Главная Обратная связь

Дисциплины:






Нарушитель Номер Один 6 страница



Фриман, пожав плечами, раздраженно развел руками:

 

- Да не понимаю я тебя, не старайся! Нихт понимайт.

 

- Американець, - усмехнулся парень и махнул рукой.

 

Они снова выбежали во двор, и вдруг попали под жесткий обстрел – группа солдат засела в ближайшем доме и на его крыше.

 

- Рассредоточиться! – крикнул Гордон, и сам опустился на землю за парапетом возле подъезда, в который тут же влетело несколько плазменных пуль.

 

Фриман попытался выглянуть, но постоянный обстрел не давал даже оценить остановку. Он выстрелил наугад, но быстро понял, что это сейчас бессмысленно. Кто-то застонал – видно, одному из повстанцев не повезло.

 

- Кинь гранату, док, я ближе всех к ним! – услышал Фриман и кинул пару гранат бородатому повстанцу с седыми висками.

 

Тот тут же осторожно пополз поближе к окнам дома. Гордон облегченно выдохнул, хоть минута передышки появилась. И он встретился взглядом с тем самым парнем с повязкой. Тот сидел за таким же парапетом, прячась от пуль, в двух метрах от Гордона. Ученый заметил у парня в руках бутылку с чем-то мутным.

 

- На, сьорбни, док!– и парень ткнул пальцем в бутылку и жестом показал процесс питья, - Давай, кілька ковтків, для сміливості. Сам робив.

 

Фриман, всем выражением лица показав сомнение, неопределенно покачал головой, но парень, усмехнувшись, тоже покачал головой и кинул бутылку Гордону. Ученый с сомнением посмотрел на ее содержимое.

 

- Давай, ти чоловік чи ні? – по интонации повстанца Фриман понял, что то его подбадривает.

 

И Гордон, махнув рукой, открыл бутыль и сделал три больших глотка. И, чуть не задохнувшись, отпрянул, безумными глазами посмотрев на повстанца.

 

- Сколько тут градусов, двести что ли?! – крикнул он парню, но тот лишь замахал руками.

 

- Давай-давай, ковтни ще, зараз легше піде! Кров жилами веселіше побіжить.

 

Фриман, поняв по жестам, чего от него хотят, задумался. И начал ощущать тепло в животе и горле. «Черт с ним, выпью еще, вспомню студенчество, - усмехнулся Фриман, чувствуя, как голова начинает понемногу «плыть», - Жаль, Барни тут сейчас нет…». И он глотнул еще. Повстанец, показав Гордону большой палец, одобрительно засмеялся и жестом попросил бутылку обратно. Когда она вернулась к нему, он бережно упрятал ее в свой вещмешок.

 

- Молодець, Фріман, я знав, що ти - справжній чоловік! – сказал парень, и его слова потонули в двойном взрыве.

 

Поняв, что пора действовать, Фриман вскочил вместе с остальными. Эффект неожиданности сработал – солдат удалось перестрелять, пока они выглядывали на звук взрыва. Гордон, довольно улыбнувшись, чуть качнулся и движением руки позвал повстанцев.



 

- За мной, друзья, быстрее!

 

Они выбежали наконец из дворов на улицу, и немного притормозили, переводя дух. Фриман, выбрав из всего отряда вроде нормально говорящего по-английски повстанца и, подойдя к нему со спины, положил ему руку на плечо. Повстанец вздрогнул, как ошпаренный.

 

- Мой юный друг, - обратился к нему Фриман, - Вы не подскажете мне, как пройти к Нексусу, а то я не местный…

 

- Фух, ну и напугали вы меня, док! – выдохнул повстанец, - Нексус вон в той стороне, хотя еще далеко. Вон, через тот дом можно срезать.

 

- Благодарю вас.

 

И Фриман, махнув повстанцам, сообщая об уходе, пошел к дому. Чувствовал себя он необычайно легко. Неторопливой походкой он вошел в полуразрушенное здание, пиная перед собой камушек. Решив «не мелочиться», поднялся сразу на третий этаж. Вовремя вспомнив о безопасности, он осторожно поднял автомат и тихо пошел вперед. Но так было неинтересно.

 

- Эй, это я, Гордон Фриман, и я сдаюсь! Согласен на переговоры!

 

В ту же секунду из-за угла вышли двое солдат Альянса – и тут же были застрелены Гордоном. Ученый довольно хихикнул и пошел дальше. Скучать долго не пришлось – из какого-то дверного проема в него полетела граната. Резко обернувшись, Фриман поймал гранату и тут же кинул ее назад. Трюк старый, но сработал – после взрыва оттуда больше ничего не летело. Гордон, подумав «Да, не зря меня выбрали работником месяца!», вошел в взорванный проем. Это оказалась часть дома, которая встретилась с железной стеной – она, вопреки архитектурной логике и симметрии пересекала комнату наискосок, раскрошив бетон в мелкие обломки. Заглянув за угол, Фриман заметил одиноко стоящего ГО-шника, который, по-видимому, уже напрягся, услышав выстрелы и взрыв. Ученый уже хотел было выйти открыто, но вдруг в голову пришла дерзкая мысль. Гордон оглядел свой автомат: «И как это я забыл об этом фокусе?». И он вышел прямо на ГО-шника и, не дав тому опомниться, нажал на кнопку альтернативного огня. Из ствола автомата с мощным толчком вылетел плазменный шар и, столкнувшись, мгновенно аннигилировал ГО-шника – Гордон лишь на секунду успел заметить его светящийся силуэт, и затем – пустота. «Классная штучка!» - ухмыльнулся Фриман. Ему сейчас хотелось попасть в самое сердце Цитадели, навести эту пушку на самого Брина и послушать, какие слащавые глупости начнет нести тот, чтобы его не убивали.

 

Комната оказалась последней, и пришлось спрыгнуть в трещину в полу, на второй этаж, где он тут же встретился с хедкрабом. Раздался мерзкий, похожий на мяуканье, писк и шипение – этого хватило, чтобы Фриман с молниеносной реакцией выстрелил, резко обернувшись. Ядовитый хедкраб отлетел в проход, оставив на полу желтые кровавые пятна, а ученый подумал, что если бы он делал на каждого убитого хедкраба по зарубке на скафандре, то был бы уже с головы до ног изрезан. Словно в подтверждение его мыслей в коридоре тут же встретился еще один старый знакомый из Зена – барнакл. Фриман, покосившись на висящий прямо у него перед лицом язык твари, двинул бровями: «Думаешь, крутой!». Затем поднял с пола труп хедкраба и поднес его к языку твари. Барнакл тут же схватил мнимую добычу и потащил наверх, из его голодной пасти выпала какая-то мелкая окровавленная косточка. «Кушать подано», - сказал Гордон и довольный пошел дальше…

 

 

…Когда первые лучи света мелькнули между камней завала, Триггер остановился, чтобы отдохнуть. Прошло уже полчаса, и, похоже, им наконец удалось откопать проход в туннель. Внезапно, словно вспомнив что-то, он окликнул снайпера.

- Эй, друг, это у тебя не рация случайно?

- Она самая, - повстанец был, как всегда лаконичен.

- Так что же ты мне раньше не сказал, что у тебя есть рация?!

- Ты не спрашивал.

- Так давай ее сюда! Помнится, у Шульца тоже есть, попробую с ним связаться. Я помню нашу частоту.

Снайпер, оторвавшись от работы, нехотя стащил рюкзак с рацией со спины и протянул его Триггеру.

- Скажи им, где мы, чтобы они подождали.

- Ага, - кивнул Триггер, отходя подальше, - Ты давай, заканчивай, а я отойду. Чтобы шум не мешал.

И он, улыбнувшись, отнес рацию подальше, сел напортив нее и начал крутить ручку настройки…

 

 

…Почти сразу он услышал резкие звуки перестрелки – и как он раньше их не замечал? Дойдя до поворота, он заглянул в комнату, откуда шел звук, и вздрогнул. Через огромную дыру в полу было видно, как этажом ниже солдаты Альянса отчаянно отстреливаются от наседающих на них со всех сторон перерожденцев. Ничего не обдумав, он тут же кинулся вперед и, уже начав поливать все перед собой пулями, спрыгнул вниз, в самую гущу боя. Дальнейшие две минуты напоминали кроваво-огненный ураган. Фриман с отчаянным криком стрелял вокруг себя, во все, что шевелится. Удивленные и испуганные крики слуг Альянса тут же сменялись криками боли, смешиваясь со стоном мертвых жертв хедкрабов, хрустом их костей и хлюпаньем кровавой жижи, и все этот тонуло в океане выстрелов. По костюму Фримана не раз колотили пули и задевали когтями, но он не замечал этого. Остановиться от смог только когда вокруг уже ничто не двигалось, кроме бьющейся на полу в истерике охранной турели, у которой сбился датчик равновесия. Но и у нее боезапас иссяк через секунд пять – и все наконец смолкло. Гордон стоял среди почти десятка тел и тяжело дышал. Датчик зарядки костюма был почти на нуле. «Ну и зачем я это сделал?» - подумал он и мысленно отвесил себе оплеуху. Потраченные патроны и броня, риск… В довершение ко всему единственная дверь в этой комнате оказалась заперта. Выругавшись в полный голос, Фриман уже начал думать, как бы допрыгнуть до потолка и, зацепившись за край дыры, влезть обратно наверх. На третьей попытке допрыгнуть он сорвался, упал и, трясясь от досады, уселся на пол. И вдруг за дверью послышались шаги. Ручка двери сначала повернулась, а затем хлипкий замок вылетел, и дверь распахнулась.

 

- Гордон? Вот ты где! Я так и думала, что найду тебя тут.

 

- Какая ты проницательная, - Фриман улыбнулся, узнав Аликс, - И как же ты узнала?

 

- Ну, тут только что была довольно жаркая битва, по всему дому было слышно, - пожала плечами девушка, - А я знаю, что ты не пропустишь ни одной горячей схватки!

 

- Это точно, - Фриман снова помрачнел, - И сам не знаю, зачем я сюда полез.

 

И он вздохнул, разводя руками. Аликс принюхалась.

 

- Ты что, был у повстанцев? - она подозрительно прищурилась.

 

- Ну а куда я без них? Правда, сильно задержался, костюм подвергся капитальному ремонту.

 

«Ну вот опять!» - подумал он, - «Опять она делает это со мной – заставляет чувствовать себя виноватым! Не забывай, о чем мы договорились. Не поддаваться на ее провокации. С чего она взяла, что может мной манипулировать! Когда она писалась в подгузник, я уже был доктором наук! А она влюбляет меня в себя, как мальчишку. Да я перед Илаем от стыда сгорю! Нет, я не поддамся… В конце-концов, я мужчина или где?».

 

- Но это ничего, задержка была вынужденной и, если хочешь, даже неизбежной, - закончил он.

 

- Не сомневаюсь, - покосилась на него Аликс, - Но сейчас нам надо поторопиться. Я доставила доктора Кляйнера в безопасное место, так что нам теперь самое время присоединиться к Барни.

 

- Тогда чего ты ждешь? – довольно резко сказал Гордон и, не дожидаясь Аликс, вышел из комнаты.

 

Девушка, тревожно посмотрев вслед Гордону, побежала за ним.

 

- Гордон, я тут встретила повстанцев, они рассказали, что видели тебя – ты сражался, как герой.

 

«Не поддавайся!».

 

- Ровно настолько, чтобы не быть мертвым, - холодно ответил Фриман.

 

Аликс промолчала и лишь через минуту сказала:

 

- В подвале есть командный центр ГО, думаю, мы там сможем узнать больше информации о генераторах.

 

- Каких генераторах? – нахмурился Гордон.

 

- О тех, что держат ворота в район Нексуса закрытыми, - пояснила Аликс и указала на поворот, - Сюда, вот ступеньки.

 

По подвалу пришлось пробиваться с боем – командный пункт охранялся солдатами и ГО-шниками. Все предыдущие прорывы в паре с Аликс Гордону казались легкими, а, как напарник, дочь Илая выглядела просто безупречно. Теперь же все было по-другому. Гордону все время казалось, что Аликс как-то нелепо мечется, подолгу стоит в проходах, кидается по его пули и вообще старается отсидеться в стороне, пока он, Фриман, воюет за Свободу и так далее. Сама же девушка была, в свою очередь, в недоумении – Гордон, стал каким-то резким и раздражительным, окрикивал ее, одергивал, не пускал вперед его и очень разозлился, когда она не кинула ему, по его просьбе, запасную обойму. Сама Аликс воевала с автоматическим пистолетом-пулеметом, который год назад для нее спроектировал Илай, и имела обоймы только под него, которые были уникальны и не подходили ни под одно другое оружие. Но девушка не обижалась на Фримана, она решила, что это все – следствие тех ужасов, которых он натерпелся за день, попав, как и она, сразу в условия войны.

 

- Аликс, это – то, что нам нужно? – спросил Фриман, когда они наконец добрались до контрольной панели.

 

- Да, - это оно самое, - Аликс кивнула, - Вон, видишь, вот на этом мониторе…

 

Фриман взглянул на монитор – на нем мерцало изображение позеленевшего от времени бронзового фонтана на маленькой площади. Позади него виднелась толстая железная колонна, еще дальше – металлические ворота, перекрывающие улицу.

 

- О, нам повезло! – воскликнула Аликс, - Генератор как раз перед воротами, на площади. Осталось только отключить его, но не думаю, что они нам это так просто позволят…

 

- Ну, думаю, с тобой мне не составит труда с ними справиться, - улыбнулся Фриман.

 

«Ты что говоришь, дурак? Опять поддаешься?!».

 

- Ну что ж, тогда идем быстрее.

 

Они снова побежали назад, ища выход из подвала на улицу.

 

- Там типичный комбиновский тип питания – энергетический шар, сообщила на ходу Аликс, - Когда я отключу защиту, тебе придется дать по шару разряд из гравипушки, если она все еще с тобой.

 

- А как же? – Фриман показал на спину, - Всегда со мной. Что за воротами?

 

Они вышли на улицу – площадь оказалась пярмо перед домом.

 

- Район города, где расположен Нексус, - ответила девушка, - Там до него совсем рукой подать. До темноты – точно успеем.

 

- Хорошо, если так.

 

Они прошли мимо окислившегося фонтана. И тут же несколько пуль высекли искры из его зеленого ствола, сделанного в форме гигантской вазы.

 

- Солдаты! – крикнул Фриман, - Осторожнее, Аликс!

 

- Черт, я так и знала, что генератор охраняется, - Аликс спряталась за фонтаном, и начала заряжать свой пистолет-пулемет, - Сейчас-сейчас…

 

- Оставь! – крикнул ей Фриман, уже начал вотстреливаться в бегущих к ним солдат, - Отключай защиту генератора, не будем терять время! Они так могут сюда солдат бесконечно слать!

 

Аликс. Кивнув, забежала за железную колонну, которая оказалась колонной столько с внешней стороны – внутри она заключала в себе панель управления и колбу с гуляющим в ней вверх-вниз ярким сгустком энергии. Колба была покрыта силовыми полями бирюзового оттенка. Аликс уже начала что-то набирать на панели.

 

Поначалу отстреливаться было просто – солдаты бежали издалека и открыто. Но затем они начали появляться еще и с другой стороны улицы – из-за старого здания с пожелтевшей надписью «Отель». Причем эти солдаты уже не нападали открыто, а старались подобраться поближе, прячась за уступы здания и за корпуса старых брошенных машин. Когда пули в очередной раз просвистели совсем рядом, Фриман уже начал не выдерживать:

 

- Аликс, быстрее, меня на долго не хватит! Костюм разряжен.

 

- Что же ты сразу не сказал? Тут, возле панели, есть стандартный зарядник.

 

- Что?!

 

И Гордон ринулся к генератору. Пришлось, закрываясь в броне генератора, лихорадочно подзаряжаться, следя лишь за тем, чтобы слуги Альянса не подошли слишком близко. Зарядив костюм до конца, Гордон, к которому вернулась уверенность, вернулся на свою позицию у фонтана. Вдали что-то загудело, и в небе показалась черная точка.

 

- Черт побери, а это еще что такое?!

 

- Не дай бог это штурмовик, - пробормотала Аликс, продолжая вскрытие охранного кода.

 

Точка обретала очертания и постепенно превратилась в насекомообразный корабль Альянса. Множество членистых лапок несли под килем какую-то черную капсулу, похожую на гроб. Фриман вздрогнул – ведь это именно такие атаковали маяк, когда он был на пути в Нова Проспект…

 

- Это десантный корабль! – крикнул он.

 

- Черт… я почти закончила, еще немного!

 

Корабль снизился в дальнем конце улицы, капсула открылась – и из нее на мостовую начали спрыгивать солдаты.

 

- Черт, да их там как тараканов! – выругался Фриман, не прекращая стрелять, - Что, Аликс, страшно?

 

- Еще как! – с вымученной улыбкой ответила девушка, не отрываясь от панели.

 

- Ну-ну, - крикнул Фриман, пытаясь перекричать грохот выстрелов, - А посылать меня в мертвый город было не так страшно, да?

 

Корабль улетел, а солдаты, кинувшись врассыпную, начали осторожно, изредка стреляя, подбираться поближе.

 

- О чем ты?

 

- О чем я? – усмехнулся Фриман, - О том, как ты со спокойной совестью послала меня в Рэвенхольм, прекрасно зная, что в нем творится, и…

 

Пуля, ударившая его прямо в грудь, не дала договорить, и он, поморщившись от боли, очередью убил меткого стрелка.

 

- Ты что, Гордон? – Аликс даже на миг оторвалась экрана панели, - Неужели ты на меня оби… Пойми, у меня тогда не было выбора, на нас была облава!

 

- И ты решила пойти легким путем?

 

Фриман сорвал с пояса последнюю гранату и кинул ее в то место, где солдаты стояли ближе всего друг к другу. Взрыв потонул в общем гуле.

 

- Другого пути не было, тебя и Пса завалило, ты же помнишь! – Аликс тревожно глядела в экран, а по лбу ее бежали капли пота. Неужели Гордон таил на ее обиду все это время?

 

- А что, Пёс к тебе не вернулся, что ли? – возразил Фриман, беря во вторую руку пистолет, - Он разобрал завал, не так ли?

 

- Так… Но если бы ты пошел с ним, то тебя бы схватили! Они были уже внутри.

 

- А, по-твоему, лучше получилось, когда они схватили твоего отца, да? – усмехнулся Гордон.

 

Аликс замолчала, не зная, что ответить. Она совсем замерла, не зная, в чем дело? Зачем он так жесток? Что с ним произошло? Разве она когда-нибудь сделала ему что-то плохое?.. А может, он прав?

 

- Аликс, быстрее, патроны уже на исходе! Да и смелость тоже, - добавил Гордон, оглядываясь.

 

- Все, готово. Сюда!

 

Фриман, кивнув, кинулся к генератору, пригнувшись, схватил гравипушку, направил ее на колбу, в которой «плавал» сгусток энергии, и нажал на спуск. Энергетический шар, похожий на те, какие выпускал табельный автомат, резко вылетел из колбы и, отскочив от стены дома, отлетел в сторону – прямо в бегущих солдат. Мгновенно аннигилировав их, он лопнул, разлив вокруг себя яркую волну бирюзового цвета. Что-то сзади загудело. Фриман обернулся – ворота начали открываться.

 

- Быстрее, туда!

 

И он вслед за Аликс вбежал за ворота. Девушка, побежав к панели управления на этой стороне, быстро закрыла ворота. Несколько пуль ударили с той стороны по броне ворот – и снова все стало спокойно.

 

- Да… - угрюмо сказала Аликс, - Пойдем. Нам вон туда, сейчас пройдем через ту арку, и Барни…

 

Она, обернувшись, замолчала. Гордон тоже обернулся – и потрясенно замер. Впереди, уже совсем рядом, высилась громадная постройка Цитадели, протыкая серые небеса, прямо перед ней был большой старый дом с аркой, над которой висели три большие буквы – «ТНТ». И – перед этим домом – широкий обрыв.

 

- Вот тебе и раз, - пораженно сказал Фриман, опуская автомат, - И мы с таким тщанием пробивались к вот этому?

 

- Здесь должен был быть мост, - пробормотала Аликс.

 

Они подошли к самому краю обрыва. Это был глубокий пустой канал, на дне которого среди проросшей через бетон травы валялся всякий хлам вроде ржавых мусорных контейнеров, бумажек и обломков кирпича. И – конечно же – обломки того, что когда-то было мостом. До дна было метров семь, совершенно гладкие стены…

 

«Опять она со своими советами привела меня в никуда… Опять!».

 

- И что теперь будем делать? – прищурился Фриман.

 

- Я сейчас заберусь повыше, может, увижу другой путь, - быстро сказала Аликс и, отвернувшись, пошла к водосточной трубе ближайшего дома.

 

Гордон, скрестив руки на груди, начал наблюдать за ней. Это было действительно увлекательно. Гордон не понимал, как, но эта девушка лезла по стене дома так же легко, как ходила по земле. Пара метров по водосточной трубе, несколько шагов по опасному карнизу, и, по газовым трубам с из опорами – до самой крыши. Гордон невольно засмотрелся на пластику и ловкость девушки. Аликс, тем временим, уже встала на ноги и огляделась. Фриман вдруг услышал нарастающий знакомый гул.

 

- Ага! – крикнула ему Аликс, - Похоже, вон там для нас есть подходящая дорога…

 

Внезапно из-за дома резко вылетел десантный корабль Альянса – и полетел к крыше того дома, где стояла Аликс. В ту же секунду раздались выстрелы. Девушка, резко обернувшись, выстрелила в ответ – в кого, Гордон не видел.

 

- Осторожно! – крикнул он и, скрипя зубами, начал палить по десантному кораблю.

 

Но тот уже исчез за краем крыши дома.

 

- Гордон! – Фриман услышал ее голос и глянул наверх, - Беги, слышишь! Уходи, быстрее!

 

И ее схватили чьи-то руки в сером обмундировании.

 

- Аликс! – заорал Гордон, но она уже исчезла, схваченная солдатом. Через пару секунд десантный корабль взлетел – и последняя надежда потухла. Гордон злобно застонал, скрипя зубами от бессильной досады. Дьявол, ну как же глупо получилось! Столько идти – и так тупо попасться! Фриман был готов громить стены от отчаяния. Аликс схватили… в этой мысли, казалось, заключалось все самое плохое, которое только могло случиться… Что они могут с ней сделать – об этом лучше даже не думать…

 

Фриман прошелся у самого края канала. Чувствовал он себя паршиво. Ему было стыдно. Не уберег, не уберег девушку, не уберег дочь друга, не уберег ту, которая в него так верила. Та обида на нее, которую он так поощрял, теперь казалась детской глупостью, ребячеством. А жизнь – вот она, здесь и рядом… Он чувствовал себя трусом и последним подонком. Он обидел ее своими тупыми домыслами – а ведь она в него верила. И теперь из-за того, что он не уследил за ней, ее больше нет. Расстреляют – и глазом не моргнут… Для чего теперь вообще идти дальше?

 

Он вдруг задумался. Нет, надежда еще есть. Если они в ответ на ее выстрелы не убили ее, а взяли, это значит, что Брин приказал ее доставить живой. Она зачем-то нужна ему… Может быть, чтобы обменять на Илая – Илай был нужен ему, как ученый, ассистент в разработках этой предательницы Моссман. Значит, еще есть шанс, что Аликс проживет какое-то время. Гордон резко остановился. Тогда – надо срочно действовать! Не стоять на месте! Он не сможет посмотреть в глаза Кляйнеру и Илаю, пока не вернет ее. А Барни… Гордон верил, что бывший охранник поймет его, как друг – друга. И поможет спасти Аликс – он может знать места, куда ее могли повезти. И помочь Гордону добраться хоть до самой Цитадели, если Аликс там. Фриман, решившись, огляделся. Заметив в стенке канала, у самого дна, едва приметную ржавую дверь, он спрыгнул вниз на мягкую кучу мусора и сшиб монтировкой замок. Спускаясь в сырой подвал, похожий на древние катакомбы, он все сильнее сжимал автомат. Больше никаких задержек и битв с благородной идеологией. Свобода и Восстание могут подождать. Священная война с Альянсом может подождать. Нужно во что б это ни стало спасти ее, любой ценой…

 

 

…После тяжелой, почти бессонной ночи голова жутко болела – а тут еще и всех экстренно подняли на ноги. Офицер СЕ121007 еще толком ничего не узнал, но уже ходили слухи о том, что в городе начало твориться что-то серьезное. Нет, за неделю, к факту Второго Восстания все уже давно привыкли, но все равно было как-то не по себе от того, что эти люди так долго держатся. Все ожидали какого-то решающего момента, который бы сместил равновесие. Похоже, этот день наступил. Но непонятно было только, в какую сторону это равновесие смещается. В последние дни СЕ121007 совсем выпал из колеи, он все время ощущал на душе какую-то смутную тревогу, боялся сам не знал чего, резко вздрагивал при неожиданных звуках. Он с досадой наблюдал за собой как бы со стороны и сокрушался все больше – а ведь когда-то он славился у всех Элитных своими стальными нервами… Вот уже две недели его мучили ночные кошмары, и наутро голова всегда просто раскалывалась. В последние пять дней стало хуже – образы из снов начали проскакивать в реальность, и стоило только офицеру на минуту забыться и прикрыть глаза, задумавшись – кошмар снова подступал, бурля в лаве его мыслей и издевательски смеясь. СЕ121007 стал нервным, и, сам не зная почему, стал уклоняться от всех заданий, ища предлога, чтобы не идти на допросы схваченных повстанцев и не проводить инструктажи нового офицерского состава, а так же завербованных агентов. Пока что он отделывался лишь формированием штурмовых отрядов, и там он пытался проводить побольше времени. И пусть голова нещадно болела – эта работа помогала ему хоть на время убежать от мыслей. Он не мог оставаться с ними наедине. Тем более теперь, когда его лучший друг предал Альянс, если конечно Барни Калхуна он мог называть другом…

- Эй, 121007? – окликнули его, когда он шел по коридору.

Его догнал его знакомый, офицер CE0087, равный ему по званию. Номер его был короче лишь потому, что он командовал очень малочисленным подразделением Элитных войск Альянса, у которого было свое, особое назначение. Когда-то и сам СЕ121007 хотел туда попасть. СЕ0087 был, как всегда без шлема. Он любил гулять, демонстрируя всем свое лицо, «принимать воздушные ванны», как он выражался. СЕ121007 уже давно шлема не снимал – повсюду были эти чертовы гладкие до зеркального блеска стены…

- Ты куда?

- На занятия, - ответил СЕ121007, старясь не смотреть на лицо собеседника, - Новичкам показываю азы обращения с новой модификацией автомата AR2.

- Бросай все и беги, получай амуницию, - махнул рукой СЕ0087, - Мне приказали передать распоряжение Консула. Несколько отрядов элитных отправляются в город, на зачистку. Твой отряд – в том числе.

- Черт, - процедил офицер сквозь зубы, - То есть, я как-то не ожидал этого… Это значит, в городе совсем плохо…

- Не говори это так громко, - предостерег его СЕ0087, - А то у нас обоих могут быть проблемы. Лучше радуйся, что тебе так повезло – хоть воздухом подышишь, по улицам прогуляешься.

- Смотря что называть прогулкой, - усмехнулся СЕ121007, - А там будет не до отдыха, чувствую… Ненавижу зачистки.

- С каких это пор? – удивился его собеседник, - Ты раньше любил это дело… Кстати, я узнавал, тебя хотят забросить в район Нексуса, там сейчас повстанцы хорошо укрепились, готовятся к штурму, наверное. И вот еще что… Говорят, там появился Нарушитель Номер Один, так что смотри…

- Гордон Фриман? – офицер СЕ121007 нахмурился, - Что ни минута – все новые «радостные» известия…

- Дурак ты, - усмехнулся СЕ0087, - Не понимаешь, что ли, что там у тебя просто сказочные возможности? Перспектива убить или взять в плен самого Фримана – шикарнее выслужиться просто невозможно!

- Посмотрим, как повезет, - покачал головой СЕ121007, - Черт, времени мало, а ведь еще надо всех собрать, инструктаж провести… Ладно, спасибо, я побежал.

- А, и вот еще что, - окликнул его СЕ0087, - Если увидишь там мимоходом нашего общего знакомого, не забудь пристрелить, как собаку. Предателей не прощают…

Офицер СЕ121007 проследил взглядом за уходящим офицером. Он знал, о ком речь. О бывшем члене Гражданской Обороны, которого когда-то звали Калхун, и который неделю назад предал Альянс и переметнулся на сторону Сопротивления. Офицеру СЕ121007 было больно. Это был единственный человек, который его понимал, пусть хоть и отчасти. А теперь у него нет никого. Лишь безжалостные обученные солдаты, да не в меру ретивые офицеры, у которых давно чешутся руки спуститься на эти улицы. Барни предал и его тоже, убежав на ту сторону, но СЕ121007 не мог винить его, хотел, очень хотел, но как-то плохо получалось. Калухн сделал выбор. Но правильный ли? Предать то, чему служил столько лет – и перейти на заведомо проигрышную сторону. Не зря он говорил столько опасных вещей в последнее время. Чем больше офицер вдумывался в это, тем больше он осуждал Калхуна. Предать Альянс – немыслимый поступок. Сам офицер твердо знал, что он на такое не способен. Он верил в то, что делает. И, если где-то Альянс перегибал палку (он ругал себя за такие мысли но все равно не мог их сдержать), то сам СЕ121007 пытался это прекратить. Но он никогда бы не предал своего дела. Недавно вышел приказ относительно всех предателей – беспощадно расстреливать, особую охоту вести за офицерским составом, предавшим Альянс. Калхун был офицером. И, при всей своей убежденности, СЕ121007 не знал, сможет ли он убить Барни, если встретит его там, на улицах. Он не знал. Но знал, что должен.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...