Главная Обратная связь

Дисциплины:






Отечественная война 1812 г



 

В ночь с 11 на 12 июня 1812 г. французская армия форсировала Неман и вторглась в пределы России. Наполеон стремился решить исход войны в одном‑двух сражениях близ границы. Однако первая и вторая русские армии, маневрируя и отступая в глубь страны, уклонялись от крупных столкновений с противником. В то же время перед обеими русскими армиями стояла задача объединения. Это удалось сделать в начале июля в Смоленске. С момента объединения положение русской армии значительно улучшилось.

Однако осложнилось положение главнокомандующего Барклая. До соединения первой и второй армий он мотивировал отступление необходимостью объединения. Теперь же требовалось большое мужество, чтобы идти наперекор общественному мнению, позиции большинства военачальников и продолжать отступление. Численный перевес по‑прежнему был на стороне французов, а рисковать армией в угоду общественному мнению Барклай не хотел. Поэтому после ожесточенного сражения за Смоленск (в начале августа) он принял решение отступать дальше.

В эти же дни под давлением общественного мнения на пост главнокомандующего русской армии был назначен М.И. Кутузов. Но и он продолжил отступление, остановив армию только в 110 верстах от Москвы, у деревни Бородино.

Здесь господствующие высоты были укреплены инженерными сооружениями и получили в ходе сражения названия: «батарея Раевского» (или «курганная», «центральная»), «Шевардинский редут» (у деревни Шевардино на левом фланге русской армии), «Багратионовы флеши» (у деревни Семеновской, южнее батареи Раевского). Соотношение сил перед сражением было примерно таким: 130 тыс. французов против 110 тыс. русских.

Первый удар французов принял Шевардинский редут 24 августа. Бой за редут продолжался до позднего вечера, и русские оставили его только тогда, когда была достигнута цель обороны – на целый день было задержано развертывание боевых порядков французской армии.

26 августаразвернулись основные события Бородинского сражения. С восходом солнца французы начали атаковать, сосредоточив основные силы против батареи Раевского и Багратионовых флешей. Здесь шли самые ожесточенные бои. Только седьмая атака позволила французам овладеть флешами.

Захват Багратионовых флешей резко ухудшил положение батареи Раевского, но она еще отбивалась в течение четырех часов. К вечеру 26 августа русская армия организованно отошла на новую линию обороны. Наполеон не решился ввести в бой последний свой резерв – старую гвардию – и вернулся на исходные позиции. Таким образом, Наполеон не сумел достигнуть главной цели Бородинской битвы – окончательно разгромить русскую армию, хотя каждая сторона считала себя победителем.



Обе армии понесли огромные потери, и Кутузов решил отойти, так как обещанных резервов все еще не было. Под Москвой, в деревне Фили, на военном совете Кутузов, приняв всю ответственность на себя, решил оставить древнюю столицу без боя. 2 сентября в брошенную Москву (большинство москвичей покинули город вместе с войсками) вступил Наполеон, но вопреки ожиданиям французов это не привело к миру. Все обращения Наполеона к Александру о заключении мира остались без ответа.

 

МНЕНИЯ ИСТОРИКОВ

Мнения историков об исходе Бородинского сражения также были неоднозначны. Французский историк середины ХIХ в. Ж. Мишле считал, что победу одержала французская армия, хотя при этом отмечал, что она была неполной и Наполеон не воспользовался ее плодами. Советский историк М.Н. Покровский писал, что русская армия в битве при Бородине смогла добиться лишь того, что не была разгромлена наголову. С.Б. Окунь, наоборот, считал, что Бородинское сражение явилось выдающейся победой России, а А.З. Манфред отмечал только нравственный характер победы русских войск. Нет единства во взглядах на исход Бородина и сегодня. И.А. Троицкий подчеркивает, что Наполеон не решил главной задачи при Бородине – не сумел окончательно разгромить русскую армию. Б.С. Абалихин придерживается взгляда о ничейном исходе Бородинского сражения. А.А. Васильев определяет исход битвы как тактическую победу французов.

Отступление французов. Между тем, оставив Москву, русская армия совершила блестящий тарутинский маневр, позволивший ей оторваться от преследования французского авангарда и разбить основной лагерь в Тарутино, куда стали подходить новые резервы. Кроме того, находясь в Тарутино, русская армия прикрывала Калугу и Тулу, где были сосредоточены продовольствие и вооружение.

Наполеон оказался в тупике. Он не мог продолжить наступление на Санкт‑Петербург, который прикрывали войска Витгенштейна. В тылу французов находился Кутузов. В самой же Москве, опустошенной сильными пожарами, сидеть не имело смысла: надвигалась зима; продовольствие и резервы поступали в голодную Москву с большим трудом – развернувшаяся партизанская война нарушала французские коммуникации.

7 октября французы оставили Москву и двинулись по Калужской дороге к Смоленску, где, как предполагал Наполеон, находились большие запасы продовольствия. У Малоярославца русская армия преградила дорогу французам. Здесь 12 октября произошло ожесточенное сражение. Город 8 раз переходил из рук в руки, и в конечном итоге французы вынуждены были повернуть на разоренную Смоленскую дорогу и отходить к Смоленску, испытывая трудности с продовольствием и обмундированием. Контрнаступление русская армия начала параллельно по тем дорогам, где у нее были резервы продовольствия и вооружения.

Сильно поредевшая французская армия с трудом добралась до Смоленска, а далее уже четырьмя колоннами стала уходить из России. Завершила поход Наполеона трагическая переправа через Березину (19 ноября), где французы только погибшими потеряли более 20 тыс. Из 600‑тысячной армии, вторгшейся в июне в Россию, на родину разными путями добралось не более 30 тыс. С изгнанием французов из пределов России начался заграничный поход русской армии, завершившийся ее вступлением в Париж.

 

 

Внутренняя политика Александра I (1812–1825)

 

Время после окончания Отечественной войны в советской историографии было принято называть аракчеевщиной, по фамилии одного из ближайших помощников Александра I, А.А. Аракчеева. С его именем связывалась вся реакционная политика самодержавия после Отечественной войны 1812 г. Это не совсем верно. Направление политики зависело от Александра, Аракчеев в большой степени был только исполнителем замыслов императора.

Несмотря на то что война с Наполеоном потребовала значительных человеческих и материальных жертв, после 1812 г. в русском обществе господствовало приподнятое настроение, свидетельствующее о том, что страна вышла из страшного испытания обновленной, готовой для дальнейшего развития. Это подкреплялось военными успехами заграничного похода русской армии и надеждами на скорые политические перемены. Так, ближайшее окружение Александра было уверено в намерении императора дать России конституцию. Об этом свидетельствовал и факт предоставления конституции Царству Польскому, созданному на территории герцогства Варшавского и присоединенному к России. Одновременно среди правящих кругов набирали силу и консерваторы, считавшие, что победа в войне свидетельствует о необходимости сохранения прежних порядков. Военные революции в Италии и Испании, волнения в Семеновском полку укрепили и Александра в этой точке зрения и положили конец его конституционным колебаниям. Царь окончательно отказался от каких‑либо либеральных реформ в России.

Наиболее мрачной страницей царствования Александра стало создание военных поселений. Эта идея возникла у царя еще перед Отечественной войной. В 1816 г. он решил возобновить попытки проведения ее в жизнь. Первые военные поселения появились в Новгородской губернии, где находились имения Аракчеева. Он и возглавил организацию и руководство военными поселениями. Главной их задачей было уменьшить расходы на содержание армии. С этой целью часть государственных крестьян передавалась в ведение военного ведомства. Такие крестьяне освобождались от обычных податей в казну и за это должны были комплектовать и сами содержать воинские части. Хотя правительство пыталось помочь военным поселениям ссудой, скотом, инвентарем, жизнь военных поселенцев строго регламентировалась и находилась под постоянным контролем начальства. Несмотря на определенные материальные выгоды, крестьяне относились к военным поселениям с ненавистью и считали их худшим проявлением крепостного права.

 

МНЕНИЯ ИСТОРИКОВ

В русской и советской историографии главный спор велся по вопросам о том, насколько искренен и серьезен был император Александр в своих либеральных устремлениях и какие цели он при этом преследовал; почему большинство из задуманных реформ первой четверти ХIХ в. не были реализованы. Причем, если дореволюционные историки во многом связывали крах реформаторской деятельности с господством рабских отношений в России того времени (В.О. Ключевский) или с личными качествами Александра (С.Ф. Платонов), то большинство советских историков полагали, что либеральные взгляды и планы реформ Александра либо являлись прикрытием консервативной политики, либо, в конечном итоге, служили укреплению крепостнических порядков. Так, С.Б. Окунь отмечал, что только конкретные обстоятельства в начале ХIХ в. заставляли царизм встать на путь внешнего либерализма и разговоры о неприемлемости самовластия должны были в конечном итоге способствовать укреплению абсолютизма. Характерное для дореволюционной историографии противопоставление двух периодов правления Александра – либерального и консервативного – многие советские историки вообще отвергали (А.В. Предтеченский, Н.П. Еропкин, А.П. Бажова), считая политику правительства Александра в целом не менее реакционной, чем политика его отца. Современные же исследователи, в частности С.В. Мироненко, М.М. Сафонов, считают либерализм и увлечение Александра конституционными планами весьма серьезными.

 

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...