Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 2 Красный День Календаря 6 страница



 

- Эй, Доктор Фриман! – весело крикнула она, - Я ждала, что Вы появитесь. Вот воздушный катер, он отлажен и полностью готов к дороге.

 

Фриман медленно подошел и мрачно оглядел катер.

 

- А зачем? – вдруг спросил он.

 

- Что зачем? – не поняла девушка.

 

- Зачем катер? Зачем куда-то ехать? – спросил Фриман, и постепенно на его лице проступала злоба, - Зачем вообще все это?! Пока ТАМ люди становятся живыми трупами, вы тут… Сволочи…

 

- Я понимаю Вас, - спокойно ответила она, - Но им уже не поможешь. Ракеты мы не способны сдержать. Мой Вам совет – не пытайтесь разбить лбом стену. Гораздо лучше сделать под нее подкоп. Илай Вам в этом поможет. Мы все поможем. Мы верим в Вас.

 

Фриман саркастически ухмыльнулся.

 

- Ты меня не за того принимаешь, девочка. Я всего лишь один из вас.

 

- Нет, - убежденно ответила она, - Вы не «всего лишь». Вы – великий человек.

 

«Да что за бред она несет?! – чуть не вскрикнул Гордон, - Какой я великий? Я такой же, как все. Я даже хуже – у меня активно пополняется не список новых друзей, а список друзей мертвых… И будь я чуть менее изворотливым – и я был бы там же. И там мне и место…»

 

Гордон сплюнул в радиоактивный поток и уселся на сиденье катера.

 

- Тут все просто, - поспешно сказал девушка, - Вот газ, вот тормоз, вот задний ход. Руль, как у водного мотоцикла… Ну, знаете, были такие давно…

 

- Знаю, - грустно усмехнулся Фриман.

 

- Дорога опасна, скажу честно, - призналась девушка, - Там много Гражданской Обороны. Но если вы будете половчее – доедете. Радиоактивные воды ведут прямо в «Восточную Черную Мессу».

 

- В «Черную Мессу»? – пробормотал Фриман, включая мотор, - Ладно, доедем…

 

- И удачи вам, Док! – девушка покрутила какой-то вентиль – и одна из стен туннеля поднялась, открывая глазам Гордона туннель, заполненный желто-зеленой жидкостью.

 

Гордон еще раз оглядел управление. Закрыл глаза. Снова открыл их. И улыбнулся, махнув девушке рукой.

 

- Передай Илаю, что Доктор Фриман уже едет!

 

И он, включив полную скорость, скрылся за поворотом.

 

Глава 4

Опасные Воды

… Ольга с ненавистью смотрела на солдат Альянса, конвоирующих ее. Те же респираторы вместо лиц, что и у ГО-шников, но рука жестче, и нрав беспощаднее. Только что они разбили Станцию 19 подчистую. Они напали, как стервятники, внезапно, круша все на своем пути, не жалея никого… Обычная процедура – оставить одного их повстанцев в живых для допроса. Но Ольге уже было все равно. Только что на ее глазах жестоко избили, а затем и расстреляли ее мужа… Она уже не хотела ничего, так как знала – ее все равно убьют. Она лишь хотела сделать все, чтобы от ее допроса солдаты получили все, кроме того, что они хотят.



- Эй ты, шевелись! – и удар в спину толкнул ее вперед.

Ее вели по прибрежной базе Гражданской Обороны, как она поняла из надписей на стенах. Конечно, надписи были не на русском, и даже не на английском, но за столько лет поневоле научишься понимать и такое… Ольга едва шла – во время штурма станции ей пулей перебило колено, и теперь, не чувствуя ничего, кроме боли, она едва ступала по бетонному полу. Но солдаты беспощадно подгоняли ее пинками, и она шла, шла, от усиливающейся боли уже не понимая, что творится вокруг. За распухшей и словно тряпичной ногой по полу шла темно-красная полоса.

Ее втолкнули в какую-то дверь. Она увидела шкафы с инструментами и БТРы. Кажется, это гараж… Тут же подошли два ГО-шника и еще трое солдат.

- Да вы что, спятили? – спросил один ГО-шник у солдат, конвоирующих Ольгу.

- А что тебе не нравится? – возмутился солдат, - Предписание мы выполнили.

- Да она еле жива! Как я с такой работать буду?! Она и без меня уже почти на том свете!

- Слушай, ты! – шагнул вперед солдат, - Не нравится – можешь подтереться! А с нас довольно! Нас послали сюда не вам прислуживать, а охранять базу! Или забирай ее, или мы ее сбросим в реку!

ГО-шник что-то проворчал, и, повернувшись ко второму ГО-шнику, приказал:

- Бери ее. Сейчас начнем.

- Ты, а ну, иди сюда! – прорычал тот, кому приказал первый ГО-шник.

Ольга машинально сделала шаг вперед, и в глазах у нее потемнело от боли. Она застонала. ГО-шник схватил ее за руки и скрутил их за спиной. Она видела, как первый «ГО» что-то сказал солдатам, и они ушли из гаража. И он вновь повернулся к ней.

- Слушай, - задумчиво сказал тот, что держал ей руки, - Может, не будем? Она и так сейчас умрет, кровью вся истекла…

- Опять ты за свое? – презрительно спросил второй, - Нечего тут самоуправством заниматься! Старший офицер здесь я, и я буду приказывать! У тебя, как я слышал, с трех последних допросов граждане ушли сами?

- Ну, - замялся ГО-шник, - Да, в общем. Они вроде сильно не провинились…

- Офицер HG2435! Ты уже покатился назад! В опасные ты игры играешь! Смотри, как бы потом плохо не пришлось. Ладно, заводи ее в комнату, сажай.

ГО-шник подтолкнул Ольгу к двери. Она кое-как пошла туда.

- Садись!

Она в изнеможении опустилась на твердое деревянное кресло. Она даже не заметила, что его спинка и подлокотники окрашены чем-то бурым… Старший Офицер подошел к ней.

- Гражданка номер RF2435, вам предлагается добровольно сообщить нам местонахождение человека по имени Гордон Фриман.

Ольга, собрав все силы, открыла глаза и посмотрела на двух нелюдей мутным взглядом. Слипшиеся губы едва раздвинулись…

- Я не знаю, где он…

Старший Офицер многозначительно посмотрел на ГО-шника. Сделал ему знак рукой – и тот вышел.

- Гражданка номер RF2435, вы отказались сотрудничать с Альянсом добровольно. К вам будет применена инструкция о допросах номер 24.

ГО-шник вернулся, неся в руках жестяной поднос со множеством инструментов на нем, похожих на хирургические.

- Ну что, начнем…

 

………………………

 

Все было не так уж и хорошо – Фриман это понял уже после первых минут пути по туннелю. Терпкий запах радиоактивных отходов, которые плескались под воздушной подушкой катера не давал покоя Гордону, который уже даже перестал замечать непрерывный треск счетчика Гейгера. Если бы при скафандре был шлем, Гордон был бы совершенно спокоен – но голова его оставалась совершенно открытой. Фриман поморщился, заметив дохлую птицу, плавающую на поверхности. Да, место не из приятных… Гордон решил прибавить газу – дорога обещала быть долгой, а среди этой жижи долго находиться не просто опасно, а почти смертельно. Едва Гордон убыстрил ход, катером стало намного труднее управлять. Да и до этого управление было слегка замысловатым – катер постоянно заносило на поворотах, у него был слишком большой тормозной путь, как показалось Гордону – около семи метров. Вдобавок, воздушная подушка катера не всегда ровно держала вес своего водителя – катер иногда проседал то слева, то справа, а то и весь целиком, и при этом желто-зеленая жидкость в канале касалась сапог костюма, что Гордона совсем не радовало… Нет, не любит он радиацию. Еще с тех самых пор, как… Фриман отогнал ненужные мысли. Хватит угнетать самого себя. Пора брать ситуацию в руки.

 

Спустя еще пару минут Гордон наконец выехал на свежий воздух. Зеленые отходы здесь смешивались с водой, в которую плавно и переходили. Фриман улыбнулся, заметив, что вода становится все чище. По сути, он уже был не в канале, а в реке – новый пейзаж вокруг не оставлял в этом сомнений. Берегами были местами отвесные, местами пологие скалы, иногда переходившие в довольно нормальное побережье. Берега поросли чахлой, но все же зеленой травкой, деревья стояли, роняя последнюю сухую листву. Над головой Гордона раскинулось необъятное серо-синее небо. Ветер приятно обдувал лицо ученого. Фриман с удивлением заметил, что впервые он не видит вокруг Цитадели, этого гигантского шпиля-башни, пронзающей небо и уходящей далеко за облака. Хотя, чему тут удивляться – ее, наверное, скрывали от взгляда эти прибрежные скалы. Но Фриману почему-то все равно было приятно, что он не видит этого порождения Альянса. Все вокруг так и норовило напомнить о присутствии захватчиков, но то, что их основной центр не был виден здесь – это было приятно.

 

Фриман на средней скорости подъезжал к большому крытому ангару, который стоял на побережье, почти над самой водой, опираясь на балки-опоры, которые уходили под воду и глубоко в грунт. Останавливаться не было нужды, и Гордон хотел уже проехать мимо, пока его не заметили (мало ли, кто там мог быть?). Но вдруг на небольшом балконе возле входа в ангар он заметил фигуру человека. Мгновенно сбавив ход, Фриман пригляделся. Зрение не могло его обманывать. Фриман пригляделся пристальнее, но мнимый мираж не рассеялся – на балкончике стоял человек в синем костюме. Гордон даже заметил кейс в его руке. Человек глядел на водную гладь, прямо на подъезжающего Гордона. Фриман нахмурился и, прибавив ходу, повернул катер к причалу возле ангара. Он подъехал к берегу, не сводя глаз с молчаливого наблюдателя.

 

- Эй, G-man! – Фриман даже не заметил, как произнес придуманное им прозвище вслух, - Подожди, нам надо поговорить. Стой там, я сейчас поднимусь.

 

Гордону на миг показалось, что G-man усмехнулся. И затем спокойно повернулся и ушел вглубь ангара.

 

Фриман нахмурился еще больше. «Ну ладно, - сжал кулаки он, - Хочешь поговорить там, я не против. Дай только тебе в глаза посмотреть! Я уж знаю, что тебе сказать…». Фриман быстро нашел лестницу наверх и поднялся на балкончик. Медленно, но решительно подошел к дверям.

 

- Выходи сюда! Я буду говорить здесь!

 

Но ответом Гордону был сдавленный стон. Гордон невольно напрягся – похоже, его недавний знакомый попал в беду. Фриман снял с плеча автомат и распахнул двери. И едва успел увернуться от летящей в него стальной промаслянной бочки. Фриман прыгнул за двери, проверяя заряд автомата. «Ничего себе! А G-man, похоже, совсем не настроен на беседу. Ладно, тем хуже для него!».

 

Стон становился все громче и яростнее, и, похоже, стонали в две глотки. Фриман услышал тяжелые нестройные шаги и стоны, которые срывались на истерический, обреченный плач… Зомби? Нет, не может быть.

 

Гордон осторожно заглянул в двери ангара. И понял, что казался прав. И понял, что он ничего не понимает. Прямо к нему приближались, разбрызгивая кровь из ран, два перерожденца. Гордон поморщился, отвел взгляд и выстрелил… Длинная очередь пуль вырвалась из ствола автомата, вгрызаясь в тела мертвецов и «маски» хедкрабов. Гордон открыл глаза, только когда раздался второй глухой стук падающего тела. Фриман, стараясь не смотреть на убитых им зомби, бегло оглядел ангар.

 

«Ну куда он делся?! Не растворился же он в воздухе? Или он что, заодно с этими зомби? Нет, с этими несчастными никто не может быть заодно… Опять он меня провел… да как ловко провел! - Гордон усмехнулся, - Что ж, пора открывать счет. Два – ноль во втором раунде, в пользу человека в синем костюме. Первое его очко было еще в поезде!»…

 

Фриман остановился перед корпусом ракеты, которая почти до хвоста вонзилась в пол ангара. Хвост ее был раскрыт, словно цветок – из отверстия не доносилось ни звука. Гордон машинально глянул в потолок – точно сверху в крыше через большую пробитую дыру было видно начинающее розоветь небо. Фриман вздохнул – похоже, эту бывшую базу повстанцев зачистили основательно. Против таких «подарочков», как хедкрабы, не поможет ничто, кроме хорошего ствола или чего-нибудь тяжелого, а вряд ли все это было у пары напуганных и пойманных врасплох граждан.

 

- Станция 12, прием!

 

Фриман невольно вздрогнул, и подошел к зазвучавшей рации на наскоро сколоченном столе.

 

- Станция 12, вы там? Вы слышите меня, двенадцатая?

 

- Здесь нет никого в живых, - как можно спокойнее сказал Гордон в микрофон, - Все, кто был на станции 12, погибли. Не приходите сюда – ангар зачищен Альянсом.

 

- Кто говорит? – голос, похоже, зазвучал еще тревожнее.

 

- Говорит доктор Гордон Фриман, бывший член научно-исследовательского персонала «Черной Мессы», - твердо ответил он.

 

- Не может быть… - на том конце радиоволны растерялись, - Подождите… Доктор Фриман, с вами все в порядке? Вы можете передвигаться на местности?

 

- Все в полном порядке, - сухо ухмыльнулся Фриман, - Направляюсь в лаборатории доктора Илая Вэнса.

 

- Поняли вас, станция 12. Мы передадим о вашем пути в «Восточную Черную Мессу».

 

Гордон оттолкнул микрофон и быстрым шагом направился к катеру. Конечно, он сейчас поступил довольно глупо. Выложил свой маршрут, как на блюдечке. Но все-таки это были люди… Это были его союзники. Гордон вдруг понял, что это согревает его. Для него закончилось время, когда он, затравленный, уворачивается от вечно злых пуль, всегда один на один с судьбой, всегда один против целого мира… Гордон понял, что у него есть друзья, даже спустя столько лет… У него есть союзники, и, похоже, даже поклонники. Вот только не нужно ему поклонение. Ему нужна была лишь жизнь и свобода. И он желал того же своим друзьям. А что бывает с теми, кто пытается все это у него отобрать – он это показал всем двадцать лет назад.

 

Гордон вновь набрал полный ход, оставляя пустую станцию 12 за спиной. Фриман глянул в небо – солнце уже начало клониться к закату – надо же, а ведь он приехал в Сити 17 совсем недавно. Внезапно раздался резкий гул – и черный силуэт изящного вертолета затмил солнце на миг. Гордон пригнулся, когда его обдало ветром из-под винтов. Но, похоже, его не заметили. Вертолет унесся вдаль, вниз по реке. Гордону опять повезло. Он даже и не хотел думать о том, что было бы, если эта махина дала по нему залп из всех орудий. Даже его костюм бы не помог – он был почти разряжен, хотя вортигонт потрудился на славу.

 

Гордон все так же быстро, но уже осторожнее, поплыл вниз по реке. Местами высохшая река была кое-где перекрыта хлипкими подобиями плотин, наскоро сколоченных из разномастных досок. Но останавливаться не приходилось – через все эти заграждения были Перекинуты добротно сделанные трамплины, которые иногда представляли собой доски, иногда – листы шифера, иногда металла. Похоже, эта трасса была уже хорошо обжита повстанцами. Интересно, сколько уже беженцев прошло через эти воды, направляясь в лаборатории Илая? И сколько из них добрались до конца? Гордон только мельком задумывался об этом, перемахивая через плотины и заборы по трамплинам. Его катер, казалось, трещал по швам, но выдерживал эти жесткие прыжки. Вообще Гордону казалось, что его столько своеобразный транспорт собран из всех возможный подручных материалов – проволоки, газовых баллонов, жести, винтиков и старых диванных пружин. Но, как ни странно, все это отлично работало, и, скрипя и шатаясь, все же везло Фримана вперед без малейших неполадок в механизме, который придумывал какой-нибудь безумный инженер-конструктор в припадке яростного вдохновения. Так, по крайней мере, казалось.

 

И, когда в первый раз перед Гордоном попался вместо очередной плотины массивный каменный мост, пересекающий речушку, Гордон вздохнул от облегчения, решив, что его скачки окончены. Но расслабиться ему не удалось.

 

- Эй, там, на катере!

 

Гордон удивленно поднял голову – на мосту стоял человек. Он не был одет, как «гражданин», но и не как ГО-шник. В руках он сжимал ящик. Фриман замедлил ход, но приготовил автомат. На всякий случай.

 

- Сюрприз! – и ящик полетел вниз, плюхнувшись в воду перед самым носом у Гордона.

 

Фриман даже ничего не успел сделать – он лишь замер и сжался. Это могло быть чем угодно, даже… Но это была не бомба. Отойдя от прилива адреналина, Гордон увидел, что удар о воду сорвал с ящика крышку. В медленно наполняющейся водой таре покачивались три коробки патронов, два коричневых бумажных пакета и три странных коробочки. Подняв ящик на и без того шаткий борт катера, Гордон увидел, что эти странные предметы, показавшиеся ему поначалу коробочками, оказались батареями, какими пользовался Альянс для подзарядки своих энергожилетов. Фриман улыбнулся – вот это сюрприз так сюрприз! Гордон запоздало посмотрел наверх, на мосту уже давно никого не было. Фриман пожал плечами и первым делом подзарядил костюм. Три батареи дали заряд около восьмидесяти процентов – проценты, которые могли восемьдесят раз спасти ему жизнь. Патроны оказались большей частью для автомата, и только одна коробка была наполнена рядами патронов тридцать восьмого калибра. На секунду задумавшись, Гордон вспомнил, что такой калибр, в основном, используется в револьверах системы Smith & Wesson. Жаль вот только самого револьвера не было… Но Гордон уже давно привык ничего не бросать под ноги – и на этот раз он припрятал коробку с патронами в одно из отделений скафандра. Туда же отправились и излишки автоматных патронов. Как только Гордон с удовольствием заметил, что он превосходно экипирован, он принялся за два бумажных пакета. В одном из них, побольше, оказался завернутый в полиэтилен большой гамбургер. Фриман еще раз улыбнулся доброте неизвестных друзей – надо же, это ведь они, наверное, караулили его у этого моста не один час… А вот содержание второго пакета совсем его удивило – в нем нашлась литровая бутылка русской водки. Гордон присвистнул – это была не та дешевая подделка, какие продавали в баре на углу Стейтон стрит, этикетка у бутылки была на русском языке, название тоже. Фриман пожалел, что не знает этого языка и не может прочесть название. Он со странной смесью сомнения, аппетита и сожаления посмотрел на бутылку. И покачал головой – ну что с ней делать? Как поступил бы на его месте русский, для которого и выпустили эту водку? Наверное, махнул бы рукой и на Илая, и на Альянс, хорошенько бы выпил и закусил, и уснул тут же, под мостом, на воздухе, не заботясь о том, что будет потом – сейчас ведь хорошо! Гордон даже ощутил мурашки на руках – такой план показался ему заманчивым. Но нет. Фриман отлично понимал, что сейчас не время. Да и если откровенно, он никогда не умел пить ТАКИЕ напитки… Так, по чуть-чуть, в общежитии с друзьями, в шумной компании. Но не литр за раз. Гордон усмехнулся. Какие все-таки интересные у него его неизвестные друзья. Но пить он это не будет. По крайне мере, сейчас. Гордон положил бутылку в какой-то ящик, закрепленный на катере. Кто знает, может, Илай по этой части больший ходок, чем Гордон?

 

Фриман быстро перекусил гамбургером и поспешил отправиться в путь – солнце неумолимо все сильнее окрашивало серое небо в розовый цвет. Гордон проехал несколько поворотов, когда вдруг снова почувствовал терпкий запах. Вода снова начала переходить в желто-зеленую жижу. Фриман поморщился и прибавил газу – опять он попал в эти гадкие отходы… Но он не успел даже как следует поворчать про себя – над его головой вдруг пронесся и умчался вперед странный летательный аппарат. Фриман понял, что он видел такой раньше – там, на крышах Сити 17 над ним пролетело нечто подобное. Если бы Гордон верил в то, что ему казалось, то он бы решил, что этот аппарат – живое существо – слишком уж изящно двигаются его ласты-крылья, лавирует его тело между скалами. Фриману даже показалось, что он видел два огромных фасеточных глаза… Гордон поругал самого себя за лишние раздумья – надо было срочно выяснить, что это был за корабль, и зачем он здесь появился. Но ответ пришел очень быстро – прямо за поворотом Гордон увидел, как аппарат (или гигантское насекомое?) снизился и, открыв отделения в боках, высадил на берег группу людей. Фриман резко затормозил. Это были ГО-шники. Фриман долго не раздумывал, и, поддав газу набрал максимальную скорость. Еще издали, по гулу мотора катера ГО-шники заметили того, за кем они прилетели сюда. Они сразу же сгруппировались – двое заняли удобные позиции по обеим сторонам речушки, не обращая внимания на радиацию, а трое встали в виде футбольной «стенки», выставив вперед автоматы. Гордон затаил дыхание, выжал ручку газа до конца и пригнулся, когда начался ливень пуль. План его сработал, хотя и отчасти – он на полном ходу врезался в стену ГО-шников, успев услышать их последние крики – и подмял их под днищем катера. Он даже успел услышать тревожный писк их систем жизнеобеспечения, и унесся далеко вперед, оставляя позади обескураженные крики двух оставшихся ГО-шников. Гордон усмехнулся – первая победа далась легко, и Гордон на всякий случай сделал несколько виражей, и вовремя – несколько последних пуль просвистели мимо. Гордон еще более ободрился и на полном ходу понесся сквозь встречный ветер.

 

Проезжая мимо какого-то жилого района, который виднелся недалеко от берега, Гордон обратил внимание на один из мониторов, висящих на зданиях. Именно на таком передавали речь Брина, когда Гордон только приехал в этот город. Но сейчас экран словно бился в агонии. Изображение на нем беспорядочно мелькало, прыгало искажалось, мерцало. Мелькало то лицо Брина, то разноцветные волны помех. Гордон прищурился – ему показалось, или среди этих помех проскочило бесстрастное лицо G-man`a? Лет двадцать он решил бы, что ему показалось. Но сейчас он знал, что он действительно это видел.

 

Гордон увидел, что вода снова начала переходить в радиоактивные отходы. Странно, он и не заметил, как кончились предыдущие. Но на наблюдения не было времени. Гордон на полном ходу выехал за очередной поворот и чуть не снес еще одного ГО-шника, который, так же как и Гордон, явно этого не ожидал, и со сдавленным криком отпрыгнул в сторону и тут же открыл огонь, как и два его товарища. Гордон, когда чуть не налетел на него, резко увел руль влево, заставив катер круто вильнуть, и при этом чуть не опрокинулся. Катер, сделав такой лихой вираж, значительно замедлил ход, и Гордон едва успел пригнуться, прежде чем грянули выстрелы. На ходу, пытаясь одно рукой вывести катер на середину реки, Гордон другой рукой схватил автомат и вслепую дал очередь по ГО-шникам. Писк из систем жизнеобеспечения дал ему понять, что он не промахнулся. Уже, вырулив на реку, и успокоив отчаянно бившееся сердце, Гордон мысленно отметил, что раньше при смерти амуниция ГО не пищала. Да и только теперь он понял, что эти ГО-шники изрядно отличались от прежних, которых он видел в городе. У этих булла та же форма, но уже не угольно-черная, а сероватая, со странными нашивками на плечах. И опять же, высадка из летательного аппарата, система жизнеобеспечения, серьезное вооружение… Судя по всему, это были уже не ГО-шники. Первое, что шло на ум – это то, что это солдаты. Да и действую они более слаженно, упорядоченно, идя в атаку группой. Гордон усмехнулся, снова набирая ход. С солдатами он уже дело имел. Пусть только попробуют…

 

Фриман проехал под очередным мостом, но кое-что заставило его уже серьезно волноваться. Сначала был вертолет, потом транспортный корабль, а теперь – по мосту, гудя двигателями, пронесся бронетранспортер. Гордон понял, что игра затевается большая. Подтягивают войска, и, похоже, именно с целью уничтожить Фримана. Гордон поежился. Если на него пустят сотню человек, или ударят артиллерией, то ему точно не поздоровится… Но пока что это все были домыслы, и надо было ехать. Только бы успеть до темноты…

 

Проезжая под мостом, Гордон засмотрелся в ту сторону, куда уехал БТР, и едва успел отклониться в сторону – прямо на его пути сверху свешивался скользкий канат. Фриман глянул на верх – три барнакла очень удобно устроились на нижней части моста. Еще бы чуть-чуть, и Гордона бы потащили наверх мясистые твари, а катер выехал бы из-под него и унесся бы далеко вперед. Гордон понял, что здесь нельзя закрывать глаза, даже когда нет ГО-шников и солдат. Ну что это за городок – Сити 17? Опасность здесь буквально дышит в спину!

 

Фриман, в полной готовности к бою выехал к тому месту, где русло реки расширялось. Здесь на побережье возвышалась огромная двухэтажная постройка, одна из стен которой была округлой формы – странное архитектурное решение, которое явно замыслили не люди. Впрочем, этого Гордон не знал, пока не увидел на стене нарисованные черной краской странные письмена и знак, который он видел повсюду в Сити 17 – ядро, заключенное в квадрате, один из углов которого пробит изнутри навылет. Фриман, решив не влезать, куда не надо, хотел просто объехать здание, но за углом его ждал неприятный сюрприз – реку закрывали массивные ворота. Гордон присмотрелся – механизм их открытия уходил проводами вглубь здания. «Черт! Похоже, все-таки придется влезть в это логово… - подумал он, пригоняя катер к причалу, - Ну ничего, я постараюсь не поднимать шума. Может, там никого нет?».

 

Но уже забравшись по лестнице на уровень первого этажа и подойдя к двери, Гордон напрягся – внутри слышался чей-то голос. Проверив состояние оружия, Гордон резко открыл дверь и уже был готов дать очередь перед собой, но… Комната оказалась пустой. Это была подсобка – кроме стола, шкафа и стула здесь было множество стеллажей с ящиками и коробками. Гордон с отвращением уставился на монитор над столом – голос исходил оттуда. Со стены на Гордона смотрело лицо Брина.

 

- Теперь у нас есть прямое подтверждение о расколе среди нас, о том, кто практически приобрел репутацию мессии в умах некоторых граждан.

 

Гордон прищурился. Так-так… Неужели все наконец-то начали называть своими именами?

 

- Его личность ассоциируется с наиболее темными сторонами инстинкта, невежества и разрушения. Многие из худших моментов инцидента в «Черной Мессе» напрямую связаны с его именем.

 

Гордон скрипнул зубами и сжал рукоятку автомата. Как бы он хотел сейчас оказаться лицом к лицу со своим Администратором, один на один… и без свидетелей. Ведь Фриман знал правду. Там, у телепорта «Лямбда», он убедился в том, что всегда подозревал. И теперь Брин пытается окупить старые грехи, свалив их на того, кто для этого почти идеален…

 

- И все же, - продолжал Брин, - некоторые неуравновешенные умы продолжают окружать его ореолом романтического сияния, наделяя его такими опасными поэтическими именами, как Свободный Человек, или Открыватель Пути. Позвольте мне напомнить гражданам об опасности таких суждений. Мы только начали выбираться из черной ямы проблем нашего вида. Давайте же не будем скатываться вниз, в забвение, тогда, когда мы только-только начали наконец видеть свет.

 

Гордон поневоле улыбнулся. Теперь ясно, почему его всюду узнавали незнакомые ему люди! И какие ему прозвища придумали… Мелочь, а приятно. Но что там этот гад болтает? Как, интересно, появление Гордона в Сити 17 может низвергнуть человечество во тьму?

 

- Если вы увидите так называемого Свободного Человека, сообщите о нем. Помощь граждан в его задержании не останется без награды. И, напротив, соучастие в его преступлениях не останется безнаказанным. Будьте благоразумны. Будьте осторожны. И остерегайтесь.

 

Фриман презрительно сплюнул и отошел от потухшего монитора. Он уже много думал и о Брине. И том, что ему сказать, оказавшись с ним лицом к лицу. В «Черной Мессе» все факты сходились воедино. Нихилант спровоцировал кражу кристалла, но… Брин спровоцировал каскадный резонанс. Это наводило на совсем странные мысли… Но это пока не важно. Важно, что Брин не забыл своих дел в «Черной Мессе». И теперь пытается развеять давно уже остывший пепел. Гордон покачал головой и поморщился. «Черт, как же я хотел бы встретиться с ним в темном переулке! – яростно подумал Фриман, - Сволочь… Так бы по стене и размазал…».

 

Фриман подошел к небольшой двери, вспомнив, зачем он здесь. Нужно открыть ворота. Но едва он надавил на ручку, откуда-то изнутри послышалось:

 

- По двери огонь! – и автоматные дроби прошили дверь.

 

Гордон еле успел отскочить в сторону, но все же несколько пуль, пробив тонкую дверь, ударили по его животу. Скафандр защитил от ранений, но на эти попадания, как понял Гордон, упав на пол, ушла добрая половина заряда, который и так был не большим. Фриман выругал себя за такую поспешность и, схватив выроненный автомат, осторожно пополз к двери, надеясь занять удобную позицию. Но едва он подполз к двери, она распахнулась – прямо над Гордоном стояли трое солдат Альянса и два ГО-шника. Все их стволы смотрели Фриману в лицо.

 

- Бросай оружие, Фриман!

 

Гордон, ощутив нервную испарину, усмехнулся. И выпустил автомат из рук. И тут же получил сильный пинок ботинком в бок.

 

- Ладно, поднимайся! Шевелись! Руки за голову!

 

Гордон, стиснув зубы, встал. Что же они будут делать? Сразу изобьют, или отведут в свой центр, или куда там еще? Или сразу, без лишних разговоров… Почему-то Гордон не чувствовал боли или страха. Лишь разочарование. Разочарование в том, что его взяли так быстро.

 

Его проведи по большому гаражу. Повсюду валялись инструменты, детали двигателей, глушители от автомобилей. Здесь даже стояла пара БТРов. Фримана, постоянно подталкивая в спину, провели мимо небольшой комнатушки. Гордон с дрогнувшим сердцем вдруг заметил в ней кресло с поникшей окровавленной фигурой на нем. Кажется, это была женщина…





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...