Главная Обратная связь

Дисциплины:






Непредвиденные последствия 5 страница



– А, ну конечно, с чего это он будет работать, – пробормотал Гордон, после чего, пригнувшись, подошел к остальным.

– Плохо дело? – спросил Джон.

– Не совсем, – успокоил его Фриман, – если включить двигатель, тогда этой твари придет конец. Нам только надо подключить подачу топлива и включить энергию, после чего можно запускать двигатель и наблюдать, как эта зараза поджарится.

– И кто пойдет это все делать? – осторожно поинтересовался Джон.

Гордон посмотрел на него и все понял по выражению его лица:

– Гарри и Тони пойдут включат подачу топлива и окислителя, а Майку достанется генератор. Мы с Джоном останемся тут и как только все будет включено, врубаем двигатель. Вопросы есть?

Никому и не пришло в голову возражать. Как-то самопроизвольно Фриман стал в группе лидером – все остальные, не имея скафандра и таких навыков уже поняли – пусть этот парень командует.

– Нет? Тогда сейчас вам придется проскочить мимо этой твари, чтобы попасть к соответствующим местам. Мы с Джоном постараемся отвлечь червя… червей, а вы бегом мимо нее. Майк, у тебя рация. Если что – сообщай.

Все, улыбаясь своей злой судьбе поднялись наверх, к небольшой платформе на самом верхнем уровне шахты. Тони был удивительно спокоен. Робинса начало колотить – пройти под щупальцами этих тварей было для него признанием самоубийства. Майк в нервном нетерпении переминался с ноги на ногу – поскорее бы проскочить эту тварь и оказаться подальше от нее… Три конечности монстра не спеша двигались, прислушиваясь к окружающим звукам.

– Всем не дышать, – то ил всерьез, то ли в шутку приказал Гордон, – Готовы?

Майк утвердительно кивнул головой, после чего Гордон направил автомат на тело твари и открыл огонь. Хотя это почти не причиняло ей вреда, но всполошилась она неслабо, сразу начала дергать щупальцами и стучать "когтями" по металлической поверхности шахты, выискивая дерзкого стрелка. Стало уже совершенно очевидно – черви слепы.. Майк и Робинс с Тони, стараясь не шуметь, побежали по платформе к дверям. Тварь уже хотела обратить внимание на беглецов, но Гордон заметил это и, стремясь привлечь внимание, начал орать:

– Эй, ты, тварь тупая, я здесь! Иди сюда!

После этого все внимание монстра было сконцентрировано на Фримане, который вместе с Джоном время от времени постреливал из автомата и кричал что-то. Тварюга пыталась протиснуться в комнату, где укрылись Гордон и Джо, но дверь была слишком узкая, и это ее просто бесило. Прошло около минуты, когда Фриман, наконец, услышал по рации:

– Гордон, мы проскочили. Иду к генератору.

– Отлично, – обрадовался Гордон, – продолжай действовать и почаще сообщай о себе.



Прошла буквально минута, как Гордон услышал обеспокоенный голос Майка:

– Гордон, я слышал чей-то крик. Очень похож на Гарри…

"Ну нет, только не это!" – прошептал сам себе Гордон, после чего сказал в рацию:

– Продолжай идти. Я попробую проскочить, посмотрю, что случилось.

– Понял.

Фриман спрятал рацию в одно из отделений скафандра, после чего сказал Джону:

– Похоже, теперь мне придется проскочить через шахту. Прикрой меня.

Джо без лишних вопросов достал из кобуры пистолет и, став в дверном проходе, начал стрелять по монстру, который уже успел успокоиться. Выстрелы привели червей в бешенство, и они начали пытаться пролезть через дверь с удвоенной яростью. Возможно, поэтому этот монстр и не заметил Гордона, медленно идущего по одной из платформ. Переход через шахту прошел как нельзя удачнее. В узком коридорчике чувствовался отвратительный запах, но это воняли не токсичные отходы. Гордону этот запах показался знакомым и вызвал какое-то чувство беспокойства. Это был запах гнилого мяса. На всякий случай он достал рацию и спросил Майка, как у него обстоят дела, на что получил не очень оптимистичный ответ:

– Не очень дело, тут внезапно выскочили двое зомби и чуть не замочили. Слава богу, против дробовика не попрешь.

– Смотри в оба, мне это все совсем не нравится, – сказал Фриман и осторожно пошел по коридорчику вдоль двух труб, по которым проходила подача топлива и окислителя.

С каждым шагом мерзкий запах усиливался, а сквозь металлический грохот из шахты слышалось рычание – тварь окончательно взбесилась от недосягаемых врагов. Когда, наконец, Гордон миновал последний поворот коридора, его глазам предстало худшее зрелище, которое могло быть: около двери спиной к Фриману стоял перерожденец, а на полу-решетке лежали Робинс и Тони. Они лежали неподвижно, раскинув руки, и сомнений в том, что они были мертвы, не было…

Гордон стоял в оцепенении, глядя на это зрелище, и вдруг в нем проснулась ярость. Он выхватил дробовик и, подбежав к зомби, с криком ударил его прикладом, отчего тот упал на решетку, а Гордон, направив дуло дробовика на голову монстра, нажал на спусковой крючок. По шахте прокатилось эхо выстрела, а голова зомби превратилась в слизистое месиво. Но это не успокоило Гордона, и он продолжал разряжать дробовик в отвратительное тело монстра. Брызги желтой слизи разлетались во все стороны, отстрелянные гильзы вылетали из дробовика одна за другой. Вот уже патроны кончились, но Гордон был не в силах остановиться. Но вскоре он очнулся, отбросил дробовик в сторону и, подойдя к телу Робинса, в изнеможении опустился перед ним на колени. Человек, с которым он столько времени работал вместе, с которым он надеялся выбраться из этого ада… вот и нет его. Вот так просто. Как, наверное, уже погибли все его друзья, Джина, Илай, Барни, Кляйнер… Гордон почувствовал, как горлу подкатил комок, а руки сжались в кулаки.

Внезапно у Гордона затихло чувство жалости, вместо него проснулось другое – жажда мести, желание найти и уничтожить виновника всего этого. Он сжал руку Робинса и сказал:

– Покойся с миром, дружище. Тот, кто это сделал, в долгу не останется.

После этого Гордон поднялся на ноги, поднял и перезарядил дробовик и, достав рацию, сказал:

– Майк, плохи дела. Робинса с Тони убили…

– Гордон, у меня дела еще хуже, – незамедлительно прозвучал ответ, – хотя я почти добрался до генератора, неизвестно откуда появилась целая армада тех… вортигонтов. Я успел удрать, но они перекрыли выход, и я не знаю, как мне выбираться.

– Держись. Главное – включи генератор.

– Постараюсь, – угрюмо ответил Майк.

Гордон тем временем пересек один из мостиков внешней части шахты и направился через сеть коридоров к комнате управления подачей топлива. Коридоры эти напоминали огромный лабиринт, и Гордон вскоре уже не представлял, куда он идет и где находится. Вокруг не было ни одной таблички с указанием направления. Только бесчисленные трубы и провода на потолке и стенах. За двадцать минут блужданий по многочисленным комнатам и коридорам, темным и грязным, если не считать встречи с очередным зомби и парой крабов, Гордон так и ничего не нашел. Полумрак этого места вызывал у Фримана некое чувство, схожее с клаустрофобией, но он старался держать себя в руках и продолжал поиски.

Вдруг в рации послышался треск помех и обрадованный голос Майка:

– Гордон, я нашел! Я нашел генератор!

– Отлично, включай его. Надеюсь, найдешь как?

– Без проблем, – ответил Майк, после чего послышались щелчки нажатых кнопок и гудение. – Есть! Работает! Тут только маленькая неувязочка.

– Что случилось?

– Да тут, прямо на генераторе, сидит какой-то ополоумевший доктор. Он совершенно спятил, бормочет всякую чушь. Я уговаривал его слезть с генератора, но он не хочет. Придется оставить его тут, а то он уже совсем плох, сейчас чуть не укусил меня.

"Вот дьявол…" – подумал Гордон, а вслух сказал:

– Ну что ж, пусть там сидит.

– Да это все хорошо, только когда генератор заработает на всю катушку, минут через двадцать, он будет под напряжением до 3000 вольт…

– …Вот тебе и раз… Ладно, оставь его там, он уже избрал свою судьбу. В остальном у тебя порядок?

– Да, все отлично.

– Слава богам, – вздохнул Фриман, – теперь тебе стоит подумать о том, как бы выбраться. Мне еще надо включить подачу топлива и…

– Какого дьявола? – вдруг обеспокоенно спросил Майк.

– Что случилось? – не на шутку испугался Фриман.

– Я не знаю, вроде показалось… Сейчас…

Вдруг рация Гордона замолчала. "Майк! Майк!!!" – закричал Гордон в рацию, но та перестала издавать вообще какие-либо звуки.

Мертвая тишина… Вокруг не было слышно ничего. Абсолютно ничего. Гордона охватил ужас. Ему начало казаться, что из темноты на него смотрят десятки глаз, что из всех углов к нему приближаются враги, которые сейчас отправят его вслед за Робинсом. Гордон поднял дробовик и выстрелил в самый темный угол, уже не понимая, что он делает. Повернувшись, ему показалось, что вдали коридора кто-то движется. Выстрел, еще один… Гордон в ужасе стрелял в разные стороны, хотя никого вокруг не было. Наконец, когда кончились патроны, Гордон развернулся и побежал вперед что было сил. Он бежал, чувствуя, что его кто-то настигает сзади, собирал все силы и старался бежать еще быстрее, но силы, наконец, покинули его, и он упал на пол, еле дыша.

Пролежав без движения некоторое время, Фриман встал и осмотрелся. Прямо перед ним была металлическая дверь без каких-либо указателей. Отчаянно напрягая всю силу воли, Фриман открыл дверь и шагнул в помещение, держа дробовик наперевес. Дверь с шумом открылась, и в этом освещенном помещении Фриман увидел полдюжины зомби, стоящих в разных местах комнаты. Первый зомби был убит сразу двойным зарядом дроби почти в упор, после чего Фриман выхватил автомат и обрушил свинцовый шквал на остальных. Молниеносность этой атаки спасла Гордона – не прошло и пяти секунд, как все враги лежали в куче на полу…

…Комнатка была напичкана до отказа различными приборами и электроникой. Не поленившись осмотреть приборы, Гордон обнаружил… Нет, у судьбы, видимо, есть чувство жалости. На самом видном месте была расположена панель с двумя кнопками и надписями "Горючее" и "Окислитель". Поиск был закончен. "Ну, наконец-то!" – подумал Фриман, нажав обе кнопки. Загорелись индикаторы, послышался гул насосов и через прозрачную часть труб было видно, как двигался поток жидкости. Это приободрило Фримана, и он побежал назад, держа автомат наготове.

Странно, но выбрался он к шахте с первого раза. Фриман заметил, что кто-то словно вел его, указывая дорогу. Это было в высшей степени странное чувство, не поддающееся никакому описанию. Но как бы там ни было, Гордон очень быстро достиг главной шахты. Три монстра успели затихнуть и лежали на полу неподвижно. Гордону оставалось совсем ничего – метров пять до лестницы, после чего еще столько же до двери. "Отвлечь бы тварюгу. Только бы Джон не решил этого сделать, а то как потом через дверь пройти", – думал Гордон и сразу вспомнил про рацию, ставшую после исчезновения Майка ненужной.

Взмах руки – и рация с отрегулированной случайной частотой и максимальной громкостью полетела в самый дальний угол, издавая мерзкое шипение. Монстр, уставший от долгого безделья, сразу потянулся в тот угол, где раздавался шум. Гордон тем временем тихонько подбежал к лестнице и поднялся на верхнюю платформу, после чего, собравшись со всеми силами, помчался к двери.

Забежав в комнату управления, Гордон увидел Джона, сидящего в углу комнаты с пистолетом наготове. Увидев Гордона, Джо сразу вскочил и спросил:

– Гордон, я уже думал все, вам конец. А где остальные?

– На том свете. Я не уверен насчет Майка… но Гарри с Тони точно мертвы. Не успели пройти и сотни метров… А вот кое-кто сейчас попляшет, – последнюю фразу Гордон сказал так, будто пережил конец света, после чего подошел к панели управления.

Через окно было видно, как монстр, трижды упустивший добычу, метался по всей шахте, нанося удары во все стороны и ломая все, что можно было сломать. Гордон глядел на него, вспомнив все худшее, что сегодня произошло – смерть Гарри, авария в лаборатории, схватка с солдатами… Все это пронеслось у Гордона в голове, и, наконец, набрав в грудь воздуха, он сделал выдох и, прошептав: "Это тебе за все…", – резким ударом нажал на кнопку "TEST FIRE".

Сначала послышалось гудение, которое постепенно усиливалось, после чего блеснула вспышка и из сопла двигателя вырвался столб пламени. Яркая, ослепляющая пелена охватила монстра, который от такого жара начал метаться во все стороны, издавая жуткий, режущий уши визг. Жар пламени обдал лицо Гордона, заставив отступить назад, хотя ему хотелось посмотреть до конца на смерть этого исчадия ада.

Всего двадцать секунд продолжалась испытательная работа двигателя, и наконец, последняя вспышка – и столб пламени исчез, словно его и не было. Посмотрев в окно, Гордон увидел, что черви полностью сгорели, а на дне шахты красовалось отверстие с сильно оплавленными краями, напоминающее воронку.

– Ну, вот и все, – тихо произнес Гордон Фриман, глядя на почерневшее дно шахты, – вот так и будет со всеми остальными, кто попытается отнять у нас свободу…

Обратный Отсчет

…Края воронки уже остыли до более-менее нормальной температуры, и Гордон с Джоном решили, что пора спускаться. Лестница внутри воронки немного оплавилась, но все же держалась. Гордон начал спускаться первым, Джон – за ним. В трубе с каждым метром было все жарче. Когда они опустились метров на десять, термометр на скафандре показывал 80 градусов. Гордон уже начал думать о том, чтобы подождать еще часик, пока труба не охладится окончательно, но вдруг откуда-то снизу подул слабый поток влажного холодного воздуха. Этот поток ободрил Гордона и заставил спускаться еще ниже.

Наконец труба закончилась. Гордон и Джон оказались в каком-то маленьком и темном помещении. Гордон включил фонарь и осмотрелся. В полу был какой-то резервуар с водой, вокруг валялись почерневшие остатки от сгоревшего монстра. Самое отвратительное было то, что вокруг не было выхода на поверхность. Гордон тщательно осмотрел каждый уголок, но ничего не обнаружил. Это был конец всего. Ударив по стенке ногой и сильно выругавшись, Гордон швырнул на пол автомат, сел в углу и сказал:

– Ну, просто замечательно. Спрашивается, какого черта мы сюда вообще ломились?

– Ладно, выше нос, – не унывая, ответил Джо, – все могло быть и хуже.

– Куда уж хуже? – пробормотал Фриман.

– Давай нырнем под воду. Может, выберемся…

Гордон задумался – перспектива подводного плавания, особенно в неизвестном месте да еще в такое время, его не очень впечатляла. А вдруг вода кишит хищными монстрами или расстояние слишком велико, чтобы проплыть на одном дыхании?..

Джон смотрел на Фримана и, не дождавшись ответа, сказал:

– Ладно, как хочешь. Хочешь тут сидеть – сиди. А я рискну.

– Ну, давай, – пробурчал Гордон, – подашь сигнал, если что-то найдешь.

Джон ничего не ответил, только спрятал пистолет в кобуру, снял рубашку и почти бесшумно исчез в круглом отверстии резервуара.

Проводив его взглядом, Фриман понял, что он уже устал от этих приключений. Это же надо, чтобы только выбраться из этого пекла, приходится напрягаться с нечеловеческой силой. А самое главное – все эти старания не вели к выходу, а наоборот, словно загоняли еще дальше в тупик. Гордону начало казаться, что его словно кто-то ведет по невидимой ниточке, постоянно раскачивая, но не давая упасть. Сколько раз за этот день Фриман мог погибнуть? В тестовой лаборатории, на складе, в тоннеле, в испытательной шахте… Нет! Ни один человек не мог выдержать столько испытаний. Ни физически, ни психологически…

…Размышляя над этим, Гордон так ушел в себя, что уже не реагировал на внешние раздражители. Он не слышал ни выстрелов, исходящих из резервуара, ни глухих ударов откуда-то извне… Наконец Гордон очнулся от того, что его кто-то дернул за ногу. Молниеносно схватив пистолет, он хотел направить его в сторону резервуара, но увидев возвышающийся над водой торс Джона, сжимающего в руке кусок металлической трубы, Гордон опустил пистолет и раздраженно произнес:

– Если у тебя нехорошие новости, то я кого-то сейчас ударю!

– Лучше скажи, какого черта ты не отзывался? Я тебе и стрелял, и трубой в стену стучал… – попытался напасть на него Джо, но увидев, что Гордону не до шуток, переменил тему. – В общем, можно выбраться. Проплыть метров пять в глубину, столько же наверх, а там я глянул на карту… Кажется, можно выкарабкаться.

– Когда кажется, креститься надо, – буркнул Фриман. – Ладно, вперед. Выбора все равно нет.

Сеанс подводного плавания быстро завершился, после чего Гордон и Джон вылезли в какое-то помещение, заполненное переплетениями различных труб и проводов. Снизу все было заполнено токсичными отходами, а на стене висела перекошенная и слегка засаленная карта окрестных помещений. Внимательно рассмотрев ее, Гордон обнаружил, что выход из этого сектора находится недалеко, поэтому решил незамедлительно отправиться туда, хотя и не знал, что их там ожидает. По дороге он еще раз поразился, как же все-таки огромна "Черная Месса"! Нет, конечно, за годы работы здесь он успел оценить грандиозность комплекса, но никогда не предполагал, что "Месса" раз в десять больше того куска, в котором он работал за это время.

Уже более двух сотен метров пути по толстым трубам осталось позади, как вдруг где-то недалеко раздался грохот, все вокруг затряслось и, до того, как Гордон и Джон успели понять, что происходит, массивная чугунная труба, по которой они шли, треснула и упала вниз, проломав пластиковый панельный потолок какой-то комнаты. Джон успел отпрыгнуть назад, а Фриман полетел вниз. Высота была большой – около десяти метров, но, к счастью, он успел ухватиться за связку проводов, что спасло ему жизнь. Скобы, которыми провода были прикреплены к стене, не выдержали и оборвались, но это существенно замедлило падение, и Гордон отделался лишь ушибом руки – скафандр негодующе сообщил об ударе. Труба одним концом ударилась о пол, а другим уперлась в остатки потолка и осталась буквально висеть в причудливом положении.

Распластавшись по полу, словно тряпка, Гордон, постанывая от боли в локтевом суставе, пробормотал сам себе:

– А я когда-то думал, что физиком быть легко. Беру свои мысли обратно…

Из микрофона на скафандре Гордона послышался мерзкий писк, но теперь он был рад этому звуку как никогда раньше, – благодаря какому-то чуду, сработала система жизнеобеспечения, сделавшая укол обезболивающего. Не прошло и минуты, как боль начала стихать, и вскоре Гордон забыл о ней. Тем временем Джон спустился в комнату по остаткам проводов, посмотрел на лежащего Гордона и с усмешкой сказал:

– Вставай, акробат. Отборочный тур ты прошел, теперь пора к олимпиаде готовится.

– Очень смешно! – буркнул Гордон, после чего поднялся на ноги и осмотрелся вокруг, пытаясь выяснить, куда же судьба его занесла на этот раз.

Комната, куда они попали, не представляла ничего интересного – стол с бумагами, куча коробок и один единственный выход. Но Гордон заметил несколько пятен желтой слизи – это означало, что тут уже кто-то побывал, поэтому Гордон пошел через единственный проход, прислушиваясь к каждому шороху, внимательно всматриваясь в каждый уголок. Эта осторожность не оказалась лишней: метрах в десяти от выхода Гордон обнаружил какой-то предмет, прикрепленный к стенке. Внимательно рассмотрев его, Гордон усмехнулся – это была лазерная мина. Прикрепляется к стенке, включается, а потом стоит лишь прервать испускаемый установкой луч лазера – и вас будут собирать по частям в течение недели. Гордон уже один раз видел такое…

"Все понятно, – подумал Фриман, – где-то рядом околачиваются солдаты. И не только они, раз уж в ход пошли лазерные мины".

– Ага, L10X, значит? – сказал Джо, неожиданно появившись за спиной у Фримана. – И кого, интересно, они напугать ею хотят?

С этими словами он подошел к мине в упор и начал нажимать на ней кнопки.

– Э-э! Ты что делаешь?! – в ужасе закричал Фриман и уже бросился бежать, как в этот момент мина издала какой-то звук и точка лазера на противоположной стене исчезла, а Джо потянул за рычажок и снял мину со стены.

– Эх, долгие годы тренировки, Гордон, – радостно сказал Джо, держа мину в руках, – я в свое время и не такие устройства обезвреживал.

После этого он протянул мину Фриману:

– Держи, пригодится. Прислоняешь к стене, поднимаешь рычаг и нажимаешь сначала зеленую кнопку, затем рядом с ней красную.

– А что, если ошибусь и нажму сначала красную?

– Зеленая кнопка включает задержку. Если не нажмешь, то мина включится мгновенно. Последствия могут быть самыми невеселыми.

Взяв мину, Гордон подумал, куда бы ее запихнуть, но поскольку она была чересчур массивная и не могла влезть ни в одно отделение скафандра, он решил просто нести ее в руке.

Вскоре злополучный коридор остался позади, и Гордон с Джоном остановились перед нагромождением ящиков. Прямо перед ними была огромный круглый зал, пересеченный линией монорельсовой дороги, везде стояли какие-то коробки. И везде тишина. Ни единого звука. Гордон сразу понял – не иначе, как очередная засада. Слишком похоже на почерк вортигонтов. Прежде, чем Джо собрался идти дальше, Гордон поднял автомат и уже хотел дать короткую очередь по самому дальнему коридору, чтобы выкурить оттуда пришельцев, но он не успел нажать на курок – из этого коридора вдруг послышались автоматные выстрелы. И, судя, по звукам, чья-то битва уже приближалась сюда. Гордон, прижавшись к стене по примеру Джона, стал ждать гостей, не отрывая глаз от коридора на том конце зала…

…Через несколько секунд оттуда выбежали два солдата. Обернувшись, они открыли огонь по гигантскому существу, которое выбежало за ними. От одного вида этого грандиозного существа у двух друзей отвисла челюсть. Высотой в три человеческих роста, покрытая панцирем голубого цвета, тварь была абсолютно неуязвима перед пулями автоматов. Переваливаясь, она подошла к одному из солдат и, размахнувшись, ударила его массивной лапой. Солдат отлетел к стене, сполз на пол и больше не двигался. Второй попытался скрыться в проходе рядом с коридором, но тварь была быстрее. Концы ее лап открылись, и оттуда ударило пламя, окутавшее солдата. Тот, дико крича, побегал несколько секунд, упал и затих. Тварь оглядела поле битвы и, отвернувшись от Гордона, принялась чесаться о стену.

Выбрав удобный момент, Гордон и Джон пулей пронеслись мимо твари в проход, у которого догорал труп солдата. Проход разветвлялся, и Гордон выбрал левый поворот.

– А почему влево? – спросил Джо, с мнением которого Гордон не согласился.

– Ты же видел, эта тварь вышла оттуда. Еще неизвестно. Что там. Может, там еще парочка таких. Нам еще одной этой пока достаточно.

Джон кивнул, и они понеслись по коридору, по пути расстреливая назойливых "крабов", которые, отцепляясь от потолка, падали им буквально на головы. Фриман и Джо скоро вошли в большую комнату, заполненную ящиками с эмблемами Морской Пехоты США. Гордон и охранник подошли к сделанной наскоро баррикаде из небольших ящичков. Было тихо.

Прежде, чем Джо собрался идти дальше, Гордон поднял автомат и дал короткую очередь по самому дальнему ящику. Тотчас же буквально из ниоткуда повыскакивали солдаты, словно тараканы из щелей, увидели двух неприятелей за баррикадой – и началась жестокая перестрелка.

У Гордона и Джона было преимущество – ящики, за которыми они укрывались, были набиты разным металлическим хламом, который надежно укрывал их от пуль. Но против пятерых солдат они не могли сделать что-либо. Закончилась одна обойма, другая… Скоро автоматные обоймы иссякли. Гордон отбросил автомат в сторону, сжал в руке дробовик и сказал:

– Джо, надо что-то делать. Мы тут долго не протянем. Отступать некуда!

Стрельба вдруг прекратилась, и раздался противный рычащий голос одного из солдат:

– Сдавайтесь! У вас шансов нет!

Гордон не знал, что ему делать. Сдаться? А вдруг это ловушка? Вдруг, как только они выйдут из укрытия, их сразу расстреляют? А может, мину туда кинуть?

– Гордон Фриман! – закричали из-за ящиков, – Ты сейчас выходите с руками за головой, и, в случае твоей сдачи мы не тронем твоего дружка-охранника! На счет три! Раз!

"Что делать? Что делать?!?" – лихорадочно соображал Гордон. Сдаваться ох как не хотелось. Но ведь солдат прав – шансов у них нет. Их убьют сейчас, или… Что же лучше? Погибнуть? Или сдаться – и Джон останется жив. В конце-концов, они хотели его взять, а не убить, так что – кто знает, может, у него тоже есть шанс?

Но, когда Фриман, вздохнув, уже начал приподниматься из-за баррикады, Джо вдруг неожиданно встал, поднял руки и, крикнув "Не стреляйте!", направился прямо к солдатам. Гордон, вздрогнув, попытался ухватить его за рукав, но тот легко увернулся. Фриман ошеломленно посмотрел ему вслед. Он решил сдаться? Зачем, ведь все равно он этим никого не спасает. Сдали нервы? Или он хочет… Нет. Один человек с пистолетом против пяти с автоматами – шансы равны абсолютному нулю. Но все же Гордон высунул голову из-за ящика и стал наблюдать за происходящим.

Джон, не спеша, шел к центру помещения, держа руки поднятыми, но еще сжимая пистолет. И Гордон видел, как с каждым его шагом Джон приближается к смерти. Казалось, прошла целая вечность, когда, наконец, Джо остановился в самом центре комнаты, окруженный кольцом блестящих черных стволов автоматов. Раздался тихий щелчок – и обойма выпала из пистолета Джона, затем сам пистолет с глухим стуком упал на пол, после чего Джон опустил руки.

Гордон не знал, открывать огонь по солдатам, окруживших Джон, или подождать… Пока он размышлял, Джон посмотрел вокруг и с ухмылкой на лице сказал:

– Что, спецназовцы? Палить из автоматов каждый умеет, а без них слабо?

От такого заявления Фриман чуть не хватил удар. Один против пятерых? Нет, невозможно! Что может обычный охранник в рукопашном бою с натренированными солдатами? Да ничего! Это самоубийство!

Солдаты, услышав сделанное предложение, дружно засмеялись, после чего сбросили автоматы и направились к Джону. Гордон был в шоке: сейчас ему еще и по рогам надают, это же надо было такое ляпнуть! Решил сдаться – сдавайся, а не строй из себя неизвестно кого.

Солдаты уже приблизились к Джону меньше чем на метр, и Гордон уж было решил открыть огонь из дробовика, но вдруг случилось нечто совершенно невероятное…

Удар, второй, третий, кувырок, еще удар… Солдаты начали разлетаться в разные стороны от того, что вытворял Джон. Это было нечто! По сравнению с этим все бои в фильмах со Стивеном Сигалом и Ванн-Дамом смотрелись бы тускло. Вот один солдат лежит на полу с разбитой физиономией, второй, третий. Не прошло и полминуты, как все они лежали на полу без движения, а Джо, приняв изящную боевую стойку, осмотрел поле боя и сказал:

– Ха, тоже мне спецназ! Да пятилетние дети дерутся лучше! Гордон, выползай оттуда. Все нейтрализованы.

Фриман вышел из-за своего убежища с отвисшей челюстью, глядя то на Джо, то на лежащие на полу тела, не веря своим глазам.

– Ты где так махать руками научился? – наконец спросил он, отойдя из состояния шока.

– Долгая история. Там же, где и мины обезвреживал, – коротко ответил Джон, после чего приступил к сбору трофеев.

А они оказались богатыми: семь автоматов МР5, один G41, гранаты к подствольнику, две лазерные мины, а также огромное количество самых разнообразных боеприпасов. Гордон снял с одного из солдат рюкзак, куда сложил гранаты, мины и патроны. Джон взял себе G41, а также целых четыре пистолета, запихнув их за пояс.

– Ну та кадр! – потрясенно сказал Фриман, косясь на недвижных и ограбленных солдат, – Слушай, а у тебя так с перерожденцем получится?

Джо усмехнулся и пожал плечами:

– А кто его знает… Но с теми… во…

– Вортигонтами.

– Да, с ними я так точно не решусь…

Они двинулись по темному коридору, кое-как освещенному лампами аварийного освещения.

Проход вывел их в комнату управления поездами. У стены, держась за продырявленный пулями живот, лежал еле живой охранник. Увидев двух людей, он, морщась от боли, прошептал:

– Если хотите уехать поездом, вам придется включить генератор. Я останусь здесь, мне долго не продержаться…

– Парень, полегче! Ты же крепкий малый, – попытался успокоить коллегу Джон – Вставай, пойдем, у тебя получится!

– Нет, не могу… – прохрипел охранник, и из его рта пошла кровавая пена.

– Пойдем, Джо, – сказал Гордон, отворачиваясь – Он дело говорит. Отсюда на поезде можно добраться до погрузочных ворот на поверхности. Пойдем

Гордон повлек Джона назад, в правый коридор. Проход вывел его к лифту, который вел в генераторную.

– Вот черт! – выругался Джон – Если здесь для каждого шага, который хочешь сделать, нужно включать какой-нибудь генератор, я лучше лягу вместе с тем беднягой.

– Спокойно, просто транзитная система забирает чересчур много энергии, так что нет ничего удивительного в том, что у нее свой отдельный генератор.

Ступив на лифт, он нажал кнопку "Вниз". Лифт опустил их прямо между лазерных мин, развешенных так, что если кто-нибудь попытается выйти из лифта, то сразу же об этом пожалеет. Джон сделал шаг назад во внезапном смятении.

– Ничего страшного! – заверил его Гордон, потирая руки. – Ты же меня научил эти штучки обезвреживать. Сейчас и попрактикуюсь… – с этими словами он нагнулся.

– Да остановись ты! – крикнул взмокший Джон, хватая его за плечо. – Разве ты не видишь, что лучи перекрещиваются? Кто-то с умом ставил. Если ты уберешь хотя бы один, другой тут же среагирует!

Гордон сглотнул и тоже отступил на шаг.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...