Главная Обратная связь

Дисциплины:






Пришло время меняться к ебеной матери! 6 страница



 

(картинка три, чувак встает слева от брюнетки)

 

«Привет», – сказал со скрежетом. Прочистил горло (кашлянул). «Я Сашин друг, он обо мне говорил. Какие клубы можете вы посоветовать»?

 

Я мог почувствовать бесшумный вздох облегчения всех, кто участвовал в ситуации, сделав ее менее неловкой.

 

«Ну, Река – веселое место для ужина», – сказала брюнетка. – «И вдоль берега стоят несколько судов, например, Лукас, Круз, Экзил. Андерграунд и Ра тоже забавные, хотя это не те места, в которые я хожу».

 

«Эй, раз уж мы разговариваем, я хочу узнать ваше мнение насчет одной вещи». – Я был на знакомой территории. – «Как вы думаете, магические заклинания работают»?

 

Шаг 3, Часть 7, окончание

 

К тому моменту я уже помнил наизусть опенер про заклинания – историю про друга, который влюбился в женщину после того, как она тайно прочитала на него приворотное заклинание. И поэтому пока я говорил, мой мозг разрабатывал стратегию. Мне нужно было оказаться рядом с блондинкой. Да, я собирался увести девушку у своего студента. Не было никаких предпосылок считать, что у него что-либо получится с ней.

 

Когда я закончил, я сказал: «Я спрашиваю потому, что я никогда не верил в такие вещи, но у меня был интересный опыт недавно». – я обратился к блондинке – «Давай я покажу тебе кое-что».

 

Я обошел их и встал рядом с моей целью.

 

(картинка, человек обходит и встает справа)

 

 

Сейчас, хотя я и был один на один с ней, мне все еще надо было присесть; иначе она вскоре почувствовала бы себя некомфортно со мной, вьющимся рядом. Однако, там не было свободных стульев, и мне пришлось импровизировать.

 

«Дай мне свои ладони», – сказал я ей, – «и встань ненадолго». Как только она встала, я повернул ее вокруг себя и сел на ее стул. Сейчас я был в сете, и она неловко стояла напротив меня. Это было хорошо исполненное проявление мастерства подхода, вроде хорошей игры в шахматы.

 

 

(картинка, человек садится на стул)

 

«Я только что украл твой стул», – рассмеялся я.

Она улыбнулась и слегка стукнула меня по руке. Игра началась. «Я просто пошутил», – продолжил я. «Оставайся рядом. Мы сделаем эксперимент с эктрасенсорным восприятием (угадывание цифр – прим. outminded). Но я здесь ненадолго, и потом ты получишь свой стул обратно».

 

Даже хотя я и не угадал загаданный ею номер (это была десятка), ей нравился процесс. Как я узнал позднее, Мистери подошел к Саше и сказал ему занять брюнетку, чтобы она не отвлекла мою цель.

 

Марко был прав: Девушки были великолепны. Они быль очень яркими, и, что мне понравилось больше, они говорили по-английски лучше, чем я. Правда, я испытывал удовольствие, слушая эту девушку; она была очаровательной, естественной и у нее была степень MBA.



 

Когда пришло время уходить, я сказал ей, что было бы отлично увидеть ее снова до того момента, как я уеду. Она вытащила ручку из своей сумочки и дала свой номер телефона. Я мог почувствовать одобрение Мистери – и признание меня студентами. Стайл – крут.

 

Саша все еще разговаривал с брюнеткой, и я прошептал в его ухо, – «Скажи ей, что нам пора идти, и попроси ее мэйл». Он сказал это ей, и, смотрите-ка, она дала ему адрес.

 

Мы собрались и вышли. Саша сильно изменился. Возбужденный от волнения, он пронесся по улице как маленький мальчик, напевая что-то по-сербски. Он был живым, своим неуклюжим способом, он был собой. Он никогда не брал у девушки почтовый адрес.

 

«Я так счастлив», – возбужденно сказал он. «Это наверное лучший день в моей жизни». Как знает любой регулярно читающий газеты или документальные книги о преступлениях, определенный процент преступлений с насилием, начиная он похищений до перестрелок, – есть результат нереализованных мужских сексуальных побуждений и желаний. Возвращая в общество (социализируя) ребят вроде Саши, мы с Мистери делали мир более безопасным местом.

 

Мистери положил мне руку на плечо и ***потянул мое лицо в свой плащ волшебника (херня какая-то – прим. outminded). «Я горжусь тобой», – сказал он. – «Это не только из-за девушки. Это еще и потому, что студенты видели, как это было и они поверили в то, что можно это сделать».

 

И потом я осознал обратную сторону всего этого рискованного предприятия. В моем разуме разверзлась пропасть между мужчинами и женщинами. Я начал воспринимать всех женщин лишь как измерительный инструмент, дающий мне обратную связь того, как я прогрессирую в качестве PUA. Они были моими куклами для краш-тестов, различающиеся только цветом волос и номером – блондинка 7, брюнетка 10. Даже когда я вел глубокомысленные беседы, интересуясь мечтами женщины и ее точкой зрения, на самом деле в моей голове я ставил галочку напротив рутины, отмечая раппорт. В общении с мужчинами, я нашел их нездоровый интерес к противоположному полу. И самой проблемной вещью в моем новом образе мышления было то, что, похоже, он сделал меня более успешным у женщин.

 

Марко повез нас в Ра, оформленный в египетском стиле ночной клуб, охраняемый двумя бетонными статуями Анубиса. Внутри было практически пусто. Там были охранники, бармены и группа из восьми сербов, собравшися на барных стульях вокруг небольшого круглого столика.

Мы уже собрались уходить, когда Мистери разглядел, в группе, одинокую девушку. Она была молодой, стройной, у нее были длинные черные волосы и красное платье, представляющее в выгодном свете ее отлично сложенные ноги. Это был невозможный сет: она была окружена конерастыми стрижеными ребятами (братки – прим. outminded). Среди них был парень, точно отвоевавший в войне, мужчина, который, наверное, уже убивал до этого, может быть даже голыми руками. И Мистери пошел к ним.

PUA – исключение из правил.

 

«Сейчас», – сказал он мне. – «Сомкни свои руки. И когда я скажу, делай так, как будто ты не можешь разомкнуть их».

Он притворился, как будто скрепил мои руки вместе. Я притворился изумленным.

Беспокойство привлекло внимание вышибал в клубе, которые попросили его попробовать трюк на них, с их здоровенными ладонями. Вместо этого, Мистери показал им фокус с останавливающимися часами. Вскоре, менеджер клуба дал ему бесплатную выпивку и компания сербов, включая его цель, замолкла и уставилась на него.

 

«Если ты можешь заставить девушку завидовать тебе», – сказал Мистери студентам, – «ты можешь заставить ее переспать с тобой».

Здесь работали два принципа. Первый: он сделал себе сошл-пруф, привлекая внимание и вызвав одобрение работников клуба. И, второй, он использовал «закладывание» (или принцип пешки, бля термины эти – прим. outminded), другими словами, он заставил одну группу открыть ему путь в другую, менее «подходибельную» группу, которая находилась рядом.

 

И, как контрольный выстрел, Мистери сказал менеджеру клуба, что хотел бы заставить левитировать пивную бутылку. Он подошел к столу за которым сидела цель, попросил пустую бутылку, и заставил ее парить в воздухе перед ним на несколько секунд. Сейчас он был в группе, в которой была его цель. Он показал фокус парням, не обращая внимания на девушку несколько минут. Потом, он смягчился, начал с ней говорить и изолировал ее на диван рядом. Он сделал своей пешкой целый клуб, только чтобы пообщаться с ней.

 

Мистери использовал Марко в качестве переводчика, потому, что девушка плохо говорила по-английски. Это все затянулось на дольше, чем обычно, потому, что Мистери нужно было убедить ее, что она не практиковала никогда никакой черной магии или колдовства. «Все, что ты видела сегодня – не реально», – сказал ей в конце Мистери, через Марко. «Я создал это все для того, чтобы встретить тебя. Это все иллюзия».

Обмен телефонами – «Я не могу обещать тебе ничего, кроме хорошего общения», – перевел Марко слова Мистери, – и мы собрали студентов, чтобы покинуть клуб. Однако, когда мы уходили, дорогу Мистери загородил альфа группы, в которой была цель. На нем была плотнооблегающая черная футболка, которая подчеркивала, что по сравнению с ним Мистери – девченка.

 

«Итак, тебе понравилась Наталья, волшебник», – спросил он.

«Наталья? Мы собирались увидеться. Это нормально для тебя»?

«Она моя девушка», – сказал качок. – «Я хочу, чтобы ты держался от нее подальше».

«Это зависит от нее», – ответил Мистери, делая шаг навстречу альфе.

Мистери не отступал. Он идиот.

 

Я посмотрел на руки этого альфы и представил, сколько хорватских шей он задушил сегодня.

 

Альфа поднял футболку, показывая черную рукоять пистолета за поясом.

«Ну, волшебник, можешь согнуть это»? Это было не приглашение, это была угроза.

 

Марко повернулся ко мне, и на его лице была паника. «Он собирается убить нас», – сказал он. – «Многие из парней в этих клубах бывшие солдаты или бандиты. Убить кого-то из-за девушки им – проще простого».

 

Мистери провел своей рукой надо лбом парня. «Ты видел, как я двигал бутылку, не дотрагиваясь до нее», – сказал он. – «Она весит восемьсот грамм. А сейчас представь, что я могу сделать с одной извилиной в твоей голове». Он щелкнул пальцами, чтобы показать, как извилина лопается.

 

Альфа смотрел в глаза Мистери, чтобы найти какие-то признаки блефа. Мистери сохранял контакт глазами. Прошла секунда. Две. Три. Четыре. Пять. Это меня убивало. Восемь. Девять. Десять. Альфа опустил футболку и закрыл пистолет.

У Мистери было преимущество: никто в Белграде до этого не видел волшебника, работающего вживую. Они только видели магию по телевидению. Поэтому, когда Мистери показал им, что магия – это не просто трюки камеры, более старое убеждение взяло верх: суеверие того, что магия – реальна.

Альфа стоял там, замолчав, в то время, как Мистери выходил невредимым.

 

Шаг 3, Часть 8

 

Некоторые девушки – особенные.

Так думал Марко. После всего того, что он увидел на тренинге Мистери, он ничуть не поменял своего мнения. Гока – не такая, как все остальные девушки, настаивал он. Она из хорошей семьи, хорошо образованна, высокоморальна, в отличие от этих тупых материалисток из клуба.

Мне приходилось слышать это и раньше от десятков ребят. И я слышал, как многие умные женщины говорили, «Это не сработает на мне», когда я рассказывал им о сообществе. Но спустя какое-то время, минуты, часы, я видел, как они обменивались телефонами, или миллионом бактерий, с одним из «наших». Чем умнее девушка, тем лучше это работает. Тусовщицы, с рассредоточенным вниманием :) не будут слушать рутины. Более восприимчивые, мудрые, или образованные девушки будут слушать и думать, и вскоре поймут, что попались.

И так получилось, что мы с Мистери оказались в канун нового года с Марко и его «единственной», Гокой. Марко одел серый пиджак, заехал за ней ровно в восемь вечера, вышел из машины, чтобы открыть ей дверь, и подарил ей двенадцать роз. Невысокая, с длинными карими волосами, мягким взглядом и улыбкой, немного более широкой с одной стороны, чем с другой, Гока казалась яркой, успешной и «породистой» девушкой. Марко был прав: она выглядела так, что на ней хотелось жениться.

 

В ресторане была традиционная сербская кухня, с акцентом на красный перец и красное мясо. И музыка в ресторане – это была полная анархия, другого слова и не подберешь: звуки четырех духовых оркестров наполняли комнату какофонией накладывающихся друг на друга парадных маршей. Я внимательно наблюдал за Марко и Гокой всю ночь, и я был бы удивлен, если бы это свидание как-то помогло им.

 

Они неловко сели рядом друг с другом. Их общение сводилось к соблюдению необходимых формальностей вечера: меню, обслуживание, атмосфера. «Ха-ха, это было бы весело, если бы официант дал тебе мой стейк?» Напряженность просто убивала меня.

 

Нельзя сказать, что Марко был натуралом. В школе он не был особо популярен, в основном благодаря тому, что он был иностранцем, у него была кличка «Тыквоголовый», и он вступил в клуб молодых республиканцев. К моменту выпуска у него с девушками было даже хуже, чем у меня: я, по крайней мере, целовался с девушкой.

 

В колледже, он начал делать что-то, чтобы общаться с противоположным полом. Он купил кожаную куртку, придумал себе аристократические корни, сделал себе прическу как у Terence Trent D'Arby, и купил свой первый Мерседес. Усилия принесли ему какой-то успех, и даже нескольких подруг. Но только на третьем курсе он почувствовал себя достаточно комфортно с женщинами, чтобы снимать с них одежду, в основном, благодаря студенту, с которым он дружил: Дастину. Вкус этих маленьких побед был столь сладок, что Марко остался в колледже еще на три года, греясь в лучах столь трудно завоеванной популярности.

 

Одной из наиболее странных привычек Марко было то, что он часами находился в душе. Никто не смог привести мне удовлетворительного объяснения, что он делал там, потому, что ничто – например, мастурбация, не занимает СТОЛЬКО времени. Если у вас есть какие-то теории, пожалуйста, напишите мне письмо на ManOfStyle@gmail.com.

 

Наконец, мне надоело в течении часа смотреть, как Марко, сидит рядом с Гокой и ничего не делает. Я достал фотоаппарат и сделал с ними рутину Мистери с цифровым фотоаппаратом. Я снял их улыбающимися, затем серьезными, и наконец, фото с проявлением чувств – поцелуй, например. Марко вытянул свою шею, как цыпленок, и чмокнул ее.

«Не, настоящий поцелуй», – настаивал я, завершая рутину, и стал свидетелем того, как губы двух «суженых» соединились в самый неуклюжий первый поцелуй, который я только видел.

 

После ужина, мы с Мистери терроризировали два зала ресторана, танцуя со стариками, показывая фокусы официантам, и флиртуя с женатыми женщинами, которые тоже заслуживают внимания. Когда мы вернулись за накалившийся стол, я встретился глазами с Гокой; на мгновение, как мне показалось, в них зажглась искорка, как если бы она искала что-то в моем взгляде. Я готов поклясться, это был признак заинтересованности.

 

Ночью я внезапно проснулся, почувствовав, что чье-то теплое тело влезло под мое одеяло. Была моя очередь спать на кровати (мы спали по очереди с Марко), но это был не Марко. Это была женщина. Я почувствовал, как пара теплых рук гладит мою недавно побритую голову.

 

«Гока?»

«Шшш», – сказала она, и впилась ртом в мою верхнюю губу.

Я слегка притянул ее к себе. (?) – «Но что с Марко?»

«Он в душе», – сказала она.

«А вы с ним…»?

«Нет», – ответила она с презрением, которое меня удивило.

 

Гока и я нашли общий язык этим вечером; так же она нашла общий язык и с Мистери. Она давала знаки Мистери раньше, и он притворялся, что не замечает их. Но гораздо сложнее не замечать ее, когда она в моей кровати, я чувствую ее запах, ее вкус. Определенно, она немного выпила, но алкоголь никогда не заставит человека делать то, чего он не хотел делать. Он только позволит ему сделать то, что тот всегда хотел, но сдерживал себя. И прямо сейчас было понятно, что Гока хочет быть с человеком, у которого есть все шесть из пяти признаков альфа-самца.

 

Следуя логике, легко сказать, что это неправильно – спать с девушкой, от которой твой друг без ума. Но когда она лежит, плотно прижавшись к тебе, и ты можешь почувствовать запах кондиционера в ее волосах (с ароматом клубники), и вокруг вас начинает собираться грозовое облако страсти, созданное ее желанием, попробуй сказать «нет». Она уж слишком рядом.

 

Я запустил свои руки в ее волосы и медленно начал водить кончиками ногтей по коже ее головы. Дрожь удовольствия пробежала по ее телу. Встретились наши губы, наши языки, наше дыхание слилось в одно.

Я не мог сделать этого. «Я не могу сделать это».

«Почему?»

«Из-за Марко».

«Марко?» – спросила она, как ебли бы никогда не слышала этого имени. «Он милый, но он просто друг».

«Слушай», – сказал я. «Тебе надо идти. Марко, должно быть, скоро выйдет из душа».

 

Пятнадцать минут спустя Марко вышел. Я слышал, как они с Гокой ругались по-сербски в прихожей. Хлопнула дверь. Марко устало зашел в комнату и рухнул на свою половину постели.

«Ну»? – спросил я. Он никогда не показывал своих эмоций достаточно сильно.

«Ну, я хочу попасть на следующий тренинг Мистери».

 

Шаг 3, Часть 9

 

Я не мог устранить неловкость. Вот она, моя блондинка с дипломом МБА, сидит рядом со мной на диване в кафе. Ее бедро слегка касается моего. Она играет со своими волосами. И я торможу.

Великий Стайл, начинающий пикап-мастер, чье обаяние было сильным настолько, что Марко по сравнению с ним выглядел ТФНом в отношении любови всей своей жизни, все еще боялся поцеловать девушку.

 

Я отлично начал игру, но продолжения не было. Мне следовало решить эту проблему перед поездкой в Белград. А сейчас – было уже поздно. Я проебал это. Я боялся отказа, и того, что я буду чувствовать после него.

 

Мистери, тем временем, отлично и успешно проводил время с Натальей, девушкой, которая была моложе его на 13 лет. У них не было ничего общего, даже говорили они на разных языках. Но вот они, сидят рядом. Ее ноги скрещены, а он откинулся назад, позволяя ей привлечь его внимание. Она склоняется к нему, ее рука на его колене.

 

После кофе я проводил девушку, с которой было свидание, до дома. У нее даже не было родителей дома. Все, что мне нужно было сказать – это «Могу я воспользоваться твоим туалетом?», и я мог бы поднятся к ней. Но мой рот не хотел произносить этих слов. Бесчисленное количество удачных подходов помогло мне убрать страх отказа и другим я стал казаться многообещающим пикап-мастером, но внутри я знал, что я был хорошим актером. Для того, чтобы стать пикап-мастером, нужно было преодолеть еще один страх, куда более ужасающий – страх сексуального отказа.

 

По ходу своих «соблазнительских» изысканий я прочитал Мадам Бовари Густава Флобера. И я запомнил, как много пришлость сделать аристократу-денди Рудольфу Буланье де ла Хуетте для того, чтобы просто получить поцелуй от живущей в неудачном браке Мадам Бовари. Но убедив ее подчиниться один раз, он получил то, чего хотел. Он овладел ею.

 

Одним из трагичных моментов в жизни современых женщин является то, что, несмотря на все достижения, сделанные за последнюю сотню лет, они, в общей своей массе, не имеют силу в обществе. Однако, выбор сексуального партнера является единственной областью, которую женщина бесспорно контроллирует. И только после того, как женщина сделает выбор, и подчинится ему, отношения меняются – и мужчина, как правило, возвращается в позицию ведущего. Вот почему женщины так осторожно дают согласие, заставляя мужчин срываться и нервничать.

 

Чтобы преуспеть в чем-либо, любой человек должен пройти сквозь преграды, препятствия и проблемы, выдержать брошенный ему вызов. Это то, что боди-билдеры называют периодом боли. Тот, кто подталкивает сам себя, готов встретиться лицом к лицу с болью, истощением, унижениями, отказом, или с чем-то хуже, станет чемпионом. Другие – останутся вне игры. Чтобы успешно соблазнять женщин, мне нужно будет отрастить яйца (стать мужиком) и быть готовым покинуть мою зону комфорта. И получилось так, что я получил урок, наблюдая, как Мистери уложил Наталью.

 

«Я только что постригся», – сказал он, когда они вышли из кафе. – «У меня чешется шея от колючих волос. Я хочу в ванную. Пойдем, помоешь мне волосы».

Наталья, как и ожидалось, сказала, что это кажется ей плохой идеей. «О, ладно», – сказал он ей. – «Мне нужно идти, потому, что мне нужно принять ванну. Пока».

 

Она изменилась в лице, когда он пошел прочь. В ее сознании промелькнула мысль о том, что она может никогда больше не увидеть его. Это то, что Мистери называл фальшивым отпуском (от слова отпускать, не нашел лучше термина, – прим. outminded). На самом деле он не собирался уходить; он просто заставил ее думать так. Мистери сделал пять шагов – считая каждый – потом повернулся и сказал, – «Я жил в дерьмовой квартире всю неделю. Я собираюсь снять комнату в этом отеле и принять ванну». – Он указал на гостиницу «Москва» внизу улицы. «Ты можешь пойти со мной или просто получить от меня электронное письмо через две недели, когда я вернусь в Канаду».

Наталья сомневалась одно мгновенье, и затем последовала за ним.

И именно тогда я осознал заблуждение всей своей жизни: чтобы получить женщину, вы должны быть готовы потерять ее.

 

Когда я вернулся домой, Марко собирал чемоданы.

«Я в шоке», – сказал он. «Я пытался сделать все правильно. Гока была моей последней надеждой на весь женский род».

«И что ты собираешься делать? Уйдешь в монастырь?»

«Нет, я поеду в Молдавию».

«Молдавию»?

«Да, все самые красивые девушки в Восточной Европе – из Молдавии».

«Где это»?

«Это маленькая страна, которая раньше была частью России. Там все проще пареной репы. Просто быть американцем – достаточное условие, чтобы тебе дали».

Мой принцип жизни – если кто-то хочет поехать в страну, о которой я никогда не слышал, и в той стране не идет никаких революций и войн, я в игре. Жизнь коротка, а мир – огромен.

Только между нами: у нас не было ни одного знакомого, что когда либо был в Молдавии или даже мог просто произнести название ее столицы, Кишинева. Поэтому я не мог найти причин лучше, чтобы поехать туда. Меня привлекала идея нанести на карту цветные контуры реальных фактов, ощущений и опыта. И путешествие с Мистери вместе было дополнительным стимулом. Мы хотели приключений везде, это то, о чем я всегда мечтал.

 

Шаг 3 - Часть 10 - Начало

 

В жизни мало таких многообещающих моментов как этот: машина, полный бак горючего, карта целого континента, расправленная перед тобой и лучший пикап-мастер в мире на твоем заднем сиденье. Ты чувствуешь, что можешь поехать туда, куда хочешь. И границы, в конце концов, всего лишь контрольные точки, которые говорят о том, что ты проходишь очередную стадию своего приключения.

Допустим, все это очень здорово, но… скажем, вы работаете в Rand McNally, заканчиваете новейшую версию своей карты Восточной Европы. И, скажем, есть маленькая страна на границе с Молдовой – возможно, диссидентский коммунистический штат (как это лучше перевести? – прим. outminded), но ни одно государство не признает эту страну на дипломатическом уровне, да и любыми другими способами тоже. Что вы будете делать? Вы включите эту страну в свою карту или нет?

Маг, фальшивый аристократ и я ехали по Восточной Европе, и узнали ответ на этот вопрос почти случайно. До того момента поездка протекала бессмысленно. Мистери валялся на заднем сиденье, накрывшись одеялом не мог совладать с дрожью. Забыв об эффектном снежном ландшафте Румынии, который мы проезжали каждый день, он закрывал глаза шапкой и жаловался. Иногда он становился настороженным и выдавал то, что было у него на уме. И каждый раз то, о чем он думал, отличалось друг от друга.

 

«Я планиную тур в Северной Америке, и буду раскручивать мои шоу в стрип-клубах», – сказал он. – «Мне всего лишь надо найти подходящий фокус для стриптизерш. Ты можешь быть моим помощником, Стайл. Представь: мы с тобой обходим стрип-клубы и на следующий день приводим всех девок оттуда на шоу».

После нескольких бесполезных дней в Кишиневе, – в котором мы видели красивых женщин только на обложках журналов и рекламных щитах – мы подумали «Зачем оставаться здесь»?. Одесса была так близко. Может быть, приключения, которых мы так искали, ждут нас впереди?

Поэтому в холодную и снежную пятницу, мы покинули Кишинев и поехали на северо-восток к украинской границе. Заваленные снегом дороги за городом можно было различить только по тянущимся к горизонту заледенелым следам от колес. Открывающаяся взору перспектива была похожа на сцену из какого-то грандиозного русского романа; покрытые инеем ветви деревьев и замороженные вионградники, бегущие за окном машины дополняли картину. Машина, полная дыма Мальборо и замазанная жиром от макдональдской пищи; и каждый раз, было все сложнее завести глохнущую машину.

Но вскоре все это стало самой малой нашей проблемой. То, что на карте выглядело, как сорокапятимутная поездка в Одессу, на деле заняло около десяти часов.

Первый знак того, что произойдет что-то необычное, был, когда мы подъехали к мосту через Днестр и увидели военный КПП, с несколькими армейскими и полицейскими машинами, закамуфлированными бункерами на всех сторонах дороги и огромным резервуаром с бочками, стоящими в направлении подъезжающего транспорта. Мы остановились рядом с десятком машин, но работник КПП в военной форме указал нам объехать очередь и проехать через КПП. Почему? Мы никогда не узнаем.

Мистерии поплотнее завернулся в свое одеяло на заднем сиденье. «У меня есть свой вариант фокуса с прохождением ножа через тело, который я хочу делать. Стайл, как думаешь, ты можешь одеться как клоун и отвлечь меня от аудитории своими вопросами (вспоминается анекдот про «куда вы тащите меня, пидарасы», – прим. outminded). Затем я собираюсь вызвать тебя на сцену и усадить тебя в кресло. Будет играть «Stuck In the Middle With You» из "Бешеных псов" Тарантино и я засуну мою руку прямо в твой живот. Я поиграю пальцами, когда они достигнут другой стороны. Затем я планирую поднять тебя со стула, насаженного на мою руку. Ты нужен мне для того, чтобы сделать все это.

Второй знак, указывающий на то, что что-то идет не так, проявился, когда мы остановились на заправке, чтобы залить бензин и перекусить. Когда мы в качестве оплаты предоставили молдавские леи, они сказали, что не принимают такую валюту. Мы заплатили долларами, и они дали нам сдачу тем, что они назвали рублями. Когда мы посмотрели на монеты, мы заметили, что на каждой есть изображение серпа и молота. Более того, странно, что их выпустили в 2000-м году – через девять лет после развала СССР.

Мистери натянул свою шапку, почти закрыв рот. Он говорил с напыщенностью ярморочного зазывалы. «Леди и джентльмены», – заявил он с заднего сиденья, пока Марко пытался завести машину, «он парил над Ниагарским водопадом, прыгал с башни Спейс-нидл (башня – символ Сиэтла – прим. outminded) и выжил… представляем вам суперзвезду, бесбашенного иллюзиониста, Мистери»!

Насколько я понял, его перестало колотить.

Когда мы поехали, я и Марко начали замечать статуи Ленина и коммунистические плакаты за окном. На одном щите был изображен маленький кусочек территории с российским флагом с левой стороны и справа – красно-зеленым, с лозунгом под ним. Марко немного говорил по-русски, и он перевел это как призыв к объединению бывшего советского союза. Куда мы попали?

 

«Представь: Мистери – супергерой». Мистери вытер нос какой-то тряпкой. «Мог бы получится мультик (который показывают в субботу утром), комикс, детская игрушка и кино».

 

Вскоре, полицейский (или, по крайней мере, человек, одетый как полицейский) вышел на дорогу перед машиной с радаром в руках. Мы ехали со скоростью 90 километров в час, он сказал нам – на десять больше, чем разрешено. После двадцати минут общения и взятки в два доллара, он отпустил нас. Мы снизили скорость до семидесяти пяти, но через несколько минут нас вновь остановили. Этот полицейский тоже сказал нам, что мы превышаем. Хотя там не было никаких знаком, он утверждал, что знак был полкилометра назад.

 

 

Десять минут и два доллара спустя, мы вновь были на нашем пути и ползли на пятидесяти пяти, просто для того, чтобы быть в безопасности. Тотчас же, нас опять остановили, и на этот раз нам сказали, что мы ехали медленнее разрешенной скорости. Где бы мы ни были, это была самая коррумпированная страна на земле.

 

Шаг 3, Часть 10, Окончание

 

«Мне нужно обдумать мое полуторачасовое шоу. Оно начнется с того, что над публикой будет летать ворон, и затем он приземлится на сцене. И затем – Бум! – он превратится в меня.

 

Когда мы, наконец, достигли границы, два вооруженных солдата спросили у нас документы. Мы показали наши молдавские визы, и тут нам сказали, что мы больше не в Молдове. Они показали нам свои паспорта – старые советские документы, – и прокричали что-то по-русски. Марко перевел: Они хотят, чтобы мы поехали назад к военному КПП на мосту, который мы уже проезжали три взятки полицейским назад и получили необходимые документы.

 

«Я оденусь как Мистери, одену платформы и все остальное, подходящее по стилю. Я не буду больше носить костюмы. Я буду готом и клубным тусовщиком. Я расскажу аудитории, как в детстве я играл с мои братом на чердаке, и мечтал стать магом. Затем я вернусь назад во времени и стану ребенком».

 

Когда Марко сказал пограничнику, что мы не будем возвращаться на мост, тот достал свой пистолет и направил его на Марко. Затем он попросил сигарету (конфузионный транс, блин, способ убеждения, – прим. outminded).

 

«Где мы»? – спросил Марко.

«Приднестровье» – ответил с гордостью пограничник.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...