Главная Обратная связь

Дисциплины:






Профессор зельеделия 3 страница



– Отлично, - похвалил Древ.

– А… Нападалы когда-нибудь кого-нибудь убивали? – спросил Гарри, надеясь, что его вопрос прозвучит глупо.

– В «Хогварце» – никогда. Челюсти пару раз кому-то ломали, но ничего хуже ни разу не случалось. Теперь. Седьмой игрок в команде – Ищейка. Это ты. И тебе не нужно беспокоиться ни о Кваффле, ни о Нападалах …

– Если только они мне не проломят голову.

– Не бойся, двойняшки Уэсли с Нападалами друг друга стоят, то есть, я хочу сказать, они сами как два живых Нападалы.

Древ засунул руку в корзину и достал последний, четвертый, мячик. По сравнению с Кваффлом и Нападалами, он казался крохотным, не больше грецкого ореха. Он был сверкающе-золотой, а по бокам трепетали два серебряных крылышка.

Это, - сказал Древ, - Золотой Проныра. Самый главный мяч. Его очень трудно поймать, потому что он летает чересчур быстро, и его нелегко разглядеть. Задача Ищейки – найти и схватить его. Тебе придется шнырять между Охотниками, Отбивалами, Нападалами и Кваффлом и стараться изловить Проныру раньше Ищейки из другой команды. Потому что как только кто-либо из Ищеек поймает Проныру, это приносит его команде дополнительные сто пятьдесят очков, и она почти наверняка выигрывает. Поэтому Ищеек вечно обвиняют в нечестной игре. Игра в квидиш заканчивается только тогда, когда пойман Проныра, и поэтому играть можно веками – кажется, рекорд был три месяца, игроков приходилось менять, чтобы они могли пойти поспать. Вот и все. Вопросы есть?

Гарри покачал головой. Он уже понял, что ему нужно делать, оставалось только понять, как это делать.

– Мы сейчас не будем тренироваться с Пронырой, - Древ аккуратно уложил мяч в корзину, - слишком темно, можно его потерять. Давай попробуем вот с этими.

Он вытащил из кармана мешок с обыкновенными мячами для гольфа, и через несколько минут они с Гарри уже были в воздухе, Древ со всей силы швырял мячики как можно дальше, а Гарри старался их поймать.

Он не пропустил ни одного, и Древ был в полнейшем восторге. Спустя полчаса совсем стемнело и продолжать тренировку стало невозможно.

– В этом году на кубке по квидишу будет выгравировано наше имя, - радостно говорил Древ по дороге в замок, - не удивлюсь, если ты будешь играть лучше, чем сам Чарли Уэсли, а он мог бы играть за сборную Англии, если бы не отправился к черту на рога ловить драконов.

Возможно, из-за своей занятости – как-никак три раза в неделю тренировки, и это помимо выполнения обычных домашних заданий – Гарри не заметил, как прошло два месяца с тех пор, как он поступил в «Хогварц». Замок стал ему домом значительно более родным, чем дом на Бирючиновой аллее. И занятия становились все более и более интересными, теперь, когда он овладел основами мастерства.



Незаметно наступил Хэллоуин. Проснувшись утром, дети почувствовали разносящийся по коридорам запах запекаемой тыквы. И, что было еще приятнее, в этот же день на занятиях по заклинаниям профессор Флитвик объявил, что, по его мнению, класс готов к тому, чтобы начать обучаться умению заставлять предметы летать по воздуху, а этого все с огромным нетерпением ждали – с того самого дня, когда по мановению руки профессора невиллева жаба как ракета описала круг под потолком. Для занятий профессор Флитвик разделил класс на пары. Гарри достался Симус Финниган (что для Гарри явилось огромным облегчением, он постарался не заметить Невилля, старательно ловившего его взгляд). Рону, между тем, пришлось работать с Гермионой Грэнжер. Трудно было сказать, кто больше этим возмущен, Рон или Гермиона. Она так и не разговаривала с ними с того дня, как Гарри прислали метлу.

– Не забудьте выполнить тот изящный поворот запястья, который мы с вами репетировали! – проскрипел профессор Флитвик со своей книжной стопки. – Резко размахнуться и легко стегнуть, запомнили? Размахнуться и стегнуть. Кроме того, очень важно произносить волшебные слова правильно – не забывайте о колдуне Баруффьо, который сказал «в» вместо «н» и оказался с коровой на голове.

Как выяснилось, задача была очень трудной. Гарри с Симусом резко размахивались и легонько стегали, но перышко, которое им полагалось запустить в небо, неподвижно лежало на столе. Симус от нетерпения тыкнул в перышко волшебной палочкой, оно загорелось, и Гарри пришлось тушить пожар собственной шляпой.

Рон, за соседним столом, тоже не добился особых успехов.

– Вингардиум Левиоза! – отчаянно выкрикивал он, как мельница размахивая длинными руками.

– Ты неправильно произносишь, - ругалась Гермиона. – Надо говорить «Вин – гар – диум Леви – о – за», «гар» должно быть длинным и раскатистым.

– Сама и говори, раз такая умная, - злился Рон.

Гермиона засучила длинные рукава платья, лихо прищелкнула палочкой и сказала:

Вингардиум Левиоза!

Перышко поднялось над столом и затрепетало в воздухе футах в четырех над головами у детей.

– Отлично! – обрадовался профессор Флитвик и захлопал в ладоши. – Все посмотрели на мисс Грэнжер, у нее получилось!

К концу урока Рон был в прескверном настроении.

– Не удивительно, что ее все терпеть не могут, - сказал он Гарри, когда они вдвоем пробирались по переполненному коридору, - это не девочка, а кошмар какой-то, честное слово.

Кто-то на ходу врезался в Гарри, и это оказалась Гермиона. Случайно глянув ей в лицо, Гарри с изумлением увидел, что она вся в слезах.

– Наверное, она услышала твои слова.

– Ну и что? – с вызовом бросил Рон, но вид у него тем не менее сделался обескураженный, - не могла же она не заметить, что у нее нет друзей.

Гермиона не пришла на следующий урок и не появлялась всю вторую половину дня. По пути в Большой Зал на празднование Хэллоуина Рон с Гарри услышали, как Парватти Патил возбужденно рассказывает своей подружке Лаванде, что Гермиона плачет в туалете и просит, чтобы ее оставили в покое. Рон смутился еще больше, но через минуту они уже вошли в Большой Зал, чье праздничное убранство заставило тут же позабыть о Гермионе.

Тысячи живых летучих мышей хлопали крылышками под потолком и по стенам, образуя гирлянды, в то время как еще тысячи низкими облаками висели над столами, от чего пламя свечей в тыквах трепетало и наполняло Зал зыблющимся таинственным светом. Сказочные яства появились на золотых тарелках неожиданно, так же, как это было на банкете в честь начала учебного года.

Гарри как раз набивал рот печеной картошкой, когда в зал ворвался профессор Белка с перекошенным от ужаса лицом, тюрбан набекрень. Все собравшиеся следили, как он подбежал к креслу профессора Думбльдора, обессилено привалился к столу и с трудом выдавил:

– Тролль – в подземелье – подумал, вам надо знать.

И сполз на пол в глубоком обмороке.

Началась паника. Чтобы добиться тишины, потребовалось несколько внушительных пунцовых фейерверков, выпущенных волшебной палочкой профессора Думбльдора.

– Старосты! – прогремел он. – Разведите учащихся ваших колледжей по спальням! Немедленно!

Перси оказался в своей стихии.

– За мной! Первоклашки, держитесь вместе! Слушайтесь меня, и никакой тролль нам не страшен! Так. Спрячьтесь ко мне за спину и не отставайте! Эй, пропустите первоклассников! Пропустите, я староста!

– Как тролль пробрался в школу? – спросил Гарри, когда они взбирались по лестнице.

– Откуда я знаю! Вообще-то тролли жутко тупые, по крайней мере, так считается. Может, его Дрюзг впустил, ради праздничка?

Мимо них в самых разных направлениях, торопясь, пробегали стайки школьников. Проталкиваясь сквозь группу растерянных хуффльпуффцев, Гарри внезапно схватил Рона за руку:

– Слушай, я вдруг подумал – Гермиона.

– Что Гермиона?

– Она не знает про тролля.

Рон прикусил губу.

– А, была-не была! – решился он. – Но лучше, если Перси нас не заметит.

По-утиному нырнув, они скрылись в толпе хуффльпуффцев, торопившихся в противоположном направлении, проскользнули по свободной стороне коридора и помчались к «комнате для девочек». Едва завернув за угол, они услышали за собой торопливые шаги.

– Перси! – страшным шепотом произнес Рон, затаскивая Гарри за спину массивного каменного грифона.

Однако, осторожно выглянув оттуда, они увидели вовсе не Перси, а Злея. Профессор прошел по коридору и исчез из виду.

– Что это он тут делает? – беззвучно поразился Гарри. – Почему не идет в подземелье, как все остальные учителя?

– Спроси что-нибудь полегче.

Тихо насколько возможно, они прокрались по коридору вслед за затихающими шагами Злея.

– Он идет на третий этаж, - сказал Гарри, но Рон в это время дотронулся до его руки:

– Чувствуешь запах?

Гарри вдохнул и почувствовал мерзкую вонь, такую могли бы издавать грязные носки в давно не мытом общественном туалете.

И тут они услышали низкий рык и тяжелую шаркающую поступь гигантских ног. Потеряв дар речи, Рон показал пальцем – слева, из дальнего конца коридора, на них надвигалось нечто невероятное. Мальчики вжались в стенку и расширенными от ужаса глазами следили, как это нечто вырисовывается в пятне лунного света.

Это было кошмарное зрелище. Тролль, двенадцати футов ростом, с кожей отвратительного гранитно-серого оттенка, обладал изрытой тушей, напоминавшей огромный булыжник с водруженной сверху маленькой лысой головенкой, размером с кокосовый орех. У него были короткие, толстые как древесные стволы лапы и плоские, когтистые ступни. Запах от него исходил немыслимый. В руке он нес огромную деревянную дубину, которая волочилась сзади по земле, из-за того, что руки у тролля были ужасно длинные.

Тролль остановился в дверях какой-то комнаты и заглянул внутрь. Он повел длинными ушами, явно напрягая в раздумии свой крошечный мозг, а потом медленно перевалился через порог.

– Ключ в замке, - пробормотал Гарри, - мы можем его запереть.

– Хорошая мысль, - нервно похвалил Рон.

Они по стеночке прокрались к открытой двери, с пересохшими от страха ртами, молясь, чтобы тролль не вздумал в это время выйти. Потом, одним длинным прыжком, Гарри умудрился схватить ключ, захлопнуть дверь и запереть ее.

– Есть!

Преисполненные своей победой, они бросились назад по коридору, но не успели добежать до угла, как услышали звук, от которого у них чуть было не случилась остановка сердца – пронзительный вопль ужаса – и этот вопль исходил из только что запертой комнаты.

– О нет! – выдохнул Рон, бледный как Кровавый Барон.

– Это же туалет! – вдруг понял Гарри.

– Гермиона! – выкрикнули они хором.

Меньше всего на свете им хотелось это делать, но что еще оставалось? Развернувшись на каблуках, они бросились назад к двери и повернули ключ в замке, стараясь побороть ужас и панику. Гарри распахнул дверь, и мальчики вбежали внутрь.

Гермиона Грэнжер, близкая к обмороку, безуспешно пыталась вжаться в стенку. Тролль надвигался на нее, попутно сшибая со стены раковины.

– Надо его отвлечь! – отчаянно крикнул Гарри и, схватив затычку для стока воды, изо всех сил шваркнул ею об стену.

Тролль замер в нескольких метрах от Гермионы. Он неуклюже повернулся и стал озираться вокруг, хлопая глазами с самым нелепым видом, пытаясь понять, откуда раздался шум. Наконец, маленькие злобные глазки остановились на Гарри. Тролль задумался, а потом двинулся на мальчика, поднимая на ходу дубину.

– Эй, урод – в башке огород! – проорал Рон с другого конца комнаты и метнул в тролля металлической трубой. Труба попала троллю в плечо, но он, казалось, даже не почувствовал удара, зато отреагировал на крик и снова задумался, потом повернул отвратительную морду к Рону, дав тем самым Гарри возможность зайти с тыла.

– Ну, беги же, беги! – крикнул Гарри Гермионе, пытаясь оттащить ее к двери, но Гермиона была не в состоянии двинуться с места, и продолжала лепиться к стене с открытым от ужаса ртом.

От криков и от возникшего эха тролль обезумел. Он снова заревел и бросился на Рона, который оказался ближе всего и которому было некуда бежать.

Тогда Гарри совершил одновременно очень смелый и очень глупый поступок: он разбежался, подпрыгнул и обхватил тролля сзади за шею. Тролль не чувствовал, что Гарри висит у него на шее, но зато он почувствовал, как ему в нос суют что-то длинное и деревянное – Гарри прыгнул, не выпуская из рук волшебной палочки и не долго думая пихнул ее в ноздрю чудовищу.

Воя от боли, тролль вертелся и размахивал дубиной, а Гарри у него на шее буквально цеплялся за жизнь; в любую секунду тролль мог сбросить его или убить дубиной.

Гермиона от страха сползла на пол; Рон вытащил свою волшебную палочку – и, сам не понимая, что, собственно, собирается делать, выкрикнул первое же заклинание, которое пришло в голову: «Вингардиум Левиоза!»

Дубина вдруг вырвалась у тролля из рук, поднялась высоко в воздух, медленно перевернулась – и обрушилась, с отвратительным треском, на голову своего владельца. Тролль покачнулся как в замедленной съемке, а потом упал как подкошенный мордой вниз. От произведенного удара содрогнулись и пол, и стены.

Гарри поднялся на ноги. Он весь дрожал, у него не хватало дыхания. Рон стоял как был, с высоко поднятой волшебной палочкой, и широко раскрытыми глазами глядел на то, что же он сотворил.

Гермиона заговорила первой.

– Он – сдох?

– Не думаю, - ответил Гарри, - скорее всего, его просто оглушило.

Он наклонился и вытянул палочку из ноздри тролля. Палочка была покрыта чем-то, напоминавшим комковатый серый клей.

– Фу – троллевы сопли.

Он вытер палочку о штаны тролля.

Внезапно хлопнула дверь и раздались громкие шаги, заставившие ребят поднять головы. Они и не понимали, сколько шуму понаделали, но, разумеется, внизу были слышны и удары, и рев тролля. Спустя мгновение в комнату ворвалась профессор МакГонаголл, за ней по пятам шел Злей, а тыл прикрывал Белка. Белка единственный раз взглянул на тролля, издал задушенный вопль и мгновенно сел на унитаз, схватившись за сердце.

Злей склонился над троллем. Профессор МакГонаголл смотрела на Гарри с Роном. Гарри еще никогда не видел ее такой сердитой. У нее даже губы побелели. Надежда выиграть пятьдесят баллов для «Гриффиндора» быстро покинула разыгравшееся было воображение Гарри.

– О чем только вы думали? – сказала профессор МакГонаголл с холодной яростью в голосе. Гарри посмотрел на Рона, который все еще вздымал в воздух волшебную палочку. – Счастье, что он вас не убил. Почему вы не пошли в свою спальню?

Злей кинул на Гарри быстрый, пронзительный взгляд. Гарри уставился в пол. Ему бы страшно хотелось, чтобы Рон опустил палочку.

Тут из полумрака раздался слабый голос:

– Пожалуйста, профессор МакГонаголл – они искали меня.

– Мисс Грэнжер!

Гермиона наконец смогла подняться на ноги.

– Я пошла искать тролля… Я… я думала, я сама с ним справлюсь…понимаете, я читала про них…

Рон уронил палочку. Чтобы Гермиона Грэнжер так откровенно врала учителю?

– Если бы они меня не нашли, я бы погибла. Гарри засунул палочку троллю в нос, а Рон его оглушил его же собственной дубиной. У них не было времени бежать за помощью. Когда они вошли, тролль уже готовился меня прикончить.

Гарри с Роном старались делать вид, что эта история для них не новость.

– Что ж… в таком случае… – профессор МакГонаголл внимательно оглядела всех троих, – мисс Грэнжер, как вам пришло в голову в одиночку сражаться с горным троллем, глупая вы девчонка?

Гермиона повесила голову. Гарри просто потерял дар речи. Гермиона, которая никогда не нарушала правила, притворилась, что она их нарушила, и все ради их спасения? Это как если бы Злей начал вдруг раздавать конфеты.

– Мисс Грэнжер, за это у «Гриффиндора» будут вычтены пять баллов, – сказала профессор МакГонаголл, – я вами очень разочарована. Если вы совсем не пострадали, отправляйтесь в гриффиндорскую башню. Ученики доедают праздничный ужин в своих корпусах.

Гермиона ушла.

Профессор МакГонаголл повернулась к Гарри и Рону.

– Что ж, я по-прежнему считаю, что вам всего лишь невероятно повезло, однако, немногие первоклассники решились бы противостоять взрослому горному троллю. Каждый из вас заработал для своего колледжа по пять баллов. Я сообщу об этом профессору Думбльдору. Можете идти.

Мальчики поспешили покинуть туалетную комнату и не проронили ни слова до тех пор, пока не оказались двумя этажами выше. Было так хорошо наконец избавиться от троллевой вони, не говоря уже обо всем остальном.

– Мы заслужили больше, чем десять баллов, - проворчал Рон.

– Ты имеешь в виду пять, Гермиону же наказали.

– А она молодец, выручила нас, - признал Рон, - впрочем, мы ведь спасли ей жизнь.

– Может, ее бы и не понадобилось спасать, если бы мы не заперли тролля вместе с ней, - напомнил Гарри.

Они подошли к портрету Толстой Тети.

– Поросячий пятачок, - сказали они и вошли внутрь.

Гостиная была полна народу и шума. Все объедались вкусностями, присланными наверх. Гермиона одна стояла у дверей, дожидаясь их возвращения. Повисла неловкая пауза. Потом, не глядя друг на друга, они невнятно буркнули: «Спасибо» и поспешили за тарелками.

И все же, с этого самого момента Гермиона Грэнжер стала им настоящим другом. Есть некоторые вещи, которые нельзя пережить вместе, не став при этом настоящими друзьями, и победа над двенадцатифутовым троллем – одна из таких вещей.

Глава одиннадцатая

Квидиш

 

Наступил ноябрь, и сделалось очень холодно. Горы, окружавшие школу, приобрели льдисто-серый оттенок, поверхность озера цветом напоминала холодную сталь. По утрам земля покрывалась инеем. Из окон верхних этажей можно было видеть, как Огрид, закутанный в кротовую шубу, меховые варежки и невообразимого размера унты из шкуры бобра, на квидишном поле размораживает метлы.

Открылся квидишный сезон. В ближайшую субботу Гарри, после долгих тренировок, должен был наконец принять участие в своей первой игре, «Гриффиндор» против «Слизерина». Выигрыш сильно поправил бы положение гриффиндорцев, они бы перешли на второе место в борьбе за кубок школы.

Никто еще не видел Гарри в деле – Древ решил, что его, как секретное оружие, следует хранить, ну… в секрете. Однако слухи, что он стал новой Ищейкой гриффиндорцев, все-таки каким-то образом дошли до широкой общественности, и теперь Гарри не знал, кто хуже – люди, которые уверяли, что все будет прекрасно или люди, которые обещали бегать внизу с матрацами.

Дружба с Гермионой пришлась как нельзя кстати, просто непонятно, как бы он без нее справился со всеми домашними заданиями, учитывая дополнительные тренировки, которые то и дело назначал Древ. Кроме того, Гермиона дала ему почитать книжку, «Квидиш сквозь века», и та оказалась очень и очень познавательной.

Гарри узнал, что в квидише существует семьсот способов нарушить правила игры, и все семьсот были нарушены во время мирового чемпионата в 1473 году; что Ищейки обычно самые маленькие и самые быстрые игроки, и что все самые серьезные несчастные случаи, которые могут произойти во время игры, происходили именно с ними; что люди редко умирают во время игры в квидиш, но зато бывало, что судьи во время матча исчезали и находились лишь много месяцев спустя посреди пустыни Сахара.

С тех пор как Гарри и Рон спасли Гермиону от горного тролля, она сделалась менее строга в отношении нарушения правил и стала куда более приятной особой, чем раньше. В день перед игрой, которая должна была стать первой для Гарри, они втроем мерзли во дворе во время перемены, и Гермиона вопреки запрещению наколдовала яркий голубой огонь, который можно было носить с собой в банке из-под джема. Они стояли, прижимаясь к этому огню спинами и грелись. В это время мимо проходил Злей. Гарри сразу же заметил, что он прихрамывает. Гарри, Рон и Гермиона теснее прижались к огню, чтобы скрыть его от глаз учителя; у них не было сомнения, что то, что они сделали, запрещено. К несчастью, Злей по их виноватому виду тут же что-то заподозрил и, хромая, приблизился к детям. Он не заметил огня, но явно стал искать повода придраться.

– Что это у вас там, Поттер?

Гарри держал подмышкой «Квидиш сквозь века». Он показал книгу Злею.

– Библиотечные книги не разрешается выносить из школы, - заявил Злей. – Отдайте ее мне. Минус пять баллов с «Гриффиндора».

– Он только что придумал это правило, - сердито проворчал Гарри, когда Злей уковылял подальше. – Интересно, что у него с ногой?

– Понятия не имею! Но надеюсь, что сильно болит! – злобно воскликнул Рон.

В гриффиндорской гостиной в тот вечер было очень шумно. Гарри, Рон и Гермиона сидели рядышком у окна. Гермиона проверяла у мальчиков домашние задания. Она никогда не давала списывать («Вы так ничему не научитесь!»), но они нашли к ней подход, и, попросив проверить работу, так или иначе узнавали правильные ответы.

Гарри был неспокоен. Ему хотелось бы получить назад «Квидиш сквозь века», чтобы почитать и отвлечься от мыслей о предстоящем завтра матче. С какой стати он должен бояться Злея? Он встал и сказал, что собирается пойти попросить книгу у профессора.

– Лучше ты, а не я, - хором заявили Рон с Гермионой. Гарри подумал, что Злей вряд ли откажет, если попросить его в присутствии других преподавателей.

Он добрел до учительской и постучал. Ответа не было. Он снова постучал. Тишина.

Может, Злей оставил книгу внутри? Надо посмотреть. Гарри толкнул дверь, так, чтобы она приоткрылась, сунул нос внутрь – и оказался свидетелем ужасной сцены.

В учительской находились Злей и Филч, вдвоем. Злей держал робу приподнятой над коленями. На ноге у него была страшная кровоточащая рана. Филч протягивал Злею чистый бинт.

– Чертово животное, - говорил Злей. – Каким, скажите на милость, образом можно уследить одновременно за тремя головами?

Гарри хотел было аккуратно притворить дверь, но…

– ПОТТЕР!

Злей, перекосившись от ярости, быстро опустил полы платья. Гарри судорожно сглотнул.

– Я только хотел узнать, нельзя ли мне получить назад книжку.

– УБИРАЙСЯ! ВОН!

Гарри поспешил убежать, пока Злей не догадался вычесть еще баллы. Он пулей бросился наверх.

– Ну как, получилось? – спросил Рон, когда запыхавшийся Гарри сел рядом с ним и Гермионой. – Что это с тобой?

Тихим шепотом Гарри поведал друзьям об увиденном.

– Знаете, что это значит? – практически беззвучно прошептал он в заключение. – В Хэллоуин Злей пытался пройти мимо трехглавого пса! Вот куда он направлялся, когда мы его видели – он хочет украсть то, что охраняет чудовище! Клянусь метлой, это он впустил тролля, чтобы всех отвлечь!

Гермиона глядела широко раскрытыми глазами.

– Нет, он не стал бы, - возразила она. – Согласна, он не самый милый на свете человек, но он не стал бы ничего красть у Думбльдора, тем более, если сам Думбльдор предпочитает держать это в безопасном месте.

– Слушай, Гермиона, ты и впрямь считаешь, что все учителя святые или что-то в этом роде? – рассердился Рон. – Я согласен с Гарри. Я тоже не доверяю Злею. Но что ему нужно? Что такого интересного стережет наша собачка?

Гарри лег в кровать, но голова его гудела от неразрешенных вопросов. Невилль давно храпел, а вот Гарри был не в состоянии заснуть. Он попробовал ни о чем не думать – ему обязательно надо было выспаться перед первым в его жизни матчем по квидишу – но выражение лица Злея в момент, когда тот понял, что Гарри заметил рану у него на ноге, оказалось не так-то просто забыть.

Вскоре пришел яркий холодный рассвет. Большой Зал был полон соблазнительным запахом жареных колбасок и веселой болтовней тех, кто предвкушал интересное зрелище.

– Тебе обязательно надо поесть.

– Не хочу.

– Съешь хоть бутерброд, - приставала Гермиона.

– Не могу.

Гарри чувствовал себя ужасно. Через час ему предстояло выйти на поле.

– Гарри, у тебя не будет сил бороться, - сказал Симус Финниган. – Ищеек вечно бьют и толкают игроки другой команды.

– Спасибо за заботу, Симус, - поблагодарил Гарри, наблюдая, как тот поливает колбаску кетчупом.

К одиннадцати часам вся школа собралась на трибунах квидишного поля. У многих ребят были бинокли. Вообще-то, сидения в случае необходимости сами поднимались в воздух, но все же иногда было трудно следить за ходом игры.

Рон с Гермионой сели в верхнем ряду вместе с Невиллем, Симусом и Дином – вестхэмским фанатом. В тайне от Гарри они из попорченных Струпиком простынок соорудили большой плакат. На плакате было написано: «Поттера в Президенты!», а внизу Дин, который хорошо рисовал, изобразил гриффиндорского льва. Потом Гермиона поколдовала немного, и надпись стала мигать, меняя цвета.

Тем временем, Гарри вместе с командой переодевался в квидишную форму - робу малинового цвета (слизеринцы играли в зеленом).

Древ прочистил горло, призывая игроков к вниманию.

– Ну-с, господа, - начал он.

– И дамы, - перебила Охотник Ангелина Джонсон.

– И дамы, - согласился Древ. – Час настал.

– Великий час, - сказал Фред Уэсли.

– Которого мы все так ждали, - сказал Джордж.

– Мы знаем речь Оливера наизусть, - объяснил Фред специально для Гарри, - мы в команде с прошлого года.

– Помолчите, вы двое, - прикрикнул Древ. – В этом году команда у нас лучше, чем когда-либо за последние много лет. Мы должны выиграть. Я в этом уверен.

Он сверкнул глазами, словно говоря: «А иначе!…»

– Вот так. Время. Желаю удачи. Пошли!

Гарри покинул раздевалку вслед за Фредом и Джорджем и, молясь, чтобы не подогнулись коленки, вышел на поле под громкие приветственные крики.

Матч судила мадам Самогони. Она стояла в середине поля с метлой в руке, ожидая, пока соберутся обе команды.

– Надеюсь, вы будете играть честно, - сказала она, как только все подошли. Гарри обратил внимание, что эти свои слова она адресовала главным образом капитану «Слизерина», шестикласснику Маркусу Флинту. Гарри подумалось, что, судя по внешности, в Маркусе, должно быть, есть примесь троллевой крови. Уголком глаза он заметил полощущийся в вышине плакат, мигающий над толпой: «Поттера в Президенты!» и почувствовал себя храбрее.

– По метлам, прошу!

Гарри вскарабкался на свой «Нимбус 2000».

Мадам Самогони пронзительно свистнула в серебряный свисток.

Пятнадцать метел как одна взметнулись ввысь. Игра началась!

– И Кваффл тут же попадает к Ангелине Джонсон из команды «Гриффиндора» – какой великолепный Охотник эта девочка, к тому же, между прочим, красавица…

– ДЖОРДАН!

– Простите, профессор.

Приятель двойняшек Уэсли, Ли Джордан, комментировал этот матч под строгой цензурой профессора МакГонаголл.

– Она проводит ловкий маневр – отличный пасс Алисии Спиннет, это недавнее ценное приобретение Оливера Древа, прошлый год Алисия провела в резерве – назад к Джонсон и… – нет, Кваффл переходит к слизеринцам, капитан «Слизерина» Маркус Флинт получает Кваффл, летит в сторону – летит как горный орел – сейчас он забьет… – но нет, его останавливает Охранник «Гриффиндора» Древ – Кваффл переходит к гриффиндорцам – сейчас вы видите Охотника команды «Гриффиндор» Кэтти Бэлл, красивый нырок под Флинта, и снова вверх в игровое поле и – ОЙ! – это, должно быть, очень больно, по затылку Нападалой – Кваффл перехватывают слизеринцы – вот вы видите, как Адриан Пусей спешит к кольцам, но путь ему блокирует второй Нападала – отбитый Фредом или Джорджем Уэсли, не могу сказать, кем именно – в любом случае, прекрасную игру показал Отбивала «Гриффиндора»; Кваффл снова у Джордан, перед ней чисто. Никого нет – она буквально летит – увертывается от стремительно приближающегося Нападалы – вот она уже около колец – давай же, Ангелина! – Охранник Блетчелли подныривает – промахивается – И ГРИФФИНДОРЦЫ ЗАБИВАЮТ ГОЛ!!!

Приветственные крики болельщиков «Гриффиндора» понеслись с трибун, сопровождаемые стонами и завываниями болельщиков «Слизерина».

– Давайте-ка, сдвиньтесь.

– Огрид!

Рон и Гермиона как можно теснее прижались друг к другу, чтобы великан сумел втиснуться рядом с ними.

– Глядел с хижины, - поведал Огрид, похлопывая по гигантскому биноклю у себя на шее. – Да с народом-то оно лучше, правда? Проныра покамест не появлялся?

– Не-а, - ответил Рон. – Гарри еще ничего не делал.

– Ну и не беда, ему и не к спеху… Вот это да, - приговаривал Огрид, подняв бинокль и выискав в небе точку, которая была – Гарри.

Высоко над трибуной, Гарри скользил в воздухе над игровым полем, щурясь в поисках малейшего признака присутствия Проныры. Это было частью плана, который они разработали совместно с Древом.

– Держись в стороне, пока не увидишь Проныру, - все время повторял Древ. – Нельзя же, чтобы тебя атаковали раньше времени.

Когда Ангелина забила гол, Гарри от избытка чувств проделал в воздухе пару мертвых петель. А потом снова принялся внимательно следить, не появился ли Проныра. Один раз он заметил золотой отблеск, но это оказалось всего лишь отражение солнечного луча от наручных часов одного из двойняшек, а в другой раз прямо на него понесся Нападала, более всего похожий на пушечное ядро. Гарри увернулся, и мимо вслед за Нападалой промчался яростный Фред Уэсли.

– Порядок, Гарри? – успел проорать он, яростно отбивая Нападалу в сторону Маркуса Флинта.

– «Слизерин» ведет Кваффл, - тараторил Ли Джордан, - Охотник Пусей, нырнув, уходит сразу от обоих Нападал, обоих Уэсли и от Охотника Бэлл и летит к – подождите секундочку – это что, Проныра?

Ропот пробежал по стадиону, когда Адриан Пусей упустил Кваффл, потому что чересчур зазевался, обернувшись через плечо – проследить за золотой молнией, только что сверкнувшей у его левого уха.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...