Главная Обратная связь

Дисциплины:






Непредвиденные последствия 3 страница



– И что ты молчишь, дьявол тебя забери? – продолжал кипеть Майк, – Ты же видел, что они делали! Это все было ими подстроено!

– Похоже на то… – Фриман, насмотревшись на тело монстра, поднялся, – Похоже, что со всей этой аварией дело не так просто, как кажется.

– Ну, только до выхода добраться… – с угрозой неизвестно кому пробормотал Майк.

Гордон зарядил в ружье патроны, и они с Майком пошли наверх, где были прочие помещения, а главное – путь к выходу.

Пройдя мимо офиса с табличкой "Доктор Штейн, теория хаоса", Фриман уже собирался завернуть за угол, как вдруг услышал дикие крики:

– Нет! Нет! Проклятый механизм!

Заглянув за угол, Гордон и Джерри увидели профессора, стоящего посреди комнаты. На лбу у него краснело пятнышко лазерного прицела, принадлежащего огромному охранному шестиствольному пулемету, нацеливающемуся на голову жертвы. Тот, увидев Фримена, закричал:

–Я доктор Штейн, помогите мне, пожалуйста!

– Не двигайтесь! Главное, не шевелитесь! Мы что-нибудь придумаем! – закричал ему Майк, с сомнением глядя на пулемет.

Гордон заметил под пулеметом небольшой щиток, служащий, видимо, для энергообеспечения орудия. Он решил подобраться к нему, спрятавшись за ящиками.

– Подожди здесь, – попросил он охранника. – У тебя же все-таки нет H.E.V. костюма, как у меня. Я попробую отключить его.

– Давай, аккуратнее.

Он аккуратно выполз из-за угла и направился было к щитку, прикрываясь ящиками.

Но было уже поздно. У старика сдали нервы, и он кинулся бежать, чего в случае с автоматическими охранными турелями делать никак не следовало. Мгновенная раскрутка стволов, секундная очередь – и вот уже голова Штейна представляет собой кровавое месиво, прошитое полусотней крупнокалиберных пуль.

Выключив пулемет, Гордон подошел к доктору, постоял немного над трупом и пошел дальше, решив не думать над всем этим. Потом… Все потом…

– Вот черт! – закричал Майк, выбегая к Гордону. – И чего же ему на месте не стоялось?!

– Посмотрел бы я на тебя, если бы ты стоял под прицелом этой бандуры! – пробурчал расстроенный Фриман.

Дальнейшие минут десять ходьбы прошли без происшествий, не считая нескольких "крабов", и вот они вышли к столовой. Там стоял перерожденец, в которого "краб" превратил ученого. Пара выстрелов – и он лежит около стола, а его желтая кровь лужей растекается по полу. Устранив преграду, Гордон бегло осмотрел помещение, вспоминая, где же выход, и вдруг услышал сзади:

– Фриман! Это ты?

Гордон обернулся и увидел доктора Гарри Робинса. Фриман сначала нешуточно растерялся, но все-таки удивленно спросил:

– Гарри?! А ты какого черта тут делаешь?



– Мы еще завтракали, ты как раз ушел, а тут такое началось! Сначала весь комплекс тряхнуло как следует, а потом какие-то твари начали со всех сторон вылезать. Айзек решил забежать в Блок 232Е-2С, к Илаю, чтобы помочь ему в случае чего. Ну, а я побежал к посту охраны. Мы вместе с Лео и тем охранником, Крисом, выбрались сюда. Потом появились эти твари. Ну, Крис вроде их пострелял, потом он и доктор Лео пошли в холодильную камеру. Там, вроде, должны быть боеприпасы. Только вот долго уже их нет. Только бы с ними ничего не случилось. У Лео ключ от двери и…

– Я схожу за ними, – перебил его Фриман и, посмотрев на заваленный столами и стульями проход к холодильнику, добавил, – и какому идиоту пришло в голову загородить весь проход этим хламом?

– Этот идиот – я! – гордо ответил Робинс, – Это чтобы эти твари не пошли за ними

– Черта с два, не пролезут, – проворчал Фриман, – помогите расчистить проход.

Через минуту проход был открыт, и Фриман пошел к холодильнику, держа наготове дробовик. Не встретив никого по пути, Фриман наконец дошел до холодильной камеры. Внутри было достаточно холодно, а скафандр был разряжен и не мог обеспечить обогрев, но все же температура была не смертельной. Фриман, стараясь идти как можно тише, пробирался через коробки с продуктами и осматривался вокруг, и вот раздался рев, причем такой, что Фриману стало жарко. Это был уже знакомый рев "крокодила", которого он с Майком пристрелил в сточной системе. Гордон, сжав рукоятку дробовика, машинально попятился назад и случайно задел локтем металлическую банку, стоящую на полке. Банка, громко загремев, упала на пол, и прежде чем Гордон успел понять, что он сделал, в метре от него стоял "крокодил". Первый выстрел, сделанный Гордоном, почти полностью прошел мимо. Несколько дробинок задели "крокодила", но это его лишь раздразнило, и он, как танк, бросился на Фримана. Гордон не успел даже передернуть затвор, как монстр подбежал к нему и схватил своими щупальцами за ногу. Фриман, еле удержавшись на ногах, направил ружье на серое тело твари и выстрелил еще раз, на этот раз более удачно. "Крокодил" сразу отпустил ногу, попытался удрать, но из-за раны не смог проползти и двух метров и через пару секунд лежал на металлическом полу, раскинув лапы. Мертвый.

Фриман перевел дух и осмотрел ногу. Материал скафандра был немного помят, но серьезных повреждений не было. Убедившись, что с ногой все в порядке, Гордон направился в отделение холодильника, откуда "крокодил" появился. Там лежал мертвые охранник и доктор Лео, судя по табличке на груди. "Черт бы вас побрал!!!" – проклял Фриман всех монстров, после чего достал из кармана Лео ключи, подобрал валявшиеся вокруг патроны к пистолету и даже невесть откуда взявшиеся батареи к скафандру. Как только батареи были вставлены, сразу заработал обогрев, и Фриману стало теплее. Он осмотрел различные коробки в холодильнике, но, не обнаружив ничего ценного, пошел обратно в столовую.

Майк и Гарри Робинс ждали Гордона, немного нервничая, но когда увидели его, сразу успокоились:

– Ну что, нашел?

– Кого? – удивленно спросил Гордон, делая вид, что не знает, о чем идет речь.

– Ну-у, Лео, охранника… – неуверенно, словно обдумывая каждое слово, сказал Робинс.

– Найти-то нашел, но им не повезло, – сказал Гордон, после чего тяжело вздохнул.

– Ладно, идем отсюда, – Фриман открыл ключом дверь и вышел на лестничную площадку.

Там лежали два мертвых зомби, а у стенки сидел еще один охранник с легко раненой рукой, продолжая сжимать пустой пистолет и тяжело дыша. Робинс сразу подбежал к нему доставая из кармана маленький шприц:

– Боже, неслабо же они тебя! Главное, не дергайся. Все будет нормально!

– Майк, оставайся с ними, – сказал Фриман, – на случай, если кто-то попытается напасть. Справишься?

– Да ладно тебе, – усмехнулся Майк, помогая Робинсу накладывать повязку, – А ты куда собрался?

– Вернусь минут через двадцать, разведаю путь вперед, – коротко сказал Фриман, после чего пошел наверх.

На верхней площадке никого не было, но Фриману показалась очень странной дверь на балкон столовой. Внешне дверь выглядела абсолютно нормально, но Фриман чувствовал, что за ней что-то есть. Или кто-то . Подойдя к ней, подергав ручку и убедившись, что дверь закрыта, Гордон хотел развернуться и пойти дальше, но вдруг через дверное окошко он увидел… "Нет, этого не может быть"

Это был то самый человек. G-man, как его мысленно окрестил Фриман. Он сразу узнал его хитрое лицо, его бледно-синий пиджак, его чемоданчик, с которым тот, похоже, никогда не расставался… Гордон смотрел на него, не понимая, откуда тот здесь появился, но G-man насмешливо посмотрел на Гордона, поправил галстук, стряхнул пылинки с пиджака, после чего развернулся и пошел куда-то в сторону. "Стой!" – закричал вдруг очнувшийся Фриман, после чего сильно ударил по стеклу прикладом дробовика, но тот, кто строил эти помещения, не поленился поставить на двери бронированные стекла, и раздался лишь глухой удар. G-man, пройдя по балкону, повернулся и исчез в противоположной двери.

Фриман не знал, что и думать. Выходит, что этот G-man – непосредственный участник всего происходящего? И кто же он в этом деле? Начальник? Исполнитель чужих приказов? Или наблюдатель? А может, он заодно с этими…

"Нет… Это все бред!" – Гордон решительно тряхнул головой.

Окружающую тишину нарушил звон разбитого стекла, донесшийся из коридора. Фриман, приготовив дробовик, выглянул в коридор и увидел еще одного ученого, который настолько испугался чего-то, что выпрыгнул из регистрационной комнаты прямо через стекло. Прыжок получился несколько неудачным, и ученый сжался на полу, похоже, с порезанной рукой. Фриман подбежал к нему и заглянул в комнату, но там было пусто. Тогда он помог подняться ученому на ноги.

– Эй, успокойтесь! Кто вас так напугал?

– Т-т-там, в п-подсобке! – заплетающимся языком промямлил тот, держась за кровоточащее плечо. Фриман хотел залезть через окно в комнату, но вдруг рядом с дверью от удара вылетело несколько кирпичей. Фриман отошел назад и нацелил на пролом ружье.

Раздался еще один нечеловеческий удар – и еще несколько кирпичей вылетело, затем после третьего удара образовалась огромная дыра, через которую вылез перерожденец и со стоном направился к Фриману, но после двух попаданий из дробовика свалился на пол. Однако бой на этом не закончился.

В стеклянном коридоре под потолком, "висящем" над основным, показался еще один зомби. Хотя ученый дергал Фримана за руку, указывая на зомби и умоляя скорее застрелить его, Фриман в него не стал стрелять.

Просто ему было интересно, что этот зомби будет делать дальше…

…Перерожденец сразу заметил двух людей, ударом кривой руки разбил стекло, но самого важного – что лестницы вниз нет – так и не понял и грузно ударился об пол, разбрызгав желто-красные брызги. От такого падения он заорал истошным, плачущим человеческим криком и попытался подползти к жертве. Но Гордон уже давно понял – это кричит покойник под маской "краба". А издеваться над телом покойного после смерти людям нельзя. "Крабам" – тем более. Тратить драгоценные патроны на него было нерационально, поэтому Фриман взял висящую на поясе монтировку и треснул зомби по голове. Мощь этого "оружия" сказалась сразу – перерожденец сразу сдох, не успев издать ни звука.

Фриман перевел дух и посмотрел на ученого, стоящего у стены. Тот хотел что-то сказать, но, видимо, еще не решил что.

– Как отсюда выбраться на поверхность? – начал первым Фриман.

– А, на поверхность? На этом, как его… лифте, – запинаясь объяснял ученый, – Ну, это… можно было. Но он, ну этот, как его… лифт, сломался. Тут Джим полез чинить его, но не знаю…

Узнав, как можно выбраться, Фриман развернулся и пошел к лифту, захватив предварительно в комнате дробовые патроны и две ручные гранаты. Внешняя дверь лифта была открыта, но сам лифт находился этажом выше и, по словам ученого, не работал.

Прямо напротив двери была лестница, по которой можно было залезть наверх или спуститься вниз в аварийных ситуациях. Расстояние до лестницы было около двух метров, и Фриман, не долго думая, разбежался и, перепрыгнув через лифтовую шахту, схватился за лестницу, после чего полез наверх. Когда расстояние до лифта было около двух метров, Гордон вдруг услышал:

– Эй, кто там есть, помогите мне!

Гордон поднял голову и увидел доктора Джима, своего недавнего мимолетного знакомого, висящего над лифтовой шахтой и держащегося за металлическую лестницу с отколотым краем.

– Это ты, Джим? – спросил Гордон.

– Я рад, что вы меня узнали, – сказал тот, болтая ногами в воздухе, – но, может, поможете, а то я… не знаю, сколько я еще продержусь…

– Держись, я сейчас, – сказал ему Гордон и полез выше, но, к сожалению, не успел ничего сделать.

Рука Джима соскользнула и он, крикнув что-то нечленораздельное, сорвался с лестницы и полетел вниз. Фриман попытался схватить его, но не смог. Белый халат Джима мелькнул и исчез в темноте лифтовой шахты. Фриман отнесся к этому на удивление спокойно.

– Прощай, Джим, – все, что он сказал, после чего полез на лифт.

Вся механика лифта была повреждена и ни о каком ремонте в таких условиях не могло быть и речи, но, к счастью, лифт остановился как раз на самом верхнем этаже. Фриман прикладом дробовика выбил решетку в потолке и проник внутрь лифта, после чего, вскрыв кнопочную панель и соединив кое-какие провода, смог открыть дверь лифта. Теперь его и выход разделяли лишь комплекс складских помещений…

"Свидетель на прицеле!"

…Прямо перед лифтом висела надпись "Складские помещения. Вход разрешен только служащим четвертого уровня доступа". Это был склад различных военного вооружения, оставшегося здесь со времен холодной войны, когда "Черная Месса" была одной из американских ракетных баз. На складе были также детали двигателей, генераторов, компьютеров. Фриман не имел права входить в эти помещения, у него был всего лишь третий уровень, но в условиях бедствия на все эти уровни доступа было наплевать. Вход с другого конца склада всегда охранялся маленьким отрядом военных, которые были хорошо вооружены и могли оказать Гордону неоценимую помощь. Хотя кто знает, может, они как раз первыми и убрались отсюда когда все это случилось. Но слабая надежда еще есть. Главное – не дать себя убить этим тварям и не попасть в новую ловушку. А еще разжиться хорошим оружием. Дробовик, конечно, вещь хорошая, но слишком медлительная, особенно в плане перезарядки. Одного, двух, максимум пятерых им можно убить, но если нападет целая толпа – лучше находиться где-нибудь в другом месте…

Фриман вышел из лифта и сразу же увидел человека в халате научного сотрудника, который выбежал откуда-то справа и беспомощно уперся в медленно закрывающуюся массивную железную дверь. Обреченно взвыв, ученый подбежал к окну пропускного пункта и начал бешено колотить по нему кулаками и кричать:

– Открой дверь к испытательной шахте! Они пришли за нами, это единственный выход!

Фриман тоже подбежал к окну. Старик-ученый только мельком глянул на Гордона и, даже не сказал ни слова, снова бешено забарабанил по стеклу. А за ним, около пульта управления, ничего не подозревая, стоял охранник, а сзади него… Гордон на всю жизнь запомнил ту жуть, которая охватила его, когда он видел, как через вентиляционную трубу к охраннику медленно полз перерожденец в форме офицера охраны. Охранник, мирно курящий сигарету, удивленно поднял голову на гостей.

– Отойди! – заорал Фриман, оттолкнув ученого от окна, и, сделав шаг назад, выстрелил из двух стволов дробовика по стеклу. Мощности, к несчастью, не хватило, чтобы пробить углепластиковое бронированное стекло, и дробь отлетела от него в потолок. Фриман передернул затвор и нажал курок опять, но вместо выстрела раздался щелчок. Это значило, что остался всего один патрон. Фриман быстро нажал на курок одиночного выстрела. Последний заряд дроби вылетел из ствола, но на стекле не появилось даже царапины.

Пока Гордон тщетно пытался выбить стекло, зомби подполз к охраннику и, сломив его слабое сопротивление, потащил обратно в трубу. Два невольных наблюдателя не слышали ни звука. Это было особенно жутко – когда такая смертельная борьба происходит в полнейшей тишине.

– НЕТ! – закричал Гордон, ударив со всей силы прикладом по стеклу. Хотя Гордон не был слабонервным, но все, что он видел за этот день, почти довело его до нервного срыва.

Он как мог сдерживал себя, чтобы не начать в припадке ярости ломать, крушить и расстреливать все вокруг, став легкой добычей для кого угодно, но все-таки он чувствовал, что такой момент не за горами. Этот момент как пропасть, к которой Гордон приближался все ближе и ближе. Он старался остановиться, но обстоятельства двигали его вперед. Шаг за шагом.

Затрясшись, ученый, стоящий рядом с Гордоном, снова протяжно взвыл и сжал кулаки и крикнул в птолок:

– О, боже, мы обречены! – и с этими словами он бросился вниз по коридорчику впереди.

Гордон хотел бежать за ним, но тут заметил какой-то странный предмет, прикрепленный к одной из стен. От него к другой стене тянулся едва видимый голубой лучик. Гордон вспомнил, что слышал когда-то о такой штуке – мине-ловушке, взрывающейся при пересечении луча. Он крикнул ученому:

– Стой! Это ловушка! Ты погибнешь!

Тот обернулся на звук голоса, собираясь переспросить, и тут его нога пересекла луч. Мина, которой было все равно, кто перед ней – пришелец из ниоткуда или человек, тихонько пискнула, активируя детонатор, и Гордон едва успел увернуться от летящей прямо ему в лицо окровавленной руки.

Внезапно загудела сирена. Гордон судорожно огляделся – жар от взрыва накрыл противопожарный датчик. Сработала система безопасности – дверь на склад начала медленно опускаться. Фриман не знал, что делать. С одной стороны, склад – единственный путь к выходу, с другой стороны – друзья, оставшиеся в офисах, не смогут потом выбраться. Для них это ловушка. Дверь уже закрылась наполовину, когда Фриман решительно сказал сам себе:

– Черт с ним, будь что будет, – и, рванув вперед и сделав кувырок, оказался на территории склада.

Дверь с глухим стуком закрылась, путь к отступлению оказался отрезан. Выход из склада должен был быть свободен, иначе… Об этом не хотелось даже думать…

Склад был просто завален различными коробками и ящиками всех цветов и размеров. Некоторые были повреждены, вокруг валялись предметы, вывалившиеся из них, – какие-то микросхемы, дискеты, бумаги, пластиковые банки… Среди этого мусора Фриман ничего полезного не нашел, хотя искал тщательно. Но вот за очередным нагромождением коробок Фриман увидел мертвое тело. Эта картина за несколько часов уже стала привычной, но Гордон задумался как никогда. Перед ним лежало тело человека в военной форме, с нашивками колониальной морской пехоты США. Солдат был убит сквозным рваным ранением в грудь.

"Черт, а этот бедняга здесь откуда? Это не из отряда тех, что охраняю склад, это точно. Форма на нем не та. Хотя, погоди… Точно, кто-то сумел передать на поверхности обо всем, что случилось, и солдаты прибыли. Он прибыл, чтобы помочь, но сам встретил одного из зомби и не смог справиться с ним – вон, вокруг сколько желтой слизи. А ведь ее след тянется вглубь склада. Где-то там затаился перерожденец… Да плевать на это – спасатели здесь, а значит, все просто отлично!"

Повеселевший Гордон решил было кинуться вперед, но все же решил задержаться и обыскать тело. Рядом он тут же заметил стандартный военный автомат HK53 с подствольным гранатометом. Это была ценная находка. Теперь Фриман мог косить пришельцев толпами со скоростью десять выстрелов в секунду. Вот только гранат к нему не было. Кроме автомата, Фриман нашел еще рацию, зажигалку и жвачку. Фриман никогда не выбрасывал предметы, которые могли пригодиться в хозяйстве, поэтому аккуратно положил их в отделения скафандра и попытался связаться хоть с кем-то по рации. Попытки были неудачными – кроме помех, ничего не было слышно, однако Фриман решил, что рация могла ему рано или поздно пригодиться, поэтому выбрасывать ее не стал.

Он осторожно, но воодушевленно двинулся вперед. Обстановка совсем не соответствовала его настроению – по всему складу были видны следы боя: стреляные гильзы, следы от пуль в стенах и ящиках, лужи крови, там-сям лежали мертвые тела крабов и зомби. "Кто-то успел хорошо постараться, причем без меня", – подумал Фриман, озираясь по сторонам. Расстояние до выхода все сокращалось, но никого на складе не было, что казалось Гордону странным.

Вдруг Фриман резко остановился.

– Какого черта!? – воскликнул он и присел на корточки перед новой находкой.

Его путь перекрывал тоненький лучик лазера, испускаемый каким-то плоским аппаратом, прикрепленным к стене на уровне человеческой лодыжки. Внимательно рассмотрев аппарат, Фриман убедился, что это что-то наподобие сигнализации. Как только лучик прерывался, включалось какое-то устройство. Но какое? Ответ не заставил долго ждать – в нескольких метрах на трножник стояла автоматическая турель. Гордон знал, что такие уже давно в ходу, но никогда не видел ни одну воочию. Насколько он знал, это была пулеметная установка, стреляющая по всему, что движется или излучает тепло. Стоит прервать луч лазера – установка сразу откроет огонь.

Фриман осторожно переступил луч, и вдруг сзади вспыхнул знакомый зеленый свет и через облако зеленого газа Гордон увидел еще одного красноглазого монстра, который явно намеревался угостить Фримана очередью молний, но тот быстро сориентировался и, отпрыгнув в сторону, спрятался за каким-то ящиком. Монстр рванул за ним и… спонтанный план Фримана сработал. Послышался сигнал прерванного луча лазерного сенсора, негромкое гудение – и на монстра обрушился свинцовый град крупнокалиберных пуль, испускаемых пулеметной установкой. Короткий визг, звон падающих гильз, после чего наступила тишина, в которой слышалось лишь слабое гудение работающего пулемета. Монстр готов, но вот пулемет… Стоит высунуться – и все. Пулемету все равно, где свои, а где враги. Однако решение нашлось довольно быстро. Отломав от одного из ящиков доску, Гордон поджег ее найденной зажигалкой и кинул в противоположный угол. Пулемет сразу перевел свое внимание на горящую доску и начал расстреливать ее, Гордон же быстро перебрался через нагромождение ящиков, спрыгнул на пол и… остолбенел. Прямо перед ним стояла еще одна пулеметная установка и она довольно быстро поворачивалась к Фриману. Еще секунда и…

"Бежать!" – пронеслась со скоростью молнии мысль в голове Гордона и он, собрав все силы, рванул по коридору. Сзади блеснула вспышка, осветив коридоры, и по всему складу раздался грохот от выстрелов. Фриман их не слышал, его мозг был заглушен неконтролируемым приливом адреналина, который успел за эти мгновения заполнить все вены. До спасительного поворота оставалось несколько метров, как раздались несколько ударов. Первые несколько пуль, попавших по Фриману, отлетели от скафандра, но одна из них, пройдя через соединения скафандра, попала Гордону в левое плечо. Отзвуки резкой боли мгновенно прошли по всему телу, и Фриман, не удержавшись на ногах, упал на пол. Если бы это произошло секундой раньше, еще десяток пятнадцатимиллиметровых пуль изрешетили бы тело Гордона даже в скафандре, но он упал возле самого поворота и, откатившись в сторону, сел, прислонившись к стенке.

Пуля повредила систему жизнеобеспечения и автоматическая медпомощь не работала, но, к счастью, рядом на стене висел шкафчик медпомощи. Гордон, тяжело дыша, отыскал в нем бинты и наложил на плечо повязку. Боль немного стихла, и Фриман решил осмотреть простреленный скафандр. Повреждения были не очень серьезными – пара порванных проводов и помятый корпус. Фриман достал из специального отделения скафандра наборчик инструментов и в течение трех минут восстановил все повреждения.

Место, где оказался Гордон, было складом боеприпасов. Пошарив по ящикам, Гордон набил до отказа все отделения скафандра патронами к пистолету и дробовику, а также зарядил энергией скафандр почти до половины, после чего присел на какой-то ящик отдохнуть и обдумать план дальнейших действий.

Внезапно Гордон услышал шум, который заставил его вскочить и забыть про усталость. Это была автоматная очередь. Кто-то стрелял.

Фриману не хотелось пропускать весь бой, и он сломя голову помчался к месту, откуда доносились выстрелы. Одна лестница, нагромождение ящиков, другая лестница, коридор, и, наконец, спустившись с лестницы в задымленную пороховыми газами комнату, Фриман увидел солдата. В руках был автомат, и, вне всяких сомнений, стрелял он. Но в кого? В помещении не было тел монстров, зато рядом с солдатом лежало тело человека в белом халате. На его спине расплывалось красное пятно. Неужели это сделал солдат? Фриман не верил, что солдат застрелил бы работника "Черной Мессы", но в голову ему закралось какое-то странное предчувствие.

Солдат увидел Гордона и как-то странно посмотрел на него. Фриман подошел к нему на расстояние нескольких шагов:

– Что тут произошло?

Солдат ничего не ответил и продолжал всматриваться Гордону в лицо. Гордон уже стало как-то не по себе, хотел повторить вопрос, но вдруг солдат как будто что-то вспомнил и каким-то странным голосом вскрикнул:

– Черт, это Фриман!

Гордон хотел подтвердить его догадки, но не успел – в следующую секунду произошло то, чего он никак не ожидал. Солдат поднял свой автомат и, прежде чем Гордон успел испугаться, открыл огонь. Скафандр защитил от пуль, но Гордона мощным огнем отбросило назад, и он упал на спину, выронив автомат. Солдат прекратил пальбу, удовлетворенно усмехнувшись, но эта ошибка стала для него роковой. Пока он пытался рассмотреть Фримана через клубы дыма, Гордон схватил дробовик и выстрелил по силуэту солдата. Если бы у того был бронежилет, то он бы смог выжить, и неизвестно, кто бы победил в этой схватке, но к счастью для Фримана солдат был не защищен и одного выстрела оказалось достаточно. Фриман видел, как упало тело, после чего осторожно поднялся на ноги и подошел к телу солдата. Дробь попала ему в грудь, убив мгновенно. Фриман, однако, на всякий случай пощупал пульс и, убедившись, что солдат не подает признаков жизни, успокоился.

Но это было лишь первое чувство. Сразу же Гордона затрясло, как в лихорадке. "Что такое?! Он стрелял? В меня? Убил того старика… Он вроде назвал мое имя? Или мне показалось?"

– Черт, да что же тут происходит?! – вскрикнул Гордон и в сердцах пнул какой-то ящик.

Нет, это ненормально. Так недолжно быть. Не мог же солдат спутать Фримана с монстром. "Не такой же я страшный", – совсем уже в смятении подумал Фриман и на всякий случай потрогал лицо рукой. Нет, с лицом было все в порядке. Конечно же, в порядке. Но Гордон вдруг начал понимать. Но тут же отверг эту мысль. Все, что здесь произошло, можно списать на халатность научного персонала? Или нет? Нет, это же просто авария, а не преступление. За что они стреляют по всем?

– За что?! – спросил Гордон неизвестно у кого, но, словно очнувшись, понял, что надо двигаться дальше.

Обыскав тело солдата, Гордон забрал самые полезные вещи – патроны и гранату, после чего на лифте поехал наверх, на самый верхний этаж, где был выход на поверхность. Странно, но Гордон уже не очень стремился попасть наверх и встретить помощь в лице военных. Одного он встретил – эта встреча чуть не стоила ему жизни. А это был только первый.

Лифт, поднявшись на верхний этаж, остановился с глухим стуком, дверь-решетка поднялась. Первые шаги Гордона по верхнему этажу были встречены двумя солдатами, которые, заметив его, тут же кинулись бежать за угол. Фриман, уже устав удивляться, неспешно двинулся за ними. Бегло осмотрев склад, Гордон наконец-то нашел нечто хорошее – две гранаты к подствольному гранатомету. С таким вооружением и мелкий клерк из бухгалтерии почувствует себя крутым.

Поиск цели для испытания гранат долго не продлился. В коридоре, куда минутой раньше скрылись солдаты, стояли две знакомые пулеметные установки. Взведенные, они мерно гудели и оборачивали стволы вокруг себя в поисках цели. Фриман осторожно выглянул из-за угла, поднял автомат – щелчок, вспышка, дымный след от вылетевшей гранаты, затем взрыв – и вот обе установки лежат на полу, поврежденные до невозможности восстановления. Посмотрев на них с довольным видом, Гордон вставил вторую гранату и пошел искать выход. Верхний этаж был большим, пришлось потратить на поиски выхода не меньше получаса. Он наверняка потратил бы больше, если бы не заметил в одном из помещений висящую на стене карту верхнего этажа. Подойдя к ней, Гордон посмотрел и радостно крикнул:

– Да!

Лифт на поверхность был совсем рядом, через одно помещение. Это – лишь полсотни метров. Фриман, не веря своему счастью, побежал по этому пути, представляя, как он выберется на свежий воздух, под чистое небо. Из-за радостного настроения Гордон чуть не наткнулся на стоящего в коридоре солдата, но вовремя опомнился и нейтрализовал его, ударив прикладом автомата по голове. Солдат отрубился сразу. Фриман посмотрел на него и покачал головой. Что же не так? Почему они ставят на него ловушки и пулеметы? Но он не будет убивать их. По крайней мере, пока все не выяснит. Фриман оттащил бесчувственного морпеха за контейнеры, которыми был заставлен склад, и двинулся вперед, не забыв забрать у солдата его оружие. И вот Гордон заходит в последнее помещение, и на этом его радость закончилась. Став на верхнюю платформу и посмотрев вниз, Фриман чуть не выронил автомат – внизу стояло не меньше десятка солдат.

Гордона словно парализовало, он стоял, глядя на солдат и не зная, что делать, – спрятаться или драться. Ожидание длилось несколько секунд, после чего его заметил один из солдат.

– Это Фриман! – крикнул он, после чего все перевели внимание на Гордона. Десяток автоматов почти одновременно поднялись и… Гордон едва успел лечь, когда свинцовый шквал обрушился в его сторону. Фриман вжался в пол, отполз за какой-то ящик и, когда стрельба прекратилась, закричал:

– Парни, вы чего? Я же свой!

– Заткнись, мразь! – ответ был не слишком дружелюбным, – Не пытайся спрятаться!

– Передайте майору, – послышался голос одного из солдат, – Главная цель обнаружена. Но, думаю, задержать живым нам его не удасться.

Фриман похолодел. Драться с десятком солдат ему явно было не по силам.

– Парни, стойте! – закричал он, лихорадочно проверяя свой автомат, – Подождите, поговорим!

– Заткнись, нам с тобой не о чем разговаривать! Это все ты, гад, устроил…

– Рядовой Диксон, прекратить разговоры. Ладно, попробуем взять живым. Приказ майора. Ты и Хартон, бысто!

Гордон на мгновение выглянул из-за угла. Двое солдат медленно приближались к коридору, приставив автоматы к плечу. Гордон услышал их разговор вполголоса:





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...