Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 2 Красный День Календаря 10 страница



- Нет, просто… Прости, я не должна говорить об этом у нее за спиной.

 

- Все в порядке, - ответил Гордон, - Я думаю, может мне стоит извиниться перед ней…

 

- Как знаешь, - пожала плечами Аликс, остановившись возле ответвления коридора и тоскливо посмотрев туда.

 

- Что-то не так?

 

- Это старый туннель в Рэвенхольм, - объяснила Аликс, не отводя взгляда от темного прохода, - Мы… мы больше туда не ходим.

 

И она пошла дальше. Гордон запоздало пошел за ней. Что же произошло? В голосе Аликс была какая-то непонятная тоска… На том конце туннеля был город. Может, его разгромил Альянс? Но спросил Фриман так и не решился. Слишком много тоски и печали было в голосе Аликс, когда она смотрела в тот туннель…

 

Они вошли в маленький лифт - кабинка была очень тесной. Гордон, улыбнувшись, пропустил Аликс вперед, едва втиснувшись вслед за ней внутрь. Ехали они в полном молчании, и у каждого в голове мысли не могли прийти в порядок. Что думала Аликс, Фриман не знал, хотя она иногда смущенно улыбалась ему. Но свои мысли он слышал. Мыслей было необычно много, но одна из них тщетно пыталась заглушить все остальные: «Ты ведь еще вчера держал ее на руках!».

 

Наконец, лифт остановился, и Аликс поспешила выскочить первой.

 

- Ну, вот мы и на месте, - она гостеприимно развела руками, - Это свалка.

 

- Колоссально, - выразительно кивнул Гордон, оглядываясь.

 

Вокруг стояли сложенные в беспорядке коробки, ящики, обломки техники, двигатели, доски и прочий хлам. Невдалеке стоял сарайчик. Размерами это место просто поражало. Стенами служили высоченные отвесные скалы, поросшие лишайником, а над головой раскинулось ночное небо. Где-то пел сверчок.

 

Аликс подошла к большому застекленному щитку на стене и набрала код на цифровой панели рядом. После утвердительного писка стекло щитка медленно отъехало в сторону, открывая Гордону довольно массивное устройство, стоящее в квадратной нише. Заинтересованный Фриман подошел поближе, и Аликс достала устройство из ниши. Было видно, что держать такой массивный аппарат ей было нелегко, и Гордон быстро подхватил его, приняв его у девушки из рук.

 

- Это гравипушка, - объяснила Аликс, - Та, о которой говорил отец.

 

Гордон поудобнее перехватил тяжелое устройство, которое можно было назвать оружием только с сильной натяжкой. Фриман с удивлением заметил, что главной частью устройства был небольшой, размером с кулак, кристалл с Зена.

 

- Ты можешь называть ее «Манипулятором гравитационного поля с нулевым уровнем», если хочешь, - со смешанным чувством сказала Аликс, покачав головой.



 

- Нет, пожалуй, «гравипушка» звучит лучше, - сказал Гордон, - Слушай, а с какого конца ее брать? Или это не важно?

 

- Вот так! – улыбнувшись, показала Аликс, - Вот эта кнопка инициирует разряд, которым ты можешь с легкостью отбрасывать от себя тяжелые предметы. Эта кнопка инициирует поле с нулевым уровнем гравитации, так что ты можешь притягивать предметы или удерживать их в воздухе. А можешь и отбросить то, что поднял, используя первую кнопку.

 

- Забавно, - усмехнулся Гордон, - Такого оружия еще не видел!

 

- Вообще-то ее разработали для поднятия грузов, но я еще нашла ее очень удобной для разминирования местности.

 

- Интересно… - проговорил Гордон, прикидывая в уме способности гравипушки, - А человека она может поднять?

 

- А вот это вряд ли, - покачала головой Аликс, - Она работает только с неподвижными предметами. А ведь у человека постоянно сокращаются органы… Но, думаю, труп она поднимет. А так, вообще, она тянет предметы до ста пятидесяти килограмм весом.

 

- Ну-ка, ну-ка! – заинтересовался Фриман, направляя ее на бочки на крыше сарая, - Попробуем!

 

После нажатия а кнопку кристалл в гравипушке засветился резким оранжевым светом, и оружие завибрировало. С громким грохотом одна из бочек сорвалась с крыши и быстро и плавно подлетела к Гордону, повиснув в метре от него в воздухе. Улыбнувшись необычному оружию, Гордон повернулся к скале и нажал на вторую кнопку. Мгновенный разряд ударил из кристалла по бочке и отбросил ее далеко, к скале.

 

- Ничего себе! – Гордон радовался, как ребенок, - Ничего подобного в жизни не видел! Да при виде такого оружия весь Альянс сам сдастся безо всяких условий!

 

- Наверное, - засмеялась девушка, - Пойдем в центр свалки, там можно будет еще попрактиковаться!

 

Фриман пошел за ней, поглядывая на новое оружие. Да, такого он даже себе и представить не мог! Тяжелое только… Фриман, засмотревшись на кристалл, вдруг споткнулся о что-то жестяное. Нагнувшись, он оторопел. На земле лежала крышка от H.E.V.-зарядника. От тех самых, какие были в «Черной Мессе» тогда… Гордон поднял крышку с земли и оттер с нее пыль. На потрескавшемся стекле мини-монитора все еще угадывалась надпись «Готов к зарядке». Фриман, как завороженный, рассматривал такую знакомую фигурку человека в скафандре, на три буквы – «H.E.V».

 

- Это панель от старых зарядников? - подошла Аликс, - Отец случайно прихватил ее со всеми вещами тогда… Теперь она валяется тут, хотя я и хотела восстановить ее.

 

Гордон, усмехнувшись своим воспоминаниям, разжал пальцы. Крышка зарядника ударилась о землю. Прошлое есть прошлое.

 

Они с Аликс вышли к большой площадке – центру свалки. По дороге Гордона заинтересовала дощатая табличка, прибитая к столбу у входа на площадку. Фриман, поправив очки, прочел: «Берегись Пса!»

 

- Пса? – спросил он, взглядом указав на табличку, - Любопытно. У вас тут собака?

 

- Ага, - просто ответила Аликс, улыбнувшись.

 

- Кусается? – тоже улыбнулся Фриман.

 

- Не очень! Я сейчас позову его, ты с ним познакомишься, - и они вышли в центр площадки, - Эй, Пес!

 

Фриман сначала не понял, где же прячется эта собака. Услышав грохот, он насторожился, посмотрев туда, откуда шел звук. Удивление его было немалым – там стояла огромная собачья будка в человеческий рост. Но удивление его было еще большим, когда оттуда появился…

 

- Пес! Иди ко мне!

 

С жутким грохотом громадный робот понесся к ним. Гордон, не на шутку испугавшись, схватил Аликс за руку, заслоняя ее собой. Эта махина сейчас может снести все на своем пути…

 

- Все в порядке, - засмеялась Аликс, выходя из-за Фримана, - Это Пес.

 

Двухметровый, ни на что не похожий робот подбежал к ним. Фриман напряженно представлял себе, как это чудо техники сейчас размажет по земле и его, и Аликс. Но… Робот остановился перед девушкой и радостно взвыл. Аликс, улыбнувшись роботу, погладила его по странной голове. Гордон никак не мог понять… Это создание не было похоже ни на человека, ни уж тем более на пса. Что-то было в нем сходное с гориллой – робот передвигался так же, опираясь на мощные кулаки.

 

- Хороший песик! – похвалила Аликс, - Отец построил его для меня, когда я еще была ребенком. Первая модель была ростом с кота. Но я его нарастила. Не правда ли, Пес?

 

Робот издал мощный звук и запрыгал перед хозяйкой. Фриман, пытаясь расслабиться, подошел ближе.

 

- Не бойся, Гордон, он не причинит вреда! Можешь погладить его…

 

Резкий нарастающий гул прервал ее. Гордон быстро глянул на небо – над ними летели, приближаясь, черные точки.

 

- Сканеры! – крикнула Аликс, оглядываясь, - Альянс нашел нас!

 

Фриман, схватив свободной рукой автомат, огляделся в поисках выхода. Вдруг со страшным грохотом из-за скалы вылетело что-то черное и продолговатое. От сильнейшего толчка и оглушительного удара у Гордона потемнел в глаза, а Аликс чуть не сбило с ног. Совсем рядом в землю влетела ракета, и тут же ее хвост раскрылся, выпуская хедкрабов…

 

- Они зачищают территорию! – крикнул Гордон, хватая Аликс за руку, - Бежим!

 

Они бросились к выходу, Пес побежал за ними. Гордон едва мог бежать – земля снова и снова содрогалась от вонзающихся в нее ракет. Где-то сверху пролетел вертолет-охотник…

 

Они быстро вбежали в какой-то коридор. Не знаю, куда идти дальше, Гордон пропустил вперед Аликс, которая побежала в массивным дверям. Пес не отставал ни на секунду. Стены дрожали, готовые развалиться – где-то совсем рядом гремели взрывы. Двери впустили из в большой грузовой лифт, и, только вбежав туда, все почувствовали себя в безопасности. Аликс тут же набрала на панели номер этажа, и лифт задвигался в стонущей от взрывов шахте.

 

- Кажется, успели… - прошептала Аликс, - Что же с остальными?

 

- Мы можем с ними связаться? – Гордон кивнул на небольшой монитор на стене.

 

- Попробую, - решила Аликс, подбежав к экрану.

 

Через несколько попыток экран тускло замерцал, и на нем возникло обеспокоенное лицо Илая.

 

- Папа, это Аликс, ты слышишь меня? – еще никогда Гордон не видел ее такой взволнованной.

 

- Аликс, дорогая… - Илай замялся.

 

- Что у вас происходит?

 

- Где ты, Аликс? – проигнорировал вопрос Илай.

 

- В лифте свалки. Похоже, застряли. Что у вас происходит?

 

- Гордон все еще с тобой?

 

«Похоже, связь односторонняя! – подумал Фриман, - Хотя черт его знает…».

 

- Он здесь, - Аликс, похоже, даже обиделась, но вопрос больше не повторяла.

 

- Отлично. Я хочу, чтобы вы…

 

И все вокруг погрузилось в темноту. Фриман, не зная, что делать, ринулся было к Аликс, но, похоже, в темноте налетел на Пса, сильно ударившись о него головой. Фриман сдавленно выругался, и отошел подальше от робота.

 

- Только не это… - простонала девушка, - Они вырубили электричество… Теперь на сточно отсюда никто не достанет…

 

Внезапно темноту прорезал тусклый свет красного аварийного фонаря. Одновременно с ним засветился и экран.

 

- Выведи Гордона оттуда! – лица Илая не было видно, - Отправляйтесь на базу, на побережье! Не идите через Рэв…

 

И связь оборвалась.

 

- Черт! – вскрикнула Аликс.

 

- Спокойно, - попытался взять контроль Фриман, - Лифт стоит? Надо быстро бежать в лабораторию – я слышал выстрелы. Может, здесь есть кнопка аварийного открытия дверей?

 

- Нет… - Аликс повернулась к своему роботу, - Пес, открой двери. Вытащи нас отсюда!

 

Пес, издав неопределенный звук, подскочил к дверям, едва не сшибив Гордона. Фриман, увернувшись, проворчал что-то нелестное в адрес «собаки».

 

Пес, схватившись за двери, пыхтел над ними секунд десять, но тщетно. Их удалось раздвинуть лишь на толщину руки.

 

- Пес, вырви двери, если нужно! – Аликс уже была в панике, - Только вытащи нас!

 

Пес, быдто только и ожидав такого разрешения, с легкостью разорвал одну из дверей. За ней виднелся коридор. Аликс быстро выскочила в дыру, и Гордон вылез на ней. Пес, не раздумывая, просто разнес остатки дверей и выбежал вслед за ними. Аликс затравленно огляделась, словно не зная, куда бежать. Совсем рядом слышались беспорядочные выстрелы. Фриман, похоже, услышал переговоры солдат Альянса…

 

Выбрав направление, Аликс побежала, причем прямо на звуки боя. Гордон, приготовив оружие, кинулся за ей… Но не успел. Когда Аликс забежала за поворот, где уже кипел бой, бетонные плиты потолка обвалились от взрывов снаружи… Гордон, едва увернувшись от падающих камней, остался вместе с Псом по эту сторону завала. С той стороны сквозь бреши на них в смятении смотрела Аликс.

 

- Гордон, тебе нужно бежать отсюда!

 

Она быстро оглянулась назад. Сзади нее пробежал мужчина в одежде гражданина с автоматом в руках. Он к громким криком выстрелил во что-то и послышался писк системы жизнеобеспечения солдата.

 

- А ты? – в этом вопросе вылились все эмоции, которые Гордон сейчас чувствовал.

 

- Я не могу бросить отца… - вымученно сказала Аликс, еще раз оглянувшись, - Со мной все будет в порядке! Беги! Пес поможет тебе.

 

Фриман на секунду вздрогнул – за спиной у Аликс пронеслись зеленые молнии. Крик вортигонта отразился эхом много раз:

 

- Недостойный существования, отдай свой дух!

 

Аликс заговорила очень быстро.

 

- Пес, отведи Гордона в туннель к Рэвенхольму! Проведи его и вернись сюда, прошу тебя!

 

Робот кивнул.

 

- В Рэвенхольм?! – Гордон замер, - Подожди, но ведь там… Туда ведь нельзя!

 

- Но это единственный выход, - почти простонала Аликс, - Если не туда – то ты заперт в этих коридорах намертво! Ты только будь осторожнее! Беги!

 

Фриман, еще раз посмотрев в глаза девушке, быстро кинулся за уже убежавшим Псом. Ему было тяжело оставлять ее. Но что он мог поделать? Вот так всегда! Всегда одно и то же – «Что он мог поделать?», как же он устал от этого. Но он вернется, он найдет ее. Она сумеет выбраться…

 

Фриман подбежал к роботу, который уже поднимал массивные ворота в туннель.

 

- Что, песик, теперь и ты на моей стороне? – усмехнулся Гордон, - В прошлый раз у меня от «собачек» были лишь неприятности… Ладно, беги к своей хозяйке, и попробуй только не защитить ее! На винтики разнесу!

 

Пес, что-то промычав, опустил ворота, когда Гордон был уже с той стороны. Фриман прислушался – удаляющийся топот железных лап… С потолка посыпалась штукатурка – похоже, сверху уже не осталось ничего живого. Вздохнув, Фриман вышел к большой шахте лифта. Самого лифта не было и в помине. Лишь лестница не стене, уходящая вверх. И… иссохший струп человека у ее подножия. Гордон постоял над несчастным. От черепа у того ничего не осталось… Хедкрабы потрудились на славу…

 

Что ждало его впереди? Странный город, с которым случилось что-то настолько страшное, что проход в него навечно закрыли? Может, это теперь – база Альянса? Фриману хотелось бежать обратно, найти выход. Но его не было. Только этот путь, другого нет. Ну почему с ним так всегда? Почему? С этой мыслью, буравящей мозг, словно Цитадель – небо, Фриман полез в шахту лифта…

 

Глава 6

«…мы больше туда не ходим…»

…Луна снова скрылась за этими вечными черными тучами… Они висят над городом с тех пор, как все это произошло. Но не стоит… не стоит возвращаться к тем временам. Сейчас – все по-другому. Сколько он помнил Света и радости здесь, в этом городе! Сколько счастливых детей и родителей, юношей и девушек гуляли здесь, по эти улицам, под ярким и радостным солнцем. Сколько людей хотели приезжать сюда каждое лето, и даже на Рождество. Тогда церковь была полна прихожан, улицы – людьми, а семьи – счастьем. Потом появились они – и радость исчезла с улиц. А через несколько лет – исчезли и дети. Все остальное изменилось за одну ночь. И теперь это место мертво, как никогда. Люди больше не ходят сюда. Ему было больно, когда он понимал – люди боятся этого места, избегают его. Но как они могут бояться его? Почему, когда Дьявол забрал души наших братьев и сестер, никто даже не откликнулся? Все думают, что они все погибли. Никто не знает, но все они еще здесь. Они уже мертвы, но их Души мечутся в дикой боли и муках, не в силах ничего поделать против всепоглощающей Тьмы. Тьмы, которая заставила их работать на себя. Тьмы, которая превратила людей в исчадия Ада. Это, конечно, случилось не сразу. Обстрел начался ночью, и большинство людей были просто застигнуты смертью во сне. Казалось бы – самый лучший конец. Но нет, они ведь проснулись. И проснулись уже другими. Уже с дикой болью. Уже с Тьмой в душе, затмевающей Свет. Это было сначала. Потом – оставшиеся пытались обороняться. Но ничего не вышло. Аккуратно, по одному, маленькие существа забрали их всех. Он наблюдал, как город бьется в агонии, но не мог ничего сделать. Он постепенно оставался один. Люди шли к нему, чтобы найти у него убежище, но Дьявол вошел и туда.

И он остался один. Совсем один. Здесь одиночество чувствовалось, как нигде больше. Сначала – боль. Потом – безумные часы дикого страха и ужаса… Потом – отчаянная битва за лишние минуты жизни, ставшая уже привычкой. Как и постоянный страх. Но потом все переменилось снова. Нет, не город. Он сам. И он понял, что происходит. И понял, что нужно делать. И понял, что нужно жить, чтобы дарить другим освобождение.

Он тащил по бревенчатому полу окровавленную нижнюю часть человеческого тела. Да, трудно было рассечь надвое этого нечастного, и еще труднее – снять это чудовище с его головы. Он ведь помнил их истинные лица. И только от этого ему было легче. Он вытянул человеческие останки во дворик, под призрачный свет Луны. Теперь – надо перекинуть трос через ветку дерева… Вот так. А теперь – покрепче привязать останки к нему… И еще кое-что… Когда работа была сделана, он оглядел результат. Да, должно сработать. На это они попадутся. Ими движет Дьявол, и поэтому их легко предугадать. Он оглядел темный двор и посмотрел на Луну в небе. Надо идти… Дождавшись, пока луна спрячется за черным облаком, он тихо ушел, оставив на дереве плод своих усилий…

Это было нелепо, может быть даже где-то смешно. Куда идти, зачем, для чего? Фриман думал об этом, переводя дух после преодоления шахты. С каждым ее метром дикая вонь усиливалась. Гордон усмехнулся – а ведь так с ним всегда. Чем дальше он заходит, тем больше вонь. Ну почему так? Чем он отличается от других людей? Обычный молодой ученый, решивший достать с неба звезду с помощью науки. Наверное, это плата за самонадеянность. Он убедился в своем истинном положении еще у пусковой установки ракеты в «Черной Мессе». Делай свое мелкое дело, не лезь в чужое. Не задавай лишних вопросов, не думай слишком много – а иначе пеняй на себя. Так и случилось. Так хотелось все узнать, так хотелось ответов на вновь и вновь рождающиеся вопросы, что молодой физик и сам не заметил, как попал в водоворот. А теперь он почти в его центре – звать на помощь поздно. Самое время задуматься о том, что же правильного сделал он в своей жизни? Что? Помог ли он науке? Вряд ли, может, самую малость. Вот только все это бесполезно – Альянс уничтожил науку. Подарил ли он кому-нибудь счастье? Ответа нет. Все, кто были рядом с ним, либо погибли, либо в той же яме, что и он сейчас. Подарил ли он кому-нибудь жизнь? Нет. Лишь смерть. Но что-то все же он дал людям. Ведь не зря его знает каждый? Не зря его прозвали Человеком Свободы? Наверное, не зря. Хорошо, когда есть цель. Можно потрепыхаться еще. Но что бывает, когда понимаешь, что та цель, которая еще вчера казалась почти реальностью, теперь рассыпалась перед тобой, как карточный домик? Наступает самый трудный период. Подумать, может, прожить долгие годы, прежде чем появится новая цель. Быть может, именно поэтому он здесь. Быть может поэтому G-man как-то пропустил двадцать лет мимо него, чтобы у него не было времени подумать? Чтобы в такой ситуации он действовал, и действовал сразу и наверняка, с еще свежими мыслями и воспоминаниями?

 

Гордон, кое-как закрепив гравипушку на поясе и взяв автомат, осторожно пошел вперед, по коридору с деревянными стенами и полом. Спереди веяло воздухом посвежее, слышно было резкое пение сверчков и еще каких-то насекомых. Похоже, уже глубокая ночь. Фриман поежился. В темноте проще устроить засаду. Хотя с чего он взял, что здесь все так плохо? Ведь это какой-то поселок, похоже. Или пригород. Возможно, здесь еще есть люди. Фриман вышел под черное небо, все еще надеясь, что все будет хорошо. Но то, что он сразу увидел, начисто отбило все позитивные мысли.

 

Да, это был поселок. В нем было что-то от старых немецких деревенек – крыши, покрытые некогда красной черепицей, печные трубы, аккуратный сарай, дворик с травой и деревьями. И торчащая из земли ракета. Гордон машинально напрягся, но хедкрабов нигде не было видно. Даже если они и были тут, заметить их было бы просто невозможно – стояла густая темень, рассеиваемая лишь тусклым светом фонаря на отдаленном дереве. Фриман различив темноте очертания раскрытого хвоста ракеты. Осторожно подошел поближе. В нос ударила терпкая вонь. Фриман, догадавшись наконец включить фонарик костюма, отпрянул назад. Из-под ушедшей в землю ракеты виднелись две ноги, в сухих, пропитанных кровью штанах. Гордон почувствовал, как у него внутри что-то вздрогнуло. Он осторожно потянулся к ногам, надеясь вытащить несчастного. Но нога мягко продавилась под его пальцами, и, убрав руку, Гордон услышал мерзкий хруст зашевелившихся в трупе червей. Фриман, сглотнув, встал и снова окинул взглядом двор. Стояла полная тишина, лишь пели утихающие сверчки, да где-то завыл койот. Гордон, тревожно оглядываясь, пошел к фонарю на дереве, освещая мрак вокруг себя фонариком. Невдалеке нашлась еще одна ракета. Гордон, наконец, подошел к свету, но тут же вздрогнул. Его охватили отвращение, страх и жалость. Но скорее все же страх и отвращение. Он утер проступивший пот на лбу и, не отрываясь, смотрел на это. На ветке, привязанная тросом, покачивалась нижняя часть тела человека. Трос был грубо привязан прямо к торчащему из черного зловонного мяса обломку позвоночника. Гордон нервно усмехнулся. Это уже слишком…

 

- Эй, - позвал он, он вышло это у него как-то даже жалобно, - Здесь есть кто живой? Отзовись!

 

Из-за черной тучи на секунду вышла серебряная луна, осветив все призрачным светом. Где-то снова завыл койот.

 

- Эй, - снова позвал Гордон.

 

Ему стало совсем не по себе… Внезапно на его зов откликнулись. Фриман услышал слабый стон из черной глубины двора. Он сначала списал его на подстегиваемое страхом воображение, но стон вдруг повторился, на это раз громче.

 

- Оставайтесь на мессе! – срывающимся голосом крикнул Гордон, - Я сейчас! Я иду к вам.

 

Ответом был стон, и Гордону показалось, что на этот раз будто бы перемешанный с глухим рычанием. Гордон, осторожно ступая, пошел вперед, на звук. Фонарик светил все слабее, и скоро Гордон снова оказался в темноте. Но он все равно шел, слыша из темноты вздохи и даже вроде как неуверенные шаги. Что-то хрустнуло. Стон раздался еще громче, казалось, человек шел из последних сил, умирая. Гордон скрипнул зубами – что же довелось пережить этому бедняге?

 

Но вдруг на секунду снова вышла луна и… Фриман хотел закричать, но крик застрял в его горле, пропуская лишь слабый хрип… Буквально в метре от себя Гордон увидел идущего на подгибающихся ногах перерожденца. Человек под хедкрабом застонал, на этот раз отрывисто, переходя на рык. Зомби занес для удара жуткую руку с когтями… И Фриман закричал, и, казалось, от его нечеловеческого ужаса и крика даже зомби на секунду остановился. Гордон, в ужасе крича, неловко дернулся – и, оступившись, упал на сухую траву. Перерожденец с тихим мычанием сделал шаг к Гордону, и тот, забыв все от страха и шока, судорожно отползал все дальше, не отрывая глаз от чудовищной сгорбленной фигуры. Зомби вдруг оглушительно взвыл и занес обе руки. И тут Гордон, перехватив автомат, с криком отчаяния полоснул очередью пуль по хедкрабу перерожденца. Кровь и желтая жижа брызнули вместе с жутким криком зомби. Фриман зажмурился и со скрипом зубов еще сильнее давил на спусковой крючок. Автомат безнадежно щелкнул пустым затвором и затих, но Гордон не слышал этого – в его ушах стоял звон и крик человека, убитого и оживленного хедкрабом. Зомби, издав звук сливаемой раковины, конвульсивно дернулся и упал. Гордон вскрикнул, когда почувствовал, что на него свалилось холодное и мягкое тело, и судорожно вырвался из-под трупа, вскочив на ноги. Сердце его бешено колотилось. В этой адской темноте уже не было видно ничего, даже фонарь на дереве не спасал от мрака. Гордон, бесцельно передергивая затвор, попятился от тела, ожидая, что это дитя преисподней вот-вот встанет и набросится на него… Фриман ударился головой о висящие на тросе ноги, и, вскрикнув, ударил наотмашь по ним автоматом, словно дубинкой. В этом мраке ему казалось, что уродливые подобия людей подступают к нему со всех сторон. Тень каждого дерева причудливо изгибалась, напоминая костлявые и когтистые руки перерожденцев, каждое дуновение ветра было холодным, почти ядовитым дыханием не-людей… Фриман, с бешено колотящимся сердцем, резко направлял пустой автомат то в оду сторону, то в другую, в панике не осознавая ничего… Его старые призраки из «Черной Мессы» пришли за ним…

 

Через минуту он понял, что автомат пуст, и патронов больше нет. Попытался успокоить выпрыгивающее из брони костюма сердце. Попытался понять, что вокруг стоит почти мертвая тишина – лишь изредка завывали койоты на то и дело выходящую из-за облаков луну. Фриман дрожащими руками поискал в отделениях скафандра автоматные обоймы.

 

«Все… все закончилось, - он пытался успокоить себя, но выходило это довольно фальшиво, - Черт, да что же руки так дрожат?!.. Можно подумать я никогда перерожденца не видел… Дьявол, лучше бы это были солдаты… Боже, что же здесь произошло?.. Хотя все и так ясно… Но неужели все жители Рэвенхольма стали такими… Черт, да где же патроны?!».

 

С душевным стоном Гордон понял, что патронов больше не осталось. Повесив автомат на плечо, Фриман достал пистолет – единственное, что еще могло стрелять. И снова – это старое знакомое чувство. Когда с жалким пистолетом в дрожащих руках вот-вот ждешь, что из-за угла на тебя набросится очередное порождение ада… Фриман, стараясь сохранять хладнокровие, огляделся и, угадав в темноте чуть освещенный порог какого-то дома, осторожно пошел туда, вздрагивая даже от скрипа гравия под ботинками. Полуминутное испытание было закончено – и Гордон почти вбежал в небольшое помещение. Метнувшись в угол, он обвел стволом всю комнату, ища взглядом живые трупы. Но здесь все было давно мертво. Похоже, это была столярная мастерская – здесь стояли токарные станки, вдоль стены выстроилась батарея баллонов с пропаном, грубый дощатый стол был завален инструментами, по полу всюду валялись диски от циркулярной пилы. Но, оглядев все это, на первый взгляд, мирное зрелище, Гордон вздрогнул. Он нашел верхнюю часть трупа, висящего снаружи, на дереве. Человек, а точнее, все, что выше пояса, было практически врезано в бревенчатую стену. Труп держался, почти лежал на диске циркулярной пилы, горизонтально воткнутой в стену. Гордон, преодолевая отвращение, подошел. Голова человека была изуродована так, что сразу становилось ясно, кто стал его убийцей. Фриману показалось очень странным то, что диск пилы был вогнан в доски настолько глубоко, словно его метнули со страшной силой. Похоже, именно этот диск и перебил тело бывшего зомби пополам. Но кто же мог сотворить такое? Еще один перерожденец? Гордон нахмурился. Нет, эти твари друг друга не убивают… Не видят, как живые объекты. Так что же, здесь есть кто-то, кто сумел справиться с тем, что было раньше его товарищем? Фриман покачал головой – ведь человек не мог настолько сильно метнуть диск… Или мог?

 

Ощутив себя очень неуютно, Гордон поежился. Здесь все просто дышало смертью, и ему, живому, здесь было, мягко говоря, не по себе. Фриман чувствовал себя беспомощным с жалким пистолетом в руках, особенно здесь… Но нужно хотя бы поискать здесь выживших – должны же они быть? Гордон вдруг заметил, что вход из комнаты вглубь здания загорожен столом. Фриман попытался сдвинуть его, но тщетно – стол был жестко вставлен в дверной проем враспор. Фриман, вздохнув, перелез через стол в следующую комнату, порадовавшись про себя, что хоть она была хорошо освещена. Но едва Фриман оказался там, его снова хлестнуло жестокое чувство, называемое страхом. Здесь была бойня. Пол был бурым от высохшей крови, стены были ободраны и побиты чем-то тяжелым, вдоль стен лежали, скрючившись в последней агонии, трупы, которые, к тому же, испускали терпкий смрад. Фриман поморщился, оглядывая это место, но совсем не заметил, что у троих из трупов на головах сидели кожистые четырехлапые существа… В эту секунду позади Гордона вдруг раздался тихий рык, и, прежде чем Гордон успел обернуться, на его спину обрушился мощный удар. Датчики скафандра тревожно запищали, сообщая о серьезной травме. Фриман, вскрикнув от острой боли в спине, повалился на пол, успев заметить за спиной перерожденца. Похоже, одетого в изорванное и грязное женское платье… От крика Фримана некоторые из трупов зашевелились, и Гордон, подавляя мучительную боль в позвоночнике, привстал и заметил, что те, у кого на головах были хедкрабы, со слабыми стонами поднялись на ноги. Всхлипывая и вздыхая по-человечески, страшные, изуродованные фигуры неуверенно вставали, опираясь о стены спиной, с дрожащими коленями и непослушными ступнями. Фриман словно заглянул Сатане в глаза, и затем – снова в глубины своего сердца, в Черную Бездну прошлого, которая накатывала новой волной, издевательски шепча, что это все правда, что страхи и призраки прошлого вернулись, вернулись за Гордоном, чтобы забрать его туда, где его уже давно ждут…





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...