашеные блондинки.
«Что, к чертям, происходит?» спросил я, запирая за собой дверь.
«Это Мари», - сказал Мистери.
«Дочка уборщицы?» Нам никогда не удавалось удержать горничную. Задача вымыть еженедельную порцию посуды, убрать переполненные мусорные баки, остатки фаст-фуда, пролитый алкоголь, окурки от дюжины парней и бесчисленных девушек оказывалась невыполнимой для одного человека. В итоге «Проект «Голливуд»переваривался в собственной грязи в течение месяца или дольше до прихода новой горничной. Последняя установила рекорд: две недели подряд.
«Уборщица ушла за средствами для чистки, поэтому я присматриваю за ней». Он придвинулся ко мне. «Она напоминает мне о племянницах».
Было приятно видеть Мистери в нормальном состоянии. Присутствие подростка в доме оказывало на него благотворное успокаивающее воздействие. Что касается «Porsche», его Кортни пригнала к дому, чтобы Мистери смог отвезти ее на репетицию. Но Мистери сделал пробный прокат на автомобиле и решил, что он не может полагать на интуицию в деле обучения езды на ручной коробке передач.
«Кто они?» - спросил я, показывая на блондинок.
«Они играют в группе Кортни».
Я вышел на задний двор и представился.
«Я Сэм», - сказала немного пацанского вида девушка с куинсским акцентом. «Я играю на ударных с Кортни».
«Мы уже встречались», - сказал я ей.
«И мы уже встречались», - усмехнулась другая девушка. Ее лонг-айлендский акцент был таким сильным, что он испугал меня. Она была на два дюйма выше меня, ее волосы были зачесаны назад, а ее большие карие глаза обрамляла яркая черная тушь, которая напомнила мне, как я мастурбировал подростком на Сюзанну Хоффс в «Походке как у египтян». Эта девушка была воплощением рок-н-ролла.
«Да», - запнулся я. «Я видел тебя в «Ежевечернем шоу»?»
«До этого. На вечеринке в «Аргайл Отеле», где ты весь вечер болтал с этими близнецами».
«А, Фарфоровые БлитзнеЦы». Я не мог поверить, что не узнал ее. Он был атакой харизматичной. Хорошая осанка кажется мне наиболее привлекательной чертой у женщины, а осанка этой девушки кричала об уверенности. Она также кричала: «Не шути со мной!»
Я
Зашел обратно в дом и спросил Мистери о ней. «Это Лиза, гитаристка Кортни», - сказал он. «Абсолютная стерва».
Девушки пришли к Кортни, потому что они планировали записать акустическое выступление для британской телепередачи. Но Кортни невозможно было найти, так что Сэм и Лиза сердились. Я сел, чтобы успокоить их. Я чувствовал себя таким маленьким рядом с ними.
Я взял сумку для дисков, которая принадлежала Лизе, и перелистал папки с дисками. Я был поражен. У нее были записи Сезарии Эворы, дивы с островов Капе Верди. Ее печальные песни, сопровождаемые мелодией испанской гитары, возможно, самая неотразимая музыка на свете. Как только я увидел этот диск, я понял, что встретил кого-то, кого хочу узнать поближе. Где-то на подсознании я смутно вспоминал, что двигало мной при знакомстве и общении с женщиной до того, как я открыл индустрию соблазнения: общие интересы. Просто узнав, что ты страстно увлечен чем-то, что нравится и другому человеку, ты раздуваешь пожар странных эмоций, которые мы любим называть химией. Ученые, изучающие феромоны, считают, когда двое людей понимают, что у них много общего, феромоны высвобождаются, и начинается влечение.
Минуту спустя Мистери присоединился к нам. Он рухнул в кресло и посидел там минуту, водоворот требовательности поглотил все феромоны, которые нам Лизой удалось высвободить. «Я сегодня звонил Кате», - сказал он. «Мы поговорили немного. Я все еще люблю эту девушку».
Он посмотрел на Сэм и Лизу, как бы выбирая цель. «Они знают о драме с Катей?» -спросил он.
Девушки выкатили глаза. У каждой была своя драма.
«Прошу меня извинить», - сказал я. «Мне надо сходить за буррито в «Покито Мас». Приятно познакомиться – еще раз».
Мне надо было в любом случае выбираться оттуда. Я не хотел, чтобы меня ассоциировали с безумием, хотя я и являлся его частью.
Я спустился в холма к «Покито Мас», где за столиком на улице я встретил Экстрамаска, который читал книгу, такую же толстую, как кости его черепа. На нем были шорты, бандана, рваная белая футболка со свежими пятнами пота после занятий в спортзале.
Впервые за несколько месяцев я увидел его вне дома. После знакомства с ним на семинаре у Мистери я чувствовал его своим младшим братом во всех этих попытках и начинаниях. Хотя после его вступления в команду «Настоящей социальной динамики» он стал братом, проживающим отдельно. Я попытался восстановить нашу связь.
«Что ты читаешь?»
«Я есть то» Шри Нисаргадатты Махараджи», - сказал он. «Мне он нравится больше, чем Шри Рамана Махараши. Его учения более современны и просты для чтения».
«Ух, ты! Впечатляет». Я не знал, что еще сказать, я не был очень знаком с индийскими трудами.
«Да, я начинаю понимать, что в жизни есть нечто большее, чем девушки. Вся эта ерунда», - он показал в направлении «Проекта «Голливуд», - «ничего не значит. Ничто ничего не значит».
Я был готов к тому, что он разразиться смехом и начнет говорить о своем пенисе в любой момент, как в старые времена. «То есть ты покончил с соблазнением?» - спросил я.
«Да, я был поглощен этим, но когда я прочел твой пост про социальных роботов, то понял, что превращаюсь в одного из них. Поэтому я съезжаю».
«Ты переедешь обратно к родителям или будешь жить отдельно?»
«Нет», - сказал он. «Я поеду в Индию».
«Восхитительно. Зачем?» Когда Экстрамаск пришел в сообщество, он был самым отстраненным человеком, которого я когда-либо встречал. Он никогда прежде не летал на самолете.
«Я хочу понять, кто я. Рядом с Ченнаи есть монастырь, который называется Шри Раманашрамам, и я хочу там пожить».
«Как долго?»
«Шесть месяцев или год, а может навсегда. Я не знаю на самом деле. Я просто присмотрюсь».
Я был удивлен, но не шокирован. Неожиданная трансформация Экстрамаска из пикапера в духовного искателя напомнила мне о Дастине. Некоторые люди проводят жизни, пытаясь заполнить пустоту в своих душах. Когда женщины не оказываются способны заполнить эту пустоту, они начинают искать чего-то большего: Бога. Интересно, к чему обратятся Дастин и Экстрамаск после того, как поймут, что и Бога им недостаточно, чтобы заткнуть эту дыру внутри.
«Ну, тогда, приятель, удачи в пути. Я хотел бы сказать, что буду скучать по тебе, но мы мало разговаривали последние полгода. Немного странно».
«Да», - сказал он. «Это моя вина». Он сделал паузу, а его губы с усилием сложились в искривленную улыбку. На мгновение вернулся старый Экстрамаск. «Я раньше был неуверенной сукой», - сказал он.
«И я тоже».
Когда я вернулся домой, приехали телевизионные продюсеры из Британии вместе с менеджером для Кортни и стилистом.
«Я не могу с ней больше работать», - сказал стилист, когда стало понятно, что Кортни не собирается появляться вовремя для съемок. «С тех пор, когда она стала употреблять наркотики, она стала кошмаром для всех».
Мы не наблюдали ни одной приметы присутствия наркотиков в доме, но, принимая во внимание переменчивое поведение Кортни, возможно «Проект «Голливуд» не заставил ее отказаться от них, как она надеялась. Я боялся за нее. Он позволяла проблемам дома отвлекать себя от забот реальной жизни, с которыми ей надо было справляться. Наверное, такое происходило со всеми нами.
Я проснулся той ночью и увидел Кортни у подножия моей кровати в туфлей «Prada» в руках.
«Давай украсим дом», - сказала она восторженно. «Это будет нашим молотком».
Я посмотрел на часы. Было 2:20 ночи.
«У тебя есть гвозди или кнопки?» - спросила она. Не дожидаясь ответа, она побежала вниз по лестнице и вернулась с коробкой гвоздей, картиной в рамке для стены, подушкой для кровати и смятой розовой коробкой, которая была похожа на старый подарок на день Св. Валентина. «Это коробка в форме сердце», - сказала она. «Хочу, чтоб она у тебя была».
Она взяла мою гитару, села на край кровати и сыграла мою любимую песню кантри «Длинная черная фата».
«Завтра вечером я собираюсь на вечеринку в честь день рождения друга в «Фобиден Сити», - сказала она, кидая гитару на пол. «Я хочу, чтоб ты тоже пошел. Мне кажется, нам пойдет на пользу вместе выбраться из дома».
«Я вот тебе, что скажу. Я буду тебя ждать там». Я знал, как много времени ей требуетс на сборы.
«Ладно. Я пойду с Лизой».
«Кстати о Лизе», - сказал я. «Сегодня целая толпа людей ждала тебя, но они не могли тебя найти. Я думаю, они очень расстроены».
Ее лицо омрачилось, губы сжались, и слезы покапали из глаз. «Я обращусь за помощью», - сказала она. «Я обещаю».

Глава 5

На мне был белый клубный пиджак поверх черной богато украшенной гирляндой из лампочек кислотного цвета, которые можно было запрограммировать на определенное сообщение. Я поставил их на слова «Убей меня».Я не соблазнял около месяца и хотел внимания. Моя надежда на появления Кортни в «Фобиден Сити» была мала, поэтому я привел с собой Гербала в качестве напарника.
Недавно мы летали в Хьюстон, чтобы забрать лимузин для «Проекта «Голливуд», модель Кадиллак 1998 года на десять мест, который Гербал нашел на eBay. В порыве успешной работы такой схемы Гербал без совета с нами заплатил залог на сайте экзотических домашних животных за кенгуру-валлаби. По дороге на вечеринку мы спорили о практичности и гуманности содержания детеныша сумчатого животного в доме.
«Они становятся лучшими домашними животными», - настаивал он. «Они как одомашненные кенгуру. Они спят с тобой, они купаются с тобой в ванной, и ты можешь водить их на прогулку на поводке».
Последнее, чего нам не хватало в «Проекте «Голливуд» был валлаби. Единственным позитивным моментом было то, что его можно было использовать в качестве оупенера. Я бегал по клубу, спрашивая всех мнение по поводу валлаби. Из-за того оупенера и моей рубашки мы в течение получаса были окружены женщинами. Приятно было снова применять свои способности. Мы были так поглощены драмой, происходящей в нашем доме, что забыли о той причине, по которой мы туда въехали.
Пока высокая сутулая девушка, заявлявшая, что была моделью, лапала мою рубашку, в толпе я увидел ярко блондинистую гриву поднятых наверх волос. Я пригляделся. Хотя она была на другой стороне комнаты, казалось, она сверкала. Ее губы были сжаты, ее лицо словно выточено, ее глаза покрывало густое облако синих теней. Это была гитаристка Кортни, Лиза. Рядом с ней все желающие стать моделями и актрисами, с которыми я разговаривал, казались незначительными. Она подавляла их своим стилем и осанкой.
Я извинился и побежал к ней.
«Где Кортни?» - спросил я.
«Она слишком долго собиралась. Поэтому я пришла одна».
«Уважаю тех, кто не боится появиться на празднике в одиночку».
«Я и есть праздник», - сказала она, не моргнув и не улыбнувшись. Думаю, она говорила серьезна.
Весь вечер мы с Лизой, самая напавлиненная пара в клубе, просидели рядом друг с другом. Казалось, праздник шел к нам, а мы излучали какую-то силу притяжения. Вскоре на диваны рядом с нами сели модели, комедианты, участники реалити-шоу и Дэнис Родман. Когда разные женщины, с которыми я разговаривал в течение вечера, подходили пофлиртовать, мы с Лизой рисовали на их руках ручкой, или сыпали на них цитатами из «Гипнотик», или проводили тесты на образованность, которые они обычно проваливали. Это то, что мастера соблазнения называют созданием конспиративного «нашего мира». Мы находились в нашем маленьком пузыре, мы были королем и королевой, а все остальные были нашими игрушками на ночь.
Когда фаланга папарацци начала снимать Дэниса Родмана, который стоял рядом, я посмотрел на лицо Лизы, светящееся под вспышками. И вдруг, как из ниоткуда, мое сердце проснулось, вышло и ступора и забилось в груди.
Когда вечеринка закончилась, Лиза обвила руку вокруг моей шеи и спросила: «Ты отвезешь меня домой? Я слишком пьяна, чтобы садиться за руль». Мое сердце заколотилось снова и перешло в сильную аритмичную пульсацию. Возможно, она была слишком пьяна, чтобы садиться за руль, а слишком нервничал.
Не дожидаясь ответа она кинула ключи от своего «Mercedes» мне в руку. Я позвал Гербала и попросил его отогнать мою машину домой. «Не могу в это поверить!» - сказал я ему. «Работает».
Но ничего не работало.
Я отвез Лизу к ней домой. Я узнал здание: оно располагалось точно напротив голливудского центра психического здоровья, куда я отвозил Мистери. Когда мы приехали, они пошла в ванную. Я лег на ее кровать и попытался казаться расслабленным.
Лиза выскочила из ванны, посмотрела на меня испепеляющим взглядом и сказала: «Не думай, что между нами что-то будет».
Черт! Я Стайл. Ты должна любить меня. Я магистр мастеров соблазнения.
Она переоделась, и мы поехали ко мне, чтобы найти Кортни. Единственное, что мы там нашли, был Тайлер Дёрден, который проводил упражнение с десятью мужчинами, которое подразумевало беготню вокруг диванов, громкие крики и похлопывание друг друга. Тайлер проверял технику подъема настроения студентов перед вечерним выходом за счет физических упражнений.
Казалось, Кортни снова исчезла. Возможно, она была серьезна прошлым вечером и действительно обратилась за помощью, или она была где-то, нарываясь на еще большие неприятности.
Я отвел Лизу в свою комнату, зажег свечи, поставил диск с Сезарией Эворой и открыл шкаф.
«Давай повеселимся», - предложил я.
Я вытащил мусорный мешок, полный костюмов на Хэллоуин, где были маски, парики, шляпы. Мы все их померили, сделали фотографии на мою цифровую камеру. Я хотел уже использовать прием с фотографиями.
Мы сфотографировались улыбающимися, потом серьезными. Для третьей, романтической, фотографии, мы посмотрели друг на друга. Ее глаза казались счастливыми. За этой внешней грубостью скрывались ранимость и нежность.
Я продолжал смотреть ей в глаза и придвинулся поцеловать ее, держа перед собой камеру, чтобы запечатлеть момент.
«Я с тобой не целуюсь», - рявкнула она.
Слова обожгли мое лицо, как горячий кофе. . Не было такой девушки, которую я бы не мог поцеловать в течение получаса после нашего знакомства. Что с ней не так?
Я проигнорировал ее и попытался вновь. Ничего.
В эти моменты ты, как мастер соблазнения, начинаешь задумывать о проделанной тобой работы. Ты начинаешь спрашивать себя, а не видит ли она настоящего тебя, того, кто существовал до дурацкого прозвища, кто писал стихи о происшедшем в старшей школе.
Я впечатляющее провел переход на новую стадию. Где-то вдалике я слышал овации тысяч пикаперов.
«Я не стану тебя кусать», - сказала она.
Я не сдавался. Я рассказал ей одну из самых красивых историй любви: «О встрече со стопроцентно идеальной девушкой одним прекрасным апрельским утром», написанной Харуки Мураками. В ней говорилось о мужчине и женщине, которые были родными душами. Но когда они всего на мгновение усомнились в своем единении и решили не слушать своих сердец, они навсегда потеряли друг друга.
Она оставалась холодной, как лед.
Я предпринял игнорирование в очень жесткой форме: я задул свечи, остановил музыку, зажег свет и стал проверять почту.
Она забралась в мою постель, завернулась в одеяло и заснула.
Потом я присоединился к ней, и мы спали на противоположных краях кровати.
У меня еще оставался один трюк: стать пещерным человеком. Утром, не говоря ни слова, я начал массировать ее ногу, медленно продвигая руку к бедру. Если я просто заставлю ее физически возбудиться, ее рассудочность отойдет на второй, и она сдастся.
Я не собирался использовать Лизу только для секса. Я знал, что хочу увидеть ее снова не смотря ни на что. Я просто хотел покончить со всем этим сексом, чтобы нам нормально было вместе. Она не будет пытаться что-то спрятать от меня, я не буду пытаться что-то получить от нее. Мне всегда не нравилась мысль о том, что секс – это то, что женщина дает, а мужчина получает. Это то, чем делятся.
Но Лиза не делилась. Я начала тереть изгиб ее бедер, где они соприкасаются с тазом. В тишине ее внезапный крик раздался как звонок будильника. «Что ты делаешь?» Она стукнула меня по руке, чтоб я убрал ее.
Мы позавтракали, потом пообедали и поужинали. Мы разговаривали о Кортни, о мастерах соблазнения, о нашем творчестве и наших жизнях и всяких других подобных вещах, о которых я не могу вспомнить, но которые были, по всей видимости, очень увлекательными, потому что часы пролетели в мгновении ока. Она была одного со мной возраста, ей нравились все те же группы, что и мне, каждый раз, когда она открывала рот, она говорила что-то умное, она смеялась над теми мои шутками, которые были смешные, и высмеивала те, которые не были.
Она провела со мной еще одну ночь. Ничего не произошло. Я встретил своего человека.
После завтрака я стоял на крыльце и смотрел, как Лиза уезжает. Она прошла вверх по холму, залезла в свой «Mercedes», опустила крышу и нажала на газ. Я повернулся и стал подниматься по лестнице. Я не хотел оборачиваться. Я хотел казаться холодным и не подавать признаков заинтересованности.
«Эй, подойди сюда», - прокричала она из машины.
Я отрицательно покачал головой. Она портила мой уход.
«Нет, я серьезно, подойди сюда. Это важно».
Я вздохнул и пошел назад к ее машине. «Я очень извиняюсь, я не хочу, чтобы ты расстраивался», - сказала она. «Но мне кажется, что я нечаянно ударила твой лимузин, когда выезжала».
Я похолодел. Лимузин был нашим последним и самым дорогим приобретением.
«Шучу», - сказала она, отжимая газ и оставляя меня в столпе пыли. Я видел поток ее белых волос, текущих из машины, когда она поворачивала по Сансет.
Она играла мной. Снова.


Глава 6

Я рассказал Мистери о моей неудаче с Лизой, когда мы уселись в джакузи вечером. В прошлом я очень часто обращался к нему за советом по поводу женщин, и он редко направлял меня по неверному пути. Хотя поддержание отношений не было его сильной стороной, он был неповторим в деле сломления сопротивления в последний момент.
«Начни ласкать себя», - сказал он.
«Что? Здесь?»
«Нет. В следующий раз, когда вы окажетесь вместе в кровати. Просто вытащи свой член и начни тереть его».
«И что?»
«Потом возьми ее руку и положи к себе на яйца. И она начнет ласкать тебя».
«Ты серьезно?»
«Да. Потом капни немного спермы себе на палец, а потом положи палец ей в рот».
«Никогда. Этот совет прямо как из фильмов, где парень дает своему другу дурацкий совет, друг следует ему, девушка убегает, а тот говорит: «Ой, я думал ты понимаешь, что я шучу».
«Я абсолютно серьезен. Ты наверняка займешься с ней после этого сексом».
Через три дня, когда в два ночи закрылись все бары, Лиза заехала ко мне с Сэм, ударницей Кортни. Она была пьяна.
За залезли в кровать и болтали друг с другом несколько часов. «не знаю, что происходит», - промямлила она, - «но я не хочу уходить из твоей комнаты. Я могу вечно слушать тебя».
Она резко повернулась. «Забудь, что я сказала», - выпалила она. «Я не имела это в виду. Алкоголь как сыворотка правды».
Настал мой час. Слова Мистери зазвенели у меня в голове, и я взвесил все за и против поглаживания себя и помещения ее руки на мой член.
Я не мог этого сделать. Не потому что я боялся, а потому что мне казалось, что это будет бесполезным. Лиза рассмеялась бы мне в лицо и сказала бы что-нибудь ехидно, вроде: «Можешь продолжать трогать себя, потому что я не собираюсь этого делать». А потом она расскажет всем друзьям о пошлом парнем, который начал тереть свой член у нее на глазах.
Мистери не всегда был прав.
Поэтому мы провели еще одну платоническую ночь. Меня это сводило с ума. Я знал, что нравлюсь ей. Иначе она бы не раскрылась. Я находился на пограничной с ДОД территории.
Может, я не был в ее вкусе. Я представил ее с татуированным, мускулистым, одетым в кожу типом, а не с костлявым метросексуалом, которому приходится брать уроки соблазнения. Она убивала меня.
Впервые, после того как я узнал слово «одна-единственная», я встретил ее. И я знал, что был обречен. Никому никогда не удается получить свою «одну-единственную». Становишься слишком прилипчивым и требовательным и теряешь ее. И, естественно, я потерял ее.
Следующим вечером Лиза уехала из города вместе с Кортни на фестиваль в Атланту. За время своего отсутствия она позвонила три раза.
«У тебя будет время поужинать со мной, когда я приеду?» - спрашивала она.
«Я не знаю», - говорил я ей. «Зависит от того, как ты будешь себя вести».
«Если так, но мы никуда не пойдем».
Я просто хотел подразнить ее, как учил меня Дэйвид ДэАнджело. И вместо этого, я разрушал момент. Я говорил как засранец.
«Не раздувай слона», - говорил я. Надо было говорить откровенно. «Я хочу увидеть тебя, когда ты вернешься. Я уезжаю на две недели, так что это наша последняя возможность сходить куда-то».
Я слышал, как на заднем фоне говорила Сэм: «ты разговариваешь с ним, как будто он твой парень».
«Может, я хочу, чтоб он был моим парнем», - отвечала Лиза.
Так что в отношении меня она не применяла ДОД. Я не мог дождаться, когда она вернется. Я тоже хотел, чтоб она стала моей девушкой.
Я провел целый день, разрабатывая план идеального соблазнения Лизы. Я заберу ее из аэропорта на лимузине. Гербал будет за рулем, а я буду ждать ее на заднем сидении. Потом я отвезу ее в «Виски Бар» в «Сансет Маркиз Отеле», что недалеко от «Проекта «Голливуд».
Поскольку женщины не уважают парней, которые платят за них, но в то же время не хотя иметь с парнями, которые экономят, я заранее пошел в «Виски Бар» и дал менеджеру сто долларов, чтобы он сделал так, что все заказанное нами было бы за счет заведения. Потом я планировал отвезти ее домой. На компьютере я записал все приемы и шаблоны, которые я собирался использовать, чтоб сломить ее сопротивление. Теперь, когда я знал, что нравлюсь ей, я имел твердое намерение довести дело до конца.
Если она все еще будет сопротивляться, то будет очевидно, что у нее есть свои интимные причины, и мне придется самому согласиться на ДОД.
Ее рейс по расписанию прибывал в 18:30. Пока Гербал ездил по терминалу «Дельта» в поисках ее, я смешал два «Космополитена» в баре автомобиля.
Когда самолет приземлился, ее на нем не было.
Я был сбит с толку, но еще не расстроен. Мастер соблазнения должен быть готов отклониться от плана и создать новый на основе реально происходящих событий. Поэтому Гербал отвез меня домой, а я оставил Лизе сообщение.
Когда она не перезвонила, я оставил ей еще одно сообщение, а потом всю ночь напрасно прождал ее ответа.
В пять часов утра я проснулся от телефонного звонка.
«Прости, что разбудил тебя, но мне нужно с кем-то поговорить». Голос на другом конце провода принадлежал мужчине. Акцент был австралийским. Это был Свитер.
Когда я видел Свитер в последний раз, он покинул сообщество и женился. Я часто думал о нем. Когда кто-то спрашивал меня, вступают ли парни в сообщество только, чтобы заниматься сексом с как можно большим числом женщин, я привожу в пример Свитера как того, кто вступил в игру, имея на то свои причины.
«Я хотел покончить с собой сегодня», - сказал он.
«Что случилось?»
«Моя жена ждет рождения нашего первенца через десять дней, и я ужасно себя чувствую. Я все для нее делаю, но ей этого не достаточно. Она отстраняет меня от друзей. Мои деловые партнеры уходят от меня. Она тратит все деньги, и все, что она делает, - жалуется». Он прервался, чтобы сдержать слезы. «А теперь она ждет ребенка, и я пойман в капкан».
«Но ты же любил ее. Как она могла так измениться?»
«Нет. Проблема в том, что я изменился. Очень сложно быть тем, кем учили нас быть Мистери и Дэйвид ДэАнджело. Он плохой парень. И я не хочу быть таким. Мне нравится делать добро людям. Поэтому она получала все, что хотела. Я посылал ей цветы три раза в неделю. Я поступал так, как она хотела, но все напрасно».
«Я никогда не слышал, чтобы взрослый мужчина плакал так, как яза эти два года. Я сидел сегодня в гараже с включенным мотором и поднятыми окнами», - продолжал он.
«Я не помышлял о самоубийстве с 1986 года. Но сейчас я достиг такой точки, когда говорю себе: «Черт! Я не вижу в жизни смысла».
Свитера не надо было спасать. Ему просто нужен был друг, чтобы выговориться. Он претворялся кем-то, кем он не был, чтобы только соблазнить женщину, и теперь он пожинал плоды.
«Когда я впервые попал в сообщество, я записал все, чего хотел», - говорил он. «И теперь я живу вымышленной жизнью. У меня есть день, большой дом и красивая женщина. Но я не достаточно точен был в определении красивой женщины. Я никогда не писал, что хочу, чтоб она относилась ко мне с уважением и добротой».
Позже этим же утром домой вернулась Кортни. Я слышал, как она орала на Габби в гостиной.
Я спустился вниз и увидел, как Кортни выносит вещи Габби из дома, и произнес те два слова, которые, кажется, я произносил каждый раз, когда входил в гостиную: «Что происходит?»
«Габби подралась с Мистери, и она уезжает», - сказала Кортни. «Так что я ей помогаю».
Кортни едва могла сдержать улыбку.
«Остальные участники группы уже вернулись из Атланты?» - спросил я, стараясь, чтоб это прозвучало как бы между прочим.
«Да. Они вылетели раньше».
Я быстро сменил тему. Я знал, что если отвечу что-то, по моему голосу будет понятно, как я расстроен.
После того как Габби уехала, Кортни бросила на кофейный столик пучок шалфея. «Давайте очистим атмосферу», - сказала она. Потом она рванула на кухню, объясняя «Нам нужен рис на удачу».
Не найдя рис, она вернулась с пачкой смеси для джамбалайи и миской воды. Она вылила смесь в миску с водой, поместила пучок шалфея в середину, а потом побежала к себе в комнату. Она появилась с бело-голубой фланелевой рубашкой в клетку.
«Должно подействовать», - сказала она. «Это одна из рубашек Курта. У меня их осталось только три».
Она осторожно поместила рубашку под стол так, чтобы ничто не могло ее задеть. Когда она подожгла шалфей, она посадила Мистери, Гербала и меня рядом со своим сомодельным алтарем, и мы взялись за руки. От ее рукопожатия могли переломаться кости.
«Благодарим тебя, Господи, за этот день и за все, что Ты дал нам», - молилась она. «Мы просим Тебя очистить энергию этого дома от всего злого. Пожалуйста, принеси мир, гармонию и дружбу под эту крышу. Никаких слез! И помоги мне выиграть мой судебный процесс в Нью-Йорке и разобраться со всеми моими старыми проблемами. Я буду слушать, тебя, Господи. Правда буду. Дай мне сил. Аминь».
«Аминь», - повторили мы.
На следующей день приехал водитель и отвез Кортни в аэропорт, откуда она улетела в Нью-Йорк. Там ее молитвы были услышаны, но атмосфера в доме в ее отсутствие слала еще мрачнее. Скоро стало ясно, что Кортни и Габби не были причинами проблем: они были просто симптомами чего-то большего, что съедало наши жизни.

Глава 7

Днем Лиза оставила мне короткое голосовое сообщение: «Привет, это Лиза. Я вернулась. Мы вылетели раньше». И все. Никаких извинений, никакой нежности, никакого упоминания о планах, которые она в конец разрушила.
Я перезвонил ей, но она не ответила. «Через несколько часов я уезжаю с Виженом в Майами», - сказал я в своем голосовом сообщении. «Я бы очень хотел поговорить с тобой перед отъездом». Это сообщение было сообщением ТФН, и я так и не получил ответа. Я проверял голосовую почту каждый день пока был в отъезде. Ничего.
Я не был пахарем, как Тайлер Дёрден. Если бы она была заинтересована, она бы перезвонила. Меня отшили. И при том первая женщина, к которой я почувствовал что-то серьезное. Я подумал, она начала встречаться с кем-то еще, с кем-то, кто сломил ее сопротивление в последний момент.
Сначала я злился на нее, потом злился на себя, а потом мне стало просто грустно.
Мастера соблазнения всегда советовали переспать с дюжиной девушек, чтоб избавиться от мыслей об одной-единственной. Поэтому я начал неистовствовать.
Во всяком случае, со мной не произошло того, что случилось со Свитером. Я почти дал себя поймать.
Я каждый вечер соблазнял в Майами с еще большей энергией и успехом, чем раньше. Я никогда не был в восторге от отношений на одну ночь. Если ты стал так близок с кем-то, зачем отбрасывать его?! Я предпочитаю отношения на десять ночей: десять ночей потрясающего секса, более страстного, более дикого, с большей импровизацией каждый раз, когда людям становится уютно друг с другом, и они узнают, что заводит каждого из них. Поэтому, переспав с каждой из женщин, я смешивал и соединял их, как драже.
Это было моей реальностью.
Девушки, которых я хотел соединить больше всего, были Джессика, татуированная 21-летняя, с которой я переспал пару раз в Лос-Анджелесе; и другая Джессика, которую я встретил в «Кробар». Ей тоже был 21 год, но она была полной противоположностью Джессики I. Она выглядела невинной, немного пухленькой, как ребенок. Я знал, что им обеим нравится порно, так что мне казалось, что все может сложиться очень интересно.
Выпив в баре отеля, я отвел их обеих к себе в комнату, чтобы погадать им по рунам, а потом оставил их на пару минут, чтоб они могли познакомиться. Когда я вернулся, я показал им клипы на моем компьютере, а потом перешел к откровенному дуальному массажу. Все это стало тоже приемом, как и оупенер про ревнивую подружку или тест на лучших друзей. И все это работало очень слажено.
Как только губы девушек встретились, они из посторонних превратились в любовниц. Каждый раз меня шокировало то, как быстро две женщины могли завязывать интимные отношения в таких необычных условиях.
Ночь была такой грязной, как я и предчувствовал. Мы попробовали все возможные позы, которые мы могли принять. Некоторые боле удачные, чем остальные. Когда Джессика I попросила меня кончить ей в рот, я подчинился. Она выплюнула содержимое в рот Джессики II, и они начали страстно ласкать друг друга. Это был самый сексуальный момент вмоей жизни.
Но потом я чувствовал себя одиноко и опустошенно. Они не волновали меня. Все, что у меня было, - воспоминания и история. Каждая из девушек в моей жизни могла исчезнуть и никогда больше не позвонить, и меня это не беспокоило.
Никакое количество отношений на десять ночей и секса втроем не заставят меня отказаться от одной-единственной.
Мастера соблазнения ошибались.


Глава 8

Может показаться, что сексуальность мужчин весьма открыта для общества – есть стриптиз клубы, порно-сайты, журналы а ля «Максим», и приятно возбуждающие объявления повсюду. Но, несмотря на все это, настоящие желания мужчин часто подавляются.
Мужчины думают о сексе больше, чем они говорят женщинам или даже другим мужчинам. Учителя думают о том, как заняться сексом со своими учениками, отцы думают о сексе с дочерьми своих друзей, врачи думают о сексе с пациентами. И прямо сейчас каждая из женщин, у которой есть хоть толика сексуальной привлекательности, представляется в сексуальных фантазиях хотя бы одного мужчины. Она может его даже не знать. Он может быть тем бизнесменом, который прошел мимо нее на улице, или студентом, который сел напротив нее в вагоне метро. И каждый мужчина, который говорит женщине обратное, делает это, скорее всего потому, что хочет залезть ей под юбку или под юбку кого-то, кто находится в пределе слышимости. Великая ложь сегодняшних отношений состоит том, что мужчине сначала приходится претворяться, что он не хочет женщину именно дл того, чтобы переспать с ней.
Наибольший страх для женщины представляет мужское увлечение стриптизершами, порнозвездами и малолетними девочками. И это кажется отвратительным, потому что потрясает женскую реальность. Если все мужчины и правда хотя женщин только так, то что же останется ей для брака и воплощения фантазий «долго и счастливо». Она обречена жить с мужчиной, который на самом деле мечтает о модели, рекламирующей белье «Victoria’s Secret», или о дочке соседей, или о госпоже из тех садомазохистских фильмов, которые он прячет в своем шкафу. Если женщина стареет, что 18-летняя девушка всегда остается 18-летней девушкой. Любовь разбивается о скалы перед возможностью того, что мужчина хочет нее ее, как личность, а только ее тело.
К счастью, это не конец. Мужчины – визуалы. Поэтому наши глаза нас часто обманывают. Но правда в том, что фантазии зачастую лучше реальности. Я только что выучил этот урок. Большинство мужчин, в конце концов, выучивают этот урок. Мистери мог думать, что он хочет жить с двумя девушками, которые бы любили друг друга так же, как и его, но в реальности они бы действовали ему на нервы, сговорились бы против него и, наконец, заставили бы его чувствовать себя так же отвратительно, как это сделал Катя.


Глава 9

Пока я был в Майами, вернулась Катя.
Я страшился этого дня и того ужаса, который обрушиться на дом. Но Мистери ждал этого, как дня рождения. Он все продумал.
Поскольку меня не было, я воссоздал историю последовавшей катастрофы по отзывам, задействованных в ней людей.
«Проект «Голливуд» достиг нового надира.

МИСТЕРИ: На вечеринке в нашем доме я познакомился в 19-летней красоткой по имени Джен. У нее самая мягкая кожа и самая лучшая задница, которую я когда-либо видел. И я стоял и смотрел на эту задницу и на эту кожу, и говорил себе: «Я заслуживаю это».

КАТЯ: Мистери все время мне звонил, пока я была в Новом Орлеане, пытаясь уговорить меня. Он говорил: «У меня есть красивая 19-летняя девушка, которая тебе понравится». Я спросила, отдает ли он ее мне. Он ответил: «Нет, делюсь».

МИСТЕРИ: Суть в том, что я не хотел, чтоб Катя снова становилась моей девушкой. Я хотел, чтоб она была игрушкой для нас с Джен. Я собирался забрать ее в аэропорту на лимузине, захватить еды в «Фармерс Маркет», а потом вернуться домой и перейти к дуальному массажу.

ГЕРБАЛ: Я не общался с Катей почти полтора месяца с того момента, как она уехала, хотя она и посылала мне сообщения. Мистери все время хвастался о том, как он займется сексом втроем с ней, что резало мне ножом по сердцу. Я постоянно говорил Мистери, чтоб он не обращал на нее внимания и не пускал обратно в дом во избежание проблем. Но он не слушал меня.

КАТЯ: Я прилетела в Лос-Анджелес на день раньше, о чем Мистери не знал, чтобы снять комнату с кухней и встретится с друзьями из Нового Орлеана. Я остановилась в отеле и позвонила Гербалу, потому что в тот момент я очень хотела начать встречаться с ним. На следующее утро я просто пошла в дом и сказала Мистери, что мой самолет вылетел раньше и я приехала на такси.

ГЕРБАЛ: Когда я пришел домой после исполнения нескольких поручений и увидел чемодан Кати, я пошел к себе в комнату обдумать свои собственные дела. Однако вошли Мистери и Катя заговорили со мной. Потом мы пошли в ванну Мистери и Катя покрыла лаком наши ногти. Она исчезла во встроенном шкафе Мистери, чтобы достать свитер, потом туда вошел Мистери. Прошло пять минут, а они все еще били там.

МИСТЕРИ: Она позвала меня в шкаф и сказала: «Я хочу встречаться с Гербалом». Я не думаю, что она сказала это, потому что на самом деле хотела встречаться с ним. Она сказала это, чтобы досадить мне. Я все время целовался с Джен, поэтому в ней могла взыграть ревность. Поэтому я позвал Гербала в шкаф и сказал Кате: «Почему ты не скажешь это ему?»

КАТЯ: Мне на самом деле очень понравился Гербал. Пока я была в Новом Орлеане, мы все время разговаривали по телефону, я было хорошо. Он был таким простым в общении, и и он никогда не спорит ни с чем.

МИСТЕРИ: Гербал и Катя встречались, обнимались и все такое, поэтому я сказал: «Почемы вы не поцелуетесь, и покончим с этим?» Они поцеловались, и я тут же взбесился. Я не рассчитывал, что так произойдет, так как прошло столько времени. Но, как говорит Дэйвид ДэАнджело, ты не можешь выбрать того, к кому тебя привлечет.

ГЕРБАЛ: Тем вечером мы вчетвером пошли на свидание. Мистери попросил Твилу отвезти нас на лимузине на пирс Санта-Моника. Думаю, я был наивен, но мне на самом деле казалось, что все будет хорошо.

ТВИЛА: Я не могла поверить, что у Мистери хватить духа попросить меня сесть за руль. Он считал себя великим манипулятором. И мне стало отвратительно, что когда-то этот человек мне нравился.

МИСТЕРИ: Кончилось тем, что Джен и Катя начали ласкать друг друга на заднем сидении лимузина. У меня есть фотографии, где они сосут друг другу грудь в телефонной будке на пирсе. Но все становилось слишком запутанным. Когда Катя стала девушкой Гербала, с сексом втроем было покончено, и я не хотел, чтобы Катя прикасалась к Джен. Однако Кате нравилась Джен, поэтому она начала говорить обо мне гадости.

КАТЯ: Мистери се время говорил, что ему нравится Джен, и чтобы не выставлять его перед ней засранцем, я сказала ему: «Вы оба очень клевые. И если кто-то и сможет мимриться со всем твоим дерьмом, то как раз эта девушка». Я была очень рада, что у него кто-то есть, потому что мне нужен был Гербал.

МИСТЕРИ: Джен отправилась домой в Сан-Диего на неделю, а Катя звонила ей каждый день. Однажды, когда Джен отсутствовала, у меня в постели была модель ростом в шесть футов, и я пытался побореть ее сопротивление в последний момент. Мы оба работали руками, но дальше я продвинуться не мог. Поэтому я решил выморозит ее и пошел на кухню за «Спрайтом». И я вновь услышал, как Катя и Гербал занимаются сексом. Ее стоны вызвали чувство ревности во мне, поэтому я начал плакать. Я вернулся в свою комнату и рассказал модели о том, какая паршивая у меня жизнь. Поэтому она сказала, что хочет домой. Я собирался отвезти ее, но потом Твила начала надо мной смеяться.

ТВИЛА: Я спала в подушках, а мимо прошел Мистери, очень расстроенный. Я немного похихикала, но вообще мня это не очень забавляло. В тот момент мне надо было отгоститься к этому с юмором, потому что иначе мне опять причинили бы боль. А он слетел с катушек и наорал на меня. Девушке, с которой он был, пришлось вызывать такси.

КАТЯ: На следующей неделе Мистери захотел взять мою машину, чтобы забрать Джен в Сан-Диего. На обратном пути мы с Джен болтали и веселились. Мистери чувствовал себя брошенным, поэтому он стал применять свои нег-хиты.

МИСТЕРИ: Мне казалось, что Катя хочет украсть у меня Джен и поделиться ею с Гербалом. Поэтому Катя меня здорово достала в машине, и у нас случилась стычка. Джен увидела это и сказала: «Просто отвези меня домой». После этого она попросила больше никогда ей не звонить.

МИСТЕРИ (помещено на «Mystery’s Lounge»): Высматривайте в толпе Гербала, Катю и Джен. Если кто-нибудь увидит Гербала (его легко опознать, потому что он часто повлиниться) или его девушку Катю (русская бисексуалка на 9.5, легко опознать) с Джен (19-летняя мексиканка на 9.5, тоже легко опознать), пожалуйста, позвоните Мистери, чтобы я мог наказать Гербала без предупреждения.

КАТЯ: Он думал, что я пытаюсь обратить Джен против него. Но после той поездки в машине, она и обо мне ничего слышать не хочет. Она думает, что я обманывала ее, когда говорила хорошее о Мистери. Она думает, что я отвратительна.

МИСТЕРИ: Мы с Гербалом все еще поддерживаем деловые отношения. Поэтому мы вместе поехали на семинар в Чикаго. Я рассказал ему о своей ревности, и мы очертили границы его отношений с моей бывшей девушкой.

ГЕРБАЛ: В последний день семинара в Чикаго мы с Мистери пошли вместе поесть. Мистери открыл сет из четырех девушек. Во время соблазнения он сказал: «Можете в это поверить? Этот парень увел у меня девушку».
Он рассказал им всю историю. Я как-то нечаянно высказал свою точку зрения, и он очень разозлился. Внезапно он сказал: «Кате теперь запрещено появляться в моем доме».
Я сказал: «Это и мой дом тоже. Ты виноват во всем произошедшем».
Он сказал: «Если я еще раз увижу ее в доме, я тебя прикончу».
А я сказал ему: «Делай, что ты должен делать».

МИСТЕРИ: Когда мы вернулись, Твила уехала из «Проекта «Голливуд», перестав быть моим персональным помощником, и переехала жить к Кате.

ТВИЛА: Мы с Катей подружились. Нас связали разговоры о Мистери, о его характре. Она спросила, хочу ли я жить с ней. И я сказала: «Хотя сейчас».

ГЕРБАЛ: В конце концов, мы с Мистери пришли к компромиссу. Я сказал, что Катя не будет находится в доме больше половины недели. Мы пожали руки и заключили соглашение.
Когда я вернулся домой из Чикаго, у меня была неделя до моей поездки в Бостон для воссоединения семьи. Всю неделю я провел у Кати.
КАТЯ: Когда Гербал уехал, я помогала Папе с семинарами. В пятницу мы закончили поздно ночью, зашли в «Мелс» и потом поехали домой принять горячую ванну. Мне надо было рано встать и выглядеть хорошо. Поэтому он сказал мне, чтоб я спала в комнате Гербала. Когда я проснулась, я увидела Мистери. Он спросил меня, что я делаю в доме, и я сказала: «Мы с Папой гуляли вечером. Мы веселились».
Потом я сказала: «Я встретила одну твою знакомую».
Он спросил: «Кого ты встретила?»
Я сказала: «Симу».
И он взбесился.

МИСТЕРИ: Когда Катя вот так просто заявила мне, что она веселилась с моей бывшей из Торонто, я пришел в бешенство. Я потерял Джен из-за нее, я потерял Твилу из-за нее, а теперь она собиралась украсть у меня Симу, которая еще была под вопросом.

КАТЯ: Он разбежался и сбил дверь в комнату Гербала с петель, сказав: «Где Гербал?» Потом он забежал в его комнату, схватил фотографию Симы и разбил ее о стену у кровати Гербала. Он сказал: «Я не хочу видеть тебя в этом доме, когда в нем нет твоего парня».

МИСТЕРИ: Я знал, что нам с Катей ни до чего не договориться и что я не мог трогать ее, поэтому я решил напугать ее. Я выбил дверь и сказал, чтоб она убиралась из дома. Она сказала: «Это не твой дом». А я сказал ей: «Я плачу аренду. Я живу здесь. Ты гость, а того, кем ты была приглашена, сейчас нет. Это неприемлемо».

КАТЯ: Мистери начал угрожать: если он еще раз увидит меня в доме, то он причинит вред Гербалу. Он бросал свечи, стащил матрас Гербала с кровати, разбил цветочный горшок о стену, а потом открыл балкон Гербала и начал выкидывать мои вещи на улицу. Он разбил мою бутылочку с маслом «Кама Сутра». Меня это взбесило.

МИСТЕРИ: Я сказал: «Не возвращайся или … »
Она ответила мне: «Или что? Ты убьешь меня?»
А я сказал: «Нет. Я люблю тебя. Я накажу твоего парня, если ты вернешься. Скажи ему угомонить своею девушку».

КАТЯ: Я пошла наверх за Папой, но его не было. Поэтому я села в машину и поехала домой. Через пять минут позвонил Папа. Он сказал: «Это не дом Мистери. Мое имя стоит на договоре об аренде, и ты моя гостья. Поэтому я сейчас приеду за тобой». И он притащил меня обратно в дом.

МИСТЕРИ: Папа нарушал главное из правил. Он нанял мою бывшую девушку, которую я научил, для своих семинаров. Эту идею он украл у меня.

ГЕРБАЛ (Мистери в письме): Мне сказали, что моя комната и личные веши были «разгромлены», потому что в доме была Катя. Я инее знаю, что имеется в виду под «разгромлены», но теперь я не чувствую себя дома в безопасности. Кажется, ты думаешь, что весь мир вращается вокруг тебя и что все должны подчиняться твоим желаниям.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...