Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 2 Красный День Календаря 3 страница



Фриман повел плечами и неопределенно кивнул. Аликс, не показав своей тревоги, улыбнулась и подмигнула ему:

- Ну что, Гордон, - она впервые назвала его по имени, - Купить тебе выпить?

Голубой и потертый автомат «ВОДА» с бесстыжей надписью «Из личных запасов доктора Брина» выглядел забытым и покинутым. Фриман скользнул по нему взглядом. Что ж, если хочет, пусть покупает. Он что, запретит ей? Стоп. Что там за знак на стене?.. Фриман пригляделся и опустил взгляд – на стене оранжевой краской размашисто была выведена заключенная в кольцо греческая буква Лямбда… Аликс нажала пару кнопок на автомате и даже пару раз стукнула по железному боку кулаком. Внутри старого аппарата что-то скрипнуло – Гордон увидел, как его передняя стенка дрогнула. Аликс взялась за нее и неожиданно легко открыла ее, словно дверь. Внутри, вместо ожидаемых механизмов и банок с водой, показалась просторная комната.

- Кстати, рада познакомиться, - смущенно сказала Аликс, и тут же торопливо предложила, - Заходи, Гордон! Доктор Кляйнер ждет.

«Кляйнер… Он там!»

Гордон почувствовал неожиданное волнение – словно он на свадьбу идет, а не в лабораторию своего учителя и наставника. Фриман, повинуясь порыву, быстро шагнул в комнату, сделал два шага. И замер. Кляйнер.

- Ламарр! Черт побери, куда она делась? Выходи оттуда!

Сзади хлопнула железная «дверь» и Аликс вышла из-за спины Гордона, который стоял, стоял и смотрел на старого ученого. Кляйнер стоял спиной к ним, растерянно заглядывая в пустой раскрытый бокс, в каких перевозят домашних животных.

- Э, доктор Кляйнер… - растерянно начала Аликс, подойдя к Кляйнеру, - Все в порядке?

Кляйнер, голова которого почти полностью ушла в бокс, вздрогнул от неожиданности, при этом приложившись затылком о потолок бокса. Но ученый так и не повернулся, лишь махнул назад рукой, продолжая вглядываться в ящики и коробки, которые во множестве стояли за боксом.

- А, привет, Аликс, - голос Кляйнера был звонок и энергичен, - Ну, почти в порядке: Ламарр снова сбежала из клетки. Если бы Барни не был на смене, я бы подумал, что он расставил ловушки и…

Кляйнер, не прекращая говорить, медленно повернулся к собеседнице. И тут де его взгляд скользнул сквозь нее, на того, кто стоял за ее спиной. Аликс, сдержанно улыбнувшись, отступила в сторону. Кляйнер подался вперед, близоруко щурясь и поправляя очки.

- Боже мой! Гордон! Это ведь ты, верно?

Гордон молча смотрел на Кляйнера и поражался тем переменам, что произошли в его наставнике. Бросалось в глаза, что он постарел. Голова, которая раньше была покрыта короткими, но все же волосами, теперь была совершенно лысой, на ней появились старческие пятна. А ведь в «Черной Мессе» Айзек Кляйнер был уже немолодым ученым. Но больше всего Гордона поразил его голос. Все тот же, полный энергии и оптимизма. Словно и не прошло Время, словно они все еще сидят в маленькой столовой, и Кляйнер просит включить микроволновку с его завтраком… Гордон на миг зажмурился, прогоняя подступившие образы. Скорее, даже не образы, - призраки.



- Здравствуйте, доктор Кляйнер, - наконец сказал он.

- Я нашла его в городе, - весело сказала Аликс, желая «пробудить» обоих встретившихся, – Шатался где попало. Вечно с ним одни неприятности, - добавила она, украдкой улыбнувшись Гордону.

Но Фриман пропустил этот жест мимо себя. Он слушал биение своего сердца. Он понимал, что он все делает неправильно. Конечно, нужно смеяться. Нужно радоваться, радостно хлопать друг друга по плечу, сказать что-то вроде «Я так рад, что увидел вас!». Нужно улыбнуться. Но он не мог ничего поделать. Гордон напрягся. «Черт… Не могу. Но так все равно… нельзя. Они все-таки тоже рады мне…». И Гордон улыбнулся. Постарался улыбнуться, и получилось это почти искренне. Он не заметил, как Аликс облегченно вздохнула и снова расслабилась. Все в порядке.

Если бы.

- Какие неприятности, Аликс! – Кляйнер словно ожил, и шутливо строго посмотрел на девушку, - Мы очень обязаны доктору Фриману. Несмотря на порождаемые им неприятности.

Последние слова были произнесены тихо, но все же с тем же озорным блеском в глазах. Гордон усмехнулся.

- Так уж выходит у меня, доктор Кляйнер, - Гордон развел руками.

- Не бери в голову, Гордон, - беспечно махнул рукой Кляйнер и подошел к каким-то компьютерам, - Это все в прошлом. Но сейчас, несмотря ни на что, Гордон, ты как раз вовремя. Алекс как раз установила последнюю часть возрожденного телепорта.

- В этом прорыве нет моей заслуги, док, - сказала Аликс, покосившись на Гордона.

- Нонсенс, - Кляйнер на миг оторвался от мониторов, - Твой талант превосходит твою красоту.

- Да ладно вам, доктор! – Аликс даже покраснела и опять посмотрела на Гордона.

Тот приподнял брови и улыбнулся.

- Давайте посмотрим, как эта штука работает, хорошо?

Аликс торопливо отошла к другому монитору, начав что-то на нем просматривать. Гордон впервые огляделся вокруг, осматривая «владения» своего учителя. А вокруг было на что посмотреть! Прямо за немыслимым нагромождением компьютеров, сканеров, мониторов и счетчиков, за которым стоял Кляйнер, высились две огромные колбы с багряным раствором внутри. В жидкости то и дело побегали пузыри воздуха, колбы были подключены к целому набору проводов, которые шли под потолок и терялись там в трубах. Фриман заметил на одном из компьютеров бумажку с надписью «Месса», и отошел. С другой стороны лаборатории на заставленном беспорядочной аппаратурой столе выделялась странного вида небольшая установка в виде двух круглых платформ, подключенных к блоку проводов, тумблеров и плат. На одной из платформ, над которой куполом смыкались четыре проволочные колонны, стоял маленький горшочек с чахлым кактусом. Гордон подошел и пригляделся – на платформе была небольшая кнопка с надписью «Передача».

- Конечно, Гордон, осматривайся! – окликнул его Кляйнер, - Можешь активировать установку.

Гордон, оглянувшись на Кляйнера, нажал на кнопку. Внезапно от платформы отделилось опоясывающее ее стальное кольцо и завращалось вокруг кактуса. Гордон заметил, как внутри проволочного «купола» и кольца поголубело пространство – вокруг кактуса стремительно концентрировались сине-зеленые молнии. Вспышка, от которой Гордон, повинуясь привычке, чуть не пригнулся, на миг сверкнула – и кактус исчез. Мгновенье, треск – и кактус появился на соседней платформе.

- Это модель телепортера низких частот? – спросил Гордон подошедшего Кляйнера.

- Ну надо же! – Кляйнер улыбнулся, - За столько лет не забыл ничего! У нас ведь над тесткамерой были такие же портационные трубки, помнишь?

- За столько лет… - повторил Фриман и отошел.

Кляйнер покачал головой и тоже отошел к компьютерам. Гордон уже задумчиво разглядывал небольшой стенд на стене. Его взгляд переходил то к большому чертежу чего-то неимоверно сложного, то к небольшой вырезке из газеты, с которой на него смотрели два знакомых лица – чернокожий мужчина и белая женщина. Фриман даже не стал вчитываться в текст под фотографией – лица Илая и Азиан не отпускали взгляд от себя, тянули все глубже, туда, откуда не возвращаются – в такое недавнее и тяжелое прошлое.

- Доктор Кляйнер, - сказал он наконец, - А что будет, если в принимающий порт той вашей модели засунуть руку и нажать на кнопку?

Кляйнер поднял голову и внимательно посмотрел на Гордона, который все разглядывал стенд. Ученый теперь точно понял, что не все так хорошо, как он думал.

- Гордон, скажи лучше сразу, - сказал он, - Что тебя тревожит? Что-то не так?

Аликс, стоящая у мониторов окрестных телекамер, украдкой подняла голову и посмотрела на Гордона. Тот так и не обернулся.

- Нет, все так, - как-то странно сказал Фриман и кивнул на стенд, - Скажите, как вам удалось сохранить ваш журнал?

Кляйнер только мельком глянул на журнал, висящий на стенде. Это был выпуск «Популярной Науки» восемьдесят пятого года, и с обложки глядел еще молодой, с рыжеватыми волосами, Айзек Кляйнер. Этот журнал он когда-то принес в «Черную Мессу» и тоже повесил на стене. И, конечно же, не забыл забрать его с собой, когда…

Кляйнер подошел к Гордону.

- Гордон. Я все понимаю. И я тоже… - голос Кляйнера дрогнул, - Я тоже помню все… Все, что пережил тогда. Но я не хочу жить этим. Жить прошлым нельзя, Гордон. Оно затягивает в себя, и ты просто перестаешь существовать. Я стараюсь не вспоминать обо всем этом, хотя напоминания повсюду. Но надо жить. Надеяться, что все будет хорошо.

Фриман наконец посмотрел на своего наставника. Покачал головой:

- Для меня не все так легко, как для вас, мистер Кляйнер. Все это было словно… словно сегодня. Да, это все ушло. Но остались мы с вами. Остались Илай, Барни, Аликс… Я чувствую, что все еще продолжается. Будто те события снова и снова дают новые всходы.

Кляйнер отвернулся.

- Ты прав, Гордон. Всходы посеянных тогда семян все еще рождаются. Когда… Альянс пришел сюда, к нам, мы уже не ждали худшего. Две силы, две стены зажали нас с обеих сторон – Альянс и Зен. Многие простились с судьбой еще девятнадцать лет назад. Но… еще есть те, у кого осталась надежда. Кто все еще не хочет жить, как пленный, как раб. Мы – Аликс, я, Илай и другие – мы не хотим. На самом деле не хотят все, но не каждый осмеливается желать давно позабытого. Мирного неба. Солнца. Свободы. Я знаю, догадываюсь, что ты еще помнишь все это. И верю, что не сдашься. Те, кто хотят изменить что-то в своей жизни, идут к нам, сюда. Мы ведем их к Илаю, а затем – из города. Может, когда-нибудь у людей хватит дерзости подняться с колен. И я думаю, мы поможем им в этом. Ты поможешь.

Тяжелое молчание надолго повисло в лаборатории. Аликс отвернулась к мониторам, но не смотрела в них. Каждый был сейчас там… В Прежнем Мире.

- Я понимаю, доктор Кляйнер, - тихо сказал Гордон, отходя от стенда и расправляя плечи, - Я с вами.

Внезапный шум заставил всех вздрогнуть. «Дверь» в лабораторию открылась и перед всеми появился запыхавшийся Калхун.

- Он здесь? – спросил Барни с ходу и лишь затем заметил Гордона, - Черт, Гордон, ты разворошил улей! Эти стервятники теперь не скоро успокоятся – надо быть осторожнее.

Барни подошел к мониторам, у которых стояла Аликс, и покрутил ручку переключения каналов.

- Ну слава богу, слежки нет, - с облегчением произнес он, - А то я уже всего могу ожидать. Мы не можем здесь долго оставаться, док. Это ставит под угрозу всю нашу работу.

Кляйнер снова стал энергичен и подвижен.

- Боже, Барни, ты прав! Заговорились мы тут что-то, пора и заканчивать с подготовкой!

- Я еле упросил одного из ГО подменить меня на посту, - пожаловался Барни.

- Не волнуйся, - успокоила его Аликс, - Через минут десять меня тут уже не будет. Гордон пойдет со мной.

Фриман заинтересованно глянул на Аликс, а Барни, перехватив этот взгляд, подошел к нему.

- Ну, если он согласен… Гордон, ты как, в порядке? Слушай… может, это сейчас не к месту, но…

Гордон улыбнулся и похлопал Барни по плечу.

- Ну, говори, Барни! Пиво, наконец, принес?

- Черт тебя дери, - проворчал Калхун, - И когда ты забудешь? Слушай… Я понимаю, если ты здесь, а не в… Аризоне, то ты прошел через очень многое. Но скажи, где ты был все это время? Мы же ничего не слышали о тебе уже много лет. Где ты был?

- Калхун! – укоризненно произнес Кляйнер и покачал головой.

- Эх, Барни, - иронично вздохнул Гордон, - Хотел бы я сам это знать.

Барни как-то странно поглядел на Гордона, но ничего не сказал.

- Ну, хватит его доставать! – весело сказала подошедшая Аликс, - Совсем вы с доктором Кляйнером на него насели!

- Ну ничего себе! – искренне возмутился Барни, - Гордон, ты видишь, до чего ты докатился? Женщина уже тебя защищает!

- Нашел женщину, - нахмурилась Аликс, - Можно подумать, что мне сорок лет!

- Вот и не учи старших! – назидательно сказал Барни, подмигнув Гордону, - С ГО-шником со стажем опасно шутить. А с доктором наук – тем более.

- Все, прекратите ругаться, - окликнул их Кляйнр, снова развивший бурную деятельность, - Сегодня ведь все-таки праздник. Красный день календаря, можно сказать. Торжественно откроем телепорт двойной передачей.

Барни с неподдельным удивлением обернулся к ученому.

- Подожди, ты хочешь сказать, что эта штука работает? На этот раз в самом деле работает? Потому что… мне до сих пор снятся кошмары про ту кошку…

Кляйнер махнул рукой:

- Спокойно, не зачем так волноваться…

- Кошку? – встряла заметно обеспокоившаяся Аликс.

Фриман с любопытством наблюдал на гаммой эмоций на ее лице.

- Мы далеко шагнули с тех пор… - продолжал не заметивший ничего Кляйнер, - Да, далеко…

- Что за кошка? – Аликс даже тронула Барни за плечо.

Калхун мельком глянул на нее и безучастно отвел взгляд в сторону.

- Док, раз уж он пойдет не по улицам, - сказал он, кивая на Гордона, - может мы его переоденем?

- Что? – Кляйнер оторвался от монитора и рассеянно посмотрел на Барни, - Боже, а ведь ты прав! Барни, предоставляю это тебе.

Аликс уже снова стояла возле мониторов, недовольно поглядывая на остальных. Он не была вправе здесь чего-то требовать… Но элементарно можно оказывать хоть немного внимания?

Барни уже подозвал Гордона к массивной двери в стене и набрал код доступа. Фриман следил за медленно отъезжающей вверх дверью, которая открывала… Гордон не мог в это поверить! Прямо перед ним, в застекленном контейнере, стоял его старый костюм. Оранжевые пластины знакомо поблескивали в полумраке, с нагрудного щитка на Гордона смотрела заново выкрашенная эмблема комплекса «Лямбда». Гордону стало как-то не по себе. Он чувствовал это старое знакомое чувство, когда этот скафандр был частью его тела, его второй кожей, спасающей даже в самых невероятных местах. Это было именно то, что давало ощущение превосходства, силы. И в то же время, Гордон ведь только что слушал, что ему говорил Кляйнер. И вот теперь снова. Снова надо уйти в эту бесконечную бездну, в то, что уже случилось, и чего уже никогда не исправить. Гордон стоял и смотрел на то, что стало его судьбой, его спасением и приговором. Нет, что бы они все ни говорили – бежать бессмысленно. От себя не убежишь. От судьбы – тем более. Когда-то, может, десятки лет назад, он искренне думал, что изменит все вопреки судьбе, что поплывет против течения. То, что ощутил Гордон, увидев скафандр, нельзя назвать радостью. Скорее – еще один камешек в чашу весов его злой судьбы. Ты можешь пытаться плыть против течения. Вот только вряд ли при этом сдвинешься с места. И, когда последние тщетные силы закончатся, течение понесет его о своей, высшей воле…

Барни, не заметив замешательства Фримана, уже подошел к контейнеру и потянулся к панели открытия шлюза.

- Так-так! – нетерпеливо проговорил он.

И вдруг что-то свалилось на него сверху. Барни со сдавленным стоном извернулся, стараясь скинуть с себя… Нет, это не видение… Скорее, еще один призрак той темной бездны, вернувшийся из нее вместе со скафандром…. Гордон, увидев это, вздрогнул, крупные капли холодного пота выступили у него на лбу. Он напрягся и, не видя ничего вокруг себя, схватил со стола какой-то разводной ключ, приготовившись нанести удар по напавшему хедкрабу…

- Ламарр! – вдруг радостно воскликнул подбежавший Кляйнер.

Его рука отстранила руку Гордона с «оружием» в ней, легко и спокойно, и Гордон покорно опустил руку. Барни, похоже, с огромным трудом отодрав хедкраба с волос, с силой бросил его о пол, в метре от Гордона. Тот внешне был спокоен, и только глаза его неотрывно следили за шипящим существом, которые виделись ему не так давно в каждом темном углу. Удар о пол не принес хедкрабу никакого вреда – он ловко приземлился на ноги и тут же запрыгнул на небольшой шкафчик.

-Я думал, ты избавился от нее! – Барни казался возмущенным и даже испуганным.

Хедкраб злобно зашипел на Барни и провокационно дернулся в его сторону, словно дразня. Гордон, заметив, что Аликс наблюдает за сценой со стороны с легкой улыбкой, осторожно подошел к остальным.

- Конечно, нет! – не менее возмущенно ответил Кляйнер, - Не бойся, Гордон – ей удалили жало, и теперь она не опасна.

Гордон с нескрываемой ненавистью посмотрел на хедкраба, который почему-то не нападал. Но ведь должен напасть. Они всегда нападали. Ну же, напади. Напади. Дай повод размазать тебя по полу… За все - за все, что случилось и еще случится.

- Убери от меня эту дрянь! – зло крикнул Барни, когда тварь снова метнулась в его сторону.

- Доктор Кляйнер, - проговорил Фриман, - Вы что, держите хедкраба? Где вы его взяли?!

- Поймал в канализации, - сообщил Кляйнер, - Не бойся, Ламарр не опаснее собаки. Она может только попробовать присосаться к твоей голове. Тщетно, конечно же. Смотри!

Кляйнер наклонил блеснувшую лысиной голову, подставляя ее хедкрабу.

- Давай, малышка, прыгай!

- Мистер Кляйнер, не надо! – предостерегающе и одновременно беспомощно сказал Гордон.

Он чувствовал, что это неправильно. Этих тварей надо убивать. Забивать ногами. Но никак не держать дома, как домашнюю зверюшку. Недавнее чувство, что мир сошел с ума, снова дало о себе знать… Ламарр послушно повернулась, словно целясь на прыжок. И она прыгнула.

- Нет, не туда! – отчаянно крикнул Кляйнер, глядя, как хедкраб прыгнул на какие-то ящики, опрокидывая стоящие там мониторы и системные блоки, - Нет, осторожно, они очень хрупкие!

Барни с приятной улыбкой следил, как по ящикам Ламарр быстро достигла вентиляционной трубы, в которой и исчезла.

- Отлично! Теперь уйдет целая неделя, чтобы достать ее оттуда! – Кляйнер досадливо плюнул и отошел.

- Да, если повезет, то и дольше, - пробормотал Барни, подмигивая Фриману.

- Барни, а ты, по-моему, не любишь животных! – весело заметила подошедшая Аликс.

Барни лишь скривился и снова зашел в подсобку со скафандром. Гордон, растерянно улыбнувшись в ответ на взгляд Аликс, пошел за ним. Он осторожно взял свой костюм за рукав. Черт, все тот же…

- Ну, Гордон, давай, надень свой костюм, - подбодрил его Барни и вышел к мониторам камер.

Гордон, не став снимать грубую робу, привычно и легко влез в скафандр, отгоняя подступающие, совсем не веселые мысли… «Черт, прямо как тогда! – невольно поразился Фриман, - Обновили его, конечно, изрядно… Но все равно, как-то спокойнее с ним. Этот друг меня никогда не предавал…». Отогнав совсем уже мрачные мысли о человеке по имени Джон, Фриман, поводя руками, вышел к остальным. Он чувствовал себя снова собой. Прежним, наивным молодым ученым-физиком, которому казалось, что вот-вот он выберется на поверхность за помощью, и все будет хорошо. Как же!

«С ним можно и в ад… К тем, которые уже не со мной…»

Гордон подошел к Барни, просматривающему мониторы. Калхун, мельком оглядев Фримана, успокаивающе кивнул ему и отошел. Гордон окинул взглядом мониторы. Покрутил ручку переключения каналов камер. Вот «вход» в их лабораторию. Вот – небольшой квартальчик с прогуливающимися ГО-шниками. Вот какой-то пост охраны. Стоп! Гордон в смятении даже снял очки и пригляделся, наклонившись к экрану вплотную. Ему показалось? Нет, точно. Только что возле КПП на мониторе появился человек в синем костюме. Все то же властное снисходительно-насмешливое лицо. Строгий имидж. Кейс в правой руке. Гордон смотрел на него, и перед ним плыли смутные образы разрушенных городов, высохший ручей… G-man, поправив галстук, отошел, скрывшись из поля зрения объектива камеры. Но Гордон все еще стоял, смотря в пустоту. Он ничего не понимал, ничего не знал наверняка. Но одно он уже понял, за те последние дни его прежней жизни, он понял, что этот человек никогда не появляется случайно. Что-то готовится. Что-то будет, и очень серьезное…

«А, идите вы все»! – в сердцах крикнул про себя неизвестно кому Фриман и отошел.

- Гордон, костюм по-прежнему сидит на тебе, как перчатка, - поправил очки Кляйнер, смущенно добавив, - Ну… по крайней мере, перчатки костюма – точно. Я кое-что в нем изменил, пока сообщу тебе самое главное.

Кляйнер, под ироничным взглядом Барни, полез куда-то вниз, к стопкам бумаг на полу, и выудил оттуда небольшой ламинированный лист бумаги.

- Итак, приступим. Кхм… - Кляйнер близоруко уставился в лист, - Конструкция костюма H.E.V. модели Марк 5 изменена для повышения функциональности и комфортности… О, боже…

Стены вдруг едва ощутимо сотрясло, и тихий гул машин лаборатории прорезал протяжный гул далекой сирены.

- Док, у нас нет на это времени! – раздраженно воскликнул начавший нервно оглядываться Барни, - Давайте действовать. Кстати, Гордон, костюм будет немного отличаться от обычного пальто, если его подзарядить.

- Да, хорошая мысль, - одобрил Кляйнер, - Гордон, на стене есть зарядник. Теперь костюм можно заряжать от различных источников Альянса, которых полно в местах патрулирования.

Фриман кивнул и быстро направился с необычного вида щитку на стене. Разъем нашелся с трудом, зато процесс подзарядки прошел очень быстро.

- А пока, приступим к работе, - сказала Аликс, подходя к Фриману, - Ну, заходи, Гордон. Доктор Кляйнер ждет.

Прежде чем Гордон успел спросить, Аликс потянулась к висевшей рядом с зарядником фотографии в рамке. Фото покосилось, и рука Аликс поправила его. Но рамка встала на место с глухим щелчком – и тут же честь стены со стендом отъехала в сторону, обнаруживая еще одну комнатку. Аликс первой зашла, но Фриман задержался возле фотографии. Гордон скрипнул зубами – на него смотрели все те же лица. Старые друзья и коллеги, исчезнувшие в бездне времени и злого рока… Гордон узнал это фото. Эту групповую фотографию они сделали за неделю до самого главного в жизни Гордона эксперимента. Когда Фримана избрали Работником Месяца, приходил корреспондент из «Mesa Times», хотел написать немного об отделе Аномальных Материалов, где работал новый эталон труда. Для общего фото в номер собрали только старших научных сотрудников. Гордон почувствовал предательскую рябь в глазах. Вот – Гарри Робинс. А вот – Уолтер. Лучезарно улыбающийся Илай, рядом – Кляйнер, Стелли, сам Гордон. Келлер тогда фотографироваться отказался – не хотел быть на снимке в инвалидном кресле… А еще был один, который как раз даже специально приехал тогда в сектор С – как же без него - и сниматься для «Mesa Times»? Вот только Брин стоял тогда вроде бы слева от Илая… Гордон так и не увидел лица бывшего Администратора. На месте головы Брина были лишь грубые и даже яростные штрихи белого карандаша-корректора…

Фриман вздохнул и вошел вслед за Аликс. Барни и Кляйнер уже были там. Первым, что бросилось в глаза – это было странного вида громоздкое устройство, висящее под потолком, и рядом с ним – большая и замысловатая клетка, вся начиненная сложной аппаратурой. Гордон заметил, что у махины под потолком был большой окуляр, вроде объектива, направленный на клетку. Было даже удивительно, как столь громоздкая машина помещалась с такой маленькой комнатке.

Кляйнер уже забрался на небольшую платформу на уровне головы Гордона и возился с панелью управления и монитором. Барни помогал Аликс открыть клетку.

Фриман почувствовал себя лишним.

- Гордон, встань рядом с той панелью и жди моей команды, - крикнул ему с платформы Кляйнер, и Гордон был ему благодарен.

Внезапно небольшой монитор на стене осветился, и на нем появился… Гордон даже отошел от панели, чтобы лучше приглядеться. Илай Вэнс.

- Айзек, ты там? – спросило морщинистое, добродушное чернокожее лицо.

- Да, да, Илай, тут небольшая задержка, - сказал Кляйнер в свой монитор, в котором, похоже, были и камера, и микрофон, - Никогда не угадаешь, кто сегодня забрел в нашу лабораторию!

Илай широко улыбнулся.

- Ну, это же не тот, о ком я думаю?

- Он самый. И мы отправим его сейчас в компании твоей очаровательной дочери.

- Ты готов принять нас, папа? – громко спросила Аликс, чтобы ее голос достиг микрофона Кляйнера.

- У нас все готово, - Илай, казалось, говорил уже торопливее.

- Итак, вперед! – воскликнул Кляйнер и набрал что-то на своей панели, - Поток массового поля самоограничивается… Я установил ИЦ и базу на ЛГ сферочисленную, и… функцию Гильберта… Условия просто не могли быть лучше!

- Ты это говорил и в прошлый раз, - проворчал Барни, глядя, как клетка с вошедшей в нее Аликс чуть приподнимается над полом, а ее горизонтальные прутья начинают раскручиваться вокруг каркаса.

- Да, кстати, насчет той кошки, - торопливо спросила Аликс, спохватившись.

Но никто не ответил ей. Напряжение нервов всей компании чувствовалось буквально всей кожей. Кляйнер сосредоточенно барабанил по клавишам, и аппарат под потолком, слегка опустившись, осветился светом множества диодов и ламп.

- Пуск: три… два… один… - внезапно прямо за спиной у Гордона раздался треск, от которого тот отскочил от панели, как ошпаренный.

- Вот черт! – Кляйнер, наконец, оторвался от клавиатуры, - Ну что опять…

- Э, доктор, штепсель… - пояснила Аликс.

Гордон глянул на панель – рядом с ней валялся шнур, видимо, выпавший из разъема.

- Господи, ты права, успокаиваясь, сказал ученый, - Гордон, ты не включишь нас?

Фриман пожал плечами и вставил выпавший провод в разъем. Лаборатория снова наполнилась гулом механизмов.

- Отлично. Продолжай, Гордон. Поверни выключатель напряжения портполя. Финальная стадия. Инициируем… сейчас!

- Нет, я не могу смотреть… - Барни прикрыл лицо рукой.

Фриман так и не понял, шутил ли Калхун, или вправду тот кот так сильно пострадал в прошлый раз… Аликс, похоже, едва держалась. Она растерянно и нервно засмеялась, когда ее осветил луч, вырвавшийся из окуляра аппарата. Вращающиеся прутья клетки охватило бирюзовое сияние, по телу девушки бегали зеленые молнии. Смех Аликс вдруг перешел в стон, не то тревоги, не то боли… Гордону показалось, что пространство в клетке исказилось, на миг причудливо извернув фигуру девушки в лучах молний. Последовал громкий хлопок, вспышка – и пустая клетка опустилась на пол. Прибор под потолком потух.

- Ну, как… - спросил Кляйнер в экран, - Получилось?

- Посмотри сам! – и рядом с лицом Илая возникло лицо его дочери.

- Эй, док! – она весело подмигнула и отошла от экрана.

- Фу, слава богу! Как гора с плеч, - Кляйнер вытер с лысины пот.

- Отличная работа, Иззи, - Илай, похоже, тоже что-то набирал на клавиатуре – его лицо почти не смотрело в экран.

- Ну, это не только моя заслуга, - Кляйнер благодарно оглянулся на Гордона, - Доктор Фриман – очень способный ассистент.

- Ну, давайте тогда переправим и Гордона, - Илай куда-то оглянулся,- Нам надо поторапливаться – Альянс может засечь резкие перепады электроэнергии.

- Ты прав, Кляйнер снова уткнулся в клавиатуру, - Поговорим через секунду.

Заметив, что Гордон стоит, задумчиво глядя в стенку, Барни ободряюще кивнул ему.

- Хорошая работа, Гордон, - Калхун похлопал друга по плечу, - Ну, там – провода, кнопки и все такое. Я смотрю, ты не зря МИТ закончил.

Фриман иронично посмотрел на него.

- А я смотрю, кому-то надо напомнить, как он бросил колледж Мартинсон. И все последние пять лет – на должности обычного охранника.

- Да куда там, пять лет! – Барни не обиделся, - Хорошо, если не десять. А насчет обычного охранника – это ты погорячился. Сам посуди, я же среди ГО единственный, кто работает по профессии. И не только.

- Ну, ладно, Барни, у нас мало времени, - послышался торопливый голос Кляйнера, - Твой черед помогать мне.

- Ну спасибо! – недовольно произнес Калхун, который уже было надеялся разговорить друга, но спорить с Кляйнером не стал.

Барни открыл клетку, и Фриман вошел туда. Прутья тот час же сдвинулись, и клетка приподнялась над полом, начиная раскручивать роторы.

- Гордон, ты готов?

- Да, доктор Кляйнер.

Гордон вздохнул. Телепортация? В последний раз это привело его к долгому забвению… Из одного поезда – в другой, только путь занял несколько лет. А что будет сейчас? Гордон укоризненно покачал головой и заставил себя прогнать эти мысли. Что это он в самом деле? Он же видел, как только что переправилась Аликс.

- Прекрасно, - пробормотал Кляйнер, - Инициация через три… два… один… Барни, будь так добр…

- Удачи тебе, Гордон, - и Калхун повернул рычаг активации портполя.

Аппарат под потолком начал наливаться светом, исходившим откуда-то изнутри его. Гордон почувствовал себя неуютно, стоя перед этим окуляром, словно под стволом автомата.

- В самом деле, удачи, - махнул ему Клйнер, - Мы готовы передать тебя, Гордон. Счастливого пути, и успехов в твоих начинаниях… Финальная стадия.

Окуляр начал светиться. Гордон напрягся, ожидая, как его сейчас пронзит бирюзовый поток плазмы. И вдруг – ничего не произошло. Гордон услышал лишь громкий треск и сноп искр, выбитый из оборванных проводов – на толстые кабели откуда-то из вентиляции свалился и повис на них хедкраб.

Вот тогда Фриман действительно испугался.

- Что за черт?! – крикнул Барни, пытаясь рассмотреть того, кто висел на проводах.

Аппарат под потолком светился все больше – казалось, что-то сейчас оборвется – и луч вылетит из него, не контролируемый ничем. Гордон сжался и заметался внутри клетки.

- Что это? – Кляйнер в панике смотрел то на аппарат, то на хедкраба.

- Это твой хренов питомец! – злобно крикнул Барни, и постарался подпрыгнуть и схватить хедкраба, но не смог достать, - Выключай! Выключай немедленно!

- Я не могу, процесс уже необратим! – Кляйнер в отчаянии бил по клавишам, но телепортер гудел все сильнее.

- Да остановите же вы этот чертов аппарат! – крикнул Гордон, не зная, куда деваться из-под прицела окуляра.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...