Главная Обратная связь

Дисциплины:






Своим же, что толпою жадной Дошли до банков и трибун, Напомним: «Страшен русский бунт, Бессмысленный и беспощадный» - Мысль Пушкина. Добавим к ней: Разбор осмысленный – страшней



ПЕСНЬ ПЯТАЯ

Перечитав последний лист, Не сделать бы нам вывод ложный, Что это всё писал безбожный Упрямый материалист. Но что есть Бог — не нам судить! Нам лишь известно из преданий, Кого впрягли переводить Стихи египетских сказаний. И тот, кто древний текст добыл Евангелий, осмыслит много: Ведь вера в Бога, то — не вера Богу, А БЕ — есть не синоним «был». Попы в догматике своей От Торы долго не отстанут. И Моисей у них — еврей, Да и Христа в евреи тянут. Но если поразмыслить строго, И дать по существу ответ. Поймём, что истина — от Бога, А ложь — от правивших Завет. “Нормально” думающий ахнет, Читая эти письмена, Где диалектикой не пахнет, Но фактология — страшна.

И как уныло утверждает В «Неве» проклюнувшийся прыщ: «По горло фактов мне хватает, В методологии я нищ!» Вот та черта, где в этой стае Обороняются, как львы, Патрон последний сберегая Всегда для личной головы! Не видя выхода из круга, В истерике забились все: И Меттер, строя «Пятый угол», И «белка» в «Пятом колесе».

Но почему всю жизнь был падок Бродить Бердяев, например, С «волшебным фонарём химер»,— Из области ба-а-альших загадок... Загадки, впрочем, лишь игра. Одну вам разгадать под силу: Зачем поэт сравнил Людмилу С Дельфирой. Что за Дельф и Ра?

А то, что знал он без сомненья, Что есть сокрытые от глаз Два мощных центра управленья Сознанием народных масс. Египетско-эллинский мост, Где из-за плотности солидной Формировался «глупый рост», То есть финансово-кредитный. И центр — славянский. Этот был Рассредоточенно-свободным И с направлением природным В конфликт, как первый, не входил; Чем был, конечно, повод дан Певцам чужого идеала Твердить, что вечно отставала Россия от «цивильных» стран.

Любвеобилием пронизан, Славянский жрец был «простоват», А потому был частью вписан В «евангельский» конгломерат; А частью стал, как в страшном сне, Подпольем в собственной стране. Вот что поэт имел в виду, Сравнив Людмилы дар свободный С Дельфирою мужеподобной.

А я к Руслану перейду. Он, окрылённый от побед, Своей невесты ищет след. Но где Людмила? Где Народ? Не загнан ли плутом коварным И он в «синайский турпоход», Чтоб выйти однополушарным?

От этой мысли сгоряча В неодолимой жажде мести Руслан размахами МЕЧА Пошёл в куски кромсать поместье. Всё, что попалось на пути Под гневную десницу князя, Крушилось, Бог его прости! Мосты — «хозяйственные связи», «Беседки» местного ЦеКа — Сносила всё его рука! Руслан! Руслан! Ну как ты мог?! Методология — не шашка! Но, благо, случай тут помог, Была с Людмилы сбита шапка.

Его невесты милый лик В сетях яснеет, проявляясь. Князь сети рвёт… о, грустный миг - Княжна лежит, не просыпаясь. И перестройки буйный шум Не разбудил девичий ум.



Устал Руслан, он удручён, Обратно едет тихим ходом. Что ж он теперь? Хоть и с МЕЧОМ И вроде бы уже с народом, Но крепко спящим... Кто гипноз С Людмилы снимет? Вот вопрос! Кому его не задавали — В ответ — мычанье да обман.

У тихой речки на привале Однажды отдыхал Руслан. Вдруг видит: молодой рыбак Челнок свой к берегу причалил, Красавица его встречает... Но что за юноша? никак?.. Тут был не в шутку огорошен, Узнавши рыбака, Руслан. Да это же хазарский хан, Соперник безусловно в прошлом! Опять вопрос? Его могли бы Решить вы сами без труда: Иудо-христианство «рыбой» Обозначается всегда.

Напомним тем, кто позабыл, Как юный хан попался в сети. Двенадцать дев в пути он встретил, Тринадцатую — полюбил. Но сложный путь прошёл, пока Не превратился в «рыбака». Сначала был он «окружён», (О базах вспомним мы едва ли!) Тихонечко коня лишён, (Так от народа оторвали!) «Та меч берёт, та — пыльный щит» (Вот вам «конверсия» в натуре!), Плюс «баня» - в этой процедуре Людмилы образ был забыт. Но эти девы не пленили Ратмира. Он покинул их, Женился на «другой» Людмиле, Стал незаметен, скромен, тих. «Рыбачил»... исподволь масоня. Но, благо, хоть его жена — Не пошлая рыбачка Соня — «Пастушка милая»... Она Детьми хоть и была богата, Да их судьба, как тёмный лес; Так из истории исчез Хазарский каганат когда-то. (Не то ли ждёт и наш народ, Коль за хазарами пойдёт?) Предполагаем, что Гайдар- Потомок ветреный хазар.

Грешно бы было крюк не дать И с Головой не повстречаться. Чтоб та могла урода-братца Обрезанного увидать! Усвоив, что отомщена, Уснула б вечным сном она, Но на прощанье б наделила Злодея термином таким, Что тот, наверно, до могилы Молился демонам своим! Эх, головы! Предполагать, Кто недруг, следует при теле, А уж поскольку отлетели, Удел ваш — дуться и моргать.

На фоне лунного пятна Тревожно проносились тучи. Уставший на зелёной круче Лежал Руслан в объятьях сна. Нам сновидения знакомы, Плод подсознания они! Меж тем как проявленье дремы — Галлюцинациям сродни; А потому Руслана сон — Не хитрая дремота Лиды. Сон — вещий! И какие виды Он проявляет, есть резон Прочесть в поэме между строк, Глядишь, и извлечёшь урок...

Сейчас в пророчествах сильны
У нас и физик, и политик;
Но горе, ежели за сны
Возьмётся психоаналитик;





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...