Главная Обратная связь

Дисциплины:






Непредвиденные последствия 7 страница



Гордон ничего не ответил, лишь сложил оружие на полу и медленно пополз по узкой перекладине. Протиснувшись через отверстие в решетке, Гордон взял в руки арбалет. Рукоятка и приклад арбалета были очень удобными, более удобными, нежели большинство моделей огнестрельного оружия. На арбалете был установлен оптический прицел, а также пневматический усилитель, увеличивающий прицельную дальность. Как позже выяснил Гордон, арбалет этот свободно бил на сотню метров, легко пробивая при этом средний кевларовый бронежилет.

Взяв арбалет, Гордон посмотрел наверх и махнул рукой тому хиппи, чтобы тот опускал клетку. Послышался тихий звук поворачиваемых рычагов, после чего тишина была буквально разрезана коротким "Ой…". Гордон понял, что сейчас произойдет что-то совсем плохое, но к этому времени трос, удерживающий клетку, оборвался. Фриман, едва успев глотнуть воздуха, погрузился под воду. Это погружение было быстро встречено сильным ударом монстра, молниеносно атаковавшего упавшую клетку. От удара Гордон чуть не выпустил арбалет из рук, после чего прицелился и выстрелил. Дротик, блеснув сквозь толщу мутной воды, прошел мимо. Гордон, не теряя времени, взвел спусковой механизм арбалета и выстрелил снова. На этот раз дротик попал в цель. От немалой дозы "начинки" дротика тварь начала дергаться и извиваться. Третий дротик попал в брюхо монстра, четвертый вонзился где-то в области хвоста, а пятый попал точно в глаз. Выстреляв боекомплект арбалета, Гордон почувствовал, что запас воздуха заканчивается, и начал всплывать, глядя при этом, как серое тело монстра дергается все меньше и меньше.

Гордон, выкарабкавшись на платформу и отдышавшись, взглядом победителя посмотрел на выступающее над поверхностью брюхо поверженного чудовища, после чего опять забрался в комнату управления.

– Молодец, – восхищенно сказало вновь нависшее над Гордоном засаленное, бородатое чучело, – Я бы в жизни не справился.

– Так ты еще и не дорос до моего возраста, – сердито ответил Фриман. – Где тут ближайший выход?

– Выход? Затоплен. От лестницы немного вправо и там решетка. Это и есть дверь.

Гордон сразу же развернулся и снова спустился в воду. Эти погружения его совсем не стесняли – надежный костюм не пропускал внутрь ни капли – добавить недостающий шлем – и можно спокойно бороздить дно морей. Около двери вода была лишь по шею, и он легко нашел выход, после чего отправился дальше по затопленным коридорам. Коридоры эти были совсем короткими, и вскоре Гордон вышел в комнатку, набитую электроникой. В комнате спокойно сидели три хедкраба (Фриману показалось очень удачным это название), охотясь неизвестно на кого. Автоматная очередь – и "крабы" сразу сдохли, не успев понять, что случилось.



Гордон, оглядываясь по сторонам, вошел в комнату и увидел небольшой отсек, закрытый прозрачной дверью, за которой стоял оператор в белом халате. Гордон подошел к двери, стукнул автоматом по стеклу, указывая, чтобы оператор открыл дверь. Указание было выполнено быстро, и Гордон вошел в отсек с различными устройствами управления.

– Ты кто? – с ходу спросил Гордон оператора, осматривая помещение.

– Я доктор Кесслер. А вы кажется Гордон Фриман.

Гордон, услышав это, сразу потерял интерес к осмотру помещения и перевел взгляд на доктора

– Откуда ты знаешь, как меня зовут? – спросил Фриман голосом, настолько грозным, насколько он мог физически.

– А-а… Я это… Я слышал про тебя… Ты же в лаборатории аномальных веществ работал… – запинаясь ответил Кесслер.

По его виду можно было догадаться, что он начал неслабо нервничать.

– Хватит врать! – сказал Гордон, еле сдерживаясь, чтобы не заорать. – Что тут происходит? Это военные? Они тебя надоумили меня выследить?

– Я… я… я ничего не знаю, – испуганно промямлил Кесслер, попятившись назад, – я всего лишь работаю тут и…

– Я тебя спросил, что тут происходит! – не выдержал Гордон, заорав и расколотив в бешенстве автоматом какой-то прибор, – еще одно слово от тебя, что ты ничего не знаешь, и я пристрелю тебя прямо тут!

По одному его виду можно было понять, что он не шутит. Доктор от ужаса покрылся каплями пота и, запинаясь на каждом слоге, сказал:

– За тобой следят, Фриман. Военные знают про каждый твой шаг. Твой скафандр просто напичкан жучками. Тебя используют, чтобы выполнить грязную работу…

"Что за чушь?.."

Вдруг Кесслер остановился и насторожился и шепотом сказал:

– Гордон, они идут сюда. Тебе надо сматываться.

– Кто идет сюда?

– Нет времени. Беги через хранилище. Там произошел пробой цистерны с жидким кислородом и температура там минус сто, но твой скафандр сможет обогревать тебя некоторое время.

Кесслер взял из шкафчика две батареи от скафандра и протянул Гордону. Тот некоторое время с ненавистью смотрел на Кесслера, рука сжимала автомат, едва сдерживая порыв просто пристрелить его. Но убийством одного человека ничего не добьешься, поэтому Гордон схватил батарейки, вставил в скафандр и исчез в открывшейся двери.

Как только Гордон вошел на территорию хранилища, сразу включился обдув головы теплым воздухом, а энергия скафандра начала расходоваться с неимоверной скоростью. В хранилище располагались с десяток цистерн с жидкостями. Одна из цистерн была пробита, и жидкий кислород выходил из нее небольшой струйкой. Все было покрыто льдом, и пол был настолько скользкий, что Гордон едва удерживал равновесие. Вдруг в комнате управления послышался шум, затем раздались выстрелы. Кто-то действительно пришел, и наверняка убили Кесслера за то, что он "раскололся". Почему-то не чувствуя никакой жалости, Гордон, забыв про скользкий пол, со всех ног помчался вперед через хранилище. Не хватало, чтобы перед смертью этот Кесслер дал наводку солдатам!

Теперь Гордону кое-что было уже совсем ясно. Авария в лаборатории была не случайной. Ее кто-то подстроил. Антимассный спектрометр явно не был рассчитан на предписанную нагрузку. Непонятно было только, кто это сделал, а главное – зачем. Брин? Гордон не верил, что Администратор подстроил аварию, чтобы выпустить орды монстров. Как бы там ни было, но это не могло принести им какой-либо выгоды… Или могло?

Энергия скафандра уже почти иссякла, когда Гордон добрался до другого конца хранилища. Спустившись по лестнице, он оказался в грязном коридоре, заставленном бочками и ящиками. Едва он сделал несколько шагов, как вдали блеснул знакомый зеленый свет и в конце коридора появились двое вортигонтов. Моментально выхватив арбалет, Гордон прицелился и нажал на спусковой крючок. Арбалет вздрогнул, и дротик, блеснув в полумраке коридора, попал в вортигонта, убив сразу. Второй побежал прямо на Гордона, но второй дротик быстро остановил его. Справившись с существами, Гордон побежал вперед. Когда коридор закончился, Гордон поднялся на лифте и оказался на большом складе, заваленном до отказа буквально всем. У входа на склад стоял охранник. Увидев Гордона, тот шепотом произнес:

–Тихо! Остерега…

Среди ящиков мелькнула черная тень, раздался тихий хлопок, и охранник с простреленной головой рухнул на пол. Гордон сиганул в укрытие, держа наготове автомат. Тихие шаги приближались, и Фриман, высунув дуло между ящиками, выпустил несколько очередей по складу. Стук упавшего тела подтвердил то, что ему удалось избавиться от убийцы. Осторожно выглянув из-за ящиков, он увидел корчащееся на полу тело.

Подойдя поближе, он увидел, что это была худая поджарая женщина, одетая в черный костюм ниндзя. На поясе висело несколько гранат, в руке она сжимала пистолет с глушителем. Зажимая рану в груди, она еще несколько секунд боролась за жизнь, а затем испустила дух.

Гордон слышал о таких бойцах по телевидению. Напичканные допингами, эти женщины не боялись ничего и передвигались со скоростью ветра. Но она сама выбрала эту работу. Это ее выбор…

…На верхнем этаже Гордон обнаружил переключатель, открывающий дверь на склад. Это был выход на поверхность. Тот самый, к которому Гордон шел шаг за шагом с момента аварии.

Открыв дверь, Гордон пошел на выход и остановился перед открытой дверью. Помещение за дверью показалось Гордону странным. Там было слишком спокойно и тихо. Но мысль о долгожданной свободе взяла верх, и Гордон шагнул в комнату. Это было его роковой ошибкой.

Сзади с шумом закрылась дверь, погас свет, и в темноте раздался голос: "Взять". Гордон услышал топот множества тяжелых ботинок и понял, что это засада. Подняв в отчаянии дробовик, он выстрелил наугад из обоих стволов. Вспышка на мгновение осветила комнату, и Гордон увидел целую толпу солдат, приближающихся к нему. Это было последнее, что он видел. Первый удар дубинкой пришелся по голове, затем удары посыпались один за другим. Не в силах выдержать, Гордон тяжело упал на пол. Удары прекратились, и Гордон, теряя сознание, услышал:

– Все в порядке. Мы задержали его…

На секунду преодолевая жуткую боль, он открыл глаза… Его волочили по полу.

– Куда отнести этого Фримена?

– Наверх, на допрос.

– К черту допрос, мы взяли его. Давайте убьем его сейчас!

– Что, если кто-нибудь найдет тело?

– Тело? Какое тело? Хе-хе!

Что-то тяжело звякнуло – и Гордон снова провалился в глубину боли…

ЧАСТЬII

Все Сначала

… Гордон очнулся среди груд мусора в неизвестном месте. Сначала ему показалось, что он находится в лаборатории аномальных материалов, но, подняв голову, он обнаружил себя в камере для уничтожения отходов. Гордон, держась за стенку, с трудом поднялся на ноги. Все тело ныло от побоев, в глазах темнело от удара по голове. Скафандр был разбит так, что ремонт потребовал бы профессиональный набор инструментов, опытного механика на пару с не менее опытным электронщиком и часа три работы.

Гордон напрягся, пытаясь вспомнить… Память сухо выдавала смазанную картину. Гордон поморщился и застонал – спина вдруг резко заболела, и он бессильно повалился на колени, все еще вспоминая. Его били ногами шестеро… нет, семеро солдат.

Где же он теперь? Может, его оставили лишь на время, и скоро придут, чтобы.. Да, неудивительно, что его бросили в уничтожитель мусора. Вряд ли он был для солдат чем-нибудь большим, чем мусор… Фриман первым делом решил осмотреть все и со стоном снова встал. В отделениях скафандра не было ничего, ни оружия, ни инструментов, – солдаты забрали все. Вновь Гордон Фриман оказался в том же положении, как и в лаборатории после аварии. Время словно вернулось назад, и пришлось начинать все сначала.

Прежде всего, Гордон порылся в куче мусора в поисках чего-либо похожего на оружие и очень обрадовался, когда нашел свою монтировку-гвоздодер. Его, видимо, военные сочли таким же бесполезным хламом, как и самого Гордона. Кроме того, под завалом Гордон обнаружил трубу для слива жидкостей, закрытую решеткой. Гордон вновь чудесным образом начал обретать уверенность – он подергал решетку. Труба эта оказывалась очень кстати, тем более, что из нее несло прохладным ветерком – значит, на другом конце – поверхность. Фриман снова задумчиво подергал решетку, но она все же не поддавалась. Похоже, она была очень прочно вставлена враспор в бетонное отверстие трубы. Гордон встал и, хромая, немного размял руки и ноги. Затем, морщась от вновь подступившей боли, он снова взялся за решетку и дернул ее на себя. Еще раз… Бесполезно.

И вдруг раздался оглушительный гул и звук гидравлических насосов. Фриман испуганно поднял голову, и замер. Стены мусорной камеры начали сближаться – мусорный пресс начал работать. Гордон вскрикнул и вновь начал дергать решетку, и снова, и снова. Стены быстро сближались – самые большие ящики, сминаемые ими, уже превращались в груды досок. Гордон лишь все сильнее дергал решетку, с каждой секундой понимая, что это конец. Скрежет сминаемого стенами какого-то железного контейнера совсем выбил Фримана из колеи. Гордон схватил монтировку и с отчаянием начал бить по решетке, то ли пытаясь сломать ее, то ли погнуть. Вдруг он озарился внезапной мыслью – что если разбить само бетонное гнездо решетки? Он, оглянувшись на стены, которые уже были в метре от него, начал колотить острым концом монтировки по краям бетонного отверстия в полу. Края начали быстро трескаться и крошиться. Стены уже были в полуметре от него, зажав его в тонкой щели между собой, когда он, вскочив, подцепил монтировкой решетку и одним нечеловеческим рывком вырвал ее из развороченного отверстия. И, не думая, сразу же прыгнул в трубу ногами вперед.

Вслед за ним посыпался мелкий мусор. Гордон, до того, как вертикальная труба стала наклонной, успел взглянуть наверх – и увидел как безжалостные стены сомкнулись у него над головой. "Я жив!"

Вскоре впереди показался свет, и Фриман на немалой скорости вылетел из трубы и шлепнулся прямо в огромную впадину, заполненную водой и отходами. Вокруг летали тучи мух и стоял такой отвратительный запах разлагающихся отходов, что у Гордона начала кружиться голова, и он поспешил выбраться из этой лужи. Подняв голову, он увидел над собой утреннее небо. Значит, он скитается неизвестно где вот уже сутки, голодный, не выспавшийся, грязный, как шахтер после работы. Вокруг были высокие скалы – Гордон находился в глубоком каньоне, но где именно, он даже не представлял. Осмотревшись, Гордон заметил справа проход между скалами и шатающейся походкой побрел туда. Вскоре его взору открылось большое сооружение, напоминающее завод, но таблички на стенах говорили о том, что это станция по переработке отходов.

Глядя на это сооружение, Гордон вдруг услышал позади себя треск открывающихся порталов. За землю, выпав из облаков зеленого газа, шмякнулись два хедкраба. Они сразу же определили, где жертва и быстро поползли в сторону Фримана. В самый последний момент, когда один из крабов прыгнул на него, Гордон повернулся и яростным взмахом ударил монтировкой по летевшей твари. От удара хедкраб отлетел в сторону и сдох, подергав лапами. Второй хедкраб тоже прыгнул, но Гордон увернулся и, решив не ввязываться в неприятности, побежал на завод.

Решетка на вентиляционной шахте в стене была выбита, и Гордон полез внутрь. Это было рискованно, поскольку в трубе была непроглядная темень, а фонарик костюма был разбит, но Гордон осознал это, когда вылез из трубы.

Внутри станция была заполнена всяческими транспортерами, печами для сжигания мусора, мощными прессами. Все это работало и издавало такой лязг, что услышать что-либо было невозможно. В одном из помещений Гордон увидел мертвого охранника, буквально разорванного кем-то на части. Вокруг валялись стреляные гильзы, а также пустой Глок-17. Видимо, на охранника напали толпой, и он не смог справиться с такой атакой.

Подняв пистолет, Гордон пошел дальше через машинное отделение. Все это отделение было заполнено трубами различных размеров, а насыщенно-красное освещение создавало некую жуткую атмосферу, словно Гордон плыл по кровавой реке. Гудение двигателей и грохот аппаратов становились все тише, и, наконец, Гордон не слышал практически ничего, кроме собственных шагов и тихого шелеста струящейся по трубам воды. Все вокруг словно погрузилось в глубокий сон.

Гордон шел уже совсем расслабившись, когда вдруг где-то рядом раздалось рычание и возня. Он увидел в стене разлом и, заглянув туда, резко отдернулся назад. Новый крокодилоподобный монстр стоял прямо посреди комнаты и увлеченно пожирал убитого охранника. Гордон не знал, что делать. С пустым пистолетом на такую тушку не попрешь. Надо было найти хотя бы одну обойму патронов, чтобы завалить тварь. Тихонько выглянув еще раз, Гордон увидел револьвер, лежащий в метре от разлома. Нужно было только достать его. Стараясь не шуметь, он потянулся за револьвером. Края разлома делали это занятие неудобным. В придачу с них могли запросто отколоться куски штукатурки и кирпича, которые сразу привлекут внимание монстра. Гордон, стараясь даже не прикасаться к краям, тянулся к оружию. И вот, когда рука была в нескольких сантиметрах от револьвера, монстр вдруг на секунду насторожился и резким прыжком развернулся. Гордона мгновенно прошиб холодный пот, и он на полном автомате дернулся вперед и схватил револьвер. Тварюга уже бросилась на Гордона, когда вокруг прокатилось эхо выстрела и вспышка из револьвера осветила комнатку. Пуля попала монстру прямо в голову. По всей комнате разлетелись брызги желтой слизи, и тварюга упала, даже не дернувшись.

Убедившись, что враг мертв, Гордон перевел дух и посмотрел на свое новое оружие. Револьвер калибра 357 "Магнум" выполнил свою работу на отлично. Таким оружием можно было с первого выстрела убить любого солдата. Правда, открыв барабан, Гордон обнаружил, что в револьвере осталось всего два патрона. Но даже этими двумя патронами можно было немало сделать. Кроме револьвера, Гордон нашел в комнате карманный фонарик, одну обойму для Глока, а также карту станции, которая оказалась там очень кстати. Теперь можно было идти дальше. Фриман даже на время забыл про гудящую голову и избитое тело…

Ориентируясь по карте, Гордон, пробравшись через подвальные помещения, вылез в какой-то комнате. На стеллажах стояли клетки, какие предназначаются для перевоза и временного содержания животных. Странно, они все были раскрыты и пусты… Гордон не обратил на это почти никакого внимания и уже хотел выйти из комнаты, как вдруг услышал писк. Он сразу понял, что этот писк может принадлежать только одному виду существ. Развернувшись, он подтвердил свои догадки – в клетке сидела одна из инопланетных "собачек".

Это могло означать одно из двух: либо их просто отловили после аварии и посадили в клетки, либо… Неужели их содержали тут еще до аварии? Гордон не хотел в это верить, но, вспомнив записб в контрольной комнате запуска, он начал склоняться ко второй версии. Он понял, как немного он знал про то, что творится в этой бывшей ракетной базе под названием "Черная Месса". Все эти работы с разработкой баллистических ракет и новейшей электроники были просто мелочи по сравнению с тем, что тут на самом деле происходило. Да и не мелочью – наверное, просто прикрытием для того, что тут творилось. Надо же! Проработать здесь столько времени и только теперь начать понимать все.

Решив не отвлекаться на мелочи, вроде уничтожения "собачек", Гордон побежал из комнаты. Пробежав по узкому коридорчику, он оказался в темной комнате с некой установкой посередине. Табличка на стене гласила: "Секретно. Лаборатория исследования внеземной жизни". Комната была полностью обшита пластиком, а рядом со входом располагался стол с различной электроникой. Гордон сразу подошел к столу, рассматривая оборудование, и вдруг услышал глухой удар где-то сзади. Развернувшись и приготовив на всякий случай револьвер, Гордон чуть не потерял равновесие. Установка в центре комнаты оказалась камерой, где сидело ранее не виданное Гордоном существо.

Внутри было что-то очень большое, оно медленно шевелилось. Криогенный аппарат был поврежден, и все капсулы размораживались. Гордон подошел поближе, чтобы рассмотреть существо, и отшатнулся.

За стеклом в ярости билось, пытаясь вырваться на свободу, огромное человекообразное создание, похожее на гориллу. Единственное, что отличало его – это маленькая третья рука, растущая из груди. Приглядевшись, Фриман смутно понял, что в ней есть что-то от вортигонтов. Нет, точно. Та же третья рука, несколько красных глаз, ноги сгибаются назад… Существо напоминало вортигонта, только сильно раздавшегося в плечах, обросшего мускулами и бронированными щиткам.

На табличке, наклеенной на камеру, было написано "Grunt". Видимо, так окрестили коллеги Гордона этого монстра.

– Ну что, грант, попался, – сказал Фриман, разглядывая мечущееся в камере тело.

Гордон так увлекся изучением гранта, что не заметил, как на стекле появилась трещина. Опомнился он в тот момент, когда от очередного удара часть стекла с хрустом вылетела. Гордон от неожиданности отпрыгнул назад, после чего поднял револьвер, нацелил его прямо в голову гранту и выстрелил дважды. Грант взревел так, что затряслась вся комната, после чего упал мертвым.

– Да-а, – сказал сам себе Гордон, – ничего себе вортигонт… А дальше интересно, что же будет – вортигонты еще и летать научатся?

Гордон пошел дальше, то и дело озираясь. Пробираясь по коридору, он увидел охранника, сидящего у стены. Тот, заметив его, поднялся и сказал:

– Ты откуда взялся? Здесь уже давно нельзя никому находиться, даже персоналу.

– Я Фримен, из лабораторий Аномальных Материалов. Где я и что это за часть базы?

– О, друг мой, это самый ее центр. После того, как все это стряслось, все с ума посходили! Тут недавно были десантники, так они поубивали большинство наших и скрылись. Я даже сумел завалить одного! – похвалился он и указал на труп, лежащий стены.

Гордон же проворно схватил винтовку, лежащую рядом с ним.

– Вот только пустое все это, – неожиданно сказал охранник, – Всех их все равно не перебить…

– Послушай, я хочу выбраться с этой базы живым. В каком направлении тут выход?

– Хе, друг мой, боюсь, что это невозможно! – рассмеялся охранник, – Солдаты ушли в сторону единственного выхода. Все здание просто напичкано ловушками и минами. А если и выберешься, то не рассчитывай на радушный прием. Я слышал, как солдаты говорили, что окопаются у дамбы – а ведь через нее идет дорога к шоссе, ведущему к Финиксу!

– Что?! – воскликнул Гордон, – Недалеко отсюда есть дорога в Финикс? Что же ты тогда тут сидишь? Пошли быстрее туда! Ты со мной?

– Ну уж нет! Помирай сам, а я хотел бы еще пожить на этом свете! – охранник снова горько усмехнулся, – Дурак, ты не понимаешь, на что идешь. Военных там слишком много. Они подтянули тяжелую технику. Нет шансов… Тьфу, ладно, черт с тобой! Там на дверях сканер, его могут активировать все ученые из этой лаборатории. Если, конечно, они еще в живых…

– Так ты не пойдешь, – все еще надеясь образумить охранника, спросил Гордон.

– Нет. И я тебе сейчас одну умную вещь скажу, только ты не обижайся, – охранник усмехнулся, словно вспомнив что-то, – Тебе нужно добраться не на дамбу. Плюнь на нее – там слишком опасно…

– Я уже привык… – начал было Фриман, но охранник перебил его.

– Да погоди ты! Единственный пока еще надежный выход – это комплекс "Лямбда".

Гордон присвистнул – да это же центр всей "Черной Мессы", огромный комплекс для исследований.

– Ты ничего не путаешь? – спросил он, – "Лямбда" – это же самый центр. Откуда там выход?

– Я знаю лишь слухи. Что-то там с телепортацией… Будто оттуда выжившие телепортируются отсюда куда подальше, в Лос-Анжелес, к примеру…

– Что-то не верится, – с сомнением сказал Гордон, – Нет, дамба все таки ближе, чем Эл Эй.

Ободряюще кивнув охраннику, Гордон направился вперед, в глубь здания. На пути то и дело попадались трупы охранников и ученых, пару раз попадались тела солдат и вортигонтов. Один из них даже был тем странным грантом. Было видно, что ученые пытались убежать, но никому, похоже, это так и не удалось – Гордон то и дело поскальзывался в лужах крови.

Наконец он вышел в центральный холл лабораторного комплекса, посреди которого красовалась красивая эмблема корпорации "Черная Месса" – стволовая гора на фоне черного неба – а справа был выход из комплекса – то, что Гордон уже давно искал.

Радость была недолгой, когда Гордон увидел, что дверь открывается сканером сетчатки глаза. Это означало, что выход мог предоставить кто-либо, имеющий соответствующие полномочия. Слова охранника про эти сканеры как-то вылетели из головы…

Внезапно с балкончика, нависавшего над холлом, раздалось:

– Ах ты дерьмо! Фримен жив! Огонь, парни!

Это были последние слова солдата, сидевшего в засаде на балкончике под высоким потолком. Граната из подствольного гранатомета влетела точно ему под ноги, и балкончик рухнул вместе с останками жертвы, оставив после себя груду камней и тучу пыли. Еще один вояка выбежал из дверей, ведущих в лаборатории первого этажа, и тут же получил порцию свинца в грудь. Зажимая рану, он упал, а Гордон осторожно пошел к лестнице на второй этаж.

Лестницу держивали еще два солдата, которые открыли по нему шквальный огонь. Укрываясь от пуль, Гордон перезарядил подствольник, дождался, когда солдаты будут перезаряжать оружие, немного высунулся и выстрелил.

Граната пробила дверь в подсобку, которая находилась рядом с лестницей. Там хранились бочки с керосином, необходимым для работы некоторых устройств, запчасти, баллоны с пропаном и еще куча всяки мелочей. Подсобка считалась особо опасным помещением и охранялась очень строго, однако дверь в нее была сделана из тонкого листа железа, и поэтому едва выдерживала даже самые легкие удары. И сейчас ошибка строителей проявилась в полной мере – огненный шторм, вырвавшийся из подсобки, смел и солдат, и лестницу, и часть здания.

Оглушенный взрывом, Гордон поднялся из-за укрытия, встряхнул головой и оглядел пылающие обломки. Нечего было и думать о подъеме на второй этаж – половина его обвалилась, лестница была полностью уничтожена. Оставалась надежда, что на первом этаже еще кто-то выжил, и поэтому Фримен отправился в глубину здания, в лаборатории.

Поднявшись еще на этаж выше, где, судя по табличке на стене, проводились эксперименты с новыми моделями лазеров, Гордон услышал странный звук, заставивший его остановиться, а затем голос:

– Похоже, что эти гады нас так и не нашли! Нам повезло, что они не стали разбирать баррикаду!

– Да, Уолт, ты прав. Слушай, а что это за штука? Для чего она?

– Это – прототип гауссовой винтовки. Она может пробить броню танка с одного выстрела, главное – не передержать ручку зарядки.

– Ну-ка, раз эти придурки ушли, я попробую ее на баррикаде…

Совсем рядом с Гордоном что-то грохнуло. Ярко-оранжевый луч пробил баррикаду и пронесся в сантиметре от головы Фримена. Гордон замер, успокаивая забившееся сердце.

–Так, а если немного подзарядить? Посмотрим…

–Не надо! Отпусти ручку! Нет!!!

Внезапно треск раздался снова, только раза в два громче. Металлические ящики, которыми была забаррикадирована комната, отлетели со страшной скоростью, а по коридору прокатилась волна горячего воздуха.

Гордон пригнулся и побежал в комнату, откуда вылетел луч лазера. Его взору предстали два обугленных трупа, обгоревшее и оплавленное оборудование, а также некий аппарат, лежащий посреди комнаты. Гордон взял его в руки и удивился – он был совсем не горячий. Странно, что-то грохнуло так, что все расплавилось, а этот аппарат даже не нагрелся. Гордон внимательно осмотрел его и припомнил, что только что говорил один из погибших – гауссова винтовка. Это из нее кто-то стрельнул первый раз, а затем взорвал все к чертям от перегрузки этой же пушки. Фриман несколько удивился, хотя и почти разучился это делать. Он всегда думал, что гауссовы винтовки находятся лишь на стадии ранней разработки и могут стрелять только металлическими стержнями максимум на пять метров. Хотя… Раньше он тоже думал, что телепортация так далеко, невозможна. Гордон решил, что эта пушка лучше, чем все его остальное оружие, поэтому он убрал автомат и пошел на выход, держа "гаусс" наготове…

…Поиски работников лаборатории продолжались уже больше получаса и не привели ни к чему. Гордон уже отчаялся найти кого-либо и остановился перед одной из дверей, чтобы хоть немного перевести дух, как вдруг в тишине лаборатории услышал тихие голоса. Они исходили из-за той двери, возле которой остановился Гордон.

Усталость как рукой сняло, и Гордон попытался зайти в лабораторию, но дверь оказалась закрытой. Тогда он отошел немного назад, направил лазерный усилитель винтовки на замок и выстрелил, зарядив двадцать процентов энергии. Сверкнул луч – и вот вместо замка на двери красуется отверстие с оплавленными краями. Ударив ногой по двери, Гордон вошел в лабораторию и открыл дверь в подсобное помещение.

Три человека в белых халатах, увидев Фримана, сразу вскочили на ноги, готовясь защищаться, но быстро поняли, кто стоит перед ними, и успокоились.

– Ух ты! – восхищенно воскликнул кто-то из них, – Довести до такого состояния костюм H.E.V.!

– Вы что тут делаете? – спросил Гордон.

– Мы работали тут. А потом случилась авария в лаборатории аномальных материалов, и нас решили убрать.

– В смысле, "убрать"? – не понял Гордон.

– В прямом, – ответил один из стариков, – Убить, как свидетелей. Ты наверняка видел, над чем мы тут работаем. Какая уж там секретность, нам уже скрывать нечего. Мы исследовали формы жизни из другого мира. Военные контролировали каждый наш шаг. Когда случилась авария, они решили, что мы можем убежать из лаборатории и просто начали отстреливать нас, как кроликов. Нам троим повезло – мы закрыли все двери и спрятались. Уже четыре часа мы сидим без воды и пищи. Мы уже думали, что перемрем тут от голода.

– Нет, теперь не перемрете, – успокоил Гордон, – военных тут больше нет. Единственное, что мне от вас надо, – открыть дверь.

– Какую дверь?

– Наружу.

– Дверь наружу? – спросил один из ученых, сделав круглые глаза, – ты что, с ума сошел? Нам надо пробираться через станцию по переработке отходов, иначе никак.

– Я оттуда и пришел, – сказал Гордон, – не знаю, как вам, но мне там делать нечего. Мне надо добраться до ученых группы "Лямбда". Они единственные, кто могут помочь решить весь этот беспредел. Вы знаете, где это?

– Это на другой стороне комплекса. Ты собираешься идти туда?

– Естественно. Так кто откроет дверь?

Ученые переглянулись, затем один сказал:

– Ладно, я открою дверь. Но даже не думай, что я пойду с тобой.





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...