Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава 3 Отвергнутые 4 страница



 

- Да, да, конечно, - я разминаю руки и поднимаю свое оружие, сваленное в кучу в углу, - Аликс, возьми свой пистолет…

 

Аликс кивает.

 

- Да, нам и вправду нужно бежать, удивительно что взрыва вообще еще не было… - она вдруг запинается, - А где это мы?

 

- Да в доме каком-то – пожимает плечами появившаяся девушка, ведущая под руку свежеперевязанного парня, у которого из плеча сочится кровь.

 

Я выглядываю за окно – да, далеко нас не унесли.

 

- А солдаты? – спрашиваю я, хотя понимаю, что это глупый вопрос.

 

- Убиты, - мрачно поясняет один из повстанцев, - Только снайперша сбежала, но ее ловить бессмысленно.

 

- Снайперша?

 

- Да, - кивает Шульц, - Редкое явление – женщины среди Элиты, но бывает, встречается.

 

- Большое спасибо вам, - Аликс тоже разминает руки.

 

- И женщины туда же… - что это я такой разговорчивый? – Меня повязала женщина… позор.

 

- Эти бестии десятерых солдат стоят, - косится на меня раненый повстанец, - Когда маскировку включает, ее не видно почти.

 

- Комбиновские штучки, - усмехается молодой худющий повстанец.

 

- Так, раз все в порядке, надо двигаться, - решительно говорит Шульц, - Поболтаем по дороге. Давайте спускаться. Док, мисс Вэнс, давайте с нами, вместе больше шансов, не так ли?

 

- Конечно… - Аликс хочет что-то спросить, но я ее прерываю.

 

- Думаете, нас снова схватят?

 

И снова все смотрят на меня.

 

- Док, вы против того, чтобы идти вместе? Так и вам спокойнее, и мы будем чувствовать себя увереннее. Ведь с вами куда безопаснее, правда?

 

- Вообще-то нет, - мой язык бежит вперед моих мыслей, - Все, кто более-менее долго шел со мной, умирали.

 

Теперь уже и Аликс косится на меня как-то странно. Я бы и сам покосился на себя, да боюсь заработать косоглазие.

 

- Погодите, я, кажется, понял, - прищуривается Шульц, - Док, как тема вашей диссертации?

 

- Какое это имеет… - я морщусь, но губы сами собой говорят, - «Наблюдения парадокса переплетения Энштейна-Подольского-Розена на супраквантовых структурах индукции через нелинейный трансуранный кристалл под сверхдлинной волной импульса из запирающегося источника массива».

 

Теперь сказать, что на меня все просто таращатся, это ничего не сказать.

 

- Ну все понятно, - усмехается Шульц, - Вам, друзья, подфартило. Похоже, они в вас вкололи «Бабий язык».

 

- Что? – сдвигает брови Алекс.

 

- Это так у нас называется одна из их сывороток правды, - поясняет Шульц, - ГО-шники на допросах использовали, как самую гуманную. После инъекции человек говорит только правду, иногда даже без встречных вопросов. Его просто несет, как говорится.



 

Мда… приплыли. Гуманность и Альянс – понятия диаметрально противоположные… Так вот почему я так болтаю… И в Аликс тоже эта дрянь? Да, сам видел, как вкололи… Час от часу не легче…

 

- Новость просто убойная, - морщусь я под несколькими парами заинтересованных глаз и нервно тру место укола, - Ладно, друзья… не будем терять времени.

 

Действительно, хватит разговоров. Черт знает, что еще я могу ляпнуть им… а они ведь спасли меня… хорошие ребята. Но сейчас уж лучше действовать, чем говорить. Проверив пистолет, я вежливо протискиваюсь к выходу. Помедлив секунду, Аликс идет за мной. Вслед за нами, словно загипнотизированная, спускается вниз, на улицу, вся стайка повстанцев.

 

Мы идем осторожно, но быстро. Шульц попутно представляет мне каждого члена отряда. Привет, Баггз, привет Хун… Линда? Очень приятно, очень. Он, видимо, хорошо натаскал своих ребят, а может, это жизнь их так натаскала – они идут, грамотно рассредоточившись, внимательно изучая все, даже крыши. И, тем не менее, каждый просто ест глазами меня и Алекс. Она, сильно смущаясь от избытка внимания, жмется поближе ко мне, иногда из вежливости кивая и улыбаясь косящимся на нас повстанцам. Имеющаяся среди них девушка, кажется, глазами скоро протрет дыру на моем костюме. Кстати, заряд давно закончился…

 

- Слушай, Шульц, - я слышу как Триггер тихо говорит командиру, - А ты что, знаешь тему диссертации Фримана?

 

- Нет, конечно, ты что? – усмехается Шульц, - Я ее впервые слышу. Просто так быстро такую белиберду не сымпровизировать…

 

Я нагоняю Шульца, вежливо отстраняя Триггера, который буквально вьется вокруг нас. Как-то мне нехорошо… неуютно. Командир отряда возвращает Аликс ее драгоценную флэшку с данными из Цитадели. Говорит, что нашел возле терминала. Ну, теперь точно можно успокоиться. Ну, почти.

 

- Слушай, друг, - тихо говорю я командиру отряда, нервно потирая место укола, - А сколько эта дрянь будет действовать?

 

- Ну, в зависимости от сопротивляемости организма, - пожимает плечами Шульц, - Часа два, плюс-минус полчаса.

 

- Дерьмо полное… - морщусь я. Так, надо отучаться ругаться. Даже под этой гадостью. А то скоро и сам забуду, что я все-таки не солдафон, а ученый, - Спасибо вам еще раз за то, что спасли. Я в долгу не останусь.

 

- Не за что, Док! – улыбается подскочивший Триггер, - Разве мы могли поступить иначе?

 

- Он прав, - кивает идущий рядом бородатый повстанец по имени Джеф, - Для нас это большая честь.

 

Я вдруг понимаю, почему мне неуютно. И как назло, понимаю, что терпеть больше не в силах. Боже, похоже, сегодня мне выпала участь опозориться по полной программе…

 

- Что с вами? – настораживается Шульц, видя, что я остановился.

 

Как по команде, останавливаются все. Не отвечай, не отвечай!

 

- В туалет хочу, - сдавленно говорю я, и буквально физически чувствую, как покраснел.

 

Кто-то прыснул со смеху, и его тут же ткнули в бок. Аликс смотрит на меня с нескрываемым интересом. Боже, стыд какой… Ну почему никто не задает вопросы ей?!

 

- Этого еще не хватало, - бормочет Триггер.

 

- Вы идите… - говорю я и чувствую, что готов провалиться сквозь землю, - Я вас догоню через минуту…

 

- Хи, - тихонько смеется худющий повстанец Кирпич, - Док, а скажите, наша Линда вам нравится как женщина?

 

- Д-да, определенно, - Аликс косится на меня, и удивление ее уже совсем не доброе. Линда краснеет, и Триггер вместе с ней. Ну это уже слишком! – Так, может, вы дадите мне спокойно помочиться?!

 

- Кирпич! - Шульц подносит повстанцу кулак под самый нос, - Еще один такой номер, и получишь! Догоняйте, док.

 

И он отводит своих вместе с Аликс вперед…

 

 

…Огромное, похожее на гигантский эмбрион, существо левитировало в не менее огромной зале. По выражению его лица невозможно было понять, в каком оно настроении. Да и лицом-то это трудно было назвать. Сплющенные уродливые кожистые складки, мелкий черный злой рот и огромные сухие провалы вместо глаз. Вокруг существа, как планеты вокруг солнца, медленно кружат в воздухе островки земли, холодные, но, если присмотреться, чуть мягкие, живые, хоть и кажутся на первый взгляд почти камнями. Вот уже двадцать минут по земному времяисчислению существо висело в пространстве неподвижно, и невозможно было понять, спит оно, или бодрствует. И только живот его иногда слегка вздымался при почти неслышном, как шепот, дыхании.

Но вот существо встрепенулось и, легко подняв перед собой свои огромные, костистые трехпалые руки, воздало их вверх. Третья рука, свисающая с груди, вдруг напряглась и сжала трехпалый кулак. Огромная голова существа словно зашевелилась изнутри, и начала мерно светиться оранжевым светом. Она медленно начала раскрываться, словно цветок, обнажая вросший намертво в череп огромный желтый кристалл. Вокруг головы тотчас материализовалось несколько искрящихся шаров, которые начали кружить вокруг кристалла. Три больших оранжевых кристалла, вставленных в стены зала у самого его потолка, тоже засветились. Существо издало низкий звук и, изящным движением сомкнуло ладони перед своим лицом. Медленно развело их – между ними возникло искрящееся всеми цветами, но все равно зеленое, яркое облако в виде шара. Существо медленным движением отправило его на один из островков суши, летающих вокруг, и его голова начала закрываться. Треск молний – и из шара на островок ступили два вортигонта. Их красные огромные глаза смотрели на существо с уважением и страхом. В их головах многократным эхом тяжело отозвалась речь существа. Это были даже не слова. Их сознание было открыто, и при общении через вортальные нити они слышали не речь. А сам смысл слов, их значение.

- Люди, пришедшие в мир наш, зашли слишком далеко. С миром, заключенным во второй раз, теперь навсегда покончено, и сотни наших братьев уже там, в чужом мире, готовят для нас лучшее пристанище от комбинов. Но один из людей, которому мы верили, и который помог нам найти новый дом, подло и вероломно обманул нас. Он взял то, что принадлежит нам по праву, обещая вернуть, но не вернул. Он поступил как и все люди, бывшие в нашем мире прежде. Бесчестные, жестокие воры… и поэтому на вас, как на одних из лучших, мы возлагаем эту воистину великую задачу. Найдите в логове людей большой кристалл, подобный тем, что над нами. Найдите, и дайте нам знать, и мы заберем вас вместе с этой святыней, даровавшей нам свободу. Все наши братья смотрят на вас. Не подведите нас, братья.

Вортигонты тихо склонили головы в священном смирении.

- Мы все сделаем, великий Нихилант. Да свершится воля мудрейшего.

И они приготовились. На них летел искрящийся зеленый шар портала. Окно в неведомый, страшный и непонятный мир жестоких, бесчестных существ, которые называют себя «люди»…

 

 

…Мы продираемся, не идем, а именно продираемся через улицы. Словно расческа, направленная против роста волос самого запущенного бомжа. Наверное, так себя чувствуют все с того момента, как начались уличные бои. И так же, как на расческе после этого остаются волосы, перхоть и отслоившаяся кожа, так же и на всех нас остается что-то. Волосы – раны с налипшими на них грязными бинтами. Перхоть – пятна крови, красной – крови солдат, желтой – крови хедкрабов, почти зеленой – крови муравьиных львов. И, словно отслоившаяся кожа – мысли, эмоции, налипающие прочно, от которых трудно, почти невозможно избавиться. Надежда. Страх. Раж. Только комбинации их меняются, не более. Я теперь понимаю, как все они до сих пор не свихнулись. Тогда, в Рэвенхольме, я думал, что сойду с ума раньше, чем наступит рассвет. Но теперь я понял. Постоянная смена декораций. Вот что не дает уму топтаться на одном месте. Сила в движении, банально, правда? Словно говоришь своему подступающему безумию: «Погоди, позже, тут еще одна каверзная ситуация». Интересно, почему же некоторые получают что-то похожее на удовольствие от всего этого? Барни… он уже и забыл, наверное, как жить без войны. Главное, чтобы он только не забыл себя. А ведь они все росли в этом дерьме, и даже не помнят другой жизни. Даже если бы хотели вспомнить, не смогли бы, они просто ее не видели. Аликс почти с пеленок росла уже в таком мире… бедная… Каково это? Не смотреть по телевизору детские передачи, не играть во дворе с другими детьми, не пойти в школу, не погулять на вечеринке у подруги, не ездить на пикник на речку?.. Как ей удается оставаться девушкой, такой искренней и живой? Мы-то с Барни – понятное дело, мы хотя бы видели, за что мы воюем. А она? Да я бы на ее месте уже был бы кем-то вроде Отца Григория, только разве что утратил бы веру начисто…

 

Пока мы идем, повстанцы, прячась за уступами стен, мусорными баками и редкими скрюченными деревцами, уворачиваются от пуль, решетят пулями все, что не похоже на человека тут, и меня поражает их спокойствие. Наверное, все нервные срывы и истерики далеко в прошлом. Остались лет пятнадцать назад, когда сцены избиения ГО-шниками народа были обычным видом из окна поутру, когда хедкрабов гоняли по углам, словно обычных надоедливых крыс, когда кого-то из знакомых угнали в Нова Проспект или Цитадель и сделали сталкером.

 

- Эй, Баггз! – орет Хьюго, пытаясь перекричать остервенело стреляющего Шульца, - Я тут недавно книжку одну нашел на чердаке. Пока на вахте стоял, почитывал.

 

Шульц даже прекращает стрелять на секунду, недобро косясь на Хьюго, и я усмехаюсь. Сейчас не до разбирательств, и уж тем более не до взысканий. Вот выберемся, тогда… Я перехватываю найденный и презентованный мне дробовик и даю залп по подскочившему муравьиному льву. Звук такой, словно наступил в кучу опарышей – еще немного перхоти, застрявшей в нашей расческе.

 

- Ну и что? – Баггз косится на приятеля, как на идиота, - Нашел чем заниматься. Книжки только настроение портят… умный, да?

 

Неужели кто-то из них даже не умеет читать? Я качаю головой. Нет, это немыслимо.

 

- Да погоди ты! – Хьюго передает Линде автоматный рожок, и движение не прекращается ни на мгновенье, - Ты послушай. Не помню, в общем, как называется. Но там какие-то ребята на космическом корабле летели, и из груди одного вылез монстр…

 

- Господи, нашли чем мозги себе забивать! – морщится Джеф, - Тебе что, в жизни монстров не хватает?

 

- А я тоже читала эту книжку, - с оттенком хвастовства сообщает мне Аликс, снимая с крыши очередного солдата, - Интересно до ужаса! Особенно когда девушка одна победила этого пришельца, сама!

 

- Так вот, значит, кто твой положительный пример, - улыбаюсь я, а сам про себя тысячу раз проклинаю эту разнесчастную сыворотку.

 

Аликс кривит губы, но молчит. Черт, неудачно пошутил…

 

- Так вон там всего один монстр был, а они его толпой даже забить не смогли! – вещает Хьюго, - Слабаки! У нас тут монстров, куда ни плюнь, но живем же. А вообще книжонка так себе, стиль хромает…

 

- Слышь ты, великий литературный критик, - сдвигает брови Хун, метая гранату, - Ты вообще больше пяти книг за свою жизнь прочел?!

 

Разговор прерывается, так как мы все прячемся кто куда и зажимаем уши. Взрыв!

 

- Неправда! – вдруг говорит Аликс тихо, - Просто у нее замечательное самообладание… И вообще, все книги про прежнюю жизнь навевают такую тоску, что плакать хочется!

 

Я улыбаюсь и на несколько мгновений, до появления очередного муравьиного льва, кладу ей руку на плечо. Я знаю, сейчас она говорит все как есть…

 

- Ничего, Аликс. Совсем скоро мы вернем ту жизнь. Будет у тебя еще свой домик в горах…

 

- Вот когда все закончится, - негромко говорит Шульц, подхватывая с трупа солдата автомат, - Надо будет свою книжку написать. Про все это…

 

- А как ты догадался? – Аликс удивленно поднимает брови.

 

Кто-то чихает – этот несчастный пепел падает с неба еще гуще…

 

- Меня в соавторы возьмешь? – слабо улыбается Триггер, и Шульц кивает.

 

- Я не знаю, просто в голову пришло, - надо уже сбросить с лица эту слащавую улыбку. Разулыбался.

 

- Да кто ваши записки читать будет? – усмехается Кирпич, который стреляет редко, и вообще по большей части курит и глазеет по сторонам, словно он на экскурсии, а не на марш-броске через разрушенные улицы, - У всех это дерьмо уже поперек горла стоит, а вы еще про это писать собрались?

 

Никто не успевает ничего ответить – по земле словно прошла волна. Мы резко останавливаемся, бросаемся врассыпную. Кроваво-красное зарево над Цитаделью вспыхивает ярко-алым, и землю снова поражает мощный удар. Линда падает на асфальт, и Триггер помогает ей подняться. И больше не отпускает от себя. Воронка облаков и пепла над Цитаделью начинает поворачиваться быстрее, тяжеловесно, угрожающе. Еще одна вспышка, и мы видим, как из вершины гигантского шпиля в небо начинают бить ветвистые зеленые молнии.

 

- Нам конец, - тихонько, голосом испуганной болонки говорит Баггз.

 

- Ну все, отбегались, - я скриплю зубами и чувствую каждый нерв в своем теле. Что-то натягивается глубоко в груди.

 

Аликс внимательно смотрит на молнии, как и Шульц. Триггер гладит по голове Линду, спрятавшую лицо у него на груди. Кирпич пожевывает свою папиросу, выплевывает окурок и тянется за новой.

 

- Похоже, запускается процесс отправки сообщения, - негромко говорит Аликс.

 

Я смотрю на нее.

 

- То есть, сколько нам осталось? – я делаю глубокий вдох, и вдруг в голове снова взрывается маленькая бомба, и я морщусь от боли.

 

- Нисколько…

 

- Сообщение? – щурится командир отряда, - Какое сообщение?

 

- Комбины решили во время взрыва Цитадели отправить в свою вселенную сигнал бедствия, - поясняю я, и вдруг понимаю, что вот сейчас уж точно этого не надо говорить, - Когда это произойдет, их главные силы буду знать о том, что тут происходит, и, скорее всего, пришлют подкрепление.

 

Аликс косится на меня, я лишь пожимаю плечами – ну а что я могу поделать, эту гадость и тебе, кстати, тоже вкололи. Линда всхлипывает, и Триггер обнимает ее крепче. Шульц мрачнее тучи. Кирпич многозначительно хмыкает и делает глубокую затяжку. Остальные просто в ступоре.

 

- Ничего себе новости… - злобно и ошеломленно рявкает Боб, - Почему вы раньше не сказали?!

 

- У вас бы тогда не было бы желания идти дальше, - тихо отвечаю я. Ладно уж, правду, так полной ложкой.

 

Все снова молчат. Не знаю почему, но мне стыдно. Аликс отворачивается и сосредоточенно начинает копаться в альянсовском уличном терминале, чтобы открыть для нас здание, заглушенное силовым полем.

 

- С чего вы взяли, док? – мрачно говорит, даже не спрашивает, Джеф.

 

- Ну… новости-то плохие, - мне удается выкрутиться.

 

- Это что же получается? – Баггз с истеричным удивлением смотрит то одному, то другому в глаза, - Будет как тогда? Когда они только появились… да они же нас по земле размажут!

 

- Так, без паники, - как можно решительнее говорю я, и на меня косится Шульц. Конечно, это должен был сказать он. – Ничего еще не известно, как сложится и что они будут делать. Может, это дурацкое сообщение и не отправится вовсе…

 

- Отправится, - тихо говорит Аликс, и я кажется понимаю, что она чувствует в этот миг. Я бы тоже заклеил себе рот скотчем.

 

- Но неизвестно дойдет ли! – с нажимом говорю я, - Вы же слышали докторая Кляйнера, черта с два они смогут прислать подкрепление! Система порталов разрушена, а новый портальный шторм они не смогут устроить. Да они кричат своим о том, что погибают, а мы, услышав это, сдадимся? Ну уж нет! Не для того мы столько пережили!

 

- Правильно, Фриман, - вздыхает Шульц и изо всех сил сжимает в руках автомат, - Пока мы дышим, всегда есть шанс. А им дорога сюда заказана.

 

Он смотрит на остальных, и они как-то даже выпрямляются.

 

- Знаете, ребята, вы как хотите, - Кирпич пускает колечко дыма, которое разбивается о падающее отовсюду хлопья пепла, - А я достаточно насмотрелся и натерпелся, чтобы снова одеть этот хомут. Да какого черта, пока у меня автомат, я им мозги вышибать буду до последнего. Не будет автомата, под рукой всегда есть кирпич!

 

Кто-то усмехается, как бы говоря, да, ты неисправим.

 

- Точно, - Триггер смотрит Линде в глаза и ему даже удается улыбнуться, - Мы в рабстве сколько лет прожили, неужто сами обратно сдадимся? Все равно прикончат, так что ж теперь, добровольно в сталкеры идти? Свобода есть, она рядом, и мы ее обязательно отвоюем. Док, вон, в одиночку всю Цитадель на уши поставил!

 

- Ну вообще-то… - усмехается Аликс, поворачиваясь к нам.

 

- А мы вон весь город растормошили, - продолжает Триггер, - Да в прошлый раз мы просто не знали, с кем имеем дело. А сейчас знаем, как родных. Так что задницу надерем всем, кто к нам снова сунется!

 

Послушались одобрительные возгласы. Конечно же, каждый из них уговаривает не нас, а на самом деле себя. Но я готов каждому из них доверить прикрывать мне спину. Они так верят в скорую свободу. И, мне кажется, только поэтому они и победят. А мы – я, Аликс, Илай, Барни и другие, мы в лепешку расшибемся, но оправдаем их надежды. Не каждый миг в этой кутерьме мне хотелось быть тем героем, каким меня рисует молва. Но сейчас – именно такой миг.

 

- Пойдемте быстрее тогда, - кивает Шульц, - Выберемся из города – всех ждет отдых на травке, солнце и свежий супец, с мясом.

 

Последнее было произнесено с непередаваемой гаммой эмоций.

 

- Шульц, ну какого черта ты про еду сказал? – снова движение, снова те же разговоры, - Я и так от голода уже готов хедкрабов сырыми жевать!

 

Постепенно разговоры затихают, и лишь иногда кто-то негромко переговаривается. Все переваривают то, что они только что так уверенно доказывали себе и друг другу. Все сосредоточены и напряжены. И поэтому когда на небольшой площади, через которую проходит наш путь, мы натыкаемся на солдат Альянса, сражающихся при помощи автоматов и даже БТРа с огромным, даже по сравнению с муравьиными львами, насекомым, никто не паникует, не кричит и не теряется. Пожалуй, кроме меня. Я ведь видел стражей муравьиных львов считанные разы. Последняя встреча с ним прошла удачно, в тупости этих созданий я уже успел убедиться. Но и в силе тоже. Бой с этими воистину бешеными существами напоминает скорее корриду. Мы, забивший по укрытиями, исподтишка палим со всех стволов по стражу, пока он крушит на своем пути солдат, словно тряпичных кукол, хотя они и успевают подранить его. Пушка БТРа успевает сделать в хитине несколько крупных дырок размером с апельсин, прежде чем броневик отлетает с адским скрежетом и лязгом к стене от мощного удара головным щитком насекомого. Интересно, будь у меня ферроподы, они бы сейчас помогли?

 

Ракетометчик Хьюго уже начинает заряжать своё подобие базуки, но Шульц останавливает его – лучше приберечь это для страйдеров, стражей, в отличие от тех, хотя бы пули берут.

 

- Не бойтесь, мисс Вэнс, - подмигивает Хьюго Аликс, - Мы его и так успокоим, уж поверьте! Вы в безопасности.

 

Зря он это сказал. Аликс второй раз за час нельзя задевать за живое.

 

- Ты лучше сам успокойся, герой, - бросает она, - Вон как руки дрожат!

 

- Это от радости, что я с вами познакомился, - Хьюго кидает ей небольшой сверток, в котором я угадываю сухпай ГО-шника.

 

Аликс, задумавшись на секунду, поднимает брикет и прячет за пазуху. Что-то этот Хьюго мне уже не так нравится, как остальные члены отряда…

 

- Доктор Фриман, у меня идея, - короткой перебежкой подскакивает ко мне Триггер, - Вы единственный среди нас, кто в таком костюме…

 

- Так, я уже понял, что ты сейчас скажешь, - я морщусь, - Он разряжен.

 

- Ну вам-то это раз плюнуть, док, - уговаривает он, - Вы же можете, я знаю. Эта тварь все равно нас заметит, когда расправится с теми двоими, и тогда уже будет поздно. А будем палить все вместе, друг друга перестреляем.

 

- Ну да, а так – только меня, - бормочу себе под нос я.

 

- А смотрите что у меня есть, - и Триггер жестом фокусника извлекает из рукавов пять энергобатарей.

 

А вот этот малый не перестает меня удивлять. Это же совсем другое дело!

 

- Вот это да! – я жадно прилаживаю разъемы костюма к одной из батарей, - Ты где это достал?

 

- По пути, - скромно опускает глаза Триггер, - Да и Линда парочку захватила тоже. Мы же знаем, что вам понадобятся, почему не помочь?

 

- Спасибо, приятель, я в долгу не останусь! – улыбаюсь я и заправляю следующую батарею. Индикатор заряда скафандра живо стал менять показатели, даже экранчик стал светиться ярче.

 

- Да что вы, док, - Триггер косится на остальных, - Вы и так сделали столько, что…

 

- Эй, хорош трепаться, он идет к нам! – орет Кирпич, меняя позицию.

 

Огромное насекомое и вправду наконец замечает нас и уже несется к нам, на бегу вырывая комья земли своими острыми ногами. Я отбрасываю последнюю опустошенную батарею, и еще одну прячу в отделение костюма. Ну все, теперь хоть против пулемета! Эх, как давно я не ощущал подобного. Наконец-то оно. Недавнее, но уже так укоренившееся во мне ощущение завершенности, защищенности и мощи. Ну что, док, поработаем красной тряпкой на благо отечественной энтомологии?

 

Стража подранили основательно, и мне не приходится бегать от него долго, пока его поливают свинцом. Буквально метров двадцать, хотя один раз он чуть не дает мне под зад такого же пинка, какой только что получил БТР. После такого от меня на стене осталась бы на радость новым поколениям довольно символическая фреска. Но, когда мне кажется, что все уже обошлось, и я слышу за спиной предсмертный вздох стража, мне в спину словно молот врезается. Четыре раза подряд. Получив мощное ускорение, я спотыкаюсь, и лечу вперед.

 

Только бы не очки!

 

Больно. Очень.

 

- Док, вы в порядке?

 

- Чтоб тебе, Хьюго, какого дьявола ты творишь?!

 

- Да он как-то сам метнулся, я же не в него целил, а в жука…

 

- Гордон! – Аликс подбегает ко мне и я резко присаживаюсь, опираясь на руку.

 

Нащупываю очки и одеваю их. Осторожно щупаю адски гудящую от боли челюсть. Кровь.

 

- Да просто споткнулся, - я сплевываю кровавую слюну, - Хотя приятного мало…

 

- Подбородок разбит, - подает голос Линда, что, как я понял, случается довольно редко, - Дайте я посмотрю.

 

Она жестом просит Аликс посторониться, и та чуть подвигается, неприязненно косясь на Линду, присевшую ко мне вплотную и положившую мне руку на щеку. Я случайно заглядываю ей в глаза, и мне становится почему-то неловко. Я виновато кошусь на Аликс, но она уже тихонько испепеляет Хьюго взглядом. Тот, словно для порядка пожав плечами, настолько явно строит ей глазки, что мне становится противно.

 

- Тут из-за вашей бороды плохо видно, - лицо Линды всего в пяти сантиметрах от моего, - Не пойму, то ли просто ссадина, то ли рассечение.

 

- Ну и черт с этим, - я, потирая спину, поднимаюсь.

 

- Гордон, обещай мне в следующий раз быть осторожнее, - Аликс делает шаг ко мне.

 

Я с готовностью киваю, но Джеф не дает притвориться, что все хорошо.

 

- Да это Хьюго, дурак, ослеп совсем, не смотрит, куда стреляет!

 

- Да я же не специально, вы что, парни? – возмущается Хьюго, и может быть я бы как-то и приободрил его, но не буду. Эх, четверть заряда костюма пропала. А Триггер и Линда так старались, тащили эти батареи на себе все это время для меня. Я, достав запасную батарею, в очередной раз даю всем понять, что все в порядке, и лучше побыстрее двигаться дальше. Наконец, мы снова выдвигаемся. Когда мы идем через какие-то подвалы, чтобы срезать пару квартальчиков, Триггер снова подходит ко мне.

 

- Док, у вас кровь еще идет.

 

- Ничего, все хорошо, - я пытаюсь улыбнуться, но больно же, однако! – Ты слишком опекаешь меня, спасибо конечно, но я и не в таких переделках бывал.

 

- Что вы, доктор Фриман, как можно, я ни в коем случае не хочу сказать что вы начали сдавать. Но…

 

Даже так? Оригинально, черт возьми! Нестандартный этот Пол Триггер. Неплохой малый.

 

- Но, - продолжил он, улыбнувшись, - Я видел, как умирали и от простого рассечения. Так что надо убедиться. И если надо, зашить.

 

- Что? – погодите, одно дело когда быстро, непредсказуемо и внезапно в тебя влетает пуля, или бьет перерожденец, но совсем другое – заживо, медленно и долго ковырять лицо иглой, - Нет, спасибо, мне и так хорошо! Кровь уже останавливается.

 

- Док, ну поймите вы, мы можем позволить вам загнуться от такой ерунды, - доверительно поднял бровь Триггер, - Во всем конечно есть свои минусы. Ну там, обезболивающего нет, и бороду сбрить придется…

 

- Что?! – на мой возглас оборачивается вместе с Аликс добрая половина отряда. Боб поскальзывается и падает в вонючую черную воду – мы идем по затопленному подвалу, - Бороду сбрить?! Это еще зачем?





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...