Главная Обратная связь

Дисциплины:






Пришло время меняться к ебеной матери! 11 страница



- Эй, это стоит тридцать долларов, - сказал я ей, освобождаясь от объятий. - Это дерьмо не бесплатно.

 

Чем больше ты отталкиваешь их, тем больше они тянутся к тебе.

- Я люблю его, - сказала она подруге. Потом она спросила, не могли бы мы с ней и ее подругой встретиться, когда они будут в Лос-Анджелесе.

 

- Конечно, - сказал я. Но как только эти слова вылетели из моего рта, я понял, слишком поздно понял, что мне следовало сделать мое гостеприимство не таким простым (типа, нужно было еще повыебываться, - прим. outminded). Во время съема нужно помнить и играть с таким большим количеством всякого, что очень сложно сделать все идеально. Но не важно. Она дала мне свой номер телефона, и я дал ей свой.

 

Вы могли заметить, что я не обращался к этим девушкам по имени. Это потому, что я никогда не представляюсь во время подхода. Как учил меня Мистери на первом семинаре, я жду, пока женщина представится сама или спросит мое имя. Таким образом я понимаю, заинтересована ли она. И, когда мы обменялись телефонами, я получил мой первый настоящий признак заинтересованности, и узнал, что десятка - это Ребекка, а вторая девушка, на одиннадцать баллов - это Хизер. Сейчас настал момент разделить их и посмотреть, смогу ли я получить достаточно признаков заинтересованности для того, чтобы поцеловать Хизер.

 

Внезапно откуда-то появился какой-то незнакомый им парень и купил три рюмки выпивки - для Хизер, Ребекки и себя самого. Я стоял без рюмки, и оглядывался вокруг, показывая, что обижен. Хизер, которая и правда, несмотря на жесткую оболочку, внутри оказалась милой девочкой, заглотила наживку. "Не злись на него", - сказала она, показывая на парня. - "Он просто невоспитан". Когда она позвала бармена, и заказала выпивку для меня, Ребекка неодобрительно на нее посмотрела. "Помнишь наше правило"?

 

Я знал, что это за правило было у девчонок: такие девушки любят, когда парни покупают им выпивку. Но Дэвид Икс научил меня лучшей вещи: девушки не уважают ребят, которые покупают им выпивку. Настоящий PUA знает, что никогда не нужно покупать еду, выпивку, подарки девушке, с которой ты еще не спал. Свидания - для дураков.

 

- Мы пообещали друг другу не покупать никакой выпивки сегодня, - пожаловалась Ребекка.

- Но вы ведь покупаете выпивку не себе, - сказал я им. - Вы покупаете мне. И я отличаюсь от всех остальных парней.

На самом деле я не так самоуверен, но в игре есть правила. И правила должны соблюдаться, потому, что они работают.

Вскоре, Мистери подошел ко мне, и прошептал в мое ухо, "Изолируй!".

 



- Я хочу показать тебе кое-что, - сказал я Хизер, взяв ее за руку. Я завел ее в ближайшую кабинку, посадил на сиденье и сделал рутину на чтение мыслей (цифры).

За собой я увидел Мистери, медленно раскрывающего кулак в ладонь. Это был код: сигнал к переключению фазы, замедлению и сближению.

 

Я рассказал ей о созерцании души (описано в 4-8), вокруг нас играла хаус-музыка и болтали десятки людей, и мы уставились в глаза друг друга и проживали этот момент как единое целое. Я представлял ее себе толстушкой из средней школы, которой она когда-то была. Если бы я задумался о том, насколько она красива, я стал бы слишком нервным, чтобы поцеловать ее, а я как раз собирался это сделать.

 

Я медленно приблизил свою голову к ее.

"Не надо", - сказала она тихо.

Я поднес к ее губам указательный палец и сказал "Тссс".

И потом я поцеловал ее - в губы.

 

Это был бы самый красивый поцелуй в моей жизни. Но я так увлекся соблазнением, что забыл про мой фальшивый пирсинг на губе. И чтобы он не выпал (или, даже хуже, не зацепился за ее губу), я отодвинулся от нее, посмотрел на нее снова и затем впился в ее нижнюю губу.

 

Ее язык вырвался из ее рта. "Э, не так быстро", - сказал я ей, как если бы она приставала ко мне. Ключ к физическому сближению, как говорил Дэвид ДиАнджело на своих семинарах, - всегда делать два шага вперед, один шаг назад.

 

Мы осторожно пообжимались (не знаю, как сказать, в общем, когда с девочкой первый раз целуешься - именно вот так, - прим. outminded), и затем я вернул ее в бар к Ребекке. Я участвовал в семинаре, чтобы попрактиковаться в качестве напарника, поэтому я сказал им обоим, что мне было приятно с ними познакомиться, и мне сейчас следует пойти к своим друзьям. Мы запланировали провести уик-энд вместе, и я ушел от них, и мое сердце пело.

 

Первым ко мне подбежал Матадор_Любви. Он взял мою руку в свои и поцеловал ее. "В Индии мы падаем на колени перед такими людьми, как ты", - сказал он, возбужденно хлопая в ладоши. - "Благодаря тебе у меня появился новый смысл жизни. Я как будто смотрел, как на моих глазах Джон Элвей делает свой великий двухминутный забег. Ты слышал, что он хорошо играет, но в этот момент он доказывает это делом. У тебя есть кольцо Суперкубка".

 

Все оставшееся время, что мы были в клубе, я был чрезвычайно популярен. Женщины, которые даже не видели меня с платиновыми сестричками (как оказалось, нет), сами открывали меня. Они, видимо, чувствовали это по запаху. Когда я снова подошел к Хизер, я спросил ее, - "Скажи, ты ведь не вор, так ведь"? Она ответила "Нет".

 

Я снял мое ожерелье и очень медленно одел на ее шею. - Это все еще мое, - прошептал я, легонько ее целуя. - Это вещь, благодаря которой ты будешь помнить сегодняшний вечер. Но я хочу, чтобы ты вернула мне его в следующий раз, когда мы увидимся. Оно очень много для меня значит".

Когда я отошел, я знал, что я просто сделал ей вечер.

 

Не имело никакого значения, уложил ли я ее, или нет, потому, что это была искусно выполненная игра. Это было именно то, ради чего я так упорно работал. Я просто представить себе не мог, что я когда-то смогу так гладко все сделать. Так, понемногу, я создавал сам у себя голод, который никогда не будет удовлетворен.

 

Шаг 5, Часть 3

 

Через два месяца семинаров, я прилетел в Лос-Анджелес отдохнуть. Но я уже не мог сидеть дома без дела, ведь было столько клубов и баров с сетами, которые можно открыть, и каждый из которых -потенциальное приключение. Желание снимать девочек будоражило мое тело, словно лихорадка.

 

К счастью, мне позвонил Гримбл. Он был в Whiskey Bar и общался в этот момент с Хайди Флейс (Heidi Fleiss), бывшей голливудской актрисой, которую недавно выпустили из тюрьмы, где она отбывала наказание за сутенерство и уклонение от уплаты налогов. Она хотела встретиться со мной.

 

Я одел недавно сшитый на заказ костюм, закинул на плечо сумку и подушил запястья разными одеколонами. У меня было ощущение, что это не простой звонок.

 

Когда я подъехал, Гримбл стоял рядом с ней в баре. На нем была все та же цветочная, застегивающаяся на пуговицы рубашка, как и в день нашего знакомства. Только серебристый теперь был просто серым от большого количества стирок. Три верхние пуговицы были расстегнуты, и его безволосая грудь выдавалась вперед еще сильнее, чем когда-либо. Казалось, что он, как спортсмен, верил, что это его счастливая рубашка.

 

"Это Стайл", - сказал ей Гримбл, расплываясь в натянутой улыбке. Друзей такая улыбка вывела бы из себя, но некоторых девочек она просто заводила.

"Тот парень, о котором я тебе говорил".

 

Хайди была привлекательной, но жесткой, какой может быть только женщина, которая пробивается в жизни в Лос-Анджелесе. Я бы удивился, если бы она попыталась со мной что-то завязать. Она не казалась мне достойной парой. Я стараюсь избегать женщин, которые сидели в тюрьме.

 

Она подошла ко мне и твердо пожала руку.

"Ну", - сказала она. "Покажи мне это".

"О чем ты говоришь?" - спросил я.

"Гримбл сказал, что ты PUA. Он рассказал мне, чему ты учишь. Давай посмотрим, что ты умеешь"

Я кинул в Гримбла злой взгляд. Он меня продал (раскрыл).

"Почему бы тебе самому не показать ей?" - спросил я его.

"У меня здесь девушка" - ответил он, подло ухмыляясь и кивая в сторону изящной латиноамериканки на десятисантиметровых каблуках. "Кроме того, она сможет увидеть меня на Elimidate".

 

Гримбл рассказывал мне пару месяцев назад про то, что он собирается попробовать свое мастерство соблазнения и пройти собеседование на шоу, посвященному свиданиям - Elimidate. Я даже не мог себе представить, что он пройдет это собеседование и его примут.

"Когда выйдет на экран?" - спросил я.

"Завтра вечером"

"Кто выиграл?"

"Я не могу этого сказать, тебе придется смотреть"

Я изучил его лицо, в поисках зацепки, но оно не выражало ничего.

 

"Ну" - подначила Хайди. "Иди сними какую-нибудь девочку. Готова поспорить, что смогу сделать то же самое с любой, с которой сможешь ты".

Это выглядело, как будто у меня сегодня прослушивание на мое собственное Elimidate. Я был изможден месяцами путешествий и постоянных съемов, но я не собирался отказываться от состязания (челэнджа).

 

Хайди осмотрелась по сторонам и подошла к трем девочкам, которые сидели в патио и курили. Битва началась.

 

Я открыл ближайший три-сет: двое мужчин и женщина, которая выглядела как телеведущая в поисках камеры. Открыл я его "одеколонным" оппенером. После этого я задал обычный установочный (на выявление фактов) вопрос: "Откуда вы друг друга знаете?"

К сожалению, она была замужем за одним из мужчин.

 

Я уже собирался отходить, как появилась Хайди.

"Итак," - спросила она мою цель. "Откуда вы знаете Стайла?"

"Мы только что познакомились с ним", - ответила она.

"Вы выглядите как старые знакомые", - сказала Хайди с подобострастной улыбкой. Потом она повернулась ко мне и прошептала: "Скукотища. Пошли дальше".

Как только мы отошли, я спросил, как прошло открытие ее три- сета.

 

"Девочкам было по 20" - она сказала. "Я могла их обработать за пол часа". Очевидно, что пикап для Хайди означал набор девочек в эскорт (девушки для сопровождения). Минутой позже она была уже в другой компании. Надо было отдать ей должное: она не боялась подходить. И я решил, что пришло время показать ей всю устрашающую силу моей игры.

 

Она присела на корточки (кто-нибудь может сказать, так переводится? - прим. outminded) перед двумя женщинами с золотыми блестками на щеках, беседующими о местных ресторанах. Я подошел с новым оппенером о друге, чья новая подружка не дает ему общаться с бывшей девушкой из колледжа.

 

"Она права?" - спросил я. "Или она чересчур ревнива?".

Идея состояла в том, чтобы заставить блестящих девчонок разговаривать между собой, но тут Хайди выпалила: "Тот парень должен трахнуть обеих. Я, например, всегда даю на первом свидании".

 

Эта фраза, должно быть, была частью ее рутины, потому что я слышал ее уже второй раз. Я также заметил, что она всегда приседала на корточки, чтобы не пугать девочек. Я был рад, что Гримбл позвонил мне: Хайди была одной из нас.

 

На днях я сочинил новую рутину. Она была проста по структуре, это была последовательность действий для съема девочки. Первое - открыть. Затем демонстрация высокой значимости. Установка раппорта и эмоциональной связи. И наконец, физическая связь.

 

Итак, сейчас, когда я открыл сет, пришло время продемонстрировать ценность и обыграть Хайди. И я использовал тест на лучших друзей. Я изобрел его после встречи с девчонками, притворяющимися сестрами в Майами.

 

"Хочу спросить вас: как давно вы друг друга знаете?" - начал я.

"Около шести лет", - ответила одна из девушек.

"Я так и знал"

"Откуда?"

"Проще показать, чем объяснить. Я сейчас проведу вам тест на лучших друзей".

 

Девчонки прильнули ко мне в предвкушении безобидного теста. Ребята в сообществе даже придумали специальный термин для этого феномена: " взломщик курочек ". Большинство женщин, по их мнению, обожают рутины, включающие в себя тесты, психологические игры, предсказание судьбы и "чтение мыслей" (угадывание номеров, например) как наркоманы - бесплатные наркотики.

 

"Хорошо", - начал я как будто собирался задать серьезный вопрос. Девчонки приблизились.

"Вы пользуетесь одинаковым шампунем?"

Они посмотрели друг на друга, чтобы решить, что ответить, потом повернулись ко мне и уже открыли рты для ответа.

"Ответ не важен", - оборвал их я. "Вы прошли тест".

"Но мы пользуемся разным шампунем", - сказала одна из них.

"Вы обе посмотрели друг на друга перед ответом. Если бы вы были недостаточно хорошо знакомы, вы бы продолжали смотреть на меня. Но когда у двух людей есть связь между собой, они смотрят сначала друг на друга, общаясь почти телепатически перед ответом. Им даже не нужно говорить вслух".

 

Они снова посмотрели друг на друга.

"Вот видите", - воскликнул я. "Вы опять это сделали".

Они взорвались от хохота. Большой бонус Стайлу.

Когда девчонки начали рассказывать, что они познакомились на самолете, который приземлился в Лос-Анджелесе и с тех пор были неразлучны, я заметил Хайди, как обычно на корточках. На этот раз абсолютно бесполезно, девчонки абсолютно забыли про нее.

 

Но Хайди была не из тех, кто пасовал перед трудностями.

"Итак", - объявила она громко: " Кто-нибудь из вас, девочки, собирается переспать с ним?"

Бля.

 

Она унизила меня всего одним предложением. Конечно, ни та, ни другая девочки не хотели спать со мной… пока не хотели. Я не провел и половину своей комбинации, а даже если бы и провел, то этот комментарий все равно бы все порушил.

"Эй, это не так просто для меня", - ответил я, пытаясь восстановить реноме, но немного позже, чем надо. "Сначала мне нужно доверие, комфорт, некая особая связь".

 

Мы с Хайди уходили вместе. Она хлопнула меня по плечу и улыбнулась.

"Если бы я сейчас осталась, они бы пошли за мной как утиный выводок".

 

Секундой позже она была уже в другом два-сете. Я устремился за ней, и состязание продолжилось. Она сидела рядом с лысеющим мужчиной (который сказал, что был в свое время комиком), и женщиной, с длинными голубыми волосами, грубым голосом и злым (и умным) чувством юмора. Ее звали Хилари, она говорила, что у нее будет пародийное шоу следующей ночью в клубе Эхо (Echo). Она была очень интересной, и мне совсем не нужно было играть с ней. Мы просто беседовали. Я взял ее номер прямо перед ее парнем. Потом Хайди пригласила их на вечеринку и дала ей свой номер. Она не собиралась позволить мне победить.

 

"Я могла бы заполучить ее уже через день", сказала она. Она всегда старалась, чтобы последнее слово оставалось за ней.

Некоторые рождены быть рок-звездами, другие учителями.

"Я была рождена быть бандершей (содержательницей публичного дома)", - сказала Хайди. "Я всегда такой буду".

 

Хайди была глубоко убеждена, что могла сотворить из любой девочки шлюшку, либо притащила бы их к себе домой, даже учитывая тот факт, что с сутенерством было уже давно покончено. К тому моменту, когда мы покидали бар, мы посостязались за каждую девушку в нем. И я осознал, что между сутенером и игроком точно есть разница.

 

Гримбл со своей девушкой подошел ко мне безудержно смеясь.

"Это была самая безумная вещь, которую я когда либо видел", - сказал он. "Не могу поверить, что ты так изменился. Ты совершенно новый человек". Он слюняво поцеловал меня в лоб, а потом ввернул нег хит: "Ты неплохо справлялся, учитывая тот факт, что у нее было преимущество - ее все знают"

"Что ж", - ответил я. "Давай посмотрим, как справишься ты на Elimidate завтра".

 

Шаг 5, Часть 4.

 

 

Это был памятный день пикаперского комьюнити. В этот вечер на шоу Elimidate (есть одна девка, и четыре парня, на каждом этапе происходит отсев одного участника – прим. outminded) Гримбл с тремя другими соперниками боролся за расположение Элисон, модели, которая работает на показах нижнего белья. Все наше сообщество буквально замерло. Если он побеждал, это доказывало бы, что на самом деле существует грань, отличающая членов комьюнити от всех остальных парней. Если бы он проиграл, то мы – клавиатурные писаки, находящиеся в плену собственных иллюзий. Судьба каждого PUA была в его руках.

 

Я сидел на диване Гримбла (в секторе, в который садятся зрители, болеющие за него – прим. outminded) и смотрел эпизод вместе с Тутаймером. В то время, как другие парни пытались подлизаться к Элисон, Гримбл откинулся назад и действовал так, словно приз – он. Когда другие парни хвастались, как они успешны, Гримбл последовал совету своего нового гуру (подъебка в сторону Джеффриса – прим. outminded) и представился чинильщиком перегоревших лампочек. И так он прошел через первый отсев.

 

Во втором раунде, официантка принесла бутылку шампанского за столик Элисон – знак внимания Гримбла. Она была шокирована, в большей степени потому, что Гримбл не старался ради ее внимания так сильно, как остальные парни. Так он прошел второй отсев.

 

Последний раунд был на танцполе, и я знал, что он закрепит успех, потому, что мы с Гримблом вместе брали уроки сальсы. Когда он опустил ее на пол и перевернул ее жопой кверху, и у нее захватило дыхание, я прочитал это в ее глазах. Он выиграл.

 

– Поздравляю, – сказал я ему. – Ты отстоял славное имя PUA по всему миру.

– Ага, – сказал он, нагло улыбаясь. – Не все модели тупы.

 

Этим вечером мы поехали посмотреть на представление Хиллари. Начиная с моей катастрофы с Джессикой Никсон в шестом классе, мышление в стиле «она-одна-такая» было неотъемлемой частью моей жизни. Но за последние восемь месяцев, я даже и не думал об этом. На самом деле, все женщины, которых я встретил, казались мне одноразовыми и легкозаменимыми. Я на собственной шкуре прочувствовал парадокс соблазнителя: Чем лучшем соблазнителем я становился, тем меньше я любил женщин. Успех теперь определялся не тем, что я уложил или нашел определенную девушку, а тем, насколько хорошо я это сделал. Бары и клубы, как учил меня Мистери на первом семинаре, стали просто разными уровнями видеоигры, в которую я играл.

 

Я знал, что Хиллари, в особенности будет вызовом. Она не только была остроумной и циничной, она еще и видела, как я весь вечер пикапил с Хайди Фляйс.

 

Мы с Гримблом сели в задней части клуба Echo и смотрели на представление Хиллари. Она была одета как гангстер, в обтягивающий костюм и подходящие штанишки в тонкую полоску, и у нее был пулемет, стреляющийся водой. У нее было классическое пышное сложение, которое подходит для того, чтобы писать по нему картины. Когда она увидела меня в задней части комнаты, скользящей походкой она подошла ко мне, присела мне на колено, и брызнула мне в лицо из водяного пистолета. Я ее хотел.

 

После шоу я пошел вместе с Хиллари, ее сестрой и двумя ее друзьями выпивать в мексиканском баре, который назывался El Carmen. Пока мы говорили, я взял Хиллари за руку. Она пожала в ответ. Признак заинтересованности. Гримбл был прав: я вырос. Она подошла на шаг ближе ко мне. Мое сердце начало биться в моей груди, как оно обычно стучится в двух моментах пикапа, которые для меня являются наиболее напряженными: подход и поцелуй.

 

Но как только я собирался рассказать ей о животных и эволюции и львах, которые тянут за гриву, пришла бяда. В бар вошел Энди Хуй со своими друзьями. Один из них знал Хиллари, и они присоединились к нам за столиком, – и внезапно моя игра прекратилась. Наша связь потускнела. В поле ее зрения был более яркий, просто прямо таки сияющий объект. Когда мы пересаживались, Энди Дик каким-то образом прекратил эту связь, отделив меня от Хиллари. И он моментом перехватил все ее внимание. Так бывает в Лос-Анджелесе: знаменитости пристают к твоей девушке. Когда я был ТФНом, такое было один раз: я беспомощно стоял и смотрел, как в Whiskey Bar Роберт Блэйк сунул «моей» девушке свой номер телефона. Но сейчас я был PUA, а PUA не может беспомощно стоять и смотреть, как какой-то знаменитый хуй заигрывает с «его» девушкой. («его» девушка, «моя» девушка – та, которой назначено свидание, – прим. outminded).

 

Почему я постоянно сражался со знаменитостями за эту девушку?

Я встал и отошел в сторонку. Мне нужно было подумать. Прошлым вечером я оказался достойным соперником Хайди Фляйс, и я должен был дать отпор Энди Дику. Хотя, это было бы не так просто, потому как он был таким громким и надоедливым. С самого его прихода было ясно, почему он стал звездой: он любил внимание.

 

Единственный шанс, который у меня был – стать более интересным, чем он.

Гримбла был снаружи, он разговаривал с женщиной с растрепанными кудрявыми каштановыми волосами. Он полез в брюки и достал из кармана ручку и бумагу. Он почти взял телефон.

 

Внезапно, девушка убежала от Гримбла. «Стайл», неуверенно произнесла она, стараясь разглядеть мое лицо.

Я посмотрел на нее: она выглядела знакомой. «Это я», – сказала она. – «Джеки».

Моя челюсть упала. Это была девушка-комик с вонючими ногами, от которой я убежал из отеля. Моя первая почти успешная история. Либо это было удивительное совпадение, либо новые женщины для съема закончились.

 

Я некоторое время поговорил с ней о ее комедийных курсах, и потом извинился и отошел. Я не мог больше терять времени; с каждой минутой рука Энди Дика все выше и выше передвигалась по бедру Хиллари. (не уверен – прим. outminded) И у меня был план, как это дело остановить.

 

Я вернулся за столик, сел и сделал тест на лучших друзей Хиллари и ее сестре, тест служил для переключения внимания на меня. Затем, после обсуждения языка тела, я предложил поиграть в следующую игру: женщина говорит четыре истинных предложения и одно неправдивое о своем доме или машине. Однако, она не говорит их вслух; она просто продумывает их по одному за раз. И вы можете по различным движениям ее глаз различить правду и неправду, потому, что люди смотрят в разных направлениях когда они врут, или когда они говорят правду. По ходу игры я безжалостно поддразнивал Хиллари, пока я по языку ее тела не понял, что закрыта для Энди Дика и открыта для меня.

 

Энди спросил меня, чем я зарабатываю на жизнь (я не понял это в тот момент, но это был признак заинтересованности), и я сказал, что я писатель. Он сказал, что думал о том, чтобы написать свою книгу. Вскоре он полностью забыл о Хиллари и закидал меня вопросами относительно того, могу ли я помочь ему. Он был моим фэном. И, как говорил Мистери, завладей мужчиной, и ты овладеешь женщиной.

 

«Больше всего я боюсь того, что обо мне будут думать, что я скучный», – сказал он мне. Это было его слабостью. Я побил его тем, что был более интересен, чем он – и тем, что имел для него ценность. Моя тактика работала, даже лучше, чем она работала вчера с Хайди Фляйс. Единственное, чего я понять не мог – это насколько хорошо она сработала.

 

Энди придвинулся ко мне и прошептал: «Ты кто: натурал, би, или гей»?

«Хм, натурал».

«Я би», – сказал он, дыша в мое ухо. «Очень плохо. Мы не сможем хорошенько повеселиться».

 

После того, как Энди и его друзья ушли, я обратил все свое внимание на Хиллари. Она незамедлительно преданно посмотрела на меня. Я взял ее руку под столом и почувствовал тепло ее ладони, ее бедра, ее дыхания. Она была моей этим вечером. Я победил ее.

 

Шаг 5, Часть 5

 

Когда я утром пришел домой от Хилари, в моей квартире меня ждал Дастин. Король натуралов вернулся. Но что он делал у меня дома?

– Привет, - сказал он своим мягким, женоподобным голосом. Он был одет в твидовую спортивную куртку с большими коричневыми кнопками, и прямые широкие черные брюки, и на его макушке была черная шапочка.

 

Я не виделся с Дастином больше года, с тех пор как стал членом комьюнити. Последнее что я слышал – это то, что он управляет ночным клубом в России. Он присылал мне фото своих девочек: по одной на каждую ночь в недели. Он на самом деле обращался к ним «Понедельник», «Вторник», «Среда» и т.д.

– Как ты попал сюда?

– Твоя домовладелица Луиза дала мне этот адрес. Она очень мила. Ее сын тоже писатель, ты, наверное, знаешь.

Он умел сделать так, что люди чувствовали себя с ним, как со старым другом.

 

– Кстати, я очень рад тебя видеть, – сказал он и схватил меня в свои крепкие объятия. И так зажмурился как будто ему было действительно приятно увидеть меня снова.

Я тоже был рад встрече. Я думал о Дастине каждый день с того момента, как занялся пикапом. Россу Джеффрису для того, чтобы женщина открыла ему свои фантазии, нужны были гипнотические шаблоны; Дастин же получал тот же результат вообще без слов.

 

Он был белым листом, на котором женщина могла изобразить свои тайные желания – даже если она и не могла точно описать их до встречи с ним.

У меня никогда не было ресурсов для того, чтобы понять, как он это делает; но сейчас, с моими новыми знаниями, я мог проанализировать его работу, задать вопросы и, в итоге, смоделировать его поведение. И я мог бы представить сообществу абсолютно новое направление мышления.

 

– Я не знаю, рассказывал ли я тебе, чем я занимался весь прошедший год, – сказал я. – Так вот, я плотно общался с величайшими мировыми PUA. Вся моя жизнь изменилась. Я сейчас это понял.

– Я знаю, – сказал он. – Марко сказал мне.

Он посмотрел на меня большими влажными карими глазами, так, как он «созерцал душу» (термин был ранее, – прим. outminded) бессчетного количества красивых женщин. – Я… – он сделал паузу. – Вообще-то я этим больше не занимаюсь.

 

Я впервые посмотрел на него с недоверием. Но затем я заметил, что шапочка на его голове – это кипа.

– Сейчас я живу в Иерусалиме» – продолжил он. – В йешива. Это религиозная школа.

– Ты шутишь.

– Нет. Я не занимался сексом восемь месяцев. Нам нельзя.

 

Я не верил свим ушам : король натуралов дал обет безбрачия. Это не могло быть правдой. Может быть, в этом причина изобретения тюрем? Они дают мужчинам еду, одежду, кров, телевизор и свежий воздух, но лишают их двух вещей, которые только и имеют значение – свободы и женщин.

– Ну хотя бы дрочить-то можно?

– Нет.

– Правда?

 

Он замолчал.

– Ну, иногда мне снятся эротические сны.

– Смотри. Бог хочет сказать тебе что-то. С этим нужно разобраться.

Он засмеялся и похлопал меня по спине. Его жестикуляция была медленной, и он сдерживал смех, как будто он сознательно обходил пошлые шутки.

– Теперь у меня еврейское имя, – сказал он. – Один из высших раввинов Йешивы дал мне его. Авиша.

Я был ошеломлен: как могло случиться, что Дастин из клубного игрока внезапно превратился в ученика еврейской школы – особенно сейчас, когда он был мне так нужен?

 

– Так почему ты завязал с женщинами? – спросил я.

– Когда ты можете получить любую девочку, какую захочешь, каждый парень – даже если он богат или известен – смотрит на тебя по-особенному, потому что у тебя есть что-то, чего нет у него, – сказал он.

– Но в какой-то момент, я начал приводить девочек домой, но я совсем не хотел заниматься с ними сексом. Я только хотел говорить. Таким образом мы говорили всю ночь и у нас возникала связь на очень глубоком уровне, и затем утром я провожал их до метро. Тогда я и начал отходить от этого всего. Я понял, что я полностью признан женщинами.

 

Женщина приходит ко мне, как бог, но это ложный бог. И так я начал искать Бога настоящего.

Он сидел у себя дома в Москве, сказал он, и искал в Интернете что-то, что покажет путь, пока не наткнулся на Торы, и не начал читать. После просветляющего путешествия в Иерусалим, он вернулся в Россию и сходил на вечеринку в казино, и там бандиты, коррумпированные бизнесмены и материалистичные прихлебатели, по сравнению с людьми, которых он встречал в Израиле, были полным дерьмом. Поэтому он собрал вещички, оставил своих запланированных на неделю девушек и таки-прилетел в Иерусалим в канун еврейской пасхи.

 

– Я заглянул, – сказал он – чтобы попросить у тебя прощения за некоторые вещи, которые я раньше делал. Я не понимал, о чем он говорил. Он всегда был хорошим другом.

 

– Я идеализировал образ жизни и поведение, которые были порочны по своей сути – объяснил он. – Мне были отвратительны доброта, милосердие, человеческое достоинство и близкие отношения. Вместо этого, я использовал, унижал и эксплуатировал женщин. Я думал только о собственном удовольствии. Я с презрением относился к тем хорошим побуждениям, которые возникали внутри меня и внутри других людей, и пытался испортить всех, кого я знал.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...