Главная Обратная связь

Дисциплины:






Общество как целостная саморазвивающаяся система



Содержание

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………….…….2

Общество как целостная саморазвивающаяся система…………………………………………………………...……….……16

Исторический процесс и его движущие силы, согласно Монтескье…………………………………………………………….….…….22

Структура сознания человека…………………………………………………………………….….12

Список использованной литературы………………………………………...…………………………..28

 

 

ВВЕДЕНИЕ

В конце новое мировоззрение, отвечающее интересам развития науки о XVI начале XVII вв. в передовых странах Западной Европы зарождается капиталистический способ производства. Разложение феодальных отношений и возникновение капиталистических изменяет всю духовную жизнь общества. Религия утрачивает господствующее влияние на развитие науки и философии. Возникает природе. И. Ньютон формулирует основные законы классической механики, открывает закон всемирного тяготения. У. Гарвей делает открытие кровообращения и исследует его роль. Значительный вклад в развитие механики, физики, математики вносят выдающиеся философы Р. Декарт и Г. Лейбниц.

Усилия ученых концентрируются на собирании, описании и классификации фактов. Широко применяются способы и приемы изолированного изучения отдельных объектов. На целое смотрят как на механическую сумму частей, а отдельные части нередко наделяются свойствами целого. Такие приемы распространяются и в философии, что приводит к созданию механистического материализма с присущим ему метафизическим методом исследования окружающего мира.

Свою главную задачу философы и естествоиспытатели видят в увеличении власти человека над природой и в совершенствовании самого человека. Бесплодная схоластическая псевдонаука, которая основывалась на церковном авторитете и умозрительных поспешных обобщениях постепенно уступает место новой науке, опирающейся прежде всего на практику. Бурное развитие естествознания, особенно механико-математических наук оказало сильное влияние на развитие философии. Перед философией на одно из первых мест выдвинулась задача создания и обоснования методов научного познания.

Р.Декарт - основатель философии Нового времени. Ему принадлежит заслуга ясной и глубокой формулировки основных интуиций и допущений рассматриваемого классического периода новоевропейской философии. Р.Декарт родился в семье, принадлежавшей к знатному роду Турени, что предопределяло его будущее на стезе воинской службы. В школе иезуитов, которую закончил Декарт, у него обнаружилась сильная склонность к занятиям математикой и безусловное неприятие схоластической традиции. Ратная жизнь (а Декарту пришлось участвовать в знаменитой Тридцатилетней войне) не привлекала мыслителя и в 1629 г. он оставляет службу, удаляется от света, избирает местом своего пребывания самую свободную тогда страну Европы - Голландию - и в течении 20 лет занят исключительно научными трудами. В 1649 году он принимает приглашение шведской королевы Христины помочь ей основать Академию Наук. Непривычный для философа режим дня (встречи с “царственной ученицей” в 5 часов утра), суровый климат Швеции и напряженная работа стали причиной его преждевременной кончины.



Отправной точкой философствования Декарта становится общая им с Бэконом проблема достоверности знания. Но в отличие от Бэкона, который ставил на первый план практическую основательность знания и акцентировал значение предметной истинности знания, Декарт ищет признаки достоверности познания в сфере самого знания, его внутренних характеристик. Отклоняя, подобно Бэкону, авторитет как свидетельство истины, Декарт стремится к разгадке тайны высочайшей надежности и неотразимой привлекательности математических доказательств. Их ясность и отчетливость он справедливо связывает с радикально глубокой работой анализа. В результате сложные проблемы удается разложить на предельно простые и дойти до уровня, на котором истинность или ложность утверждения может быть усмотрена непосредственно, как в случае математических аксиом. Располагая такими очевидными истинами, можно уверенно проводить доказательства, относящиеся к сложным и заведомо неясным случаям.

Первая проблема состояла в том, чтобы обнаружить очевидные истины, лежащие в основе всего нашего знания. Декарт предлагает с этой целью прибегнуть к методическому сомнению. Только с его помощью можно отыскать истины, усомниться в которых невозможно. Следует заметить, что испытанию на несомненность предъявляются исключительно высокие требования, заведомо превосходящие те, что вполне удовлетворяют нас, скажем, даже при рассмотрении математических аксиом. Ведь и в справедливости последних можно усомниться. Нам же необходимо найти такие истины, в которых усомниться невозможно.

Можно ли сомневаться в своем собственном существовании, в существовании мира, Бога? В том, что у человека две руки и два глаза? Подобные сомнения могут быть нелепы и странны, но они возможны. В чем же нельзя усомниться? Заключение Декарта лишь на первый взгляд может представиться наивным, когда он такую безусловную и неоспоримую очевидность обнаруживает в следующем: я мыслю, следовательно, существую. Справедливость несомненности мышления подтверждается здесь самим актом сомнения как актом мысли. Мышлению отвечает (для самого мыслящего “Я”) особая, неустранимая достоверность, заключающаяся в непосредственной данности и открытости мысли самой себе.

Декарт получил лишь одно несомненное утверждение - о самом существовании познающего мышления. Но в последнем заключено много идей, некоторые из которых (например, математические) обладают высокой очевидностью как идеи разума. Так, в разуме заложено убеждение, что кроме меня существует мир. Как доказать, что все это не только идеи разума, не самообман, но и существующее на самом деле? Это вопрос об оправдании самого разума, о доверии к нему.

Декарт разрешает эту проблему следующим образом. Среди идей нашего мышления находится идея Бога, как Совершенного Существа. А весь опыт самого человека свидетельствует о том, что мы, люди, существа ограниченные и несовершенные. Каким же образом эта идея оказалась присуща нашему уму? Декарт склоняется к единственно оправданной на его взгляд мысли, что сама эта идея вложена в нас извне, а ее творец и есть Бог, создавший нас и вложивший в наш ум понятие о себе как о Совершеннейшем Существе. Но из этого утверждения вытекает необходимость существования внешнего мира как предмета нашего познания. Бог не может обманывать нас, он создал мир, подчиняющийся неизменным законам и постижимый нашим разумом, созданным им же. Так, Бог становится у Декарта гарантом постижимости мира и объективности человеческого познания. Благоговение перед Богом оборачивается глубоким доверием к разуму.

Вся система аргументации Декарта делает вполне понятной его мысль о существовании врожденных идей в качестве одного из основоположений рационалистической теории познания. Именно врожденным характером идей объясняется сам эффект ясности и отчетливости, действенности интеллектуальной интуиции, присущей нашему уму. Углубляясь в него, мы оказываемся способными познавать сотворенные Богом вещи. Ясность и отчетливость представлений являются поэтому и критериями истинности (достоверности) наших знаний.

Декарт развивает специальное учение о методе, которое он сам резюмирует в следующих четырех правилах:

1) Не принимать ничего на веру, в чем с очевидностью не уверен. Избегать всякой поспешности и предубеждения и включать в свои суждения только то, что представляется уму столь ясно и отчетливо, что никоим образом не сможет дать повод к сомнению;

2) разделять каждую проблему, избранную для изучения, на столько частей, сколько возможно и необходимо для наилучшего ее разрешения;

3) располагать свои мысли в определенном порядке, начиная с предметов простейших и легкопознаваемых, и восходить мало-помалу, как по ступеням. до познания наиболее сложных, допуская существование порядка даже среди тех, которые в естественном ходе вещей не предшествуют друг другу;

4) делать всюду перечни настолько полные и обзоры столь всеохватывающие, чтобы быть уверенным, что ничего не пропущено.

Эти правила можно обозначить соответственно как правила очевидности (достижение должного качества знания), анализа (идущего до последних оснований), синтеза (осуществляемого во всей своей полноте) и контроля (позволяющего избежать ошибок в осуществлении как анализа, так и синтеза). Продуманный так метод следовало применить теперь к собственно философскому познанию.

Декарт полагает, что все возможные вещи составляют две самостоятельных и независимых друг от друга (но не от создавших их Бога) субстанции - духовную и телесную. Эти субстанции познаются нами в их основных атрибутах; для тел таким атрибутом является протяжение, для душ - мышление. Телесная природа последовательно представлена у Декарта концепцией механизма. Вечно движущийся мир, подчиненный законам механики, исчислимый математико-геометрическим образом, заготовлен для триумфального шествия математического естествознания. Природа - чисто материальное образование, ее содержание исчерпывается исключительно протяжением и движением. Основными ее законами являются принципы сохранения количества движения, инерции и первоначальности прямолинейного движения. На основе этих принципов и методически контролируемого построения механических моделей, разрешимы все познавательные задачи, обращенные к природе. Так, животные и человеческие тела подчинены действию тех же механических принципов и представляют собой “самодвижущиеся автоматы”, никаких “живых начал” в органических телах (как растительных, так и животных) не имеется.

Наиболее трудная проблема философии Декарта отношение души и тела у человека. Если у животных нет души, и они представляют собой бездушные автоматы, то в случае человека это очевидным образом не так. Человек способен управлять своим телом с помощью ума, а ум - испытывать на себе влияние тела. Сложность проблемы заключалась в объяснении воздействия двух совершенно разных по своей природе субстанций. Душа едина, непротяженна и неделима. Тело протяженно, делимо и сложно. Декарт, проявлявший большой интерес к успехам тогдашней медицины, отнесся с особым вниманием к шишковидной железе, расположенной в центральной части головного мозга, и связал с ней место, в котором душевная субстанция взаимодействует с телесной. Хотя душа как начало непротяженное и не занимает места, но она “пребывает” в указанной железе, она - “седалище души”. Именно здесь материальные жизненные духи и вступают в контакт с душой. Раздражение из внешнего мира передается по нервам в головной мозг и возбуждает пребывающую там душу. Соответственно, самостоятельное возбуждение души приводит в движение жизненные духи, и нервный импульс завершается мышечным движением. Связь души и тела в целом укладывается в схемы, по существу, механического взаимодействия.

Основные моральные установки картезианства легко извлекаются из общей направленности его философии. Укрепление господства разума над чувствами и страстями тела - исходный принцип для поиска формул нравственного поведения в самых разнообразных жизненных ситуациях. Декарта отличает своего рода растворение феномена воли в чистом интеллектуализме. Свобода воли определяется им посредством указания на следование “логике порядка”. Одно из жизненных правил Декарта звучит так: “Побеждать скорее себя самого, нежели судьбу, и менять скорее свои желания, чем мировой порядок; верить, что нет ничего, что было бы целиком в нашей власти, за исключением наших мыслей”. Начиная с Декарта, новые ориентации философской мысли, в которых центральное место занимает мысль и сам человек, обретают классически ясный характер.

Разделив мир на субстанции протяженную и мыслящую Декарт заложил основу глубокого разделение естественнонаучного и гуманитарного знания. Естественнонаучные и гуманитарные дисциплины со времен Декарта начинают говорить на разных языках. Когда мы изучаем природу или технику, мы описываем протяженную субстанцию и взаимодействие протяженных тел. Здесь важны такие понятия как масса, энергия, импульс и тому подобные физические характеристики. Для естествознания нужны понятия, которые описывают протяженные тела. Гуманитарные дисциплины используют иной научный аппарат, описывающий духовную реальность: цель, ценность, мотив, смысл и т.п.

Применительно к естествознанию декартовский дуализм выступает как материализм. Применительно к духу этого сказать нельзя. Когда Декарт говорит, что субстанция протяженна, это значит, что самые главные свойства материи описываются через ее протяженность. Это означает, что природу нужно познавать математически. То есть математические описания описывают саму протяженную субстанцию.

Но это природа. А как быть с духовной субстанцией? Декарт задается вопросом: откуда в нашей душе берутся какие-то знания, если душа никакого воздействия из внешнего мира получать не может? В итоге, Декарт приходит к выводу о том, что в нашей душе независимо от воздействия внешних тел существуют «врожденные идеи». Это значит, что человек уже рождается с каким-то знанием и задача познания состоит лишь в том, чтобы проявить это скрытое знание. Эта теория явным образом перекликается с идеей Платона о познании, как припоминании идей, уже знакомых душе до ее рождения в мире.

Ученик, некоторое время личный секретарь Ф.Бекона и продолжатель линии английского эмпиризма Т.Гоббс подверг жесткой критике дуализм Декарта в его учении о субстанциях. В действительности, говорит Гоббс, существует только множество различных предметов, которые мы обозначаем различными именами. Для сходных предметов употребляются общие, абстрактные имена. Над ними, в свою очередь, может быть проведена такая же операция и создано имя, относящееся к группе имен. Понятие субстанции и есть такая предельная абстракция. Таким образом, субстанция, есть, по выражению Гоббса, только имя для имен. Она не существует в реальном мире. Или, если хотите, существует столько субстанций, сколько есть отдельных вещей. Главный смысл этого возражения Гоббса заключался в том, что реально существует только материальный мир, который устроен механическим образом. Именно Гоббс заложил основы механистического материализма, который полностью сложился уже в XVIII веке.

Гоббс задается вопросами: как сложился общественный организм и почему он функционирует? При ответе на них Гоббс переносит механистическое видение мира на познание общества. Общество — это соединение индивидов, которые образуют некий механизм, точнее сказать, органическую систему. Человек, по мнению Гоббса, животное, которое преследует свои ближайшие интересы. Поэтому, когда люди начинают свое совместное существование, они сталкиваются с тем, что интересы других людей противоречат их собственным. Люди, считает Гоббс, изначально свободны, они сами определяют путь своих действий. Но действуют они, исходя из своих эгоистических интересов, поэтому с неизбежностью сталкиваются с интересами других людей, тем самым вступая в конфликт с ними. Это конфликтное состояние Гоббс называет естественным и определяет его, как «война всех против всех». В естественном состоянии каждый борется сам за себя, поэтому «человек человеку волк», побеждает сильнейший. Положительный момент естественного состояния человека — это свобода, а отрицательный — отсутствие безопасности. В любой момент человека может убить, ограбить сильнейший, поэтому в естественном состоянии нет устойчивого развития общества, ради которого люди заключают между собой негласный договор. Он совсем не обязательно фиксируется на бумаге, но люди молчаливо соглашаются с тем, что часть своей свободы они отдают в пользу государства. Государство Гоббс называет Левиафаном. Левиафан — это библейское чудище, которое выходило из моря и пожирало людей. В представлении Гоббса государство тот же Левиафан, захватывающее всех людей. Во главе государства становится монарх, располагающий неограниченной властью и дающий людям гарантию безопасности в государстве. Он вместе с правительством выполняет функцию мозга Левиафана. Бюрократический аппарат — это своего рода нервы, которые передают импульсы от головного мозга к различным частям общественного организма. Армия, полиция — мускулы общества. Есть также и костная система общества, опора общества. Это производители, предприниматели и другие.

Рационалистическая традиция после Декарта нашла своих самых выдающихся представителей в лице Бенедикта Спинозы (1632-1677) и Готфрида Лейбница (1646-1716).

Философия Спинозы самим ее автором рассматривалась как своеобразное завершение картезианской философии. Она проникнута теми же интуициями и притязает на более совершенное разрешение проблем, поставленных предшественником. Главное свое философское произведение, “Этику”, Б.Спиноза написал строго подражая методу математического доказательства. Каждая часть “Этики” открывается списком определений и аксиом, а затем следуют остальные положения его философии - вытекающие из них следствия и доказуемые в этой системе теоремы.

Одно из основных понятий Спинозы - понятие единой и бесконечной субстанции, названной им Богом и Природой одновременно. Тем самым в отличие от Декарта он становится на точку зрения философского монизма, признающего единое первоначало мира. Эта субстанция обладает бесчисленным множеством атрибутов, из числа которых человеку открыты только два: протяженность и мышление. Каждый из атрибутов заключает в себе всю полноту содержания субстанции, но вместе с тем в только ему присущей определенности или (используя метафору “языка”) выражает его на собственном языке . В силу этого, например, порядок и связь идей полностью отвечают порядку и связи вещей (как то, так и другое выражают одинаковое субстанциальное содержание, но в одном случае - на “языке” протяжения, а в другом - мышления) , и мучительная для дуализма Декарта проблема отношения души и тела получает свое более удовлетворительное разрешение.

Каждый из атрибутов предстает перед нами как множество единичных вещей (модусов), в которых мы открываем проявление отдельного атрибута, образующего их сущность. Человек тем самым, имея тело и душу, познается и в плане протяженности и в плане мышления. Тело и душа суть разные выражение одной сущности. Познавая тело, мы познаем душу, и наоборот.

Это единство того и другого открывается нам лишь при условии ясного знания, действия интеллектуальной интуиции. Чувственное (низшее по своему значению) знание усматривает только множественность вещей и не способно подняться до их постижения как проявления единой божественной природы. Но именно таким должен быть взгляд на мир подлинной мудрости, которая одновременно преодолевает тщету смутных желаний и рабство у человеческих страстей, и обретает подлинную свободу в спокойном и ясном миросозерцании. Достижение этого состояния есть высшая задача нравственности. В нем и только в нем человек обретает счастье высшего качества - счастье, питаемое интеллектуальной любовью к Богу. Знаменитое изречение Спинозы: “Не плакать, не смеяться, но понимать” - прекрасно передает общий тон свойственного ему интеллектуализма.

Таким образом, Спиноза углубляет звучащую у Декарта тему обретения человеком свободы на путях подчинения разуму человеческих страстей. Убежденность в том, что активность человека определена лишь действием ясных идей разума вело с непреложностью к отождествлению воли и разума, реальной причины и логического основания.

Другим выдающимся представителем рационализма был Г. Лейбниц. Подобно Спинозе он захвачен проблемами, поставленными Декартом. И также как Спинозу его не удовлетворяет решение вопроса об отношении тела и души. Развивая идеи Декарта, он набрасывает отличную и от него, и от Спинозы систему рационализма. Решительно отклонив картезианский дуализм, Лейбниц вместе с тем не приемлет и всепоглощающего пантеизма Спинозы, растворяевшего в Боге все сущее.

Центральное понятие философии Лейбница - понятие монады. Монада - простая неделимая сущность, и весь мир представляет собой собрание монад. Каждая из них замкнута в себе (“не имеет окон” во внешний мир) и неспособна влиять на другие. Бытие монад поглощено внутренней деятельностью представления. Мир монад строго иерархичен. Они располагаются от низших к высшим и венчающей их все - Богу. Низшие монады, образуют собой уровень обычного материального бытия и отличаются исчезающе малой способностью к ясному представлению (“пребывают в смутном сне”), нарастающему по мере восхождения к высшей - Богу. Только последнему принадлежит исчерпывающая полнота представления, ясное знание всего и, как следствие этого, максимум действия, активности. Весь мир монад есть в конечном счете отражение Бога как верховной монады, и в этом заключены основания для развитой Лейбницем концепции философского оптимизма, провозглашающей, что наш мир есть лучший из всех мыслимых миров. Плюралистический мир Лейбница пронизан единством содержания, предустановленной гармонией, олицетворенной верховной монадой. Применительно к проблеме отношения души и тела монадология Лейбница оказывается способом сохранить независимость души и тела и в то же время объяснить несомненный факт согласованности их действий. Поскольку основной вектор совершенства монад направлен от их бессознательного состояния к состоянию совершенного знания, постольку Лейбниц согласен с эмпириками в их утверждении, что чувства - исходная ступень познания. Но только исходная! Поскольку всякая душа - монада, и ее деятельность направлена лишь на самое себя, то познание есть лишь процесс постепенного осознания того, что имеется в состоянии бессознательного. Тем самым Лейбниц вносит некоторые изменения в декартовскую теорию врожденных идей. Последние даются нам скорее как возможность, к которой мы можем придти, как к бессознательному в нас. Такой поворот дела ослаблял силу эмпиристской критики теории врожденных идей, оставляя в неприкосновенности строго автономный характер Разума.

Никола Мальбранш (1638-1715) - главный представитель окказионализма, получившего свое развитие на основе идей картезианства.

Основные произведения Мальбранша: "Разыскание истины" (1675), "Беседы о метафизике и о религии" (1688).

Возникновение окказионализма обязано дуалистической неопределенности Декарта в решении психофизической проблемы. Исходное положение окказионализма: материальная и духовная субстанции сами по себе не могут воздействовать друг на друга в силу своей абсолютной независимости. Но все-таки такое взаимодействие происходит, значит, оно зависит от Бога, только при участии божественной воли происходит взаимодействие духовных и материальных явлении. Бог -единственная причина этого взаимодействия.

Таким образом, если Декарт сводил роль Бога к минимуму и склонялся к деизму, то Мальбранш, напротив, максимилизирует роль Бога, возвращаясь к августианскому пониманию Божеской воли в жизнедеятельности человека.

Мальбранш отрицал существование объективных причинных связей между вещами, так как полагал, что духовная движущая сила тех не находится в движущихся телах, ибо эта движущая сила не что иное как воля Божья. "Единственная причина, - писал он в "Разыскании истины" - не есть реальная и истинная причина, а причина случайная, определяющая решение Творца природы действовать тем или иным образом в том или ином случае". В этих словах сформулирована своего рода "философия случайности" (отсюда название этого течения - окказионализм - учения о случайности), при которой развитие мира не имеет своей самостоятельности, а целиком зависит от Бога.

Отсюда следует и главный гносеологический вывод Мальбранша: познание вещей - это всего лишь наше "видение их в Боге". В то же время Мальбранш сохраняет основные исходные установки Декарта: рационалистическое требование ясности как критерия истинности. Чувственные представления подтверждают существование вещей, но свойства вещей мы познаем посредством идей. Вещи мы воспринимаем ясно и отчетливо, но это свидетельствует лишь об истинности божественных идей, которые отражаются в вещах. Мальбранш защищал в основном пантеизм, в силу чего его книги трижды вносились католической церковью в "Индекс запрещенных книг".

Шарль Луи Монтескье (1689-1755) - представитель философии французского Просвещения. Он происходил из дворянского гасконского рода. Получив классическое и юридическое образование, был на различных должностях в судебных учреждениях, что дало ему возможность изучить юридическую практику Франции того времени. Затем отходит от всего этого и посвящает себя изучению естественных и общественных наук. Первый его литературный опыт - роман "Персидские письма" (1721) - имел огромный успех. В нем он подверг критике феодально-абсолютистский режим. Основной работой Монтескье по праву считается произведение "О духе законов" (1747). Еще он написал "Рассуждение о причина величия и падения римлян" (1734).

В своей социальной философии Монтескье рассматривает причины существования разных форм общества, полагая, что для того, чтобы снять ту или иную форму общественного развития, необходимо почитать то законодательство, которое существует в данном обществе.

Монтескье различал два типа законов, существующих в обществе:

1) "естественные", которые определяются биологическими, природными характеристиками человека и выражают его отношения к природе я к другим людям, но, так сказать, во внеобщественном состоянии;

2) социальные законы.

Монтескье выделял три основных образа правления, существовавших в истории: республиканский, монархический, деспотический. Он полагал что юридические нормы государства определяются формой государства, законы же - это юридические выраженные правила, определяющие отношения между верховной властью и членами общества. Эти законы, согласно Монтескье, формируют политическую свободу, состоящую в том, что каждый имеет право делать все, что дозволено законами.

Смысл концепции Монтескье сводился к утверждению, что законодательства, характерные для определенных форм правления, а именно демократического, монархического и деспотического, детерминированы различными факторами: характером политической власти, почвой, рельефом (т.е. географической средой), нравами, обычаями, религиозными верованиями, численностью населения.

Тем самым Монтескье попытался осознать общество как целое, связанное в единое целым рядом условий, факторов. Эта целостность и определяет, согласно Монтескье, "дух народов". Каждая форма правления - своеобразная структура, все элементы которой взаимосвязаны и необходимы для функционирования целого.

В каждой социальной структуре главным элементом Монтескье считал ту или иную человеческую страсть, которая дает возможность действовать, чтобы сохранить устойчивое состояние. Для республики характерна добродетель, для монархии - честь, для деспотии - страх. Если та или иная "страсть", или психологический принцип, ослабляется, то этот образ правления рушится. Тем самым Монтескье устанавливал определенную зависимость между образами правления и психологией народов, что имело под собой важные основания. Монтескье выводил эти зависимости из географической среды, в которой главную роль играли климат, почва и рельеф местности.

Составная часть учения Монтескье - его концепция "разделения властей", которая в определенной степени была развитием идей Локка. Монтескье указывал, что разделение законодательной, исполнительной и судебной властей должно быть при любой форме правления, как при монархии, так и при демократии. Он писал, что необходимо разделить "власть создавать законы, власть приводить в исполнение постановления общегосударственного характера и власть судить преступления или тяжбы частных лиц". Только подобное государственное устройство, в котором все эти власти разделены, может обеспечить такое положение, "при котором никого не будут понуждать делать то, к чему его не обязывает закон, и не делать того, что закон ему позволяет". Эта концепция Монтескье имела огромное демократическое содержание и не потеряла своего значения до настоящего времени.

 

Общество как целостная саморазвивающаяся система

 

При изучении данной проблемы выделяются два основных аспекта: структура общества и его изменение.

Структура общества, как и всякая природная структура, включает в себя не только отдельные объекты. Общество есть нечто большее, чем просто сумма индивидов. Оно включает в себя реальные отношения, которые и объединяют людей. Поэтому в качестве простейшего приемлемо определение общества как совокупности людей и их взаимоотношений.

Если отдельных людей и их разнообразные объединения обнаружить нетрудно, то связи и отношения между людьми увидеть сложнее, ибо они носят как бы бесплотный, скрытый характер. Именно поэтому огромная роль этих незримых отношений была понята не сразу. В ее оценке немало предрассудков сохраняется и сегодня. Из них наиболее распространены крайний индивидуализм (или социальный нигилизм) и воинствующий коллективизм.

С точки зрения социального нигилизма существуют только отдельные люди, индивидуумы, а общественных связей и, следовательно, общества не существует. В данном случае общество выступает как чистая фикция, удобное слово и ничего более. Следствием подобного индивидуалистического подхода является анархизм, отрицающий существование объективных общественных связей и значение общественных организаций.

С точки зрения крайнего, воинствующего коллективизма, напротив, общество не только существует, но и является более полноценным и высоким, чем индивиды, из которых оно состоит. Существует будто бы только общество и ничего, кроме общества. Отдельные же люди - всего лишь частицы, винтики, "моменты", как выражался Гегель, более широкого целого, подобно тому как ноги и руки человека являются частями его тела. При последовательном проведении эта точка зрения порождает тоталитаризм, подчиняющий себе личность полностью, регулирующий все моменты ее жизни, вплоть до мельчайших.

Оба этих предрассудка, особенно тоталитаризм, послужили идейным источником многих страданий и бед, что лишний раз свидетельствует, насколько опасными могут быть философские, мировоззренческие и идеологические заблуждения.

Современная философия рассматривает человеческое общество как совокупность множества различных частей и элементов. Причем, эти части и элементы тесно связаны между собой, постоянно взаимодействуют. Поэтому общество и существует как единый, целостный организм, как единая система. От других природных систем, в том числе физических и биологических, общество отличается своей особой сложностью и имеет ряд признаков:

1) множественность составляющих общество элементов, подсистем, их функций, связей и взаимоотношений,

2) разнородность, разнокачественность социальных элементов, среди которых, наряду с материальными, имеются и идеальные, духовные.

Особую специфику социальной системе придает уникальность ее главного элемента - человека, обладающего возможностью свободного выбора форм и способов своей деятельности, поведения. Это придает развитию общества большую степень неопределенности, а, следовательно, и непредсказуемости.

По мере выявления философской мыслью сложности и многообразия общественной жизни философы все настойчивее стремились отыскать какое-то общее основание, общий знаменатель, к которому можно было бы свести это многообразие. После долгих дискуссий они в конце концов пришли к общему выводу: все внешне многообразные явления общественной жизни представляют в сущности ту или иную разновидность совместной деятельности людей. Это как бы скрытая, тайная сущность, первооснова, субстанция всего социального.

Однако при всем исключительном значении феномена человеческой деятельности в социальной жизни роль ее все же не следует преувеличивать, а тем более абсолютизировать. Потому что социальная жизнь, основываясь на человеческой деятельности, тем не менее не сводится к ней. Наличие у социальной системы этой единой основы исключает представление о ее многомерности, сложности. Поэтому социальную систему можно понять не только как совокупность отдельных видов деятельности, но и как совокупность отдельных социальных групп или как структуру связывающих эти группы и организации отношений.

Так, в качестве относительно самостоятельного предмета изучения может быть выделена исторически сложившаяся в ходе совместной деятельности людей структура социальных общностей (семья, род, племя, нация, класс, сословия, касты и т.п.). Может быть также специально выделена и рассмотрена структура связей, зависимостей, отношений между людьми по крупным сферам жизнедеятельности общества, таким, как экономическая, политико-правовая, духовная, нравственная, религиозная, эстетическая. Могут рассматриваться как отношения между людьми внутри этих сфер, так и отношениями между самими этими сферами.

Возможен и анализ общества с точки зрения существующих в нем многообразных институтов (различного рода производственные предприятия, учреждения культуры и здравоохранения, центральные и местные органы власти и др.), обеспечивающих устойчивость социальных отношений.

Допустим и иной универсальный, синтетический подход к пониманию структуры общества как состоящей из отдельных личностей; из отдельных коллективов, малых групп; из больших социальных групп и их организаций; из отдельных народов, наций и государств; из международных, межгосударственных объединений и организаций. При таком подходе каждый представитель любого из рассматриваемых уровней выступает в качестве элемента более сложной структурной организации. Причем, каждый элемент структуры находится в системе многообразных связей друг с другом как вертикальных, так и горизонтальных.

Анализ перечисленных многообразных элементов социальной системы составляет, по сути дела, содержание социальной философии. Обратим особое внимание на субстанциональную основу этой системы, т.е. на совместную деятельность людей.

Деятельность определяется как специфически человеческая форма активного отношения к окружающему миру. Содержание ее составляет целесообразное осмысление, изменение и преобразование данного мира. Оно имеется уже в простейшем индивидуальном социальном действии.

Существуют четыре элемента всякой человеческой деятельности - люди, физические вещи, символы и связи между ними. Необходимость их постоянного воспроизводства порождает основные типы общественной деятельности, образующие базовую структуру в многоплановой общественной системе. Соответственно четырем основным элементам простейшего социального действия выделяются и четыре типа или сферы, области общественной деятельности:

·· материальная,

·· духовная,

·· регулятивная, или управленческая,

·· деятельность обслуживания, иногда именуемая гуманитарной, или социальной в узком смысле слова.

Все они не только обеспечивают необходимые условия любой человеческой деятельности, но и одновременно создают предпосылки жизнеспособности общества в целом.

Находясь в единстве и взаимосвязи, отдельные социальные сферы создают общество как единую систему, как целое, как особый организм, обладающий не только свойствами, присущими отдельным его частям, но и такими свойствами, которых нет ни у одной из них. Причем, это целое больше не только количественно, но и качественно, т.е. у системы как целого есть такие качества, свойства, которых нет ни у одной из составляющих частей. Поэтому чтобы понять общество как целое, нужно изучить не только его части, но и выявить особые свойства общества как целого. Что же это за основные свойства общества как целого?

Современная социальная философия выделяет четыре таких свойства:

· · самодеятельность,

· · самоорганизация,

· · саморазвитие,

· · самодостаточность.

Надо отметить, что если первые три из указанных свойств присущи не только обществу в целом, но в той или иной степени и составляющим его сферам, то свойство самодостаточности присуще только обществу в целом. Самодостаточность - это способность системы собственной деятельностью создавать и воссоздавать все необходимые условия своего существования, производить все потребное для коллективной жизни.

Самодостаточность - главное отличие общества от его составных частей. Ни один из типов деятельности не может самостоятельно функционировать, ни одна из отдельных социальных групп не способна выжить "в одиночку", обеспечить себя всем необходимым. Такой способностью обладает лишь общество в целом. Только совокупность всех видов деятельности, все вместе взятые и взаимосвязанные социальные группы и их институты создают общество как самодостаточную социальную систему.

Общество, представляя собой совокупность относительно устойчивых, стабильных структур, не находится тем не менее в состоянии неподвижности, покоя. О нем, как и о природе, можно сказать, что оно постоянно изменяется. Поэтому современные философы достаточно единодушны в том, что рассмотрение общества в статике, т.е. с точки зрения его организации, структуры обязательно должно быть дополнено анализом его динамики, изменения и развития.

Общество - это сверхсложная система, включенная в суперсистему Космоса и Земли и обладающая значительной спецификой в своем происхождении, функционировании и развитии. Источник ее развития представляет собой единство разных сил - природных, собственно социальных и духовных. Соотношение их в ходе истории меняется и никогда не может быть предсказано с абсолютной точностью.

Общество - вероятностная система с еще далеко не полностью реализованными потенциальными возможностями и с закономерной непредсказуемостью многих событий. Есть основания полагать, что мировая цивилизация в целом находится на рубеже, когда необходимо без промедления решать глобальные проблемы современности и определять новые горизонты развития. Это заставляет по-новому взглянуть на процессы взаимодействия культур и цивилизаций, религий и моральных учений, политических и экономических концепций.

Человечество способно выжить, развиваться и эволюционировать при исключении насилия как пути решения всех проблем общества и обеспечения права каждого человека и биосферы в целом на существование в соответствии с их предназначением и сущностью.

 





sdamzavas.net - 2020 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...