Главная Обратная связь

Дисциплины:






Пришло время меняться к ебеной матери! 3 страница



 

«Так, посмотри на себя», – сказал Мистери. «Ты выглядишь… обыкновенно. Люди думают, что если они выглядят как все, они могут соблазнить множество женщин. Не правильно. Придется быть особенным. Если ты выглядишь обыкновенно, у тебя будут обыкновенные, ничем не примечательные девушки. Твои серые брюки – для офиса, а не для клубов. И твой свитер – сожги его. Тебе нужно прыгнуть выше своей головы, я говорю о том, чтобы добиться реального успеха. Если хочешь клеить десяток, тебе надо узнать о теории Павлина.

Мистери нравились теории. Основная идея теории Павлина – для того, чтобы привлечь самую желанную самку вида, необходимо быть ярким и бросающимся в глаза. Для людей, сказал он, эквивалентом яркого павлиньего хвоста будет яркая футболка, пестрая шляпа, бижутерия, светящаяся в темноте – все, что я считал безвкусным всю свою сознательную жизнь.

 

Дело дошло и до меня, и Мистери сказал, что мне нужно исправить: снять очки, привести в порядок бороду, сбрить клочки волос на моей голове, одеться более вызывающе, иметь предмет для разговора (в переносном смысле, скорее всего, то есть знать, о чем разговаривать, – прим. outminded), приобрести какие-нибудь драгоценности, обрести себя.

 

Я записал каждое слово его совета. Это был парень, который беспрерывно думал о соблазнении. Он был похож на сумасшедшего ученого, работающего над способом превращения орехов в топливо. Архив его сообщений в форуме насчитывал порядка трех тысяч – более двух с половиной страниц – и все они были посвящены решению той загадки, которой является женщина.

 

«У меня есть опенер для тебя», – сказал он мне. Опенер – это заготовленный сценарий, используемый для того, чтобы завязать беседу с группой незнакомых людей; это первое вещь из арсенала того, кто хочет познакомиться с женщиной. «Скажи это, когда увидишь группу с девушкой, которая тебе понравилась. «Эй, смотрите-ка, компания». Затем, повернись к девушке, которую хочешь, и добавь: «Если бы я не был геем, ты была бы моей»».

 

Я сразу же покраснел. «Правда? Какой от этого толк?» – спросил я.

 

«Как только она увлечется тобой, будет неважно, говорил ли ты, что ты гей, или нет.»

«Но разве это не вранье?»

«Это не вранье», – ответил он. «Это флирт».

 

Он предложил и другие примеры опенеров: невинные, но интригующие вопросы вроде «Как вы думаете, магические заклинания работают?» или «О, Боже мой, вы видели тех двух девушек, которые дрались на улице?» Конечно, это не были утонченные фразы, производящие глубокое впечатление, но все, для чего они были нужны – это сделать так, чтобы два человека заговорили между собой.



Основой Метода Мистери, как он объяснил, является обмануть «радар» женщины. Не подходи к ней с призывом «пошли трахаться». Сначала узнай ее немного поближе и дай ей заслужить право быть соблазненной.

«Новички начинают приставать к женщине прямо сразу», – сказал он, поднимаясь и готовясь уйти из отеля. «Профессионалы ждут восемь-десять минут.»

 

Вооруженные нашими негами, теорией групп, опенерами, мы были готовы пойти в клубы.

 

Шаг 2 - Часть 3

Мы забрались в лимузин и подъехали в Standard Lounge, окруженный бархатным канатом ночной клуб при отеле. Именно там Мистери разбил вдребезги мою модель реальности. Рамки, которые я когда-то наложил на человеческие отношения, были расширены на столько, на сколько я и представить не мог.

Когда мы зашли вовнутрь, в Standard было глухо, мы пришли слишком рано. Здесь было всего две компании: парочка рядом со входом и две пары в углу.

Я уже был готов уходить, но потом увидел, как Мистери подошел к людям в углу. Они сидели по обе стороны стеклянного стола – мужчины на одной стороне, женщины на другой. Одним из них был Скотт Байо, актер, больше всего известный по роли Chachi в фильме Happy Days. Напротив сидели две женщины, брюнетка и крашеная блондинка, которая словно сошла со страниц журнала Maxim. Ее обрезанная белая футболка была так сильно задрана искусственной грудью, что ее низ просто висел, качаясь в воздухе над тренированным животиком. Эта женщина была подружкой Скотта. И, насколько я понял, она была целью Мистери.

Его намерения были понятны, потому, что он с ней не говорил. Напротив, он повернулся к ней спиной и показывал что-то Скотту и его другу, хорошо одетому и загорелому тридцатилетнему мужчине, который выглядел так, словно понюхал какую-то гадость. Я подошел поближе.

«Будь поосторожнее», – сказал Байо. «Они стоят сорок штук баксов».

В руках у Мистери были часы Байо. Он аккуратно положил их на стол. «А теперь, смотрите сюда», попросил он. «Я напрягаю пресс, увеличивая поток кислорода, идущего в мой мозг, и…»

Как только Мистери провел руками над часами, секундная стрелка остановилась. Он подождал пятнадцать секунд, затем поводил руками снова, и часы медленно вернулись к жизни – вместе с сердцем Байо. Публика Мистери буквально взорвалась аплодисментами.

 

«Сделай что-нибудь еще!» – попросила блондинка.

 

Мистери отмахнулся от нее негом. «Ух ты, она такая требовательная», – сказал он, повернувшись к Байо. «Она всегда такая?»

Мы были свидетелями теории групп в действии. Чем больше Мистери общался с мужчинами, тем больше блондинка требовала внимания. И каждый раз он отталкивал ее и продолжал говорить с двумя своими новыми друзьями.

 

«Я обычно никуда не выхожу», – сказал Байо Мистери. «Я перерос, и я уже слишком стар».

 

Спустя несколько минут, Мистери наконец «увидел» блондинку. Он вытянул руки. Она положила свои руки на его, и он начал сеанс чтения мыслей. Он использовал технику, которая, как я слышал, называется «холодное чтение»: искусство рассказывать людям фактов о них самих, не зная заранее ничего о личности человека и его окружении. В поле, любое знание, а в особенности эзотерические – сильное оружие.

 

С каждым точным высказыванием Мистери блондинка удивлялась все больше и больше, и, наконец, она начала спрашивать Мистери о его работе и экстрасенсорных способностях. Каждый ответ, даваемый Мистери, подчеркивал его молодость и стремление к хорошей жизни, которую перерос Байо, как он сам сказал.

 

«Я чувствую себя таким старым», – сказал Мистери, поддразнивая ее.

«Сколько тебе?» – спросила она.

«Двадцать семь».

«Это не старый. Это в самый раз.»

У него получилось.

 

Мистери подозвал меня и начал шептать мне в ухо. Он хотел, чтобы я поговорил с Байо и его другом, чтобы занять их, пока он закончит с девушкой. Я впервые был «напарником» – термин, который Мистери взял из фильма «Top Gun», как и другие слова, вроде «цели» и «препятствия».

 

Я старался изо всех сил хоть немного поговорить с ними. Но Байо, взволнованно смотря на Мистери и свою подружку, прервал меня. «Скажи мне, что это иллюзия», – сказал он, – «и он на самом деле не уводит у меня девушку».

 

Через десять минут, Мистери встал, приобнял меня и мы вышли из клуба. Снаружи, он вытащил салфетку из кармана своей куртки. На ней был написан номер ее телефона. «Ты ее хорошо разглядел?» – спросил Мистери. «Вот для чего я играю. Я использовал все, чему я научился. Все было подготовкой к этому моменту. И это сработало». Он светился самодовольством.

«Ну что, для демонстрации хватит?»

 

Хватит, и сполна. Увести девушку прямо из под носа известного актера – помнили о нем или уже нет – это был подвиг, который не смог сделать даже Дастин. Мистери был крут.

 

После того, как мы сели в лимузин, чтобы поехать в Key Club, Мистери сообщил нам первую заповедь пикапера: правило трех секунд. У мужчины есть три секунды на то, чтобы заговорить с женщиной после того, как он заметил ее. Если он провозится дольше, тогда не только девушка подумает о том, что это очередной слизняк, который уставился на нее, но и мужчина начнет обдумывать подход, станет нервным, и скорее всего, проебет (все-таки как хорошо русские языковые обороты отражают суть, но… – прим. outminded) потеряет шанс.

Как только мы вошли в Key Club, Мистери показал правило трех секунд в действии. Стремительно подойдя к группе женщин, он вытянул вперед свои руки и спросил: «Скажите, какое ваше первое впечатление от этого? Нет, не большие руки, а черные ногти».

Девушки собрались вокруг него, а Sin потянул меня в сторону и предложил пройтись по клубу и попробовать сделать мой первый подход. Навстречу шла группа женщин, и я попытался сказать что-то. Но слово «Привет» было сказано мной столь тихо, что они его даже не услышали. Как только они прошли мимо, я последовал за одной девушкой и схватил ее за плечо. Она испуганно обернулась и «одарила» меня испепеляющим взглядом из серии «смотрите, какое ничтожество», таким взлядом, который был главной причиной моего нежелания разговаривать с незнакомыми женщинами.

«Никогда не делай подход к женщине из-за ее спины», – выговорил мне Sin своим гнусавым голосом. «Всегда подходи спереди, но не прямо, лоб в лоб, а под некоторым углом. Тебе следует говорить с ней через свое плечо, и это должно выглядеть так, как будто ты можешь уйти в любую минуту. Видел Роберта Редфорда в фильме «The Horse Whisperer»? Вот примерно как-то так».

Спустя несколько минут, я заметил молодую, кажущуюся подвыпившей женщину. Это была блондинка с длинными запутанными волосами, в пушистой розовой кофте, и она стояла в одиночестве. Я решил, что подойти к ней было бы неплохим способом реабилитировать себя. Я покружился по помещению, пока не занял перед ней правильную позицию (стрелка на 10 часов) и пошел к ней, представляя, что я подхожу к лошадке, которую не хочу напугать.

«Боже мой», – обратился я к ней. «Вы видели тех двух девушек, которые дрались на улице?».

«Нет», – сказала она. «А что случилось?»

Ей было интересно. Она разговаривала со мной. Сработало!

«Хм… Две девушки дрались на улице за того карлика, который был им по пояс. Было очень жестко. А этот парень просто стоял там и смеялся, пока полиция не приехала и не арестовала девчонок.»

Она смеялась. Мы начали говорить о клубе и группе, которая там играла. Она была очень дружелюбна и, как ни удивительно, казалось, что она благодарна мне за разговор с ней. Я и не думал, что подход к женщине может быть такой простой штукой.

Sin украдкой подошел ко мне и прошептал в мое ухо: «Делай кИно».

«Что такое кино?» – спросил я.

«Кино?» – повторила девочка.

Sin протиснулся мне за спину, поднял мою руку и положил ей на плечо. «Кино – это когда ты трогаешь девочку», – прошептал он. Я чувствовал тепло ее тела и вдруг понял, как мне нравится трогать ее. Животным нравится, когда их ласкают. Когда собака или кошка просят погладить их, в этом нет ничего сексуально окрашенного. Люди примерно такие же: нам нужны прикосновения. Но мы настолько помешаны на сексе, что мы начинаем нервничать и чувствовать дискомфорт, как только кто-то другой трогает нас. И, к сожалению, я не исключение. Как только я заговорил с ней, моя рука показалась мне лишней на ее плече. Она просто лежала там бесформенной ветвью, и я представил, как женщина удивлена, что же это такое, и как бы от этого элегантно избавится. Поэтому я оказал ей честь и убрал руку.

 

«Изолируй ее», – сказал Sin.

 

Я предложил присесть, и мы подошли к скамейке. Sin последовал за нами и сел за моей спиной. Я вспомнил то, чему нас учили и попросил ее рассказать о качествах, которые привлекают ее в мужчинах. Она назвала два: юмор и задница.

 

К счастью, у меня было одно из них.

 

Вскоре, я почувствовал дыхание Sin рядом с моим ухом. «Понюхай ее волосы», – сказал он.

 

Я обнюхал ее волосы, хотя я не понимал, в чем цель. Я подумал, что Sin хочет, чтобы я применил нег. Поэтому, я сказал «Они пахнут дымом».

 

«Неееет!», – прошипел Sin в мое ухо. Я сообразил, что негить здесь не было нужно.

 

Она казалась обиженной. Поэтому, чтобы исправиться, я еще раз вдохнул ее запах. «Но под ним, очень дурманящий запах»

 

Она наклонила голову, слегка нахмурив брови, и осмотрев меня с головы до ног, сказала: «А ты странный». Я терял ее.

 

К счастью, вскоре пришел Мистери.

 

«Это место мертвое», – сказал он. «Мы едем туда, где побольше целей». Для Мистери и Sin все эти клубы были не реальны. Для них не было проблемой шептать студенту в ухо, в то время, как он разговаривал с женщиной, они бросались пикаперской терминологией в присутствии незнакомцев. Они даже могли прервать студента во время подхода, чтобы объяснить, в чем он ошибся, прямо перед толпой людей. Они были так уверены в себе и их речь была настолько насыщена непонятным жаргоном, что женщины даже не удивлялись, и конечно же, у них не возникало и подозрений в том, что их используют для тренировки успешных соблазнителей.

Я попрощался со своей новой подружкой так, как учил меня Sin: показав на свою щеку и сказав «Поцелуй на прощание». И она, как ни странно, чмокнула меня. Я чувствовал себя настоящим альфа-самцом.

 

На пути к выходу, я зашел в туалет и нашел Экстрамаска, который стоял там и теребил пальцами локон своих немытых волос. «Ты ждешь, пока освободится туалет?» – спросил я.

 

«Что-то вроде того,» – ответил он раздраженно. «Иди давай».

Я недоуменно посмотрел на него.

«Могу я тебе кое-что сказать?» – спросил он.

«Конечно».

«Мне очень трудно отлить в писуар, когда рядом со мной стоят парни. Бля, когда другой парень стоит здесь, я не могу отлить! Даже если я уже писал, и кто-то подошел, я останавливаюсь. И поэтому я просто стою здесь и торможу.»

«Никто не осуждает тебя.»

 

«Да», – сказал он. «Я помню, около года назад, получилось так, что мы с каким-то парнем подошли к соседнием писуарам. И мы оба пытались отлить, но ничего не получалось. Мы так стояли, наверное, минуты две, понимая, что мы оба стесняемся писать, пока я, наконец, не застегнулся и не пошел в соседнюю кабинку.

 

Он сделал паузу. «Парень тогда так и не поблагодарил меня за то, что я ушел в другой туалет».

 

Я кивнул, подошел к писуару, и отлил с чувством собственного достоинства.

По сравнению с Экстрамаском я был простым учеником.

 

Когда я уходил из туалета, он все еще стоял там. «Я всегда любил перегородки между писуарами», – сказал он. «Но, похоже, они есть только в лучших местах».

 

По дороге в следующий бар я чувствовал себя просто превосходно. «Как ты думаешь, я бы мог поцеловать ее?», – спросил я Мистери.

 

«Если ты задаешь вопрос “мог бы”, значит, мог», –сказал он. «Как только ты спрашиваешь себя, следует ли тебе или не следует сделать что-то – это означает, что следует. И что ты делаешь – ты делаешь phase-shift (переключение фаз). Представь себе, как в твоей голове повернулась огромная такая шестерня, и действуй. Начни приставать к девушке. Скажи ей «Я только что заметил, какая у тебя красивая кожа», и начни поглаживать ее плечи.

 

«Но как узнать, что все в порядке?»

 

«Что я делаю – я ищу показатели (признаки) интереса. Если спрашивает, как тебя зовут, это ПИ. Если она спрашивает, один ли ты сегодня – это ПЗ. Если ты берешь ее руку, и пожимаешь ее, и она пожимает твою в ответ – это ПЗ. И как только я замечаю три ПЗ, я делаю phase-shift, меняю стадию. Я об этом даже не думаю. Это у меня как компьютерная программа.

 

«Но как ты целуешь ее?» – спросил Свитер.

«Я просто говорю: «Хочешь меня поцеловать?»

«И что дальше?»

 

«А дальше – один из трех вариантов: если она говорит «Да», что большая редкость, ты целуешь ее. Если она говорит «Может быть», или нерешительно молчит, ты говоришь «Давай проверим», и целуешь ее. И, если она говорит «Нет», ты говоришь «Я не говорил о том, что ты можешь. Мне просто показалось что ты об этом думала».

 

«Вот видишь», – ухмыльнулся он с ликующим видом. «Ты ничего не теряешь. Любая случайность предусмотрена. Это защита от дурака. Это поцелуй Мистери».

 

Я тщательно записал каждое слово сказанное Мистери, в свой блокнот. Никто и никогда еще не учил меня целовать девушек. Считается, что этому мужчина учится сам, как, например, бриться или ремонтировать машину.

 

Я сидел в лимузине с блокнотом на моих коленях и слушал то, что говорит Мистери. Я спрашивал себя, для чего я здесь на самом деле? Обучение тому, как снимать девушек – это не то, что делают нормальные люди. Более того, я удивлялся, почему это было так важно для меня, почему так быстро я стал одержим онлайн-сообществом и притягивающими псевдонимами его участников.

 

Может, так было потому, что интерес противоположного пола ко мне был единственной вещью в моей жизни, в отношении которой я чувствовал себя полным неудачником. Каждый раз, когда я выходил на улицу, или входил в бар, я видел собственную несостоятельность, пристально смотрящую на меня из-под красной помады и черной туши. И смесь желания и бессилия просто убивало меня.

 

Ночью после семинара я открыл свою картотеку и покопался в своих бумагах. Я хотел найти кое-что, штуку, которую я не видел уже несколько лет. Полчаса поисков увенчались успехом: папка с подписью «Стихи старших классов». Я вытянул из нее обрывок листа, исписанный сверху донизу моим мелким почерком. Это была всего лишь поэма, которая, как я считал, описывала мою жизнь. Я написал ее, когда учился в одинадцатом классе, и никому ее не показывал. Однако, это был ответ на некоторые мои вопросы.

 

 

SEXUAL FRUSTRATION

BY NEIL STRAUSS

 

Сексуальная фрустрация.

Единственная причина пойти погулять

Единственная цель в голове

Проблеск знакомой пары ног

На оживленной улице

Или женщина, жмущая твою рука

Женщина, которую ты можешь назвать лишь другом (или единственная женщина, которую ты можешь назвать другом?)

Бессчетные ночи питают враждебность

Бессчетные выходные рождают злобу

Через красные глаза всех людей мира

Злость на друзей и родных

По причинам, которых те не могут понять

Только ты один знаешь, почему ты так безумен.

«Просто друг» для той,

Которая знает тебя достаточно долго, уважает тебя

Так долго, что ты не можешь сделать то, что хочешь

И она больше не беспокоится и не прикидывается

Кем-то другим, и не флиртует с тобой

Потому, что она знает, что она нравится тебе

За то, что она есть она сама

В то время, как тебе она нравилась за то, что она флиртовала с тобой

Когда твоя рука становится лучшей любовницей

Когда твое дающее жизнь семя

Сброшено в Клинекс и смыто в унитаз

Тебе интересно, когда ты собираешься остановиться

Думая о том, что могло бы случиться

Этой ночью, если бы кто-то был рядом с тобой.

Вот робкая девушка, улыбающаяся тебе

Которая, похоже, хочет с тобой встретиться

Но ты не можешь перебороть свою нервозность и заговорить с ней

Поэтому, она станет одной из твоих ночных фантазий

Где ты мог бы быть, но не был

Твоя рука – хорошая ей замена.

Когда ты пренебрегаешь работой и тем, что важно для тебя

Когда ты забиваешь на тех, кто правда любит тебя

Для того, чтобы выстрелить по мишени, в которую редко попадаешь.

Кто-то удачлив с женщинами, кроме тебя

Или женщины просто не хотят этого, потому, что ты плох?

За те десять лет, прошедшие с момента написания этой поэмы, ничего не изменилось. Я так же не умел писать стихи. И, гораздо важнее, я все еще чувствовал себя так же. И, может быть, участие в семинаре Мистери было умным решением. После всего, я сделал что-то, чтобы побороть свою ущербность. Даже мудрец живет в раю, принадлежащем дуракам.

 

DEMONSTRATE VALUE

 

Шаг 3. Покажи ценность.

 

Мой друг лыс как Бэрри, у него низкий голос

Тело как у Арнольда и лицо, как у Дэнзела

У него есть беседы с глубоким смыслом

Которые для меня очень много значат

Потому, что хороших людей так сложно найти.

Часть 1.

 

Лучшие хищники не сидят тихо в джунглях, выставив зубы и достав когти. Жертва думает, что скрылась от них. А те подходят к добыче медленно и с невинным видом, завоевывают их доверие и затем атакуют.

По крайней мере, так сказал Sin. В шутку он назвал это методом Сина.

 

Хотя Мистери улетел в Торонто после проведения семинара, я поддерживал связь с Сином. Я наблюдал, как женщины в первый раз приходили к нему домой, и он прижимал их к стене, держа за шею, и отпускал ее только после того, как он поцелует ее, и уровень ее адреналина поднимался очень высоко, в равной мере и от страха и от желания. Затем он готовил для нее ужин и ни говорил ни слова о том, что было, до десерта, когда он поедал ее глазами как тигр, поедающий свою добычу, и говорил тоном человека, едва сдерживающего похоть: «Тебе не хочется знать о том, что бы я хотел сейчас с тобой сделать». На этом месте я, как правило, уходил домой.

 

Как и хитрый Гримбл, более хищный Син стал моим преданным напарником. Но наша дружба продолжалась недолго. В один прекрасный день, после сеанса пикапа в супермаркете Beverly Center, Син сказал мне, что завербовался офицером в Военно-воздушные силы США.

 

«Быть военным – это надежная вещь», – объяснил он, когда мы сели в кафе супермаркета. «И я могу жить там, где я захочу. Я был неустроенным программистом слишком уж долго».

 

Я попробовал уговорить его отказаться. Син увлекался Astral Projection, гот-роком, садо-мазо и пикапом. И ему придется забыть обо всем об этом, если он пойдет в армию. Но он уже все решил для себя. «Мы с Мистери поговорили о тебе», – сказал он, прогибая металлическую сетку стола. Он, как всегда, говорил очень серьезным тоном. «Он хочет провести следующий семинар в декабре. Я не смогу быть его напарником, и он хочет, чтобы ты стал им».

 

А ведь я уже думал о том, чтобы провести еще выходные с Мистери и всеми его секретами (например, тот обалденный шаблон, который он использует, чтобы заставить девушек плакать), я попытался сдержать волнение в своем голосе. «Я думаю, я буду свободен», – сказал я.

 

Я не мог поверить, что Мистери выбрал именно меня из огромного числа потенциальных пикаперов со всего мира. Он, должно быть, не знал, что есть остальные.

 

Правда, была одна маленькая проблема: я не был свободен в декабре. Я планировал слетать в Белград, чтобы увидеть Марко, однокласника, познакомившего меня с Дастином и его талантом натурала. Было уже поздно отменять дела с Марко, но также я не собирался и терять возможность стать напарником Мистери.

 

Должно было быть решение.

Той же ночью я позвонил Мистери в Торонто, он жил там с родителями, двумя племянницами, сестрой и ее мужем.

«Эй, дружище», – ответил Мистери. «Мне здесь до безумия скучно».

«В это трудно поверить».

«Ну, идет дождь и я хочу выйти. Но мне не с кем пойти, и я не знаю куда идти». Он прервался, чтобы заставить своих племянниц заткнуться. «Наверное, я просто пойду и поем в одиночку суши».

 

Я думал, что Великий Мистери ебет девок каждую ночь, и девушки записываются в очередь чтобы пойти с ним поклубиться. (или пикаперы, записываются в очередь?). Но вместо этого, он бездеятельно сидел дома. Его отец болел, мать устала от забот. И его сестра разводилась с мужем.

 

«А как насчет того, чтобы прогуляться с Патрисией?» – спросил я. Патрисия – девушка Мистери, особа, снятая в белье в его пикаперском резюме.

 

«Для меня она слишком долбанутая (Она сходит по мне с ума?)», сказал он. Мистери встретил Патрисию четыре года назад, когда она только приехала из Румынии. Он попробовал превратить ее в свою идеальную девушку – он уговорил ее увеличить грудь, научил ее отсасывать у него (чего она никогда не делала раньше), и нашел ей работу стриптизерши – но она была не бисексуальна. Для Мистери это было неприемлимо.

 

У каждого есть свои собственные причины для того, чтобы начать играть. Некоторые, как, например, Экстрамаск, – девственники, которые хотят наверстать упущенный опыт общения с девушками. Другие, как Гримбл или Тутаймер, хотят новую девушку каждую ночь. И некоторые, как Свитер, ищут идеальную жену. У Мистери была своя собственная цель.

«Я хочу, чтобы меня любили две женщины», – сказал он. «Я хочу блондинку десятку и азиатку десятку, которые будут любить друг друга так же сильно, как и меня. И гетеросексуальность Патрисии плохо вредит моей сексуальной жизни, потому, что до того момента, пока я не представлю еще одну девушку рядом, у меня может и не встать». Он унес телефон в другую комнату, потому, что его сестра и ее муж начали ругаться, и продолжил, – «Я просто порвал отношения с Патрисией, но здесь, в Торонто, нет десяток. Нет ярких неординарных девушек. Максимум – семерки».

 

«Приезжай в Лос-Анджелес», – посоветовал я. «Это место, где живут все ослепительные девчконки, которые тебе нравятся».

«Да, мне правда нужно отсюда свалить», – вздохнул он. «Итак, мне нужно распланировать семинары. Есть люди, интересующиеся предметом, в Майами, Чикаго и Нью-йорке».

«Как насчет Белграда?»

«Чего? А разве там нет войны?»

«Нет, война закончилась. И мне нужно съездить к старому другу. Он сказал, что это безопасно. Мы можем остановиться у него забесплатно, и славянские женщины считаются самыми красивыми в мире».

Он задумался.

«И у меня есть бесплатный билет».

Тишина. Он обдумывал это.

Я надавил: «Какого черта! Это приключение! В самом худшем случае, у нас будут новые фотографии для твоей фоторутины».

Мистери думал как компьютер. И если он соглашался с чем-то, его одобрение получалось сразу и всегда одним и тем же словом, которое он сейчас и сказал: «Договорились!».

 

«Отлично», – сказал я. «Я пошлю тебе по почте время и дату вылета». Я не мог ждать те шесть часов, что он будет лететь на самолете (или кто?). Я хотел всосать каждый кусочек знания – каждый фокус, каждую фразу, каждую историю – из его головы. Я хотел точно скопировать то, что он делал, слово в слово, движение в движение, просто потому, что это работало.

«Но погоди», – сказал он. «Есть еще кое-что».

«Что?»

 

«Если ты собираешься стать моим напарником, ты не можешь быть Нилом Страуссом», – сказал он с той же уверенностью в голосе, с которой он сказал фразу «Договорились». «Тебе уже пора измениться, просто взять и стать кем-нибудь другим. Подумай над этими словами: Нил Страусс, писатель. Это фигня. Ни одна женщина не захочет спать с писателем. Они на самом дне социальной лестницы. Ты должен быть суперзвездой. И не только для женщин. Ты мастер во имя мастерства. И я думаю, твое мастерство – это на самом деле социальный навык, которому ты учишься. Я смотрел на тебя в поле; ты быстро приспосабливаешься. Вот почему Син и я взяли тебя. Погоди минутку».

Я слышал, как он шуршал какими-то бумагами. «Послушай», – сказал он. «Это мои личные цели для развития. Я хочу заработать денег для запуска турне с фокусами. Я хочу жить в шикарных отелях. Я хочу, чтобы на шоу и с шоу меня увозил лимузин. Я хочу программу на телевидение с большими фокусами. Я хочу зависнуть в левитации над Ниагарским водопадом. Я хочу съездить попутешествовать в Англию и Австралию. Я хочу драгоценности, игрушки, я хочу модель аэроплана (?), я хочу персонального ассистента, стилиста. И я хочу сыграть роль Иисуса в «Иисус Христос – Суперзвезда».

 

 

По крайней мере, он знал, чего хочет от жизни. «И чего я на самом деле хочу», – сказал он наконец, – «чтобы люди завидовали мне, чтобы женщины хотели меня и чтобы мужчины хотели быть мной».

«Тебя в детстве недостаточно любили, не так ли»?

«Нет», – ответил он робко.

В конце нашей беседы он сказал, что пошлет по мылу пароль к секретному онлайн-сообществу, называемому Mystery's Lounge. Он создал Mystery's Lounge два года назад, после того, как барменша, с которой он переспал в Лос-Анджелесе, нашла в Интернете пост, написанный о ней в пикаперскую публичную конференцию. Следующие выходные она тщательно изучала его онлайн-архив, и затем написала Патрисии, девушке Мистери, письмо, и рассказала о внеурочной деятельности (как-то не звучит здесь это «внеурочное») ее бойфренда. Эта выходка чуть не разрушила их отношения, и раскрыла для него одну из отрицательных сторон пикапа: можно попасться.

В отличие от других пикаперских форумов, на которых сотни пионеров постоянно просили совета у малого количества экспертов, Мистери заманил в свой закрытый форум лучших пикаперов (почему-то сейчас подумалось: а что, если вместо пикапер использовать слово пикап-мастер? Art – мастерство… хотя, есть ведь термин PUM… хз…). Здесь они не только делились секретами, историями, техниками, но также публиковали свои фотографии и фотографии своих женщин – и даже, при случае, видео и аудио записи своих «полевых» работ.

«Но запомни», – сказал Мистери строго. «Ты больше не Нил Страусс. Когда я тебя вижу, я хочу, чтобы ты был кем-то другим. Тебе нужно достойное соблазнителя имя». Он остановился и подумал: «Стайлс?»





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...