Главная Обратная связь

Дисциплины:






ПУБЛИЧНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ



20:12

 

– Нет, Джина. Это не петтинг, – Эрин прищуривается, чтобы получше рассмотреть. – Он определенно вдалбливает ее в стену. К тому времени, как он закончит, она окажется буквально вмурованной в эту стену. Ах, ты, любопытная Варвара! – Эрин смеется слишком громко. Я вздрагиваю, желая залезть под стол и умереть.

Проходящая мимо девушка смотрит на меня и Эрин. Она одета, как распутная версия «Радуги яркой»[5], в разноцветном парике и бикини. Плюс ко всему разноцветные пушистые гетры и балетная пачка, и она во плоти Принцесса Призмы[6].

«Радуга яркая» смотрит на нас этим счастливым и заторможенным выражением на лице, который является результатом незаконных препаратов, и уходит, тщательно меня осмотрев.

Покачав головой, я возвращаю внимание к парочке в полутьме и вижу то, чего раньше не замечала: то, как задрана ее юбка, оголяя бедра, и как расстегнуты его черные джинсы с болтающимся ремнем. Поскольку ни один из них не светится татуировкой, я не замечала этого раньше. Их тела поглощены темнотой, но на этом складе нет потаенных местечек, чтобы украсть поцелуй или шпилить женщину у стены.

Движения парня становятся быстрее и жестче, его идеальные ягодицы сжимаются, пока он снова и снова вдалбливается в нее.

Я должна отвернуться. Но не могу.

Рядом со мной смеется Эрин.

– Господи! Твой взгляд бесценен! Не говори мне, что ты все еще девственница? Я думала, Доктор Паинька об этом позаботился! – я отрываю взгляд от парочки достаточно надолго, чтобы посмотреть на мою подругу, ее глаза раскрыты от удивления.

– Нет, я не девственница. Просто… Господи, Эрин! Они занимаются сексом на людях! У стены! – и это так сексуально, что часть меня хочет чего-то такого же, и это меня до смерти пугает. Но этого я не могу произнести вслух, потому что это бы означало, что это правда. Если я попридержу эти мыслишки в голове, то никто и не узнает. Они не станут реальностью, пока никто не узнает о них. Правильно?

Эрин обнимает меня за плечи и наклоняется.

– Значит, у тебя никогда не было обжиманий на людях? Даже сексуальных прикосновений под столом или минета в ванной, или в машине между ног твоего парня? – спрашивает Эрин, поигрывая бровями, пока я ее не прогоняю.

– Нет! – качаю я головой, словно сама идея этого отвратительна, не уверена, почему я защищаюсь.

Я ничего подобного не делала. Никогда. В постели мой парень более медленный и милый. Энтони вовсе не такой. Мой взгляд возвращается к парочке. Его движения становятся еще быстрее. То, что они делают, очевидно. Девушка прикусывает губу, вероятно, чтобы заглушить свой крик, и не могу ничего поделать, я повторяю ее выражение лица. Внизу живота все сжимается, и я сильнее стискиваю свой стакан. Она откидывает голову назад, и когда, наконец, он останавливается, его тело прижимается к ее, и она оседает, уронив голову ему на плечо. Они оба тяжело дышат. Я тяжело дышу вместе с ними.



Каково это, быть на ее месте? Прижатой к стене именно так и взятой так жестко, без всяких запретов?

Мой внутренний голос упрекает меня: «Прекрати это, Джина. Это может произойти с кем-то, но не с тобой».

В очередной раз Эрин прерывает мои похотливые мысли.

– Давай же, Ферро. Сексуальный зверь! Гррррр! – она царапает ногтями воздух, словно медведь.

– Ферро? Они здесь? Где? Я не видела, как кто-то из них заходил, – на носочках я оглядываю толпу тел, пытаясь найти среди них кого-то, кто бы соответствовал их описанию.

Семья Ферро одна из старейших и богатейших семей в Нью-Йорке. Черт, да они самые богатейшая семейка трех штатов. Моя семья довольно хорошо это знала и называла это «унаследованным богатством», что было одним из способов сказать: «мои предки усердно трудились, чтобы сделать большое состояние, и мы продолжаем это делать», но Ферро безумно богаты, влиятельны… и пугающи.

Нет смысла просить Ферро об одолжении, потому что никогда не захочется быть у них в долгу. Но с другой стороны, если они просят об одолжении, ты НИКОГДА не откажешь. Никогда не захочешь быть в черном списке Констанции Ферро. Она глава семейства Ферро и, мягко говоря, очень величественная женщина. Я встречала ее и мужа по разным поводам, в основном на сборе средств и приемах. Ее троих сыновей, наоборот, я еще не встречала, но они пробивают себе путь к общественным страницам газет каждый раз, когда кто-то из них напортачит. Судя по всему, ни дня не проходит, чтобы один из парней Ферро не стал сенсацией.

– Эм, да Джина. Это мистер Шалтай-Болтай-Погрузивший-Его прямо там. Ты не узнала его? – я качаю головой.

Эрин раздраженно фыркает.

– Реджина Гранц! Где ты была последние пару лет? Этот сексуальный парень, поимевший рыженькую у стены – Пит Ферро.

Глава 4

 

СЕКСУАЛЬНЫЙ ЗВЕРЬ

20:33

 

– Никогда не думала, что увижу Бога Секса в действии! – Эрин так громко визжит, что это могли бы услышать дельфины, а собаки встали бы на ее стопы, чтобы было лучше видно. – Прямо сейчас могу умереть счастливой. Лучшая. В мире. Вечеринка, Джина! – Эрин издает довольный вздох, прежде чем облокотиться на мое плечо. Понятия не имею, что у меня за выражение на лице, но Эрин смеется и целует меня в щеку, прежде чем отправиться обратно к толпе.

– Прекрати меня целовать! – кричу я ей в след, стирая помаду. Я понимаю, что я сказала, когда выкрикнула это. Мои щеки горят, и я пячусь от некоторых людей, заново оценивающих меня. Хихиканье Эрин поглощают крики толпы.

Вот тогда я и замечаю рыжие волосы. Это не моя вина. Я клянусь, я не извращенка, но они прямо сейчас в пределах моей видимости. Я смотрю на пару, задумываясь о вещах, о которых не должна, и сжимая скомканный пластиковый стаканчик в одной руке, а телефон – в другой.

Я действительно представляла, каково это, заниматься сексом с... тьфу... Питом Ферро?

Где мое чистящее средство для разума? Это так непристойно. Из всех людей, я запала на самого отъявленного мудака. Хорошо известный факт, он спит с любой женщиной, с которой соприкасается и убирает со своего пути всех парней. Просто мысль о нем заставит любую уважающую себя девушку вроде меня, надеть пояс верности, выбросить ключ и сбежать в горы. Таким парням, как он, нельзя доверять. Они улыбаются и льстят, пока не снимут с тебя трусики. Когда объект завоеван, они уходят. Из того, что я слышала о Пите, Рыжая перестанет быть новостью, как только он застегнет ширинку.

Не сводя глаз с Питера и его нового завоевания, я смотрю, как они поправляют одежду. Он оборачивается, и я узнаю его – темные волосы в беспорядке, потрясающие голубые глаза и дерзкая самодовольная улыбка на небритом лице. Черт. Он сексуальнее, чем я думала. То, как падает на него свет, делает его похожим на ангела, только что павшего. Тени играют в его глазах, из-за чего он выглядит так, будто должен быть в Википедии, когда вводишь «ГРЕХОВНЫЙ». В газетах и светской хронике, которые я читала, его фотографий недостаточно. Они не передают его горящую ауру, словно его взгляд может привезти к извержению вулкана в любой момент. Со стороны он совершенный, начиная с его волос после секса и заканчивая задницей в этих облегающих джинсах. Жаль, что он мудак.

Ленивый взгляд Пита исследует комнату и встречается с моим, пока я осматриваю его бедра. Я выпрямляюсь, живот скручивает. Вот черт! Он смотрит прямо на меня. Он удерживает мой взгляд, и на его лице появляется кривоватая усмешка, перерастающая в дьявольскую.

Я сглатываю и закрываю свой рот. Он знает, что я подглядывала. Знает, что я все видела. Из-за этого взгляда, пожирающего меня глазами, мои ладони потеют и разжигают во мне те части, которые не хотелось бы. Питер оценивает мое тело снизу доверху, словно я его следующая жертва. Несмотря на всю мою одежду, я чувствую себя обнаженной. Внутри все дрожит, и я прерывисто вздыхаю. Он пытается напугать меня, но я этого ему не позволю. Я удерживаю его взгляд, сузив глаза, и определенно не заинтересованно.

По крайней мере, не заинтересована в нем. Меня не привлекла идея быть предметом вожделения. Дело в том, что этот человек, Пит Ферро, заставляет меня хотеть последовать за Эрин сквозь толпу. Кроме того, такие парни, как он, несерьезны. Он одноразовый, для веселого времяпрепровождения. А я хочу постоянства, и я нашла такого парня. Он самый успешный и перспективный врач на Восточном Побережье. И я горжусь им, пока что он – все, чего я хотела, и я никогда не была с ним таким образом, как та парочка. У нас нет страсти. Поэтому когда Питер оценивает меня, сердце замирает. Я полная противоположность женщины в его объятиях. Почему он вообще посмотрел на меня?

И тут Пит подмигивает и наклоняет голову в сторону, как бы приглашая присоединиться к ним.

Не к нему, К НИМ.

Мои мысли вдребезги разбиваются, лязгая о пол, словно упавший колокол. Каждый кусочек похоти или того, что это было, падает на мою обувь. Дважды моргнув, я напрягаюсь и открываю рот. Тепло охватывает мое лицо и грудь, и соединяется в животе. Последнее я игнорирую.

Я просто, я не могу... он реально приглашает меня для секса втроем? Да кто так делает?

Испытывая отвращение и легкое огорчение, я смотрю в сторону. Черт! У нас было визуальное перетягивает каната, и я проиграла. Я захлопываю рот и пробираюсь сквозь толпу. Потные тела врезаются в меня, и какие-то руки хватают меня за бедра, еще до того, как я успеваю увернуться. Возможно, я зарычала на парня, который тут же отпустил меня. Подозреваю, что Пит держал бы крепче. Извращенка.

Мой желудок все еще находится в подвешенном состоянии, словно я иду по Марсу. Сложив руки на животе, я сильнее сжимаю телефон и удерживаю взгляд на полу. Хоть я и в толпе, но все еще чувствую на себе взгляд. Я освобождаю пальцы и снова сцепляю, пока раздумываю. Что за сволочь? Я знаю, он сделал это, чтобы разозлить меня. Никто не приглашал меня на секс втроем. В смысле, поглядите на меня. Я просто девушка, которая не светит своими буферами каждые две секунды. Плотно закутанная в свою девственную маленькую блузку. Так что еще раз, почему он пригласил меня стать частью групповушки? Разве я похожа на такую? Может, он подумал, что мое ожерелье было сделано из толстых бусинок.

Нахмурившись, я продолжаю идти, стараясь увеличить расстояние между мной и Питом Ферро настолько, насколько это возможно. Музыка продолжает играть, и я хочу расслабиться, но это не мое. Я напряженная Джина, девушка с жемчугом на шее, не жертва. Отстойно.

Опустив плечи, я останавливаюсь и прижимаюсь к стене. Почему мне не все равно? Даже если Пит Ферро подумает, что я скромница? Какая разница, серьезно, он это или нет? Это не важно. Во-первых, у меня есть парень, и во-вторых, он – Питер Ферро – и это подтверждает, что человека делает не пресса. Он подтвердил это, вдалбливая женщину в стену своей штучкой на людях!

Я дрожу от мысли об этом. Я не могу даже целоваться на людях. Когда я чувствую, что кто-то смотрит на меня, то замираю. Действию не хватает интимности, и оно выглядит неправильным.

Смеясь про себя, думаю, что возможно я – скромница.

Глава 5

 

ХОРОШИЙ ПАРЕНЬ

20:47

 

И тут вибрирует мой мобильник, высвечивая на маленьком экране имя моего парня. Я люблю его, но черт! Энтони не должен знать, что здесь происходит, он разболтает отцу. С тех пор как Энтони стал работать в ночные смены в пункте первой помощи при аспирантуре медшколы, наступил прекрасный момент для этой вечеринки. Возможно, у него перерыв, и он звонит, чтобы пожелать спокойной ночи и быстрого «я тебя люблю».

Я не полная задница. Я бы пригласила его. Дело в том, что мне нужно было провести время с Эрин и расслабиться. Затем мой девичник превратился в это. Рэйв с наркотиками и полуобнаженными женщинами не его место. Слишком много людей в слишком маленьком пространстве, плюс возможность попасть в тюрьму, не получить степень, и отказ от своего будущего – похоже ненужное искушение. Так что я не дала ему выбора. Чувствую себя ужасно, потому что я здесь без него. Возможно, я должна уйти.

Телефон в моей руке продолжает звонить, пока я оглядываю склад и толпу людей, столов и танцующих между мной и дверью. Я поговорю с ним и уйду. Эрин повеселиться за двоих. Это не мое место.

Я направляюсь к месту, где уровень шума наименьший, и бегу к старой металлической лестнице, ведущей в кладовку. Через пару сильных толчков и нажатий на ручку, замечаю, что замок поддался. Соскользнул вниз в отверстие в полу. Подцепив ногой штырь, я открываю дверь.

Я могу быть немного навеселе из-за того, что мой напиток ударил в голову. Я также разочарована тем, как обернулся вечер, и все еще раздражена поступком Ферро. Я хлопаю дверью и делаю глубокий вдох, прежде чем ответить на звонок. К частью для меня, эта комната с большей звукоизоляцией, чем я полагала. Басы просто отдаются вибрацией на полу, а стены и двери поглощают большую часть громкой музыки.

– Привет, малыш, – произношу я, отвечая на звонок.

– Ты где? Телефон звонил целую вечность. Я думал, что ты упала в колодец или еще что-нибудь, – дразнит меня Энтони. Я считала себя грациозной, в смысле, кто-нибудь вообще слышал о неуклюжих танцовщицах? Но Энтони заставляет меня чувствовать себя неловко.

Я отшучиваюсь.

– Ха, ха. Я в порядке. Просто тусуюсь с Эрин.

Он вздыхает. – Боже, серьезно? Я думал, что это банная ночь?

То, как он сказал это, заставляет меня говорить, как старушка с большим количеством кошек. Я хмурюсь.

– Возможно, но Эрин не так плоха.

– Ладно, не важно. Просто она всегда втягивает тебя в неприятности, и туда, где… – шум разрезает линию, и его голос то появляется, то пропадает. Я понятия не имею, что он говорит, но знаю, что он все еще злится на Эрин.

Я прерываю его.

– Ты пропадаешь. Я тебя не слышу.

Он пытается ответить.

– Детка… они… идти… – и еще больше шума.

– Энтони, тебя плохо слышно, – мой телефон подает сигнал, заставляя меня посмотреть на экран. Аккумулятор мигает на двух процентах. Черт. Прижимая телефон к уху, я слышу, как он все еще пытается поговорить. – Я тебя не слышу. Не волнуйся. Я иду домой, хорошо? Ночь прошла без осложнений, – на самом деле, это был провал года. Я ухмыляюсь и хочу пошутить, но он подумает, что я грубая.

– Ладно. Я просто хотел пожелать тебе доброй ночи. Кто любит тебя?

Я улыбаюсь, как дурочка.

– Ты.

– Кто моя хорошая девочка?

– Я, – я закатываю глаза из-за этого маленького ритуала. Энтони начал его почти сразу, как мы познакомились. Если бы он был здесь, то поцеловал меня в щеку и погладил по голове. Другие женщины посчитали бы это неправильным, но это означает добрые намерения. – Я тебя люблю. Не задерживайся допоздна.

– Меня не будет до утра. Прости, детка, на работе безумство. Если не посплю, то никому не принесу пользу. Обещаю, я... и потом… – его голос прерывают шумы. Он продолжает говорить, не смотря на сигнал аккумулятора. Я пытаюсь сказать, что телефон разряжается.

– Энтони…

– Этот пациент вообще… – он продолжает говорить, будто не слышит меня.

– Эй, мой телефон… – слишком поздно. Связь прерывается, и экран становится черным. Умер. Прекрасно. Похоже, что мне придется ловить такси. Вот вам и приложение, чтобы поймать такси.

Я запихиваю мобильник в задний карман джинсов и подхожу к двери. Тяну ручку и пытаюсь рывком открыть ее. Она не поддается. Что-то препятствует этому, поэтому я снова тяну, налегая всем весом своего тела, но это не работает. Желудок уходит в пятки.

– Нет. Нетнетнетнетнет! Этого не может быть! – убедившись, что ручка не поворачивается, я снова тяну дверь на себя, но она не открывается.

Мое сердце начинает бешено колотиться от перспективы быть запертой. Я пытаюсь еще раз надавить и открыть дверь, дергая ручку, насколько это возможно, но мои руки потеют и скользят. Словно дверь снизу зажата.

О, нет. Меня быстро поражает тот факт, что я сама себя закрыла, сильно хлопнув дверью, когда зашла, и металлический штырь скользнул на месте. Сильно ударившись лбом о дверь с болезненным стуком, я громко вздыхаю. Этот вечер просто в-рот-мне-ноги.

Что еще может пойти не так? Чувствую давление своего сотового в моем заднем кармане, я получаю ответ на вопрос, который должен был быть риторическим.

Черт. Я забыла, что мой аккумулятор сдох.

Я никому не могу позвонить и попросить о помощи.

Самая худшая.

Вечеринка.

В жизни.

Глава 6





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...