Главная Обратная связь

Дисциплины:






Понятие атрибуции. МК различия в каузальной атрибуции



Атрибуции -попытки объяснить причины поведения людей. В современной науке атрибуция рассматривается как процесс интерпретации, посредством которого индивид приписывает наблюдаемым и переживаемым событиям или действиям определенные причины.

 

В процессе межкультурного взаимодействия человек воспринимает другого вместе с его

действиями и через действия. От адекватности понимания действий и их причин во многом зависит построение взаимодействия с другим человеком и в конечном счете успешность общения с ним. Но чаше всего причины и процессы, определяющие поведение другого человека, остаются скрытыми и недоступными. Поэтому попытки сформировать представление о других людях и объяснить их действия без достаточной для этого информации заканчиваются приписыванием им мотивов поведения, «додумыванием» их характеристик, которые кажутся свойственными тому или иному индивиду. Благодаря атрибуции события и поступки людей становятся понятными, предсказуемыми и контролируемыми, а общение в таких условиях не вызывает конфликтов и не создает проблем. Возникновение интереса к процессам атрибуции обычно связывают с работами выдающегося американского психолога Фрица Хайгера.

Согласно его предположениям в поведении каждого человека можно выделить два основных компонента: старание и умение. Старание он рассматривает, как сумму намерений совершить действие и усилий, прилагаемых для осуществления этих намерений.Умение определяется им как разница между способностями совершить действие и объективными трудностями, препятствующими совершению этих действий.

Иное объяснение атрибуции, позволяющее найти ее причину и в личности, и в окружении,

предложил Гарольд Келли. По его мнению, информация о каком-либо поступке оценивается по трем аспектам: согласованности, стабильности и различию.

Согласованность означает степень уникальности в отношении принятых в обществе норм поведения. При этом низкая согласованность отражает уникальность данного поведения, а высокая говорит о том, что данное действие является обычным для большинства людей в данной ситуации. Стабильность поведения подразумевает степень изменчивости реакций данного человека в привычных ситуациях. О высокой стабильности говорят тогда, когда человек ведет себя неизменно, а низкая свидетельствует о том. что данное действие уникально для подобных обстоятельств (оно совершается только сегодня). Различие определяет степень уникальности данного действия по отношению к данному объекту. Низкое различие предполагает, что человек ведет себя так же и в других подобных ситуациях. Высокое различие предполагает уникальность сочетания



реакции и ситуации.

Когда говорят об атрибутивных процессах, прежде всего имеют в виду

каузальную атрибуциюприписывание причин поведения или результатов деятельности при восприятии людьми друг друга.Исследователи уже довольно давно столкнулись со значимостью факторов различия каузальной атрибуции у разных народов и в разных культурах

Чаще всего для выявления межкультурных различий используется модель атрибуции достижений Б. Вайнера, согласно которой для предсказания или объяснения результатов достижений индивиды используют четыре фактора:трудность задачи, способности, усилия и везение, различающиеся между собой с точки зрения трех характеристик — локуса (внешнего или внутреннего), стабильности/нестабильности, контролируемости/неконтролируемости.

Модель Вайнера использовалась и многонациональным коллективом психологов при проведении сравнительно-культурных исследований в Индии, Японии, ЮАР, США и Югославии. Было обнаружено, что представители обследованных групп приписывали свои успехи в первую очередьь усилиям (внутренней, но нестабильной причине) и лишь затем способностям, везению, трудностям задачи. А неудачи во всех странах в первую очередь объяснялись недостатком усилий

Следует иметь в виду и то, что сравнение различных культур может оказаться невалидным из-за нерелевантности для них четырех факторов объяснения причин — способностей, усилий, трудностей задачи и везения. Действительно, если какой-либо фактор не является значимым в одной из культур, предположим, везение в Индии, то данные о том, что индийцы не продемонстрировали различий при объяснении везением успеха и неудачи, не будут иметь никакого смысла. Изучение межкультурных различий в атрибутивном процессе имеет большое практическое значение, так как в современном мире множество людей вступает во взаимодействие с представителями других культур, этнических общностей, государств. В процессе общения очень часто они не понимают причин поведения друг друга и делают ложные атрибуции. Чтобы добиться эффективного взаимодействия членов разных групп, используется множество психологических методов, в том числе и атрибутивный тренинг, способствующий большей точности ожиданий индивида о поведении члена другой культуры

Вопрос №24

Ошибки атрибуции

Результаты многих исследований процес­са атрибуции свидетельствуют о том, что в экспериментальных ус­ловиях люди часто оценивают поведение других таким образом, как если бы они производили определение причин их поведения по той или иной схеме атрибуции. Однако в реальной жизни так случается крайне редко. Рассмотренные модели атрибуции предпола­гают сложный анализ разнообразной информации о действиях че­ловека. Между тем далеко не всегда есть вся необходимая инфор­мация и время для ее анализа. В повседневной жизни человек обычно недостаточно информирован о действительных причинах поведения другого человека или даже не знает о них вовсе. В этом случае в условиях дефицита информации он начинает приписывать другим людям причины поведения, чтобы дать «разумное» объяс­нение их действиям. Создается целая система такого приписыва­ния, результатом которой являются необъективные, ошибочные атрибуции.

Существует несколько причин, почему люди создают необъек­тивные атрибуции. Исследователи атрибуции говорят о двух клас­сах причин, которые приводят к ошибочным атрибуциям: 1) разли­чия в имеющейся информации и позиции наблюдения; 2) мотивационные различия.

Первый класс причин — информационные различия и разли­чия в восприятии очевиднее всего проявляются при анализе раз­личий в приписывании причин поведения, которое производится «автором» действия и «сторонним наблюдателем». Действитель­но, атрибуция зависит от точки зрения наблюдателя на ситуацию. Очевидно, что любая ситуация «изнутри» выглядит иначе, чем «сна­ружи», и поэтому можно говорить о разных ситуациях для того, кто действует, и для того, кто наблюдает. Соответственно, и при­писывание причину «действующего» и «наблюдающего» происхо­дит по-разному.

Американские исследователи М. Хьюстон и Дж. Джасперс опи­сали атрибуцию воспринимающего как диспозиционную, а атрибу­цию деятеля как ситуационную. Иными словами, они предположи­ли, что люди, объясняя свое собственное поведение, склонны при­писывать его причины преимущественно требованиям ситуации и обстоятельствам, а при объяснении чужого поведения приписывают причины в основном внутренним условиям — диспозициям. Так, если действует другой человек, то причина его поведения заключа­ется в том, что «он сам такой», а если действую я, то «таковы обстоятельства». При этом положительное поведение членов «чу­жой» группы чаще всего не замечается. Оно может рассматривать­ся как «редкий случай», как удачное стечение обстоятельств или как результат приложения сверхусилий.

Информационные различия между наблюдателем и деятелем заключаются в степени владения информацией о действии: дея­тель информирован о причинах действия больше, чем наблюдатель. Ему также известны желания, мотивы, ожидания от этого дей­ствия, а у наблюдателя этой информации, как правило, нет. Та­ким образом, различия в восприятии заключаются в том, что действие по-разному видится с точки зрения деятеля и наблюда­теля. В результате наблюдатель склонен постоянно переоцени­вать возможности личности, роль диспозиций в поведении дей­ствующего. Данная переоценка получила название «фундамен­тальной ошибки атрибуции». Суть ее заключается в том, что «сем людям присуще свойство преувеличивать значение лич­ностных факторов и недооценивать ситуативные факторы при интерпретации причин действий и поведения других людей. Вслед­ствие этого причиной собственных негативных действий призна­ется сложившаяся ситуация, в то время как аналогичное поведе­ние другого человека объясняется присущими ему личными каче­ствами.

Наряду с «фундаментальной ошибкой атрибуции» выявлены другие «ошибки иллюзорных корреляций» и «ошибки ложного со­гласия», вызванные прежде всего характером используемой информации. «Ошибка шинозорных корреляций» возникает из-за использо­вания априорной информации о причинных связях. В соответствии со своими представлениями человек склонен в любой практической ситуации выделять одни моменты и не замечать других и вместо по! иска действительных причин использовать стандартные и известные объяснения. Примером такого рода может служить объяснение мо­лодыми родителями плача своего младенца. Одни склонны «пере­водить» плач как просьбу о еде и начинают кормить ребенка, дру­гие считают, что «ему холодно», и утепляют его, третьи уверены, что «у пего что-то болит», и вызывают врача и т.д. Поскольку достоверно установить причину плача в каждом случае очень трудно, то, очевидно, что при атрибуции используются какие-то предвари­тельные представления о том, почему дети плачут.

Если рассматривать механизм «ошибки иллюзорных корреля­ций» как влияние ожиданий о причинах тех или иных действий, то очень важен вопрос о происхождении этих ожиданий. Очевидно, что «иллюзорные корреляции» появляются у человека в силу раз­ных обстоятельств: прошлого опыта, профессиональных и иных стереотипов, полученного воспитания, возраста и личностных осо­бенностей и многого другого. В каждом случае иллюзии будут свои, следовательно, и атрибуции различны.

«Ошибка ложного согласия» в атрибуции состоит в том, что приписывание причин всегда происходит с эгоцентрической пози­ции: человеку кажется, что его поведение является обычным и единственно правильным. Если другие люди действуют по-иному, то их поведение считается ненормальным, а причина кроется в их лич­ностных особенностях. В этом случае человек в качестве критерия использует свое поведение, переоценивая при этом его обычность и распространенность.

Второй класс причин, вызывающий различия в атрибуции, мотивационная предубежденность — находит свое проявление в эгозащитной субъективности. Суть ее в том, что люди склонны вос­принимать успехи как собственные достижения, а неудачи — как следствие тех или иных обстоятельств. Мотивационная ошибка атрибуции направлена на поддержание самооценки человека, т.е. результаты действий человека не должны противоречить его пред­ставлениям о самом себе.

Таким образом, выделяют множество ошибок атрибуции, вы­званных различными причинами, в силу которых атрибуции приво­дят к разным результатам. Но дело в том, что все ошибки атрибу­ции являются «ошибками» только по отношению к идеальным мо­делям приписывания причин. При реальной атрибуции эти «неправильности» просто отражают те особенности видения ситуаций взаимодействия и общения, которые и служат предметом атрибу­ции. Ведь приписывание человеком причин обусловлено не абст­рактной потребностью в понимании мира; оно ориентировано на улучшение совместного общения, нахождение общего с партнером взгляда на мир. Поэтому естественно, что цели совместной дея­тельности, условия взаимодействия, точки зрения партнеров нахо­дят свое отражение в атрибуциях и могут подчинять их себе. Даже в тех случаях, когда разница в приписывании причин очень велика, но при этом цели деятельности общие и одинаково принимаются партнерами, т.е. тем самым задано общее для них восприятие кон­текста взаимодействия, тогда приписывание причин поведению бу­дет более близким к реальной ситуации, к пониманию партнера и таким образом окажется правильным.

Ошибки атрибуции имеют особенно важное значение при меж­культурной коммуникации, поскольку мотивы и причины поведения представителей других культур понимаются и оцениваются челове­ком, как правило, неточно и неполно. В этом виде коммуникации поведение участников может определяться этническими, культур­ными, расовыми, статусными и многими другими причинами, кото­рые для партнера остаются скрытыми и неизвестными.

Специалисты в области межкультурного общения разрабатыва­ют рекомендации, позволяющие представителям различных культур лучше понимать друг друга и более успешно взаимодействовать. Исходной установкой к такого рода рекомендациям могут служить слова, принадлежащие американскому исследователю межкультур­ной коммуникации Гарри Триандису: «Мудрость межкультурного взаимодействия заключается в том, чтобы не спешить с умозаклю­чениями, когда люди делают, на ваш взгляд, что-то странное. По­дыгрывайте им, пока не поймете эту культуру». По его мнению, практическим руководством для эффективной межкультурной ком­муникации могут служить следующие правила:

1. Ни один человек не может избежать общения. Все поведение человека в процессе общения заключает в себе открытую и закрытую информацию, которую следует уметь воспринимать.

2. Общение не всегда означает понимание. Даже если два чело­века согласны с тем, что они общаются и разговаривают, это не всегда означает, что они понимают друг друга. Понимание

возникает тогда, когда два человека одинаково интерпретиру­ют символы, используемые в процессе общения.

3. Процесс общения необратим, т.е. никогда невозможно вер­нуть переданную информацию. Можно объяснить, прояснить или иначе сформулировать свое сообщение, но как только информация передана, она стала частью прошлого опыта и может оказывать влияние на восприятие настоящего и буду­щего.

4. Общение происходит в контексте (оно ситуативно). В процес­се коммуникации нельзя игнорировать условия общения, ко­торое происходит в определенном месте и времени, с исполь­зованием определенных средств коммуникации. Контекст об­щения всегда несет смысловую нагрузку.

 

Вопрос №25





sdamzavas.net - 2022 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...