Главная Обратная связь

Дисциплины:






Пришло время меняться к ебеной матери! 2 страница



Вы можете заметить, что я не упомянул о своей личности. Все потому, что моя личность полностью изменилась. Точнее, я поменял свою личность. Я придумал Style, мое Альтер-эго. И за два года, Style стал популярен больше, чем я был когда либо, и особенно сильно стал популярен у женщин.

Поменять мою личность или жить в образе, мною выдуманном, никогда не было моей целью. Честно. Я чувствовал себя счастливым, когда был самим собой и жил своей жизнью. Так было до телефонного звонка (все всегда начинается с обычного телефонного звонка), с которого и началось мое путешествие в одно из старейших и самых поразительных тайных сообществ из тех, что мне встречались за 12 лет работы в журналистике. Позвонил Jeremie Ruby-Strauss (не мой родственник), редактор одного из издательств (Kensington Books, прим. outminded). В Интернете он наткнулся на один интересный документ, называемый layguide, от The How-to-Lay-Girls Guide – «Как уложить девушку в постель. Руководство». «150 обжигающих страниц», как сказал Jeremie, собрание мудрости десятков пикаперов, которые обменивались своими знаниями в сетевых конференциях в течение последний десяти лет, незаметно для других работая над превращением искусства соблазнения в точную науку. Нужно было каким-то образом переписать и скомпоновать разрозненную информацию, там содержащуюся, в разборчивый и понятный самоучитель, и Jeremie считал, что я как раз подойду для этой работы.

Я не был так уверен. Я хотел писать литературу, а не давать советы сексуально озабоченным юношам. Но, конечно же, я сказал, что мне не составит труда посмотреть.

В тот момент, в который я начал читать, моя жизнь изменилась. Layguide открыл мне глаза, просветлил меня в большей степени, чем любая другая книга или статья – будь то Библия, «Преступление и наказание», «Радость от готовки». И дело не в информации, там содержащейся, а в том, что этот путь стремительно увлек меня.

Когда я думаю о годах своей юности, есть одна вещь, о которой я жалею больше всего, и это вовсе не то, что нужно было усерднее заниматься, или то, что я был недостаточно отзывчив к моей матери, или то, что мой отец врезался на своей машине в автобус, нет. Я жалею лишь о том, что я недостаточно крутил с девчонками. Я глубокомысленный человек, каждые три года я перечитываю Ulysses Джеймса Джойса просто для удовольствия. Я считаю, что у меня есть интуиция. Внутри я добрый, и стараюсь не обижать других людей. Но я, видимо, не могу развиваться, потому, что я думаю слишком много о женщинах.

И я знаю, что я такой не один. Когда я впервые встретился с Хью Хефнером, ему было 73. Он переспал с огромным количеством самых красивых женщин в мире, по его собственным подсчетам – больше, чем с тысячей, но все, о чем он хотел говорить – это его три подружки – Мэнди, Брэнди, Сэнди. И как, благодаря виагре, он может удовлетворять их троих (хотя, вероятно, его деньги их уже достаточно удовлетворили). Если он когда-либо хотел переспать с кем-то другим, по его словам, обычно они делали это все вместе. И то, что я почерпнул из разговора с ним – то, что есть парень, который всю свою жизнь имел столько секса, сколько хотел и даже в 73 он все еще ухлестывает за женщинами. И когда это остановится?



Если Хью Хефнер еще не закончил, то когда я планирую начать?

Если бы Layguide никогда бы не появился в моей жизни, я, как и подавляющее большинство мужчин, никогда бы и не поменял своего отношения к противоположному полу. На самом деле, я, вероятно, начал хуже, чем другие мужчины. В моем детстве не было игр в доктора, не было девочек, которые за доллар показывали, что у них под юбкой, не было щекотания одноклассниц в тех местах, которые не следовало бы трогать. В юности я был замкнутым, так что когда появилась единственная возможность проявить мою подростковую сексуальность – пьяная первокурсница позвонила и предложила сделать мне минет – я был вынужден отказать ей, потому, что боялся гнева матери. В колледже я начал находить себя: вещи, которые меня интересовали, индивидуальность, которой не давала выразить себя моя скромность, друзья, которые хотели сделать меня более общительным и откровенным с помощью наркотиков и разговоров (именно в этой последовательности). Но я никогда не чувствовал себя уютно в компании женщин: они буквально наводили на меня ужас. За четыре года колледжа я так и не переспал ни со одной женщиной из кампуса.

После окончания учебы я получил работу обозревателя раздела светской хроники в New York Times, где я начал верить в себя и свое мнение. Со временем, я получил доступ к особому миру, миру без правил и запретов: я ездил на гастроли вместе с Marilyn Manson и Motley Crue, чтобы написать вместе с ними книги. За все это время, даже со всеми этими доступами за кулисы, я не добился ничего, кроме поцелуя, да и то от Томми Ли. После всего этого, я почти совсем потерял надежду. У некоторых парней это получается, у других нет. У меня – определенно нет.

Проблема была не в том, что я никогда не спал с женщиной. Бывало, правда, очень редко, что мне улыбалась удача, и случаи секса на одну ночь перемежались перерывами в два года, и я не знал, когда это случится снова. В Layguide был термин, описывающий таких, как я: ТФН – типичный фрустрированный неудачник. Я был ТФНом. Дастин им не был.

 

 

Шаг 1 - Meet Style (окончание)

 

Окончание главы Step 1 - Meet Style.

 

Я встретил Дастина через два года после выпуска из колледжа. Он был другом моего одноклассника, Марко, серба с замашками аристократа, моего брата по несчастью (в плане девушек) с детского сада. У него не было девушки в большей степени благодаря его голове, которая по форме очень напоминала арбуз. Дастин не был выше, богаче, известнее, или красивее, чем мы. Но у него было одно качество, которого не было у нас: он привлекал женщин.

Когда Марко впервые представил нас друг другу, я не был впечатлен. Невысокий, смуглый, с длинным темными вьющимися волосами, в яркой рубашке со слишком большим количеством расстегнутых пуговиц. Той же ночью мы поехали в один из чикагских клубов, который называется Drink. После того, как мы сняли верхнюю одежду, Дастин спросил, «Ты не в курсе, здесь есть темные уголки»?

Я спросил, для чего они ему, и он ответил, что это хорошее место для того, чтобы уединиться с девушкой. Я скептически поднял брови. Однако же, уже через минуту после того, как мы вошли в бар, он переглядывался с девушкой, разговаривающей со своей подругой и кажущейся такой скромной. Без слов, Дастин вышел. Девушка пошла за ним – прямо в темный угол. Когда они закончили целоваться и обжиматься, они разошлись без слов, без непременного обмена телефонами, даже без банального «Пока».

За вечер Дастин повторил это «чудо» четыре раза. Перед моими глазами открывался новый мир.

Я пытал его часами, пытаясь определить, каким видом магической силы он обладает. Дастин был тем, кого они называют натуралами. В возрасте 11 лет его лишила девственности пятнадцатилентяя соседка, использовавшая его для секс-эксперимента, и с того момента он трахался постоянно. Как-то раз, я взял его с собой на вечеринку, которая проходила на корабле, стоящем на якорь на Гудзоне (в Нью-Йорке). Когда мимо проходила знойная темноволосая большеглазая девушка, он повернул меня в ее сторону и сказал: «Она как раз твой тип»

Я сделал вид, что не слышу и, как обычно, уставился в пол. Я боялся, что он попробует заставить меня говорить с ней, такое уже бывало.

Когда она опять проходила мимо, он спросил ее: "Вы знакомы с Нилом"?

Это была дурацкая попытка начать разговор, но какая разница, ведь лед был растоплен. Я сказал несколько слов, заикаясь, пока Дастин не заговорил и не спас меня. Позже, мы встретились с ней и ее молодым человеком в баре. Они только что встретились. Ее парень гулял с их собакой. После того, как он немного выпил, он повел собаку домой, оставив девушку, Паулу, с нами.

Дастин предложил вернуться ко мне домой, чтобы приготовить поздний ужин, и мы поехали в мою крошечную квартиру в Ист-вилладж и вместо того, чтобы готовить, рухнули на кровать, Дастин с одной стороны, я с другой, а между нами Паула. Когда Дастин начал целовать ее левую щеку, он дал мне знак делать то же самое с ее правой щекой. Затем, синхронно, мы пошли вниз по ее телу, к ее шее, груди. Я был удивлен молчаливым согласием Паулы, для Дастина, похоже, это было обычным делом. Он повернулся ко мне и спросил, есть ли у меня презерватив? Я нашел один для него. Он стянул с нее брюки и вошел в нее, пока я бессмысленно продолжал натирать ее правую грудь.

Это был дар Дастина, его сила: удовлетворять фантазии женщин, которые, как они думали, никогда не станут реальностью. Потом, Паула постоянно мне звонила. Она хотела поговорить об этом случае все время, чтобы понять, что же случилось, потому, что она не могла поверить в то, что она это сделала. У нас с Дастином так и было: девушка достается ему, чувство вины – мне.

Я записал это на счет разницы наших личностей. У Дастина был природное обаяние и животный инстинкт – то, чего не было у меня. Я так и думал до того момента, пока я не прочитал Layguide и походил по тем ресурсам в сети, которые были рекомендованы там для прочтения. Я нашел там целое сообщество «Дастинов» – людей, которые искали ключ к женским сердцам и ногам – вместе с тысячами других, таких же как я, пытающихся научиться их секретам. Отличие было в том, что эти люди смешали свои приемы в особый свод правил, которые каждый должен применять. И каждый самопровозглашенный пикапер имел свой свод правил.

Мистери, фокусник; Росс Джефрис, гипнотизер; Rick H., управляющий капиталом; Дэйвид ДэАнджело, агент по продаже недвижимости; Juggler, комик; David X, строитель; и Steve P., соблазнитель, настолько мощный, что женщины сами платили ему деньги за то, чтобы он был с ними рядом. Окажись они на Южном пляже Майями, и любой качок дал бы этим парням с их бледными изнуренными телами фору в сто очков. Но в Starbucks или Whiskey Bar они бы трахнули подружек этих самых качков, как только те повернулись спиной.

Как только я открыл этот мир, первой вещью, в которой проявились изменения, стал мой словарный запас. Термины, вроде ТФН, пикапер, съем, HB прочно засели в моем лексиконе. Затем, поменялся мой образ жизни, потому, что я стал одержим онлайн-форумом, созданными этими пикаперами. Как только я возвращался со свидания или прогулки с женщиной, я сразу же садился за свой компьютер и посылал мои вопросы в конференцию. «Что мне делать, если она сказала, что у нее есть парень?»; «Если она есть чеснок за ужином, значит ли это, что она не планирует целоваться со мной?»; «Это хороший или плохой знак, если она мажет губы помадой, когда я рядом?»

И онлайн-персонажи, вроде Candor, Gunwitch, и Formhandle начинали отвечать на мои вопросы. (Ответы, по порядку: используй шаблон БФ, ты слишком много думаешь, не имеет значения.) Вскоре я понял, что это не просто феномен Интернет, а стиль жизни. В десятках городов, от Лос-Анджелеса до Лондона и от Загреба до Бомбей существовал культ людей, хотящих стать успешными соблазнителями. Они встречались каждую неделю в местах, которые они называли берлогами, и обсуждали тактики и стратегии, до того, как пойти en masse (в массы, фр.), чтобы встретить женщину.

Придя в обличии Jeremie Ruby-Strauss и Интернета, Господь дал мне второй шанс. Еще не поздно было стать «Дастином», стать тем, чего хочет женщина, не тем, что она говорит, а тем, чего она действительно хочет, глубоко внутри, вне той программы, которую ей дало общество, там, где находятся ее фантазии и мечты.

Но я не мог сделать этого сам. Разговоров с ребятами по сети не достаточно, чтобы изменить жизнь неудачника. Мне пришлось встретиться с теми, кто скрывается за никами, посмотреть на них в поле, понять, кто же они такие и что сделало их теми, кто они есть. Я сделал это своей миссией – своей работой и одержимостью – найти величайших пикаперов в мире и просить приюта под их крылом.

 

Так начались самые странные два года моей жизни.

 

 

STEP 2: APPROACH AND OPEN

 

Шаг 2: Подойти и открыть

 

Часть 1.

 

Я снял в банке пять сотен баксов, сунул их в белый конверт, и написал Mystery на лицевой стороне. Это был тот момент моей жизни, которым я мог гордиться.

 

Но я посвятил последние четыре дня подготовке к предстоящему событию: покупка одежды на две сотни баксов, полдня поисков идеального одеколона, трата 75 баксов на голливудскую прическу. Я хотел выглядеть настолько хорошо, насколько мог; это была моя первая встреча с настоящим PUA.

 

Его имя, точнее, ник, который он использовал в сети – Mystery. Он был одним из самых почитаемых PUA в сообществе, очень энергичный, который выдавал длинные, подробные статьи, которые читались как пошаговое руководство. В них писалось о том, как манипулировать ситуациями в общении для того, чтобы войти в контакт с женщиной и привлечь ее. Его ночи с соблазненными моделями и стриптизершами в его родном Торонто были подробно, в мельчайших деталях, описаны в сети; его писанина была наполнена жаргоном его собственного изобретения: снайперский нег, нег массового поражения, теория группы, показатели интереса, использование пешек – каждое из этих слов стало неотъемлимой частью лексикона пикаперов. Четыре года он давал бесплатные советы в конференциях по теме соблазнения. И затем, в октябре, он решил назначить себе цену, и запостил следующее:

Mystery проводит семинар Basic Training (Базовый тренинг) в нескольких городах мира, возможность проведения зависит от количества участников. Первый семинар состоится в Лос-Анджелесе, начало вечером среды, 10 октября, окончание в субботу ночью. Плата за вход 500 баксов. В цену включен вход в клуб, лимузин на четыре вечера (клево, а?), час лекций в лимузине каждый вечер с получасовым разбором полетов в конце ночи, и, наконец, три с половиной час в поле каждый вечер (разбитые на посещение двух клубов за ночь) с Мистери собственной персоной. К окончанию Базового Тренинга вы совершите подходы к пятидесяти женщинам.

Не так-то это и легко – записаться на семинар, посвященный съему женщин. Сделать это – означает признать свое поражение, осознать собственную неполноценность и неадекватность, ущербность. Это означает окончательно признаться самому себе, что после всех лет, которые вы прожили, будучи сексуально активным (или, хотя бы, знающим, что есть такая штука – секс), вы не повзрослели и не поняли ничего. Люди, которые просят помощи, часто оказываются теми, кто не смог ничего с собой сделать. Так, если наркоману требуется реабилитация, страдающему приступами неконтроллируемой агрессии – уроки по управлению гневом, «тормозам» в общении нужна школа пикапа.

Нажать на кнопку отправки письма Мистери было одной из самых трудных вещей из всех, что я когда либо делал. Если кто-либо – друзья, семья, коллеги, и особенно, моя единственная бывшая девушка из Лос-Анджелеса – узнали, что я заплатил за уроки съема женщин, тут же последовали бы насмешки и осуждение. Поэтому я хранил свои замыслы в тайне, скрывал свои планы, говоря людям, что собираюсь все выходные показывать город своему старому другу.

Мне хотелось, чтобы эти два мира не пересекались.

В моем электронном письме Мистери, я не сказал ему мою фамилию и адрес. Если бы он надавил, я планировал просто объяснить, что я писатель и быстренько смотаться. Я хотел постигать этот мир инкогнито, без получения какой-либо выгоды или особого отношения к себе благодаря моей репутации.

Однако, я все еще испытывал угрызения совести. Это было, несомненно, одним из самых жалких поступков моей жизни. И, к сожалению, это не было тем, о чем мог знать только я, как, например, мастурбация в душе. Mystery и другие студенты были свидетелями моего позора, моей тайны, моей несостоятельности.

У человека есть две основные потребности: первая охватывает власть, успешность, достижения; вторая – любовь, дружбу, секс. Значит, половина моей жизни была не в порядке. Для решения этой проблемы нужно было стать мужиком и признать, что я человек лишь наполовину.

 

 

Шаг 2 - Часть 2

 

Через неделю после того, как я послал письмо, я уже шел по вестибюлю отеля Hollywood Rosevelt. На мне был голубой шерстяной свитер, который был настолько мягким и тонким, что был похож на хлопковый, черные простроченные по бокам брюки и ботинки, которые делали меня на пару дюймов выше. Мои карманы были наполнены всякой дрянью, которую Мистери сказал принести: ручка, блокнот, жвачка и презервативы.

Я сразу узнал Мистери. Он по-королевски сидел в викторианском кресле, с самодовольной улыбкой, словно говорящей о том, что он только что стал королем мира. На нем была обыкновенная, немного просторная одежда, сине-черной цветовой гаммы, из подбородка торчал небольшой гвоздик (гвоздик – разновидность пирсинга, не знаю как лучше перевести – прим. outminded), ногти покрашены в черный цвет. Не сказать, что он был привлекательным, но в нем определенно была харизма: высокий, худой, нечеловечески бледный, с длинными каштановыми волосами и высокими скулами, он был похож на укушенного вампиром сумасшедшего компьютерщика, который уже наполовину превратился в этого самого вампира.

Рядом с ним сидел человек, представившийся его напарником. Его звали Sin, он был пониже Мистери, и его взгляд был очень напряжен. На нем была обтягивающая футболка, его иссиня-черные волосы были уложены назад. Однако, поведением он был похож на человека, чей настоящий цвет волос – рыжий.Я приехал первым из учеников.

 

Как только я сел, Sin спросил меня: «Сколько на твоем счету?» В этот момент они уже начали оценивать меня, пытаясь понять, понимаю ли я что-то в штуке, которую они называли «игра».

 

«На моем счету?»

«Да, сколько девушек у тебя было?»

«Хм… где-то около семи», – ответил я.

«Где-то около семи?» – давил на меня Sin.

«Шесть», – признался я.

 

У Sin было за шестдесят, у Мистери – сотни. Я смотрел на них, как на чудо: напротив меня сидели пикаперы, чьим подвигам, описанным в сети, я жадно внимал на протяжении месяцев. Они были иными существами: у них была волшебная таблетка, способ преодолеть инерцию и разочарованность, присущие известным литературным персонажам, на которых, как я считал, я был похож: Леопольд Блум, Алекс Портной, Пятачок из Винни-Пуха.

Пока мы ждали других учеников, Мистери кинул мне на колени темно-желтый конверт с фотографиями.

 

«Вот некоторые из женщин, с которыми я встречался», – сказал он.

 

В конверте была впечатляющая подборка фотографий красивых женщин: портрет сексапильной японской актриссы; подписанный рекламный буклет, на котором была брюнетка, ужасно похожая на Лив Тайлер; глянцевый снимок Девушки года журнала Пентхауз; моментальное фото загоревшей кудрявой стриптизерши, которая, как сказал Мистери, была его девушкой, Патрисией; и фотография брюнетки с большими силиконовыми сиськами, которую снял (в оригинале – непереводимая игра слов :) – прим. outminded) Мистери посреди ночи в клубе. Это были его гарантии.

 

«У меня получилось это, благодаря том, что я не обращал внимания на ее грудь весь вечер», – объяснил он, когда я спросил его насчет последнего снимка. «Пикапер всегда должен быть исключением из правил. Ты не должен делать то, что делают все остальные. Всегда.»

 

Я внимательно слушал. Я хотел быть уверенным, что каждое его слово будет выгравировано на коре моего головного мозга. Я понимал значимость момента; единственным заслуживающим доверия человеком из тех, что преподавали искусство соблазнения, был Росс Джеффрис, который и основал сообщество в поздние 80-е. Но сегодня был особый день: впервые ученики будут получать знания не в тепличных условиях класса, в котором ведется семинар, нет, тренеры запустят их в клубы, чтобы дать оценку, как те играют с ничего не подозревающими женщинами.

 

Пришел второй ученик, представившийся Extramask. Ему было 26 лет, высокий, неуклюжий, с прической «под горшок» в мешковатой одежде на несколько размеров больше и с красивым выразительным лицом. В нормальной одежде и с хорошей прической он был бы очень даже ничего.

 

Когда Sin спросил его о том, сколько у него было девушек, Экстрамаск нервно дернул головой. «У меня нулевой опыт с девушками», – сказал он. «Я никогда их не целовал».

«Ты шутишь», – сказал Sin.

«Я никогда раньше даже не держал девушку за руку. Я рос довольно замкнутым. Мои родители были очень строгими католиками, и на тему девушек было наложено огромное количество табу. Но у меня было три подружки.»

 

Он смотрел на пол, нервно тер свои колени, и перечислял своих подружек, хотя об этом его никто не просил. Сначала он рассказал о Mitzelle, которая послала его через семь дней. Потом – о Claire, которая через два дня сказала ему, что сделала ошибку, согласившись погулять с ним.

 

«И затем была Каролина, моя милая Каролина», – сказал он, и мечтательная улыбка прошла по его лицу. «Мы были вдвоем целый день. А на следующий день я встретил ее с подругой рядом с моим домом. Я увидел ее через дорогу, и я очень сильно заволновался. Когда я приблизился к ней, она закричала «Я бросаю тебя».

То, что он рассказывал, было похоже на отношения восьмикласников между собой. Экстрамаск печально потряс своей головой. Трудно было понять, сознательно ли он пытался быть смешным, или нет.

 

Следующим пришедшим был загорелый, лысый мужчина, выглядящий лет так на сорок. Он прилетел из Австралии только для того, чтобы принять участие в семинаре. У него был Ролекс ценой в десять тысяч баксов, очаровательный акцент, и один из самых уродский свитеров, которые я когда-либо видел: толстая вязка, многоцветные зигзаги, как будто кто-то неудачно водил по свитеру пальцами, окунув их до этого в краску. Этот парень излучал деньги и уверенность. Но стоил ему начать говорить (чтобы сказать Sin-у сколько у него было женщин, пять), он открыл себя. Его голос дрожал; он не мог смотреть никому в глаза; и было в нем что-то трогательное, делающее его похожим на ребенка. Его внешний вид, как и его свитер, был случайными событиями, не говорящими ничего о том, кто он на самом деле.

Он был новичком, и, поскольку даже его имя пришлось бы вырывать клещами из его уст, Мистери окрестил его Свитер.

Итак, все пришли. Нас, учеников, было только трое.

«Окей, нам о многом нужно поговорить», – сказал Мистери, хлопнув в ладоши. Он склонился к нам, чтобы другие люди в отеле не могли нас услышать.

«Моя задача – научить вас игре», – продолжил он, пронизывая каждого из нас взглядом. «Мне нужно отдать вам то, что есть у меня в голове. Думайте, что сегодня вечером вы играете в игру. На самом деле этого нет. Каждый раз, когда вы будете делать подход, вы играете».

Мое сердце начало часто битъся. Уже одна мысль о том, что я попробую начать разговор с женщиной, которую я до этого не знал, приводила меня в оцепенение, а особенно страшно было то, что эти парни будут смотреть на меня и оценивать. Банджи-джампинг и прыжки с парашюта по сравнению с этим казались проще пареной репы.

«Все твои эмоции пытаются поиметь вас», – продолжил Мистери. «Они –сбивают вас с толку, поэтому поймите прямо сейчас, что им совсем нельзя доверять. Иногда вы будете чувствовать страх, смущение, вину, но вы должны поступить с этими эмоциями так же, как вы поступаете с камешком в вашем ботинке: неприятно, но можно потерпеть. Эти эмоции не нужно принимать всерьез.

Я посмотрел на сидящих рядом: Экстрамаск и Свитер выглядели так же взволнованно, как и я. «За четыре дня я должен буду научить вас последовательности шагов, которые вам нужно сделать, чтобы выиграть», – сказал Мистери. «И вам нужно будет играть снова и снова, чтобы понять, как выиграть. Так что будьте готовы проиграть.»

Мистери сделал паузу, заказал стакан спрайта с пятью дольками лимона на нем, и затем рассказал нам свою историю. Он говорил громким, чистым голосом – смоделированным, как он говорил, с Энтони Роббинса (Известнейший в Штатах человек, оратор, писатель, стоит в одном ряду с авторами вроде Ог Мандино, пишет книжки про уверенность в себе и как поменять жизнь, – прим. outminded). Повествование казалось стройным и как будто отрепетированным.

 

В 11 лет, когда он разгадал секрет карточного фокуса, который сделал однокласник, Мистери сделал целью своей жизни стать знаменитым фокусником, как Девид Копперфильд. Он учился этому годы, и зарабатывал своими талантами на днях рождения, корпоративных вечеринках, и даже на ток-шоу. Однако, его личная жизнь страдала. Когда ему было 21, а он был еще девственником, Мистери решил сделать с этим что-то.

«Разум женщины – это одна из величайших загадок современности», – сказал он величественно, – «И поэтому я решил разгадать ее».

 

Каждый день он полчаса ехал на автобусе в Торонто, потом заходил в бары, магазины, рестораны, кофейни. Он не знал, что в интернете существует сообщество пикаперов, и что вообще есть другие пикаперы, поэтому он надеялся только на себя и единственный навык, который у него был – магия. Прошло несколько десятков дней, пока он не нашел в себе мужество заговорить с незнакомцем. Потом последовали отказы, трудности, неудачи, которые он преодолел и постепенно, по чуть-чуть, он собрал в единое целое головоломку межличностных отношений. И, наконец, он познал то, что, как он верил, является моделью отношений между мужчиной и женщиной.

 

«На это у меня ушло десять лет», – сказал он. «В упрощенном виде это НОПЗ – найти, открыть, привлечь, закрыть. Верите вы, или нет, но игра линейна. Многие люди не знают этого».

В течение следующих четырех часов, Мистери рассказал нам о том, что он называет теорией групп. «Я проделывал это миллиарды раз», сказал он. «Вы не подходите к девушке, сидящей в одиночестве. Это не идеальная цель. Красивые женщины редко бывают одни».

 

После того, как вы подошли к группе, продолжил он, главное – игнорировать ту женщину, которую вы хотите, пока не завоюете расположение ее друзей, особенно – мужчин и других людей, которые могут быть cockblock (термин из глоссария, что-то вроде яйцезажима ?). Если женщина довольно привлекательна и уже устала от того, что мужчины оказывают ей знаки внимания, она будет заинтригована действиями пикапера, который не затронут ее обаянием. Это можно сделать, используя то, что он назвал «нег».

 

Нег – это ни комплимент, ни оскорбление, это что-то между – малозначительное оскорбление или двусмысленный комплимент. Целью использования нега является уменьшение самооценки женщины через активную демонстрацию отсутствия к ней интереса – например, можно сказать, что у нее помада на зубах, или предложить жвачку после того, как она с тобой заговорит.

 

«Я не кажусь недружелюбным ни к уродливым женщинам, ни к мужчинам: только к женщинам, которых я хочу трахнуть», сказал Мистери, его глаза буквально горели от убежденности в том, что этот афоризм – есть истина. «Если вы не верите мне, вечером вы увидите своими глазами, что я говорю правду. Сегодня – ночь экспериментов. Сначала, я покажу, на что я способен. Вы посмотрите, как я работаю, и затем мы заставим вас сделать несколько подходов. Завтра, если вы будете делать то, что я говорю, вы сможете трахнуть девочку за пятнадцать минут».

 

Он посмотрел на Экстрамаск и сказал:

– Назови пять характеристик альфа-самца.

– Уверенность?

– Так. Что еще?

– Сила?

– Нет.

– Запах тела?

 

Он повернулся к Свитеру и ко мне. Мы тоже не знали.

 

«Характеристика альфы номер один – улыбка», – сказал он, демонстрируя натянутую улыбку. «Улыбайтесь, когда вы входите. Как только вы вошли в клуб, игра началась. И улыбаясь, вы выглядите так, будто вы уверены в себе, вы интересны, и вы владелец своей жизни.

 

Он повернулся к Свитеру. «Ты зашел, и когда говорил с нами, ты не улыбался».

«Это не мое», – ответил Свитер. «Когда я улыбаюсь, я выгляжу глупо».

 

«Если ты будешь делать то, что делаешь всегда, ты и получишь то, что всегда получал. Это называется методом Мистери, потому, что я Мистери и это – мой метод. Поэтому я хочу попросить вас принять на веру некоторые мои советы и попробовать сделать некоторые новые вещи за следующие четыре дня. И вы увидите разницу».

 

Кроме уверенности и улыбки, как мы узнали, есть другие характеристики альфы: быть в хорошей форме, иметь чувство юмора, быть общительным и казаться центром компании. Никто так и не осмелился сказать Мистери, что на самом деле характеристик шесть.

 

После того, как Мистери раскрыл сущность альфа-самца, я понял: причина, по которой я был здесь, по которой здесь были Свитер и Экстрамаск, так вот, причина была в том, что наши родители и друзья сделали нас неудачниками. Они никогда не обучали нас тем навыкам, которые нужны, чтобы быть полноценным членом общества. И сейчас, спустя десятилетия, наступило время получить эти навыки.

 

Мистери обошел стол и посмотрел на каждого из нас. «Какая девушка тебе нужна?» – спросил он.

 

Свитер вытащил из своего кармана аккуратно сложенный лист, вырванный из блокнота. «Прошлой ночью я написал для себя список целей», – сказал он, разворачивая лист, заполненный пронумерованными строчками, разделенными на четыре колонки. «И одна из вещей, которую я ищу – это жена. Она должна быть достаточно умной, чтобы поддержать любой разговор, быть довольно красивой и стильной, чтобы все обращали на нее внимание, когда она входит в комнату».





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...