Главная Обратная связь

Дисциплины:






Нарушитель Номер Один 2 страница



И он указал на видневшийся из-за угла въезд в подземное шоссе. Кто-то из повстанцев нервно усмехнулся – улица буквально гудела от постоянного огня и пуль. Пройти по ней представлялось совершенно невозможным.

- Но Келли, а как же снайпер? – возразил , - Он же нас всех поснимает, это нереально! Когда мы добежим до подземки, раненых у нас будет в два раза больше!

- Расслабься, - холодно посмотрел на него Келли, - Пока вы прорывались, я послал кое-кого очистить улицу от снайпера. Стрелка уже нет, можете посмотреть.

И правда – по развалинам уже не гулял лучик лазерного целеуказателя. В подворотню тихо и как-то незаметно вошел еще один повстанец и устало повесил на плечо винтовку. Некоторые, заметив его, покосились, но он так и не сказал ни слова, лишь вертел в руках личный жетон убитого снайпера.

- Все, пошли! – скомандовал Келли, - Быстро, и обязательно пригнувшись. Рассредоточиваемся по всей улице, никто не паникует! Если кого ранит – не орите, за вами мы не вернемся. Джеф, веди свои пять человек по правой стороне. Шульц – ты по левой. Я поведу по середине. Вперед.

И повстанцы, обливаясь потом, высыпали из укрытия для последнего рывка. Каждый бежал, видя перед собой лишь цель – вход в подземное шоссе. Так было, пока их не заметили. Огонь открыли словно отовсюду, ГО-шников и солдат Альянса не было даже видно. Но смертоносные свинцовые иглы летели из окон, из-за руин разрушенного бомбежкой здания, с крыш, из стволов БТРа, стоящего вдалеке. Первым упала какая-то девушка, имени которой Триггер не знал, но он успел увидеть ее глаза в последний миг – «Все напрасно…». И, что было сил, побежал дальше. Это был ад. Крики боли слышались отовсюду, выстрелы слились в жуткий грохот – и каждый из повстанцев знал, что они сами вызвались на это. Когда начали падать первые подстреленные, началась паника – кто-то кучками кинулся к обочине, кто-то, забыв об осторожности, побежал в сторону, выпрямившись и бросив автомат.

- Пригнуться, я сказал! – орал Шульц, - Не задерживайтесь у стен, постоянно двигайтесь! Давайте, друзья, совсем немного осталось!

Но люди плохо слушались – страх перекрывал все. В конце улицы показался отряд в серой форме.

- ГО-шники! – истошно заорал Джеф, - Нэйт, Николь, Роджер, стоять, будем прикрывать отход остальных! Патроны не расходовать зря, только прицельный огонь!

Остальные что было сил бежали вперед. Осталось совсем немного и – безопасность. И вдруг земля начала мелко дрожать. Общий гул пронзил трубный звук. Никто не заметил страйдера, проходящего вдалеке. Синтет зачищал окрестности. Триггер вздрогнул, увидев силуэт страйдера в конце улицы. Замерев, он словно впал в ступор. Но, наконец, собравшись с духом, заорал:



- Страйдер!!! Спасайтесь!

Когда повстанцы увидели исполинскую фигуру на трех ногах, последние капли смелости улетучились, словно дым. Страйдер, обернувшись на крик Триггера, взвыл и пошел прямо к ним. Триггер, вскрикнув, спрятался за каким-то обломком стены. Только не страйдер… Против этих тварей шансов у них нет. А ведь он думал, что все это – лишь слухи!

- Триггер, чтоб тебя! – крикнул ему на бегу Келли, - Чего застыл, быстрее вперед! Ты от него все равно не спрячешься! Быстрее!

Повстанцы были уже рядом со спасительным укрытием, когда за спиной у них загрохотала плазменная пушка. Страйдер шел прямо на них. Земля дрожала так, что некоторые падали. Многие из этих людей живого страйдера видели лет пятнадцать назад. Ничего, кроме ужаса и ненависти, страйдеры тогда не принесли...

- Давайте, давайте, быстрее! – подгонял Шульц остальных, уже стоя у входа в подземку и считая забегавших внутрь.

Оглушительной силы толчок сбил Триггера с ног, когда он уже почти вбежал в туннель. Уши на несколько секунд заложило, и все поплыло перед глазами. Трое бежавших рядом с Триггером тоже, застонав, упали.

- Это аннигилирующая пушка, - простонал кто-то из них, - Нам конец…

- Не болтать, вперед, живее! – пересилив себя, проорал Келли, который уже тоже добрался до укрытия. Когда наконец последний повстанец вбежал в подземное шоссе, Шульц коротко доложил о потерях. Восемь человек. Восемь осталось лежать на дороге. Еще трое пропали без следа. Аннигилированы. Оставшиеся в живых скопились в кучку, в страхе прислушиваясь к тяжелому топоту страйдера снаружи – синтет искал способ достать людишек из их норы.

- Нет, сюда ему не влезть, - ободряюще сказал кто-то, - Он слишком большой…

Он даже не успел договорить, когда раздался оглушительный грохот – снова ударила пушка страйдера. Весь туннель загудел. С потолка начали сыпаться плитка и куски бетона. Затем еще удар – и вход в туннель начал медленно и грозно оседать.

- Всем назад! Поглубже в туннель, живо! – заорал Келли, понимая, что они в ловушке.

Прогибаясь, гудели железные опоры, и потолок туннеля с диким грохотом обвалился. Люди от шока даже не могли ничего сказать. Выход из туннеля завалило. И вдруг снова пол начал дрожать – страйдер сверху словно взбесился. Но теперь-то он уж точно не сможет их достать.

- Боже, - простонал Нэйт, - Он завалил нас! Что… что же теперь…

- Без паники, - мягко сказал Джеф, - У тоннеля не бывает одного выхода. Другой его конец обязательно куда-то ведет.

- У нас много раненых, мы все не сможем сразу отправиться на поиски выхода, - покачал головой Келли, - Триггер, сходишь на разведку вглубь туннеля. Если найдешь выход или ответвление, доложишь. Там и займемся нашими ранеными.

Триггер, кивнув, встал и, чертыхаясь, пошел вперед. Вот повезло, ничего не скажешь… Только что чудом спастись – чтобы снова отправиться прямиком в никуда… Благо туннель хотя бы был освещен – если тут и будут зомби, они не смогут уже напасть со спины… Сверху бесновался страйдер – стены гудели от его тяжелых шагов. Кажется, он снова начал стрелять, надеясь выкурить людей из укрытия… Еще никогда Триггер не видел страйдера так близко. Этих поистине ужасных биомеханических существ он видел лишь однажды, и то издали, в Семичасовую, когда они зачищали город от… даже страшно вспоминать.

И вдруг сверху раздался новый громоподобный залп. Триггер инстинктивно кинулся на пол, прикрыв глаза и голову – говорили, что даже свет аннигилирующей пушки страйдера мог оставить человека слепым. Залп перерос в хаотичный грохот и адский гуд, на Триггера сверху что-то посыпалось. Он лежал еще долго, боясь пошевелиться, пока грохот не утих. Когда он поднялся на ноги, оттряхнув с себя бетонную крошку, он увидел, что туннель позади него, там, где были его товарищи, завалило…

 

 

…Прыгал он с высоты второго этажа, поэтому приземлился удачно. Пес, подождав своего нового хозяина, сразу же понесся вперед. Гордон, чертыхнувшись, побежал за ним – ну как остановишь такую махину?! Да и бесполезно ему объяснять что-то о тактике, скрытном передвижении… Но через минуту Фриман убедился вполне, что объяснять ничего и не нужно. Робот был уверен в себе – и не напрасно. Гордон выбежал за ним на улицу, им тут же узнал это место. Это был тот самый квартал, по крышам которого он убегал тогда от Гражданской Обороны, в свой первый день тут. Сейчас тут многое изменилось. Словно кто-то очень большой небрежной ладонью провел по улице, задевая все вокруг. Некоторые дома стояли в руинах, у многих многоэтажек была снесена крыша. Из одного из домов торчала, зияя раскрывшимся брюхом, ракета-транспортер. Фриман чертыхнулся и впервые поежился, почувствовав, что игры кончились. Если уж они начали бомбить город хэдкрабам, значит, дело и впрямь плохо… На ходу Гордон удивленно покосился на то место, где раньше стоял небольшой пятиэтажный дом. Его не было, лишь его обломки сгрудились на земле. А на месте здания стояла металлическая ребристая стена. Шагающая стена. Та, какая чуть не убила Гордона в Нова Проспект. Смотрелась она тут совершенно дико – словно она выдвинулась из-за дома и растоптала его. Впрочем, так оно и было. Гордон вдруг представил себе на миг, на что была похожа Земля во время Семичасовой Войны. Эта стена смотрелась непоколебимо и мерзко. Словно вторжение началось заново.

 

Пес уже умчался вперед, и ученый поспешил догнать его. Да, такими темпами они до Барни быстро доберутся. Но, услышав впереди стрельбу, Гордон сразу же усомнился в своей мысли. Выбежав на проспект, он увидел, что Пес, словно танк, несется на трех ГО-шников, которые безрезультатно палили по роботу из пистолетов. Фриман, решив не вмешиваться, наблюдал – и в полной мере оценил то, за что так любили Пса его друзья! Робот уже был готов снести несчастных ГО-шников, когда в его бок вдруг влетела небольшая ракета. Фриман тревожно оглянулся – издали к роботу несся, паля из башни, БТР. Робот, даже не обратив внимание на обстрел, с тем же нечеловеческим упорством понесся на БТР. Обе машины столкнулись с диким скрежетом. Гордон уже успел мысленно распрощаться с Псом, но увидел, что робот ловко запрыгнул на БТР и мощными манипуляторами начал выкручивать его башню. БТР вильнул и начал резко откатываться назад, надеясь скинуть противника, но не тут-то было. Пес, резко дернувшись вправо, перевернул тяжелую машину и тут же с легкостью поднял ее. Гордон восхищенно следил за это битвой – настроение его улучшалось с каждой секундой! Пес, издав неопределенный звук, словно пушинку, кинул тяжелый БТР в забившихся в подворотню ГО-шников. БТР с адским грохотом влетел в здание. Последние куски кирпича осыпались, и все стихло.

 

- Ну ты даешь! – восхищенно пробормотал Гордон, - А я-то думал ты так, мячик принести или там газету…

 

Пес, не слушая его, кинулся вперед так, что Фриман даже позавидовал его неистощимой энергии. Улицу спереди преграждали своего рода цельные металлические ворота «фирменного» альянсовского металла с бирюзовым отливом. Наглухо заперты. Пса это явно не волновало и он, просунув пальцы манипуляторов в какие-то щели, начал со скрежетом раздвигать металл. Фриман, глядя на это, ощутил то же, что он чувствовал, надев свой скафандр. Полную защищенность.

 

Это чувство пропало так же быстро, как и появилось – когда послышался угрожающий гул. Гордон метнул взгляд наверх – издалека уже приближалась гигантское подобие креветки, штурмовик Альянса. Не хотелось думать о том, что целый штурмовик выслали на одного Гордона, скорее всего он просто патрулировал улицы. Но заметил он их – это точно. Пес, оглянувшись, тоже увидел стремительно приближающийся корабль и коротким звуком поторопил Гордона. Фриман, не медля ни секунды, пролез в щель в воротах – и тут же услышал за собой скрежет – Пес задвинул металлическую пластину обратно.

 

- Эй! – крикнул Гордон, пытаясь разглядеть, что происходит за воротами, - Пес, давай сюда!

 

Гул между тем стал нестерпимо громким. Начала колотить пулеметная очередь штурмовика. Несколько секунд Гордон слышал лишь взвывания Пса и удары пуль о металл, но постепенно эти звуки как бы удалялись, пока не потонули в общем гуле Сити 17. Фриман раздосадовано махнул рукой. «Вот незадача, – подумал он, оглядываясь и входя в один из домов, - А такой прекрасный бы из него вышел союзник… Ему Илай еще пулемет бы навесил – и было бы в самый раз. Ничего, он вон какой, с ним ничего не случится, потом догонит. А вот мне теперь что делать? Только эта бандура знала дорогу к Барни… Ладно, прорвемся. Доктор Кляйнер говорил, что Барни организовывал первые отряды, да и вообще он там, похоже, самый видный уличный герой. Поспрашиваю у повстанцев по пути, может, кто и подскажет… Черт, тут словно после бомбежки!».

 

Дом и впрямь находился в плачевном состоянии. Гордон даже не подозревал, насколько он оказался прав. Некоторые коридоры были наглухо завалены обвалившимися плитами, лестничная площадка с покореженными почтовыми ящиками была так усыпана кусками кирпича и битыми стеклами, что ходить по ней было невозможно. Тут, в этом почти заброшенном здании, гул города слышался еще сильнее. Этот гул Фриман поначалу принимал за гром перед грозой. Теперь же он понял, что это, хоть и не хотел до конца в это верить. Это была канонада. Весь город кипел от разверзшейся войны между хозяевами Земли и их рабами.

 

Дом оказался совершенно пуст. На одном из этажей, среди разрушенных и полностью пустых квартир Фриман обнаружил мертвое тело, но лицо было обезображено настолько, что даже нельзя было узнать, женщина это, или мужчина. Гордон покачал головой – явно поработали хедкрабы. Что за подонок придумал бомбить ракетами с хедкрабами мирное население? Фриман никак не мог смириться с этим зверством. Конечно, если без эмоций, то все понятно – обычный тип биологического оружия. Но почему именно так? Гордон бы не так злился, если бы, например, Альянс засылал в дома буллсквидов или там барнаклов. Ученый усмехнулся. Он уже и забыл, когда последний раз видел буллсквида. Наверное, на Земле они не прижились. Что ж, туда им и дорога.

 

Так никого и не найдя, Гордон вышел из здания с парадного входа. И удивленно огляделся. Ведь это был тот самый двор, где тогда, в первый день, два гражданина приняли его за шпиона Альянса! Да, двор сильно изменился. Один из домов стоял в руинах – крышу явно пробило что-то мощное и большое. Качели и горки на детской площадке стояли покореженные, деревья – обугленные. В стороне, прямо в асфальте, зияла небольшая воронка. Фриман начал потихоньку понимать, что же произошло, пока они с Аликс висели в гармоническом рефлюксе. Это даже не восстание. Это война. И, словно в подтверждение его мыслей, совсем рядом раздались крики и автоматные очереди. Фриман инстинктивно пригнулся и увидел, как над ним пролетели два странных шарообразных устройства, очень похожие на сканеры, которые он видел раньше. Но у этих на белом корпусе красовался красный знак Альянса «Ядро Цитадели», и они были явно массивнее.

 

- Быстрее, мочи их, пока не подлетели близко! – крикнул кто-то, и один из сканеров чуть сбился с курса от влетевших в него пуль.

 

Фриман быстро расставил приоритеты и, подняв дробовик, выстрелил дуплетом по пролетающему над ним сканеру. Внутри отлетевшего на метр устройства что-то тревожно пискнуло, оно задымилось и, потеряв контроль, влетело в стенку. Но то, как мощно оно взорвалось при столкновении, было для Фриман сюрпризом. Он едва успел увернуться от летящего в его лицо осколка. Позади него раздался еще один взрыв и облегченный вздох:

 

- Фух, пронесло…

 

- Погоди, - этот голос был женским. – Там человек… Эй ты, не двигаться! Еще шаг – и я стреляю!

 

Гордон, нервно усмехнувшись, и стараясь не делать резких движений, вышел к двоим повстанцам.

 

- Будьте милосердны, - с улыбкой сказал он, подняв вверх руки, - Стреляйте лучше сразу в голову, а то скафандр пуленепробиваемый.

 

Глаза повстанцев расширились до предела, парень даже нервно икнул. Девушка, скользнув взглядом по «Лямбде» на грудном щитке костюма Гордона, отступила на шаг.

 

- Доктор Фриман?! – большего удивления изобразить было бы невозможно, - Это правда вы?

 

- Как будто бы, - Гордон подошел к ним, опустил руки и не смог сдержаться от сарказма, - Удивительно, как вы догадались?

 

- До кто ж вас не знает… - пробормотал парень, - Вы простите Фрэнки, она немного не в себе. Поверьте, мы бы и в мыслях не могли бы…

 

- Да ладно, - улыбнулся Гордон, - Только так войны и выигрывают. Вопрос: а что это за новый тип сканеров мы сейчас сбивали?

 

Повстанцы переглянулись.

 

- Не такой уж он и новый, - уже спокойнее ответила Фрэнки, - Уже лет пять как. Это сканеры – камикадзе, мерзкие довольно-таки. А… вы пробиваетесь к своим, или как…

 

- Да можно и так сказать, - кивнул Гордон, - Вы знаете человека по имени Барни Калхун? Он должен быть тут где-то недалеко.

 

- Как не знать, - улыбнулся парень, - Говорят, когда он открыто вышел к нашим, его даже чуть не убили – он все время в форме Гражданской Обороны. Он вроде бы был недалеко от Нексуса, хотя не знаю, как сейчас.

 

- А что за Нексус?

 

- Ну… это… короче, Нексус это Нексус. Его каждый знает – по огромному куполу легко узнать.

 

- Идите прямо в сторону Цитадели, не ошибетесь, - посоветовала девушка, - Сейчас все туда прорываются.

 

- Отлично, - задумчиво сказал Гордон, - Ладно, спасибо, вы мне очень помогли!

 

Повстанцы весело переглянулись. Такие слова от самого Доктора Фримана были равносильны высшей похвале.

 

- Ну, тогда удачи вам! – и Фриман, махнув им, направился к выходу из двора.

 

На душе было легко. Именно этого ему так не хватало в те адские дни в Черной Мезе – простого человеческого общения. Быть среди людей и сражаться за свободу – это тоже свобода.

 

- Док, - окликнули его.

 

- Да? – остановился Фриман и уже заранее знал, что ему скажут.

 

- Можно, мы пойдем с вами? – робко спросила Фрэнсис, - Мы не подкачаем, не сомневайтесь!

 

- Конечно, - казалось, ответ осчастливил робкую парочку, - Если у вас нет других дел.

 

- Конечно, нет! – воскликнул парень и осекся, поняв, что ответил весьма двусмысленно.

 

- Удивительно, - искренне удивился Фриман, - А как же ваше… командование? Начальник у вас есть?

 

- Да какой там начальник? – махнула рукой Фрэнки, - Наш отряд давно разбежался кто куда, сейчас многие ходят поодиночке. Но продвигаемся потихоньку. Мы с Шоном слышали, что Барни уже собирает отряды для атак на Нексус.

 

- Ладно, идемте! – кивнул Фриман и тут же посерьезнел, - Значит так, я понимаю, вы тут и сами не в первый раз, но все же. Вперед меня не кидаться, на рожон не лезть. Если придется атаковать – делаем это четко и согласованно.

 

«И так уже слишком много моих спутников мертвы…» - эту фразу он едва не произнес вслух. Но повстанцам было все равно, они, казалось, даже не слышали его. Перспектива идти бок о бок с самим Фриманом была почти подарком судьбы. Они пошли вперед в молчании – повстанцы не знали, что говорить, боясь испортить о себе впечатление. Фриман, покосившись на «Лямбды» на их рукавах, нахмурился. Не дай бог с этими ребятами что-то случится…

 

Они прошли через узкую подворотню. Фриман помнил это место – вон там, в стороне, тогда лежал избитый гражданин в окружении ГО-шников. Теперь это место раскрошила, вклинившись, шагающая стена. Но это были еще не все сюрпризы. Настоящее удивление Фриман ощутил, выйдя на площадь перед вокзалом, там, где раньше стоял обелиск с монитором на нем. Обелиск стоял и сейчас, но большая часть домов вокруг, со стороны возвышающейся на городом Цитадели, были смяты шагающими металлическими стенами Альянса. Комбины уже баррикадировались, надеясь сдержать бунтовщиков. Но и это было не все – у обелиска столпились несколько повстанцев. Все они изо всех сил тянули тросы, концы которых были закреплены наверху, на мониторе. Фриман и двое его новых спутников поспешили туда. Повстанцы, мельком убедившись что пришедшие – не из Альянса, продолжили свое дело. Шон, кинулся помогать, схватившись за один из свободных тросов. Фриман поднял голову наверх – на мониторе виднелось, искаженное помехами, лицо Уоллеса Брина. Изображение постоянно пропадало – мелькали какие-то неразборчивые картинки. Гордону на миг показалось, что среди этого мелькания он увидел лицо человека в синем костюме. Фриман покачал головой. Он давно уже не верил в такие галлюцинации. G-man всегда любил эффектные появления. Впрочем, никто из повстанцев этого не заметил. Они продолжали усиленно тянуть. Наконец, из-за монитора посыпались искры, оборвалось несколько кабелей – и потухший экран упал на пьедестал обелиска. Грохот монитора слился с диким криками повстанцев, полных радости. Гордон улыбнулся и даже радостно крикнул вместе с ними. Вот он, знак. Эти люди больше не боялись ничего.

 

Фрэнки подошла к повстанцам. Гордон тоже приблизился, растворившись в этой небольшой толпе – шесть-семь человек. Все они были пестро одеты – кроссовки, сапоги, военные ботинки, вручную сшитые рубахи. Кое на ком были надеты бронежилеты ГО, еще у некоторых к рукам и ногам были пристегнуты кевларовые пластины – тоже части обмундирования Гражданской Обороны. Но у всех их красовались неизменные «Лямбды» на плечах.

 

Заметив Гордона, они замерли, по толпе пробежался шепот.

 

- Доктор Фриман! – подал голос один из повстанцев, видимо, медик, судя по красному кресту на рукаве, - Мы рады, что вы… то есть, для нас большая честь. В общем, добро пожаловать…

 

- Стоп-стоп, - замахал руками Гордон, - Спасибо конечно, но я тут всего лишь проездом. Так, мимо пробегаю. Мне нужно найти человека по имени Барни Калхун, и…

 

- Он возле Нексуса, - сказал кто-то.

 

- Окей, спасибо! – кивнул Гордон, - Мне надо идти! Здорово вы с этим монитором, так их! Хотел бы остаться с вами, но, увы…

 

- А можно мы с вами? – крикнул кто-то, и более робко добавил, - Мы и сами вроде хотели к Цитадели, туда сейчас все прорываются.

 

Шон злобно глянул на говорящего – он явно терял свое привилегированное положение. Но Фриман уже принял решение. Так даже лучше. Одному ему бы вряд ли удастся пробиться через улицы города. А с таким отрядом… это же действительно уже целый отряд! Но опять же, следить за ними…

 

- Хорошо, - кивнул он и повторил то же, что он говорил Фрэнсис и Шону.

 

- Разумеется! – был ответ, - Только скажите. Мы с вами хоть в огонь…

 

Гордон, поморщился. Нет, знаменитостью быть не так уж и приятно. Особенно, когда этого не заслуживаешь. Даже как-то совестно перед этими людьми, ведь он ничего великого не совершал. Мог ли он, продираясь через Черную Мезу и стреляя в вортигонтов, помыслить, что через двадцать лет эти же вортигонты будут его боготворить? Да еще и людей всех убедили… Но ничего не поделаешь. Он готов, не впервой. Хотя Фриман был абсолютно уверен, что если на любого из этих людей надеть H.E.V.-костюм и дать в руки автомат, он бы воевал не хуже самого Гордона.

 

Фриман мельком глянул на двери вокзала, из которых он когда-то вышел сюда. Сейчас они были плотно запечатаны железными листами с бирюзовым отливом. Единственной дорогой к Цитадели был дворик возле здания «Балтического» кафе, но и вход туда был закрыт воротами, аналогичными тем, которые разогнул Пес. Фримна впервые пожалел, что Пса нет рядом. Но, словно в ответ на его мысли, створка ворот медленно отъехала в сторону.

 

- Гражданская Оборона! - крикнул кто-то, и повстанцы бросились врассыпную.

 

Из дворика выбежали несколько ГО-шников с табельными пистолетами и тут же открыли огонь. Фриман даже не успел ничего понять – как одна пуля уже ударила его в ногу. Костюм был заряжен полностью, поэтому толчок был не сильным, но инстинкт тут же сработал. Фриман отскочил в сторону и открыл ожесточенный огонь, ощутив прилив адреналина. Но у ГО-шников почти не было шансов против такой толпы. Первый бой закончился быстро и легко. Фриман, ободряюще махнув повстанцам, проверил индикатор заряда костюма. Девяносто пять процентов. Отлично… Вместе со своим маленьким отрядом он вошел во двор. Тут все было разрушено, как и везде – стекла выбиты, повсюду обломки стен, в углу дымится тело не то ГО-шника, не то солдата. Поморщившись от смрада. Гордон завернул за угол и остановился, как вкопанный.

 

- Это еще что такое? – пробормотал он.

 

- Хопперы, - предупредил кто-то.

 

На вид эти устройства казались безобидными. Цилиндрической формы, с зеленой линзой посередине и тремя острыми ножками, вонзившимися в асфальт. Фриман уже хотел было пройти мимо них дальше, но его остановили, схватив за руку.

 

- Стойте! Это же хопперы, не подходите.

 

- Что?

 

- Противопехотные мины, - пояснил повстанец с седеющими висками, - Реагируют на тепловое движение. Но не как обычные мины, от этих убежать невозможно. Даже если просто пройти мимо, сработает сенсор, и они прыгнут в твою сторону…

 

- Прыгнут? – удивился Гордон.

 

- Так точно, - кивнул повстанец, - До двух метров, очень быстро. Был у нас один такой, ему удалось пробежать мимо хоппера и остаться в живых. Но сами понимаете, контуженным и раненым в обе ноги особо не повоюешь… Придется искать другой путь.

 

Фриман нахмурился. Возвращаться ох как не хотелось. Времени было в обрез, а делать крюк – в этом явно не было ничего хорошего. И вдруг ему пришла идея. Он снял со спины уже почти позабытую гравипушку. Она уже выручала его в безвыходных ситуациях. Вдруг и сейчас сработает?

 

- Отойдите все! – быстро сказал он и направил устройство на мину.

 

- Нет! – крикнул кто-то, увидев, что делает Гордон, но замолк на полуслове.

 

Под действием анти-гравитационного поля, мина начала медленно подниматься, нехотя отцепляя свои «ноги» от дыр в асфальте. И, сомкнув их под цилиндром, послушно притянулась к ученому и повисла в полуметре от него. Фриман торжествовал. Он не знал, в чем тут секрет, но, похоже, когда мину снимают с ее позиции, она автоматически отключается. Повстанцы, перешептываясь, подошли ближе, как бы боясь, что хоппер вот-вот рванет. Гордон улыбнулся – тяга к высоким технологиям сыграла с Альянсом злую шутку. А вот если бы они использовали обычные мины, по старинке, то был бы совсем другой разговор…

 

- Вот это да, - засмеялся кто-то, - А я и не сомневался!

 

- Смотри не подходи к ней, я потом твои ошметки со стен соскребать не буду, - язвительно сказала одна из девушек, которых в отряде было целых три.

 

- Мои ошметки были просто счастливы! – улыбнулся повстанец.

 

Фриман, улыбнувшись вместе со всеми, кроме девушки, направил гравипушку с миной в дальнюю часть двора и нажал нужную кнопку. Хоппер с силой отлетел вперед. И оглушительно взорвался, едва коснувшись стены. Радость как-то улетучилась – все инстинктивно пригнулись. Фриман, удовлетворенно кивнув, обезвредил таким же образом оставшиеся две мины. Они сам этого не понял, но теперь в глазах повстанцев он стал даже больше чем легендой.

 

Больше не задерживаясь, они вошли в подъезд старого пятиэтажного здания – в таких бывает обычно и второй выход – с другой стороны дома. Здание изнутри выглядело не лучше, чем снаружи. Казалось, это коробило одного лишь Гордона – повстанцы давно привыкли к таким вещам. Но, когда они уже почти вышли к выходу на улицу, откуда-то из квартир послышался до боли знакомый голос.

 

- До моего внимания дошел слух о том, что многие обвиняют меня в сотрудничестве с нашими Покровителями, как будто бы в этом есть что-то постыдное.

 

Фриман, злобно усмехнувшись, резко свернул влево, в одну из квартир. Остальные остались ждать снаружи, но Шон догнал его. Гордон стоял в разрушенной кухне, среди опрокинутых сковородок и кастрюль. Перед маленьким старым телевизором. Стоял и смотрел в лицо того, кого он возненавидел больше любого альянса. Уоллес Брин.

 

- И я спрашиваю вас, что может быть лучше, чем попытка к сотрудничеству?

 

Лицо Гордона исказила презрительная улыбка. Голос Брина уже не был таким спокойным, как раньше. Консул злился. А от злости до страха – всего ничего.

 

- В нашем с вами теперешнем, очень непростом положении отказ от сотрудничества – все равно что отказ от роста и… и равен попытке суицида, если хотите, - Брин смотрел прямо в камеру, но глаза его то и дело срывались.

 

- Вот ты как заговорил? – сплюнул Фриман, - Ну хоть часть вещей назвал своими именами. Прижали, видать, тебя твои начальники, ох как прижали…

 

- Доктор Фриман, пойдемте, - позвал его повстанец, - Пошел он к черту, стоит на него время тратить?

 

- Двоякодышащая рыба отказалась дышать воздухом? Нет! – продолжал Брин, постепенно беря себя в руки, - Она отважно ползла вперед, в то время как ее собратья оставались в черной тьме океана, смотря сквозь черноту своим примитивным взглядом, пропащие и обреченные.

 

Но Фриман не мог оторваться. Он не знал, почему. Он вроде даже и не слушал, что говорит его бывший Администратор. Он просто смотрел в это лицо, в эти глаза. Старался запомнить каждую черточку. Заглянуть в самые потаенные уголки этой души. Нет, не для того, чтобы понять. Чтобы испепелить дотла.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...