Главная Обратная связь

Дисциплины:






Нарушитель Номер Один 10 страница



 

- Что-то мне это не очень нравится, - с сомнением сказал Гордон, хотя и понимал, что друг прав, - Может, есть какой-нибудь другой способ?

 

И он покосился на Эдди. Если честно, он бы предпочел, чтобы техник остался тут вместо Калхуна. Эдди, заметив этот взгляд усмехнулся, но ничего не сказал.

 

- Едва ли, - пожал плечами Барни, - Я останусь, а потом вас догоню, не бойся. Кстати, Гордон, личная просьба. Поднимитесь на крышу здания. Я знаю, там довольно опасно, но там есть закрытый навесной мост, соединяющий Нексус с другими зданиями. Лучше бы его открыть – нам надо обеспечить возможность наступления со всех позиций.

 

- Понятно, - Фриман даже и не думал возражать – война есть война, - Но ты-то побыстрее нас догоняй… И… как бы… Ну, береги себя, что ли…

 

Барни улыбнулся и пожал руку старому другу, подмигнув, как бы говоря «Да ладно тебе, где наша не пропадала?». Эдди тоже пожал руку Барни. Замешкавшись на секунду, он достал из своего бездонного ранца очередную полную бутылку и протянул ее Калхуну. Похоже, такой особый подарок у молчаливого, угрюмого техника был высшим проявлением уважения. Барни с благодарной улыбкой принял подарок, заметив, что он давненько не веселился «как в старые времена». Эдди, заметив, что Гордон словно хочет еще что-то сказать, но не решается, вышел из комнаты, оставив друзей наедине.

 

- Не вздумай рисковать понапрасну, - быстро сказал Фриман, - Мы с тобой еще двадцать лет назад получили свою порцию приключений с лихвой.

 

- Все будет в порядке, - кивнул Барни, - Если бы ты знал, что было в Семичасовую, то ты бы так не волновался. А сейчас… наверное, Альянс еще просто не расшевелился.

 

- Ни хрена себе не расшевелился… - усмехнулся Гордон, - И, кстати… Зря ты послал со мной Эдди. Пусть лучше он тут остается, ты же знаешь, мы с ним не переносим друг друга.

 

- Эдди техник, - веско сказал Калхун, - А тут нужен компьютерщик. Только я подхожу, я знаком с такими железками, да и Аликс с Моссман меня поднатаскали в свое время… А про Эдди ты это зря…

 

- Ты не понимаешь! Я с ним прошел достаточно, чтобы судить. Он странный! Он абсолютно непредсказуем, я не могу на него положиться. Он пьет…

 

- Я тоже пью, - усмехнулся Калхун.

 

- Он пьет постоянно. Мало того, он… я не могу объяснить, но он странный. Я не могу судить категорично, но я видел кое-что. Его не атаковал штурмовик, когда он стоял рядом со мной. А меня атаковал. Он часто отказывался стрелять по ГО-шникам. Он как-то слишком легко обезвредил турели, уж не знаю, как именно. Заметь, он очень хорошо знает это место, словно бывал тут очень часто. И знаешь… я думаю… Что наверное, он предатель.



 

- Гордон, ты что? – Барни пораженно посмотрел на друга, - Какой он, к чертям собачьим, предатель? Эдди – бывший ГО-шник!

 

- Что? – замер Гордон.

 

- А я думал, ты знаешь, - удивленно сказал Барни, - Да и любой бы догадался. В нем до сих пор микрочипы ГО, и штурмовики его не распознают, как врага. Как и эти турели, впрочем. Эдди – бывший ГО-шник, но только не такой, как я, а настоящий, идейный. Добровольно пошел в Гражданскую Оборону. Многих искалечил и избил на допросах. Участвовал в карательных акциях.

 

- Не может быть, - пробормотал Гордон, - Так ты что, знал?! Все это время, ты знал его?

 

- Я знаю его даже меньше, чем ты, лишь с тех пор как он меня нашел и рассказал о себе всё, - развел руками Барни, - Когда началось восстание, он перешел на сторону повстанцев. Сдался добровольно. Он действительно раскаялся, не сомневайся. Он не все рассказал, я не знаю что там было, но ему повезло, и его почему-то пощадили. А потом уже и приняли в свои ряды.

 

- Но как же так? – начал закипать Гордон, - Он же убийца! Он служил Альянсу, сам. Добровольно! Он и сейчас не очень-то хорошо сражается… Почему? Почему ты принял его? Его надо…

 

- А ты бы не принял? – в свою очередь спросил Калхун, - Ты спрашивал меня, не скучаю ли я по Черной Мезе. Так вот, в Черной Мезе все было проще, слева – свои, справа – чужие. А здесь, брат, все сложнее. Сейчас не просто войнушка, а война. И если человек, а ведь ГО-шники это люди, если человек раскаялся, надо понять его.

 

- Я понимаю, но он…

 

- В тебе сейчас говорит лишь личная неприязнь, - отрезал Барни, - Вы с Эдди не поладили, но это еще ничего не значит. Он хотел найти меня, потому что знал, что я действительно пойму его. Потому что знал, что я тоже служил в ГО и знаю обе стороны жизни в Сити 17. И я думаю, ему нужно дать второй шанс.

 

Они с минуту стояли молча.

 

- А знаешь, - неуверенно сказал Гордон, - А я ведь встречал раньше ГО-шника, которые раскаялся. Он должен был расстрелять меня… Но не смог.

 

- И где он сейчас?

 

- Его убили свои… то есть, комбины.

 

- Вот и не допусти, чтобы Эдди постигла та же участь. Иначе, для него все зря – и душевные муки, и… А он ведь мучается. Ты не думай, для него не все так просто, как для нас с тобой. Поэтому он и запил. Просто трудно справиться с таким переворотом в душе. Он поэтому и такой резкий с тобой. Не потому что ненавидит тебя, совсем нет. Разве ты не видишь? Это просто защитная реакция. На самом деле он очень уважает тебя. Уважает и боится. Ему стыдно, очень стыдно перед тобой за свое прошлое. Вот и надел на себя маску грубияна.

 

- А ты стал хорошим психологом, - усмехнулся Гордон, хотя его мысли были сейчас совсем о другом.

 

- Так что давай, догоняй его, - Барни похлопал друга по плечу, - Смотри, не говори ему о нашем разговоре.

 

Фриман кивнул и, еще раз пожав руку Барни, наконец, вышел, в полном замешательстве и задумчивости. Эдди ждал его этажом выше, на лестнице.

 

- Не прошло и года, - проворчал он, увидев Гордона и, дождавшись его, направился дальше, на крышу.

 

- Послушай, Эдди, - Фриман подыскивал нужные слова, - Ты на меня зла не держи, я…

 

- Что это с нашим крутым героем случилось? – усмехнулся Эдди, - Соберись, на крыше несладко придется.

 

Гордон, не найдя что ответить, лишь пожал плечами, и они наконец вышли под открытое небо…

 

 

…Капсулу тряхнуло, и запирающие системы автоматически сработали. Офицер СЕ121007 вскочил, привычным движением приказывая всем встать, и первым выскочил на крышу Нексуса.

- Построиться! – скомандовал он.

Солдатам объяснять долго ничего не надо – они были в рейде уже не первый раз и прекрасно понимали своих Элитных командиров с полуслова. Это вам не люди с их бумажками, проволочками, нудными и ничего не значащими командами да приветствиями.

Солдаты быстро выстроились перед десантным кораблем. Офицер подал знак кораблю, и тот послушно отлетел прочь. Неподалеку на крышу садился такой же корабль-синтет. Над головами у солдат пролетел транспортник со страйдером на борту, а значит – скоро кому-то не поздоровится. Офицер мельком глянул вниз, на улицу – оттуда слышались звуки стрельбы, крики и топот страйдеров.

- Расстредотачиваемся по крыше, - скомандовал СЕ121007, и солдаты послушно разбежались между вентиляционными трубами и надстройками…

 

 

…Гордон и Эдди сразу же услышали звуки боя снизу. У Гордона даже похолодела спина, когда он увидел то, что творилось перед Нексусом. Да, они открыли путь к наступлению для повстанцев, но и заодно предоставили свободу передвижения слугам Альянса. Разбросанные по всей площади перед Нексусом, повстанцы беспорядочно палили по проворно и грозно шагающему страйдеру. Изредка страйдер крушил близлежащие заборы. Все потонуло в звуке пулемета синтета.

 

- Дело дрянь, - Гордон пригнулся, покосившись на пролетевший над ним корабль со страйдеров на борту, - Не будем привлекать внимание, надо сразу бежать к…

 

Его прервали выстрелы – и он увидел первых солдат, засевших за вентиляционными надстройками. Ответным огнем удалось кое-как заставить их утихомириться, двоих из них – уже навсегда.

 

- Быстрее, к мосту! – крикнул Гордон, пригнувшись, - Где он?

 

- Туда.

 

И они кинулись бежать, петляя между трубами и неизвестно что тут делавшими портовыми контейнерами. В спину им летели выстрелы, сверху пролетел очередной десантный корабль…

 

 

…Два ГО-шника в нетерпении старались привстать повыше, чтобы видеть из-за ворот то, что происходит на крыше.

- К черту устройство подавления! – резко сказал Немец, подбегая к панели управления замком ворот, - Там наши!

- Стой! – едва успел остановить его Еврей, - Ты что творишь?! Или тебе твоя жизнь не дорога? Там сейчас горячее, чем в аду!

- Брось, Элитные быстро покрошат Гордона Фримана в мелкий винегрет!

- Я смотрю, ты хочешь в общей суматохе схватить пару пуль? Ну уж нет! Будем сидеть тут, пока все не кончится. А когда они всех прикончат, мы и выйдем, оказать необходимую помощь и поздравить с победой…

 

 

…Гордон уже и не знал, как все получалось. Его руки сами наводили автомат и жали на спуск, тело само пригибалось, когда надо, а когда надо, приостанавливалось. Ноги сами бежали вперед, а в голове уже давно царил хаос из свиста пуль и мелькающих респираторов солдат. Поэтому он даже не сразу заметил, что прямо за ним бетон буквально вскипает от молотящих его плазменных снарядов.

 

- Штурмовик!

 

Гордон очнулся от транса и вскинул голову – сверху заходил на новый вираж грозный в своей изящности боевой корабль-синтет. Ученый кинулся в первое попавшееся укрытие – за трансформаторную будку – и буквально сшиб Элитного офицера. Мелькнул красный глаз белого шлема, Гордон успел заметить нашивку в виде черепа. Элитный, растерявшись лишь на секунду, выстрелил почти в упор. Несколько пуль ударили в грудь Гордону, но он, превознемогая боль, все же устоял на ногах. Элитный, явно не ожидавший этого, на миг растерялся, но и этого мига хватило, чтобы Фриман со всей силы вытолкнул его из-за укрытия – прямо под пули поторопившегося штурмовика. Элитный отлетел к краю крыши окровавленной безвольной куклой…

 

 

…- Вы, трое, вперед! Вы - заходите слева! Остальные – за мной, будем заходить сзади.

Офицер СЕ121007 уловил жест одного из солдат, направленный в сторону мелькнувшей фигуры в одежде ГО-шника.

- Предателем займется другой отряд, он ближе, - сказал офицер, - Выполнять команду. И не стрелять без моего приказания!

Последняя фраза адресовалась тем солдатам, которые должны идти с ним…

 

 

…Гордон успел увидеть, что и Эдди приходилось несладко. Но помочь бывшему ГО-шнику он не мог – штурмовик не давал даже выглянуть из-за трансформатора. И поэтому Гордон решился на очень рискованный шаг. Гранат у него не было, ракетницы, какими советовал уничтожать штурмовики полковник Кэббедж, тоже. Оставалось одно.

 

Гордон выждал паузу в стрельбе, во время которых штурмовик обычно заходит на новый вираж, и выскочил из укрытия. Те две секунды, которые он целился, показались ему слишком долгими, хотя солдаты, заметившие Фримана, не успели сделать и десятка шагов. И, когда штурмовик был уже готов снова открыть огонь по желанной цели, Фриман нажал на второй спуск. Энергетическая сфера вырвалась из его оружия и стремительно полетела вперед. Раздался негромкий взрыв, и солдаты едва успели отбежать, чтобы их не прибило оторванной пушкой штурмовика. Сам корабль резко вильнул и отлетел чуть в сторону. Из дыры, на месте которой секунду назад была пушка, валил черный дым, и вроде бы даже что-то капало. Штурмовик, резко виляя и дергаясь в воздухе, отлетел вправо и тут же налетел на большой каменный купол Нексуса. Посыпались кирпичи и камни. Один из обломков чуть не убил Эдди который даже засмотрелся на крушение. Штурмовик, окончательно потеряв управление, начал резко снижаться и буквально рухнул на пятерых солдат, которые заходили к Гордону сзади.

 

Эдди, воспользовавшись замешательством десанта, кинулся к мосту и быстро нажал кнопку его открытия.

 

Фриман, увидев это кинулся было за ним, но уже у самого моста наткнулся на Элитного в сопровождении трех солдат…

 

 

…Офицер СЕ121007 на долгую секунду замер, глядя в глаза того, кого называли Свободным Человеком. А ведь взгляд у него совсем не злой. Скорее усталый…

Человек в оранжевом бронекостюме вдруг вскинул автомат и полоснул по ним короткой очередью. Офицер ощутил толчок в ногу и грудь, но все же боли не было – его особая броня защищала отменно. Разве что шлем не защищал ни от чего… И только потом он увидел, как двое солдат рядом с ним упали, слабо подергиваясь. В следующую секунду он прыгнул за большую труду, успев заметить, что Нарушитель Номер Один сделал то же самое…

 

 

…Гордон перезарядил автомат и прижался к холодной стенке портового контейнера. Сердце бешено колотилось – и почему он так поздно атаковал? И так бездарно… Надо было целить в голову Элитному, а не размениваться на обычных солдат… Но почему и этот офицер тоже выстрелил не сразу? Вернее, вообще не выстрелил.

 

Рядом с ним вдруг возник солдат – тот, что остался в живых из тех трех. Но синтет тут же упал, забрызгав грудь Гордона кровью. Фриман успел лишь благодарно кивнуть высунувшемуся из своего укрытия Эдди. Ничтожный рывок до моста… но как? Элитный наверняка держит его контейнер на мушке…

 

 

…Мысли в голову лезли самые неподходящие для такого времени и места: «Ну и что, что этот человек просто обороняется? У него есть на это право. Нет, он не обороняется, а убивает, целенаправленно и жестоко, прокладывая путь к Цитадели! Но у него такой добрый взгляд, живое лицо. То, чего сам я лишен уже давно… Не могут все эти глупые люди уважать его просто так… Опомнись, он только что хотел убить тебя! А я – его, и не отступаюсь от этого. Мы просто по разные стороны баррикад. Черт, да я же оправдываю преступника режима Альянса! Что это со мной опять… Нет, надо срочно проситься на повторную обработку… Вот он!».

СЕ121007 увидел, как Нарушитель Номер Один попытался выглянуть из-за контейнера, и тут же охладил пыл этого мятежника. Пули высекли искры из угла контейнера.

«Глупый человек… ты и сам не понимаешь, что от того, что ты делаешь, твоему народу еще больше не поздоровится, когда Альянс восстановит свою власть»…

 

 

…Фриман уже и не знал, что делать. Кидать камень с криком «Граната!» не было смысла – Элитные не так наивны, как обычные солдаты. Костюм наполовину разряжен – еще десяток попаданий, и простыми синяками дело уже не ограничится. Эдди тоже не мог помочь – он сейчас держал оборону у моста. Гордон покачал головой – в безвыходных ситуациях выходом может оказаться самый нелогичный, безрассудный поступок. Может, притвориться мертвым? Эта идея сначала показалась ученому оригинальной, но он быстро понял, что Элитный не поленится сделать десяток-другой контрольных выстрелов, в голову и не только.

 

- Гордон, быстрее, чего ты там возишься?! – послышался резкий крик техника.

 

И Гордон плюнул – будь что будет! И он, с надеждой посмотрев в серое небо, кинулся к мосту, одновременно на ходу стреляя по укрытию Элитного…

 

 

…СЕ121007 вдруг услышал топот ботинок скафандра – и тут же, не задумываясь, выскочил из-за трубы. Нельзя было дать мятежнику так просто убежать! Эта мысль заглушилась неожиданной резкой болью. Выстрелов он не услышал от ударившей в виски крови, лишь успел увидеть движущееся оранжевое пятно и вспышки. И офицер упал, выронив оружие…

 

 

…Гордон на бегу увидел, что Элитный упал и, уже не оглядываясь, понесся к мосту. Эдди только его и ждал – и вместе они перебежали по навесному железному мосту в соседнее здание. Только там, среди обшарпанных стен и разбитых ламп, Фриман смог перевести дух.

 

- Что-то долго ты возился с одним жалким Элитным, - презрительно сплюнул техник, - Ждал, пока меня прибьют?

 

- А ты, чем сидеть там, лучше помог бы, - резко ответил ученый, - Или опять пил?!

 

Он быстро сообразил, что сказал лишнее, и замолчал, задышав тяжело и раздраженно. Эдди, усмехнувшись по своему обыкновению, привалился к стенке и прикрыл глаза. Отдых длился с минуту.

 

- Пошли, - Гордон оглянулся назад, - Как бы они не сунулись за нами.

 

И они быстро спустились по полуразрушенной лестнице вниз, на улицу, откуда все еще доносились звуки тяжелого боя. Стены подрагивали – снаружи вышагивал страйдер. У самого выхода к ним подбежал пожилой повстанец. Голос, однако, у него был очень даже живой:

 

- Доктор Фриман! А мы уже начали волноваться – целых пять десантов заметили на крыше!

 

- Мы не всех перебили, - сообщил Гордон,- Больше половины остались, но, думаю, спускаться вниз они не будут.

 

- Тут и без них жарко! – нервно засмеялся повстанец, - Когда вы открыли ворота и отключили устройство подавления, мы в числе первых двинулись вперед, но чертовы комбины подтянули сюда страйдеров.

 

И он подвел Гордона и Эдди к выходу, чтобы они смогли увидеть то, что происходит на площади возле Нексуса. А на площади царил настоящий хаос – кое-где лежали окровавленные тела повстанцев, с той же частотой попадались и тела солдат Альянса. Площадь изуродовали две большие воронки – очевидно, в пылу боя Фриман не услышал бомбежки. В пяти шагах от него лежала на боку десантная капсула – видимо, повстанцам все-таки удалось сбить один из кораблей. Недалеко стоял теперь уже пустой БТР. И в самом центре всего этого кошмара, изрядно сдобренного обломками, кирпичами и кусками асфальта, ступала огромная фигура страйдера.

 

- Быстрее, наши зовут, - сообщил повстанец и побежал к колоннам Нексуса, откуда им махали руками еще несколько повстанцев.

 

Пришлось отправиться к ним. На бегу Гордон увидел, как какой-то несчастный повстанец пытается к ним присоединиться. Но его решение перебежать через всю площадь было совсем не удачным. И так уже было понятно, что для него все кончено, как только загрохотала пушка страйдера. Но, в последний раз оглянувшись, Фриман все-таки успел увидеть, как страйдер точным и легким движением проткнул грудь еще живого человека одной из своих острых ног. Гордон отвернулся.

 

Только благодаря тому бедняге они смогли добежать до остальных без потерь. Повстанцы, прячущиеся за колоннами, выглядели подавленно, один даже, забыв об опасности, понуро прохаживался невдалеке, что-то шепча себе под нос.

 

- Гордон Фриман! – его оглядели с ног до головы, - Что-то видок у вас потрепанный!

 

Кто-то засмеялся.

 

- Не до марафета было, - коротко отшутился Гордон без малейших признаков улыбки, - Что тут у вас?

 

- Сами видите, - махнул рукой один из парней, по-видимому, главный в отряде, - Комбины Забросили к нам трех страйдеров, эти подонки перебили большую половину моих ребят. Но нам все же удалось убить двоих.

 

И он указал рукой в дальний конец площади, где грудой угловатых конечностей валялись две дымящиеся биомеханические туши.

 

- Это как же, позвольте узнать? - уважительно посмотрел на него Гордон.

 

- Как обычно, из РПГ. Проблема в другом… Этот страйдер уже ранен, его добить всего-то надо. Но у нас остался всего один выстрел из РПГ. Если промахнемся, пиши пропало, пули эту тварь не берут…

 

- Так… задумался Фриман.

 

- Кто тут у вас самый меткий стрелок, - вдруг спросил Эдди.

 

- Кончились стрелки, - сказал кто-то, - Можем, конечно, попробовать, но никто тут особо не умеет с ракетницами обращаться. Один уже себе все плечо сжег.

 

- Попасть в него, в общем-то, не проблема, - задумчиво сказал Эдди, взвешивая в руках РПГ, - Если бы он не метался, как ошпаренный.

 

- Есть идея, - подал голос Фриман, - Кто-нибудь рискнет и отвлечет его, пока Эдди прицелится.

 

- Верно, док! Ну-ка, кто тут у нас не боится сдохнуть без покаяния? Становись в очередь!

 

- Нужен кто-то опытный, - более серьезно сказал командир отряда, - Кто-то, кто уже имел дело со страйдерами и…

 

- И тот, у кого есть защитный костюм? – усмехнулся Гордон и оглянулся, - Ладно, решено, иду я. Пару раз я с такими сталкивался…

 

- Док, вы не обязаны, - начал было командир.

 

- Закрыли тему! Пора бы уже и оправдать свою репутацию, - Фриман отложил в сторону тяжелый автомат, бежать лучше налегке, - Ну-ка, у кого найдутся лишние батареи для жилетов ГО?

 

Отозвались сразу три человека. Общими усилиями собрали целых четыре батареи (за одной из них один из парней даже ненадолго сунулся под пули, к трупу товарища). Костюм зарядили почти полностью, это придало некоторой уверенности. Правда Фриман совсем «вовремя» вспомнил было про аннигилирующую пушку, но ему неуверенно пообещали, что когда страйдер ранен, он не тратит силы на тяжелое оружие. Тон, которым это было сказано, и ироничный взгляд Эдди убавили появившуюся было уверенность. Гордон еще раз проклял Брина и даже покойного Нихиланта, и выбежал из-за колонн.

 

- Эй, ты, я здесь! – крикнул он и замахал руками, - Свободный Человек в собственном соку, бесплатно! Ну давай, иди же сюда, гадина…

 

Страйдер, казалось, удивился этому наглому маленькому человечишке в оранжевом. Но описание совпали с директивами – человечишка несомненно был тем, кто по протоколам и каналам связи проходил как Нарушитель Номер Один. Нет, страйдер не думал о возможности выслужиться или чести убить самого главного преступника. Просто он увидел приоритетную мишень. Она стоит десяти обычных людей. И синтет, изящно развернувшись, пошел на Нарушителя.

 

Фриман, подпустив страйдера поближе, кинулся бежать, подводя его к Эдди. Сердце бешено колотилось. Ни о какой защите он не думал, не думал он и о том, что его сейчас может не стать. Он считал удары ботинок о мостовую, считал шаги, считал секунды…

 

Страйдер трубно взвыл. Рана в брюхе не дала ему нормально прицелиться, и хлесткая очередь плазменных зарядов полоснула перед ним с гигантским разбросом. Гордон ощутил, как две пули ударили в его спину, но это только придало ему ускорения. Костюм нещадно завизжал, то ли сообщая о какой-то неисправности, то ли о резком падении, но Гордона это не волновало. Кровь все еще бежала по жилам.

 

- Эдди!!! – в этом крике вылилась сумасшедшая гамма эмоций, - Сколько еще можно ждать?!

 

Но выстрела так и не было видно. Фриман не знал, что технику всего лишь мешает одна из колонн здания… Гордон бежал вперед, и его мозг сверлила лишь одна мысль «Когда?!». И вдруг он ощутил, резкую боль в колене, словно сустав согнулся в обратную сторону. И ученый полетел вперед. Он так и не смог ничего понять, и, даже когда он звучно грохнулся о мостовую, он думал лишь о секундах. И только в следующее мгновение он оглянулся – огромная, высотой с трехэтажный дом, фигура страйдера нависла над ним, неумолимо приближаясь и поливая все перед собой пулями. Гордон попытался вскочить, но что-то словно схватило его за ноги.

 

- Внимание! Экстренная ситуация! Заклинены узлы два и пять! Срочно прекратить работу и покинуть H.E.V! Автозамки заклинены…

 

Фриман отчаянно пытался ползти, хотя бы согнуть ноги – но коленные суставы костюма замерли намертво. Ученый, застонав от бессилия и страха, попытался ползти на руках, но прополз не более двух метров, когда перестала сгибаться левая рука.

 

- Связка номер семь не отвечает системе! – холодный голос динамика скафандра не был слышен в грохоте, царящем вокруг.

 

Фриман, поняв, что это конец, обернулся на тень, которая его накрыла. Страйдер, догнав наконец жертву, занес над ногу с острым концом. И в ту же секунду в его бок влетела небольшая ракета, мгновенно взорвавшись. Лицо Гордона обдало чем-то красноватым, посыпались искры. И синтет, потеряв равновесие, медленно рухнул набок, мелко подрагивая. Больше он не смог подняться.

 

Грохот еще не стих, а Эдди уже подбежал к совершенно ошалевшему Фриману.

 

- Что? Что с тобой?!

 

- Костюм заклинило…

 

- Ну тогда не обижайся, - улыбнулся техник и со всей силы ударил ногой Гордону в поясницу.

 

Туда, где находился операционный блок костюма.

 

- Эй, что за… - попытался отскочить Гордон, и с удивлением понял, что ему это удалось.

 

Ученый, не веря, что он снова может двигаться, поспешно вскочил и ошеломленно смотрел то на все еще подрагивающего страйдера, то на техника, который уже снова отпивал из очередной бутылки.

 

- Что, обделался? – Эдди усмехнулся и поймал на себе недовольные взгляды повстанцев.

 

- Ты бы еще больше подождал! – набросился на него Гордон, - Я чуть не помер, пока ты сопли жевал… Что это было? Что с костюмом?!

 

- Я тебе сразу говорил, что костюм после ремонта может барахлить, - пожал плечами Эдди, - Не говори, что я не предупреждал.

 

- Черт бы побрал этот костюм и вас всех вместе с ним…

 

Гордон минуты три отходил от пережитого, медленно прохаживаясь в стороне и полностью уйдя в себя. Повстанцы благоразумно не трогали его, и пока что о чем-то разговаривали с техником. Гордон краем уха уловил их разговор. Что-то о еде и будущей жизни без Альянса…

 

- Все, идем, - наконец позвал он Эдди, - До Цитадели рукой подать. А Барни нас скоро догонит.

 

Они оба быстро распрощались с повстанцами, которые предпочли остаться здесь – кто-то должен был держать оборону Нексуса, чтобы генераторы не восстановили. Но, как сказали они, совсем рядом тут останавливался другой, более крупный отряд, так что Гордон и Эдди могут к ним присоединиться. Еще раз попрощавшись, они разошлись. И только у самых ворот Эдди вдруг остановился.

 

- Иди дальше сам, - неожиданно серьезно сказал он, - Я остаюсь.

 

- Почему? – Гордон действительно удивился.

 

- Потому, - не слишком-то любезно буркнул техник, - Потому что я так решил. Я знаю, тебе неприятно мое общество, да и мне…

 

- Послушай, - торопливо сказал Фриман, - Что бы мы там не наговорили за все это время друг другу, я… Ты не должен заставлять себя остаться.

 

- Я вообще никому ничего не должен!

 

- Барни мне рассказал про тебя, - и Фриман осекся, - Про то, кем ты был.

 

Эдди молча посмотрел на Гордона, и взгляд его уперся в серое небо.

 

- Тем хуже для нас обоих, - сказал он наконец, - Я хочу остаться один. Бывай, док…

 

- Может, все-таки…

 

- Кто-то все равно должен остаться у этих ворот. Их ведь могут попытаться заварить, засыпать, перекрыть. Иди. Прощаться я ненавижу. Так что давай…

 

И он отвернулся. Гордон посмотрел в спину старому технику. Тому, кто был врагом, а затем незаметно стал другом. Но это бывший палач ГО, так привыкший к убийствам, прав. Слова тут излишни. И Фриман, развернувшись, пошел вперед, пошел, не оглядываясь….

 

 

…- Отвратительно, - поморщился офицер Элиты, оглядывая крышу Нексуса, покрытую трупами солдат, обломками штурмовика и прочими следами недавнего хаоса, царившего тут.

Его отряд подоспел слишком поздно – тупой, как пробка, десантный корабль высадил их на другой конец здания. И сейчас его солдаты лишь прохаживались среди тел, подбирая амуницию мертвых товарищей. Никто не чувствовал ни жалости, ни грусти. Чувствовать – жалкий удел людей. Офицер Элиты чувствовал лишь досаду оттого, что опоздал на бой, злобу за то, что поганый Нарушитель перебил столько военных единиц, и презрение к мертвым, лежащим тут. Не справиться с какими-то двумя людишками… Элитный с нерадостной улыбкой подумал, что все они правильно сделали, что умерли. Ведь проступки такой тяжести Консул не прощает.

- Офицер, тут несколько раненых, - сообщил подошедший солдат, - Солдаты, шесть единиц. Куда их?





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...