Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 2 Красный День Календаря 21 страница



Он подошел к говорящим вплотную, просто обозначая свое присутствие. Оба вортигонта тут же замолчали и посмотрели на Фримана почтительно, словно это они прервали его, а не наоборот.

 

- Мы просим прощения у Свободного Человека. Очень неприлично с нашей стороны общаться путем смещения потоков в присутствии тех, чей вортальный ввод нарушен.

 

- Да, - подтвердил второй вортигонт, - Мы вокализируем свою речь при человеке только из вежливости.

 

- Нет, не беспокойся, - немного смутился Гордон, - Продолжайте, не буду отвлекать…

 

И он, чувствуя себя совершенно по-идиотски, поспешно отошел в сторону. Вортигонты, проводив его взглядом, снова продолжили разговор. Фриман, не понимая, подшутили над ним или нет, рассеянно осмотрелся. И, все еще погруженный в свои мысли, он подошел к небольшому костерку, разведенному в углу пещеры. У пламени сидел вортигонт, глядел в огонь и изредка шевелил угли палочкой. Вортигонт казался не то чтобы старым, но, во всяком случае, очень усталым. Фриман, понимая, что он должен заговорить с этим существом, присел у костра рядом с ним. Вортигонт спокойно повернул голову к подсевшему Гордону и, глянув на гостя, снова продолжил смотреть в пламя. Фриман даже почувствовал недоумение – обычно вортигонты вежливо здороваются или хотя бы немного склоняют голову в знак приветствия.

 

- Свободный Человек решил почтить нас своим визитом? – размеренно спросил вдруг вортигонт.

 

В его голосе не было ни радости, ни уважения – ровным счетом ничего. Кроме усталости и безразличия.

 

- Просто решил составить тебе компанию, - осторожно сказал Фриман, косясь на вортигонта.

 

В Гордоне сейчас боролось очень много чувств. Но он держался, не уходил. Он понимал, что все его эмоции неразумны – все равно что ненавидеть поголовно всех японцев спустя много лет после трагического конца бухты Перл Харбор. Но Фриман одновременно не мог противиться воспоминаниям. Для него это ведь было всего дня три назад. Он вдруг со стыдом поймал себя на мысли, что словно каждую секунду ждет от вортигонтов внезапного предательства…

 

- Что ж, мы не против, - спокойно сказал вортигонт и подкинул в огонь деревяшку, - И что же привело Свободного Человека именно к нам? Неужели остальные не оказывают тебе должного внимания и почета?

 

Фримана эти слова задели, но он лишь сказал:

 

- Нет, вовсе нет. Просто хотелось поговорить о жизни, что ли… Почет – это лишнее.

 

Вортигонт посмотрел на Гордона, как показалось тому, с сарказмом. В огромном красном глазе плясали блики резвых языков костра.

 

- Это не так, - сказал он, - Мы все еще видим тебя в «Черной Мезе»... Мы видим тебя в покоях Нихиланта…



 

Фриман, покосившись на вортигонта, вдруг замер. Эти существа никогда не называли себя «я». Только – «мы»… Так значит… Нет, не может быть…

 

- Ты был там тогда? – вздрогнул Фриман, почувствовав, как кровь застучала в висках, - Двадцать лет назад… И ты был там?

 

- У каждого свой путь и своя судьба, - проговорил вортигонт, шевеля палкой угли, - Мы были там, такова была воля Нихиланта. Он призвал нас, когда почувствовал, что умирает. И мы видели тебя. Ты сражался, и Нихилант терял силу. Он больше не мог ничего с нами сделать.

 

Фриман, почувствовав что мир теряет краски, снова почувствовал резкую боль воспоминаний. Он падает вниз, на дно пещеры Нихиланта… Он стреляет, вокруг начинают появляться вортигонты. Но они не трогают его. Лишь смотрят, как он убивает их предводителя…

 

- Не может быть, - прошептал Гордон, - Ты был среди них…

 

- Свободный Человек догадлив, но не хочет видеть дальше собственного взгляда, - вортигонт покачал головой, - Он видит лишь то, что хочет видеть. Все люди такие…

 

- Но ты сказал, что был и в «Черной Мессе»? – Фриман почувствовал, как по его спине пробежали мурашки.

 

Неужели этот вортигонт так стар?

 

- Мы были там. Мы видели тебя, - медленно ответил вортигонт, - Но довольно об этом. Ты никогда не поймешь… Иди к остальным, они ждут тебя, они ждут своего Освободителя.

 

Гордона эти слова поразили до глубины души. Всегда вортигонты здесь выказывали ему уважение. А этот… он как будто издевается… Или нет?

 

- Что ты имеешь ввиду? – нахмурился Фриман, - Чего я никогда не пойму? Я понимаю все. Я смогу, думаю, что смогу преодолеть это. Это было, и это было ужасно, но я знаю все, что было потом. Я… - Гордон проглотил комок в горле, - Это все в прошлом. Мы теперь все вместе, в одном котле. Я не виню вас…

 

Фриману показалось, или этот вортигонт засмеялся?

 

- Мы были правы, - сказал он, покачав зеленоватой кожистой головой, - Свободный Человек не понимает… Ты не винишь нас? Нас? Нас, за то, что мы были под влиянием Нихиланта и каждый вздох делали по его приказу?

 

Фриман опешил.

 

- Мы видели тебя там… - сказал вортигонт, подкидывая в костер еще одну дощечку, - Ты убивал, и делал это великолепно. Ты убивал наших братьев, таких же, как мы. Мы никогда не сможем этого забыть…

 

- Что? – в шоке спросил Гордон, - Ты… Ты хоть понимаешь, что… Твои сородичи убивали всех людей, убивали меня! Я должен был защищаться, и…

 

- Мои сородичи делали лишь то, что приказывал им через вортальные нити Нихилант, - спокойно сказал вортигонт, - Мы помним это ощущение. Ничего нельзя сделать по своей воле, мы были полностью в его власти, словно марионетки… Но ты убивал нас…

 

Фриман замолчал. Он понял. Он вдруг понял, почему этот вортигонт так и не поприветствовал его, как другие. И, что самое ужасное, Гордон действительно понял его.

 

- Нихилант хотел нам лишь свободы, - сказал вортигонт, обращаясь будто к себе, - Он не показывал этого комбинам, но он устал быть их рабом. Он хотел освободить нас… Немногие тогда это знали. Все думали, что Нихиланту нравиться властвовать над такими, каким и он был когда-то… Рабами. Но мы знали.

 

Фриману замер, ужасаясь тому, что он понимает, о чем толкует этот вортигонт. Ему хотелось провалиться сквозь землю. «Рабы, мы всего лишь рабы»…

 

- Но мы потом поняли, что Его смерть – единственный шаг к Свободе. И не мешали тебе. Ты освободил нас.

 

- Слушай, мне очень жаль… - едва выдавил из себя Фриман, - Я…

 

- Не говори ничего, Свободный Человек, - вортигонт устало повел головой, - Что бы ты ни сделал, что бы мы не сделали – мы с тобой теперь квиты. Нам до глубины нашей души жаль тех, кого мы убили, неизбежно повинуясь влиянию Нихиланта…

 

- Я хочу… - запнулся Фриман, пытаясь понять сумбур своих мыслей, - Я тоже хочу сказать, что очень сожалею о ваших…

 

- Слова лишь сотрясают воздух, - вортигонт глубоко вздохнул, - Мы поняли друг друга. Все в порядке, поверь нам. Забудем о том, что было в «Черной Мессе». Оставим в своей душе лишь примирение.

 

Они помолчали, и каждый думал об этом странном и глубоком разговоре. Но на душе у них обоих чернота былых обид стала рассеиваться, уступая место мягкому свету дружбы…

 

…Офицер СЕ121007 стоял в большом светлом кабинете. Нечасто удается попасть на прием к самому Консулу. Он был как всегда спокоен и рассудителен. Прохаживаясь по кабинету, Консул изредка потирал короткую серую бородку и говорил, медленно и приятно. Именно это офицеру СЕ121007 и не нравилось сейчас больше всего.

- СЕ121007, вы выполнили мое поручение?

- Да, Консул, - склонил голову офицер Элиты, - Я прибыл сюда уже два часа назад.

- Очень хорошо, - Брин кивнул и, заложив руки за спину, прошелся по ковровой дорожке, - И дорога прошла нормально?

- Да, Консул. Все было в порядке, - Офицер почувствовал неладное.

- И ничего не произошло?

- Ничего.

Брин прошелся снова.

- Вы уверены? – остановился он.

СЕ121007 опустил взгляд.

- Но тем не менее мне известно, что на обратном пути произошел некий инцидент, - сказал Консул.

- Не было ничего серьезного, - поспешно сказал офицер СЕ121007, - Очередной незаконопослушный гражданин.

- Да? – приподнял бровь Консул, - На вашу жизнь так часто совершают покушения, раз вы так спокойно об этом говорите?

Офицер СЕ121007 промолчал. Он понял, к чему клонит Консул. Эх, и почему он упирался – надо было сказать о покушении сразу. И что только на него нашло?..

 

- Но инцидент был исчерпан на месте? – Брин пристально посмотрел на него.

- Да.

- Ну и ладно! – неожиданно легко сказал Консул.

Но его взгляд остался все таким же жестким, неумолимым.

- Публичный расстрел мятежника наверняка произвел должный эффект, - сказал Брин, обходя вокруг офицера.

Повисла пауза.

- Расстрела не было, - выдавил СЕ121007.

Консул резко обернулся и испепеляюще посмотрел на него.

- Правда? – со зловещим удивлением спросил Брин.

- Это был лишь полоумный старик, - Офицер СЕ121007 был внешне, как всегда, предельно спокоен, - Он не ведал, что творил.

- Ну и что? – эта фраза получилась очень значительной, - Свод Правил поведения при мятеже еще никто не отменял.

- Ну… - у офицера Элиты мысли бегали, словно молнии, - Мы доставили старика сюда… Никто и не собирался его отпускать. Я подумал, что можно будет еще допросить его.

- Ты подумал?! – взорвался Консул, - А кто тебя просил думать? За тебя думает Всегалактический Союз! Свод Правил за тебя думает!

- Консул, я…

- Молчите, офицер! То, что вы состоите в высших сферах Элиты Альянса, еще не дает вам права поступаться его принципами! Такие действия можно расценивать, как пособничество преступникам. Это измена!

Брин, внезапно успокоившись, опустился в кресло. Офицер СЕ121007 проклинал себя и свою оплошность в сотый раз. Он понимал, что на этот раз он зашел далеко…

- Консул, я понимаю всю суть своей ошибки. Я неправ. Вы всегда правы. Альянс всегда прав. Я готов понести заслуженную кару.

Брин усмехнулся – нет, этот офицер все же достоин своего звания. Хорошую выучку не спрячешь, она всегда берет верх.

- Вы не понесете наказание, - сказал Консул наконец, - Но только потому что я учитываю ваши высокие заслуги перед Альянсом. Но запомните – это был ваш первый и последний проступок. Второго не будет.

«Он прав, он прав, он прав… - гремело в голове у СЕ121007, - Я должен был пристрелить того старика там же… Что же на меня нашло? Затмение какое-то… Калхун совсем выбил меня из колеи… Надо было забить старика ногами – эти жалкие люди еще долго бы дрожали в страхе… Консул прав… Тех, кто не понимает, что Альянс здесь хозяин, надо истреблять! Черт, я же офицер Элиты! Я знаю, что нужно делать. Альянс будет гордиться мной».

- Благодарю вас, Консул. Я сейчас же отдам приказ о немедленном расстреле мятежника. Альянс не потерпит неповиновения.

Брин удовлетворенно кивнул.

- Хорошо, - сказал он, - Вы можете идти.

Но, когда офицер СЕ121007 был уже у дверей, Консул окликнул его.

- Офицер! Ладно, пусть мятежник подвергнется допросу, с последующим расстрелом. Но допрос будете проводить вы, - Брин сделал ударение, - И не дай бог результат будет отрицателен. Свободны!..

 

 

…Гордон осторожно, почти робко подошел к вортигонту, приведшему его в этот лагерь.

 

- Друг, ты привел меня сюда, - сказал Фриман, показывая ему ферроподы, которые он так и держал в руках, - Спасибо тебе за это. Но время не терпит. Скажи, зачем ты дал мне эти штуки, и я отправлюсь дальше, вперед. Меня ждут.

 

Вортигонт склонил голову.

 

- Как пожелаешь, Свободный Человек, - сказал он, - Проследуй за нами, и мы расскажем тебе, как пользоваться ароматическими ферроподами. Пойдем.

 

Вортигонт повел Гордона вглубь пещеры. По пути Фриман вновь увидел человека в робе гражданина. Тот приветственно махнул Гордону рукой, радуясь, что увидел живую легенду воочию.

 

- Продолжайте идти, Доктор Фриман, - ободряюще крикнул он, - Нова Проспект уже совсем рядом, впереди. Человеку в одиночку ни за что не пройти через охранные бункеры, но вот человеку с отрядом муравьиных львов – это уже совсем другое дело!

 

Повстанец подмигнул Фриман, совершенно сбив его с толку. И даже не бункеры смутили его. Отряд кого?..

 

Вортигонт вошел в дверь, поставленную в узком проходе пещеры, и пропустил за собой Фримана. Они вошли в темную пещеру.

 

- Мы сочтем за честь говорить со Свободным Человеком, - сказал вортигонт и включил фонарь на стене.

 

Гордон увидел, что у левой стены пещеры весь ее пол был песчаным. В углу пещеры на столбе висел труп солдата Альянса. Как только включился свет, песок вздулся, и пара муравьиных львов выбралась из него. Фриман резко потянулся к оружию, но вортигонт жестом остановил его. Фриман, не спуская взгляда с огромных насекомых, опустил автомат… Они не нападали!

 

- Внимай тому, как можно управлять муравьиными львами с помощью ферроподов, или «жучьих приманок», как вы их называете. Свободный Человек сейчас должен бросить один из ферроподов на песок. Бросить посильнее.

 

Фриман, пожав плечами, размахнулся и с силой бросил кожистый шарик о песок. Тот тут же с легким хлопком лопнул, выпустив клуб коричневых спор. И тут же оба муравьиных льва перебежали на это место, вдыхая коричневый дымок и довольно урча.

 

- Свободный Человек отлично справляется, - склонил голову вортигонт, - С помощью ферроподов ты можешь так же направлять атаку муравьиных львов на отдельные объекты. Впереди ты видишь манекен солдата Альянса. Пометь его спорами из другого ферропода.

 

Гордон, которому уже стало интересно, достал второй шарик и метнул его в труп солдата. Шарик с хлопком лопнул, и дымок спор охватил тело солдата. Муравьиные львы, зашипев, кинулись к солдату и начали остервенело бить по нему своими острыми ногами.

 

- Свободный Человек успешен в любом начинании, - вортигонт улыбнулся.

 

Решив, после минуты атаки, что жертва мертва, муравьиные львы успокоились. Вортигонт, ничуть не боясь, сошел на песок и пошел к дальнему концу пещеры. Гордон, решив уже идти в этом до конца, тоже осторожно пошел по песку. Но его никто не трогал.

 

- Внимай мне, - сказал вортигонт, - Слегка сдави ферропод в руке, чтобы муравьиные львы почуяли запах и последовали за тобой.

 

Гордон и это выполнил – и его удивлению не было предела. Муравьиные львы отбежали от трупа солдата и подбежали к Фриману, словно послушные псы. Гордон улыбнулся. Неужели так просто? Ну, держись, Альянс…

 

- Теперь пришло время нам с тобой распрощаться, - вортигонт извиняющееся развел руками, - Нова Проспект лежит впереди, совсем близко. И помни, чему ты только что научился. Илай Вэнс очень рассчитывает на тебя.

 

- Спасибо тебе, - поблагодарил его Фриман, - И спасибо вам всем за помощь! Удачи вам! Я постараюсь сделать все, что смогу для Илая.

 

- Тебе не стоит благодарить нас. Мы – друзья, и всегда будем помогать друг другу. Мы были счастливы, что ты был с нами.

 

Вортигонт склонил голову, указал Фриману на узкий проход в скале и, повернувшись, ушел обратно. Фриман, вздохнув, взял в правую руку автомат (патроны ему дали проснувшиеся повстанцы), в левую – ферропод, и двинулся вперед. Сдавив кожистый шарик на всякий случай снова, Гордон ухмыльнулся, когда увидел, что муравьиные львы преданно побежали за ним. Теперь он действительно будет почти непобедим.

 

Когда он вышел из пещеры, то с удивлением обнаружил, что снаружи не намного светлее – уже успело стемнеть, стояли легкие сумерки. Но Фримана это не останавливало. Он знал, что Нова Проспект уже близко.

 

Едва он вышел из пещеры на песчаную дорогу между скалами, из песка вылезли еще пять муравьиных львов. Зашипев, они кинулись к Фриману. Тот уже хотел было по привычке выстрелить, но насекомые присоединились к двум своим собратьям и плотной стайкой стали следовать за Гордоном, который, увидев это обрел еще большую уверенность. Но вдруг он увидел источник толчков, которые он ощущал уже несколько минут. На его пути стояло большое устройство вибрации – намного больше тех, что он встречал до этого. Фриман, лишь мельком взглянув на него, пошел дальше, но вдруг услышал сзади негодующее шипение. Оглянулся и увидел, что муравьиные львы, пугаясь шума, столпились вдали, не в силах пройти мимо вибрационного устройства. Фриман, вздохнув, подошел к аппарату и нажал на нем кнопку остановки механизма. Тот с гулом встал, и муравьиные львы будто с облегчением снова подбежали к Фриману. Но вдруг над песками и скалами пронесся раскатистый голос, исходивший словно отовсюду.

 

- Внимание, отряд охраны 6 Нова Проспект! Отключены ограничители периметра! Особое внимание! Отключены ограничители периметра.

 

«Не все тут так легко, - подумал Фриман, идя дальше, - Охрана тут на уровне. Надо быть начеку… Хорошо, что со мной эти твари…».

 

На пути снова попалось вибрационное устройство, и снова пришлось отключить его.

 

- Особое внимание! Отключены ограничители периметра! Всем сотрудникам охраны немедленно принять участие в сдерживании.

 

Но уже после этой преграды. Гордон остановился, вглядываясь вдаль. На линии берега, вреди кусков скал, торчащих из песка, четко виднелся массивный бункер с узкой бойницей по всей длине. Фриман поежился – не хватало еще попасть под пулеметный обстрел… Но назад дорого все равно не было – и Фриман решился. Он, перехватив поудобнее автомат, короткими перебежками двинулся от первого одинокого куска скалы к другому. Бежал он быстро и бесшумно, так что из бункера его, по-видимому, не заметили. Когда Фриман уже благодарил небеса за удачу и собирался продолжить опасный прорыв к следующей скале, все испортили его новые спутники. Естественно, не пригибаясь и не таясь, они с шумным топаньем и шипением ринулись за Фриманом, точнее – за ароматом ферроподов мирмидонта. Фриман, увидев это, вскрикнул, но было поздно. Бойница бункера взорвалась снопом пулеметного огня. Фриман успел увидеть, как волна трассирующих плазменных зарядов пробило четверых муравьиных львов сразу, превратив их в бесформенные груды хитина и шипов. Остальные все же каким-то чудом успели добежать до Фримана – теперь из-за скалы огонь не мог их достать. Но мозг Фримана сверлила одна и та ж мысль – все потеряно… Его заметили. Заметили муравьиных львов, которых тут не должно быть из-за тех вибрационных устройств. И теперь ему не дадут даже высунуться отсюда. Фриман, едва подумав это, осторожно выглянул из-за скалы. И увидел то, что еще больше ударило по его уверенности – со стороны бункера сюда бежал отряд – четыре солдата Альянса. Они были одеты в какую-то новую для Гордона, синюю форму. Мысли в его голове заметались со скоростью света. Надо было что-то делать. И Фриман решил испробовать свое новое «оружие». Злорадно ухмыльнувшись, он подождал, пока солдаты подберутся поближе и, внезапно высунувшись из-за скалы, метнул в них три ферропода. Солдаты, явно этого не ожидавшие, бросились врассыпную, руками разгоняя ароматные споры. И в тот же миг муравьиные львы рядом с Гордоном яростно заорали и всей сворой кинулись на солдат. Те, совсем уже растерявшись, даже не успели ничего сделать. Три секунды – и гигантские насекомые превратили солдат в бесчувственные тела. Фриман, осторожно выглянув, убедился, что бункер все-таки пуст, и снова подозвал к себе муравьиных львов. Первая удача его воодушевила, и он побежал по побережью вперед, между скалами. На встречу ему почти сразу попалось еще одно устройство вибрации, и Гордону пришлось отключить его, чтобы не потерять столь ценное «войско».

 

И вдруг прямо у его ног буквально выкорчевало от удара плазменных зарядов. Фриман упал на песок и, метнув взгляд на звук выстрелов, с ужасом заметил еще один бункер, и ученый находился у него прямо как на ладони. Но, услышавшие отключение вибрационного устройства муравьиные львы, подбежали к нему, охватив его плотным кольцом. К ним присоединилось еще несколько тварей, вылезших прямо тут, только что, из песка. Пулеметный огонь, сокрушающий и раскаленный, ударил по стае насекомых. Фримана обдало желтой кровью. Гордон, очнувшись от ступора, ползком быстро забрался за очередную скалу. Весь путь до нее его не покидали муравьиные львы, по которым и приходился основной огонь. Так что до укрытия вместе с ним добрались всего лишь два «воина» - остальные так и остались лежать на взрыхленном песке. Огонь прекратился, но второй раз Фриману уже не повезло – стрелок бункер покидать не собирался. Гордон решил действовать по-другому. Приготовившись и осмотрев пляж, он кинулся к другой скале, но уже по направлению к бункеру. И опять муравьиные львы его выручили – первые несколько пуль просвистели у его боков, но остальные полетели в его насекомых, которых снова прибавилось – только что из песка вылезло еще трое. Успешно добежав до скалы, Фриман, даже не останавливаясь, добежал до бункера. С ним туда дошел лишь один муравьиный лев, с раненой ногой и кровоточащей дырой в панцире. Но сейчас Фриману было не до жалости. Прильнув спиной к стенке бункера, там, где пулеметчик уже не мог его достать, Фриман, двигаясь боком, начал осторожно и решительно продвигаться ко входу. И, без лишних колебаний ворвавшись в бункер, ураганом огня из табельного автомата расстрелял засевших там троих солдат Альянса. Эффект был велик. Фриман почувствовал себя победителем. Он стоял во вражеском бункере, он только что прошел сюда, невзирая на пулеметный огонь, и разом убил всех солдат тут. Впервые после пещер воздохнув свободно, Фриман наконец немного отошел от боевого ража, охватившего его, от того опьяняющего чувства адреналина в крови, знакомого еще с боев в «Черной Мессе». Гордон прошелся по бункеру, и, найдя у одного из солдат такой же автомат, как и у него самого, забрал три стакана со сжатой плазмой. И – радости его не было предела – не стене он нашел зарядчик Альянса! Жадно приставив к разъемам разъемы своего костюма, Фриман наблюдал, как спасительное изобретение Джины Кросс наполняется энергией. И, когда он вышел из бункера с автоматом и ферроподом в курах, с полностью заряженным скафандром и муравьиным львом рядом, он чувствовал себя почти всесильным. Гордон, замечая, что уже стремительно спускается ночь, торопливо пошел снова на побережье – линия берега круто изгибалась тут и скалистый высокий берег, доходивший на изгибе до самой воды, не давал даже увидеть, что ждет Гордона впереди. По пути Фриман сжал ферропод – и из пляжного песка, шумно треща крыльями, вылезло целях шесть муравьиных львов. Фриман еще раз мысленно поблагодарил вортигонтов за такой чудесный подарок – о лучшем он никогда не мог бы и мечтать! Эх, вот если бы еще заставить всех хедкрабов и зомби сражаться за себя – победа над любым войском была бы гарантирована. Но Гордон с горечью понимал, что как раз в этом он опоздал. Хедкрабов и перерожденцев давно уже начали использовать в свою пользу члены Альянса…

 

Фриман, зайдя за скалистый поворот берега, вскрикнул от неожиданности – он почти нос к носу столкнулся с бегущим сюда отрядом солдат. Те, не растерявшись ни на миг, открыли огонь, но Фриман, уже по привычке, отскочил в сторону и, выстрелив по солдатам короткой очередью, метнул в них сразу пять ферроподов, зачерпнув их из отделения скафандра щедрой горстью. Солдаты, вскрикнув, бросились назад, не понимая, чем их атаковали, но муравьиные львы прекрасно знали свое дело. С жутким визгом бросившись на солдат, они начали буквально рвать их на куски ударами острых ног. Солдаты же, от ужаса и неожиданности мгновенно забыв о Фримане, принялись поспешно стрелять по гигантским насекомым. Фриман, победно улыбнувшись, вскинул автомат и начал поливать все это месиво огнем, не разбираясь, где «свои», а где – чужие. Три секунды – и дело решено. Последний солдат со сдавленным модулированным стоном упал на песок, и к Фриману вернулись четыре уцелевших муравьиных льва. Все они были ранены. Один из них, попытавшись сделать несколько шагов, упал и издох. Трое остальных же все же держались на ногах довольно бодро. Фриман бегло огляделся. Впереди виднелся остаток пляжа, идущий вдоль высоких скал и холмов и упирающийся в отвесные, очень высокие вертикальные скалы. А на их вершине Фриман наконец-то впервые увидел то, куда он и шел весь этот день. Огромный комплекс с вышками и массивными зданиями, обнесенный высокой неприступной стеной. Прожектора, светящие из вышек и углов периметра, рассекали небо, словно белые мечи. Гордон удовлетворенно кивнул – вот он, Нова Проспект, «Самая совершенная тюрьма…». Фриман, перехватив автомат и достав еще три ферропода, перебежал к ближайшей скале. И почти уже хотел двинуться дальше, как камни над его головой раскрошились в песчинки – пулеметная оглушительная дроби молотила всего в тридцати сантиметрах от Фримана. Ему еще повезло, что все муравьиные львы были с ним, иначе он бы лишился своего войска в момент. Фриман, осторожно выглянув с другой стороны скалы, попытался рассмотреть, откуда же стреляют. И увидел большой бункер, настолько хорошо замаскированный в прибрежном холме, что Фриман бы и не заметил его вовсе, если бы не вспышки выстрелов пулемета. Идти отсюда было некуда – дальше лишь неприступные отвесные скалы. Единственный путь к стене тюрьмы лежал через холмы на берегу.

 

И Фриман решился на один из самых отчаянных поступков в своей жизни. Мысленно распрощавшись с жизнью, он рывком выбежал из-за скалы и что было сил понесся к подножию бункера. Он несся, и ветер шумел у него за спиной, но он этого не слышал. Он бежал, как никогда в жизни, его сердце превратилось в железный стучащий и лязгающий насос, его легкие стали мехами с раскаленным воздухом, его тело – словно скованным из свинца. За его спиной шумели бегущие муравьиные львы, вокруг его тела свистели пули, но он не слышал и не видел всего этого. Он бежал. Он не видел, как пулеметчик, кромсая пулями муравьиных львов, пытался попасть и в него, но все время промахивался, сам себя ругая за это. Пули носились возле Фримана, словно рой злых ос, норовящих ужалить прямо в сердце и влить огромную дозу своего черного смертельного яда. И, когда три пули, влетевшие в бронепластину на груди его скафандра, чуть не сбили его с ног, он закричал от страха и боли, но не остановился, выжимая из себя последнее. Заряд скафандра спас его, но Фриман не заметил этого. Он не заметил бы, даже если бы эти пули убили его. Он бежал.

 

И он с криком ворвался в бункер и яростными выстрелами убил всех троих стрелков, которые при его появлении лишь отступили назад и опустили автоматы. Фриман казался дьяволом, выпущенным на волю. Он казался вихрем, несущим смерть. И, с последним стоном последнего солдата, Фриман в изнеможении упал на пол бункера и забылся…

 

…Встал он через мнут пять, ощущая адскую боль в груди и ногах. Да, этот сумасшедший прорыв дался ему нелегко… Фримана привел в себя лишь раздавшийся уже знакомый голос оповестительной системы:

 

- Тревога! Обнаружена аномальная внешняя активность. Следовать процедуре сдерживания и докладывать!

 

Фриман понял, что нужно было срочно двигаться – промедление сейчас было равно смерти. Он проверил индикатор зарядки скафандра – он показывал 84%. Нормально… С этой мыслью, звучащей в его голове уже вяло и неуверенно, он вышел наружу, в поисках пути к скалам. Дорога нашлась сразу – это была тропинка через холм, мимо очередного бункера. Фриман, поняв, что рядом уже нет муравьиных львов, попытался призвать еще новых, но не получилось – здесь уже не было песка, насекомые просто не могли до него добраться. Вздохнув, Фриман приготовился к самостоятельному бою. Но, к его радости, в бункере никого не оказалось, и он смог приблизиться к скалам, на вершине которых стояла тюрьма, никем не замеченный. И только снова разлившийся по скалам женский бесстрастный голос дал понять, что внутри тюрьмы все бурлит и движется:

 

- Тревога! Нет контакта объектов с отрядом перехвата. Возможно появление Нарушителя №1. Сотрудникам охраны Нова Проспект занять опорные пункты.

 

Этот голос словно подстегивал, подгонял, давил и напоминал, что за ним придут. Если помедлить лишь минуту. Фриман оглядел стену, на которую ему предстояло залезть. Большая вышка на самой вершине. От ее подножия вниз идут две огромные трубы, идут до самой земли. Но по ним взобраться не получилось бы – гладкие, как стекло. Правда метрах в десяти над землей на трубах были укреплены помосты с перилами – а значит, туда как-то можно попасть. Такие же были и еще выше, еще на десять метров. Но как туда попасть? Фриман в растерянности прошелся взад-вперед… И вдруг заметил едва видную в сумерках тропинку, вырубленную в отвесной скале. Тропинка вела наверх. Решив не бросать такое редкое везение, Фриман отказался от плана залезать по трубам и осторожно пошел наверх. Путь проходил медленно – тропинка явно была старой и полуобвалившейся. Камушки классически то и дело летели из-под ног Фримана вниз, словно напоминая о высоте, на которую он взобрался. Иногда задерживая дыхание, чтобы не сорваться, Фриман все шел, почти полз наверх, невольно вспоминая, как он точно так же когда-то полз по горным уступам каньона «Черной Мессы», наблюдая. Как мимо проносится истребитель Ф16 в погоне за кораблем грантов… И, когда он добрался до более-менее просторного участка, опустился на колени, чтобы передохнуть. Гордон глянул вниз – море едва виднелось в темноте. И тут он услышал громкие крики и топот ботинок. Гордон задрал голову – на помосте, закрепленном на трубах, появились три солдата и тут же направили стволы автоматов вниз, ища Нарушителя №1. Гордон даже не успел вскинуть автомат – первыми выстрелили солдаты. Гордон, быстро сообразив, что сейчас он вряд ли попадет в них с такого расстояния, юркнул в какую-то большую трубу, уходящую вглубь скалы. И вдруг снова заговорила оповестительная система, бесстрастный голос которой много раз отразился в стенах трубы:





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...