Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 2 Красный День Календаря 17 страница



- Ты это сейчас о чем? – напрягся офицер СЕ121007.

- Ты прекрасно понимаешь, о чем я. Вспышки неповиновения – уже каждодневное явление. Повстанцы основали десятки своих опорных пунктов. Я не хочу сказать, что это правильно. Но… Купер, мне иногда кажется, что к этому все и шло…

- Ты хочешь сказать, что массовое восстание неизбежно? Я и так понимаю это.

- Жаль только, что Консул этого не понимает.

- Консула мы с тобой критиковать не вправе, - отрезал офицер, - Он знает, что делает. Эти люди лишь пытаются разбить лбом стену.

- Понимай меня как хочешь, Купер, - проговорил Калхун, - Но мне кажется, что я понимаю их. Мы отняли у них дом. И они будут драться за него до последнего.

- Калхун, что ты мелешь?! – напрягся СЕ121007, - Альянс не отнимал у них дома. Он построил для них лучший мир, сдвинул человеческое существо с мертвой точки эволюции!..

- Послушай, - оборвал его Барни, - Ты никогда не задумывался, почему я никогда лично не провожу допросы? Никогда не задумывался, почему я пресекаю любой беспредметный допрос, любое беспричинное избиение граждан? Потому что я всегда чтил законы войны. А на войне с пленными принято обращаться с уважением. Уважать сына своей страны за то, что он бился до последнего, а не смешивать его с грязью.

Офицер СЕ121007 резко встал и тоже прошелся по комнате.

- Закон войны состоит в другом, - наконец остановился он, - Победитель получает всё. Да, наши меры жестки, но эти меры – необходимы! Ты сидишь тут и рассуждаешь, а в Нова Проспект граждане, вооруженные пистолетами, поднимают бунт! Вот, что бывает, если ослабить хватку!

- А ты никогда не думал, что именно эта «хватка» и провоцирует бунты? – мрачно усмехнулся Барни.

Офицер СЕ121007 пристально посмотрел на Калхуна.

- Ты говоришь опасные вещи, - сказал он, - И хорошо, что тебя сейчас никто не слышит!

- Я все же надеюсь, что Ты меня услышал, - отвернулся Барни, - Просто подумай над этим.

Офицер СЕ121007 одел шлем скафандра и положил руку Калхуну на плечо.

- Отведи меня в управление «Гражданской Обороны»…

 

 

…Солоноватый морской воздух сразу же ударил в лицо. Лучи высоко поднявшегося солнца уже припекали довольно ощутимо. Плещущееся справа море было спокойным и серым. Волны не набегали на выжженный солнцем песок, который когда-то был дном этого моря. Одинокие грязные чайки вдалеке носились над водной гладью. А слева были лишь песок и отвесные скалы, поросшие редким сухим лесом на самом верху. Фриман вышел на деревянный помост, укрепленный над пляжем. Было видно, что когда-то весь этот пляж был частью моря, а эти скалы вдалеке – крутым берегом. Этот помост был пирсом, теперь же этот деревянный мост на опорах поднимался над песком, оканчиваясь примерно на высоте трех метров от бывшего дна. Гордон, привыкший сразу оценивать обстановку, в которой оказался, оглянулся назад. За ним было лишь здание цеха и расположенные вдоль «берега» портовые пустые причалы и грузовые контейнеры. Впереди, по левую сторону от пирса, на высоких балках стоял портовый подъемный кран для разгрузки прибывавших сода когда-то кораблей. Теперь этот кран, как и пирс и все остальное стояли на опорах высоко над безжизненным песком, из которого кое-где проглядывали куски скал.



 

Фриман медленно пошел по пирсу – она сразу заметил стоящий впереди багги. Гордон, оглядываясь, подошел к своему новому транспорту. На вид эта машина выглядела, мягко говоря, необычно. Как ни гадал Фриман впоследствии, он так и не понял, где у нее расположен двигатель. Казалось, багги состоял лишь из корпуса из арматуры, сидения и руля. Но так казалось лишь на первый взгляд. Гордон еще заметил, что корпус сделан наподобие гоночных автомобилей «старого мира» - массивные, почти квадратные формы не позволили бы водителю удариться обо что-нибудь, даже если бы багги перевернулся.

 

«Обычная машина, - решил для себя Фриман, - А вот что эти ребята тут делают?», - и он подошел поближе к парню, стоящему возле большого станкового пулемета странного вида. На другом конце песочного пляжа, на одном из причалов стояло еще два таких стрелка.

 

- Это что, - спросил Гордон, обращаясь к парню, - Здесь такая серьезная охрана?

 

Парень недовольно оторвался от пулемета, но, увидев Фримана, оторопел.

 

- Ну, да, - наконец проговорил он, всматриваясь в лицо Гордона, - Сейчас у муравьиных львов жор, поэтому приходиться не поворачиваться к пескам спиной…

 

- Эй, там, не спать! – заорали вдруг с того конца пляжа, и Фриман услышал мощные выстрелы.

 

Парень, охнув, припал к своему пулемету и, метнув взгляд вниз, тоже открыл огонь. Фриман мельком глянул на остальных стрелков, и машинально посмотрел вниз. И даже захотел протереть очки. Ему казалось, что он бредит.

 

Из вспухающего на глазах песка на свет стремительно выбирались какие-то совершенно невообразимые существа. Фриман увидел сначала лишь множество острых лап, пронзивших песок. Первое существо так и не смогло вылезти – выстрелы убили его, когда оно было еще под песком. Но паре других удалось выбраться. Такого Гордон еще никогда не видел. Четыре членистых и острых ноги, голова под мощным хитиновым щитом, небольшие перепончатые крылья, как у жуков… Эти жуткие насекомые были просто гигантскими – ростом почти по грудь Фриману. Гордон, оправившись от мгновенного шока, поднял свой автомат, но парень за пулеметом тронул его за руку.

 

- Не надо, Доктор Фриман. Справимся!

 

Гордон дождался, когда дождь пуль превратил насекомых в гору залитого жижей хитина, и проговорил, кивая на останки:

 

- Это у нас теперь такие большие клопы?

 

Парень сначала серьезно посмотрел на него, словно Гордон сказал несмешную шутку, но все же ответил:

 

- Да разве это больше? Мирмидонты намного крупнее…

 

Но внезапный громкий женский голос прервал его:

 

- Здравствуйте, мистер Фриман! Машина уже готова.

 

Фриман быстро огляделся – голос шел из мегафонов, установленных на столбе. От него шел кабель к подъемному крану, который уже начал поворачиваться. Фриман, махнув рукой женщине в кабине крана, подошел к багги.

 

- Садитесь, и я опущу вас на пляж.

 

Гордон осторожно сел, найдя кресло весьма удобным. Правая и левая перекладины корпуса не давали выпасть при крутых поворотах, верхние – при аварии. Гордон вдруг заметил укрепленную рядом с рулем гауссову винтовку – она была почти точно такой же, какая была у него в «Черной Мессе»! Фриман, непонятно почему обрадовавшись, огладил ее корпус, роторы и стартеры. Ну, хоть что-то не меняется!

 

Большой электромагнит, который опускала женщина в кабине крана, был уже над ученым. Приклеившись к верхним перекладинам у Гордона над головой, он начал вновь пониматься. Гордон, едва успев перехватить автомат поудобнее, схватился за какую-то железку, чтобы не выпасть. И кран начал довольно быстро поднимать его наверх. В считанные секунды кран повернулся, и багги завис над пляжем. Женщина опускала Гордона уже намного осторожнее. Но вдруг его ощутимо тряхнуло, и спуск остановился за три метра до земли.

 

- Черт, магниты барахлят! – выругалась женщина, - Держитесь…

 

Фриман, успев в последний миг понять, что сейчас будет, схватился за обе рамы руками, и багги, оторвавшись от магнита, полетел вниз. Фриман, закричав, еще сильнее схватился за корпус. Багги наполовину перевернулся в воздухе и, с грохотом упав на песок, перевернулся вверх колесами.

 

- Извините, док!

 

Фриман, застонав, вывалился из багги. Удар был очень сильным, Фриман больно ушибся головой и ребрами о корпус машины. Багги лежал вверх дном. Но самое ужасно произошло сразу же – совсем рядом с собой Фриман услышал нарастающий стрекот и увидел, как песок вздымается, слово кто-то лезет из него наружу. Вскрикнув, Гордон отступил назад, к машине и вдруг понял, что выронил при падении автомат. Судорожно оглянувшись, он увидел свое оружие в пяти шагах от себя. Гордон, медленно пятясь назад от вылезающего муравьиного льва, пытался достать автомат рукой. Вот на поверхности показались членистые острые лапы. Массивная хитиновая голова, усеянная зубами. Гордон закричал, рванувшись к автомату, и в этот момент гигантское насекомое прыгнуло на него. И вдруг, вместо адской боли Фриман услышал дробь пулеметных очередей. Его обдало серо-зеленой слизью, и муравьиный лев упал к его ногам. Пулеметчики наверху, улыбаясь, подняли большой палец. Фриман, поняв, что опасность пока что обошла его стороной, схватил автомат и подбежал к багги. Попробовал перевернуть его, и это оказалось не так просто сделать – тонкие перекладины завязли в песке. Пока Фриман раскачивал багги, песок сзади него вновь начал подниматься. Гордон, оглянувшись, заработал с новой силой, и наконец ему удалось. Едва багги встал на колеса, Фриман запрыгнул в него и, вспомнив, что рассказывал Леон про систему управления, мгновенно запустил двигатель. Пятисекундный подогрев мотора – и Фриман вдавил в пол педаль газа и кинул в какой-то ящик свой автомат. Багги, взревев, пробуксовал по песку и сорвался с места. В спину Гордону раздались выстрелы и шипение убитого муравьиного льва.

 

«Ничего себе поездка начинается! – испуганно подумал Гордон, пытаясь вырулить на дорожку, - Хотя эти тараканы все же лучше ходячих мертвецов…».

 

Судорожно вспоминая карту, Гордон выехал на дорогу, помеченную стоящими по обочине бочками. Фриман не сбавлял скорости и чуть не врезался в грузовой катер, увязший в песке и завалившийся набок. Судно было полностью ржавым и кое-где даже прогнило. Трудно было даже представить, что когда-то, двадцать лет назад этот катер рассекал морские волны прямо на этом самом месте… Фриман вдруг услышал за спиной нарастающий гул, похожий на гул самолета. Судорожно оглянувшись, он с ужасом увидел, что за ним летят на перепончатых крыльях два муравьиных льва. Сглотнув, Фриман вновь смотрел только на дорогу, которая начала уходить круто вверх. Он слышал, как жуткие насекомые в попытке настичь его упали на землю, промахнувшись мимо очень быстро движущегося багги, и зарылись в песок. Почти сразу же Фриман увидел прямо у себя на пути растущий песчаный холм. Вскрикнув. Гордон переложил одну руку на гауссову винтовку. Рука привычно нащупала кнопку спуска. Песчаный холм на его пути взорвался, выпуская омерзительно существо на воздух, которое тут же с диким шипением ринулось навстречу несущемуся на него багги. Фриман, сцепив зубы, немного придержал ручку зарядки… И, когда муравьиный лев уже прыгнул, Гордон выстрелил. Ослепительно-желтый луч пробил хитиновый панцирь со снопом искр и отбросил тело насекомого далеко в сторону. Фриман, торжествующе улыбнувшись, вновь сосредоточился на дороге. Перелетев на полном ходу через трамплин, Фриман оказался на вполне нормальном асфальтированном шоссе. Пляж, причалы, кран и зарывающиеся в песок муравьиные львы остались позади. Сбавив ход, Гордон облегченно вздохнул и, успокаивая сердце, медленно поехал вперед.

 

Дорога была просто замечательной, не в пример той тропинке, что была на пляже. Видимо, уцелевшая еще со времен Свободной Земли, она была разделена на полосы белой прерывистой линией, а не желтой, как это принято в Америке. Впервые за долгое время Гордон почувствовал, что все спокойно. Вокруг, если забыть иссушаемое Альянсом море, был прекрасный вид. Невдалеке, за холмами виднелись пригородные многоэтажки. Фриману вдруг вспомнились те дни, когда он катался по улицам Финикса на автомобиле приятеля.

 

«А ведь сейчас намного приятнее, - подумал Гордон, ведя багги, - Нет ни встречных машин, ни копов, на ограничений скорости… Хотя от придорожной забегаловки я не отказался бы!».

 

Но Фриман вдруг помрачнел. Нет, сейчас совсем не приятнее. Гордон вдруг, впервые за все эти дни, заскучал по своему миру, прежнему миру. Как тогда было весело на дорогах города! Повсюду яркие неоновые рекламы, огни, свет, музыка, люди. Движение, эмоции, спокойствие и радость. А сейчас… Гордону вдруг захотелось вернуться в черную бездну, откуда его вытащил вчера G-man. Там, по крайней мере, не чувствуешь ни тоски по прошлому, ни боли по настоящему…

 

Фриман выехал на прямую полосу. Прибавил газу – он все-таки не на прогулку сюда выбрался. Положил автомат поудобнее, чтобы его в случае чего схватить – солдаты и ГО-шники могли быть совсем рядом. Впереди виднелся длинный темный туннель. Проезжая по нему, Гордон с усмешкой подумал, что любой бы на его месте окрестил этот темный туннель символически. Но сейчас было не до лирики. Он помнил этот туннель по карте Леона. Дальше должна быть следующая станция. Решив все-таки быть осторожным, Гордон сбавил ход на выезде из туннеля. На свет он выехал медленно, а затем и вовсе остановил багги.

 

Сойдя на дорогу, Гордон подошел к полосатым заграждениям. За ними – лишь обрыв, куски асфальта, скатившиеся вниз. Другой край дороги – далеко впереди. На карте этого не было. Что ж, как видно, Альянс потрудился на славу. Не иначе, как взрывали. Гордон оглядел край дороги, исследуя спуск вниз, на пляж. Был лишь один путь – спуститься туда и по песку проехать до исправного участка дороги, а там и вернуться на шоссе. Убедившись, что угол насыпи позволяет съехать вниз без риска, Фриман снова залез в багги и осторожно направил его вниз. Камешки и куски земли захрустели под колесами. Фриман вел медленно, так что спуск прошел без неприятностей. Однако главные неприятности могут быть впереди. Отсюда Фриман вдруг увидел вдалеке небольшую хибарку, которую не было видно с дороги. И стояла она как раз у обочины, там, где дорога уже была целой.

 

«Может, объехать? – подумал вдруг Гордон, - Не соваться туда. От греха подальше… Но там ведь должны быть повстанцы. Да, точно, на карте это место было обозначено как станция. Придется заглянуть… Только сначала надо как-то проехать эти чертовы пески! Эти мерзкие твари, наверное, уже дожидаются меня там… И откуда они только взялись?..».

 

И Фриман, набирая скорость, съехал на песок. Был шанс – если проехать очень быстро, то муравьиные львы не смогут нагнать его. Но как только Гордон подумал об этом, прямо на его пути начал подниматься песок. Фриман, скрипнув зубами, промчался вперед, обогнув бугор, но сзади уже слышалось мерзкое трещание крыльев. Похоже, к этому звуку добавился еще один такой же. Фриман оглянулся – гигантские членистоногие летели вслед за ним. Вжав педаль газа до предела, Гордон понесся вперед. Но один из муравьиных львов опередил его и успел вынырнуть из песка, прежде чем Фриман объехал его. Рука Гордона метнулась к гауссовой винтовке. Вспышка луча – и насекомое, уже мертвое, врезалось в перекладины корпуса багги, обдав Фримана серо-зеленой слизью, и улетело назад. Гордон, брезгливо сплюнув, бешено крутанул руль, объезжая очередной камень. До склона, на котором стояла хижина, оставалось несколько метров, когда Гордон заметил радом с домом странного вида приспособление. Внешне оно напоминало ту машину, что забивала сваи на стройках, но все в ее облике так и излучало колорит техники Альянса. Суровые, жесткие линии, черно-серый металл, иррациональные и асимметричные формы. Что-то подсказало Гордону, что вряд ли на станции повстанцев будет стоять аппарат Альянса. А вдруг трофей?...

 

Фриман на полной скорости подъехал к хижине и остановил багги. Быстро спрыгнув на землю, он огляделся. Муравьиные львы летели сюда. Нужно было срочно прятаться – мысль о схватке с этими существами даже и не приходила ему в голову. Он метнулся к стоящему рядом с хижиной сараю и спрятался там. Тяжело дыша, Гордон приготовил оружие. Он слышал трещание их крыльев, слышал, как они приземлились возле багги. После минуты бессмысленного шороха Фриман услышал удаляющийся треск – муравьиные львы улетели, так и не поняв, куда делать жертва. Победоносно и устало улыбнувшись, Гордон приготовился выйти из сарая, но тут же понял свою большую ошибку. К сараю кто-то шел.

 

«Как я мог так облажаться?! – мысленно ругал себя Фриман, вслушиваясь в шаги, - Теперь, если здесь есть солдаты, они знают о моем появлении! А если это повстанцы? Надо оценить обстановку…».

 

Гордон решился на довольно смелый поступок – выглянул из сарая. И почти лицом к лицу столкнулся с ошалевшим солдатом Альянса. Мигом поняв всю серьезность своего положения (чуть раньше, чем это успел понять солдат), Фриман приложился изо всех сил прикладом о стекла респиратора солдата. И, даже не дав ему упасть, втащил в сарай. Все это заняло лишь две секунды. Тяжело дыша, Фриман забрал у солдата табельный автомат, а свой, почти разряженный, опустил на землю. Теперь все нужно было делать тихо. Никаких повстанцев тут нет – это уже ясно. Теперь вопрос в том, чтобы зачистить этот домик без лишнего шума. Может, здесь расположена серьезная опорная база, и Гордон найдет здесь для себя много интересного? Фриман осторожно вышел из сарая, убедившись, что никто не заметил исчезновения солдата. Вокруг не было ни души – очевидно все солдаты сидели в хижине. Гордон медленно пошел к ней. Было видно – это когда-то был красивый прибрежный домик с отличным видом на бухту. Сколько радости и счастья видели эти деревянные стены когда-то! Быть может, здесь жила молодая семья, решившая убежать от городской суеты на живописное побережье. А может, это было обиталищем одинокого холостяка, живущего здесь наедине с собой и целым миром – идеальное место, чтобы познавать смысл жизни и всего сущего. Но эти многострадальные стены были свидетелями не только счастья и покоя. Были потом и боль, и страх, и огонь. Стекол в рамах больше не было – их выбило взрывами Семичасовой Войны. Бревна обгорели – их опалили огнеметы крематоров. Крыша пропала – ее сорвало вихрем ураганного огня штурмовика, который зачищал территорию. И – все. Только каминная труба и ветхие обгоревшие стены. Все, что осталось для тех, кто уцелел.

 

Обходя угол домишки, Фриман приостановился – впереди, возле дверного проема без двери стояли двое солдат и что-то вполголоса обсуждали.

 

«Что, весело живется, сволочи?! – злобно подумал Гордон, поднимая автомат на них, - Вы предали всех нас, ушли к этим инопланетным псам, уничтожающим все живое! А собаке – собачья смерть!».

 

И Гордон нажал на спуск. Короткая очередь пробила их черепа, и, прежде чем тела упали на песок, Гордон метнулся в дом. Терять драгоценные секунды было нельзя – там могли быть еще солдаты. Фриман сразу увидел в пустой комнате одного – он стоял у какого-то чрезвычайно сложного бинокля на станке у окна, и уже поворачивался на звук выстрелов. Мгновенье – и Гордон уже спокойно опускает автомат. Перешагнув через тело, он подошел к биноклю.

 

«Ничего себе у них техника! – не мог не восхититься Фриман, - Простой вроде бы бинокль, а какой навороченный… Не удивлюсь, если тут и прибор ночного видения, и инфракрасный сканер движения, и тепловизор самого последнего поколения. Черт, и почему я сейчас в пути? Почему я вечно в пути? Почему я не могу спокойно пройти в какую-нибудь светлую просторную лабораторию и заняться изучением всех странных вещей, что в этом чертовом новом мире валяются на каждом шагу?! Кстати, за кем этот гад так усердно наблюдал через эту штуку?..» - и он прильнул к биноклю.

 

Удивление было бы слабым словом для этого чувства. Увеличение бинокль давал чуть ли не пятидесятикратное. Видимость была просто превосходной – о такой Галилей когда-то не смел даже мечтать. Перед глазами Фримана раскинулся большой лагерь повстанцев. Он видел даже лица некоторых из них. Вот между хижинами прохаживается с автоматом в руках какой-то парень… Вот – два чернокожих парня сидят на помосте, глядя в воду. Один из повстанцев сидит на высокой наблюдательной вышке и оглядывает окрестности. Еще один ногой сталкивает мертвого муравьиного льва с обрыва в море. Вот еще двое…

 

Фриман прекратил двигать ручку бинокля. Напрягся до самого мозга костей. На вдрызг разбитом втором этаже какого-то коттеджа стоял G-man. Человек в синем костюме разговаривал с каким-то из повстанцев в коричневой куртке и вязаной шапочке. Повстанец что-то объяснял G-man`у, оживленно жестикулируя, тот лишь слушал. Гордон скрипнул зубами от бессилия. Опять! Опять это человек далеко до него, и его не достать… Гордону почему-то показалось, что даже сейчас человек в синем костюме посмотрит прямо на него и издевательски ухмыльнется. Но тот лишь что-то коротко сказал повстанцу, поправил галстук и, не слушая больше его торопливые объяснения, скрылся за обломком стены. Повстанец торопливо ушел вслед за ним.

 

Все! Теперь Фриману хотелось попасть туда еще больше, чем хотелось до этого. Глупо надеяться, что G-man будет его там ждать. Но Фриману все же казалось, что можно найти этого повстанца и поговорить с ним. Как-никак Гордон – Свободный Человек для них. Повстанец не сможет смолчать.

 

Гордон выше на песок и торопливо направился к своему багги. Еще издали он заметил на нем нежданного гостя – грязную оборванную чайку. Птица, видимо, уставшая от полета, решила присесть отдохнуть на одну из перекладин машины. Фриман неожиданно для самого себя улыбнулся ей – ведь это было существо еще из старого мира, не монстр, не инопланетянин. Самая обычная чайка. Но сейчас она казалась чем-то родным, знакомым, чем-то, что связывало Фримана с прошлым. Когда таких чаек было множество, и на каждом пляже Америки они слетались сотнями, чтобы порыться в мусоре и полетать над купающимися людьми. Фриман подошел, и птица, испугавшись, полетела к воде. Фриман сел в багги и сразу влез перчаткой скафандра в желто-белую кашу. Поморщившись, он стряхнул с пальцев птичий помет и ухмыльнулся вслед улетающей чайке. «Птица есть птица, - покачал головой он, - Может, это и хорошо… Хоть что-то не меняется…».

 

Путь Фримана по шоссе оказался невозможен – хотя сейчас дорога, идущая над побережьем, была цела, но заехать на нее не было никакой возможности. Слишком крутой склон. Придется ехать пока по песку… Фриман, чертыхнувшись, досадливо сплюнул и рванул багги с места. Сразу набрал максимальную скорость – уже послышалось шипение муравьиных львов. Гордон вел багги довольно проворно, лихо огибая торчащие из песка скалы. Один раз снова попалась увязшая в песке ржавая яхта. Гордон хотел было остановиться у нее и поискать в ней что-нибудь полезное, но понял, что и Альянс, и повстанцы выжали из этого бывшего судна все, что только можно было. Да и муравьиные львы в завидным упорством продолжали преследовать Гордона, не понимая, как это человек может так быстро уходить от них. Фриман уже приноровился к управлению багги и почти не оглядывался назад на звук крыльев насекомых, лишь только изредка бил из гауссовой винтовки по тем, что успевали вылезти из песка на его пути.

 

И вдруг он напрягся, приглядевшись вперед. Там, метрах в пятидесяти, уже виднелась еще одна заброшенная лачуга, почти такая же, как и предыдущая. Но то, что происходило возле нее, заставило Фриман притормозить. Прямо перед домом стоял БТР Альянса, из тех, какие Гордон видел в Сити 17. Рядом – еще один аппарат, похожий на забиватель свай. И тря солдата, яростно отстреливающихся от наседающих со всех сторон муравьиных львов. Фриман увидел, как один из солдат вдруг кинулся в Альянсовскому аппарату и нажал какую-то кнопку. Махина взвыла, заработал двигатель. И большая свая, разгоняясь, ударила в землю. Солдаты подбежали ближе к аппарату, но муравьиные львы, к удивлению Гордона не кинулись за ними. Свая тяжело ударила в песок еще, и еще… Муравьиные львы, словно ощущая гулкие удары всем телом, неуверенно начали отступать. Солдаты, видимо, добившись своего, вновь начали огонь по тварям. Пару из них они успели свалить, но три зарылись в песок сами, негодующе шипя.

 

«Так им не нравятся сильные вибрации? – догадался Фриман, - И опять же – ну и умные же у Альянса инженеры! Такой аппарат придумать, спроектировать, построить, привезти сюда – это суметь надо… Знал бы раньше, включил бы эту штуку еще возле предыдущей хижины…», - и Фриман вновь прибавил газу.

 

Солдаты, выбитые из колеи боем с муравьиными львами, заметили приближающийся багги слишком поздно. Гордон влетел в их лагерь, еще издали открыв огонь из гауссовой винтовки. Солдаты с криком бросились врассыпную. Фриман, решив рискнуть, открыл огонь по одному из солдат и одновременно направил несущийся на полной скорости багги на второго. Лучи гауссовой винтовки прожгли ноги слуги Альянса насквозь, и, когда он упал, пробили и голову. Фриман, поспешно, крутанув руль, на полном ходу снес одного из солдат. С недвусмысленным хрустом тело прошло под колесом и больше не двигалось. Фриман, бешено крутил руль – он чуть не сорвался в пригорка. В эту секунду раздался треск автоматной очереди – пули полоснули по задним перекладинам багги. Фриман с ругательствами пригнулся и резко надавил на тормоз. Выскочив из машины, он точными выстрелами прикончил последнего солдата. И снова – лишь плеск поды и шепот ветра.

 

Он быстро уехал с этого места. БТР он не смог даже открыть, а хижина оказалась разбитой настолько, что вот-вот могла похоронить случайного посетителя под своими обломками. Фриман, перезарядив табельный автомат, поехал вперед, снова по песку. Но это стоило всех усилий – впереди уже угадывались контуры домов. Большая база повстанцев была всего в километре от него.

 

Путь до станции прошел без происшествий. Гордон заметил по пути еще два таких же орудия для отпугивания муравьиных львов. Они были включены. Видимо, Леон выполнил обещание и сообщил на станцию о приезде Гордона. Хоть это было хорошей новостью. Теперь Фриману не придется тратить время на объяснения и выслушивать все эти восхищенные приветствия. По правде говоря, ему они очень льстили, и он чувствовал себя крайне неловко перед этими людьми, которые всю свою жизнь считают его Мессией.

 

Гордон спокойно и неторопливо въехал в лагерь повстанцев, еще издали хорошо изучив его. Здесь стояли несколько домов – пара сараев, гараж и два коттеджа. Оба – с разрушенными верхними этажами. Нижние этажи выглядели довольно сносно. Здесь были и редкие деревья, и трава, так что Гордон сразу почувствовал атмосферу жизни. Кто знает, может, эти некогда шикарные владения принадлежали когда-то состоятельной семье, променявшей суетливую неугомонность города на прибрежное уединение?

 

Человек на наблюдательной вышке спокойно пропустил Гордона в лагерь и даже приветливо махнул ему рукой. Сдержанно ответив на приветствие, Фриман остановил багги и сошел на землю.

 

- Гордон Фриман!

 

Обернувшись, он увидел бегущего к нему мужчину в простецкой деревенской одежде и с автоматом в руках.

 

- Да, - полуспросил Гордон, оглядываясь в поисках дома, в котором он видел G-man`a.

 

- Скорее, - пропыхтел парень, подбежав, - Заходите в подвал. С минуты на минуты сюда могут заявиться штурмовые корабли Альянса. Полковник Кэббедж будет рад узнать, что вы добрались в целости.

 

- Зачем так спешить? – покачал головой Гордон, - Друг, а в какой хоть дом идти?

 

- Вон в тот, Доктор Фриман! С печной трубой.

 

Гордон кивнул и пошел к дому. Он хотел уже спуститься в подвал, но, увидев лестницу наверх, задержался. После секундного раздумья, он все же заглянул на второй этаж. Туда, где он видел человека в синем костюме. Пусто. Как всегда. Гордон, ухмыльнувшись, быстро спустился вниз. Мимо него пробежала какая-то женщина с буквой «Лямбда» на рукаве.

 

- Быстрее, док, в подвал! Мы должны знать, что каждый экипирован достаточно для отражения атаки.

 

Фриман удивленно кивнул и, наконец, вошел в подвал. В тесной комнатке здесь собрались четверо. Двое повстанцев - парень и девушка, - и вортигонт рассеянно слушали человека в вязаной шапочке и морской ветровке, который демонстративно держал в руках ракетомет, напоминающий РПГ. Фриман, подходя к ним, бегло оглядел комнатку. Несмотря на бедность обстановки, выглядела она очень уютной. Пара шкафов, стол с рациями, тумбочка, стеллаж, несколько стульев делали подвал похожим на обычную жилую комнату. Картину удачно завершал замысловато вытканный ковер на полу.

 

- Этот ракетомет с системой лазерного наведения – лучшее, что мы можем противопоставить штурмовику Альянса, - продолжал человек в шапочке, и, увидев подошедшего Гордона, радостно кивнул ему, - О, а вот и вы! Подождите, я скоро займусь вами… Так, о чем это я? Ах, да!

 

И он снова обратился к своим странным слушателям, которые вовсе отвлеклись от него и восхищенно уставились на Фримана.

 

- Используя лазерное наведение, вы можете управлять ракетой, обходя систему магнитной защиты штурмовика, и совершать маневры, не позволяющие вашу ракету сбить. Одно попадание только разозлит штурмовика, но если вы сможете оставаться в живых достаточно долго, чтобы сделать несколько прямых попаданий, - оптимистично заметил человек в шапочке, - Можно будет считать, что вы прожили жизнь не зря!

 

Гордон приподнял бровь, а повстанцы испуганно переглянулись. Вортигонт склонил голову набок, словно птица.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...