Главная Обратная связь

Дисциплины:






Политическое развитие и абсолютизм в Англии XVI – начала XVII в



Своеобразный вариант абсолютизма сложился в Англии в правление династии Тюдоров (1485–1603). Ее основатель Генрих VII Тюдор (1485–1509) взошел на престол по завершении долгой войны ведущих аристократических кланов Ланкастеров и Йорков, получившей название Войны Алой и Белой розы (служивших символами этих семейств), после гибели Ричарда III Йорка. Воцарение Генриха VII устраивало большую часть английской аристократии, рыцарства, горожан и получило одобрение парламента. При нем позиции королевской власти, ослабшей в годы феодальной распри, укрепились, началось становление «новой монархии». Генрих расправился со своими политическими противниками, срыл феодальные замки, лишил магнатов привилегий и судебной юрисдикции, распустил их военные дружины. Конфискации земель тех, кто составил оппозицию королю, пополнили казну. За счет широких земельных пожалований король создал новую «тюдоровскую аристократию» из дворян, верных короне. Он всячески укреплял органы центрального управления, в особенности – финансовое ведомство. Для борьбы с заговорщиками и государственными изменниками была создана особая Звездная Палата. Все меры, направленные на установление порядка и усиление королевской власти, были активно поддержаны обществом и парламентом, на который Генрих VII опирался, даруя по просьбе подданных «добрые законы» в обмен на исправную уплату налогов.

Монархия еще больше укрепилась при его сыне Генрихе VIII (1509–1547), который распространил английскую систему управления на отдаленные северные территории и Уэльс, а также пытался подчинить Шотландию, но безуспешно. Генрих VIII считался первым «ренессансным монархом» Англии: он создал блестящий двор, славился меценатством, построил множество новых дворцовых резиденций, призванных оттенить его величие. При нем Англия стала выдвигаться в число великих европейских держав, чему способствовала активная внешняя политика Генриха на континенте: его лавирование между Францией и империей Габсбургов, периодические союзы против той державы, которая чрезмерно усиливалась.

При Генрихе VIII все большую роль в управлении играли центральные бюрократические ведомства, а также рабочий Тайный Совет при короле, главную роль в котором играли государственный секретарь, лорд-казначей и лорд-канцлер. Специфика английского абсолютизма состояла в том, что Тюдоры, в отличие от французских монархов, не стали увеличивать число оплачиваемых чиновников на местах, полагаясь на местное дворянское самоуправление. Джентльмены в графствах избирали из своего круга мировых судей, которые следили за порядком, вершили правосудие, приводили в исполнение законы, организовывали отряды обороны. При этом они служили королю не за плату, считая свои обязанности почетным долгом перед государством. Связь между ними и столицей осуществлялась через специальных королевских агентов – шерифов. Таким образом, в распоряжении Тюдоров был эффективный и многочисленный аппарат управления, на который не расходовались средства из казны.



Английская армия также была немногочисленной, в силу островного положения государства для его обороны большее значение имел флот, всемерно развиваемый первыми Тюдорами. В случае же иностранного вторжения силы обороны формировались за счет старинного ополчения всех свободных людей графств, пригодных к военной службе.

Еще одной особенностью английского абсолютизма было сохранение наряду с бюрократическими органами сословно-представительного института – парламента, который играл заметную роль в политической жизни и активно участвовал в законотворчестве. Континуитет в работе парламента определялся, с одной стороны, его лояльностью к новой власти, а с другой – стойкой традицией, согласно которой власть короля в Англии не считалась абсолютной. С XIV в. в политической теории страну рассматривали как «смешанную монархию», в которой высший суверенитет принадлежал «королю в парламенте». Несмотря на то, что Тюдоры были убеждены в неограниченности своих прав и божественном происхождении их власти, они поддерживали иллюзию «смешанного правления», опираясь на парламент, не вступая с ним в конфликт и оперируя такими понятиями, как «благо нации» и «государственный интерес».

Авторитет парламента неуклонно укреплялся на протяжении XVI столетия, в первой половине которого за депутатами закрепились некоторые политические привилегии, которые они называли «свободами», – свобода обсуждать важные дела королевства и высказываться, не опасаясь преследований, свобода доступа парламентских депутаций к монарху, личная неприкосновенность парламентариев. Хотя на деле эти права далеко не всегда соблюдались, они легли в основу современных понятий свободы слова и политических прав личности.

Важным шагом в становлении английского абсолютизма стала т. н. королевская реформация, проведенная Генрихом VIII «сверху». Хотя евангелические идеи начали распространяться в Англии в 20 гг. XVI в., требование реформы церкви еще не вылилось здесь в назревшую общественную потребность. Сам Генрих VIII поначалу резко отрицательно отнесся к идеям Лютера и вступил с ним в теологическую полемику, отстаивая традиционные католические таинства, за что удостоился от папы титула «защитника веры». Однако в конце 20-х – начале 30-х гг. он вступил в открытый конфликт с Римом, который привел к разрыву Англии с римско-католической церковью. Поводом к нему стало дело о разводе короля с испанской принцессой Екатериной Арагонской, от брака с которой Генрих не имел наследника мужского пола. Однако папа отказывался расторгнуть его брак, опасаясь гнева испанского короля и императора Карла V, приходившегося Екатерине Арагонской племянником. Властный и нетерпимый Генрих в ответ запретил отправлять в Рим десятину и доходы от церковных земель, а также обращаться в суд курии. Эскалация конфликта привела к принятию в 1534 г. Акта о супрематии, согласно которому король провозглашался главой церкви; его следующим шагом стал разгон монастырей, секуляризация церковных земель и имущества, которые пополнили казну, а затем были розданы или сданы в аренду аристократии и дворянству, поддержавшим короля. Таким образом, церковь была поглощена государством, превратившись в один из его институтов.

Идейное содержание реформы церкви занимало Генриха меньше, чем ее политический аспект. В основу символа веры национальной англиканской церкви легла лютеранская идея оправдания верой, но в Англии сохранились три таинства: крещение, причащение и покаяние. Внешне же новая церковь мало отличалась от католической – признавала «добрые дела», иконопочитание, не отрицала иерархии клира, пышных облачений, свечей, кадильниц, музыки, сопровождавшей службу.

Генрих VIII решительно расправлялся с противниками своей церковной политики: из-за непризнания его главой церкви был казнен канцлер королевства известный писатель-гуманист Томас Мор. Многие продолжали исповедовать католичество втайне.

Реформация внесла существенный вклад в обоснование неограниченного характера королевской власти. В трудах и проповедях англиканских теологов монарх рассматривался как воплощение божества на земле, и всякое сопротивление ему безусловно осуждалось.

Реформация способствовала становлению национальной государственности и культуры: Библия была переведена на английский язык, на котором велась и служба. При Эдуарде VI (1547–1553) реформация получила дальнейшее развитие, были приняты положения, приблизившие англиканскую церковь к лютеранской модели (о причащении как символическом действии, о причастии под обоими видами для мирян), осуждалось почитание икон.

Однако после его смерти Англию ждал новый религиозный переворот. На престол взошла Мария Тюдор (1553–1558), дочь Генриха VIII от Екатерины Арагонской, убежденная католичка, немедленно восстановившая старую веру. При ней Англия оказалась вовлеченной в орбиту габсбургских интересов благодаря браку Марии с сыном императора Карла Филиппом. Угроза утраты национальной самостоятельности и гонения на протестантов вызвали всеобщую ненависть к Марии, прозванной «Кровавой». После ее смерти на трон взошла Елизавета I – протестантка, дочь Генриха VIII и англичанки Анны Болейн. Ее встретили ликованием, означавшим, что большинство населения Англии сделало выбор в пользу протестантской веры.

Елизавета I (1558–1603) восстановила умеренную англиканскую церковь, несмотря на то, что вернувшиеся из эмиграции радикальные протестанты кальвинистского толка подталкивали ее к углублению реформы, дальнейшему «очищению» церкви от пережитков «папизма». Королева же предпочитала сохранять религиозный мир, привлекая к себе протестантов, но не отталкивая католиков. Она была одной из самых одаренных политиков раннего Нового времени, оставшись в памяти легендарной «доброй королевой Бэсс», «государыней-девственницей», обрученной с нацией, при которой Англия превратилась в могущественную морскую державу.

Успех 45-летнего правления Елизаветы обеспечила ее дальновидная экономическая политика – протекционизм. Как и все Тюдоры, она поощряла производство, внедрение технических новшеств, даруя патенты изобретателям и организаторам мануфактур. При ней возникли первые паевые товарищества для разработки полезных ископаемых и производства металлов, получили развитие текстильная промышленность, производство оружия, судостроение, стеклоделие и др.

Английское купечество, вывозившее из страны ее важнейший национальный продукт – сукно, также пользовалось поддержкой короны. Королева даровала купеческим компаниям хартии на ведение прибыльной монопольной торговли в разных концах света – купцам-авантюристам – в Германии, Нидерландах и Италии; Эстляндской компании – на Балтике; Гвинейской – в Африке; Московской – в России; Левантийской – в странах Ближнего Востока; Ост-Индской – в Индии. Елизавета и сама не чуралась предпринимательства – вкладывала деньги в торговые экспедиции и посылала собственные корабли с товарами, получая прибыль.

Английская торговая экспансия в 60–70-х гг. XVI в. стала причиной конфликта между Англией и Испанией, который перерос в многолетнее и ожесточенное соперничество. Английские купцы вели прибыльную торговлю с испанскими колониями в Новом Свете, поставляя туда собственные товары, а также невольников, захваченных на побережье Африки. Но испанские короли не желали допускать иностранных купцов-еретиков в свои заморские владения. Конфискации их товаров привели к началу каперства и необъявленной войны Англии и Испании на морях, одним из самых ярких эпизодов которой стал пиратский рейд Ф. Дрейка (1577–1580) вдоль побережья Америки, завершившийся вторым в истории кругосветным путешествием. Ограбив испанские колонии, он прошел через Магелланов пролив, вышел к побережью Перу, захватил несколько испанских кораблей с золотом, пересек Тихий и Индийский океаны и, обогнув Африку, вернулся в Англию, где королева собственноручно посвятила его в рыцари. В конце 70–80-х гг. англо-испанский конфликт принял характер глобального противостояния, в котором усиливался конфессиональный акцент. Англия оказывала поддержку немецким протестантским князьям, восставшим Нидерландам, гугенотам во Франции, в то время как Филипп II выступал на противоположной стороне. Королеву Англии стала называть «протестантским папой».

В 1588 г. Испания собрала огромный флот – Непобедимую армаду из 130 кораблей с 18 тыс. человек десанта для вторжения в Англию, чтобы покончить с «гнездом еретиков». Английский флот был меньше испанского, но маневренней и лучше вооружен артиллерией, позволявшей наносить урон врагу с дальнего расстояния. Пока испанские корабли двигались по проливам между островом и континентом, англичане постоянно атаковали их. Потрепанная Армада пристала к французскому берегу, чтобы принять на борт пополнение, но Дрейк атаковал ее зажигательными лодками-брандерами и заставил сняться с якоря, так и не дождавшись подходившего подкрепления. Разгром Армады довершила буря: она унесла оставшиеся корабли далеко в море и выбросила на голландские мели. Только несколько галеонов смогли вернуться в Испанию, обогнув Британские острова с севера. Спаслось не более одной трети солдат, считавшихся «непобедимыми».

Англия отстояла свою национальную независимость и протестантскую веру. Безраздельное господство Испании на океанских путях кончилось. Британия становилась владычицей морей.

Тем не менее успешное правление Елизаветы, которое называют «золотым веком» и периодом расцвета английского абсолютизма, завершилось в условиях нараставшего конфликта между короной и обществом. Затяжная война с Испанией, помощь протестантам в Нидерландах и Франции, а также неудачная колонизационная экспедиция в Ирландию опустошили казну. Елизавете пришлось сократить финансовую поддержку аристократии, что вызвало недовольство последней, вылившееся в мятеж придворных вельмож в 1601 г. С другой стороны, претензии к короне предъявляли и торгово-предпринимательские круги, ощутившие на себе тяжесть налогового бремени, принудительных займов и дополнительных поборов. В 80–90-х гг. королеве пришлось отойти от принципов покровительственной политики и ввести дополнительные пошлины и сборы с купеческих компаний. Недовольство населения вызывалось увеличением числа частных монополий на товары первой необходимости и продукты питания. Государственное регулирование экономики, стимулировавшее ее развитие в 60–70-х гг., превратилось в тормоз для нее. Интересы производства и торговли приносились в жертву фиску, прежде успешный баланс елизаветинской политики между дворянством и предпринимательскими кругами нарушился. Это привело к оппозиционным выступлениям в парламенте и критике религиозной и экономической политики правительства.

В парламенте 80–90-х гг. громко заявляли о себе пуритане – сторонники дальнейшего очищения англиканской церкви от остатков католицизма. Сам термин «пуританство» происходит от латинского «purus» – «чистый». Ревностные протестанты, они требовали введения кальвинистских порядков, упразднения епископата и независимости религиозных общин. Отмена епископата грозила подрывом всей иерархии власти в церкви, главой которой была государыня. Почувствовав опасность, Елизавета сказала о пуританах: «Сначала они потребуют убрать епископов, а потом – и самого монарха». Ее предвидение оправдалось в XVII в., когда пуритане в союзе с парламентом выступили против Карла I Стюарта и отправили его на плаху. Елизавета отвергла все предложения оппозиции, жестокие преследования заставили пуритан прекратить парламентскую агитацию, но на смену ей поднялась волна критики экономического курса, в особенности – монопольных привилегий в производстве и торговле. В 1601 г. оппозиция одержала первый успех, добившись отмены некоторых из них. Поражение короны стало одним из симптомов кризиса английского абсолютизма.

 





sdamzavas.net - 2022 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...