Главная Обратная связь

Дисциплины:






Билет в один конец?



Рекомендован

 

(1) ОЛТ – Обще-Лабораторный Тест, обязательный тест проверки знаний, навыков, и состояния здоровья для всех сотрудников лабораторий «Черная Меза».

 

Начало

 

Это было ничем не примечательное утро, такое же, как и все остальное. Обычная зарядка, потом душ, завтрак, и вот я уже в лабораторном халате мерно покачиваюсь в монорельсовом поезде, проезжая мимо уровня «С» дальше вглубь лабораторий. Еще на посадочной станции я слышал что сегодня в лабораториях компьютеры с ума посходили, но меня это мало волновало – начальник вчера сказал что они готовятся к запуску какой то штукенции, из соседней лаборатории, и им там нужен специалист по «деликатной» технике. В гробу я видал их деликатную технику, ибо знал, что это означает. Все знали. Фактически, это было самоубийство, но отказаться от него было невозможно – мы все давали роспись о том что мы готовы жертвовать жизнями ради науки. Так то в принципе оно и было, для большинства из нас… Черная Меза – обитель зла, добродетели, и приют для изгоев общества, таких как ученые и инженеры, чья жизнь никак не стыковалась с обычным обществом. В компании типа Эппл, или Майкрософт, или даже НАСА ты обязан был пресмыкаться перед начальством, и обязан был находить общий язык со всеми сотрудниками, которые не обязаны были понимать, о чем ты говоришь. Это сущий ад. Здесь же, в этих комплексах каждый человек прекрасно знал, о чем ты говоришь, и с каждым, даже с начальником, ты был на равных. Черт, да тут даже техники и уборщики имели магистерскую степень по физике или математике! Непонятно зачем это конечно было, возможно чтобы уменьшить текучку информации. Единственные кто выделялся из этой массы – служба безопасности. Надо отдать должное этим ребятам – большинство из них были настоящими профессионалами своего дела, даром что были снабжены одними пистолетами да шокерами, но вот в науке в основном были полными бревнами. Но что-то я опять отвлекся… Ах да, «деликатная» техника… Так вот, регулярно в той или иной лаборатории проводились опыты крайне опасные для жизни. Конечно, нам давали костюмы, и применяли все меры безопасности, но некоторым просто катастрофически не везло. Были фанатики, конечно, как тот парень из блока «С», лаборатории аномальных материалов… кажется, Гордон его зовут. Довольно симпатичный чел должен признаться, хоть и очень молчаливый. Но, черт побери, его мозгам позавидовал бы сам Эйнштейн! Не могу понять, почему его не переведут на должность повыше, хотя возможно ему просто нравится спасать собственную задницу из адского пекла. Ох, и опять отвлекся. Так вот, настало наконец и мое время. Я в принципе догадывался, что к этому все идет, так как под это дело всегда выделяли именно тех кто работает рангом пониже и, по мнению тестов, поглупее. В общем, меня это не радовало, но и не волновало особо, все-таки работать предстояло в своем секторе, а мы не занимались ничем особо хитрым. Кажется. Я например до сих пор не смог узнать откуда берут образцы ребята из «аномальной лаборатории» в которой работает и Гордон. Или, к примеру, что за странный сектор «D», о котором вообще никто не знает ничего толком. Ходят слухи что там работают над порталами, ха! Я сомневаюсь что у них есть мозги для таких проектов…



Наконец я перестал думать о всякой ереси, и просто облокотился о стекло поезда, разглядывая проплывающие мимо комплексы. С улыбкой вспомнил, как по видеосвязи общался со старым знакомым, который устроился в Хьюстон. Все из нашего выпуска расползлись по всему земному шару. Знакомый радовался тому что он может видеть запуски космических кораблей, и удивлялся почему на мне так много секретности, а на заднем фоне его дочурка что-то кричала про говорящих то ли лошадей, то ли пони. Везучий он человек, у него всегда выходило общаться с другими людьми, и в итоге он завел таки семью…

Поезд дернулся, и я терпеливо дождавшись, когда дверь с шипением откроется, почапал по станции к коридору. Охранник приветливо махнул рукой, и даже не проверяя подписей на ключ-картах, пропустил вперед – он просто знал тут каждого до малейшего прыщика на носу. В фойе комплекса на меня тут же накинулся Герберт – один из лаборантов, родом из Швейцарии.

 

- О, ну наконец-то, а я хотел тебя предупредить о том что тебе несказанно повезло! – он был явно оживлен, но я собрался его остудить.

- Не распыляйся, я в курсе, что у меня особо «деликатная» работа.. – мы всегда выделяли это слово с особым нажимом. Все. Даже начальники, – меня это как то мало волнует…

- Не-не, это я уже понял по твоему скучающему виду. Тебе не досталось костюмов! – Герберт прямо таки сиял от восторга. Я же с трудом удержал челюсть на месте.

- Чего!? Каким это макаром у меня нет костюма, етить их дери?

- Очень просто, ты ведь не зарегистрирован как постоянный исполнитель таких заданий. Ну и в итоге, так как последние несколько экземпляров оказались утилизированы из-за аварии, то просто нет рабочих костюмов на данный момент, - этот гад пожал плечами так как будто я должен был сам это понимать.

- Меня мало волнует сколько костюмов свободны, мне надо чтобы он был, иначе я зубами вгрызусь в начальника и попаду в зону только вместе с ним! – это не было простой угрозой, я славился крепкими зубами, способными перекусить толстый медный провод. За это даже кто-то «конем» называл за спиной.

- Тихо ты не кипятись. Тебе выделили прототип, - это была неожиданность, но Герберт не дал мне опомниться, - им похоже, очень важен этот эксперимент, и они решили напялить на тебя один из прототипов которые должны были испытываться в комплексе «D».

 

Эта новость вызывала противоречивые чувства на самом-то деле. Прототипы сами по себе относились к разряду «деликатных». А «деликатный» эксперимент в «деликатном» костюме – ядреная смесь. Похоже, наверху решили, что из эксперимента я вряд ли выйду живым. Ну, как то так…

Я некоторое время шел по коридору, обдумывая свои действия. Герберт что-то еще говорил, но в пустоту – я просто отключился от его шумов и размышлял о своем. Фактически, это было самоубийство. Причем с особым цинизмом. С другой стороны, шанс, что я вылезу оттуда, был – и я имел полное право затребовать новую должность и место. На этом то меня и поймали.

 

Начальник, или как я его про себя называл «насяльника», практически сразу мне выдал бумажку с уведомлением что в случае успеха или неуспеха я буду переведен в одну из новых лабораторий руководителем. Мелочь, а все таки приятно, и заманчиво. Плюнув на все, я пошел одевать злополучный костюмчик.

Сначала коммуникатор. Маленький микрофон с наушником, на радиосвязи. Как только я его надел, в ухе прозвучал тихий и неприятный голос.

 

- Оператор? Вы меня слышите? – даже в дрожь бросило.

- Агась. Более чем.

- Это сотрудник лаборатории испытания прототипов. Мне нужно задать вам несколько вопросов, прежде чем вы войдете в область эксперимента, - я неторопливо одевал костюм, который был на редкость покладистым и технологичным.

- Если вы боитесь что я обоссусь в ваш костюм, то спешу вас разочаровать, я скорее всего быстрее умру чем напугаюсь до такой степени. Я вообще редко чего то боюсь.

- Нет, это нас мало волнует. Вопрос будет немного странный – с вами происходили когда-нибудь паранормальные явления?

 

Вопрос и правда выбил меня из колеи. Я подозрительно покосился на костюм. У этого типа из микрофона был слишком странный голос, что у меня закрались смутные сомнения насчет его адекватности, но я потряс головой и все-таки ответил.

 

- Неа, я не помню таких, по крайней мере сознательно, -я ждал следующего дурацкого вопроса.

- Вы сильно религиозны? – я даже рассмеялся.

- Я скептик и реалист. Я знаю что многие ученые верят в Бога, того или иного, но я к таковым не отношусь.

- Хорошо. Последний вопрос – вы знакомы с теорией просачивания?

 

Это было что-то новенькое. Теория просачивания была непопулярна в наших кругах, хотя я видел в ней рациональное зерно. В общем, теория состояла в том, что все наши рассказы и сказки, были взяты из реальных снов или видений о вполне реальных мирах. Множественные пространства и миры, могли иногда касаться друг друга, во время энергетических возмущений, и в большей или меньшей степени воздействовать друг на друга. Это самое «просачивание» в безобидной и частой форме есть фантазии и вдохновение писателей, художников, режиссеров и других деятелей. По сути, все что мы как бы «придумали» - было вполне реальным, просто из другой пространственной плоскости. Рациональное зерно – межпространственная структура. Я считал ее имеющей право на существование. Зерно бреда и недоверия – ее приписывали к магии и религии, и никогда не пытались связать хотя бы с квантовой теорией.

 

- Непопулярная в нашей лаборатории теория, не без интересных замечаний. Это имеет какой то смысл, док? – я почему-то решил что говорящий со мной либо доктор в медицинской части, либо доктор наук.

- Не особо. В целях безопасности, хочу предупредить вас, что бы ни произошло, старайтесь не думать о посторонних вещах. Думайте только о своих действиях и происходящем перед вами и вокруг, - это звучало забавно. Я решил пощекотать нервы собеседнику.

- А что, если я подумаю о летающих черепах, то увижу старый добрый Doom наяву? Тогда я без плазмагана не пойду… -

- Плазмаган вам дадим, если будет нужно, - неожиданный и спокойный ответ наоборот пощекотал нервы мне.

- Ладно, запускайте уже Алису в кроличью нору… Я весь сгораю от нетерпения и руки чешутся. –

 

Дверь шлюза открылась, и передо мной оказался агрегат странного вида. Инструкции о том что делать я уже прочитал, внутри работала только экстренная связь и я должен был работать в своем темпе. Мне всего-то нужно было нажать пару кнопочек, и потыкать в экраны пальцем. Один щелчок – пошел работать генератор. Второй – роторы ионизатора вышли на рабочий уровень. Далее по программе – запуск двигателей установки. Это было просто, два тумблера пошли вверх. Только на втором тумблере меня кольнуло недоверие к тому что я не заметил нигде кабеля для дистанционного управления. Три медных кольца размером с глобус стали асинхронно вращаться вокруг кристалла кварца, как я подумал. Включились лазеры. Мне нужно было ждать пока по аварийному каналу не придет сообщение о выключении агрегата. Я стал рассматривать кольца, и тут я увидел их.

Знаки. Чертовы знаки. Или руны. Или и то и другое. Они, мать их, светились! Что за…

Кристалл вспыхнул красной вспышкой, и щиток костюма обдало осколками. Что-то в костюме пикнуло, отмечая незначительные повреждения внешней оболочки, и повышающийся уровень радиации. Тут же я услышал громкий «БУМ» и взвывшую сирену, со слабо разборчивым голосом, сообщавшим, что в секторе «С» начался пожар, в аварийном канале заорали что-то о нелегальном проникновении. Я просто пялился на светящуюся звезду передо мной, и старался ни о чем не думать, как мне и советовали.

 

Говорящие пони. Черт побери, я вспомнил говорящих пони о которых кричала дочка друга в видеосвязи! Ну почему именно сейчас и именно они, что за бред, говорящие пони….

 

В следующую секунду над комплексом «Черная Меза» всполыхнула яркая серебряная вспышка, сменившаяся зеленым ядовитым свечением.

 

1.0 «Unforeseen Consequences» («Непредвиденные обстоятельства»)

 

===> Автоматические отчеты систем

 

=реакторы – отключены

=запуск резервного генератора инициализирован

=система жизнеобеспечения в норме

=замечены множественные проникновения внутри комплекса

=запущен протокол безопасности – сбой

=попытка перезапуска протокола – сбой

=загружен внешний протокол безопасности – источник – ВВС США

=системы защиты активированы – директива – уничтожение

=запущен протокол автоматической дезактивации

=расчетное время дезактивации комплекса – 15 часов

=система мониторинга жизненных форм – сектор «Омега»

=отслеживание жизненных форм

=неизвестных форм жизни – 54

=обслуживающий персонал – 17…16…17…16…ошибка

=внимание, обнаружена аномалия жизненной формы

=запущен протокол изоляции аномалий

=сектор изолирован

=обнаружена попытка взлома

=внимание, зафиксирован вирус в системе

=идентификация угрозы – ошибка

=протокол ликвидации ИИ комплекса «Прайм» инициирован

=протокол безопасности и изоляции комплекса «Лямбда» запущен

=внешняя система связи отключена

 

Голова… У меня страшно болит голова… Черт знает что произошло, но в глазах все плывет и я ничего не вижу. После этой вспышки, меня будто засосало в унитаз, а потом выплюнуло куда то, только уже в бессознательном состоянии. Я пытался определить на чем я лежу, и в голове автоматом промелькнула мысль – я был в опасности и мне пора сваливать! Практически тут же последовала попытка откатиться в сторону, не знаю почему. Попытка провалилась, а в спине раздалась тупая и немилосердная боль. Я замер, и прислушался к ощущениям – такого не было раньше. Черт побери, такого не было на моем теле. Зрение все еще не вернулось, поэтому ради своей же безопасности я просто лежал и прислушивался к телу. Правая рука, левая рука, правая нога, левая нога, голова… Вроде все функционирует, разве что ощущения неправильные, будто дезориентация. Черт с ним, я аккуратно двинул шеей – это что-то новенькое, шея, обычно страдающая хрустом и болями, работала как по маслу и ощущалась довольно сильно. Ладно, идем дальше, и диагностируем свои системы… пальцы.. слушаются неохотно и топорно, будто чего то не хватает… что у нас еще… аха, это хвост…

Стоп.

Хвост.

ХВОСТ!?

 

Хвост!

 

Я лежал, боясь пошевелиться и сделать еще какие-либо неожиданные открытия. Начнем с того что я никогда не думал о хвостах. А тут с неожиданным и непривычным ощущением ассоциация возникла сама собой. Ладно, допустим я двинулся головой о шкаф в лаборатории. Тппрууу, какой лаборатории?

Отлично, у меня по факту еще и амнезия. Попытаемся вспомнить что, где, и откуда. Лабораторию – помню, вспышку – помню, полет – помню… Кто я? Хрен знает кто я, голова болит… Мое имя? Эм. Туда же в топку, это сейчас не так уж важно. Будем считать что я просто крепко стукнулся головой.

Зрение потихоньку начало проясняться. Перед глазами плыли круги, голубого, белого, и радужных цветов. Изображение размыто как фотопленка на которую пролили кипяток, то есть никакое.

Чувствую меня кто-то тыкает в бок, что меня пугает, однако дернуться не могу, уж что-то мне сильно мешает на спине, наверное это костюм, точно, я же был каком-то костюме. Наконец то зрение фокусируется, и перед глазами у меня всплывает лицо, или голова какого то существа. Оно небесно-голубого цвета, сверху и по бокам видно что-то радужных переливов, и глаза, большие, широко открытые, и явно удивленные. Цвет.. цвет этих глаз переливается от освещения, то он светло-малиновый, то почти коричневый… наверное остановлюсь на бордовом. О, наконец то появляется четкость…

То что я видел совершенно не подходило в мое понимание возможных живых существ. Я видел перед собой что-то отдаленно похожее на… пони. Черт побери, это пони, ей богу. Это стало понятно после того как я увидел как оно ткнуло в меня копытом. Я готов поспорить что сейчас мои глаза выражали что-то вроде «УХТЫЖЕКАРНЫЙБАБАЙТВОЮЖМАТЬ» и я ошалелый принялся пятиться назад, что удалось мне на удивление легко. До тех пор пока я не понял что я опять куда то лечу… ААА!

Дерзкий полет вниз, как оказалось, был закончен деревом. Летел я недолго, но этого было достаточно чтобы я издал довольно громкие нечленораздельные звуки, выражающие все что я думаю о природе падения и гравитации в целом.

 

- Ах ты ж, гравитация, бессердечная ты сука… - кажется я повис в дереве, к счастью через живот, так как спину я бы сразу сломал. Я поглядел на свое побитое по ощущениям тело. ХВОСТ!

 

Моя истерика началась с того что я увидел ХВОСТ, а потом копыта. Задние. И передние, там же неподалеку. Сделав несколько истеричных кульбитов, я мешком свалился с хлипкой ветки, и уперся спиной в ствол дерева, стараясь сбежать от самого себя, и дико таращился на свои.. э… уже явно не руки, но копыта, так победоносно увенчивающие мои… даже не знаю как это назвать. Пусть будут передние ноги. Истерика постепенно перешла в удивление, а потом в недоумение. Это явно копыта, чуть более широкие, и крепкие чем обычные конские. Разделены на несколько сегментов, которые могут немного смещаться друг относительно друга, так вот откуда это непонятное ощущение про мысли о пальцах… Задние копыта оказались обычными, как у коней, которых я видал на ипподроме, только с более выраженной роговой полосой, как бы замещающей подковы. Любопытно.

Я практически не заметил как из истеричного состояния я перешел в состояние натуралиста-первооткрывателя. Какая-то задняя часть моего мозга смирилась с тем что это тело принадлежит мне, поэтому прежде чем удивляться, мне хотелось его изучить. Зрелище, надо сказать, было довольно впечатляющим, для меня. Я представлял собой черного, как смоль, жеребца (слава всем великим богам что хоть это не изменилось, иначе я бы не пережил такого стресса), с 4 копытами. Этими копытами я стал ощупывать свою мордашесть, но так ничего и не поняв, глянул в лужицу неподалеку. На меня глядел большими, выпученными глазами самый натуральный понь. Почему все-таки понь? Потому что я вспомнил долбаных говорящих пони, о которых я подумал перед тем как сюда попасть. Мое отражение отличалось от голубой мордочки, что пырилась на меня ранее, размерами, и более грубой формой. Глаза серебряного цвета, а грива… О великие силы.

Грива. Я всегда подумывал о длинной шевелюре, но моя собственная грива меня покорила. Я даже начал видеть плюсы в пребывании тела копытного существа неизвестного вида. Не слишком длинная, наверное сантиметров 20, черная, с темно-синими просветами. Торчащие, вполне обыкновенные конские уши. Ради интереса я поводил ими – всегда мечтал уметь двигать ушами, прикольные ощущения.

Далее по списку, меня интересовала моя спина. Я повернул голову назад, и готов поклясться что мои глаза стали еще больше чем были. Это были крылья, самые натуральные. Одно крыло было сложено вдоль тела, и длиной в таком состоянии оно было от верхнего плеча до конца крупа, а второе… Что ж, оно было помято. Наверное падение, и неудачный переворот его изрядно помяли, и по крайней мере это объясняло эту зудящую боль по спине. Я попытался им шевельнуть – оно нехотя подчинялось, переломов явно не было, иначе я бы уже расплатился резкой болью. Дело осложнялось тем что я совершенно не понимал как я ими могу двигать. Кое как, с скрипом и болью я постарался его сложить, чтобы оно не торчало таким огрызком.

Я потряс головой, и окончательно смирился с тем что я – конеподобное существо. Вкратце - я таки понь. Ну или жеребец пони. То что я не дотягиваю до коня ростом, мне подсказывал мой личный глазомер, который работал исправно, несмотря на все еще плавающую картинку. В холке я наверное был чуть выше своего живота в человеческом виде, черт, это даже ниже чем наши, обычные пони… Немного не складывалось в голове как так, каким макаром я оказался в этом теле, кто меня сюда пустил, и почему я еще мыслю как человек. В поле зрения попал ХВОСТ, и я взбесился – он дергался, стегая по траве, а я не понимал как мне им управлять! В течении нескольких минут я ловил его копытом, и наконец пригвоздил к земле, решив что я разберусь с ним позже.

И наконец, судя по моей грозной реплике, а я ее явно произнес вслух, я был долбанным, говорящим, его налево, пони. Это окончательно разрушило мою веру в то, что я никогда не принимал наркотики (амнезия все еще давала о себе знать).

 

- Эй, ты закончил ловить свой несчастный хвост? – чей то голос выбил меня из рассуждений, и я принялся искать источник звука.

 

Им оказалось то самое существо, из-за которого я свалился в дерево. Наведя резкость на цель я принялся идентифицировать его. Хотя через несколько секунд я решил что это все таки она – пони, как она есть, или кобылка… не знаю как это даже назвать то. Моя голова и так болела, а тут еще приходилось придумывать новые термины. Она была немногим меньше меня, мордочка имела более мягкие черты. Ее цвет был небесно голубой, мне не показалось, а грива спускалась неряшливыми прядями всех цветов радуги. Глаза смотрели на меня, практически не мигая, в них читалось удивление, интерес, и доля дерзости.

Минуту, если не больше, я просто смотрел на нее, не думая ни о чем. Честно признаться, это зрелище потрясло меня до глубины души, никогда и нигде на Земле я не видел таких существ, при том что любил путешествовать. Наверное я слишком откровенно ее разглядывал, потому что она как то нервно топнула копытом, и слегка покраснела.

 

- Ты вообще тут? И, черт побери, откуда ты взялся на моем облаке? – она помахала передо мной копытом.

- Какое еще облако? – я только и мог выдавить из себя. Я внезапно понял, что в горле абсолютно сухо, мыслительные процессы всегда доводили меня до жажды…

- То на котором я беззаботно отдыхала в этот прекрасный летний день, а ты также беззаботно соизволил посетить его, появившись откуда то сверху, - у пони явно были ко мне какие то претензии по поводу облаков, но я их пока не понимал.

- А.. эээ… облако??? – ничего умнее я выдавить так и не смог.

 

Бедная пони звонко хлопнула себя копытом по лбу, и к моему удивлению, взлетела. У нее были крылья. Такие же, как мои, может чуть меньше в пропорциях, в движении это невозможно было определить. Буквально через секунду, я ошалело смотрел, как она водрузила передо мной настоящее, белое облако, и прыгала на нем, активно ругая меня за то, что я потревожил ее сон.

Из ее потока эмоций, до меня дошло, что, видимо, пони могут ходить по облакам. Также прозвучала пара слов про «добропорядочных пегасов», что однозначно убедило меня в том, что я видел, и я понял что пере до мной пегас. Самочка пегаса. Кобылка пегаса. Пегаска. Блин, я опять запутался!

Я просто обхватил голову руками, то есть уже копытами, и опустился на землю, ткнувшись носом в траву. Голова гудела, была тонна вопросов, память не возвращалась, а еще я понял что умудрился натворить что-то не совсем правильное. Ах да, и я говорящий пегас, с долбанным хвостом. Он меня раздражает.

 

- Прости… - это явно прозвучало тихо, но поток гневных речей прекратился, и я почувствовал что на меня смотрят, - Я понятия не имею что вообще происходит и где я нахожусь…

 

Молчание. Интересно, какое у нее выражение лица, если можно так сказать, но подняться у меня уже не было сил. Я просто почувствовал, как отключаюсь, видимо стресс и головная боль взяла свое, и я опять куда то полетел…

 

Осознание

 

Очнулся я уже в кровати, видимо в какой-то больнице. Зрение работало уже исправно, и я все еще находился в теле пони, что меня, в общем, радовало – прыгать из одного тела в другое было явно не самым полезным для здоровья занятием. Меня уложили на бок, и помятое крыло было зафиксировано каркасом, видимо, чтобы я не нанес ему еще больший вред. Я при всем желании не мог им ничего сделать – я просто не знал, как им двигать. Ээх…

Поместили меня в маленькой, но уютной палате, с очень удобной кроватью. Я уже перестал удивляться разным деталям, на смену шоку и удивлению, наконец, пришло тихое смирение и исследовательский азарт, я буквально пожирал глазами все, что было вокруг меня. Прежде всего обстановка – она ничуть не отличалась от обстановок в средней человеческой больнице, разве что под размер пони. Поручни, ручки, замки – были чуть немного больше, но все-таки легко узнавались. Большинство конструкций было довольно простыми. Ага, нашел!

Я не видел ничего высокотехнологичного. Ни электроники, ни механизмов, ничего даже самого простого. Ну, за исключением каркаса на крыле – он сделан довольно хитроумно для такого сложного, как крыло, органа. Все это вело меня к мысли, что я нахожусь в другом измерении, так как на Земле, куда бы вы ни поехали, вы обязательно наткнулись бы на следы технологий – калькулятор, или даже сотовый телефон.

Больше я ничего не мог рассмотреть – очнулся я в темное время суток, окна были зашторены, и даже не мог определить вечер сейчас или раннее утро. Растянувшись на кровати, я стал лихорадочно думать (хотя бы мой мозг не изменился). Я был в неизвестном мне мире, с неизвестной культурой, хотя элементы обстановки были похожи на человеческие. Этот мир населяют пони, разумного вида, и обладающие, по крайней мере, крыльями. Я не удивлюсь, если тут есть как минимум бескрылые пони. Я понимал язык общения, хотя, это могло с лихвой объясняться тем, что я сам стал пони. Шикарность. Надо попытаться что-то вспомнить.

Неа, моя амнезия никуда не делась, я даже имени своего вспомнить не смог, а вот сложные формулы и определения сыпали из моего мозга как из ведра, что окончательно уверило меня, что я стал жертвой неудачного эксперимента в уже всплывшей в памяти ранее, лаборатории. Я довольно хорошо помнил отдельные фрагменты жизни в виде картинок, обычно связанные с активной деятельностью, но все что несло какую-то ценную информацию куда то улетучилось. Неслабо меня так приложило о дерево… Или облако?

Я вспомнил облако и рассерженную голубую пегаску. Хех, это было явно не самое лучшее знакомство с первым, для меня, представителем местной цивилизации. Хотя то, что я оказался здесь, означало, что меня уже видели и другие. Это заставляло нервничать, но внутри что-то кольнуло, призывая к спокойствию. Точно! Вокруг было очень спокойно. Обычно в больницах всегда царит напряженность, какой бы она не была. А здесь, весь воздух был пропитан спокойствием. Даже как то дыхание перехватывало.

Короткий стук в дверь заставил меня вздрогнуть и отвлечься от мыслей. Практически тут же дверь открылась.

 

- Наверное, все будет как обычно, и я опять не узнаю, кто он такой… - в дверь протиснулся пони в белом одеянии похожем на халат. Без крыльев. Ага, я был прав! Гость, по-видимому, доктор, увлеченно читал бумажки, удерживая планшет в зубах и забавно скосив взгляд вниз. Интересно, ему это не доставляет неудобств?

- Здравствуйте, док… - я вяло махнул копытом, не надеясь привлечь внимание. Голос у меня был такой же, каким я его помнил, хорошо!

- А, что, где? – док явно переполошился, и удивленно поднял на меня глаза, - А, вы очнулись, это хорошо… я уже начал беспокоиться, живы ли вы…

- Говорите так будто я неделю лежал в отключке, - я пожалел что ляпнул это, поскольку в глазах доктора читалось попадание прямо в точку, - тем не менее, какого черта происходит?..

- Это я бы с удовольствием послушал у вас, мой беспокойный друг… Мне сказали, что вы упали на облако, с облака упали на дерево, с дерева – на землю. В итоге, помятое и вывихнутое в паре мест крыло, синяки, ушибы, ссадины. А, и еще вы были в сильном шоке, ругались, и вели себя неестественно, охотясь за собственным хвостом.

 

Хвост, рас-туды ж, его налево… Я покосился на ту область одеяла, где он должен был быть.

 

- Я… хм. Мы с ним не дружим, как то так, – я постарался сделать невинный вид. Док не подавал никаких эмоций.

- Ладно, допустим. У всех свои причуды. Сперва, позвольте узнать как ваше имя?

 

Я подвис. Имя я не помнил. Я посмотрел на доктора, а тот, по видимому что-то поняв, сделал заметочку на планшете. Делал он это забавно – планшет положил на небольшой столик, а карандаш (это был нормальный человеческий карандаш) держал в зубах. Карандаш перекочевал в копыто.

 

- Значит амнезия? – я коротко кивнул, - может, вы помните какие-то наводки?

- Драгомир, - ляпнул я, первое что всплыло в голове. Это имя я использовал в многих фентезийных компьютерных играх, - или просто Драго.

- Хм. Хорошо, допустим… - док видимо удовлетворился этим, - что означает ваша метка?

- Чего?

 

Я был озадачен, и на всякий случай сделал вид поглупее, амнезия все таки… Док отодвинул мое одеяло и указал копытом на круп. Проследив взглядом направление, я увидел, что безупречный черный цвет шерстки нарушался золотистым узором. Привстав, я распознал эту самую «метку». Ха.

У природных сил явно есть чувство юмора. Моя метка была ничем иным, как планетарной моделью атома Нильса Бора – круглое ядро, с тремя круговыми орбитами вокруг, по которым должны были двигаться маленькие шарики электронов. Само по себе круглое ядро было центром еще одного символа – внутри атомарной модели красовался значок радиации.

Я вздохнул и опустил голову обратно – у меня было несколько секунд. Видимо эти метки что-то означали, возможно, социальную принадлежность. Недолго колебавшись, я ответил довольно прямо.

 

- Ученый. Изучаю структуру мира и Вселенной, - док удовлетворенно кивнул, опять жуя карандаш.

- Как ваше крыло?

- Никак. Я понятия не имею, как им управлять, - ткнул копытом себе в голову, - моя память очень фрагментарна, док, я помню сложнейшие штуки, но не уверен, что помню элементарнейших вещей.

 

Последнюю фразу я, видимо, зря сказал, так как док поглядел на меня несколько минут, а потом, чиркнув в планшете, собрался уходить. Я не стал лишний раз спрашивать его в чем дело, в конце концов, я был чем-то вроде гостя. А, точно, я же хотел узнать…

 

- Док, а кто меня сюда принес? – я понадеялся, что хоть это я узнаю.

- А? Вас нашла Рейнбоу Дэш. Она сообщила санитарам, что пегас упал и потерял сознание, после этого вас сюда и принесли, - с этими словами доктор ушел. Отлично, надо хотя бы извиниться потом…

 

Я прикрыл глаза. Не то чтобы я устал, но раз уж я был в горизонтальном положении, то можно было и вздремнуть. Не знаю, сколько я был в отключке, однако вывело из забвения меня чье-то бормотание. Я прислушался.

 

- Почему вы так уверены что я могу здесь что-то сделать? – это был новый голос. Молодой и приятный на слух.

- Потому что я ничего не знаю о магии. Я слышал о многих видах амнезии, но никогда не было такого, чтобы пегас забывал, как пользоваться своими крыльями. Это фактически на уровне инстинкта, такое невозможно забыть! Это как с вашим рогом. Единственное что я могу предположить, что он подвергся магическому воздействию. А так как вы ученица принцессы, то возможно, знаете об этом больше меня, - док явно был раздражен.

- Я попробую что-нибудь узнать, но не обещаю, что добьюсь больших успехов чем вы, - я даже рассмеялся про себя, видимо новую гостью оторвали от чего-то интересного ради меня… Я польщен, - и когда же он проснется?

- О, он скорее всего просто задремал… - я не стал ждать пока меня начнут тормошить и просто открыл глаза.

- Добре, док, - я махнул копытом. Краткое украинское приветствие вылетело у меня на автомате, я часто его использовал на работе. Док, однако, подвис. Ха. – Расслабьтесь, это на другом языке означает привет.

- Другой язык? Никогда не слышала ничего подобного… - новая гостья тут же начала что-то искать, а я тем временем изучал ее внешность.

 

Небольшая пони фиолетовой окраски, темно-фиолетовой, почти синей гривой с розовой прядью. Не слишком длинная, и прямая, с челкой и завитком на конце. Ах да, на голове был рог. Вот оно что, тут есть единороги! Тем не менее, она наконец достала из сумки что-то вроде блокнота, который тут же начал парить перед ней в фиолетовом свечении. Там же летал карандашик. Мать моя… эм… Короче я неслабо удивился.

 

- Что это? Антигравитация? Квантования магнитных полей? Ионизация? Что? – мой мозг кипел и требовал информации. Единорожка (как мило звучит) выпучила большие раскосые фиолетовые глаза от удивления.

- Эм… Магия. Телекинез не.. – я не дал ей договорить.

- Управление магнитными потоками силой мысли? Это возможно с помощью проводника-усилителя, как этот рог, верно? – о да, детка, наука моя стихия. Я прямо таки был в экстазе, когда выстраивал целые цепи теорий и гипотез. Мой напор деморализовал доктора, который по-тихому свалил из палаты.

- Ну, это слишком долго объяснять, а у меня мало времени, - я даже как то сразу скис. Это было одно из самых захватывающих явлений, что я тут увидел, за исключением, пожалуй, моей гривы. Но судя по всему, рог был обязательным атрибутом этих знаний, – Вы сказали доктору что у вас очень повреждена память?

- Да, так оно и есть. Я.. Это очень сложно. Это другая страна, другие обычаи, все совершенно другое, - я решил не раскрывать всех карт. Достаточно того что я оказался черт знает где, и мне не хочется пугать их пришельцами, - Я стал жертвой аварии не очень удачного эксперимента, как то так, и в итоге я оказался тут.

- Но вы пегас, а они редко занимаются наукой! – единорожка была очень удивлена.

- У нас это не препятствие, - я боялся, что она начнет задавать слишком много вопросов и разоблачит мою попытку скрыть правду, - только большего я сказать не могу, моя память очень сильно потрепана.

- Да, мне сказали. Неужели вы не знаете, как пользоваться крыльями?

- Я не уверен, что я могу писать, и пользоваться элементарными вещами, какие тут крылья. Чувствую себя младенцем, - так оно и было…

 

Моя посетительница некоторое время ходила вокруг, что-то обдумывая. Я следил за ней взглядом. У нее была метка в виде шестиконечной звезды в окружении маленьких звездочек. Наверное что-то связанное с магией. Я посчитал, что пялиться на круп единорожки неприлично, и побыстрее отвел взгляд. В поле зрения попало окно – шторы были открыты, и я увидел целый городок, живущий своей жизнью. Черт, это было захватывающе.

Пони сновали по улице, не торопясь, переговариваясь, с дружескими улыбками на лицах. Они все были разных цветов и оттенков, выглядели по разному, и, несмотря на то что они были пони – они были невероятно цивилизованны. Даже в крупных человеческих городах редко можно было найти такую изящную культуру общения и жизни. Улицы были чистые, никто не ругался, все здоровались друг с другом. Архитектура была необычной, но и вполне разумной. Ну, подумаешь, дом в виде пряника или карусели, любой каприз как говорится… Я все больше склонялся к тому, что это полноценный мир, другое измерение, со своими законами и манерами…

Просачивание. Меня как мешком по голове, огрела эта мысль. Я вспомнил вкрадчивый холодный голос в микрофоне, и его вопрос о теории просачивания. Вспомнил эту адскую машинку, которую я должен был активировать, и костюм-прототип, к которому я не питал доверия. Авария инициировала просачивание. Я вполне явно оказался в другом мире. Я был живым воплощением реальности этой теории. Несколько секунд я потратил на осознание всего процесса, а потом задал вопрос, который сейчас был для меня очень важен.

 

- Кто-нибудь пропадал без вести, или появлялся из ниоткуда, как я?

 

 

2.0 «Interloper» («Незваный гость»)

 

===> Отчеты систем

 

=сбой

=сбой

=сектор «Омега» - обнаружена протоплазменная форма жизни. Идентификация по костюму – не установлена. Активность – пользователь мертв.

=системный сбой, нарушение логики ИИ

=инициация отключения и перезагрузки

 

Прошла пара дней – мое крыло восстанавливалось, по словам доктора, довольно быстро, хотя управлять им я все еще не мог. Не то чтобы я не пытался, просто мне дали четко понять, что в помещении этого делать, явно не стоит. Фиолетовая единорожка, которую, как оказалось, звали Твайлайт Спаркл, отнеслась ко мне с пониманием, и редкостным вниманием. Она задавала много вопросов, касательно того что я помнил. Мне пришлось проявить немало фантазии, чтобы замаскировать свое происхождение под простого очень далекого иноземца. Меня спасло то, что по ее словам, в их мире было еще много неизведанных земель, и она принимала мои сказки на веру. Даже как то совесть грызет за такое вранье, но у меня были веские причины для этого.

Во-первых, я не хотел их беспокоить. За время, проведенное в больнице, я четко осознал, что этот мир совершенно другой, не такой как человеческий. В их лицах не было честолюбия и алчности, все были открытыми и добрыми (в большинстве своем конечно). Это меня выбивало из колеи – моя душа и разум все еще принадлежали человеческой расе, и я чувствовал себя как колорадский жук на верхушке картофельного куста – пока я не жужжал, меня никто не трогал, но я прекрасно понимал, что я фактически чужой. Но с другой стороны…

С другой стороны, этот мир тянул меня своим спокойствием и добротой. Впервые за годы своей жизни я очутился там, где не было места вселенским проблемам человечества – войне, и вопросу что где украсть и как это сделать. Этот мир был не испорченной жемчужиной, и это было основной причиной, почему я не хотел тревожить здешних обитателей.

Во-вторых, я боялся. Долбаный эффект просачивания. Я хотел убедиться что «кротовая нора», через которую я тут оказался, была заперта с моим появлением здесь. В конце концов, из-за моей мимолетной мысли о пони, я мог подвергнуть этот мир серьезной опасности, если бы сюда начали засылать, к примеру, военных. А люди любят засылать военных. И черт с ними, с военными, мое появление могло с успехом означать, что тут могут появляться не только люди, но и другие жуткие твари, о которых я даже думать не хотел. Поэтому я в течение всего времени общения с доктором и Твайлайт, регулярно задавал вопросы о новостях – а именно о пропажах лю... пони, и неизвестных личностях или монстрах. Доктор отмахивался от меня без лишних вопросов, а единорожке пришлось объяснить, что я беспокоюсь о том, чтобы не было последствий аварии. Конечно, ее это не удовлетворяло, и я снова принимался уводить разговор обходными путями от опасной правды. По крайней мере, новостей о внезапных пришельцах не было. Пока что. В итоге моя рабочая версия была такова, что я участвовал в эксперименте с телепортацией, я не знал, что пошло не так, и, видимо, часть персонала, а так же лаборатории могли исчезнуть. Амнезия была идеальным прикрытием для этой легенды, хотя по факту, я даже реальность не особо помнил.

Вкратце – я чувствовал себя виноватым. Я свалился ниоткуда, переполошил спокойную жизнь нескольких милых пони, и опасался последствий своего вторжения в этот мир. Я не горел желанием возвращаться обратно – меня там наверняка ждет судебное разбирательство об аварии, внутреннее расследование, и унылые стены моего жилья. О да, это я помнил прекрасно – у меня не было там ничего кроме работы. Кроме того, я не верил что возвращение вообще возможно.

И меня бесит собственный хвост.

 

Освоение

 

Наконец-таки свобода. Доктор с явным облегчением сказал, что я здоров и могу существовать как обыкновенный пони. Я про себя рассмеялся, ибо мне эта перспектива виделась невыносимо трудной. Однако, была и хорошая новость для моей несчастной шеи – Твайлайт, заинтересованная моим научным прошлым, сказала что разрешит мне жить на первом этаже библиотеки, если я буду помогать ей. Выбора у меня особого не было, а еще я любил читать. К тому же библиотека была великолепной возможностью побольше узнать об окружающем меня мире, но, сначала, я планировал осмотреть городок. Бесстыже выпросив у Твайлайт несколько монет местной валюты (конечно же, под обещание, что я не буду отлынивать от работы), я отправился по улицам городка, под названием Понивилль.

Городок был таким, как я видел его из окна ранее – чистый, ухоженный, с добрыми и отзывчивыми гражданами. Магазинчики, пара кафешек, здание мэрии перед центральной площадью. В общем, обычный небольшой провинциальный городок, во всем своем очаровании. Я просто осматривался, подмечая, что где находится, и иногда робко задавал короткие вопросы тому или иному прохожему, стараясь никого не отвлекать от дел. К моему удивлению, практически все с радостью давали объяснения, как найти то или иное место. К счастью, я предусмотрительно задал все критические вопросы Твайлайт, и не выглядел на улице полным идиотом.

Я быстро освоился с манипуляцией копытами и ртом. Видимо, это где-то на уровне подсознания давало о себе знать. С другой стороны, крылья все еще представляли для меня серьезное испытание, а так же мой долбаный хвост. Хотя, хвост уже не был такой большой проблемой, я к нему постепенно привыкал, и уже научился управлять им. Видимо док был прав, и у меня просто причуда касательно интимных отношений меня и хвоста.

В общем, этот мир полностью меня устраивал. Максимально. Мне было непривычно признавать это. Я чувствовал свою инородность, но при всем при этом, на меня не смотрели как на занозу в заднице. Хотя, свои нюансы все таки были.

В частности, многие интересовались, натуральная ли у меня окраска шерсти и гривы. Видимо, черный и вообще темные цвета были редкостью. Потом, интерес вызывала моя «кьютимарка», как ее называли, или попросту, метка. Ну, это я понимал, эти чертовы символы мне, видимо, достались под влиянием моей изначальной вселенной. Я уже знал, что метки получают жеребята, когда находили «занятие на всю жизнь», или иначе, находили свой талант. По факту, моя метка в этом мире могла значить многое – под словом «ученый» у пони был довольно широкий спектр занятий. Ну и наконец, среди пегасов, неподдельный интерес вызывали мои крылья. Как оказалось, даже в сложенном состоянии, они выглядели больше, чем обычно. Среднее крыло пегаса в длину колебалось около отметки в половину тела владельца. Мои крылья были чуть ли не в две трети тела длины. На все просьбы показать крылья, я отвечал, что врачи запретили мне некоторое время даже просто раскрывать их из-за травмы. Крылья оказались довольно деликатной темой, так как я сразу же получал сочувствующие взгляды.

Я уже примерно догадывался, почему я превратился именно в такого пони-пегаса. Теория просачивания и теория равновесия давали четкий ответ вместе – если я попал в другой мир, то я должен был соответствовать одной из его основных разумных форм жизни, а моя внешность при этом переконструировалась таким образом, что большинство моих подсознательных желаний, интересов, и вкусов отразились на внешнем облике. Я любил черный и темно-синий цвета, мне нравилась аккуратная в меру длинная шевелюра, и я всегда хотел летать.

Да, это была моя детская мечта. Начать стоило с того, что меня просто тянуло небо. Голубое, неизведанное и бесконечное. Я узнал кто такие летчики, и любил смотреть фильмы про них. Потом, я узнал, что такое космос, и был просто затянут грезами о космических перелетах. Короче все, где был полет, меня манило. И вот в итоге, я получил крылья. Остальные детали моей внешности я не разбирал, как минимум потому что они не вызывали видимых вопросов, или я просто этого не замечал. Короче, я был типичным жеребцом пегаса этого тихого и красивого мирка, с одним досадным недоразумением – я не умел летать.

 

С такими мыслями я не заметил, как выбрался за городок, на обилье полянок и холмов. А вон, кажется, то самое деревце, на которое я упал – оно стояло около озера, в низине, и это объясняло наличие лужиц вокруг. Я огляделся – с одной стороны раскинулась огромная яблочная ферма. Я даже не думал, что яблонями можно засеять такие просторы. С другой, ветвилась железная дорога, с маленькими лесками, холмиками, и прочей мелочью. Дорога уходила дальше, за горизонт, из-за которого возвышалась огромная гора, а там, как мне рассказывала Твайлайт, находилась столица этой страны. Кантерлот. Столица Эквестрии, которой правили две принцессы – Селестия и Луна. Твайлайт долго меня пытала, пытаясь выведать, не имею ли я связей с королевской кровью, ибо моя окраска ей напомнила принцессу Луну; я еле копытами отмахался, отрицая какую либо принадлежность к ним.

Я взглянул на небо, которое было покрыто облачками. Раз уж у меня все равно нет экстренных дел на сегодня, надо разобраться со своими крыльями.

Сев, я поглядел на крылья. Потыкал каждое из них носом – я их явно ощущал. Попытка мысленно заставить их пошевелиться ни к чему не привела. Видимо, когда я упал на землю, они подчинялись мне только из-за болевого шока. Вздохнув, закрыл глаза и постарался выстроить мысленную модель происходящего процесса.

У меня была мысль найти уступ повыше и просто сигануть с него, как обычно учатся летать птенцы. Но тут же отбросил эту глупую затею – я явно не птенец, и мое падение будет сопровождаться глухим ударом и хрустом. Поэтому, я решил использовать свои научные знания. Я просто постарался представить, как должен сокращаться мышечный корсет крыльев. Крыло с надеждой дрогнуло, но сразу же замерло. Отлично, это был какой никакой, эффект. Я постарался поярче вообразить как раскрываются крылья – эффект минимальный. Еще несколько попыток, и меня начало это бесить. С силой стукнув копытом, я уже в ярости представил как, наконец, стою с раскрытыми крыльями.

Как ни странно, эмоциональность сработала. С громким хлопком над моей спиной взвились черные прямо таки громадные (я просто ни разу не видел такого вблизи) крылья, а с поляны полетели во все стороны листья и щепки. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы я прочувствовал происходящие в теле процессы, и я прямо таки ликовал от успеха. Уже более уверенно, я представил, как крылья складываются – и они немного дергаными движениями, неумело, опустились вниз.

Эту процедуру я проделывал несколько раз, потратив, наверное, час на то чтобы привыкнуть к ощущениям. Я нашел ниточку, по которой я мог двигать ими, достаточно было думать о них так же, как я думал о руке или ноге. Конечно, это было трудно, и непривычно, но я надеялся, что это скоро дойдет до автоматизма.

В частности, я раскрыл крылья и попробовал сделать маховые движения, которые, как мне казалось, могли позволить взлететь. Первая деталь, к которой мне пришлось привыкать – мои крылья создавали сильный ветер вокруг меня. Я не замечал подобных вихрей, когда летали другие пегасы. Наверное, размер накладывал свои условия. Вторая деталь – я сразу же понял что сопротивление воздуха это довольно хитрая штука. Нужно было резко поднимать крылья так, чтобы они разрезали воздух, а опускать неожиданно плавно и с напором, загребая воздух и заставляя его потоками вырываться из-под перьев. Я ощущал, как взмахи на секунду делают меня легче, однако от земли я не отрывался – мне просто не хватало скорости взмаха. Однако, я убил уже много времени на это занятие, весь взмок, и посчитал что и так многого добился от самого себя. Просто нужно будет выделить время для тренировок, и привыкания к своей новой части тела. Более-менее довольный, я развернулся в сторону городка, и собрался возвращаться в библиотеку, как увидел в небе радужный росчерк.

 

Небесно-голубая пегаска изящно чертила воздух радужным шлейфом, оставляемый ее гривой и хвостом. Она не делала никаких трюков, или фигур высшего пилотажа, а просто летела, лавируя между облачками, при помощи своих, прямо сказать, небольших крылышек. После того что я насмотрелся в городе, и созерцания своих черных зловещих граблей, пегаска была почти миниатюрной, но это не мешало ей развивать впечатлительную скорость. До меня уже дошли известия о том, что Рейнбоу Дэш была самым быстрым пегасом в Понивилле, хотя сам факт полета меня уже мало интересовал.

Я был вынужден признаться самому себе, что был захвачен самой пегаской больше, чем ее полетом. Я даже не спорил с этим фактом, а просто принял его как есть. Как никак, я был ей признателен что она не оставила меня валяться под деревом, и прекрасно помнил о том что при случае надо бы извиниться. Я проследил ее полет в сторону яблочной фермы, где она скрылась в деревьях, и наконец, отправился к Твайлайт.

 

Чай

 

Твайлайт проводила время, уютно свернувшись на полу около книжных полок. Вокруг было раскидано много книг, готов поклясться она что-то в них увлеченно искала. К такому явлению как магия я уже успел привыкнуть, хотя и смотрел на это с некоторым недоверием. Я вошел как раз когда единорожка разразилась гневной тирадой, по поводу того что не может найти какое-то упоминание какого-то волшебника. Так ругаться надо было уметь – несмотря на то что она ясно выразила свою позицию, я не услышал ни одного нецензурного слова. Вот что книга, животворящая, с пони делает! Мне уже было известно, что она любит читать не меньше моего, и очень нервная, когда ее отвлекают. Некоторое время я наблюдал, как Твайлайт швыряет бедные книжки, а ее ассистент, маленький драконыш по имени Спайк, носится и пытается поймать несчастные, ни в чем не повинные фолианты больше чем он сам. С Спайком я уже успел познакомиться, пока лежал в больнице, и даже в какой-то степени подружиться. Не то чтобы это можно было назвать полноценной дружбой, просто я проникся интересом к его персоне, а ему, похоже, это нравилось. В общем, он оказался не против моего присутствия в библиотеке, когда узнал о намерениях Твайлайт, лишь бы я не мешал его личности чувствовать себя нужным и необходимым.

 

- Кхе-кхе… Твайлайт, у тебя все в порядке? – я проследил взглядом парящий в воздухе фолиант о магических растениях, внушительных размеров, - тут все выглядит так, будто ураган прошелся.

- Не удивляйся, это обычный рабочий беспорядок! – Спайк попрыгал за фолиантом, и еле успел поймать его, перед тем как тот вылетит в окно.

- Ага… я вижу… - я вздохнул, предвкушая какую именно работу мне придется выполнять.

- О, Драгомир, ты уже вернулся… Не мог бы ты помочь Спайку вернуть книги на полки? Я немного увлеклась, - единорожка, казалось, была почти в панике.

- Немного, я вижу, - озадаченная мордочка Твайлайт вызывала улыбку, а устроенный переполох напоминал мне мой рабочий стол в общежитии университета. То немногое что я помнил – кучи бумаг, карандашей, книг, и все это вперемешку с кучей запчастей. Разве что у Твайлайт не было запчастей, но перья это компенсировали.

- Ко мне приедет с визитом принцесса, я должна подготовиться!

- Это к чему же? – я с невозмутимым видом принялся распихивать книги по полкам, забрав одну из кучек. О, какое интересное название, «Квантовые начала магии»… Надо бы запомнить где она стоит. Не то чтобы я был особо общителен, просто сама совесть мне твердила, что нужно быть внимательным и любезным к хозяйке библиотеки, что меня приютила, без особых проблем. Попробуй-ка в человеческом мире напросись жить с молодой девушкой под одной крыше, хорошо, если отделаешься парой синяков. Все-таки этот мир чист и невинен. Ну, по крайней мере, пока я видел только эту его часть, и мне хотелось верить, что он таким и останется.

- А вдруг она решила устроить мне экзамен на дому? А я совсем не готова, и у меня беспорядок! – ее грива сейчас напоминала взрыв на макаронной фабрике. Я даже не думал, что прямые волосы можно довести до такого состояния.

- Значит, завтра мне надо будет скрыться, дабы не мешать своим присутствием?

- О… если честно не знаю. Возможно, что у принцессы будут вопросы касательно твоего появления, так что… - на середине фразы Твайлайт отвлеклась на одну из книг и увлеченно начала ее читать.

- Не парься, сходим за печеньем, а потом будем сидеть и ждать когда Твайли выпустит наконец пар после своего экзамена, или что у нее там будет… - Спайк заткнул последнюю книгу на полку практически одновременно со мной, - Советую отправиться спать, она может сидеть за книгами всю ночь, - с этими словами дракон, зевая, пошел наверх. Я направился к двери, которая вела в маленькую комнату под лестницей.

 

Твайлайт, конечно, сказала, что я могу устроиться прямо в библиотеке, но я настоял на этой каморке. Она показалась мне невероятно уютной, и в ней уместилась небольшая кровать и стол. Кинув взгляд на Твайлайт, которая безнадежно погрязла в книге, я покачал головой и закрылся в комнате. Я был таким же, когда поступил в университет. Интересно, какая у нас сравнительная разница в возрасте? Я уселся за стол и положил книгу, умыкнутую из библиотеки, надеюсь, она не особо нужна сейчас Твайли. Должен заметить, сидеть было забавно, так как для пони это казалось бы противоестественно, но я уже привык что тут все становится с ног на голову – анатомия пони была… кажется это называется антропоморфизм. Да, местные жители были антропоморфны, то есть во многом они вполне вели себя как люди. Сюда входило как сидение на стуле, так и стойка на задних ногах, если это было необходимо. Я был уверен, что они могли еще многое, просто я этого не видел. Ну да ладно, я раскрыл книгу, те самые «Квантовые начала», и начал углубляться в чтение.

 

Утро началось для меня с топота, и переполоха. Твайлайт, видимо, уснула за книжкой, и теперь проспала, бешено носясь в своей комнате наверху и все перекидывая вверх дном. Я тоже уснул за книгой, но чувствовал себя прекрасно. Зевая, вышел из комнаты и расправил одно крыло – хорррошо то как… Сложив первое крыло, я расправил второе, и тут же поймал им летящую вниз по лестнице единорожку. Недоуменный взгляд, путаница в моих перьях, и она опять летит между полок. Вздохнув, я вышел из библиотеки и направился в город, ибо Спайк вчера что-то говорил про печеньки, и я планировал купить чай.

По дороге я успел умыть заспанную морду в фонтане, чем немного удивил пару зазевавшихся пони, но не думаю, что это было чем-то криминальным. На глаза быстро попались ларьки, торгующие разными травами, и я придирчиво стал принюхиваться и присматриваться к имеющемся в продаже чаю. Его было не так много, но я все равно придирался – это моя привычка, и та часть памяти что сохранилась. Я любил чай, и разбирался в разных его сортах. Я конечно не ожидал что в Эквестрии будет большое разнообразие, но все таки я нашел что искал – крупнолистовой черный чай, без каких либо примесей с чистым, терпким и крепким ароматом. Только такой чай можно было использовать для приготовления смесей, и к тому же, он был мне по карману, исходя из моих очень скромных средств. Побродив еще немного, и опустошив кошелек, я довольный вернулся в библиотеку. Твайлайт уже не было, зато был Спайк, который накрывал взявшийся из ниоткуда довольно большой стол.

 

- Вы по утрам, видимо, спать не любите? – я отобрал у дракона чайник, и принялся колдовать над смесями чая.

- Я – очень люблю. А Твайли – жуткая сова, которая при этом составляет расписание с 6 утра, - дракон явно был сам не в восторге от таких причуд своей хозяйки.

- Кстати, пока ее нет, у меня есть пара вопросов… - и я начал спрашивать.

 

Почему именно у дракона, а не у Твайлайт? Причин было несколько – он был драконом, и, ко всему прочему, он был все-таки парнем. Я задавал ему много мелких вопросов, касательно общения и социальных заметок пони. По большей части мне было не у кого больше спрашивать такое – пони наверняка решили бы, что я свихнулся. Спайк же не любил задавать лишние вопросы, и его не удивляло, что я спрашиваю – у меня ведь фрагментарная амнезия. Благодаря этим условиям, я узнал достаточно, чтобы не попасть в неловкую ситуацию. Так, в частности, при разговоре с собеседником, идя рядом, стоило избегать касаний боками, и особенно крупом – это считалось признаком влюбленной парочки, и еще много всего на эту тему. Поначалу я удивился, откуда дракон столько знает про влюбленных, но потом он проговорился про симпатию к некоей Рэрити, и все встало на свои места. Я тихо посмеялся, но без зла – для меня это не было особо противоестественным, отношения между двумя разумными существами это допустимая и возможная ситуация.

Наш разговор закончился как раз к тому моменту, когда дверь открылась, и в библиотеку вошла принцесса. Я даже не сомневался что это она – у нее был одновременно и рог, и крылья, ее грива слегка колыхалась в воздухе, а держалась она довольно величественно. Темно-синяя, почти черная шерсть, более светлая с голубой каймой грива искрилась, а раскосые, как у Твайлайт, глаза были синего цвета. Я стоял довольно далеко от входа, но, видимо, как обычно, своим черным цветом привлек слишком много внимания, так как гостья удивленно уставилась на меня, даже забыв про королевские манеры.

 

- Проходите, принцесса Луна, я правда не ожидала что приедете именно Вы… - Твайлайт протиснулась следом, быстро тараторя, и тоже замерла, так как не понимала что происходит.

- У тебя гости, Твайлайт? – Луна кивнула в мою сторону. Я же, как то не сориентировавшись в обстановке от неожиданности, стоял просто столбиком.

- Ааа… уууу…. – Твайли явно потерялась, и мне пришлось-таки отмереть.

- Простите, принцесса, я тут по воле случая… - я слегка поклонился, опустив голову. Не знаю, какой тут этикет общения с королевской особой, но она все-таки дама, поэтому общие принципы тут сработают в любом случае, - Я стал жертвой несчастного случая вдали от родины, а Твайлайт любезно согласилась мне помочь устроиться и встать на ноги, - кажется все верно.

 

Принцесса Луна еще пару секунд поморгала на меня большими глазами, а потом улыбнулась. Внезапно.

 

- Ради всего святого, прекратите… Я приехала отдохнуть от этого «о ваше неземное высочество, не соизволите ли наступить вот сюда…» - принцесса состроила напыщенную рожицу, и наигранно изобразила инфантильную особу. Получилось натурально, я даже хихикнул в копыто, чем вызвал у принцессы легкое смущение, - Так что, пожалуйста, просто Луна. Мы с сестрой решили, что мне будет полезно отдохнуть немного вне замка.

- Очень приятно, Драгомир, - у меня автоматически срабатывал инстинкт ухажера и дамского угодника при контакте с девушками, и это, похоже, никуда во мне не делось. Нет, домогаться и приставать я не начинал, но вести себя обходительно и вежливо было чем-то вроде де-факто, - Присаживайтесь, тут чаек поспел… как раз с дороги.

 

Спайк принялся обставлять принцессу разными вкусняшками, пока та присматривалась к чаю, который уже был налит. Я же тем временем толкал Твайлайт к столу. Бедняжка, от скорости происходящего похоже, перегрелась, и переволновалась, и просто сидела на полу и смотрела по сторонам. Я ей всунул под нос чай, и его аромат тут же вывел единорожку из ступора.

 

- Я думала что приедет принцесса Селестия… В письме ничего не было написано, я думала будет экзамен! Где-то было письмо… – уу, кажется сейчас начнется истерика… Держи-ка печеньку в рот… Чпок!

 

Спайк и принцесса засмеялись, а у Твайли глаза стали размером с блюдце. Совершенно наглым образом и с своеобразным звуком я прекратил поток речей, виртуозно заняв ее пережевыванием печенюшки с медом. Кстати вкусные печенюшки, я уже полмиски съел, за что выслушал гневную тираду от дракона.

 

- Остынь, подруга, никто тебя допрашивать не будет… - я поспешил ретироваться в другой конец стола, пока Твайлайт не съела импровизированный кляп.

- Действительно, не стоит беспокоиться. Я можно сказать тут проездом, решила прокатиться по Эквестрии, и посмотреть на красивые места. Но я с удовольствием задам много разных вопросов о том, как у вас дела! – Луна явно оживилась. Мой чай имел такое действие, смесь черного чая, малиновых цветков и лимона в правильных пропорциях быстро успокаивал и располагал к беседе любого, даже самого нервного собеседника.

- О. Ну… как видите все хорошо… - Твайлайт наконец пришла в себя и снова смогла говорить.

 

У них пошла беседа, а я тем временем, будучи не голодным, со своей кружкой ушел в уголок библиотеки дочитывать «Квантовые начала». Книга, кстати интересная – я с удивлением обнаружил, что большинство законов, которые она описывала, были полностью идентичны человеческим, с точностью до определений и названий. Мне не составило труда провести аналогии, и я даже начал выписывать на отдельные листы свои наблюдения. Писать, кстати, у меня получилось на удивление легко – держа карандаш только в копыте. Наверное, сказалось то, что я раньше писал все-таки рукой, а не ртом. Кстати языкового барьера тоже не было. Точнее, он отсутствовал напрочь – в моей голове не было никаких данных об иных языках, кроме отдельных слов, как например приветствия, поэтому я воспринимал местный язык как свой родной. Даже неинтересно как то…

Беседа за столом шла своим чередом. Я краем уха слышал что Луна спрашивала обо мне, и того что ей рассказывала Твайли, было вполне достаточно чтобы я не отрывался от своего занятия. Спайк хрустел печеньем. Таким макаром прошло около часа. Наконец я почувствовал, что на меня смотрят, и это оказалась принцесса.

 

- Это записи о магии? – ее явно удивили мои росчерки. Твайлайт тут же возникла рядом и тоже принялась изучать бумажки.

- Агась. Делаю кое какие заметки, о аналогичности распространения магических волн и гамма-излучения в преломлении сред… - я даже не задумывался об ответе, как то само выскочило. Настала тишина.

- Но ты ведь пегас! – Твайли выпучила глаза и в замешательства читала мои росчерки, - Как ты можешь столько знать о магии?

- Я ученый, Твайлайт. Я ОБЯЗАН знать ВСЕ о структуре мира. В теории, я бы мог использовать магию без катализаторов в виде рога, если бы у меня было достаточно времени и желания.

- В вашей стране магию могут использовать не только единороги? – Луну явно заинтересовало мое высказывание, и мне надо было выкручиваться.

- Машины. Механизмы. Используя их, мы могли управлять потоками энергии. Мы не называли это магией. Конечно, это не так эффективно, например, у нас нет телекинеза. По сути, у нас нет единорогов. Они... исчезли.

 

На меня посыпалась груда вопросов. Я же пошел по пути наименьшего сопротивления, просто переписав в образ мира пони свои убеждения и мировоззрения. Люди когда-то владели магией, но по глупости потеряли все нити управления ей, и остались только технические изыски, которые медленно, но верно ведут нас к возможному пониманию сущности вселенной, которое было утеряно с последними настоящими волшебниками. Красивая сказка для детей, получилась, конечно. Хотя, про технику и науку я ведь не наврал… К счастью, эта тема себя быстро исчерпала, и я принялся отвечать на вопросы о моих заметках. Собеседницы реагировали по-разному – Луна слушала внимательно, задавая короткие, но четкие вопросы, и что-то обдумывала, а Твайлайт прямо таки фонтанировала обилием вопросов, сравнений и споров. Таким образом, наша довольно содержательная беседа продлилась еще час, пока нас не прервали.

 

В дверь библиотеки с грохотом вкатился оранжевый, с красным бантом, жеребенок. Еще без метки, она сильно запыхалась, трясла головой, приходя в себя. Наконец она увидела Твайлайт и Луну, и с громким визгом кинулась к ним.

 

- Скорее, скорее! Там их Леса пришла какая-то странная штуковина и напугала Флаттершай!

 

Два раза повторять не пришлось.

 

 

3.0 «Apprehension» («Мрачные предчувствия»)

 

Из переговоров десантников:

 

- Что за чертовщина здесь происходит?

- Какая тебе разница, наша задача провести зачистку.

- Не нравится мне стрелять по ученым. Они даже не сопротивляются.

- Ты это скажи этому парню, Фримену. Он положил кучу бойцов уже. Кто он вообще такой?

- Понятия не имею. Но задницей чую, что у нас еще будет много проблем. Так что нам делать с телом?

- С телом? С каким телом, хахаха!

- Хаха, шутник тоже мне… Слышал что эти оперативники нашли в подвалах бункеров?

- Ты про ту странную штуковину? Только то, что там что-то есть. Ты что, что-то знаешь?

- Говорят там огромная сатанинская хрень, вращается, и вся исписана жуткими символами.

- Срань Господня, теперь придется на каждый шорох оглядываться.

- Это точно, чувак. Черт, если бы не это задание, сидел бы уже с дочкой на озере и рыбачил…

- И почему самую грязную и опасную работу доверяют самым обычным солдатам?

- Тссс... ты слышишь?..

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...