Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 2 Красный День Календаря 13 страница



 

Фриман поспешил выйти из столовой, по лестнице, ведущей вниз. Но как только он прошел по ступенькам и толкнул дверь, Фриман закричал и, в ужасе, спотыкаясь, помчался наверх. То, что он увидел, чуть не лишило его сознания. Прямо на него шли целых пять живых мертвецов. Гордон, снова вбежав в жуткую столовую, заметался по ней, словно загнанный зверь. Теперь – точно конец… Патронов не хватит – это факт, и монтировкой от них не отобьешься. Он уже слышал их стоны и нестройные шаги по ступенькам – зомби поднимались сюда. В отчаянии застонав, Фриман снова оглядел столовую – оружия нет – и достал пистолет. Расставил ноги пошире, чтобы принять устойчивую позицию. Встал так, чтобы столы оказались прямо за спиной – чтобы никто не напал сзади. Открыл отделение скафандра, где лежала последняя обойма к пистолету – чтобы суметь быстро перезарядить. И навел пистолет на выход с лестницы. И стал ждать. С каждый секундой уверенность исчезала, с каждым шагом на ступеньках пот со лба Гордона лил все сильнее. Что ж, помереть тоже надо уметь достойно.

 

Едва из прохода вышел первый зомби, Гордон открыл огонь. Первые пули влетели в тело перерожденца, но, к огромному страху Гордона, зомби это только разозлило, и он, с громким ревом понесся на Фримана. Еще пяти выстрелов хватило, чтобы окончательно упокоить зомби. Он, даже когда тот был еще на ногах, уже показался второй, и сразу за ним – третий. В подступившей панике Фриман выстрелил остатки обоймы в стонущего мертвеца, причем почти половина пуль прошла мимо. Молниеносным движением Гордон выхватил последнюю обойму и тут же нажал на спуск. Шквал пуль свалил раненого перерожденца, ранил следующего… И все. Пистолет издевательски щелкнул затвором, словно говоря: «Все, друг, приплыли!». Фриман в диком ужасе выронил пистолет из дрожащих рук. Пока зомби на непослушных ногах шли к нему, его мозг работал как никогда. Нет, он еще мог бы справиться и монтировкой, но это только если бы зомби был один. А их осталось трое. Фриман мысленно перебирал все, что он нес с собой, надеясь найти что-нибудь полезное. Автомат, висящий на плече – пуст. Револьвер – тоже. Что толку от монтировки? Фриман инстинктивно попытался отступить – он не смог. Он стоял у самых столов. Вдруг Гордон вспомнил про то, что своей тяжестью уже долго оттягивало пояс костюма. Схватив гравипушку, подаренную Аликс, Фриман молниеносно глянул на приближающихся зомби и с сомнением посмотрел на «оружие». Нет, это, конечно, мысль, но слишком хлипкая… Хвататься за жалкую соломинку Гордон не любил. Но сейчас ничего другого не оставалось. Надо было попробовать. А вдруг получится?



 

Фриман выбрал на одном из столов крепкий стальной штырь с заточенным концом. Бегло вспомнив управление гравипушкой, Фриман нажал на нужные кнопки и направил кристалл аппарата на штырь. Тот немедленно поднялся в воздух и, пролетев метра два, завис перед Фриманом, в зоне активного действия кристалла. Гордон глянул в сторону раздававшихся стонов. Переходящих в тихое яростное рычание. Зомби уже были в пяти шагах. Стараясь быть хладнокровным, чтобы не тряслись руки, Гордон осторожно просунул руку в поле гравипушки и с трудом повернул в нем штырь так, чтобы он смотрел вперед, как копье. И, наконец, обратив импровизированное оружие на зомби, нажал на кнопку.

 

С оглушительным треском молния из кристалла ударила в штырь, и он, свистя в воздухе, мгновенно преодолел три метра до первого зомби. Гордон даже не увидел летящего «копья», но это сработало! Влекомый мощным толчком, первый зомби, которому штырь влетел в грудь, сложился пополам и отлетел назад, прямо на своих собратьев. Одного он свалил, третий же, споткнувшись о них, неуверенно пошел вперед. Радости Гордона не было предела. Штырь, пробив насквозь первого перерожденца, застрял в животе второго, и оба они обрели долгожданный покой. Замысел сработал. Но еще один зомби все еще шел к нему, хоть и неуверенно – кажется, у него была сломана нога. Фриман, быстро оглядевшись, заметил на полу диск от циркулярной пилы и тут же притянул его гравипушкой. Поправив его рукой (что удалось с большим трудом) так, чтобы он находился параллельно полу, Гордон «выстрелил». Диск, пропев в воздухе, с хрустом вошел в тело зомби, словно нож в масло, снес ему «голову» и с силой вонзился в стену. Зомби, испустив фонтан вонючей жидкости из шеи, упал на пол. Битва закончилась.

 

Фриман был удивлен и рад, как никогда. Его довольно сомнительный и смелый план сработал. Фриман не мог о таком даже мечтать. Теперь в его руках было очень мощное, хоть и примитивное оружие, по классификации подходящее под «самострел». Фриман прикинул в уме свои новые, открывшиеся так внезапно возможности. Ведь это же было просто отлично! Помимо того, что он теперь мог «стрелять» штырями, пилами и другими острыми предметами, он мог метать в перерожденцев кирпичи, камни, даже бочки с бензином. Но у этого «оружия» был один большой недостаток – оно было однозарядным, и «заряжать» его очень долго. И тяжело. Против пяти-шести хедкрабов с такой штукой не пойдешь. Но вот против пары-тройки зомби, тем более, если они вдалеке… Фриман впервые за все пребывание здесь ощутил слабую надежду. На то, что он все-таки выживет. Найдет Отца Григория. Сможет уйти из Рэвенхольма.

 

Фриман подошел к трупам зомби и перевернул одного из них ногой. Преодолевая отвращение, вырвал из его живота штырь. Обтер его о пол и взвесил в руке. Нет, эта штучка определенно лучше других вариантов. Надо же – с пяти шагов пробила двух перерожденцев! Фриман снова включил гравипушку и захватил ею штырь. С трудом проворачивая его так, чтобы он смотрел острым концом вперед, Гордон вдруг подумал: «Н-да, жуткое место… Может, именно поэтому здесь не обойтись обычным оружием? Я похож на какого-то сумасшедшего ученого с лучом смерти собственного изобретения…».

 

Обдумав это сходство и найдя его донельзя удачным, Гордон направился к лестнице. Теперь он шел, выставив вперед тяжелую гравипушку. Впереди, в трети метра от него, в воздухе висело «копье». Готовое пробить всякого, кто встанет у Гордона на пути.

 

Фриман вышел из дома, полный уверенности. И тут же она испарилась, словно дым дешевой сигареты в душном вокзале после трех часов ожидания поезда, который сломался на полпути к перрону. Фриман услышал то злобное и яростное ворчание, которое недавно слышалось ему со всех сторон. И он увидел, как прямо на него по улице стремительно бежит нечто. Бежало оно очень быстро, опираясь на все четыре конечности, и при этом ворчало, поэтому эта тварь была очень похожа на собаку. Фриман, нешуточно испугавшись, вскрикнул и, близко не подпустив и без того быстрого «зверя», нажал на кнопку. Штырь ушел вперед, словно ветер, просвистев в ночном воздухе. Тварь уже подбежала слишком близко, и штырь пробил ее голову навылет, оставив в ней дыру с грецкий орех. Мгновенно умершая тварь упала прямо к ногам дрожащего от ужаса Гордона. Тот, дернувшись, с отвращением и страхом отшагнул от нее. Судорожно хватая ртом воздух и стараясь не выронить гравипушку, Гордон снова и снова прокручивал в голове все, что только что произошло. Это существо с рыком бежало на него, так быстро, как никто на Земле не способен. Фриману показалось, или на свету луны мелькнули ее костлявые руки? Или лапы?

 

Совладав со своим все еще теплящимся страхом, Гордон все же решил посмотреть на то, что на него напало. Фриман перевернул носком ботинка труп… и, скрипнув челюстями, зажмурился. Это был ужас в оправе жалости – то, что он чувствовал, глядя на перерожденцев, только в пять раз сильнее. Это был труп человека. Все в нем напоминало о том, что когда-то, очень давно, это был человек. Но теперь это был почти скелет. Местами голые кости белели под светом луны. Заметно удлинившиеся ноги и руки, словно адаптированные под бег на «всех четырех». Кости зияли везде, лишь конечности были снабжены неимоверно раздувшимися мышцами, необходимыми для движения. Внутренностей почти не было – сквозь останки легких через ребра был виден коричневый позвоночник. Тело словно тщательно выпотрошили – даже кожи не было. Руки, а главное, пальцы стали в три раза длиннее, их увенчивали острые когти. А на голове у этого несчастного, плотно обхватив ее, сидел «быстрый» хедкраб.

 

Фриману было тяжело. Ему было странно и непонятно. Он недоумевал – за что? За что природа изобрела для человека такие мучения? Само существование хедкрабов было величайшей трагедией всего живого. Они вырывали человека из того света, возвращали его к боли и мукам, оставляя часть сознания, а волю и тело забирая себе. Но такое… Хедкрабы мутировали, появились новые виды. И появились новые пытки. Это – было в три раза хуже того, что Гордон видел до сих пор. «Быстрые» хедкрабы, похоже, отбирали у человека даже последнее – его тело и остатки сознания. Они забирали его плоть, оставляя лишь скелет, лишь несколько мышц, необходимых для бега и атаки. Оставляли сеть нервов. И больше ничего. Эти – больше не осознавали, что они – люди. Этот не стонал, не плакал – он лишь яростно рычал, словно зверь. Да он и стал зверем. Гордон еще раз глянул на тело «быстрого» зомби, доставая из стены застрявший в ней штырь. Нет, это уже был не человек. Хедкрабы теперь срезают под корень. Оставляя лишь убогую оболочку. Да и та была страшнее, чем любой некрасивый человек.

 

Опустивший голову Фриман пошел по улице, слушая тихий топот по крышам и глухое рычание. Раньше он не замечал этого, но теперь понял. Они все время следовали за ним. «Пасли», вели его. Выжидая удобного момента…

 

Фриман, поняв это, в страхе обвел крыши гравипушкой со штырем. Казалось, что вот-вот, из-за той трубы на него кинется отдаленное подобие человеческого тела – ходячий скелет. Смерть наконец обрела свое истинное лицо.

 

Гордон, решив не соваться с темные подворотни, в которых слышался зловещий шорох, вошел в небольшой дом. Собственно идти туда было незачем, но все же Гордон не видел иного выхода. Другого пути не было. Как это ни было жутко, но надо было забраться наверх и по крышам продолжать дорогу. Теперь это не казалось таким безопасным делом, но хотя бы, сверху нет обычных зомби.

 

Фриман вошел и с порога увидел все, что стало с этим домом. Гордон шел по коридору, заглядывая в комнаты, и он видел, каким этот дом был раньше. До всего, что произошло. Фриман видел обрывки занавесок на полусорвавшихся карнизах – наверняка когда-то они были праздничными и яркими, создавая всей семье, жившей здесь хорошее настроение. Гордон видел заброшенную кухню – старая покореженная печка валялась в углу с раскрытой духовкой. А сколько вкусных блюд веселая хозяйка этого дома готовила на ней, угощая постояльцев – туристов, приехавших посмотреть тихий городок и живописные холмы вокруг. Кухня была пуста. Почти вся плитка была отбита со стен, потолок давно потек и растрескался. Лампочек не было и в помине. На полу, залитом чем-то бурым и уже затвердевшим, толстым слоем валялись деревянные щепки, бывшие когда-то столом, осколки фарфоровой посуды, погнутые вилки и ложки, проржавевший насквозь кофейник, куски какого-то тряпья. Фриман, нагнувшись, достал из мусора на полу что-то, блеснувшее в лунном свете, проникавшем через выбитое окно. Это оказалась совсем выцветшая и отсыревшая фотография в пластмассовой рамке. Стекло рамки было рассечено множеством трещин, но все же Фриман смог рассмотреть на фото трех человек. Счастливые минуты, на век застывшие на карточке. Веселые родители держат за руки свою десятилетнюю дочку, которая весело смеется, глядя на яркое солнце и голубое небо над головой. Гордон аккуратно поставил фотографию на чудом уцелевшую полку на стене. Посмотрел на нее еще раз. Он видел этих людей, там и тогда они были счастливы, как никто в мире. Они жили, строили планы на будущее, твердо веря в завтрашний день. Родители обязательно должны дожить до пенсии и провести свой отдых в теплом домике в Европе, радуясь жизни и успехам своего ребенка. Дочь должна окончить школу, где у нее было так много друзей, на «отлично» и поступить в хороший университет. С ее оптимизмом она будет всегда счастлива и уверенна в будущем, вскоре выйдет замуж за отличного парня из соседнего дома, и ее счастливые родители с улыбкой будут ожидать появления на свет первых внуков. И все будет хорошо.

 

Так и должно было быть. Пока прямо на улице не начали открываться зеленые порталы, выпускающие уродливых четырехногих тварей. Пока в дом не зашел патруль с эмблемами «Гражданской Обороны» на рукавах. Пока в крышу дома не влетела ракета, несущая в себе пять существ – дьяволов во плоти. И – все. Девочка погибла от зубов буллсквида, прыгнувшего на нее из портала. Мать замучили на допросах. Отец, в ужасе бежавший от вырвавшихся из ракеты хедкрабов, был настигнут ими. И все. Все мечты – растаяли, словно их и не было. Прах. И ничего более. Гордон уныло вышел из разбитой кухни, оставляя на полке фотографию с потускневшей подписью: «Семья Штронберг, 1999 год»…

 

Фриман поднимался по прогнившей темной лестнице, когда услышал стон. Уже приготовившись, он сделал осторожный шаг вперед. Перерожденец его чувствовал, еще не видя. Да у него и не было глаз… Он спускался сверху, медленно, спотыкаясь. Фриман, встав на изгибе лестницы, навел свое «оружие» на тело, которое давно уже умерло, но продолжало ходить по земле, стараясь забрать с собой побольше живых. Зомби услышал скрип досок под ногами Гордона и взвыл, делая поспешный шаг вперед. Мертвая нога, неловко подвернувшись, соскочила со ступеньки и хрустнула. И с громким стоном перерожденец полетел вниз, колотясь шишками и горбами о ступеньки. Фриман отвернулся, чтобы не видеть, как несчастный мертвец катится по лестнице, оставляя на ней багрово-желтые пятна и куски полусгнивших кишок. Фриман хотел бы никогда не слышать этих стонов – но покойнику было больно. С каждым ударом об очередную ступеньку его голос становился все тише, слабее. Зомби упал на пол и затих.

 

Фриман опустил гравипушку. «Обошлось…». Но вдруг тело зомби внизу слабо зашевелилось. Слышно было лишь злобное шипение хедкраба – он пытался заставить тело встать. Фриман, сообразив, что делать, быстро подскочил к нему и добил его тремя ударами монтировки. Тело уже было и так мертво окончательно – и Гордон услышал лишь последний звук хедкраба. И вновь стало тихо.

 

Поднявшись на второй этаж, Гордон сразу же пригвоздил к стене зомби, который попытался встать, когда Фриман вошел. Перерожденец, облегченно вздохнув, затих, но Гордон не мог вытащить штырь из его тела. Он засел слишком глубоко, а лезть рукой в месиво внутренностей трупа Гордону ох как не хотелось. Скрипнув зубами, Гордон огляделся в поисках подходящего снаряда. Не найдя ничего получше, Фриман притянул гравипушкой небольшой кирпич. Впрочем, учитывая силу метания, и этим кирпичом можно было убить.

 

Поднимаясь на чердак, Фриман уже отчетливо услышал пугающий шум сверху. По крыше кто-то бегал. Причем, с нечеловеческой скоростью. Слышно было и жуткое ворчание, яростное и тихое, словно у тигра перед прыжком. Фриман приготовился – ему очень не хотелось, но похоже, снова предстоит встреча с «быстрыми» зомби. Но Фриман был готов. По крайней мере, он убеждал себя в этом. Фриман вдруг услышал тихий и такой знакомый смех, сопровождаемый выстрелами. Похоже, одна из пуль попала в крышу прямо над головой у Гордона. Нахмурившись, он толкнул окошко чердака и вылез через него на плоскую часть крыши.

 

Первым, что он увидел, был быстро убегающий по темным крышам перерожденец, вслед которому гремели ружейные выстрелы. Еще мгновенье – и перерожденец пропал из виду.

 

- Эй, брат!

 

Фриман повернулся на знакомый голос. Священник стоял на балконе соседнего дома, сжимая свое ружье. Глаза его светились безумной азартом и вниманием. Фриман подошел к краю крыши – теперь их разделяло всего три метра.

 

- Ты разворошил Ад! – произнес Отец Григорий, окидывая взглядом темный город, - Ты мне по душе.

 

- Вам по душе все время скрываться? – спросил Гордон, опуская гравипушку, - Может, нам лучше встретиться и поговорить, не крича, словно на другой берег?

 

Григорий взглянул Гордону в глаза.

 

- Будь терпелив, и жизнь научится ждать тебя, - сказал он наконец, - Ты попал в такое место, где поспешность может стоить тебе многого.

 

Фриман пристально посмотрел на этого человека. Кто же он на самом деле? Безумец, отшельник, нашедший идеальную келью? Или все-таки священник, человек Бога?

 

- Я вижу, ты в затруднении, - туманно сказал Отец Григорий, посмотрев на необычное оружие Гордона, - Вот, у меня есть для тебя более подходящее оружие.

 

Он нагнулся и поднял лежащий у своих ног карабин.

 

- Лови!

 

Фриман ловко поймал три коробки охотничьих патронов и ружье. Бегло оглядел его – тут и впрямь было чему радоваться. Это был хорошее, легкое, но мощное помповое ружье. Старое, видавшее виды, ружье, упокоившее не одного несчастного, ожившего вопреки всему. Фриман с благодарностью посмотрел на священника и, отключив гравипушку, укрепил ее за спиной.

 

- Спасибо вам, - сказал он легко, - Я уже хотел отбиваться от них кирпичами… Какие они все… ничего, кроме жалости и страха, я к ним не чувствую.

 

- А большего и не надо, брат! – улыбнулся Григорий, - Свет добра для них погас, и не по их воле. Они обрели ад на земле… Мой тебе совет, - Григорий помолчал, - Целься в голову.

 

Вдруг Гордон вздрогнул от громкого топота, раздавшегося, казалось, сразу со всех сторон. Кто-то бежал по крышам.

 

- Тихо! – насторожился Отец Григорий, - Они идут!

 

Фриман передернул затвор. Священник со злобной улыбкой проследил за «быстрым» перерожденцем, пробежавшим невдалеке по черепице. Фриман заметил, как по стене дома, в котором был Григорий, молниеносно забрался скелет с хедкрабом на голове.

 

- В Рэвенхольме нет покоя никому, - задумчиво сказал Григорий, глядя на призрачную луну в небе, - Надо идти. Ты хотел встретиться, брат?

 

- Да! – Гордон с надеждой подался вперед.

 

- Тогда иди в церковь, - и Григорий махнул рукой в сторону черного силуэта купола над городом, - Я встречу тебя там.

 

Фриман вдруг заметил, что верх водосточной трубы, торчащий из-за края крыши начал с сильным лязгом трястись. Словно по нему кто-то взбирался наверх… И вдруг, с тихим рычанием откуда-то сверху спрыгнуло омерзительное существо. Мелькнув в темноте ребрами и когтистыми кистями рук, «быстрый» зомби встал на задние ноги и гулко зарычал.

 

- Да оставит тебя боль, дитя!

 

Мгновенный хлесткий выстрел пробил его череп, и человеческий скелет с издыхающим хедкрабом рухнул к ногам насмерть перепуганного Гордона.

 

- С-спасибо, - пробормотал Гордон, глядя на коричневые кости.

 

И вдруг заметил второго перерожденца, бегущего по крыше к Григорию со спины. Вскинув новое, необычно легкое и удобное оружие, Фриман выстрелил. Заряд дроби отбросил уже мертвого зомби метров на пять.

 

Отец Григорий злобно ухмыльнулся. А это все, похоже, ему даже нравилось! Но вдруг с той стороны крыши, где гремела водосточная труба, возник еще один «быстрый» зомби и, с громким и яростным ворчанием кинулся на всех четырех лапах на Гордона. Фриман вскрикнул, но не успел вовремя передернуть затвор. Два тяжелейших удара обрушились на его бока – зомби сделал два выпада руками и отпрыгнул на шаг. От боли у Гордона перехватило дыхание, и он закашлялся – ведь скафандр уже давно был разряжен. Зомби, встав на дыбы, по-звериному рявкнул и, мелькнув голыми ребрами, снова кинулся на Гордона. Но тот на этот раз успел совладать с ружьем – и после резкого выстрела перерожденца отбросило так далеко, что он даже упал с крыши вниз.

 

Гордон шумно хватал воздух, пытаясь отдышаться. Только что его сердце чуть не пробило броню скафандра от боли и ужаса. Фриман видел зомби, видел лицом к лицу и этот образ он не забудет никогда. Гордон судорожно оглянулся – Отца Григория уже и след простыл. Гордон, со смесью страха и жалости столкнул с крыши оставшийся на ней труп перерожденца – почти голый скелет с остатками мышц и хедкрабом. Гордон все еще видел перед собой ужасную маску зомби. В его ушах все еще стоял этот яростный рев… Фриман искал глазами по крышам, но, похоже, пока что его оставили в покое. Ему было даже как-то легче сражаться с этими «новыми» зомби. Нет, конечно, эти были немного быстрее, да и силища у них, словно у лошади, но все же… Гордону было легче пристрелить этих, нежели тех зомби, что бродят сейчас по темным улицам внизу. Просто эти создания уже даже отдаленно не напоминают человека. Прежние перерожденцы могли чувствовать боль, они осознавали, кем они были, и что с ними стало. Они страдали и молили о покое. Но эти – совсем другое дело. Эти уже совсем не напоминали людей. Просто гора коричневых костей. Изменившиеся, они напоминали скелеты горилл, яростных псов, мчащихся на добычу. Они больше не чувствовали ни боли, ни страданий. Они не помнили, что раньше были людьми. Они не знают эмоций, они не ведают пощады. «Быстрые» хедкрабы уничтожали в них абсолютно все ненужное – практически всю плоть, убивали сознание, парализовывали нервные центры. Оставляли лишь острые когти и раздутые, краснеющие на костях мышцы. И человек превращался в марионетку. Это была не лучшая участь. Но все же не страшнее, чем участь прежних перерожденцев. Гордону было легче стрелять в этих зомби. Они не напоминали людей и почти не вызывали жалость. Ведь когда тебе до боли жалко того, в которого ты стреляешь, значит, битва проиграна уже изначально. Фриман огляделся. Вслушался в стоны перерожденцев на улицах, в шорох «быстрых» зомби на крышах, в шипение хедкрабов в домах. Вдохнул этот воздух, который казался тяжелее, чем самый тяжелый трупный запах. И вдруг понял, что здесь надежда почти умерла. Эта земная преисподняя дышала на Гордона терпким смрадом и шептала: «Ты – труп, человек. Гниющее мясо, как и все вокруг…».

 

Фриман постарался не слушать этот тихий голос. Он-то знал, что погибать надо уметь достойно. Не стоя на месте. Гордон огляделся – надо было как-то двигаться дальше. Прямых путей с крыши не нашлось – все дома стояли от нее достаточно далеко. И не прыгнуть… Но Гордон вдруг заметил кое-что необычное внизу. Со стороны улицы он увидел еще одно дело рук безумного священника. На электропроводах висели тела людей. Они были целыми, то есть обычными людьми. Но мертвыми. И – почти разложившимися. Гордон насчитал пять трупов. Трое из них висели в петлях, словно повешенные. Двое – подвешены за руки. Фриман поморщился. Ну и зачем все это? С какой целью Григорий развесил здесь людей? Может, это – очередные ловушки? Черт его знает. Гордон всмотрелся еще пристальнее – и увидел кое-что поинтереснее. Трупы висели не в беспорядке. Они окружали большую водонапорную башню с открытым верхом. Луна отражалось у самых ее краев – башня была полна воды. Фриман наконец-то начал понимать смысл этой хитрости. Все оказывалось предельно просто. «Быстрый» зомби прыгает с крыши на «жертву», но она оказывается не закреплена, и он, вместе с телом летит в воду. И, скорее всего, выбраться оттуда уже не может. Гордон пригляделся, и точно – на глади воды виднелось что-то темное.

 

Но главное было даже не в этом. А в том, что эта ловушка и была единственной дорогой отсюда. Фриман видел совсем рядом с башней лестницу, закрепленную на стене здания. И она вела прямо наверх, на крышу соседнего дома. Гордон поежился. Да, прыжок ему предстоял, мягко говоря, неприятный. Высота была приличной, да и было не очень приятно прыгать в мутную, вонючую воду, в которой бог знает сколько дней плавают трупы. Гордон от одной этой мысли поморщился. Но ведь другого выхода не было. Надо прыгать.

 

Фриман плотнее прикрыл отделения скафандра, чтобы до ружейных патронов не добралась вода. Попрочнее закрепил монтировку на поясе и гравипушку на спине. Приготовился. «А что если я не допрыгну? – мелькнуло у него в голове, - С такой высоты от меня только лепешка останется… Черт, ненавижу безысходность!». И с этой мыслью он, разбежавшись, прыгнул.

 

Прыжок получился почти удачным. Темная ночная улица мелькнула перед Гордоном. Он лишь успел испугаться, когда увидел совсем рядом край башни – и влетел в воду. Водная гладь больно ударила по ногам, и Гордон на полной скорости ушел вниз с головой. По лицу Гордона задело что-то мягкое и скользкое. Похоже, чья-то нога. От отвращения Гордона чуть не стошнило, и в его открывшийся рот хлынула горькая черная вода. Застонав, Гордон изо всех сил заработал руками и вынырнул на поверхность. Судорожно схватившись за край башни, Фриман подтянулся и тут же прыгнул на лестницу. Молниеносно забравшись по ней на крышу, он упал и ощутил, как его желудок выворачивается наизнанку. Фримана стошнило прямо на пол, и он упал на колени, отплевываясь и стоная от омерзения. Гордон еще чувствовал во рту этот мерзкий трупный вкус загустевшей воды, чувствовал это прикосновение на лице. Он громко и с чувством выматерился и со всей силы пнул стену. Ну почему?! За что?! Лучше бы сразу – вниз, мордой о мостовую! Фриман ощутил, что он теперь даже самому себе противен – по лицу и волосам струилась вода, если эту зловонную жижу еще можно назвать водой! Фриман вдруг потрогал переносицу… и снова выругался в полный голос. На нем не было очков. Не переставая ругаться и скрипеть зубами, Фриман подошел к краю крыши глянул в воду. Догадка была верна – очки плавали там, держась на плаву лишь благодаря легкой оправе. Со стоном злости и отвращения Гордон полез к краю водонапорной башни…

 

Еще десять минут ушло на то, чтобы монтировкой выловить очки из воды с трупами. Кое-как протерев их и отряхнув с них слизь, Фриман одел их, хотя и чувствовал такое отвращение, будто целовал в дёсны тридцатидневного покойника. Еще раз выругавшись, Гордон, наконец, поднял ружье и осмотрелся. Впереди, казалось, совсем близко чернел купол старинной церкви. Фриман с минуту разглядывал ее таинственные и изящные очертания. Эта церковь была православной, Гордон никогда раньше не видел таких. Ему показалось, что здесь остановилось время. Во всем Рэвенхольме. Каждый дом застыл, люди больше не жили здесь. Все осталось, как и было оставлено. Дома, хотя и изуродованные, но все же стоят. Дома тихого европейского стиля девятнадцатого века. И купол этой старой церкви величаво поднимался над городом, словно венец его мрачной торжественности и вечности.

 

О пути к церкви по крышам можно было и не мечтать – все крыши были очень далеко от той, на которой стоял Гордон. Нужно было подумать о спуске вниз. Фриману повезло – прямо за его спиной нашлась дверца на чердак. Гордон все же никогда не заинтересовался ею, если бы не заметил вдоль стены этого дома идущую вниз решетчатую шахту старого лифта. Гордон вяло вошел в дверь, даже не надеясь, что древний механизм все еще работает. Настроение у Гордона было самым поганым, и ночь казалась ему бесконечной. Тесные сумерки давили на него, и луна, освещая дорогу перерожденцам, помогала им избавить город от нежданного посетителя. Фриман почти с отвращением нажал кнопку и вслушался. Где-то сверху раздался скрип ржавых блоков – и тросы потянулись наверх, поднимая кабину. Фриман даже не обрадовался. А зачем? Все равно этот лифт не вывезет его отсюда, из города. Фриману до безумия надоело при каждом шорохе трястись, словно мышь, вздрагивать от каждой тени. Его и без того расшатанные нервы не выдерживали – сказывался и недавний срыв. Это место пожирало каждого, кто тут появлялся, и Гордон чувствовал это. Он уже начинал сходить с ума от нескончаемого, постоянного и хищного страха. «А ведь это Аликс сказала, чтобы шел сюда, - подумал он с неожиданной злобой, - Сказала это, хотя Илай ее предупреждал… Ну все… дай только выбраться отсюда, и я выскажу Аликс все, что я об этом думаю!».

 

Фриман вдруг снова вздрогнул – он услышал что-то похожее на рычание. Он думал, что ослышался, но звук снова повторился, и уже громче. Гордон бегло оглядел черную улицу через решетку шахты. Где-то внизу мелькнула черная тень. Еще одна, и еще… Тяжелое дыхание «быстрых» перерожденцев уже висело в воздухе. Фриман ощутил на лбу холодный пот. Только лифт поскорее прибыл… Черт, ну что же он так долго?! Они же идут, уже идут за ним! Фриман в отчаянии пнул решетку. «Ну где же ты?! Быстрее!». Гордон снова вгляделся в улицу – черные тени так и бегали по ней, словно духи Тьмы собрались на жуткое пиршество, в безумной радости кидая жертву из пасти в пасть.

 

И лифт открыл дверь. Фриман молниеносно влетел в кабину и нажал кнопку спуска. Лязгнув старыми деталями, механизм начал медленный спуск. Гордон, судорожно оглядываясь через решетку, слышал, как дыхание перерожденцев становится все громче. Фриман, прижавшись к решетке, разглядывал темные подворотни и кромки крыш, стараясь предугадать, откуда будет нападение. И вдруг, со страшным воем прямо на решетку прыгнул, хрустнув костями, «быстрый» зомби. Гордон закричал. Зловонное дыхание и уродливые ноги хедкраба были лишь в сантиметре от его лица. Сердце чуть не вылетело у Гордона из груди. С криком дикого ужаса он отпрянул от решетки и вжался в угол кабины. Зомби яростно заревел и сотряс решетку мощными лапами. Со страшным криком он тряс решетку, наносил все новые и новые удары по прутьям. Жертва была совсем рядом, можно было даже слышать стук ее обезумевшего сердца, но достать ее не получалось. В яростном безумии зомби начал бить по решетке и ногами, пытался просунуть сквозь нее длинные пальцы. Гордон, совершенно парализованный от нечеловеческого страха, сидел, вдавившись в угол кабины, считал сантиметры до смертоносных когтей жуткого трупа, яростно орущего, вцепившись в решетку. Раздалось новое звериное ворчание – и на решетку кабины прыгнул еще один зомби. Фриман, уже не в силах закричать, лишь вздрогнул и зажмурился – смотреть на эти ходячие трупы было выше его сил. Он слышал дикие кики и удары по решетке – зомби ни за что не оставили бы жертву, когда она так близко. А кабина медленно опускалась, преодолевая сантиметр за сантиметром до земли.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...